ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Глава 1. Пятьдесят третий.

 

Глава 1. Пятьдесят третий.

9 февраля 2014 - Александр Шен
article187833.jpg
Прощай родной Падан-Арам, здравствуй магический Исраэль. Здесь всё не так, как у людей. Зато звёзды - почти рядом!
 
Александр Шен
Том первый.
Даниэль бен Ашер. Галактическая разведка.
 
 
В вечный путь, не зная срока
 Сам себя благослови
 Есть же где-нибудь дорога
 От любви к любви.
 
Константин Никольский.
 
Глава 1. Пятьдесят третий.
 
Это случилось в самом конце летнего месяца сивана. Началась сильная гроза, и отец пошел отвязать ослика. Молния попала в отца, когда он стоял на железном пути. И теперь непонятно было, как жить, что будет с их семейным делом. Коэн на похоронах сказал, что передал код шестьдесят шесть через королевских сигнальщиков. Это означает особый несчастный случай, и теперь мама ждала  королевских чиновников, чтобы решить,   что делать дальше. Ждать пришлось долго, с тех пор прошло уже три месяца. В конторе стражников в Шуре сказали, что ждут королевского мага и без него ничего решить нельзя. Между тем деньги, вырученные от последней продажи металла, подходили к концу.
Дани уже перестал плакать; надо было обслуживать плотину – время от времени смазывать шестерни водного привода, запускать мех домны и токарный станок. «От бездействия механизмы портятся», – так учил отец. Он набрал в маслёнку минерального масла из бочки и отправился на обход. Когда все было смазано, Дани поднялся на верхнюю площадку плотины и воротом поднял задвижку. Вода устремилась в колодец, и механизмы пришли в движение. Вернувшись в мастерскую, Дани включил рычагом сцепление токарного станка. Планшайба начала быстро вращаться и, судя по звуку, всё было нормально. Ударил колокол на воротах. Мальчик выключил станок и пошёл посмотреть, кто пришел. Мама уже открыла дверь. Вошли два незнакомых человека. Наверное, это были они – королевские служащие.
– Мир вашему дому! Госпожа Ада иша Ашéр, урождённая бат Леви, мы не ошиблись?
– Да, это я, и вам мир, господа. Добро пожаловать на семейный завод Элиава бен Ашера. Проходите в дом, разрешите предложить вам скромную трапезу.
– Позвольте представиться, я – королевский маг – Шиммон бен Эйфа, а это королевский законник – Ариэль бен Ирмияху.  
На вид магу было лет двадцать пять, законник выглядел ещё моложе, одеты они были в форменные костюмы королевских чиновников, в руках по чемоданчику, похожему на те, с которыми приходят королевские медики.
Мама провела гостей в дом,  усадила за стол и подала пресные лепёшки с молоком.
– Благодарим вас, госпожа Ада, – сказал законник, покончив с едой, – можем ли мы теперь приступить к делу?
– Да, конечно, господин Ариэль, я вас слушаю.
– Итак, у вас полная семья, двое детей, я запишу их имена, назовите, пожалуйста.
– Сын – Даниэль бен Ашер и дочка – Эстер бат Ашер.
– Их возраст?
– Сыну восемь лет, дочке одиннадцать.
– Дочка ходит в школу?
– Да, на общие предметы.
– Какие? Назовите, пожалуйста.
– Письменность, счет, изучение растений, изучение животных, начала медицины, мироустройство.
– Мальчик должен поступить в школу в этом году, не так ли? Что он будет изучать?
– То же, и ещё физику и химию.
– Эллинский и романский языки?
– Языки наших врагов? Нет, я думаю – обойдёмся, тем более что, слава Всесильному, наши угнетатели исчезли из этого мира.
– Но оставили много мудрости в библиотеках.
– Я думаю – это для королевских магов, а всё, что нам, простым людям, нужно, уже переведено на арамейский.
– Что ж, не буду настаивать. Прежде, чем мы приступим к изучению и оценке вашего хозяйства, скажите, как вы думаете поступить с вашим предприятием?
– Я бы хотела продать завод и купить небольшую ферму. Металлургический завод и добычу руды мне одной с детьми не потянуть. Я, конечно, знаю, как готовить шихту для домны и проводить плавку – в семейном деле важно уметь подменить друг друга, если кто-то заболеет или поранится. Но на мне еще и козы, и готовка, и стирка, и продажа металла и изделий.
– Извините, господин Ариэль, можно я спрошу?
– Да, Дани, спрашивай.
– Если бы мы могли нанять какого-нибудь парня взрослого и сильного в помощники, я бы мог научить его как всё делать, меня папа учил, я все запомнил! Тогда бы нам не пришлось продавать завод. Ведь ещё дед моего деда нашел это рудное место и начал строить это хозяйство. Металл стоит дорого, и помощнику досталась бы хорошая доля от выручки!
– Увы, дружок, закон запрещает использовать наёмный труд. Только силами одной семьи может обслуживаться любое предприятие.
– Но это же странно! Если бы нас было больше, то и сделать мы могли бы больше и больше заработать!
– Ты умный мальчик! Но король считает, и у него есть на то причины, что важнее не то, сколько вы сделаете и заработаете, а то, чтобы подданные оставались здоровыми и жили в здоровой природной среде. Извините, госпожа Ада, но я обязан спросить. О повторном замужестве вы не думали? Вы могли бы сохранить дело и получить право на рождение ещё одного ребенка.
– Нет, конечно! Я очень любила Эли и останусь ему верной женой. Он ждет меня на небесах!
– Что ж, похвально! Приступим. Вы покажете мне дом и подсобное хозяйство, а Шиммон пусть займется изучением собственно завода. Дани, ты сможешь всё показать нашему магу?
– Да, конечно, пойдёмте, господин Шиммон.
– Начнем, пожалуй, с двигателя.
Мальчик повёл гостя под плотину в помещение рабочего колеса, само колесо было закрыто, но главный вал весело вращался под шум воды.
– Дани, я не пойму, у вас привод верхнего боя или нижнего, тут всё закрыто.
– Там чертёж на стене, посмотрите. Это папа нарисовал для меня.
Маг вгляделся в рисунок. «Да это же настоящая гидротурбина, ничего себе простые технологии Падан-Арама!», –  подумал он.
– Господин маг, а гидротурбина – это хорошо или плохо?
– Я сказал: «Гидротурбина?»
– Да.
– Ну… это впечатляет! Это хорошо, но… необычно! Пойдём дальше. Покажи, пожалуйста, образцы металла.
– Тогда надо пройти в кузницу, я проведу.  Здесь вот домна, она в высоту  сорок локтей, дальше печь для варки стали, а вот и кузница. Вот смотрите – это поковки  простой стали, а вот это – твердая сталь для инструментов и оружия.
Маг открыл свой чемоданчик, вынул прибор для экспресс-анализа состава сплавов по спектру и включил его.
– Что это, господин Шиммон!
– Это? О, это магический прибор! Сейчас мы узнаем, каково качество вашей продукции. Он коснулся электродами поверхности полоски металла, и произошла вспышка. Через минуту на экране появились результаты. «Так, что мы имеем», – подумал он про себя, – «Железо, конечно,  углерод – немного, марганец, никель – до полпроцента, хром – четыре, ванадий – три и, опа, вольфрам – аж девять процентов!» [Названия элементов переведены с арамейского для простоты понимания].
– Дани! Как же вам удалось сделать такой качественный металл?
– Все дело в тяжелой руде, которую мы добавляем в шихту, потом ещё в домну подается водяной пар, а потом то, что получилось, ещё раз переплавляется в особо жаркой печи, не в домне – в  другой, и ещё туда подается газ от селитры.
– А селитру где берете?
– Покупаем, ведь это очень дорогой металл, сталь высшего качества, ее хорошо покупают, но, чтобы её сварить, надо постараться.
– А что за тяжёлая руда?
– Ну… это такая чёрная, хрупкая, с блеском и очень тяжёлая, она не похожа на железную, её надо брать в дальнем забое. Тоже труд нелёгкий! Там нет железного пути, и приходится грузить в мешки и возить на ослике.
–  Не покажешь мне кусочек?
– Сейчас!
Мальчик сбегал к домне и принёс кусок породы.
Шиммон опять использовал свой магический прибор. «Так… железная и марганцевая соли вольфрамовой кислоты, понятно… отличная вольфрамовая руда – вольфрамит», – подумал Шиммон.
– Дани! Богатая руда, качественная сталь! Казна даст хорошие деньги за ваш завод. А что ты называешь железным путём?
– Это такой путь из железных балок, уложенных на брёвнышки. Они прибиты гвоздями.  На балках стоит тележка с железными колёсиками и тянуть её довольно легко, так что ослик может привезти сразу много руды. У нас такой путь проложен от основного забоя до дробилки. Хотите посмотреть?
– Да, конечно.
– Пойдёмте. Вот смотрите, вам нравится?
– Очень!
«Семья изобретателей!», – подумал маг. –  «Наверное, и дети такие же талантливые. Жалко, что нельзя взять их на континент».
– Господин Шиммон, а что такое вольфрам?
– Откуда ты это узнал?!
– Вы говорили.
– Я говорил?! Я не… ну, хорошо. Вольфрам – это такой металл, который придаёт вашей стали твёрдость и качество, он входит в состав вашей стали, около девяти сотых частей, понимаешь?
– Да, вот только сейчас дошло, девять процентов – это девять сотых.
– А как называется ваша тяжелая руда?
– Вольфрамит, кажется, так вы говорили…
– Дани! Ты все запоминаешь с первого раза?
– Но разве это плохо?
– Нет, конечно же, нет, но это необычно! Давай пройдёмся, прогуляемся немного и поговорим.
Они вышли за заводской двор и пошли по тропинке, поднимающейся по склону горы. Сверху открывался дивный вид на долину реки Прат. Легкий ветерок шелестел листвою в кустах, орёл в небе высматривал себе добычу. Под кустом спала, свернувшись калачиком, кошка, похожая на маленького тигра. Тропинка повернула к берегу реки, она вела на плотину.
– Скажи Дани, а где же трубы от домны и сталеварной печи, я не вижу их?
– Дымоходы проложены вверх по склону горы, они присыпаны землёй и камнями, так что их не видно. А там вот, выше локтей на триста, они выходят на поверхность.
– Очень изобретательно! Скажи, пожалуйста, а сестра твоя – Эстер,  хорошо учится?
– Очень хорошо, всё время приносит десятки по всем предметам.
– Дани, я вот что думаю, ты, по-моему, необычный мальчик, и у тебя определенно есть способности к магии. И, если ты не против, я бы хотел проверить эти твои способности.
– Нет, я не против!
– Вот смотри.
Он вынул из кармана спутниковый коммуникатор.
– Это магическая вещь, с её помощью я могу поговорить с моим другом на очень большом расстоянии. Я сейчас его вызову.
Шиммон вызвал из памяти прибора номер своего друга. Через некоторое время тот ответил.
– Мир тебе, Ноах! Я сейчас на службе в Падан-Араме, и мне нужна твоя помощь! Удели мне несколько минут. У меня, кажется, особый случай, код – три семерки! Это мальчик восьми лет. Имя, данное при брит миле – Даниэль, родовое имя – Ашер.
– Ты хочешь, чтобы я попробовал связаться с ним через ментос?
– Да, именно! Ты можешь выйти из-под ментального экрана?
– Я сейчас в загородном доме, здесь нет экрана. Уточни место и дату рождения.
– Дани, ты родился в Шуре?
– Да, там есть специальный родильный дом.
– А когда твой день рождения?
– Двадцать пятого Адара.
– Принято, Шимми, теперь дай фото мальчика.
– Дани посмотри сюда, слушай, что тебе скажет господин Ноах и постарайся повторить вслух.
– Да, да, я слышу! Он говорит: «Новый нанопроцессор «Шеифа-17» имеет на борту шестьдесят четыре тераседа памяти, рабочую частоту ядра семнадцать гигаос, оптический ввод – вывод, разрешение аналого-цифрового преобразователя – полтора седа. Количество устройств на сохранение  средней стандартной личности – всего двенадцать штук. Средняя скорость поездов на участке магистрали Шинар – Келах достигла трехсот пятидесяти километров в час. Сегодня прибывает грузовой космолёт из системы Нод с партией палладия». Если честно, я почти ничего не понял, господин Шиммон!
– Это нормально! Это он прочитал новости из города магов. Но ты молодец! Ноах, ты слышал это? 
– Шимми! Стопроцентный результат! Подтверждаю твои три семерки. Это потрясающе. Теперь нас станет пятьдесят три. Ты должен привезти его сюда, как хочешь, любыми способами. Такая удача, Шимми!
– Мне нужна всего лишь небольшая хорошая ферма на нашем материке, желательно недалеко от города и с несложным уроком. Переедет семья из трех человек: мама и двое детей.
– Уже бегу, Шимми! Ты же знаешь, Большой Совет всё сделает ради такого случая. Я тебя умоляю, только не потеряй его, охраняй эту семью, может прислать подкрепление?
– Мы с Ариэлем справимся! Угрозы нет. До связи, друг мой.
Шиммон выключил коммуникатор. Лицо его сияло. «Однако надо предупредить Ариэля», – подумал он.
– Дани, если мы дойдём до плотины, мы сможем спуститься вниз?
– Да, там есть лестница.
– Нам надо вернуться в дом. Скажи, пожалуйста, случались ли какие-либо преступления в этих местах?
– Да, в прошлом году двое бродяг хотели ограбить дом. Им нужны были деньги, но мы отбились, и всё благодаря моей подруге Бильхе. Они неслышно перелезли через стену ночью, когда все спали. Но Бильха не спала. Она подкралась сзади и вцепилась когтями в попу одного из грабителей. Он страшно заорал и выронил топор. Поняв, что им не поживиться, грабители бросились к стене, но тут папа выскочил с арбалетом и всадил стрелу в ногу второму. Кое-как перевалившись через стену, они исчезли в темноте. Утром отец съездил в Шур и вернулся с королевскими стражниками. С ними были и два следопыта с рысями. Стражники поймали бандитов, нашли их в лесу по следам крови.
– Выходит, нам надо быть осторожнее, золото мы сюда не повезём. Ариэль подготовит королевский вексель, и по нему ваша семья получит золото уже на новом месте, на вашей новой ферме. Ноах уже подыскивает хороший вариант. А кто такая, эта твоя Бильха?
– О, вы её ещё не видели! Это красавица пума, наша любимица. Она днём спит,  а ночью охотится на крыс и охраняет дом.
Шиммон нащупал во внутреннем кармане сонер. «Интересно, действует ли он на кошек?» – подумал он. – «Надо было взять ещё и мур-генератор».
– Не бойтесь, господин маг, Бильха очень умная и понимает людские намерения.
«Да… вот и экранирующей шапочки у меня нет», – сказал он про себя.
Они спустились  с плотины и минут через пять вошли в дом.
– Ну, Ари, как дела?
– Дом осмотрели, данные для расчёта я записал и, ты не поверишь, здесь живёт ручная пума! Она имеет статус домашнего любимца,  то есть королевские медики сделали ей все прививки, и семья может взять её с собой на новое место.
– Да, про пуму я уже знаю от Дани, но ты имей в виду, она не зря здесь живет. В прошлом году была попытка ограбления. И у меня ещё одна новость! Госпожа Ада, Эстер, Дани вы все должны знать. Дани получает статус ученика магической школы. Его способности подтверждены моим другом, старшим королевским магом Ноахом бен Даном.
– Ничего себе, вот это новость! – сказал Ариэль, садясь на стул.
