ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → Код жизни. Изменить все

Код жизни. Изменить все

21 февраля 2020 - Надежда Рыжих

                                                                (Продолжение)

 

            На заре Лейв оделся. Взял немного вещей и ушел в лес, не дождавшись Эрны. Та еще спала.

            Но не спала Марфа.

        Она промучилась всю ночь и встала еще затемно. Вышла на полянку у дома и стояла под звездами, глядя в небо. Часть ее души, с переживаниями и приятными моментами оставалась здесь, и ей было немного грустно. В лесу далеко хрустнула ветка, и она стала смотреть в ту сторону, прислушиваться, но чуткая тишина вновь окутала лес... Заалел горизонт и чирикнула птичка. Потом еще... и еще, и со всех сторон понеслись звуки просыпающейся природы... Отчетливо хрустнула ветка. Снова. Где-то в глубине леса. Марфа затаила дыхание и прислушалась. На полянку вскоре вышел мужчина, которому таиться не было резона.

            - Лейв?! - удивилась она. - В такую рань?..

            -  Не мог спать, - просто сказал он, - потому что боялся опоздать. Потом неожиданно вспомнил, что мне обещана прогулка. Самое подходящее время, думаю. Пока мы одни.

            - Да-да. Есть неподалеку болотце...

            - Буду рад увидеть то, что видели солнечные глаза прекрасной Марфы. Это скрасит суровые будни холодного времени моего тоскливого одиночества.

            Девушка смутилась и промолчала.

            Под ногами хрустела белесая трава, обильно усыпанная каплями утренней росы. Деревья расступались перед ранними визитерами, а кусты они сами старательно обходили, чтобы не задеть мокрые ветки, способные обрушить на людей холодный душ.

            - Вчера... отказался от наследования, и брат займет мое место. Обескуражен он сильно, но это пройдет! - внезапно поделился Лейв.

            - Как?! Нельзя этого делать ни в коем случае! - вскрикнула пораженная Марфа. - Каждый хорош на своем месте. Вас готовили с детства на эту роль. У вас блестящее будущее.

            - То, что радовало раньше, вдруг показалось несущественным, утратило свою прелесть. Жизнь как-то резко изменилась.

            - Но не закончилась же! Высокий статус наследника предполагает выбор достойнейшей жены, а это очень важно, так как вся жизнь еще впереди и счастье, любовь в ней немаловажны. Как бы я к вам ни относилась, но это неправильно по отношению к народу вашего мира. Одумайтесь! Пересмотрите решение.

            - Невозможно! Возврата слова не приемлю. Выбор состоялся. А насчет достойнейшей жены... Я воспылал душой, но был отвергнут категорически. Зачем иллюзия счастья, если нет самого счастья?! 

            - Нашлась глупышка-дурнушка, посмевшая отказать столь высокому лицу?! Невероятный случай! Что с ней теперь будет? Не ждет ли ее гильотина, не сошлют ли на соляные копи или определят в пещеры к диким зверям? - зачастила она, почувствовав непонятную горечь после его признательных слов.

            - Она - не глупышка! - воскликнул Лейв, не обращая внимания на колкости.

.           - Не знаю, что на меня нашло, - стушевалась Марфа. - Простите за глупые слова! Не должна... какое мое дело, если кто-то... там...

            - Ни слова больше! Странно застывшее видение за частоколом растений и есть болото?

            - Болото... Оно особенное. Придете сюда летом и поймете, почему, и если будете наблюдательны, оно подскажет, как себя вести.

            - Летом... летом - это слишком далеко во времени. Разве возможно столько прожить?!

            В его взгляде отчетливо читалась тоска. И душу ее затопила жалость... Эта извечная женская жалость, когда хочется помочь непременно! Видимо, она отразилась на ее лице, поэтому он взглянул более внимательно:

            - Нам... будет не хватать... вас. Жаль, народ мой сам виноват и я... тому причиной.

            - Вы вели себя так, как привыкли, а я... я воспитывалась в другой среде и у нас не принято подобное поведение. С тех пор вы изменились, и я рада, что это произошло.

            - Меня изменила ты, Хедд Марфа. Теперь уходишь, а мне с этим жить...

            - Не желаете обойти болото? - перебила его Марфа, чувствуя себя неловко.

            - С тобой, хоть куда, - заявил он бодрым голосом, стараясь перебороть отвратительное настроение: она не желала ничего о нем знать.