– Так что, Ари,  возвращайся срочно в Шур, сделай сегодня же расчёт стоимости владения семьи, кстати, производству я даю высшую категорию металлургического завода и рудным залежам тоже. Вот результаты анализов для расчёта стоимости завода и шахты. Подготовь королевский вексель, добавь повышающий коэффициент два, вместо подъёмных денег. И не сомневайся, мы имеем код три семерки. И вот ещё, привлеки пятерых королевских стражников. Трое останутся здесь, на заводе, двое будут сопровождать меня и семью до королевских территорий. Послезавтра приезжай сюда со стражниками и большой каретой. Надо торопиться. Я остаюсь здесь. Ноах возложил на меня ответственность за операцию по эвакуации. Госпожа Ада, дети – собирайтесь! Ферма для вас будет приобретена  на королевских территориях, чтобы Дани и Эстер  могли посещать школу магии.  С собой берите только самое заветное, и только то, что сможете унести сами. Для Бильхи надо сделать поводок, ошейник и что-то вроде намордника, в дороге она может испугаться незнакомых шумов.
– Можно вопрос, господин Шиммон? – сказала Ада.
– Разумеется!
– А Эстер  тоже имеет способности к магии?
– Она ведь хорошая ученица, не так ли? И этого достаточно, чтобы учиться вместе с братом. У Дани же имеются способности особого рода, очень ценные для королевской службы, поэтому всё так серьёзно с вашим переселением.
– Шимми, ты проводишь меня до магистральной дороги?
– Да, Ари, пойдём прогуляемся.
Они вышли во двор, оглядываясь по сторонам и невольно опасаясь за свои попы. За воротами они перевели дух и отправились вниз по просёлочной дороге.
– Шимми, напомни мне, что значит три семерки?
– Ах, Ари! Ари! Ты что, пропустил инструктаж, когда отправлялся на практику в Падан-Арам?
– Но ведь их много, кодов-то этих, все не запомнишь!
– Дани – телепат высокого уровня. Кстати, у тебя нет индивидуальных экранов?
– Но ведь здесь их никто не носит!
– Если Дани сейчас не занят и мысленно концентрируется на наших лицах или именах, то он вполне может услышать, о чём мы тут беседуем.
– На каком же расстоянии он может услышать мысли?
– Точно никто не знает, километра три – четыре, может быть. Дистанция непосредственной связи зависит от силы телепата. А вот с другим телепатом он может связаться через ментос на расстоянии тысяч световых лет. И поскольку ментос находится вне поверхности текущего момента, эта связь очень быстрая. Мы ещё не изобрели технических средств связи ни через гиперпространство, ни через субпространство, поэтому-то телепаты так ценятся.
– И как же ты узнал, что он телепат?
– По ходу знакомства с производством я про себя комментировал увиденное или измеренное, а он слышал мои мысли, как будто я говорил вслух, и переспрашивал непонятные ему слова. Он даже сам, наверное, не всегда понимал, что сказано вслух, а что про себя. Вот я и решил его проверить. Вызвал Ноаха по коммуникатору и попросил его связаться с Дани через ментальную сеть, ну, дал ему фото мальчика, имена, дату и место рождения. И что ты думаешь, Ноах прочитал ему мысленно несколько новостей с экрана своей машины, а Дани повторил это вслух, слово в слово.  Ноах все это слышал через коммуникатор и был сражён наповал. Представь себе, еще один телепат дальней космической связи, как и сам Ноах, – пятьдесят третий в нашей истории. Если Дани овладеет космическими профессиями, если он захочет выбрать судьбу космонавта, любой капитан почтёт за счастье видеть его на своём борту!
– Это потрясающе!
– Скажи, Ари, ты видел эту пуму – Бильху?
– Да, она красавица, а зубищи какие! Во какие.
Он показал примерно четыре сантиметра.
­– Знаешь, Ари, я, пожалуй, попрошу у Ноаха карточку особых полномочий, чтобы меня с этим зверем не выгнали из дворца при отъезде. Он тебе пришлет на коммуникатор изображение, а ты его напечатай. Ведь в конторе королевских стражников, наверное, есть типограф?
– Есть-то, он есть, но достаточно ли у них воды, чтобы запустить гидрогенератор.
– Пусть качают хоть всю ночь, нам нужен этот документ!
Шиммон вызвал Ноаха.
– Ну, как дела, дружище?
– Прекрасно! Ферма нашлась и, к тому же, рядом с Шинаром. Прежние владельцы, точнее управляющие, решили стать космонавтами и отправились на Эден-два. Ферма называется Авив. В тридцати пяти километрах от города есть станция Адма и городок при ней. Туда сходятся ветки местных железных дорог. Такая же дорога проложена на ферму, до неё около пятидесяти километров. В городке есть средняя школа, а в Шинаре – космическая академия. Все как надо сложилось. Кстати, ты получишь премию в размере годового оклада – две тысячи четыреста шекелей золотом. Ариэль тоже получит, как твой напарник, но меньше. Урок фермы состоит в производстве рапсового масла для резервной моторной энергостанции и обслуживании мотор-генераторов. Твоя миссия продлится три месяца, ты должен их всему научить.
– Ноах! Мне нужна карточка особых полномочий с королевской печатью и подписью.
– Это не проблема. Ещё что-нибудь? 
– Ещё частный вагон, обязательно с ванной, наполненной песком, и мур-генераторов пару, на всякий случай.
– Это ещё зачем?
– У детей есть ручная пума. Её статус в порядке, но везти такого зверя в купейном вагоне нельзя.
– Пума! Это же надо! Ладно, вагон так вагон. Хочешь, я тебе свой пришлю?
– Нет, лучше не твой. А карточку пришли на коммуникатор Ариэля. Он напечатает её, когда вернётся в Шур. Я остаюсь с семьей.
– Ладно, до связи.
– До связи.
Тем временем напарники дошли до магистральной дороги. Кареты в сторону Шура проезжали довольно часто.
– Ну вот, я обо всем договорился, – сказал Шиммон, – тормози вот эту, побольше. Удачи тебе, Ари, у тебя много работы, а я пойду знакомиться с Бильхой.
– До послезавтра, Шимми!
Шиммон вернулся на завод Ашеров. Вечерело. Ада с Эсти пошли доить коз. Дани во дворе играл с Бильхой. Она бегала за огромной костью, видимо от коровы, приносила её мальчику, а он снова кидал. Увидев незнакомца, пума кинулась к нему. У Шиммона упало сердце.
– Бильха! Это друг. Познакомься!
Пума остановилась, потом медленно подошла и принюхалась.
– Господин Шиммон! Протяните руку, дайте ей понюхать.
Шиммон был не в восторге от этой идеи, но делать нечего! Пума долго нюхала руку, а потом потерлась об неё щекой.
 – Ты моя умница, Бильха. Ну вот, господин Шиммон, теперь вы свой, домашний. Можете её погладить.
У Шиммона на душе вдруг стало спокойно.  Он присел и погладил зверю шейку, потом почесал за ухом. Бильха довольно уркнула. Знакомство состоялось, теперь можно было хотя бы за это не опасаться. Огромная кошка прекрасно слушалась Дани. Из сарая, в котором жили козы, вышла Ада с кувшином молока в руках.
– Господин Шиммон! Пойдемте ужинать, у нас есть ореховый пирог, сыр и молоко.
– Мам, можно я быстренько схожу на охоту, подстрелю какого-нибудь зайца, или косулю?
– Нет, Дани, – сказал Шиммон, – давай уже не будем рисковать. Послезавтра у вас  будет много денег, и ты сможешь купить любую еду.
– Дани, пошли Бильху, – сказала Ада.
– Мам, она же принесёт только ползайца!
– Что я тебя не знаю?! Ты  всё равно отдал бы ей половину.
– Бильха! Ищи зайца, половину можешь съесть!
Пума подбежала к мальчику и села. Дани присел к ней, погладил по голове и, глядя прямо в глаза, повторил: «Принеси ползайца, Бильха, и не задерживайся».  Зверь сорвался с места и перемахнул через стену.
– И что, действительно принесёт? – спросил Шиммон.
– Да, господин маг, – сказала Эстер, подходя к остальным, – Дани с Бильхой хорошо понимают друг друга, она и меня слушается.
– Пойдемте поужинаем, – сказала Ада, – а зайца я приготовлю утром к завтраку –  он будет без головы и без живота, но все остальное Бильха принесёт.
На следующее утро позавтракали жареным зайцем с лепёшками.
– Благодарю вас, госпожа Ада, – сказал Шиммон, выходя из-за стола. – А теперь, Дани, ты мне должен помочь в составлении инструкции по обслуживанию механизмов завода. Ты будешь рассказывать и показывать, а я запишу твой рассказ в память магического устройства.  Этот видеодокумент мы оставим королевским стражникам и будущим владельцам завода.
– А что это – видеодокумент?
– Ну… это запись звука и движущегося изображения.
– А разве это возможно?
– Да, ведь маги весьма преуспели в создании всяких диковинных устройств, но скоро ты всё это будешь изучать и, со временем, перестанешь удивляться.
Весь день Дани с Шиммоном записывали видео, а потом просматривали его на экране коммуникатора. Мама с дочкой кормили и доили коз, потом занялись сборами в дорогу. Незаметно наступил вечер. Дани с нетерпением ждал отъезда. Ему удалось уговорить Бильху надеть ошейник и приучить её ходить рядом на поводке, но идея с намордником потерпела полный провал.
– Ладно, обойдёмся без намордника, – разрешил, наконец, маг. – Пойдёмте уже спать, завтра в дорогу.
Утром после завтрака Шиммон собрал всех во дворе. Команда выглядела довольно внушительно, вся семья оделась в кожаные штаны и куртки – это была походная одежда мастеровых. У Ады на поясе висел меч мужа в ножнах. Её тёмно-каштановые, почти чёрные, прямые густые волосы с природным блеском, удерживались кожаным ремешком. Рыжеволосая красавица Эстер повесила на плечо отцовский арбалет и колчан, на поясе висела женская мамина сабля. У Дани был собственный арбалет, колчан и большой нож в ножнах на поясе. Кроме того, у каждого был за спиной мешок – с водой во флягах, едой на один день и заветными вещицами. Кожаные дождевые шляпы с полями и шнурками были завязаны поверх мешков. Бильха с ошейником и поводком сидела рядом и делала умный вид. Шиммон остался доволен осмотром своих подопечных.
Ариэль не заставил себя долго ждать. Вскоре у ворот ударил колокол, Ада открыла.
– Мир вам, госпожа Ада. Вот, принимайте сменщиков, – сказал Ариэль.
– Мир вам, господа.
Во двор, кроме Ариэля, вошли шестеро королевских стражников в форме. Все они были молоды, не старше двадцати лет, среди них – две девушки. Бильха даже ухом не повела, сидела и довольно жмурилась – видимо, Ариэль раздобыл в конторе стражников мур-генератор.
– Мир вам, господин Шиммон. Я десятник Натан бен Перец. Готов приступить к охране и поддержанию объекта. В моем подчинении две девушки, имеющие опыт по уходу за домашними животными: Мириам бат Палтиэль и Серах бат Ури. Они будут заботиться о козах и осликах. Двое из моих ребят будут сопровождать вас до границы королевских территорий.
– Отлично, десятник. Вот возьмите, это видеоинструкция по заводу.
Шиммон отдал стражнику блок электро-полевой памяти от коммуникатора.
– О! Благодарю вас, господин маг. Это очень кстати.
– Я уверен, вы отлично справитесь.
– Господа и дамы,  карета подана, прошу всех садиться, – закричал Ариэль. – Время не ждёт! На сегодня путь не близкий, документы и деньги передам в карете.
За воротами стояла карета с гербом королевской почты, запряженная четверкой лошадей. Путники начали рассаживаться. Эстер с мамой сели на переднее сиденье. Дани с Шиммоном – на заднее. Бильху уложили на пол. Стражники заняли место кучера. Ариэлю места не досталось, и он стоял на подножке.
– Так, дамы и господа, – он открыл свой чемоданчик. – Это, госпожа Ада, ваш вексель на получение золота за ваше хозяйство. Вам причитается шесть миллионов двести тысяч шекелей золотом. Вексель именной, и вы его сможете восстановить, если что-то с ним случится. Вот это ваши удостоверения личности, они необходимы для въезда на королевские территории.
Он раздал детям и маме красивые карточки с фотографиями и напечатанными именами. Карточки были закатаны в негорючую полиимидную плёнку, и на каждой была королевская печать.
– Никогда не видела ничего подобного, – удивилась Ада. – Как вы это сделали?
– Не удивляйтесь, это всё магия.
– А почему тут написано Ада бат Леви?
– На королевских территориях так принято. В документах, по закону этих мест, указывается родовое имя, как для девушек, так и для замужних женщин, чтобы не было путаницы. Так, теперь каждый возьмите по кошельку. Там по восемьдесят шекелей золотом и ещё по двадцать серебром. Если с каретой в дороге что-то случится или кто-либо из вас потеряется, то он должен добраться на дилижансе или попутной карете до королевского дворца. Там вас будут ждать. Ферма, на которой вы будете жить – это казённое предприятие с уроком, поэтому ничего платить за неё не нужно. С вами, госпожа Ада, будет заключён договор на управление фермой. За исполнение урока вы будете получать оклад – двести шекелей в месяц. И любое подсобное товарное или натуральное производство – это ваше право. Это – описание фермы, почитать, чтобы не скучно было в дороге. Теперь с тобой разберёмся, Шимми. Вот тебе карточка особых полномочий и ещё вот возьми – это портативный мур-генератор. Заряда хватит на десять дней, правда радиус действия небольшой – пятнадцать метров. Ну и, наконец, твои командировочные – четыреста шекелей. Я возвращаюсь в Шур, а ты, Шимми, надеюсь, тоже вернёшься, когда выполнишь миссию. Всё, трогай, Гавриэль.
Ариэль спрыгнул с подножки, и карета покатилась по просёлочной дороге.
– Господин Шиммон, а что такое мур-генератор? – поинтересовалась Эстер.
– Это, Эсти,  такой магический прибор. Он успокаивающе действует на всех кошек, служит для защиты от хищников, если ты отправляешься в лес, например. Если у тебя включён мур-генератор, то ни одна кошка, даже тигр или ягуар, на тебя не нападёт, может только подойти и приласкаться.
Дети и мама провожали грустными взглядами знакомые места.
– Ничего, друзья, не хандрите. Вы отправляетесь в магический мир! Перед вами откроются широчайшие возможности, – сказал Шиммон и задумался о своём: «Да… вот уже сто пятьдесят лет стукнуло, а жены я так и не нашёл, может здесь, в Падан-Араме, мне повезёт, наконец. Жалко, что Ада не хочет замуж. Она красивая... А может попросить продлить миссию на неопределённый срок? Детей надо подготовить к школе, всему научить, да и Ада не сразу научится справляться с техникой. Надо узнать, есть ли на этой ферме ещё ресурсные вакансии? Если есть,  попрошусь в инструкторы, а потом… всё может быть!»
Вскоре карета свернула на магистральную дорогу, ведущую в Бейт-Эль. Дети с интересом смотрели в окна. Ада углубилась в изучение описания фермы.
– Господин Шиммон, а сколько нам ехать? – спросил Дани.
– Королевский дворец находится сразу за Бейт-Элем. Мы едем туда, там у нас пересадка на другой транспорт. До Бейт-Эля десять дней пути пешком. Это по-нашему двести восемьдесят километров. Мы приедем туда через два дня, учитывая остановки на питание и ночлег.
– А сколько это километр, и что за другой транспорт?
–  Километр – это, Дани, примерно две тысячи локтей, привыкай к магической системе мер. Первая станция через пять – шесть часов. Там мы поменяем лошадей, поедим, накормим зверя, ну и сделаем всё остальное, что нужно. Что касается другого транспорта, то пусть это будет небольшим сюрпризом для вас. Наберись терпения и вскоре ты всё узнаешь.
Время летело незаметно, дети продолжали зачарованно смотреть на медленно проплывающие за окном пейзажи. День был красивым, ясным.  Шел осенний месяц элуль – последний месяц года. Ада, начитавшись малопонятного текста, закрыла папку и клюнула носом. Бильха мирно спала на полу кареты, маг оставил мур-генератор включенным. Так они доехали до первой станции.
– Госпожа Ада,  станция, просыпайтесь надо всех накормить. Дани, буди Бильху, и пойдёмте в столовый зал.
 