            Они надолго замолчали. Сосредоточенно выбирали, куда ступать и куда - ни в коем случае. Оглядывали лозу, раздвигали ее руками, присматривались неизвестно к чему. И казалось, что ничего иного обоих не интересует, но каждый, при этом, перемалывал в мозгу сказанные слова и, испытывая непонятный стыд, пытался мысленно на них отвечать, и в мыслях все выглядело намного умнее, и не так горестно.

            -  Какая девушка посмела вам отказать?   

       Слова вылетели из ее уст помимо воли. Она желала бы откусить себе кончик легкомысленного языка, чтоб неповадно было ему впоследствии городить всякую чушь.

            Он посерьезнел. Заглянул ей в глаза.

            - Ты... отказала...

            - Я... не... - поразилась она.

            - ... и жизнь моя рухнула...

            - Мне очень жаль! Правда!

            - Что с женской жалостью делать заинтересованному мужчине?! Из отвращения вырастить чувства невозможно! Я помню твое лицо, когда вразумляла нас, указывала на непочтительность к матушке и бестактность.

            - И... собираетесь жить в лесу? Это... правда? Все... бросили, и в этом я... виновата?! - залепетала она жалобно, переполняясь состраданием и горечью.

            - Я не виню... Так сложилось...

            Напряжение в его лице, фигуре она вынести не могла. Все, что угодно, но не страдающий по ее вине человек! Когда отчитывала, как мальчика, в присутствии суровых воинов, не думала, что так сильно повлияет на его судьбу... Ей дали свыше шанс изменить все в своей жизни ради созидания, из человеколюбия, но не во вред другим. Мурашки побежали по ее коже. Она подумала, что сама палку перегнула и то, что из этого получилось, обязана исправить немедленно. 

            - О, эти невозможные обстоятельства! - воскликнула, приняв моментально решение. - Если сложились, не спросясь, имеем право на обратный ход, насколько возможно. Понимаете?

            - Не понимаю, - растерялся Лейв.

            - Если вам все равно, где жить, пойдемте с нами. И посланницам Небес нужна защита! Родину сможете навещать, как пожелаете, - в этом вам никто не откажет. Представьте, как живете отшельником и постепенно становитесь лесным духом. Бр-р-р... Ну, что?

            - Я... согласен, моя Госпожа!

            - Какая я вам...

            - Так переводится твое имя, - пояснил он.

            - Ну, если переводится! - засмеялась она, и он присоединился к ней, и это показалось старушке сладчайшей музыкой. Великая и Мудрая бродила вокруг дома и ожидала Эрну, а та уже шла, одна, так как ничего не боялась и раньше, но всегда мечтала о романтичном сопровождении. И она тоже услышала отголоски далекого смеха в столь раннее утро, и немного поразмышляла о природе безудержного веселья. Вспомнила взлохмаченного Бруни в постели и почувствовала себя вдруг счастливой. Не так и много нужно порой для невероятного счастья!

            А льдинка в груди Марфы внезапно растаяла и унеслась прочь холодным ветром поздней осени. И стало так легко, так весело ей, что неожиданно для себя выпалила:

            - Я рада, что смогла приободрить вас! Хотите научу древнему ремеслу землян, чтобы нескучно было в промозглую погоду?

            - Не знаю. Все так неожиданно! Из старой жизни выпал, а в новую не попал. Был готов к переменам, но перевернулось все, буквально, с ног на голову. Думал о потере, но теперь смогу видеть каждый твой день, несравненная. Не дала впасть в меланхолию безвозвратно... и неожиданно дружелюбна... ласкова...

            - Матушка поведет нас в мир, где все похоже на сказку, - затараторила Марфа, боясь услышать еще что-нибудь. - Говорит, люди - маленькие, природа - изумительная, а у вас чудная лоза растет. Вам не нужно в селение?

            - Нет. Я пришел совсем. Вещи оставил у тропы, под деревом.

            "Марфа, возвращайся", - настойчиво застучало в ее голове.

            - Пора, матушка зовет.

            - Я не слышал!

            - Она мысль послала.

            - Вы читаете мысли друг друга?!

            - Я только учусь, но кое-что улавливаю...

            - Прости, не должен был... С надеждами, притязаниями... к недосягаемой звезде...

            - Не вводите меня в краску, Лейв! Призрачный свет далекой звезды, скорее... Не из вашего народа я, и потому - другая... Либо принимаете, как есть, либо нет...

            - Читать мысли - это, это... Прости, оробел, - признался он смущенно, и Марфа захохотала, так как чего угодно ожидала, но не мальчишеских высказываний. Смех ее оказался заразительным, и он вновь присоединился.

            - Подай руку, - вдруг сказала она просто, переходя на "ты", - будь галантным кавалером.

             

            Старушка любовалась восходом, прищурив глаза, и читала смятенные мысли ученицы с большим удовольствием. Они подходили друг другу, только Марфа не понимала этого. То, как легко нашли общий язык, когда сумела понять и простить наследника, вселял надежду на будущее парочки.    Эрна же, присев на крылечко, потому что торопиться внутрь дома не было необходимости, внезапно увидела, как со стороны болот показались непримиримые враги.

            - Бабушка, они не повредились умом? Надышались вредными испарениями... и вот результат - идут рядышком, разговаривают.

            -  Что ты, дитя, выдумываешь?!

            - Матушка, - не доходя нескольких шагов до них, воскликнула Марфа, - пора в путь?!

            - Куда торопиться, милая? Простимся, как полагается, за столом, с последними напутствиями. На новом месте у нас сразу же возникнут дела. Лейв, куда ты?!

            - За вещами, матушка.

            - Какими вещами? - не поняла Эрна. Марфа погладила ее по руке и промолчала. Старушка доставала чашки и так внимательно рассматривала, будто и не чашки это, вовсе. Затем около часа просидели они за столом - пили чай, ели пирожки, не спрашивая, откуда те взялись, и по большей части молчали.

            - Пожалуй, пора, - сказала, наконец, Мать матерей. - В дорогу дальнюю и свет не близкий?!

            - Что вы говорите, матушка? - улыбнулась Марфа. - Ехать никуда не придется. Раз - и там!

            Они переглянулись и встали. На глазах Эрны сверкнули слезы.

            - Я уже скучаю! - молвила она шепотом и трагично сложила руки на груди.

            - Не нужно, дитя! Смотри, где мы будем.

            Открывшийся по мановению руки старушки проход брызнул яркими красками. На фоне серости здешней поздней осени это зрелище показалось восхитительным. Эрна ахнула от восторга. Лейв остолбенел. Он не понимал, что видит, и ему это зрелище привиделось неизвестно откуда взявшейся живой картиной, которой здесь изначально не было. Затем подумал, что, наверняка, она была, но стены он же не рассматривал, так как все время смотрел на Марфу... Неожиданно старушка вошла в картину, будто так и должно быть, обернулась, махнула рукой, приглашая. Он поморгал глазами, сомневаясь в своих видениях.

            "Это уже было... где-то, когда-то", - вдруг понял он, но вспомнить не смог.

            Почувствовав, что с Лейвом творится что-то неладное, Марфа подхватила одной рукой его вещи, другой - самого и потянула за собой. Он не сопротивлялся и в полубессознательном состоянии оказался рядом со старушкой. Марфа подвела к ней Лейва, бросила вещи на зеленую траву и резким движением руки закрыла проход, помахав на прощание Эрне, которая посылала вслед горячие поцелуи и рыдала белугой.

            - История свершилась, матушка! - воскликнула  затем решительно, гордо расправив плечи. - Впереди новая жизнь, а Лейву... нужны травки для поднятия жизненного тонуса, так как он выпал из реальности. Не ожидала, иначе бы подготовила! Возможно, думал, что полетим каким-то образом... или пойдем... в небо, а там калитка... Что-то я нервничать начинаю.

            Великая и Мудрая с изумлением наблюдала за ними. Как она могла не заметить, не понять, что собирается сделать ее ученица? Вероятно, эмоциональное объяснение с Эрной в тот момент сыграло свою отвлекающую роль.

            - Марфа! - ахнула старушка, наконец. - Высшие знали, кем меня наградить. Истинная посланница Небес! Похлопай Лейва по щекам, а лучше поцелуй - так он быстрее в себя придет.

            - Думаете?! - нахмурилась девушка.

            - А что думать?! При шоковом состоянии обычные меры не помогают, уж, поверь моему опыту. Нужно то, чего он, ну, никак не ожидает.

            - Вышибать клин клином?! Матушка!

            - Милая, а что делать?! На что-то решаясь, продумывай сначала. Вспомни себя. Когда тебе было непросто, я поясняла и поясняла, а ты была сейчас легкомысленна. Прежде всего, он - неискушенный человек, и только после - мужчина раздражающий и играющий на нервах.

            - Хорошо, - пробурчала Марфа недовольно и коснулась холодных губ Лейва. Тот вздрогнул и потянулся к ней неосознанно. Чувствуя свою вину, она не отстранилась и позволила ему поцеловать себя, но когда он приобнял ее покрепче, стала вырываться.

            - Спасибо и за маленький глоток, - шепнул он ей на ушко и неохотно отпустил. - Умоляю, прости меня за те неказистые и высокомерные слова, что позволил себе в первый день нашего знакомства! Я все осознал.