Станция представляла собой постоялый двор с конюшнями, лавками, складами. Гостиница была построена из камня. Открыв тяжелую дубовую дверь, путники вошли в коридор, ведущий в столовый зал.
– С котами нельзя! – завопил привратник.
– Нам можно! – ответил маг и сунул ему под нос карточку особых полномочий. –    К тому же это кошка, а не кот.
Они прошли в зал. Народу было много, но свободный стол всё же нашелся. Семья расселась за столом. Дани усадил Бильху на пол рядом с собой.
– Хорошо бы руки помыть, – сказала Ада.
– Нет! – испугался Шиммон. – Не уходите без меня, мало ли что может произойти. Вот спирт, протрите руки, и всё будет в порядке.
Он достал из внутреннего кармана куртки небольшую флягу и поставил на стол.  Из второго кармана он достал сонер и сунул его в правый рукав. Островитяне обычно лояльно относились к королевским служащим, но магов они недолюбливали. Они считали, что магия это то же самое, что и колдовство, а колдовство запрещала Тора.
– Я пойду сделаю заказ, – сказал Шиммон. – О деньгах не беспокойтесь, – мои командировочные предполагают покрытие всех дорожных расходов.
Он подошёл к стойке, за которой пожилой сохер протирал полотенцем керамические кружки.
– Мир вам, господин маг, – он прекрасно разбирался в форменных различиях королевских служащих. – Что будете заказывать?
– И вам мир, господин сохер. Пожалуйста, шесть порций жареной индейки за тот столик, штуку хлеба, шесть порций яблочного сока, маленький кувшинчик оливкового масла, большой кувшин свежей воды.  Манэ [2.3 кг]  свежей сырой говядины в миске для нашей кошечки.
Шиммон показал карточку особых полномочий и ему. Сохер не стал спорить.
– Будет сделано, господин маг. Шейхара не хотите?
– Мы не употребляем спиртное.
– С вас восемьдесят пять агор, – сказал сохер, произведя вычисления на счётах. [Агора – мелкая серебряная монета, одна сотая золотого шекеля.]
Шиммон достал свой увесистый кошелёк и бросил на стойку один золотой. Сохер отсчитал мелочь. И вдруг маг услышал, точнее почувствовал в голове, голос Дани. Он понял, что мальчик обращается к нему мысленно.
– Господин маг, берегитесь! Тот фермер, молодой с усами, хочет отобрать кошелёк, он бродяга. У него выкидной нож в рукаве. Отпустите Бильху – выключите свой прибор, я помогу.
Шиммон понял, что мальчик говорит о мур-генераторе. «Ладно», – подумал он, и щёлкнул движком выключателя. Не успев обернуться и осмотреться, он получил удар по голове и оказался на полу. Бродяга выхватил кошелек и дал дёру. Перевернувшись на живот, Шиммон нажал на кнопку сонера, целясь в убегающего. Здоровый детина рухнул на пол как подкошенный. В зале все притихли. Шиммон поднялся и подобрал кошелёк. Все люди смотрели на него.
– Вы убили его!.. Своим колдовством! – нервно сказал один из парней.
– Нет, он только уснул, он без сознания – можете убедиться!
– Негоже убивать людей, господин маг! – крикнул, поднимаясь, один из посетителей. – За грабеж другое наказание полагается, ведь так? Вы таким образом нас тут всех перебьёте! Мы свои права знаем. Так просто это вам не сойдёт.
Встали еще несколько человек. Эстер выбежала из зала, но этого никто не заметил.
– Свяжем его, – сказал дюжий фермер.
– Нет! Не смейте его трогать. Этот маг наш гость! – воскликнула Ада и обнажила меч.
Только на вид Ада была хрупкой стройной молодой женщиной, которую невольно хотелось защитить. Под одеждой скрывались крепкие руки опытной фехтовальщицы, не раз дававшей отпор подвыпившим парням на базаре в Шуре.
– А… мастеровые защищают магов!
Тут из-под стола вылезла Бильха, в ошейнике, но без поводка. Раскрыв пасть, она грозно зашипела, так что мурашки поползли по спинам фермеров.
– Кто хочет быть растерзанным на кусочки может попробовать напасть! – почти шепотом сказал Дани. – Мне стоит только дать ей команду.
Тут в зал вошли два королевских стражника и Эстер.
– Что здесь происходит? – спросил начальственным тоном Гавриэль.
– Попытка ограбления, – сказал Шиммон. – Я уложил этого парня за нападение, а теперь меня хотят связать за убийство.
– Шуах, посмотри его.
Второй стражник проверил пульс лежащего бродяги.
– Он жив, но без сознания. Когда он очнётся?  – спросил он, обращаясь к Шимону.
– Часа через два.
– Мы арестовываем его за покушение на ограбление, – объявил Гавриэль всем присутствующим, закидывая руки за спину бродяги и защёлкивая на них наручники. – Сохер, помогите нам. Его надо запереть. За ним приедет конвой, а у нас особая миссия. Кто ещё не понял, слушайте внимательно! Эта семья мастеровых и маг под охраной короля. Инцидент исчерпан! Всем разойтись!
Втроём стражники и сохер вынесли из зала бесчувственное тело. Передав сигнальщику код восемнадцать, стражники вернулись и уселись за стол. Первой обед принесли Бильхе – его не надо было готовить. Подали напитки, а через полчаса и индейку. Путники пообедали впопыхах и покинули, наконец, неприветливую гостиницу. В карете  Шиммон ругал себя как мог.
– Это всё моя вина! Простите, госпожа Ада! Простите, пожалуйста, я подверг вас всех неоправданному риску. Мне надо было дождаться, пока стражники управятся с лошадьми и пойти в зал уже вместе с ними.
– Ах, господин маг! Подобные случаи в Падан-Араме в порядке вещей. Вы заметили, что на мне меч? Так вот – это не просто так, люди, увы, завистливы, и надо быть готовой ко всему. Вы умеете фехтовать?
– Нас обучали, конечно, но боюсь, я не преуспел в этом деле, поэтому я маг, а не стражник или медик, или законник. Они умеют драться по-настоящему, а мне остаётся только уповать на магию. А вот Дани оружие даже не нужно. Они с Бильхой наведут ужас на кого угодно! Как тебе удаётся так умело управлять её поведением?
– Я не управляю, я её просто мысленно прошу сделать так или иначе. Бильха умеет разговаривать, передавая мысли картинками и иногда даже словами, то есть она знает довольно много наших слов, потому что живёт у нас уже три года – мы подобрали её котёнком. А вот сказать она не может – говорит только мысленно, но я её слышу.
– Это очень редкий дар, Дани. Поэтому ты и должен получить самое лучшее образование. И вот ещё что, я не буду больше включать мур-генератор!
Дальнейший путь они проделали без особых приключений и вечером третьего дня, проехав без остановок город Бейт-Эль, достигли, наконец, королевской территории. Роскошная дорога вела к границе, которая представляла собой высокую изгородь из металлических прутьев. Пропускной пункт был двухэтажным зданием с огромными дубовыми воротами. Стражники назвали пароль, ворота открылись, и карета въехала внутрь здания.
– Мир вам, господа! Проверка документов, – сказал незнакомый стражник, открывая дверь кареты.
– И вам мир, десятник, – сказал Шиммон, показывая карточку особых полномочий.
– А эти мастеровые, они-то почему с вами едут?
– Это уже не островитяне, они получили гражданство Шинара. Дети, госпожа Ада, покажите ваши карточки. Их доставка до места и есть моя особая миссия!
– Это большая честь для вас, – сказал десятник, обращаясь к Аде. – Что ж, проезжайте.
Он был очень удивлён.
– Трогай, Шуах! – крикнул Шиммон. – До дворца еще пять километров.
Карета покатилась дальше по дороге, вымощенной ровными гранитными блоками. Вдоль дороги росли огромные старые дубы, создавая приятную тень. Справа тянулись бескрайние поля, с которых недавно убрали урожай пшеницы. Слева за широким лугом, на котором паслись коровы, виднелся лиственный лес. Через полчаса, проехав небольшой, но очень красивый парк, карета подкатила к главному входу дворца.  Пятиэтажный дворец с резными колоннами, облицованный светлым агатом, был очень красивым. Это был природный узорчатый камень, цвета которого плавно переходили друг в друга от молочно-белого через прозрачный в персиковый и светло коричневый. Дани подумал, что именно так должен выглядеть вход в магическую страну. Кругом сновали люди в форме королевских служащих и в гражданской одежде, которая была совсем не похожа на ту, что носили островитяне. Подопечные Шиммона выгрузились из кареты, забрав всё свое оружие и мешки. Маг распрощался со стражниками, и путники оправились вверх по лестнице к четырём большим дверям, ведущим внутрь здания. Ада с мечом и дети с арбалетами и пумой на поводке выглядели очень странно на фоне жителей королевских территорий. Шиммон сразу достал свою карточку особых полномочий, чтобы показывать её всем и каждому, сначала, конечно, привратнику.
Они вошли в огромный зал. Вдоль стен стояли небольшие конторки, в них  сидели служащие в форме, которую Ада никогда не видела. Они что-то продавали людям, время от времени подходящим к конторкам. На стене висел большой светящийся экран, в верхней части которого было написано: «Король Шломо пятьдесят пятый находится в своём кабинете». Чуть ниже была таблица  с заголовками: прибытие, отправление, время. В строчках были названия мест, все незнакомые, кроме Падан-Арама. Внезапно надписи поменялись сами собой, переместившись на одну строчку. Ада очень удивилась. А Дани подумал: «Что же тут удивляться-то, раз теперь мы в магической стране, то и всё здесь такое же магическое».
Путники  подошли к одной из конторок. Там сидела девушка в пол-оборота к покупателям и смотрела на светящийся экран с каким-то текстом. Шиммон поздоровался, показал свою особую карточку, и сказал:
– Для меня и этой семьи должен быть заказан частный вагон.
– Так, Шиммон бен Эйфа, сейчас посмотрю.
На экране забегали какие-то строчки текста и таблицы.
– Всё верно. Вагон для вас подготовлен… ну, очень интересно! В разделе «особые указания» написано, что ванна наполнена песком. Это в связи с чем?
– У нас с собой кошечка.
– Песчаная что ли? Она там жить будет?
– Ну, не совсем, – замялся Шиммон.
Девушка выглянула из конторки, увидела Бильху и рухнула на стул.
– Это же пума! Кто ж вам разрешил? Ах да, у вас полномочия особые... Надеюсь, мур-генератор есть. Ладно, это дело не моё. Проходите на посадку, вниз по лестнице, минус третий этаж, дальше направо, семьдесят восьмой тупик. Программу сможете задать? А, ну да, конечно, вы же у нас маг, то есть инженер. Королевская железная дорога желает вам счастливого пути!
Путники спустились на третий подземный этаж и пошли по коридору, освещённому мягким светом панелей, вделанных в потолок. Ада, ожидавшая увидеть здесь факелы, решила больше ничему не удивляться. Наконец они дошли до двери с надписью: «Тупик 78».
– Ну, Дани, открывай! – подбодрил  Шиммон остановившегося в нерешительности мальчика.
– Ух, ты! Это же железный путь! Как у нас! Только больше…
– Да, Дани, это и есть тот, другой транспорт, о котором я говорил. Вагон стоит на рельсах, это те же балки как у вас, только они имеют особый профиль. А все это вместе называется – железная дорога.
– А кто же потянет вагон?
– Никто, он поедет за счёт силы электричества. Это такая энергия, которая в Падан-Араме не используется. Молния имеет такую же природу.
– А это не опасно? – спросила Ада.
– Опасно! Но только если не соблюдать правила. У нас всё построено на использовании электроэнергии. Я вас научу, это и есть моя задача на ближайшие три месяца. Правило первое: «Не совать в электрическую розетку металлических предметов».
Шиммон открыл дверь, и путники вошли в вагон. Направо от входа была кабина управления,  налево – коридор из которого открывались двери в кухню, в шесть жилых одноместных купе, далее был общий зал, ну, а в конце вагона – ванная комната и туалет. Шиммон провёл всех в общий зал.
– Садитесь, друзья, добро пожаловать в Исраэль. Мы покидаем Падан-Арам и переезжаем на восточный континент. Здесь я уже не маг, а инженер. Зовите меня просто Шиммон или Шимми, по-дружески, и давайте будем на «ты». Я ведь проживу с вами довольно долго.
– Я согласна, – сказала Ада.
– Мы с братом вас будем звать: «Дядя Шимон», можно? – спросила Эстер.
– Конечно можно, дорогая Эсти!
У Шиммона навернулись слёзы, он поймал себя на том, что он очень хочет детей, ну, хотя бы одного, а жизнь на Эреце на восточном континенте, при долголетии здешних жителей, практически исключала возможность получить лицензию на ребёнка. То ли в космос податься, то ли отказаться от антифактора и переехать в Падан-Арам насовсем, но тогда счастье будет очень недолгим.
– А что значит инженер? – спросила Эстер.
– Это от романского ingeniarius, то есть тот, кто выдумывает, изобретает. Я загружу языки, романский и эллинский, вам в память, чтобы легче было понимать всякие научные термины.  Мне так много вам нужно рассказать, но сначала надо отправиться в путь. Я пойду включу оборудование и задам станцию назначения.
– Можно я с вами? – спросил Дани.
– И я тоже, – присоединилась Эстер.
– Пошли. Начнём приобщать вас к науке, ведь магия – это непознанная наука. А когда ты её освоишь, она перестаёт казаться магией.
Шиммон и дети протиснулись втроём в кабину управления, рассчитанную на одного человека. Инженер включил первым делом бортовой вычислитель. На экране побежали строчки самопроверки систем. Всё было в порядке. Затем появилось приглашение программы-навигатора: «Связь с сетью железной дороги установлена, задайте станцию назначения». Инженер выдвинул клавиатуру и набрал слово: «Адма». «Задание принято» – ответил вычислитель и добавил: «Вагон будет включён в состав поезда номер 7-40 Падан-Арам – Шинар – Келах через 15 минут. Двери и окна заблокированы. Герметизация закончена. Климатическая установка включена. Установки климата: температура – 22 градуса, влажность – 65%, давление – 0.95 кг/см^2, кислород – 22%, углерода диоксид – 0.05%. Согласны?» Шиммон нажал кнопку ввода. Это означало согласие. «Королевская железная дорога желает вам счастливого пути», – ответил вычислитель. Дети были в восторге, вычислитель им явно понравился. На панели приборов ожили стрелки указателей напряжения и тока тягового рельса. Вагон тронулся и, постепенно набирая скорость, въехал в тёмный тоннель. Включился передний прожектор. Инженер включил тумблер, и на панели зажглась надпись: «Ментальный экран активирован».
– Ну, вот и всё, – сказал Шимон, – пошли отдыхать в зал. Надо бы перекусить чего-нибудь.
Дети зачарованно смотрели на бегущие навстречу рельсы и путевые знаки.
– Смотреть пока нечего, через двенадцать минут мы догоним поезд и прицепимся к хвосту,  он нас специально ждёт, не набирает полную скорость, и первые десять часов мы будем ехать в тоннеле под океаном. Вот когда поезд выйдет из тоннеля  на материке, а там дорога идёт по эстакаде над лесом, там вы сможете насладиться видами в полной мере. А сейчас пошли, а то мама с Бильхой там заскучают.
Они вернулись в общий зал. Ада обнималась с Бильхой, чесала ей шейку и гладила по голове. Бильха в ответ радостно мурлыкала и тёрлась головой о колени.
– Я поняла, что мы уже едем, но откуда этот ритмичный стук? – спросила Ада.
Шиммон даже не сразу понял, о чём она.
– А, это? Это колеса стучат на стыках рельсов. Каждый стык, – это сто метров, примерно двести локтей. Так что можно подсчитать скорость. А можно просто вывести параметры на экран. Привыкайте  к технике, вам придется пользоваться ею на каждом шагу.
Шиммон включил экран бортового вычислителя в зале. Откинул панель с клавиатурой и шаром. Дети и Ада обступили инженера, в их глазах горел огонёк любопытства.
– Вот смотрите. Это шар управления. Я кладу ладонь на шар, двигаю ей, и на экране перемещается крестик-указатель. Если поставить крестик на слово «команды» и нажать кнопку «ввод» на клавиатуре, мы увидим список команд. Выберем команду «параметры поездки» и нажмём «ввод». Вот, пожалуйста, скорость сто десять километров в час.
– Мне кажется это очень много, но за окном темно, не понять, – сказала Эстер.
– Всё относительно, Эсти, по сравнению со скоростью конного экипажа, который делает десять – двадцать километров в час, – это, конечно, много. Но когда мы прицепимся к поезду, скорость возрастёт до трехсот.
– Спаси, Всесильный, наши души! – вздохнула Ада.
– Не бойся, Ада, железная дорога – самый надёжный транспорт. Сейчас я вам покажу, как пользоваться кухней и туалетом, и где выгуливать Бильху. Дани, пойдём, вот это ванная комната. Здесь у нас ванна и умывальник. Ванна, вообще-то, предназначена для купания людей, но сейчас она наполнена песком. Ты можешь внушить Бильхе, чтобы она именно сюда делала свои делишки?
– Легко, дядя Шимми! Бильха, иди сюда!
Пума тут же прискакала.
– Бильха, будешь ходить сюда, посмотри какой чистый песочек, так приятно покопаться лапками.
– Ур, – ответила Бильха и потёрлась о живот мальчика.
– Она всё поняла, – перевёл Дани.
– Ну, хорошо, дверь закрывать не будем. А теперь смотри  – это умывальник. Из  вот этой трубки потечёт вода, если ногой нажать на педаль. Мыло здесь, полотенце в купе.
– Понятно.
– Вот этим колёсиком устанавливается температура в градусах по водной шкале. Цифры здесь на табло. Знаешь что такое температура?
– Это средняя кинетическая энергия частиц тела.
– Но как? Откуда?
– Это была ваша мысль, дядя Шиммон.
– Нет слов! Ладно, поставим тридцать  пять, чтобы тёпленькая была. Объяснишь всё сестре и маме?
– Конечно.
– Теперь пойдём, покажем маме кухню.
Они двинулись в другой конец вагона. Произошёл лёгкий толчок, и вагон начал разгоняться, стук колес становился всё чаще.
– Ну, вот и прицепились, – сказал Шиммон. – Ада, пойдём, я покажу кухню и объясню как ею пользоваться.
– С удовольствием, – отозвалась Ада.
– Я тоже хочу, – попросилась Эстер.
Дани побежал вперёд.