            Марфа заалела от смущения и кивнула.

            - Вот и ладненько! - одобрила Мать матерей. - Лейв вернулся к нам человеком и можно двигаться дальше. У меня здесь присмотрено глухое местечко, средь деревьев - переростков. Вам может не понравиться, но тишь там совершеннейшая. Население не шумливое. Живет тесно. Работает на земле. В сумерках по домам сидит. Однажды наблюдала за ними. Из укрытия. Все было хорошо, пока светило с неба, но внезапно ударил гром и такие вопли понеслись, что я сама испугалась. Народец мчался по домам с невероятной прытью, как великие бегуны, - даже завидки взяли. Ах, как давно это было!

            - Матушка, так это же ненормально! Жить в подобной благодати и бояться?! Откуда страх? 

            - Грешна, не разобралась! Вроде, никто не нападал на них. Разрушений, пепелищ не обнаружила. Жили, как жили: много смеялись, работали весело, обнимались, прощаясь... А благодать истинная!

             - Кудрявые кустарнички?!

            - Маленькие?! Поверь, и деревца кудрявые, если поднимешь голову от земли и взглянешь вверх. Они не так высоки, как мы привыкли, но нас скрывают, а это сейчас главное. Что опять не так, Лейв?

            - Трудно принять очевидное. Только был... там, а уже здесь. Живая картина внезапно стала объемным и сказочно цветным, сочным  миром. Слушаю вас, верю, и вдруг мысль нет-нет и проскользнет, что все это - иллюзия.

            - Скажу Марфе, чтобы ущипнула тебя пребольно, если не перестанешь сомневаться. Она это сделает! Отомстит за всех обиженных женщин, что были и что еще будут.

            - Матушка! - поразилась ученица.

            - Марфа, не сотрясай понапрасну воздух - пошутила я. Такие вы напряженные, дети!  Расслабьтесь. Рассмотрите кудрявую поросль под ногами. Ни одного стволика или стебелька прямого не найдете, ни единого цветка. Все закручено, заверчено трогательно прекрасно. А цвета, оттенки радужные, столь невероятно яркие, только здесь. Повторюсь. Миров много, разнообразных, порой, невероятных красок, но подобной яркости больше нигде не встретится.

            - Это рай! - молвил Лейв бодро. Он больше не озирался, как загнанный зверь, не хмурился недоуменно. С поцелуем Марфы к нему пришло понимание, что он - не сошел с ума и девушка вполне реальна. Вспомнил, как Марфа ускользала от него, когда он не смог извиниться, а все что-то пытался объяснить.

            - Рай... - эхом повторила она, наклонилась и стала рассматривать незнакомую букашку.

            - К тебе приползет, - заметила старушка, - если задержишься рядом. Они чувствуют душевное тепло и проникаются любовью. Что мы замешкались? Идемте, идемте... По травке. Тропок нет. Пружинистым шагом. Не забыли, что жилища готовить нужно?

            - Жилища? - удивилась девушка.

            - Конечно! Не пристало молодой девице жить в доме с холостым мужчиной, если он - не жених. Идите за мной. След в след. Меньше урона нанесем природе. Там, где остановимся, каменистая почва, и по большей части, все скрадывает, а нам придется быть незаметными первое время. Боюсь, будет шоком для бедняг, если обнаружимся случайно. Трое великанов! Как бы не натворили дел с испугу!

            - Прятаться все время не сумеем! А если Марфа покажется первой? Посидит или полежит на валуне  в горах подальше от жилищ, непостоянно, но так, чтобы заметили... день, два... три, не делая резких движений, улыбаясь...

            - Почему не ты?

            - Я - мужчина. Возможная угроза. А нежная девушка может удивить размерами, но не намерениями. Позже к ней присоединитесь вы, матушка. Как только привыкнут, явлюсь я. На несколько дней. И только потом можем вставать при них, приходить, уходить. В какой-то момент спустимся вниз. Для более близкого знакомства, но... медленно, осторожно... Присмотримся и поймем, в чем у них нужда, и подарим...

            - Вижу, польза от тебя уже есть, Лейв. Так и поступим. Что это мы стоим снова?

            Великая и Мудрая улыбнулась сразу всеми морщинками своего лица и побрела дальше. Марфа взглянула искоса на красноречивого спутника и, заметив его изучающий взгляд, отвернулась. Он остановился и пропустил ее вперед. Она восприняла это, как должное, - так всегда поступали защитники.

 

                                                                            (Продолжение следует)

© Copyright: Надежда Рыжих, 2020

Регистрационный номер №0468061

от 21 февраля 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0468061 выдан для произведения:

На заре Лейв оделся. Взял немного вещей и ушел в лес, не дождавшись Эрны. Та еще спала. Но не спала Марфа. Она промучилась всю ночь и встала еще затемно. Вышла на полянку у дома и стояла под звездами, глядя в небо. Часть ее души, с переживаниями и приятными моментами оставалась здесь, и ей было немного грустно. В лесу далеко хрустнула ветка, и она стала смотреть в ту сторону, прислушиваться, но чуткая тишина вновь окутала лес... Заалел горизонт и чирикнула птичка. Потом еще... и еще, и со всех сторон понеслись звуки просыпающейся природы... Отчетливо хрустнула ветка. Снова. Где-то в глубине леса. Марфа затаила дыхание и прислушалась. На полянку вскоре вышел мужчина, которому таиться не было резона.

            - Лейв?! - удивилась она. - В такую рань?..

            -  Не мог спать, - просто сказал он, - потому что боялся опоздать. Потом неожиданно вспомнил, что мне обещана прогулка. Самое подходящее время, думаю. Пока мы одни.

            - Да-да. Есть неподалеку болотце...

            - Буду рад увидеть то, что видели солнечные глаза прекрасной Марфы. Это скрасит суровые будни холодного времени моего тоскливого одиночества.

            Девушка смутилась и промолчала.

            Под ногами хрустела белесая трава, обильно усыпанная каплями утренней росы. Деревья расступались перед ранними визитерами, а кусты они сами старательно обходили, чтобы не задеть мокрые ветки, способные обрушить на людей холодный душ.

            - Вчера... отказался от наследования, и брат займет мое место. Обескуражен он сильно, но это пройдет! - внезапно поделился Лейв.

            - Как?! Нельзя этого делать ни в коем случае! - вскрикнула пораженная Марфа. - Каждый хорош на своем месте. Вас готовили с детства на эту роль. У вас блестящее будущее.

            - То, что радовало раньше, вдруг показалось несущественным, утратило свою прелесть. Жизнь как-то резко изменилась.

            - Но не закончилась же! Высокий статус наследника предполагает выбор достойнейшей жены, а это очень важно, так как вся жизнь еще впереди и счастье, любовь в ней немаловажны. Как бы я к вам ни относилась, но это неправильно по отношению к народу вашего мира. Одумайтесь! Пересмотрите решение.

            - Невозможно! Возврата слова не приемлю. Выбор состоялся. А насчет достойнейшей жены... Я воспылал душой, но был отвергнут категорически. Зачем иллюзия счастья, если нет самого счастья?! 

            - Нашлась глупышка-дурнушка, посмевшая отказать столь высокому лицу?! Невероятный случай! Что с ней теперь будет? Не ждет ли ее гильотина, не сошлют ли на соляные копи или определят в пещеры к диким зверям? - зачастила она, почувствовав непонятную горечь после его признательных слов.

            - Она - не глупышка! - воскликнул Лейв, не обращая внимания на колкости.

.           - Не знаю, что на меня нашло, - стушевалась Марфа. - Простите за глупые слова! Не должна... какое мое дело, если кто-то... там...

            - Ни слова больше! Странно застывшее видение за частоколом растений и есть болото?

            - Болото... Оно особенное. Придете сюда летом и поймете, почему, и если будете наблюдательны, оно подскажет, как себя вести.

            - Летом... летом - это слишком далеко во времени. Разве возможно столько прожить?!

            В его взгляде отчетливо читалась тоска. И душу ее затопила жалость... Эта извечная женская жалость, когда хочется помочь непременно! Видимо, она отразилась на ее лице, поэтому он взглянул более внимательно:

            - Нам... будет не хватать... вас. Жаль, народ мой сам виноват и я... тому причиной.

            - Вы вели себя так, как привыкли, а я... я воспитывалась в другой среде и у нас не принято подобное поведение. С тех пор вы изменились, и я рада, что это произошло.

            - Меня изменила ты, Хедд Марфа. Теперь уходишь, а мне с этим жить...

            - Не желаете обойти болото? - перебила его Марфа, чувствуя себя неловко.

            - С тобой, хоть куда, - заявил он бодрым голосом, стараясь перебороть отвратительное настроение: она не желала ничего о нем знать.

            Они надолго замолчали. Сосредоточенно выбирали, куда ступать и куда - ни в коем случае. Оглядывали лозу, раздвигали ее руками, присматривались неизвестно к чему. И казалось, что ничего иного обоих не интересует, но каждый, при этом, перемалывал в мозгу сказанные слова и, испытывая непонятный стыд, пытался мысленно на них отвечать, и в мыслях все выглядело намного умнее, и не так горестно.