– Последняя дверь перед входным тамбуром, – крикнул ему вдогонку Шиммон. – Так... вот смотрите, что у нас тут на кухне. Это раковина, чтобы вымыть руки и посуду. Дани, установи тридцать пять градусов. Всё правильно, молодец. Вода потечёт, если нажать на педаль внизу. Это холодильник, там продукты, в верхней части холод, как в вашем леднике в подвале, а в нижней – лютый холод, как в зимнюю морозную ночь. Чтобы открыть, надо просто дёрнуть за ручку. Это – индукционная плита, она нагревает металлическую посуду.
– Какая плита? – спросила Ада.
– Пока не бери в голову, магнитную индукцию мы пройдём попозже. Вот это регулятор мощности нагрева. Ну, стол – это понятно. А это шкафчик с посудой. Ну, что еще? А… вот духовка, чтобы запекать или разогревать. Дани, установи температуру в духовке сто градусов. Вот регулятор! Надо разогреть хлеб к ужину.
Шиммон достал из холодильника булку пшеничного хлеба в упаковке и бутылочку с оливковым маслом.
– Кстати, упаковки и другой мусор надо бросать сюда, это утилизатор, сказал он,  засовывая булку в духовку прямо в упаковке. Упаковку снимем, когда хлеб разогреется. Эсти, достань из шкафчика сковородку, пожалуйста. Поджарим мясо на ужин. А вот у нас и мясо.
Шиммон достал из морозилки шесть кусков, каждый из которых, был упакован отдельно.
– Какое странное мясо – удивилась Ада. – Ни жириночки, ни жилочки, – такого не бывает! Это что же за зверь такой?
– Там на упаковке написано, – ответил Шиммон.
У него перехватило дух. Он понял, что попался и придется, если не всё – то многое, объяснять прямо сейчас. Ада прочитала вслух: «Карбонад вепря, культура, антифактор на один день».
– Что же это значит? И разве вепрь считается кошерным?
– Это значит, что мясо выращено из культуры клеток. Оно никогда не было частью какого-либо животного. У нас не принято убивать животных. К тому же оно свободно от паразитов, которыми может быть заражён природный вепрь, и поэтому вполне кошерно, то есть годно к употреблению. Давайте просто поджарим его и съедим, – увидите как вкусно. Эсти, достань из шкафчика соль и перец.  А эти два куска, положим в воду, пусть размораживаются, потом покормим Бильху.
Ада принялась жарить мясо. А Дани пристально смотрел на Шиммона. И тот понял, что главного вопроса ему не избежать.
– Я вижу, что ты хочешь спросить, Дани, спрашивай, не стесняйся.
– Расскажите про антифактор, пожалуйста, дядя Шимми.
– Ну, что ж, ладно, вздохнул Шиммон. Позвольте цитату из Торы, книга Брейшит, глава Брейшит, раздел пять, стих пять: «И были все дни Адама, которые он жил, девятьсот тридцать лет, и он умер». Стих восемь: «И были все дни Шета девятьсот двенадцать лет, и он умер». Стих одиннадцать: «И были все дни Эноша девятьсот пять лет, и он умер». Обратите внимание, все эти люди жили не меньше девятисот лет.
– Но стоит ли это понимать буквально? – спросила Ада. – Мне так кажется, что в Торе полно противоречий.
– Не скажи, Ада, не во всём. А вот ещё, та же глава, раздел шесть, стих три: «И сказал Бог: «Да не судит дух мой человека долго, так как он всего-навсего плоть. Пусть дни его будут сто двадцать лет». Так вот, дело в том, что в 5380 году биологи восточного континента Исраэль открыли фактор старения. Это белок, который вырабатывается в организме и постепенно накапливается. Являясь клеточным ядом, он постепенно выводит из строя систему воспроизводства клеток и организм стареет. Возможно, ген этого белка и был добавлен ангелами в состав генома человека, чтобы дни его стали сто двадцать лет. Через двадцать лет был синтезирован так называемый антифактор. Его стали добавлять в пищу, и что вы думаете? За прошедшие четыреста лет ещё никто не умер от старости. Жизнь человека продлена до девятисот лет, но это теоретически, а практически возможно и намного дольше.
– Значит ли это, что мы тоже будем жить так долго? – спросила Эстер.
– Да, конечно, вы теперь граждане округа города Шинар, одного из крупных городов Исраэля.
– Это же здорово! – крикнул Дани.  
– Невозможно поверить, дух захватывает! –  отозвалась Эстер.
– Это, конечно, кажется очень заманчивым, – сказала Ада, – но ведь, наверное, население Исраэля будет безгранично увеличиваться, а это породит нехватку еды, преступность, драки. Вот у нас в Падан-Араме рождение детей строго управляется королевскими медиками. После рождения второго ребёнка они приходят, делают укол, и беременность больше не наступает. Но если вдруг с ребёнком что-то случается и он погибает, то они могут отменить бесплодие. Я раньше думала, что это магия, но теперь уже ничему не удивляюсь. Так вот, все эти меры должны обеспечивать одинаковое количество людей, но всё равно, преступность у нас есть!
– Ты конечно права, Ада, но дело в том, что на континенте рождаемость контролируется ещё строже. Если мужчина и женщина заключили брак второго уровня, то их включают в список на получение лицензии на ребёнка. Ежегодно проводятся конкурсы и жребий, и те, кто выигрывает конкурс или на кого выпадает жребий, получают лицензию. Количество лицензий равно количеству вакансий. А вакансии образуются тогда, когда кто-то добровольно покидает Исраэль навсегда.
– То есть добровольно умирает?
– Нет! Не умирает, а уходит либо в космос, либо в информационный мир, то есть никто и никогда не умирает насовсем как личность.
– Я плохо понимаю, много незнакомых слов! – сказала Ада.
– Так, на сегодня хватит! Сейчас поедим и баиньки, а я подберу обучающие сны, вы их посмотрите, и будете знать романский и эллинский. Уверяю, всё станет намного понятнее. Так что больше никаких вопросов.
Они сели за стол, но тут пришла Бильха и громко мяукнула. Шиммон сам дал ей мяса, и оно ей очень понравилось. Благодарность выразилась в том, что пума, мурлыкая, долго тёрлась о ноги. Шиммон и дети поблагодарили Аду за вкусный ужин.
– А Бильха? Она ведь тоже съела антифактор? – спросил Дани.
– Он действует и на животных, не только на людей. В биологической лаборатории в Келахе уже триста восемьдесят лет живёт лесная кошка, которая принадлежит изобретателю методики синтеза антифактора.
– Ух, ты! Вот это да!
– Ну, а теперь укладывайтесь! Каждый в своём купе. А я, через некоторое время, приду и настрою аппарат для просмотра снов, – сказал Шиммон и пошёл к терминалу вычислителя поискать подходящие видеокниги.
Книга с романским языком нашлась быстро, поиски эллинского заставили его попотеть. В полке рядом с терминалом, где обычно было принято хранить блоки электро-полевой памяти, такой книги не было, и её пришлось загружать из центральной библиотеки через инфосеть железной дороги. Наконец, всё было готово. Шиммон запустил программу дрёмера в настроечный режим, а сам надел шапочку-экран и пошёл по купе, чтобы установить уровень торсионного поля. Подходя к каждому, он желал приятного просмотра и, включив излучатель, регулировал уровень поля, пока человек не засыпал. Вернувшись к терминалу, он выбрал сон и для себя – «Полёт кондора над горами». Переведя дрёмер в рабочий режим, Шиммон, наконец, пошёл к себе, разделся и с удовольствием вытянулся на полке. Себе он выбрал режим: «Проигрывать по засыпании», решив перед сном помечтать и подумать об Аде. Но  колёса выбивали бешеную дробь, вагон мягко покачивался, и его вскоре сморило.
Проснувшись утром, Шиммон понял, что проспал дольше всех. Быстро одевшись, он вышел в общий зал. Ада и дети сидели у окон и смотрели не отрываясь. Они были в восторге. Поезд уже летел по эстакаде. За окнами открывались дивные виды, внизу – лес, за лесом в голубоватой дымке виднелись горы. Шиммон и сам мог часами смотреть из окна поезда на проносящиеся пейзажи.
– Доброго утра, друзья, – поприветствовал он своих подопечных.
– О, дядя Шимми, это просто чудо какое-то! – не смогла сдержать своих чувств Эстер.
– Tempora mutantur et nos mutantur in illis – времена меняются, и мы меняемся вместе с ними! Ты волшебник, Шимми, – сказала Ада. – Кушать хочешь? Я пойду приготовлю.  И ещё мне надо кое-что у тебя спросить наедине.
– Это не передать словами, дядя Шимми, как здорово, – сказал Дани.  – Этот поезд, обучение во сне! Это волшебство! Неужели все науки можно вот так, запросто, выучить?
– К сожалению нет, Дани. Во сне можно усвоить какие-то факты, например, выучить слова чужого языка. Но ведь знать факты и понимать суть явлений – это совсем разные вещи, поэтому школы вам с Эстер не избежать! В школе вас научат думать и понимать, самим доходить до сути. Ладно, вы пока смотрите в окно, а я пойду, помогу готовить завтрак.
Шиммон зашёл в своё купе и взял две экранирующих шапочки. Имея на борту телепата, без них наедине не поговорить. Ада уже приспособилась к плите и обжаривала  полоски мяса на оливковом масле.
– Что готовишь? – спросил Шиммон, входя на кухню.
– Яичницу с мясом и томатами.
– Здорово! Надень, – это экран от Дани. Ты знала, что Дани телепат?
– Я давно догадывалась, хотя такого слова я, конечно, не знала до этого дня.
– Ну вот, теперь можно поговорить наедине. Спрашивай, что хотела.
– Шимми, меня беспокоит один нравственный вопрос. Хорошо ли вы, то есть жители Исраэля, поступаете с жителями Падан-Арама? Имея такие достижения в науке и технике и, в частности, этот пресловутый антифактор, вы почему-то не делитесь всем этим с жителями острова?
– Да… вопрос правомерный с твоей стороны. И вопрос очень и очень непростой. Приготовься узнать сокровенные тайны мироустройства и наберись терпения. Кратко можно сказать так: «У нас нет другого выхода». Попробую объяснить почему. Знаешь ли ты, что случилось с Элладой и Романией?
– Насколько я знаю, там случилась разрушительная война и очень многие погибли, оставшиеся погибли в результате эпидемии. Полностью исчезли два могущественных народа.
– В общем, всё верно, вот только всё дело в подробностях. Причиной непрерывных войн между Элладой и Романией была общая перенаселённость западного континента. Его площадь составляет примерно пятьдесят четыре миллиона квадратных километров. Это значит, что максимальное население этих двух стран, по законам Исраэля, должно быть не более пятидесяти четырех миллионов человек, то есть по одному на квадратный километр. На самом же деле, их численность в тысячу раз превысила этот предел. Они пытались расселиться и на восточном континенте, но черные крысы оказались сильнее романцев. Красная чума пресекала все попытки захвата восточного континента. Всякий раз, когда им казалось, что они, наконец, разработали и испытали in vitro химическое лекарство или вакцину против бактерии pestis rubeus, она изменялась in vivo, и очередная экспедиция гибла. Возможно, что это ангелы Всесильного, таким образом, хранили арамейцев от окончательного порабощения. А возможно, что и королевские медики приложили к этому руку. Точных сведений на этот счёт не сохранилось. Романцы сильно превосходили арамейцев в технике. Они захватили западное побережье Падан-Арама, основали там свои города – Херкуланиум и Дугу, но продвинуться вглубь острова не сумели по той же причине.
– А как же арамейцы, почему они выжили?
– Ну, во-первых, арамейцы находились в контакте с бактерией на протяжении всей своей истории и имели некоторый природный иммунитет, во-вторых, королевская династия Падан-Арама больше уделяла внимания развитию биологии и медицины, а не технике и технологии. Постоянное слежение за изменениями бактерии позволяло вовремя готовить новые вакцины и прививать население. Уже тогда, около семисот пятидесяти лет тому назад, началось заселение арамейцами восточного континента. Тем временем, население западного континента росло, а ресурсы убывали. Хрупкое перемирие между Элладой и Романией постоянно нарушалось. Романия занимала умеренные и субтропические широты южной части западного континента, Эллада располагалась в экваториальном поясе. Севернее расстилалась великая пустыня, а еще севернее жил странный народ хара. Забегая вперёд, скажу, что хара оказались не людьми, а совершенно другим видом разумных существ, к сожалению агрессивным и беспощадным по отношению к людям. И вот, наконец, эллины открыли свойства урана-235, это такой тяжелый металл, лучше бы его вообще не существовало. Эти свойства состоят в том, что при распаде ядер атомов этого металла, выделяется огромная энергия и вредоносное для всего живого излучение. Про ядра и атомы пока не спрашивай, это просто физика, сейчас речь не об этом. Этот вид энергии назвали ядерной энергией, а вредоносное излучение – радиацией. Так вот, на основе ядерной энергии эллины разработали ядерное оружие. Но недолго они владели этими знаниями монопольно. Разведчики романцев выкрали секреты технологии, и их учёные разработали еще более совершенное ядерное оружие на основе плутония-239, который они научились получать из урана-238.
Тем временем, в условиях строжайшей тайны, король Шломо сороковой решил построить на восточном континенте лаборатории по созданию технических средств для противодействия романской оккупации. Исходную информацию поставляли разведчики, работавшие слугами у романцев в Херкуланиуме. Постепенно арамейские инженеры и ученые, на основе знаний, украденных  у романцев, построили свою техническую цивилизацию. На это ушло примерно сто двадцать лет. Восточные арамейцы не производили аэропланов и автомобилей, которыми так увлекались эллины и романцы, но подземную железную дорогу на электротяге они построили. Лаборатории, заводы и энергостанции им пришлось располагать в тоннелях под землей, чтобы романцы не засекли с воздуха индустрию арамейцев. Основой энергетики в то время были геотермальные электрогенераторы. Они никак не выдавали себя при наблюдении с воздуха, так как сливались с тепловым фоном вулканических областей. Тогда же появились первые арамейские вычислительные машины. Сильной стороной арамейцев всегда были достижения в биологии, поэтому вместо того, чтобы создавать своё ядерное оружие, арамейцы решили использовать для освобождения от романского ига модифицированную дифтерийную палочку Corynebacterium-112.
Однако воспользоваться биологическим оружием так и не пришлось. В 5180 году между романцами и эллинами вспыхнула очередная война. Дошло до применения ядерного оружия с обеих сторон, хотя первыми применили ядерную бомбу эллины. Практически вся территория западного континента от великой пустыни до самых южных берегов, где восемь месяцев царствует холод, подверглась радиационному заражению. Выжившие эллины бежали через пустыню на север. Остатки армии были хоть и потрёпаны, но вполне боеспособны. Хара, владевшие только холодным и метательным оружием, не смогли противостоять боевым машинам эллинов и вынуждены были покинуть континент, перебравшись на северные острова. Так же, как и раньше, эллины одержали лишь временную победу над хара. Но хара никогда не сдаются и всегда возвращаются, чтобы отомстить. Так было и в этот раз. Оправившись от поражения, хара стали незаметно проникать на континент и вести засадную войну против эллинов. Понемногу они их истребляли и, будучи абсолютными хищниками, всегда съедали своих убитых врагов. Хара вообще ничего не едят кроме мяса, причём предпочитают свежее и сырое. Но вот с эллинами им не повезло – люди были заражены радиацией, а хара, как оказалось, не переносят её даже в самых минимальных дозах. Таким образом, хара, охотившиеся на эллинов, погибли, а оставшиеся на островах были вынуждены там и оставаться. Они там остаются и сейчас. Увидев машины эллинов, хара начали пытаться создавать что-то подобное. Шестьсот лет упорного труда дали результат. К настоящему моменту они достигли определённых успехов: освоили паровой двигатель, построили две паровых электростанции и по ночам освещают свои города электричеством. Ядерная энергия у них под запретом, так как на их глазах умерли от рака эллины, выжившие в войне, но всё-таки заражённые радиацией. На западный континент они возвращаться боятся, но зарятся на восточный. Исраэлю приходится вести постоянную позиционную войну с хара, не допуская их на берега Падан-Арама и восточного континента.
Оставшиеся в живых после войны романцы, естественно, перебрались в свои владения в Падан-Араме и начали войну против местных арамейцев. Два боевых подводных корабля Исраэля с биологическим оружием уже вышли в море, чтобы помочь своим братьям островитянам. Но красная чума опять сделала своё дело. На этот раз романцам не удалось сдержать эпидемию, и болезнь проникла в города. Через два месяца всё было кончено. Два миллиона местных романцев и три с половиной миллиона переселенцев погибли. Причиной столь масштабной эпидемии оказалась всё та же радиация, под влиянием которой бактерия pestis rubeus в очередной раз мутировала в организмах переселенцев. Арамейцы острова отделались всего лишь лёгким насморком. Учёные Исраэля долго исследовали этот феномен и пришли к неутешительным выводам. Оказалось, что причиной неспособности романцев противостоять болезни, были генетические ошибки, накопившиеся в их клетках из-за небольших доз радиации, которые неизбежно получает народ, занимающийся обогащением урана и производством плутония. Ещё одной причиной было загрязнение организмов органическими ядами, содержащимися в автомобильных выхлопах.
Чтобы не разделить судьбу эллинов и романцев, король Шломо сорок третий и Большой Совет Исраэля приняли историческое решение – ограничить рост численности населения на всех арамейских территориях, а в Падан-Араме, не затронутом технической цивилизацией на большей части своей территории, оставить всё как есть и не развивать промышленность, чтобы сохранить в неприкосновенности генетический фонд народа.