            -  Какая девушка посмела вам отказать?    Слова вылетели из ее уст помимо воли. Она желала бы откусить себе кончик легкомысленного языка, чтоб неповадно было ему впоследствии городить всякую чушь.

            Он посерьезнел. Заглянул ей в глаза.

            - Ты... отказала...

            - Я... не... - поразилась она.

            - ... и жизнь моя рухнула...

            - Мне очень жаль! Правда!

            - Что с женской жалостью делать заинтересованному мужчине?! Из отвращения вырастить чувства невозможно! Я помню твое лицо, когда вразумляла нас, указывала на непочтительность к матушке и бестактность.

            - И... собираетесь жить в лесу? Это... правда? Все... бросили, и в этом я... виновата?! - залепетала она жалобно, переполняясь состраданием и горечью.

            - Я не виню... Так сложилось...

            Напряжение в его лице, фигуре она вынести не могла. Все, что угодно, но не страдающий по ее вине человек! Когда отчитывала, как мальчика, в присутствии суровых воинов, не думала, что так сильно повлияет на его судьбу... Ей дали свыше шанс изменить все в своей жизни ради созидания, из человеколюбия, но не во вред другим. Мурашки побежали по ее коже. Она подумала, что сама палку перегнула и то, что из этого получилось, обязана исправить немедленно. 

            - О, эти невозможные обстоятельства! - воскликнула, приняв моментально решение. - Если сложились, не спросясь, имеем право на обратный ход, насколько возможно. Понимаете?

            - Не понимаю, - растерялся Лейв.

            - Если вам все равно, где жить, пойдемте с нами. И посланницам Небес нужна защита! Родину сможете навещать, как пожелаете, - в этом вам никто не откажет. Представьте, как живете отшельником и постепенно становитесь лесным духом. Бр-р-р... Ну, что?

            - Я... согласен, моя Госпожа!

            - Какая я вам...

            - Так переводится твое имя, - пояснил он.

            - Ну, если переводится! - засмеялась она, и он присоединился к ней, и это показалось старушке сладчайшей музыкой. Великая и Мудрая бродила вокруг дома и ожидала Эрну, а та уже шла, одна, так как ничего не боялась и раньше, но всегда мечтала о романтичном сопровождении. И она тоже услышала отголоски далекого смеха в столь раннее утро, и немного поразмышляла о природе безудержного веселья. Вспомнила взлохмаченного Бруни в постели и почувствовала себя вдруг счастливой. Не так и много нужно порой для невероятного счастья!

            А льдинка в груди Марфы внезапно растаяла и унеслась прочь холодным ветром поздней осени. И стало так легко, так весело ей, что неожиданно для себя выпалила:

            - Я рада, что смогла приободрить вас! Хотите научу древнему ремеслу землян, чтобы нескучно было в промозглую погоду?

            - Не знаю. Все так неожиданно! Из старой жизни выпал, а в новую не попал. Был готов к переменам, но перевернулось все, буквально, с ног на голову. Думал о потере, но теперь смогу видеть каждый твой день, несравненная. Не дала впасть в меланхолию безвозвратно... и неожиданно дружелюбна... ласкова...

            - Матушка поведет нас в мир, где все похоже на сказку, - затараторила Марфа, боясь услышать еще что-нибудь. - Говорит, люди - маленькие, природа - изумительная, а у вас чудная лоза растет. Вам не нужно в селение?

            - Нет. Я пришел совсем. Вещи оставил у тропы, под деревом.

            "Марфа, возвращайся", - настойчиво застучало в ее голове.

            - Пора, матушка зовет.

            - Я не слышал!

            - Она мысль послала.

            - Вы читаете мысли друг друга?!

            - Я только учусь, но кое-что улавливаю...

            - Прости, не должен был... С надеждами, притязаниями... к недосягаемой звезде...

            - Не вводите меня в краску, Лейв! Призрачный свет далекой звезды, скорее... Не из вашего народа я, и потому - другая... Либо принимаете, как есть, либо нет...

            - Читать мысли - это, это... Прости, оробел, - признался он смущенно, и Марфа захохотала, так как чего угодно ожидала, но не мальчишеских высказываний. Смех ее оказался заразительным, и он вновь присоединился.

            - Подай руку, - вдруг сказала она просто, переходя на "ты", - будь галантным кавалером.

             

            Старушка любовалась восходом, прищурив глаза, и читала смятенные мысли ученицы с большим удовольствием. Они подходили друг другу, только Марфа не понимала этого. То, как легко нашли общий язык, когда сумела понять и простить наследника, вселял надежду на будущее парочки.    Эрна же, присев на крылечко, потому что торопиться внутрь дома не было необходимости, внезапно увидела, как со стороны болот показались непримиримые враги.

            - Бабушка, они не повредились умом? Надышались вредными испарениями... и вот результат - идут рядышком, разговаривают.

            -  Что ты, дитя, выдумываешь?!

            - Матушка, - не доходя нескольких шагов до них, воскликнула Марфа, - пора в путь?!

            - Куда торопиться, милая? Простимся, как полагается, за столом, с последними напутствиями. На новом месте у нас сразу же возникнут дела. Лейв, куда ты?!

            - За вещами, матушка.

            - Какими вещами? - не поняла Эрна. Марфа погладила ее по руке и промолчала. Старушка доставала чашки и так внимательно рассматривала, будто и не чашки это, вовсе. Затем около часа просидели они за столом - пили чай, ели пирожки, не спрашивая, откуда те взялись, и по большей части молчали.

            - Пожалуй, пора, - сказала, наконец, Мать матерей. - В дорогу дальнюю и свет не близкий?!

            - Что вы говорите, матушка? - улыбнулась Марфа. - Ехать никуда не придется. Раз - и там!

            Они переглянулись и встали. На глазах Эрны сверкнули слезы.

            - Я уже скучаю! - молвила она шепотом и трагично сложила руки на груди.

            - Не нужно, дитя! Смотри, где мы будем.

            Открывшийся по мановению руки старушки проход брызнул яркими красками. На фоне серости здешней поздней осени это зрелище показалось восхитительным. Эрна ахнула от восторга. Лейв остолбенел. Он не понимал, что видит, и ему это зрелище привиделось неизвестно откуда взявшейся живой картиной, которой здесь изначально не было. Затем подумал, что, наверняка, она была, но стены он же не рассматривал, так как все время смотрел на Марфу... Неожиданно старушка вошла в картину, будто так и должно быть, обернулась, махнула рукой, приглашая. Он поморгал глазами, сомневаясь в своих видениях.

            "Это уже было... где-то, когда-то", - вдруг понял он, но вспомнить не смог.

            Почувствовав, что с Лейвом творится что-то неладное, Марфа подхватила одной рукой его вещи, другой - самого и потянула за собой. Он не сопротивлялся и в полубессознательном состоянии оказался рядом со старушкой. Марфа подвела к ней Лейва, бросила вещи на зеленую траву и резким движением руки закрыла проход, помахав на прощание Эрне, которая посылала вслед горячие поцелуи и рыдала белугой.

            - История свершилась, матушка! - воскликнула  затем решительно, гордо расправив плечи. - Впереди новая жизнь, а Лейву... нужны травки для поднятия жизненного тонуса, так как он выпал из реальности. Не ожидала, иначе бы подготовила! Возможно, думал, что полетим каким-то образом... или пойдем... в небо, а там калитка... Что-то я нервничать начинаю.

            Великая и Мудрая с изумлением наблюдала за ними. Как она могла не заметить, не понять, что собирается сделать ее ученица? Вероятно, эмоциональное объяснение с Эрной в тот момент сыграло свою отвлекающую роль.

            - Марфа! - ахнула старушка, наконец. - Высшие знали, кем меня наградить. Истинная посланница Небес! Похлопай Лейва по щекам, а лучше поцелуй - так он быстрее в себя придет.

            - Думаете?! - нахмурилась девушка.

            - А что думать?! При шоковом состоянии обычные меры не помогают, уж, поверь моему опыту. Нужно то, чего он, ну, никак не ожидает.

            - Вышибать клин клином?! Матушка!

            - Милая, а что делать?! На что-то решаясь, продумывай сначала. Вспомни себя. Когда тебе было непросто, я поясняла и поясняла, а ты была сейчас легкомысленна. Прежде всего, он - неискушенный человек, и только после - мужчина раздражающий и играющий на нервах.

            - Хорошо, - пробурчала Марфа недовольно и коснулась холодных губ Лейва. Тот вздрогнул и потянулся к ней неосознанно. Чувствуя свою вину, она не отстранилась и позволила ему поцеловать себя, но когда он приобнял ее покрепче, стала вырываться.

            - Спасибо и за маленький глоток, - шепнул он ей на ушко и неохотно отпустил. - Умоляю, прости меня за те неказистые и высокомерные слова, что позволил себе в первый день нашего знакомства! Я все осознал.

            Марфа заалела от смущения и кивнула.