– Ну, с техникой, в общем, идея понятна – сказала Ада. – А как насчёт антифактора?
–  А как насчет яичницы?
– Да. Ты, конечно же, прав. Она давно готова. Доставай хлеб из духовки и пошли есть.
Позавтракали в общем зале под бешеный стук колёс. Ада торопилась, её распирало любопытство. Бильха получила на завтрак ещё два куска культурного мяса с антифактором, увы, дичи тут не было, но она не обиделась и, довольно мурлыкая, улеглась у ног Дани.
– Дети, смотрите в окошко! Это очень увлекательно, – сказала Ада, – а мы с Шиммоном пойдем помоем посуду и приберёмся на кухне.
Ада, сгорая от нетерпения, затащила инженера на кухню и закрыла дверь.
– Ну, так как насчет антифактора?
– Сейчас расскажу и про это. Слушай дальше. Начать придётся издалека, из глубины веков. Вот скажи, как ты себе представляешь происхождение жизни вообще и человека в частности?
– Ну… в Падан-Араме в школах учат, что всё произошло так, как и написано в Торе, то есть Всесильный взял и создал всё как по волшебству. Только, мне кажется, шесть дней маловато будет даже для абсолютного и совершенного волшебника.
– Именно так, какая же ты умная, просто поразительно! Когда учёные Исраэля создали вычислительные машины и начали писать программы для них, то выяснилось, что это не такое простое дело. Чтобы написать мало-мальски сложную программу, требуются огромные трудозатраты. Потом ещё надо отладить эту программу, устранить все ошибки и тупиковые переходы внутри программы, иначе она не будет способна решать задачу, для которой предназначена. Создавая теорию обработки информации с помощью машин, ученые не могли не заметить явной аналогии между вычислителями и биологическими организмами. И то и другое работает по программе. Биологи уже открыли к тому времени  способ записи программы в живой клетке. Это генетический код, записанный на огромных молекулах, названных дезоксирибонуклеиновой кислотой. Сокращенно ДНК. Способ записи – это четверичные числа, составленные из четырех цифр. [Здесь и далее химические термины переведены с арамейского, для простоты понимания.] Названия этих химических цифр: аденин, гуанин, тимин и цитозин. Абсолютно любая жизнь запрограммирована именно этим универсальным способом. Это говорит о том, что вся жизнь действительно создана одним автором, или скажем авторским коллективом, и в этом Тора права. Кстати, существует строгое доказательство того, что жизнь действительно авторское творение, и дети непременно будут проходить его в школе. Ты скажешь: «А кто же сомневается?» Романцы сомневались, они в последние десятилетия своего существования стали атеистами, то есть отрицающими само существование бога, морально разложились и погрязли во грехе. В общем:  Сдом и Амора!
Итак, авторы существуют, но вот сроки творения, каковы они могут быть на самом деле? Учеными был точно установлен возраст Эреца, как планеты – он равен четырем миллиардам лет. А вот жизнь на Эреце существует только около пятидесяти тысяч лет. Древнее этого возраста не найдено ни одной косточки. Самые древние человеческие останки имеют возраст всего две тысячи семьсот лет. Если даже предположить, что Всесильный и его ангелы сконструировали все живые организмы и написали для них программы очень быстро, то всё равно времени на отладку этих программ катастрофически не хватает. К тому же, в технике не бывает так, чтобы сразу получился совершенный прибор или машина, всегда разработка проходит в несколько стадий: сначала создаются прототипы, затем опытные образцы. Всё это подвергается многочисленным испытаниям и многое отсеивается. То есть эволюция техники происходит постепенно и достаточно медленно. В живой природе мы этого не наблюдаем. Но если предположить, что принцип построения экосистемы такой же, как в технике, то, исходя из времени жизни каждого поколения живых организмов, можно подсчитать необходимое для развития жизни время, – получается нужно около пятисот миллионов лет, самое меньшее. Чтобы разрешить это противоречие, ученые предложили гипотезу «переселения», и сейчас она представляется наиболее вероятной. Согласно этой гипотезе, создание жизни проходило на какой-то другой планете, а на Эрец жизнь была перенесена уже в готовом виде. Что это значит? Это значит, что, во-первых, в космосе существуют ещё планеты, пригодные для жизни, во-вторых, что существует способ преодоления межзвёздных расстояний и, в-третьих, что переместили нас сюда, по-видимому, те же ангелы, то есть те, которые нас и создали.
– Но ведь межзвёздные расстояния огромны. Помню из школы, нам говорил учитель мироустройства, что звёзды такие же тела, как наш Шемеш. Но свет от них может идти тысячи лет, а свет ведь самая быстрая вещь, которая нам известна. И, кстати, здесь явное противоречие с Торой, как я тебе и говорила. Ведь считается, что сейчас идет пять тысяч семьсот восьмидесятый год от сотворения мира!
– Да, Ада, здесь ты совершенно права. Ну, так вот, выводы, которые следуют из гипотезы «переселения», послужили мощным стимулом для разработки космической техники, ведь если найти другие планеты, то можно без ущерба для Эреца увеличить численность народа. Начались упорные исследования, и они увенчались успехом. Было открыто так называемое «темпоральное поле». Не вдаваясь в подробности, скажу, что это открытие позволяет перемещать предметы много быстрее, чем со скоростью света. К сожалению, постройка корабля, способного преодолеть притяжение планеты, никак не получалась. Дело было не только в отсутствии источника энергии необходимой мощности. Почему-то в ходе работ в коллективах разработчиков постоянно случались разногласия по самым незначительным поводам, вспыхивали ссоры, и команды разваливались. Около ста лет продолжалось это безобразие, но вот в области физики было сделано ещё одно фундаментальное открытие. Было открыто торсионное взаимодействие, и создан первый торсионно-магнитный преобразователь. Исследования этого взаимодействия породили целую серию открытий в области биологии мозга. Оказалось, что мозг высших животных способен принимать и излучать торсионные волны. Постепенно выяснилось, что мозг, таким образом, постоянно обменивается информацией, только вот с кем? Многочисленные эксперименты позволили, через несколько десятилетий, расшифровать, наконец, сигналы мозга и открыть, так называемую, ментальную информационную сеть, сокращённо её называют ментос. Оказалось, что абсолютно все многоклеточные организмы имеют связь с ментальной сетью в той или иной мере. Эта связь названа романским словом ligamentum, но можно употреблять термин «душа». Расшифровка протоколов обмена информацией между мозгом и ментосом позволила скопировать личность человека в память вычислительной машины и с помощью очень сложных программ активизировать эту личность. Так появилась возможность обеспечить бессмертие личности человека в информационном состоянии. Должен сказать, что в Исраэле принято и считается необходимым регулярно копировать себя в информационную сеть нашего общества, это позволяет достичь личного бессмертия, даже если тело по каким-то причинам погибает.
– Ну, а как же путь на небеса после смерти, как у нас в  Падан-Араме принято считать? Души праведников должны попадать на небеса, так ведь?
– Да, конечно, только не души, а личности! Душа, ещё раз повторю, – это канал связи с ментосом, лигаментум. А личность – это всё, что составляет твоё «я», все твои знания, привычки, воспоминания, способы мышления и решения задач. Душа после смерти передаётся другому человеку. А личность – это и есть ты, и ты уходишь в ментос. Что происходит с личностью в ментосе – это тайна, покрытая мраком. Возвратившихся нет из загробного мира.
– Кто же создал ментос?
– Отгадай с трех раз!
– Всесильный и его ангелы?
– Конечно! Других кандидатур на эту роль наука не видит. Мы считаем, что ментос – это место обитания ангелов.  Намного интереснее вопрос: для чего они создали жизнь, которая неизбежно заканчивается? На этот счёт существует гипотеза. Но сначала цитата. Тора, книга Брейшит, глава Брейшит, раздел первый, стих двадцать седьмой: «И сотворил Всесильный человека по образу своему, по образу Всесильного сотворил его, мужчину и женщину сотворил их». Так вот в чем суть этой гипотезы, – раз человек создан по образу Всесильного, то это значит, что после смерти его личность пополняет ряды ангелов. Следовательно, жизнь на Эреце – это способ размножения ангелов.
– Но ведь, наверное, не каждая личность может стать ангелом, много людей совершают зло.
– Вот тут то мы и подходим к самой сути нашего разговора. Да, много людей злых, но оказывается, и эксперименты с устройствами, экранирующими мозг от торсионных полей ментоса, это доказали, что каждая человеческая личность в этом мире подвергается испытанию так называемым тёмным информационным потоком. То есть люди не сами по себе злы, они такие под влиянием тёмного потока. Некоторые люди,  и даже очень многие, могут противостоять тёмному потоку, но такое же количество людей сопротивляться не может. Поэтому все жители Исраэля проводят свою жизнь под экраном. Под экраном человек не творит зла. У нас нет преступности. Под экраном все разработки космической техники сдвинулись, наконец, с мертвой точки, и развитие пошло с ускорением. Человек Исраэля вышел в космос, и вышел не так, как романцы с их керосиновыми ракетами. Мы быстро изучили систему Шемеша и вскоре достигли ближайших звёзд. Сейчас у нас двести пятьдесят три колонии на других планетах, правда, они годны для жизни лишь условно. Только одна планета имеет океаны и кислородную атмосферу, – это Эден-два, но она была стерильна. И сейчас мы пытаемся заселить её жизнью.
Но за всё надо платить! Экранирование имеет и отрицательные стороны.   Под экраном ангелы нас не видят. Под экраном лигаментум не отключается, но молчит. И ангелы считают, что человек хотя и не умер, но находится в коме. И ещё, под экраном человек и любые организмы не могут размножаться, и этот факт явился причиной возникновения целой науки, названной биоморфологией. Предметом этой науки является изучение формирования организма под действием ментоса. Оказалось, что под экраном, оплодотворение произойти может, но когда в процессе развития эмбриона начинают формироваться органы, присутствие ментоса становится необходимым. Полученный при оплодотворении уникальный генетический код является всего лишь списком параметров  и признаков организма, а вот реализация всех этих параметров может произойти только под влиянием ментоса. Вот именно по этой причине Падан-Арам должен оставаться нетронутым цивилизацией. Это детский сад для всего арамейского народа и это наш стратегический резерв на тот случай, если вдруг наши эксперименты с экранированием и антифактором плохо кончатся, и Исраэль начнёт вымирать. Кроме того, антифактор оказался несовместимым с тёмным потоком. У некоторых людей, получающих антифактор, тёмный поток вызывает приступы немотивированной агрессии. Так что антифактор  противопоказан жителям острова. Так я ответил на твой вопрос?
– Да, но всё это мне надо ещё переварить! Боюсь, что мне тоже придётся идти в школу вместе с детьми.
– В школу тебя не примут, но это не страшно. Ты всему можешь научиться, получая информацию из центральной библиотеки с помощью домашнего вычислителя, я тебя с удовольствием научу, как это делать.
– Шимми, скажи, пожалуйста, а сколько тебе лет?
– Сто пятьдесят, а что?
– По тебе не скажешь! А вот эти все королевские служащие, они ведь тоже выглядят очень молодо. Они на самом деле тоже уже приличного возраста?
– Ну, это бывает по-разному. Обычно житель Исраэля, окончив профессиональную академию, проходит практику в Падан-Араме. Цель этой практики, во-первых, определить какова устойчивость человека к тёмному потоку. Если он устойчив, то в перспективе он или она может получить лицензию на ребёнка, и такой человек продолжает  практику с целью изучения обычаев, нравов и образа жизни островитян, потому что, когда он получит лицензию, родить ребёнка и растить его в течение восьми лет он должен именно на острове, чтобы ребёнок правильно сформировался. После этого семья переезжает на континент, и ребёнок поступает в школу. Ну, а если человек оказывается подвержен влиянию тёмного потока, то он снимается с практики, и тогда получить лицензию он не сможет никогда.
– Ну, а если он больше всего на свете хочет ребёнка, я имею в виду женщин, прежде всего?
– Ну, тогда она может отказаться от антифактора и переехать на остров насовсем. В этом случае лицензия становится ненужной, и женщине надо всего лишь выйти замуж.
– Да… нелёгкий выбор: быстро состариться и иметь ребёнка, или остаться молодой, но бездетной. Получается, что мне повезло больше других. У меня и дети есть и антифактор тоже.
– У тебя, Ада, двое! Поэтому все твои новые знакомые, если они будут, очень удивятся.
– Что ж, буду сидеть на ферме и носа в обществе не показывать. Шимми, а что ты делал в Падан-Араме, ведь для практиканта ты вроде бы староват?
– Я то? Я ведь инженер, у меня была командировка для испытания нового гуманного оружия – сонера, я его разрабатывал  совместно с двумя биологами. Я сопровождал стражников, когда они ловили преступников, и помогал им в этом. Ну, а потом нас с Ариэлем попросили оценить ваш завод.
– По-моему твоё оружие действует весьма эффектно! Как ты уложил того бродягу. Все просто рты раскрыли от удивления.
– Если бы сонер так же действовал на хара, но, к сожалению, он оглушает хара только на две – три секунды, сам проверял, когда был на границе.
– Интересно почему?
-Хара ведь не люди. Они хоть и похожи на людей, но генетически они вообще, как из другой вселенной. Протоколы входа в их мозг совершенно другие, и мы не можем исследовать их, потому, что хара никогда не сдаются в плен. Если воин хара ранен в бою и не может больше драться, или он теряет контроль над собой под действием химического препарата, он просто усилием воли останавливает своё сердце.
Поезд стал замедлять ход.
– Ада, посмотри мы подъезжаем к Шинару. Ну, и как тебе это?
Ада ахнула, поглядев в окно, – в километре от эстакады среди буйного смешанного леса стояла башня высотой полкилометра и метров триста в диаметре. А дальше ещё и ещё! Башен было много. Никаких улиц между башнями не было, кругом шумел девственный лес. Эстакады местных железных дорог соединяли башни на разных уровнях. Они и были городским транспортом.
– Да… такого города я и представить себе не могла! Как же вы всё это построили?
– Армированная металлом керамика на основе базальта, монолитная технология. Здания не горят и имеют очень высокую теплоизоляцию, летом в них не жарко, а зимой не холодно. Кстати, эстакада, по которой мы едем, сделана так же.
– Очень красиво, мне нравится! Ну, а если человек захочет погулять?
– Лес же рядом, выходи и гуляй. В лесу проложены велосипедные дорожки, можно покататься, только мур-генератор надо не забыть, – в лесу водятся хищники. Велосипеды, это такие двухколёсные механизмы, без всяких моторов позволяют ехать довольно быстро. Я тебя научу.
– Я имела в виду, как же спускаться с такой высоты и подниматься тоже. Как на гору лезть, пока долезешь и нагуляешься и устанешь.
– Да нет! Не всё так сложно. Есть же подъёмник, такой же вагончик, но движущийся вертикально по зубчатым рельсам.
Поезд остановился у высокой платформы.
– Мы уже приехали? – спросила Ада.
– Нет, это вокзал Шинара. Наша станция Адма следующая на магистрали, но там поезд не остановится, а наш вагон отцепится автоматически. Вообще-то, ехать нам осталось очень мало. Надо собирать вещи, а впрочем, ладно, сначала мы сходим в администрацию Адмы, а потом, может быть, доедем на этом же вагоне до самой фермы.
Шиммон и Ада вернулись в общий зал.
– Ну, как тебе, Эсти, понравился город? – спросил Шиммон.
– Это волшебно! А нам можно будет забраться на крышу этой башни?
– Конечно можно. Экскурсия в Шинар за мной, в шаббат, когда у вас с Дани не будет занятий в школе.
– Здорово, дядя Шимми! – отозвался Дани.
Поезд снова тронулся и быстро набрал скорость. На экране вычислителя заморгала надпись: «Прибытие на станцию Адма через пять минут».
– Ну, вот мы и подъезжаем, – сказал Шиммон.
Вскоре вагон отцепился и стал замедлять ход, потом прошёл несколько стрелок и, наконец, остановился у платформы.
– Пойдёмте знакомиться с Адмой, в этот городок вы будете приезжать в школу каждый день, – сказал Шиммон, обращаясь к детям. – Вещи можно оставить пока здесь, мы ещё вернёмся.
– А на чём они будут приезжать? На велосипеде, наверное? – поинтересовалась Ада.
– Нет, до фермы, насколько я знаю, километров пятьдесят. Это для велосипеда далековато. Не знаю на чём, но точно по местной железной дороге. Другого транспорта в Исраэле нет.
Дети надели куртки, а Ада нацепила пояс с мечом. Дани надел на Бильху ошейник и прицепил поводок.
– Вот мы и готовы, – сказала Ада.
– А меч-то тебе зачем? – улыбнулся Шиммон.
– Это мой главный attributum к костюму островитянки! Правильно сказала?
– Тебе идет! Ладно, пошли уже. Да, Дани, ты сними эту шапочку, тебе не нужно её носить.
– Но мама сказала, что здесь все такие носят.
– Ладно, только дай мне её на минуту.
Шиммон взял у Дани шапочку и незаметно вынул с изнаночной стороны гибкий аккумулятор.
– Вот, теперь можешь надеть, раз она тебе так нравится. Только не меняйся ни с кем!
ISBN 978-5-9904766-1-5
© Шен Александр Андреевич
http://shena1622.nethouse.ru/
shena1622@gmail.com
 