            - Вот и ладненько! - одобрила Мать матерей. - Лейв вернулся к нам человеком и можно двигаться дальше. У меня здесь присмотрено глухое местечко, средь деревьев - переростков. Вам может не понравиться, но тишь там совершеннейшая. Население не шумливое. Живет тесно. Работает на земле. В сумерках по домам сидит. Однажды наблюдала за ними. Из укрытия. Все было хорошо, пока светило с неба, но внезапно ударил гром и такие вопли понеслись, что я сама испугалась. Народец мчался по домам с невероятной прытью, как великие бегуны, - даже завидки взяли. Ах, как давно это было!

            - Матушка, так это же ненормально! Жить в подобной благодати и бояться?! Откуда страх? 

            - Грешна, не разобралась! Вроде, никто не нападал на них. Разрушений, пепелищ не обнаружила. Жили, как жили: много смеялись, работали весело, обнимались, прощаясь... А благодать истинная!

             - Кудрявые кустарнички?!

            - Маленькие?! Поверь, и деревца кудрявые, если поднимешь голову от земли и взглянешь вверх. Они не так высоки, как мы привыкли, но нас скрывают, а это сейчас главное. Что опять не так, Лейв?

            - Трудно принять очевидное. Только был... там, а уже здесь. Живая картина внезапно стала объемным и сказочно цветным, сочным  миром. Слушаю вас, верю, и вдруг мысль нет-нет и проскользнет, что все это - иллюзия.

            - Скажу Марфе, чтобы ущипнула тебя пребольно, если не перестанешь сомневаться. Она это сделает! Отомстит за всех обиженных женщин, что были и что еще будут.

            - Матушка! - поразилась ученица.

            - Марфа, не сотрясай понапрасну воздух - пошутила я. Такие вы напряженные, дети!  Расслабьтесь. Рассмотрите кудрявую поросль под ногами. Ни одного стволика или стебелька прямого не найдете, ни единого цветка. Все закручено, заверчено трогательно прекрасно. А цвета, оттенки радужные, столь невероятно яркие, только здесь. Повторюсь. Миров много, разнообразных, порой, невероятных красок, но подобной яркости больше нигде не встретится.

            - Это рай! - молвил Лейв бодро. Он больше не озирался, как загнанный зверь, не хмурился недоуменно. С поцелуем Марфы к нему пришло понимание, что он - не сошел с ума и девушка вполне реальна. Вспомнил, как Марфа ускользала от него, когда он не смог извиниться, а все что-то пытался объяснить.

            - Рай... - эхом повторила она, наклонилась и стала рассматривать незнакомую букашку.

            - К тебе приползет, - заметила старушка, - если задержишься рядом. Они чувствуют душевное тепло и проникаются любовью. Что мы замешкались? Идемте, идемте... По травке. Тропок нет. Пружинистым шагом. Не забыли, что жилища готовить нужно?

            - Жилища? - удивилась девушка.

            - Конечно! Не пристало молодой девице жить в доме с холостым мужчиной, если он - не жених. Идите за мной. След в след. Меньше урона нанесем природе. Там, где остановимся, каменистая почва, и по большей части, все скрадывает, а нам придется быть незаметными первое время. Боюсь, будет шоком для бедняг, если обнаружимся случайно. Трое великанов! Как бы не натворили дел с испугу!

            - Прятаться все время не сумеем! А если Марфа покажется первой? Посидит или полежит на валуне  в горах подальше от жилищ, непостоянно, но так, чтобы заметили... день, два... три, не делая резких движений, улыбаясь...

            - Почему не ты?

            - Я - мужчина. Возможная угроза. А нежная девушка может удивить размерами, но не намерениями. Позже к ней присоединитесь вы, матушка. Как только привыкнут, явлюсь я. На несколько дней. И только потом можем вставать при них, приходить, уходить. В какой-то момент спустимся вниз. Для более близкого знакомства, но... медленно, осторожно... Присмотримся и поймем, в чем у них нужда, и подарим...

            - Вижу, польза от тебя уже есть, Лейв. Так и поступим. Что это мы стоим снова?

            Великая и Мудрая улыбнулась сразу всеми морщинками своего лица и побрела дальше. Марфа взглянула искоса на красноречивого спутника и, заметив его изучающий взгляд, отвернулась. Он остановился и пропустил ее вперед. Она восприняла это, как должное, - так всегда поступали защитники.

 

                                                                            (Продолжение следует)

 
Рейтинг: 0 92 просмотра
Комментарии (1)
Надежда Рыжих # 13 октября 2020 в 21:22 0
Нежданно-негаданно и случились перемены...