© Copyright: Александр Шен, 2014

Регистрационный номер №0187833

от 9 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0187833 выдан для произведения: Прощай родной Падан-Арам, здравствуй магический Исраэль. Здесь всё не так, как у людей. Зато звёзды - почти рядом!
 
Александр Шен
Том первый.
Даниэль бен Ашер. Галактическая разведка.
 
 
В вечный путь, не зная срока
 Сам себя благослови
 Есть же где-нибудь дорога
 От любви к любви.
 
Константин Никольский.
 
Глава 1. Пятьдесят третий.
 
Это случилось в самом конце летнего месяца сивана. Началась сильная гроза, и отец пошел отвязать ослика. Молния попала в отца, когда он стоял на железном пути. И теперь непонятно было, как жить, что будет с их семейным делом. Коэн на похоронах сказал, что передал код шестьдесят шесть через королевских сигнальщиков. Это означает особый несчастный случай, и теперь мама ждала  королевских чиновников, чтобы решить,   что делать дальше. Ждать пришлось долго, с тех пор прошло уже три месяца. В конторе стражников в Шуре сказали, что ждут королевского мага и без него ничего решить нельзя. Между тем деньги, вырученные от последней продажи металла, подходили к концу.
Дани уже перестал плакать; надо было обслуживать плотину – время от времени смазывать шестерни водного привода, запускать мех домны и токарный станок. «От бездействия механизмы портятся», – так учил отец. Он набрал в маслёнку минерального масла из бочки и отправился на обход. Когда все было смазано, Дани поднялся на верхнюю площадку плотины и воротом поднял задвижку. Вода устремилась в колодец, и механизмы пришли в движение. Вернувшись в мастерскую, Дани включил рычагом сцепление токарного станка. Планшайба начала быстро вращаться и, судя по звуку, всё было нормально. Ударил колокол на воротах. Мальчик выключил станок и пошёл посмотреть, кто пришел. Мама уже открыла дверь. Вошли два незнакомых человека. Наверное, это были они – королевские служащие.
– Мир вашему дому! Госпожа Ада иша Ашéр, урождённая бат Леви, мы не ошиблись?
– Да, это я, и вам мир, господа. Добро пожаловать на семейный завод Элиава бен Ашера. Проходите в дом, разрешите предложить вам скромную трапезу.
– Позвольте представиться, я – королевский маг – Шиммон бен Эйфа, а это королевский законник – Ариэль бен Ирмияху.  
На вид магу было лет двадцать пять, законник выглядел ещё моложе, одеты они были в форменные костюмы королевских чиновников, в руках по чемоданчику, похожему на те, с которыми приходят королевские медики.
Мама провела гостей в дом,  усадила за стол и подала пресные лепёшки с молоком.
– Благодарим вас, госпожа Ада, – сказал законник, покончив с едой, – можем ли мы теперь приступить к делу?
– Да, конечно, господин Ариэль, я вас слушаю.
– Итак, у вас полная семья, двое детей, я запишу их имена, назовите, пожалуйста.
– Сын – Даниэль бен Ашер и дочка – Эстер бат Ашер.
– Их возраст?
– Сыну восемь лет, дочке одиннадцать.
– Дочка ходит в школу?
– Да, на общие предметы.
– Какие? Назовите, пожалуйста.
– Письменность, счет, изучение растений, изучение животных, начала медицины, мироустройство.
– Мальчик должен поступить в школу в этом году, не так ли? Что он будет изучать?
– То же, и ещё физику и химию.
– Эллинский и романский языки?
– Языки наших врагов? Нет, я думаю – обойдёмся, тем более что, слава Всесильному, наши угнетатели исчезли из этого мира.
– Но оставили много мудрости в библиотеках.
– Я думаю – это для королевских магов, а всё, что нам, простым людям, нужно, уже переведено на арамейский.
– Что ж, не буду настаивать. Прежде, чем мы приступим к изучению и оценке вашего хозяйства, скажите, как вы думаете поступить с вашим предприятием?
– Я бы хотела продать завод и купить небольшую ферму. Металлургический завод и добычу руды мне одной с детьми не потянуть. Я, конечно, знаю, как готовить шихту для домны и проводить плавку – в семейном деле важно уметь подменить друг друга, если кто-то заболеет или поранится. Но на мне еще и козы, и готовка, и стирка, и продажа металла и изделий.
– Извините, господин Ариэль, можно я спрошу?
– Да, Дани, спрашивай.
– Если бы мы могли нанять какого-нибудь парня взрослого и сильного в помощники, я бы мог научить его как всё делать, меня папа учил, я все запомнил! Тогда бы нам не пришлось продавать завод. Ведь ещё дед моего деда нашел это рудное место и начал строить это хозяйство. Металл стоит дорого, и помощнику досталась бы хорошая доля от выручки!
– Увы, дружок, закон запрещает использовать наёмный труд. Только силами одной семьи может обслуживаться любое предприятие.
– Но это же странно! Если бы нас было больше, то и сделать мы могли бы больше и больше заработать!
– Ты умный мальчик! Но король считает, и у него есть на то причины, что важнее не то, сколько вы сделаете и заработаете, а то, чтобы подданные оставались здоровыми и жили в здоровой природной среде. Извините, госпожа Ада, но я обязан спросить. О повторном замужестве вы не думали? Вы могли бы сохранить дело и получить право на рождение ещё одного ребенка.
– Нет, конечно! Я очень любила Эли и останусь ему верной женой. Он ждет меня на небесах!
– Что ж, похвально! Приступим. Вы покажете мне дом и подсобное хозяйство, а Шиммон пусть займется изучением собственно завода. Дани, ты сможешь всё показать нашему магу?
– Да, конечно, пойдёмте, господин Шиммон.
– Начнем, пожалуй, с двигателя.
Мальчик повёл гостя под плотину в помещение рабочего колеса, само колесо было закрыто, но главный вал весело вращался под шум воды.
– Дани, я не пойму, у вас привод верхнего боя или нижнего, тут всё закрыто.
– Там чертёж на стене, посмотрите. Это папа нарисовал для меня.
Маг вгляделся в рисунок. «Да это же настоящая гидротурбина, ничего себе простые технологии Падан-Арама!», –  подумал он.
– Господин маг, а гидротурбина – это хорошо или плохо?
– Я сказал: «Гидротурбина?»
– Да.
– Ну… это впечатляет! Это хорошо, но… необычно! Пойдём дальше. Покажи, пожалуйста, образцы металла.
– Тогда надо пройти в кузницу, я проведу.  Здесь вот домна, она в высоту  сорок локтей, дальше печь для варки стали, а вот и кузница. Вот смотрите – это поковки  простой стали, а вот это – твердая сталь для инструментов и оружия.
Маг открыл свой чемоданчик, вынул прибор для экспресс-анализа состава сплавов по спектру и включил его.
– Что это, господин Шиммон!
– Это? О, это магический прибор! Сейчас мы узнаем, каково качество вашей продукции. Он коснулся электродами поверхности полоски металла, и произошла вспышка. Через минуту на экране появились результаты. «Так, что мы имеем», – подумал он про себя, – «Железо, конечно,  углерод – немного, марганец, никель – до полпроцента, хром – четыре, ванадий – три и, опа, вольфрам – аж девять процентов!» [Названия элементов переведены с арамейского для простоты понимания].
– Дани! Как же вам удалось сделать такой качественный металл?
– Все дело в тяжелой руде, которую мы добавляем в шихту, потом ещё в домну подается водяной пар, а потом то, что получилось, ещё раз переплавляется в особо жаркой печи, не в домне – в  другой, и ещё туда подается газ от селитры.
– А селитру где берете?
– Покупаем, ведь это очень дорогой металл, сталь высшего качества, ее хорошо покупают, но, чтобы её сварить, надо постараться.
– А что за тяжёлая руда?
– Ну… это такая чёрная, хрупкая, с блеском и очень тяжёлая, она не похожа на железную, её надо брать в дальнем забое. Тоже труд нелёгкий! Там нет железного пути, и приходится грузить в мешки и возить на ослике.
–  Не покажешь мне кусочек?
– Сейчас!
Мальчик сбегал к домне и принёс кусок породы.
Шиммон опять использовал свой магический прибор. «Так… железная и марганцевая соли вольфрамовой кислоты, понятно… отличная вольфрамовая руда – вольфрамит», – подумал Шиммон.
– Дани! Богатая руда, качественная сталь! Казна даст хорошие деньги за ваш завод. А что ты называешь железным путём?
– Это такой путь из железных балок, уложенных на брёвнышки. Они прибиты гвоздями.  На балках стоит тележка с железными колёсиками и тянуть её довольно легко, так что ослик может привезти сразу много руды. У нас такой путь проложен от основного забоя до дробилки. Хотите посмотреть?
– Да, конечно.
– Пойдёмте. Вот смотрите, вам нравится?
– Очень!
«Семья изобретателей!», – подумал маг. –  «Наверное, и дети такие же талантливые. Жалко, что нельзя взять их на континент».
– Господин Шиммон, а что такое вольфрам?
– Откуда ты это узнал?!
– Вы говорили.
– Я говорил?! Я не… ну, хорошо. Вольфрам – это такой металл, который придаёт вашей стали твёрдость и качество, он входит в состав вашей стали, около девяти сотых частей, понимаешь?
– Да, вот только сейчас дошло, девять процентов – это девять сотых.
– А как называется ваша тяжелая руда?
– Вольфрамит, кажется, так вы говорили…
– Дани! Ты все запоминаешь с первого раза?
– Но разве это плохо?
– Нет, конечно же, нет, но это необычно! Давай пройдёмся, прогуляемся немного и поговорим.
Они вышли за заводской двор и пошли по тропинке, поднимающейся по склону горы. Сверху открывался дивный вид на долину реки Прат. Легкий ветерок шелестел листвою в кустах, орёл в небе высматривал себе добычу. Под кустом спала, свернувшись калачиком, кошка, похожая на маленького тигра. Тропинка повернула к берегу реки, она вела на плотину.
– Скажи Дани, а где же трубы от домны и сталеварной печи, я не вижу их?
– Дымоходы проложены вверх по склону горы, они присыпаны землёй и камнями, так что их не видно. А там вот, выше локтей на триста, они выходят на поверхность.
– Очень изобретательно! Скажи, пожалуйста, а сестра твоя – Эстер,  хорошо учится?
– Очень хорошо, всё время приносит десятки по всем предметам.
– Дани, я вот что думаю, ты, по-моему, необычный мальчик, и у тебя определенно есть способности к магии. И, если ты не против, я бы хотел проверить эти твои способности.
– Нет, я не против!
– Вот смотри.
Он вынул из кармана спутниковый коммуникатор.
– Это магическая вещь, с её помощью я могу поговорить с моим другом на очень большом расстоянии. Я сейчас его вызову.
Шиммон вызвал из памяти прибора номер своего друга. Через некоторое время тот ответил.
– Мир тебе, Ноах! Я сейчас на службе в Падан-Араме, и мне нужна твоя помощь! Удели мне несколько минут. У меня, кажется, особый случай, код – три семерки! Это мальчик восьми лет. Имя, данное при брит миле – Даниэль, родовое имя – Ашер.
– Ты хочешь, чтобы я попробовал связаться с ним через ментос?
– Да, именно! Ты можешь выйти из-под ментального экрана?
– Я сейчас в загородном доме, здесь нет экрана. Уточни место и дату рождения.
– Дани, ты родился в Шуре?
– Да, там есть специальный родильный дом.
– А когда твой день рождения?
– Двадцать пятого Адара.
– Принято, Шимми, теперь дай фото мальчика.
– Дани посмотри сюда, слушай, что тебе скажет господин Ноах и постарайся повторить вслух.
– Да, да, я слышу! Он говорит: «Новый нанопроцессор «Шеифа-17» имеет на борту шестьдесят четыре тераседа памяти, рабочую частоту ядра семнадцать гигаос, оптический ввод – вывод, разрешение аналого-цифрового преобразователя – полтора седа. Количество устройств на сохранение  средней стандартной личности – всего двенадцать штук. Средняя скорость поездов на участке магистрали Шинар – Келах достигла трехсот пятидесяти километров в час. Сегодня прибывает грузовой космолёт из системы Нод с партией палладия». Если честно, я почти ничего не понял, господин Шиммон!
– Это нормально! Это он прочитал новости из города магов. Но ты молодец! Ноах, ты слышал это? 
– Шимми! Стопроцентный результат! Подтверждаю твои три семерки. Это потрясающе. Теперь нас станет пятьдесят три. Ты должен привезти его сюда, как хочешь, любыми способами. Такая удача, Шимми!
– Мне нужна всего лишь небольшая хорошая ферма на нашем материке, желательно недалеко от города и с несложным уроком. Переедет семья из трех человек: мама и двое детей.
– Уже бегу, Шимми! Ты же знаешь, Большой Совет всё сделает ради такого случая. Я тебя умоляю, только не потеряй его, охраняй эту семью, может прислать подкрепление?
– Мы с Ариэлем справимся! Угрозы нет. До связи, друг мой.
Шиммон выключил коммуникатор. Лицо его сияло. «Однако надо предупредить Ариэля», – подумал он.
– Дани, если мы дойдём до плотины, мы сможем спуститься вниз?
– Да, там есть лестница.
– Нам надо вернуться в дом. Скажи, пожалуйста, случались ли какие-либо преступления в этих местах?
– Да, в прошлом году двое бродяг хотели ограбить дом. Им нужны были деньги, но мы отбились, и всё благодаря моей подруге Бильхе. Они неслышно перелезли через стену ночью, когда все спали. Но Бильха не спала. Она подкралась сзади и вцепилась когтями в попу одного из грабителей. Он страшно заорал и выронил топор. Поняв, что им не поживиться, грабители бросились к стене, но тут папа выскочил с арбалетом и всадил стрелу в ногу второму. Кое-как перевалившись через стену, они исчезли в темноте. Утром отец съездил в Шур и вернулся с королевскими стражниками. С ними были и два следопыта с рысями. Стражники поймали бандитов, нашли их в лесу по следам крови.
– Выходит, нам надо быть осторожнее, золото мы сюда не повезём. Ариэль подготовит королевский вексель, и по нему ваша семья получит золото уже на новом месте, на вашей новой ферме. Ноах уже подыскивает хороший вариант. А кто такая, эта твоя Бильха?
– О, вы её ещё не видели! Это красавица пума, наша любимица. Она днём спит,  а ночью охотится на крыс и охраняет дом.
Шиммон нащупал во внутреннем кармане сонер. «Интересно, действует ли он на кошек?» – подумал он. – «Надо было взять ещё и мур-генератор».
– Не бойтесь, господин маг, Бильха очень умная и понимает людские намерения.
«Да… вот и экранирующей шапочки у меня нет», – сказал он про себя.
Они спустились  с плотины и минут через пять вошли в дом.
– Ну, Ари, как дела?
– Дом осмотрели, данные для расчёта я записал и, ты не поверишь, здесь живёт ручная пума! Она имеет статус домашнего любимца,  то есть королевские медики сделали ей все прививки, и семья может взять её с собой на новое место.
– Да, про пуму я уже знаю от Дани, но ты имей в виду, она не зря здесь живет. В прошлом году была попытка ограбления. И у меня ещё одна новость! Госпожа Ада, Эстер, Дани вы все должны знать. Дани получает статус ученика магической школы. Его способности подтверждены моим другом, старшим королевским магом Ноахом бен Даном.
– Ничего себе, вот это новость! – сказал Ариэль, садясь на стул.
– Так что, Ари,  возвращайся срочно в Шур, сделай сегодня же расчёт стоимости владения семьи, кстати, производству я даю высшую категорию металлургического завода и рудным залежам тоже. Вот результаты анализов для расчёта стоимости завода и шахты. Подготовь королевский вексель, добавь повышающий коэффициент два, вместо подъёмных денег. И не сомневайся, мы имеем код три семерки. И вот ещё, привлеки пятерых королевских стражников. Трое останутся здесь, на заводе, двое будут сопровождать меня и семью до королевских территорий. Послезавтра приезжай сюда со стражниками и большой каретой. Надо торопиться. Я остаюсь здесь. Ноах возложил на меня ответственность за операцию по эвакуации. Госпожа Ада, дети – собирайтесь! Ферма для вас будет приобретена  на королевских территориях, чтобы Дани и Эстер  могли посещать школу магии.  С собой берите только самое заветное, и только то, что сможете унести сами. Для Бильхи надо сделать поводок, ошейник и что-то вроде намордника, в дороге она может испугаться незнакомых шумов.
– Можно вопрос, господин Шиммон? – сказала Ада.
– Разумеется!
– А Эстер  тоже имеет способности к магии?
– Она ведь хорошая ученица, не так ли? И этого достаточно, чтобы учиться вместе с братом. У Дани же имеются способности особого рода, очень ценные для королевской службы, поэтому всё так серьёзно с вашим переселением.
– Шимми, ты проводишь меня до магистральной дороги?
– Да, Ари, пойдём прогуляемся.
Они вышли во двор, оглядываясь по сторонам и невольно опасаясь за свои попы. За воротами они перевели дух и отправились вниз по просёлочной дороге.
– Шимми, напомни мне, что значит три семерки?
– Ах, Ари! Ари! Ты что, пропустил инструктаж, когда отправлялся на практику в Падан-Арам?
– Но ведь их много, кодов-то этих, все не запомнишь!
– Дани – телепат высокого уровня. Кстати, у тебя нет индивидуальных экранов?
– Но ведь здесь их никто не носит!
– Если Дани сейчас не занят и мысленно концентрируется на наших лицах или именах, то он вполне может услышать, о чём мы тут беседуем.
– На каком же расстоянии он может услышать мысли?
– Точно никто не знает, километра три – четыре, может быть. Дистанция непосредственной связи зависит от силы телепата. А вот с другим телепатом он может связаться через ментос на расстоянии тысяч световых лет. И поскольку ментос находится вне поверхности текущего момента, эта связь очень быстрая. Мы ещё не изобрели технических средств связи ни через гиперпространство, ни через субпространство, поэтому-то телепаты так ценятся.
– И как же ты узнал, что он телепат?
– По ходу знакомства с производством я про себя комментировал увиденное или измеренное, а он слышал мои мысли, как будто я говорил вслух, и переспрашивал непонятные ему слова. Он даже сам, наверное, не всегда понимал, что сказано вслух, а что про себя. Вот я и решил его проверить. Вызвал Ноаха по коммуникатору и попросил его связаться с Дани через ментальную сеть, ну, дал ему фото мальчика, имена, дату и место рождения. И что ты думаешь, Ноах прочитал ему мысленно несколько новостей с экрана своей машины, а Дани повторил это вслух, слово в слово.  Ноах все это слышал через коммуникатор и был сражён наповал. Представь себе, еще один телепат дальней космической связи, как и сам Ноах, – пятьдесят третий в нашей истории. Если Дани овладеет космическими профессиями, если он захочет выбрать судьбу космонавта, любой капитан почтёт за счастье видеть его на своём борту!
– Это потрясающе!
– Скажи, Ари, ты видел эту пуму – Бильху?
– Да, она красавица, а зубищи какие! Во какие.
Он показал примерно четыре сантиметра.
­– Знаешь, Ари, я, пожалуй, попрошу у Ноаха карточку особых полномочий, чтобы меня с этим зверем не выгнали из дворца при отъезде. Он тебе пришлет на коммуникатор изображение, а ты его напечатай. Ведь в конторе королевских стражников, наверное, есть типограф?
– Есть-то, он есть, но достаточно ли у них воды, чтобы запустить гидрогенератор.
– Пусть качают хоть всю ночь, нам нужен этот документ!
Шиммон вызвал Ноаха.
– Ну, как дела, дружище?
– Прекрасно! Ферма нашлась и, к тому же, рядом с Шинаром. Прежние владельцы, точнее управляющие, решили стать космонавтами и отправились на Эден-два. Ферма называется Авив. В тридцати пяти километрах от города есть станция Адма и городок при ней. Туда сходятся ветки местных железных дорог. Такая же дорога проложена на ферму, до неё около пятидесяти километров. В городке есть средняя школа, а в Шинаре – космическая академия. Все как надо сложилось. Кстати, ты получишь премию в размере годового оклада – две тысячи четыреста шекелей золотом. Ариэль тоже получит, как твой напарник, но меньше. Урок фермы состоит в производстве рапсового масла для резервной моторной энергостанции и обслуживании мотор-генераторов. Твоя миссия продлится три месяца, ты должен их всему научить.
– Ноах! Мне нужна карточка особых полномочий с королевской печатью и подписью.
– Это не проблема. Ещё что-нибудь? 
– Ещё частный вагон, обязательно с ванной, наполненной песком, и мур-генераторов пару, на всякий случай.
– Это ещё зачем?
– У детей есть ручная пума. Её статус в порядке, но везти такого зверя в купейном вагоне нельзя.
– Пума! Это же надо! Ладно, вагон так вагон. Хочешь, я тебе свой пришлю?
– Нет, лучше не твой. А карточку пришли на коммуникатор Ариэля. Он напечатает её, когда вернётся в Шур. Я остаюсь с семьей.
– Ладно, до связи.
– До связи.
Тем временем напарники дошли до магистральной дороги. Кареты в сторону Шура проезжали довольно часто.
– Ну вот, я обо всем договорился, – сказал Шиммон, – тормози вот эту, побольше. Удачи тебе, Ари, у тебя много работы, а я пойду знакомиться с Бильхой.
– До послезавтра, Шимми!
Шиммон вернулся на завод Ашеров. Вечерело. Ада с Эсти пошли доить коз. Дани во дворе играл с Бильхой. Она бегала за огромной костью, видимо от коровы, приносила её мальчику, а он снова кидал. Увидев незнакомца, пума кинулась к нему. У Шиммона упало сердце.
– Бильха! Это друг. Познакомься!
Пума остановилась, потом медленно подошла и принюхалась.
– Господин Шиммон! Протяните руку, дайте ей понюхать.
Шиммон был не в восторге от этой идеи, но делать нечего! Пума долго нюхала руку, а потом потерлась об неё щекой.
 – Ты моя умница, Бильха. Ну вот, господин Шиммон, теперь вы свой, домашний. Можете её погладить.
У Шиммона на душе вдруг стало спокойно.  Он присел и погладил зверю шейку, потом почесал за ухом. Бильха довольно уркнула. Знакомство состоялось, теперь можно было хотя бы за это не опасаться. Огромная кошка прекрасно слушалась Дани. Из сарая, в котором жили козы, вышла Ада с кувшином молока в руках.
– Господин Шиммон! Пойдемте ужинать, у нас есть ореховый пирог, сыр и молоко.
– Мам, можно я быстренько схожу на охоту, подстрелю какого-нибудь зайца, или косулю?
– Нет, Дани, – сказал Шиммон, – давай уже не будем рисковать. Послезавтра у вас  будет много денег, и ты сможешь купить любую еду.
– Дани, пошли Бильху, – сказала Ада.
– Мам, она же принесёт только ползайца!
– Что я тебя не знаю?! Ты  всё равно отдал бы ей половину.
– Бильха! Ищи зайца, половину можешь съесть!
Пума подбежала к мальчику и села. Дани присел к ней, погладил по голове и, глядя прямо в глаза, повторил: «Принеси ползайца, Бильха, и не задерживайся».  Зверь сорвался с места и перемахнул через стену.
– И что, действительно принесёт? – спросил Шиммон.
– Да, господин маг, – сказала Эстер, подходя к остальным, – Дани с Бильхой хорошо понимают друг друга, она и меня слушается.
– Пойдемте поужинаем, – сказала Ада, – а зайца я приготовлю утром к завтраку –  он будет без головы и без живота, но все остальное Бильха принесёт.
На следующее утро позавтракали жареным зайцем с лепёшками.
– Благодарю вас, госпожа Ада, – сказал Шиммон, выходя из-за стола. – А теперь, Дани, ты мне должен помочь в составлении инструкции по обслуживанию механизмов завода. Ты будешь рассказывать и показывать, а я запишу твой рассказ в память магического устройства.  Этот видеодокумент мы оставим королевским стражникам и будущим владельцам завода.
– А что это – видеодокумент?
– Ну… это запись звука и движущегося изображения.
– А разве это возможно?
– Да, ведь маги весьма преуспели в создании всяких диковинных устройств, но скоро ты всё это будешь изучать и, со временем, перестанешь удивляться.
Весь день Дани с Шиммоном записывали видео, а потом просматривали его на экране коммуникатора. Мама с дочкой кормили и доили коз, потом занялись сборами в дорогу. Незаметно наступил вечер. Дани с нетерпением ждал отъезда. Ему удалось уговорить Бильху надеть ошейник и приучить её ходить рядом на поводке, но идея с намордником потерпела полный провал.
– Ладно, обойдёмся без намордника, – разрешил, наконец, маг. – Пойдёмте уже спать, завтра в дорогу.
Утром после завтрака Шиммон собрал всех во дворе. Команда выглядела довольно внушительно, вся семья оделась в кожаные штаны и куртки – это была походная одежда мастеровых. У Ады на поясе висел меч мужа в ножнах. Её тёмно-каштановые, почти чёрные, прямые густые волосы с природным блеском, удерживались кожаным ремешком. Рыжеволосая красавица Эстер повесила на плечо отцовский арбалет и колчан, на поясе висела женская мамина сабля. У Дани был собственный арбалет, колчан и большой нож в ножнах на поясе. Кроме того, у каждого был за спиной мешок – с водой во флягах, едой на один день и заветными вещицами. Кожаные дождевые шляпы с полями и шнурками были завязаны поверх мешков. Бильха с ошейником и поводком сидела рядом и делала умный вид. Шиммон остался доволен осмотром своих подопечных.
Ариэль не заставил себя долго ждать. Вскоре у ворот ударил колокол, Ада открыла.
– Мир вам, госпожа Ада. Вот, принимайте сменщиков, – сказал Ариэль.
– Мир вам, господа.
Во двор, кроме Ариэля, вошли шестеро королевских стражников в форме. Все они были молоды, не старше двадцати лет, среди них – две девушки. Бильха даже ухом не повела, сидела и довольно жмурилась – видимо, Ариэль раздобыл в конторе стражников мур-генератор.
– Мир вам, господин Шиммон. Я десятник Натан бен Перец. Готов приступить к охране и поддержанию объекта. В моем подчинении две девушки, имеющие опыт по уходу за домашними животными: Мириам бат Палтиэль и Серах бат Ури. Они будут заботиться о козах и осликах. Двое из моих ребят будут сопровождать вас до границы королевских территорий.
– Отлично, десятник. Вот возьмите, это видеоинструкция по заводу.
Шиммон отдал стражнику блок электро-полевой памяти от коммуникатора.
– О! Благодарю вас, господин маг. Это очень кстати.
– Я уверен, вы отлично справитесь.
– Господа и дамы,  карета подана, прошу всех садиться, – закричал Ариэль. – Время не ждёт! На сегодня путь не близкий, документы и деньги передам в карете.
За воротами стояла карета с гербом королевской почты, запряженная четверкой лошадей. Путники начали рассаживаться. Эстер с мамой сели на переднее сиденье. Дани с Шиммоном – на заднее. Бильху уложили на пол. Стражники заняли место кучера. Ариэлю места не досталось, и он стоял на подножке.
– Так, дамы и господа, – он открыл свой чемоданчик. – Это, госпожа Ада, ваш вексель на получение золота за ваше хозяйство. Вам причитается шесть миллионов двести тысяч шекелей золотом. Вексель именной, и вы его сможете восстановить, если что-то с ним случится. Вот это ваши удостоверения личности, они необходимы для въезда на королевские территории.
Он раздал детям и маме красивые карточки с фотографиями и напечатанными именами. Карточки были закатаны в негорючую полиимидную плёнку, и на каждой была королевская печать.
– Никогда не видела ничего подобного, – удивилась Ада. – Как вы это сделали?
– Не удивляйтесь, это всё магия.
– А почему тут написано Ада бат Леви?
– На королевских территориях так принято. В документах, по закону этих мест, указывается родовое имя, как для девушек, так и для замужних женщин, чтобы не было путаницы. Так, теперь каждый возьмите по кошельку. Там по восемьдесят шекелей золотом и ещё по двадцать серебром. Если с каретой в дороге что-то случится или кто-либо из вас потеряется, то он должен добраться на дилижансе или попутной карете до королевского дворца. Там вас будут ждать. Ферма, на которой вы будете жить – это казённое предприятие с уроком, поэтому ничего платить за неё не нужно. С вами, госпожа Ада, будет заключён договор на управление фермой. За исполнение урока вы будете получать оклад – двести шекелей в месяц. И любое подсобное товарное или натуральное производство – это ваше право. Это – описание фермы, почитать, чтобы не скучно было в дороге. Теперь с тобой разберёмся, Шимми. Вот тебе карточка особых полномочий и ещё вот возьми – это портативный мур-генератор. Заряда хватит на десять дней, правда радиус действия небольшой – пятнадцать метров. Ну и, наконец, твои командировочные – четыреста шекелей. Я возвращаюсь в Шур, а ты, Шимми, надеюсь, тоже вернёшься, когда выполнишь миссию. Всё, трогай, Гавриэль.
Ариэль спрыгнул с подножки, и карета покатилась по просёлочной дороге.
– Господин Шиммон, а что такое мур-генератор? – поинтересовалась Эстер.
– Это, Эсти,  такой магический прибор. Он успокаивающе действует на всех кошек, служит для защиты от хищников, если ты отправляешься в лес, например. Если у тебя включён мур-генератор, то ни одна кошка, даже тигр или ягуар, на тебя не нападёт, может только подойти и приласкаться.
Дети и мама провожали грустными взглядами знакомые места.
– Ничего, друзья, не хандрите. Вы отправляетесь в магический мир! Перед вами откроются широчайшие возможности, – сказал Шиммон и задумался о своём: «Да… вот уже сто пятьдесят лет стукнуло, а жены я так и не нашёл, может здесь, в Падан-Араме, мне повезёт, наконец. Жалко, что Ада не хочет замуж. Она красивая... А может попросить продлить миссию на неопределённый срок? Детей надо подготовить к школе, всему научить, да и Ада не сразу научится справляться с техникой. Надо узнать, есть ли на этой ферме ещё ресурсные вакансии? Если есть,  попрошусь в инструкторы, а потом… всё может быть!»
Вскоре карета свернула на магистральную дорогу, ведущую в Бейт-Эль. Дети с интересом смотрели в окна. Ада углубилась в изучение описания фермы.
– Господин Шиммон, а сколько нам ехать? – спросил Дани.
– Королевский дворец находится сразу за Бейт-Элем. Мы едем туда, там у нас пересадка на другой транспорт. До Бейт-Эля десять дней пути пешком. Это по-нашему двести восемьдесят километров. Мы приедем туда через два дня, учитывая остановки на питание и ночлег.
– А сколько это километр, и что за другой транспорт?
–  Километр – это, Дани, примерно две тысячи локтей, привыкай к магической системе мер. Первая станция через пять – шесть часов. Там мы поменяем лошадей, поедим, накормим зверя, ну и сделаем всё остальное, что нужно. Что касается другого транспорта, то пусть это будет небольшим сюрпризом для вас. Наберись терпения и вскоре ты всё узнаешь.
Время летело незаметно, дети продолжали зачарованно смотреть на медленно проплывающие за окном пейзажи. День был красивым, ясным.  Шел осенний месяц элуль – последний месяц года. Ада, начитавшись малопонятного текста, закрыла папку и клюнула носом. Бильха мирно спала на полу кареты, маг оставил мур-генератор включенным. Так они доехали до первой станции.
– Госпожа Ада,  станция, просыпайтесь надо всех накормить. Дани, буди Бильху, и пойдёмте в столовый зал.
 
Станция представляла собой постоялый двор с конюшнями, лавками, складами. Гостиница была построена из камня. Открыв тяжелую дубовую дверь, путники вошли в коридор, ведущий в столовый зал.
– С котами нельзя! – завопил привратник.
– Нам можно! – ответил маг и сунул ему под нос карточку особых полномочий. –    К тому же это кошка, а не кот.
Они прошли в зал. Народу было много, но свободный стол всё же нашелся. Семья расселась за столом. Дани усадил Бильху на пол рядом с собой.
– Хорошо бы руки помыть, – сказала Ада.
– Нет! – испугался Шиммон. – Не уходите без меня, мало ли что может произойти. Вот спирт, протрите руки, и всё будет в порядке.
Он достал из внутреннего кармана куртки небольшую флягу и поставил на стол.  Из второго кармана он достал сонер и сунул его в правый рукав. Островитяне обычно лояльно относились к королевским служащим, но магов они недолюбливали. Они считали, что магия это то же самое, что и колдовство, а колдовство запрещала Тора.
– Я пойду сделаю заказ, – сказал Шиммон. – О деньгах не беспокойтесь, – мои командировочные предполагают покрытие всех дорожных расходов.
Он подошёл к стойке, за которой пожилой сохер протирал полотенцем керамические кружки.
– Мир вам, господин маг, – он прекрасно разбирался в форменных различиях королевских служащих. – Что будете заказывать?
– И вам мир, господин сохер. Пожалуйста, шесть порций жареной индейки за тот столик, штуку хлеба, шесть порций яблочного сока, маленький кувшинчик оливкового масла, большой кувшин свежей воды.  Манэ [2.3 кг]  свежей сырой говядины в миске для нашей кошечки.
Шиммон показал карточку особых полномочий и ему. Сохер не стал спорить.
– Будет сделано, господин маг. Шейхара не хотите?
– Мы не употребляем спиртное.
– С вас восемьдесят пять агор, – сказал сохер, произведя вычисления на счётах. [Агора – мелкая серебряная монета, одна сотая золотого шекеля.]
Шиммон достал свой увесистый кошелёк и бросил на стойку один золотой. Сохер отсчитал мелочь. И вдруг маг услышал, точнее почувствовал в голове, голос Дани. Он понял, что мальчик обращается к нему мысленно.
– Господин маг, берегитесь! Тот фермер, молодой с усами, хочет отобрать кошелёк, он бродяга. У него выкидной нож в рукаве. Отпустите Бильху – выключите свой прибор, я помогу.
Шиммон понял, что мальчик говорит о мур-генераторе. «Ладно», – подумал он, и щёлкнул движком выключателя. Не успев обернуться и осмотреться, он получил удар по голове и оказался на полу. Бродяга выхватил кошелек и дал дёру. Перевернувшись на живот, Шиммон нажал на кнопку сонера, целясь в убегающего. Здоровый детина рухнул на пол как подкошенный. В зале все притихли. Шиммон поднялся и подобрал кошелёк. Все люди смотрели на него.
– Вы убили его!.. Своим колдовством! – нервно сказал один из парней.
– Нет, он только уснул, он без сознания – можете убедиться!
– Негоже убивать людей, господин маг! – крикнул, поднимаясь, один из посетителей. – За грабеж другое наказание полагается, ведь так? Вы таким образом нас тут всех перебьёте! Мы свои права знаем. Так просто это вам не сойдёт.
Встали еще несколько человек. Эстер выбежала из зала, но этого никто не заметил.
– Свяжем его, – сказал дюжий фермер.
– Нет! Не смейте его трогать. Этот маг наш гость! – воскликнула Ада и обнажила меч.
Только на вид Ада была хрупкой стройной молодой женщиной, которую невольно хотелось защитить. Под одеждой скрывались крепкие руки опытной фехтовальщицы, не раз дававшей отпор подвыпившим парням на базаре в Шуре.
– А… мастеровые защищают магов!
Тут из-под стола вылезла Бильха, в ошейнике, но без поводка. Раскрыв пасть, она грозно зашипела, так что мурашки поползли по спинам фермеров.
– Кто хочет быть растерзанным на кусочки может попробовать напасть! – почти шепотом сказал Дани. – Мне стоит только дать ей команду.
Тут в зал вошли два королевских стражника и Эстер.
– Что здесь происходит? – спросил начальственным тоном Гавриэль.
– Попытка ограбления, – сказал Шиммон. – Я уложил этого парня за нападение, а теперь меня хотят связать за убийство.
– Шуах, посмотри его.
Второй стражник проверил пульс лежащего бродяги.
– Он жив, но без сознания. Когда он очнётся?  – спросил он, обращаясь к Шимону.
– Часа через два.
– Мы арестовываем его за покушение на ограбление, – объявил Гавриэль всем присутствующим, закидывая руки за спину бродяги и защёлкивая на них наручники. – Сохер, помогите нам. Его надо запереть. За ним приедет конвой, а у нас особая миссия. Кто ещё не понял, слушайте внимательно! Эта семья мастеровых и маг под охраной короля. Инцидент исчерпан! Всем разойтись!
Втроём стражники и сохер вынесли из зала бесчувственное тело. Передав сигнальщику код восемнадцать, стражники вернулись и уселись за стол. Первой обед принесли Бильхе – его не надо было готовить. Подали напитки, а через полчаса и индейку. Путники пообедали впопыхах и покинули, наконец, неприветливую гостиницу. В карете  Шиммон ругал себя как мог.
– Это всё моя вина! Простите, госпожа Ада! Простите, пожалуйста, я подверг вас всех неоправданному риску. Мне надо было дождаться, пока стражники управятся с лошадьми и пойти в зал уже вместе с ними.
– Ах, господин маг! Подобные случаи в Падан-Араме в порядке вещей. Вы заметили, что на мне меч? Так вот – это не просто так, люди, увы, завистливы, и надо быть готовой ко всему. Вы умеете фехтовать?
– Нас обучали, конечно, но боюсь, я не преуспел в этом деле, поэтому я маг, а не стражник или медик, или законник. Они умеют драться по-настоящему, а мне остаётся только уповать на магию. А вот Дани оружие даже не нужно. Они с Бильхой наведут ужас на кого угодно! Как тебе удаётся так умело управлять её поведением?
– Я не управляю, я её просто мысленно прошу сделать так или иначе. Бильха умеет разговаривать, передавая мысли картинками и иногда даже словами, то есть она знает довольно много наших слов, потому что живёт у нас уже три года – мы подобрали её котёнком. А вот сказать она не может – говорит только мысленно, но я её слышу.
– Это очень редкий дар, Дани. Поэтому ты и должен получить самое лучшее образование. И вот ещё что, я не буду больше включать мур-генератор!
Дальнейший путь они проделали без особых приключений и вечером третьего дня, проехав без остановок город Бейт-Эль, достигли, наконец, королевской территории. Роскошная дорога вела к границе, которая представляла собой высокую изгородь из металлических прутьев. Пропускной пункт был двухэтажным зданием с огромными дубовыми воротами. Стражники назвали пароль, ворота открылись, и карета въехала внутрь здания.
– Мир вам, господа! Проверка документов, – сказал незнакомый стражник, открывая дверь кареты.
– И вам мир, десятник, – сказал Шиммон, показывая карточку особых полномочий.
– А эти мастеровые, они-то почему с вами едут?
– Это уже не островитяне, они получили гражданство Шинара. Дети, госпожа Ада, покажите ваши карточки. Их доставка до места и есть моя особая миссия!
– Это большая честь для вас, – сказал десятник, обращаясь к Аде. – Что ж, проезжайте.
Он был очень удивлён.
– Трогай, Шуах! – крикнул Шиммон. – До дворца еще пять километров.
Карета покатилась дальше по дороге, вымощенной ровными гранитными блоками. Вдоль дороги росли огромные старые дубы, создавая приятную тень. Справа тянулись бескрайние поля, с которых недавно убрали урожай пшеницы. Слева за широким лугом, на котором паслись коровы, виднелся лиственный лес. Через полчаса, проехав небольшой, но очень красивый парк, карета подкатила к главному входу дворца.  Пятиэтажный дворец с резными колоннами, облицованный светлым агатом, был очень красивым. Это был природный узорчатый камень, цвета которого плавно переходили друг в друга от молочно-белого через прозрачный в персиковый и светло коричневый. Дани подумал, что именно так должен выглядеть вход в магическую страну. Кругом сновали люди в форме королевских служащих и в гражданской одежде, которая была совсем не похожа на ту, что носили островитяне. Подопечные Шиммона выгрузились из кареты, забрав всё свое оружие и мешки. Маг распрощался со стражниками, и путники оправились вверх по лестнице к четырём большим дверям, ведущим внутрь здания. Ада с мечом и дети с арбалетами и пумой на поводке выглядели очень странно на фоне жителей королевских территорий. Шиммон сразу достал свою карточку особых полномочий, чтобы показывать её всем и каждому, сначала, конечно, привратнику.
Они вошли в огромный зал. Вдоль стен стояли небольшие конторки, в них  сидели служащие в форме, которую Ада никогда не видела. Они что-то продавали людям, время от времени подходящим к конторкам. На стене висел большой светящийся экран, в верхней части которого было написано: «Король Шломо пятьдесят пятый находится в своём кабинете». Чуть ниже была таблица  с заголовками: прибытие, отправление, время. В строчках были названия мест, все незнакомые, кроме Падан-Арама. Внезапно надписи поменялись сами собой, переместившись на одну строчку. Ада очень удивилась. А Дани подумал: «Что же тут удивляться-то, раз теперь мы в магической стране, то и всё здесь такое же магическое».
Путники  подошли к одной из конторок. Там сидела девушка в пол-оборота к покупателям и смотрела на светящийся экран с каким-то текстом. Шиммон поздоровался, показал свою особую карточку, и сказал:
– Для меня и этой семьи должен быть заказан частный вагон.
– Так, Шиммон бен Эйфа, сейчас посмотрю.
На экране забегали какие-то строчки текста и таблицы.
– Всё верно. Вагон для вас подготовлен… ну, очень интересно! В разделе «особые указания» написано, что ванна наполнена песком. Это в связи с чем?
– У нас с собой кошечка.
– Песчаная что ли? Она там жить будет?
– Ну, не совсем, – замялся Шиммон.
Девушка выглянула из конторки, увидела Бильху и рухнула на стул.
– Это же пума! Кто ж вам разрешил? Ах да, у вас полномочия особые... Надеюсь, мур-генератор есть. Ладно, это дело не моё. Проходите на посадку, вниз по лестнице, минус третий этаж, дальше направо, семьдесят восьмой тупик. Программу сможете задать? А, ну да, конечно, вы же у нас маг, то есть инженер. Королевская железная дорога желает вам счастливого пути!
Путники спустились на третий подземный этаж и пошли по коридору, освещённому мягким светом панелей, вделанных в потолок. Ада, ожидавшая увидеть здесь факелы, решила больше ничему не удивляться. Наконец они дошли до двери с надписью: «Тупик 78».
– Ну, Дани, открывай! – подбодрил  Шиммон остановившегося в нерешительности мальчика.
– Ух, ты! Это же железный путь! Как у нас! Только больше…
– Да, Дани, это и есть тот, другой транспорт, о котором я говорил. Вагон стоит на рельсах, это те же балки как у вас, только они имеют особый профиль. А все это вместе называется – железная дорога.
– А кто же потянет вагон?
– Никто, он поедет за счёт силы электричества. Это такая энергия, которая в Падан-Араме не используется. Молния имеет такую же природу.
– А это не опасно? – спросила Ада.
– Опасно! Но только если не соблюдать правила. У нас всё построено на использовании электроэнергии. Я вас научу, это и есть моя задача на ближайшие три месяца. Правило первое: «Не совать в электрическую розетку металлических предметов».
Шиммон открыл дверь, и путники вошли в вагон. Направо от входа была кабина управления,  налево – коридор из которого открывались двери в кухню, в шесть жилых одноместных купе, далее был общий зал, ну, а в конце вагона – ванная комната и туалет. Шиммон провёл всех в общий зал.
– Садитесь, друзья, добро пожаловать в Исраэль. Мы покидаем Падан-Арам и переезжаем на восточный континент. Здесь я уже не маг, а инженер. Зовите меня просто Шиммон или Шимми, по-дружески, и давайте будем на «ты». Я ведь проживу с вами довольно долго.
– Я согласна, – сказала Ада.
– Мы с братом вас будем звать: «Дядя Шимон», можно? – спросила Эстер.
– Конечно можно, дорогая Эсти!
У Шиммона навернулись слёзы, он поймал себя на том, что он очень хочет детей, ну, хотя бы одного, а жизнь на Эреце на восточном континенте, при долголетии здешних жителей, практически исключала возможность получить лицензию на ребёнка. То ли в космос податься, то ли отказаться от антифактора и переехать в Падан-Арам насовсем, но тогда счастье будет очень недолгим.
– А что значит инженер? – спросила Эстер.
– Это от романского ingeniarius, то есть тот, кто выдумывает, изобретает. Я загружу языки, романский и эллинский, вам в память, чтобы легче было понимать всякие научные термины.  Мне так много вам нужно рассказать, но сначала надо отправиться в путь. Я пойду включу оборудование и задам станцию назначения.
– Можно я с вами? – спросил Дани.
– И я тоже, – присоединилась Эстер.
– Пошли. Начнём приобщать вас к науке, ведь магия – это непознанная наука. А когда ты её освоишь, она перестаёт казаться магией.
Шиммон и дети протиснулись втроём в кабину управления, рассчитанную на одного человека. Инженер включил первым делом бортовой вычислитель. На экране побежали строчки самопроверки систем. Всё было в порядке. Затем появилось приглашение программы-навигатора: «Связь с сетью железной дороги установлена, задайте станцию назначения». Инженер выдвинул клавиатуру и набрал слово: «Адма». «Задание принято» – ответил вычислитель и добавил: «Вагон будет включён в состав поезда номер 7-40 Падан-Арам – Шинар – Келах через 15 минут. Двери и окна заблокированы. Герметизация закончена. Климатическая установка включена. Установки климата: температура – 22 градуса, влажность – 65%, давление – 0.95 кг/см^2, кислород – 22%, углерода диоксид – 0.05%. Согласны?» Шиммон нажал кнопку ввода. Это означало согласие. «Королевская железная дорога желает вам счастливого пути», – ответил вычислитель. Дети были в восторге, вычислитель им явно понравился. На панели приборов ожили стрелки указателей напряжения и тока тягового рельса. Вагон тронулся и, постепенно набирая скорость, въехал в тёмный тоннель. Включился передний прожектор. Инженер включил тумблер, и на панели зажглась надпись: «Ментальный экран активирован».
– Ну, вот и всё, – сказал Шимон, – пошли отдыхать в зал. Надо бы перекусить чего-нибудь.
Дети зачарованно смотрели на бегущие навстречу рельсы и путевые знаки.
– Смотреть пока нечего, через двенадцать минут мы догоним поезд и прицепимся к хвосту,  он нас специально ждёт, не набирает полную скорость, и первые десять часов мы будем ехать в тоннеле под океаном. Вот когда поезд выйдет из тоннеля  на материке, а там дорога идёт по эстакаде над лесом, там вы сможете насладиться видами в полной мере. А сейчас пошли, а то мама с Бильхой там заскучают.
Они вернулись в общий зал. Ада обнималась с Бильхой, чесала ей шейку и гладила по голове. Бильха в ответ радостно мурлыкала и тёрлась головой о колени.
– Я поняла, что мы уже едем, но откуда этот ритмичный стук? – спросила Ада.
Шиммон даже не сразу понял, о чём она.
– А, это? Это колеса стучат на стыках рельсов. Каждый стык, – это сто метров, примерно двести локтей. Так что можно подсчитать скорость. А можно просто вывести параметры на экран. Привыкайте  к технике, вам придется пользоваться ею на каждом шагу.
Шиммон включил экран бортового вычислителя в зале. Откинул панель с клавиатурой и шаром. Дети и Ада обступили инженера, в их глазах горел огонёк любопытства.
– Вот смотрите. Это шар управления. Я кладу ладонь на шар, двигаю ей, и на экране перемещается крестик-указатель. Если поставить крестик на слово «команды» и нажать кнопку «ввод» на клавиатуре, мы увидим список команд. Выберем команду «параметры поездки» и нажмём «ввод». Вот, пожалуйста, скорость сто десять километров в час.
– Мне кажется это очень много, но за окном темно, не понять, – сказала Эстер.
– Всё относительно, Эсти, по сравнению со скоростью конного экипажа, который делает десять – двадцать километров в час, – это, конечно, много. Но когда мы прицепимся к поезду, скорость возрастёт до трехсот.
– Спаси, Всесильный, наши души! – вздохнула Ада.
– Не бойся, Ада, железная дорога – самый надёжный транспорт. Сейчас я вам покажу, как пользоваться кухней и туалетом, и где выгуливать Бильху. Дани, пойдём, вот это ванная комната. Здесь у нас ванна и умывальник. Ванна, вообще-то, предназначена для купания людей, но сейчас она наполнена песком. Ты можешь внушить Бильхе, чтобы она именно сюда делала свои делишки?
– Легко, дядя Шимми! Бильха, иди сюда!
Пума тут же прискакала.
– Бильха, будешь ходить сюда, посмотри какой чистый песочек, так приятно покопаться лапками.
– Ур, – ответила Бильха и потёрлась о живот мальчика.
– Она всё поняла, – перевёл Дани.
– Ну, хорошо, дверь закрывать не будем. А теперь смотри  – это умывальник. Из  вот этой трубки потечёт вода, если ногой нажать на педаль. Мыло здесь, полотенце в купе.
– Понятно.
– Вот этим колёсиком устанавливается температура в градусах по водной шкале. Цифры здесь на табло. Знаешь что такое температура?
– Это средняя кинетическая энергия частиц тела.
– Но как? Откуда?
– Это была ваша мысль, дядя Шиммон.
– Нет слов! Ладно, поставим тридцать  пять, чтобы тёпленькая была. Объяснишь всё сестре и маме?
– Конечно.
– Теперь пойдём, покажем маме кухню.
Они двинулись в другой конец вагона. Произошёл лёгкий толчок, и вагон начал разгоняться, стук колес становился всё чаще.
– Ну, вот и прицепились, – сказал Шиммон. – Ада, пойдём, я покажу кухню и объясню как ею пользоваться.
– С удовольствием, – отозвалась Ада.
– Я тоже хочу, – попросилась Эстер.
Дани побежал вперёд.
– Последняя дверь перед входным тамбуром, – крикнул ему вдогонку Шиммон. – Так... вот смотрите, что у нас тут на кухне. Это раковина, чтобы вымыть руки и посуду. Дани, установи тридцать пять градусов. Всё правильно, молодец. Вода потечёт, если нажать на педаль внизу. Это холодильник, там продукты, в верхней части холод, как в вашем леднике в подвале, а в нижней – лютый холод, как в зимнюю морозную ночь. Чтобы открыть, надо просто дёрнуть за ручку. Это – индукционная плита, она нагревает металлическую посуду.
– Какая плита? – спросила Ада.
– Пока не бери в голову, магнитную индукцию мы пройдём попозже. Вот это регулятор мощности нагрева. Ну, стол – это понятно. А это шкафчик с посудой. Ну, что еще? А… вот духовка, чтобы запекать или разогревать. Дани, установи температуру в духовке сто градусов. Вот регулятор! Надо разогреть хлеб к ужину.
Шиммон достал из холодильника булку пшеничного хлеба в упаковке и бутылочку с оливковым маслом.
– Кстати, упаковки и другой мусор надо бросать сюда, это утилизатор, сказал он,  засовывая булку в духовку прямо в упаковке. Упаковку снимем, когда хлеб разогреется. Эсти, достань из шкафчика сковородку, пожалуйста. Поджарим мясо на ужин. А вот у нас и мясо.
Шиммон достал из морозилки шесть кусков, каждый из которых, был упакован отдельно.
– Какое странное мясо – удивилась Ада. – Ни жириночки, ни жилочки, – такого не бывает! Это что же за зверь такой?
– Там на упаковке написано, – ответил Шиммон.
У него перехватило дух. Он понял, что попался и придется, если не всё – то многое, объяснять прямо сейчас. Ада прочитала вслух: «Карбонад вепря, культура, антифактор на один день».
– Что же это значит? И разве вепрь считается кошерным?
– Это значит, что мясо выращено из культуры клеток. Оно никогда не было частью какого-либо животного. У нас не принято убивать животных. К тому же оно свободно от паразитов, которыми может быть заражён природный вепрь, и поэтому вполне кошерно, то есть годно к употреблению. Давайте просто поджарим его и съедим, – увидите как вкусно. Эсти, достань из шкафчика соль и перец.  А эти два куска, положим в воду, пусть размораживаются, потом покормим Бильху.
Ада принялась жарить мясо. А Дани пристально смотрел на Шиммона. И тот понял, что главного вопроса ему не избежать.
– Я вижу, что ты хочешь спросить, Дани, спрашивай, не стесняйся.
– Расскажите про антифактор, пожалуйста, дядя Шимми.
– Ну, что ж, ладно, вздохнул Шиммон. Позвольте цитату из Торы, книга Брейшит, глава Брейшит, раздел пять, стих пять: «И были все дни Адама, которые он жил, девятьсот тридцать лет, и он умер». Стих восемь: «И были все дни Шета девятьсот двенадцать лет, и он умер». Стих одиннадцать: «И были все дни Эноша девятьсот пять лет, и он умер». Обратите внимание, все эти люди жили не меньше девятисот лет.
– Но стоит ли это понимать буквально? – спросила Ада. – Мне так кажется, что в Торе полно противоречий.
– Не скажи, Ада, не во всём. А вот ещё, та же глава, раздел шесть, стих три: «И сказал Бог: «Да не судит дух мой человека долго, так как он всего-навсего плоть. Пусть дни его будут сто двадцать лет». Так вот, дело в том, что в 5380 году биологи восточного континента Исраэль открыли фактор старения. Это белок, который вырабатывается в организме и постепенно накапливается. Являясь клеточным ядом, он постепенно выводит из строя систему воспроизводства клеток и организм стареет. Возможно, ген этого белка и был добавлен ангелами в состав генома человека, чтобы дни его стали сто двадцать лет. Через двадцать лет был синтезирован так называемый антифактор. Его стали добавлять в пищу, и что вы думаете? За прошедшие четыреста лет ещё никто не умер от старости. Жизнь человека продлена до девятисот лет, но это теоретически, а практически возможно и намного дольше.
– Значит ли это, что мы тоже будем жить так долго? – спросила Эстер.
– Да, конечно, вы теперь граждане округа города Шинар, одного из крупных городов Исраэля.
– Это же здорово! – крикнул Дани.  
– Невозможно поверить, дух захватывает! –  отозвалась Эстер.
– Это, конечно, кажется очень заманчивым, – сказала Ада, – но ведь, наверное, население Исраэля будет безгранично увеличиваться, а это породит нехватку еды, преступность, драки. Вот у нас в Падан-Араме рождение детей строго управляется королевскими медиками. После рождения второго ребёнка они приходят, делают укол, и беременность больше не наступает. Но если вдруг с ребёнком что-то случается и он погибает, то они могут отменить бесплодие. Я раньше думала, что это магия, но теперь уже ничему не удивляюсь. Так вот, все эти меры должны обеспечивать одинаковое количество людей, но всё равно, преступность у нас есть!
– Ты конечно права, Ада, но дело в том, что на континенте рождаемость контролируется ещё строже. Если мужчина и женщина заключили брак второго уровня, то их включают в список на получение лицензии на ребёнка. Ежегодно проводятся конкурсы и жребий, и те, кто выигрывает конкурс или на кого выпадает жребий, получают лицензию. Количество лицензий равно количеству вакансий. А вакансии образуются тогда, когда кто-то добровольно покидает Исраэль навсегда.
– То есть добровольно умирает?
– Нет! Не умирает, а уходит либо в космос, либо в информационный мир, то есть никто и никогда не умирает насовсем как личность.
– Я плохо понимаю, много незнакомых слов! – сказала Ада.
– Так, на сегодня хватит! Сейчас поедим и баиньки, а я подберу обучающие сны, вы их посмотрите, и будете знать романский и эллинский. Уверяю, всё станет намного понятнее. Так что больше никаких вопросов.
Они сели за стол, но тут пришла Бильха и громко мяукнула. Шиммон сам дал ей мяса, и оно ей очень понравилось. Благодарность выразилась в том, что пума, мурлыкая, долго тёрлась о ноги. Шиммон и дети поблагодарили Аду за вкусный ужин.
– А Бильха? Она ведь тоже съела антифактор? – спросил Дани.
– Он действует и на животных, не только на людей. В биологической лаборатории в Келахе уже триста восемьдесят лет живёт лесная кошка, которая принадлежит изобретателю методики синтеза антифактора.
– Ух, ты! Вот это да!
– Ну, а теперь укладывайтесь! Каждый в своём купе. А я, через некоторое время, приду и настрою аппарат для просмотра снов, – сказал Шиммон и пошёл к терминалу вычислителя поискать подходящие видеокниги.
Книга с романским языком нашлась быстро, поиски эллинского заставили его попотеть. В полке рядом с терминалом, где обычно было принято хранить блоки электро-полевой памяти, такой книги не было, и её пришлось загружать из центральной библиотеки через инфосеть железной дороги. Наконец, всё было готово. Шиммон запустил программу дрёмера в настроечный режим, а сам надел шапочку-экран и пошёл по купе, чтобы установить уровень торсионного поля. Подходя к каждому, он желал приятного просмотра и, включив излучатель, регулировал уровень поля, пока человек не засыпал. Вернувшись к терминалу, он выбрал сон и для себя – «Полёт кондора над горами». Переведя дрёмер в рабочий режим, Шиммон, наконец, пошёл к себе, разделся и с удовольствием вытянулся на полке. Себе он выбрал режим: «Проигрывать по засыпании», решив перед сном помечтать и подумать об Аде. Но  колёса выбивали бешеную дробь, вагон мягко покачивался, и его вскоре сморило.
Проснувшись утром, Шиммон понял, что проспал дольше всех. Быстро одевшись, он вышел в общий зал. Ада и дети сидели у окон и смотрели не отрываясь. Они были в восторге. Поезд уже летел по эстакаде. За окнами открывались дивные виды, внизу – лес, за лесом в голубоватой дымке виднелись горы. Шиммон и сам мог часами смотреть из окна поезда на проносящиеся пейзажи.
– Доброго утра, друзья, – поприветствовал он своих подопечных.
– О, дядя Шимми, это просто чудо какое-то! – не смогла сдержать своих чувств Эстер.
– Tempora mutantur et nos mutantur in illis – времена меняются, и мы меняемся вместе с ними! Ты волшебник, Шимми, – сказала Ада. – Кушать хочешь? Я пойду приготовлю.  И ещё мне надо кое-что у тебя спросить наедине.
– Это не передать словами, дядя Шимми, как здорово, – сказал Дани.  – Этот поезд, обучение во сне! Это волшебство! Неужели все науки можно вот так, запросто, выучить?
– К сожалению нет, Дани. Во сне можно усвоить какие-то факты, например, выучить слова чужого языка. Но ведь знать факты и понимать суть явлений – это совсем разные вещи, поэтому школы вам с Эстер не избежать! В школе вас научат думать и понимать, самим доходить до сути. Ладно, вы пока смотрите в окно, а я пойду, помогу готовить завтрак.
Шиммон зашёл в своё купе и взял две экранирующих шапочки. Имея на борту телепата, без них наедине не поговорить. Ада уже приспособилась к плите и обжаривала  полоски мяса на оливковом масле.
– Что готовишь? – спросил Шиммон, входя на кухню.
– Яичницу с мясом и томатами.
– Здорово! Надень, – это экран от Дани. Ты знала, что Дани телепат?
– Я давно догадывалась, хотя такого слова я, конечно, не знала до этого дня.
– Ну вот, теперь можно поговорить наедине. Спрашивай, что хотела.
– Шимми, меня беспокоит один нравственный вопрос. Хорошо ли вы, то есть жители Исраэля, поступаете с жителями Падан-Арама? Имея такие достижения в науке и технике и, в частности, этот пресловутый антифактор, вы почему-то не делитесь всем этим с жителями острова?
– Да… вопрос правомерный с твоей стороны. И вопрос очень и очень непростой. Приготовься узнать сокровенные тайны мироустройства и наберись терпения. Кратко можно сказать так: «У нас нет другого выхода». Попробую объяснить почему. Знаешь ли ты, что случилось с Элладой и Романией?
– Насколько я знаю, там случилась разрушительная война и очень многие погибли, оставшиеся погибли в результате эпидемии. Полностью исчезли два могущественных народа.
– В общем, всё верно, вот только всё дело в подробностях. Причиной непрерывных войн между Элладой и Романией была общая перенаселённость западного континента. Его площадь составляет примерно пятьдесят четыре миллиона квадратных километров. Это значит, что максимальное население этих двух стран, по законам Исраэля, должно быть не более пятидесяти четырех миллионов человек, то есть по одному на квадратный километр. На самом же деле, их численность в тысячу раз превысила этот предел. Они пытались расселиться и на восточном континенте, но черные крысы оказались сильнее романцев. Красная чума пресекала все попытки захвата восточного континента. Всякий раз, когда им казалось, что они, наконец, разработали и испытали in vitro химическое лекарство или вакцину против бактерии pestis rubeus, она изменялась in vivo, и очередная экспедиция гибла. Возможно, что это ангелы Всесильного, таким образом, хранили арамейцев от окончательного порабощения. А возможно, что и королевские медики приложили к этому руку. Точных сведений на этот счёт не сохранилось. Романцы сильно превосходили арамейцев в технике. Они захватили западное побережье Падан-Арама, основали там свои города – Херкуланиум и Дугу, но продвинуться вглубь острова не сумели по той же причине.
– А как же арамейцы, почему они выжили?
– Ну, во-первых, арамейцы находились в контакте с бактерией на протяжении всей своей истории и имели некоторый природный иммунитет, во-вторых, королевская династия Падан-Арама больше уделяла внимания развитию биологии и медицины, а не технике и технологии. Постоянное слежение за изменениями бактерии позволяло вовремя готовить новые вакцины и прививать население. Уже тогда, около семисот пятидесяти лет тому назад, началось заселение арамейцами восточного континента. Тем временем, население западного континента росло, а ресурсы убывали. Хрупкое перемирие между Элладой и Романией постоянно нарушалось. Романия занимала умеренные и субтропические широты южной части западного континента, Эллада располагалась в экваториальном поясе. Севернее расстилалась великая пустыня, а еще севернее жил странный народ хара. Забегая вперёд, скажу, что хара оказались не людьми, а совершенно другим видом разумных существ, к сожалению агрессивным и беспощадным по отношению к людям. И вот, наконец, эллины открыли свойства урана-235, это такой тяжелый металл, лучше бы его вообще не существовало. Эти свойства состоят в том, что при распаде ядер атомов этого металла, выделяется огромная энергия и вредоносное для всего живого излучение. Про ядра и атомы пока не спрашивай, это просто физика, сейчас речь не об этом. Этот вид энергии назвали ядерной энергией, а вредоносное излучение – радиацией. Так вот, на основе ядерной энергии эллины разработали ядерное оружие. Но недолго они владели этими знаниями монопольно. Разведчики романцев выкрали секреты технологии, и их учёные разработали еще более совершенное ядерное оружие на основе плутония-239, который они научились получать из урана-238.
Тем временем, в условиях строжайшей тайны, король Шломо сороковой решил построить на восточном континенте лаборатории по созданию технических средств для противодействия романской оккупации. Исходную информацию поставляли разведчики, работавшие слугами у романцев в Херкуланиуме. Постепенно арамейские инженеры и ученые, на основе знаний, украденных  у романцев, построили свою техническую цивилизацию. На это ушло примерно сто двадцать лет. Восточные арамейцы не производили аэропланов и автомобилей, которыми так увлекались эллины и романцы, но подземную железную дорогу на электротяге они построили. Лаборатории, заводы и энергостанции им пришлось располагать в тоннелях под землей, чтобы романцы не засекли с воздуха индустрию арамейцев. Основой энергетики в то время были геотермальные электрогенераторы. Они никак не выдавали себя при наблюдении с воздуха, так как сливались с тепловым фоном вулканических областей. Тогда же появились первые арамейские вычислительные машины. Сильной стороной арамейцев всегда были достижения в биологии, поэтому вместо того, чтобы создавать своё ядерное оружие, арамейцы решили использовать для освобождения от романского ига модифицированную дифтерийную палочку Corynebacterium-112.
Однако воспользоваться биологическим оружием так и не пришлось. В 5180 году между романцами и эллинами вспыхнула очередная война. Дошло до применения ядерного оружия с обеих сторон, хотя первыми применили ядерную бомбу эллины. Практически вся территория западного континента от великой пустыни до самых южных берегов, где восемь месяцев царствует холод, подверглась радиационному заражению. Выжившие эллины бежали через пустыню на север. Остатки армии были хоть и потрёпаны, но вполне боеспособны. Хара, владевшие только холодным и метательным оружием, не смогли противостоять боевым машинам эллинов и вынуждены были покинуть континент, перебравшись на северные острова. Так же, как и раньше, эллины одержали лишь временную победу над хара. Но хара никогда не сдаются и всегда возвращаются, чтобы отомстить. Так было и в этот раз. Оправившись от поражения, хара стали незаметно проникать на континент и вести засадную войну против эллинов. Понемногу они их истребляли и, будучи абсолютными хищниками, всегда съедали своих убитых врагов. Хара вообще ничего не едят кроме мяса, причём предпочитают свежее и сырое. Но вот с эллинами им не повезло – люди были заражены радиацией, а хара, как оказалось, не переносят её даже в самых минимальных дозах. Таким образом, хара, охотившиеся на эллинов, погибли, а оставшиеся на островах были вынуждены там и оставаться. Они там остаются и сейчас. Увидев машины эллинов, хара начали пытаться создавать что-то подобное. Шестьсот лет упорного труда дали результат. К настоящему моменту они достигли определённых успехов: освоили паровой двигатель, построили две паровых электростанции и по ночам освещают свои города электричеством. Ядерная энергия у них под запретом, так как на их глазах умерли от рака эллины, выжившие в войне, но всё-таки заражённые радиацией. На западный континент они возвращаться боятся, но зарятся на восточный. Исраэлю приходится вести постоянную позиционную войну с хара, не допуская их на берега Падан-Арама и восточного континента.
Оставшиеся в живых после войны романцы, естественно, перебрались в свои владения в Падан-Араме и начали войну против местных арамейцев. Два боевых подводных корабля Исраэля с биологическим оружием уже вышли в море, чтобы помочь своим братьям островитянам. Но красная чума опять сделала своё дело. На этот раз романцам не удалось сдержать эпидемию, и болезнь проникла в города. Через два месяца всё было кончено. Два миллиона местных романцев и три с половиной миллиона переселенцев погибли. Причиной столь масштабной эпидемии оказалась всё та же радиация, под влиянием которой бактерия pestis rubeus в очередной раз мутировала в организмах переселенцев. Арамейцы острова отделались всего лишь лёгким насморком. Учёные Исраэля долго исследовали этот феномен и пришли к неутешительным выводам. Оказалось, что причиной неспособности романцев противостоять болезни, были генетические ошибки, накопившиеся в их клетках из-за небольших доз радиации, которые неизбежно получает народ, занимающийся обогащением урана и производством плутония. Ещё одной причиной было загрязнение организмов органическими ядами, содержащимися в автомобильных выхлопах.
Чтобы не разделить судьбу эллинов и романцев, король Шломо сорок третий и Большой Совет Исраэля приняли историческое решение – ограничить рост численности населения на всех арамейских территориях, а в Падан-Араме, не затронутом технической цивилизацией на большей части своей территории, оставить всё как есть и не развивать промышленность, чтобы сохранить в неприкосновенности генетический фонд народа.
– Ну, с техникой, в общем, идея понятна – сказала Ада. – А как насчёт антифактора?
–  А как насчет яичницы?
– Да. Ты, конечно же, прав. Она давно готова. Доставай хлеб из духовки и пошли есть.
Позавтракали в общем зале под бешеный стук колёс. Ада торопилась, её распирало любопытство. Бильха получила на завтрак ещё два куска культурного мяса с антифактором, увы, дичи тут не было, но она не обиделась и, довольно мурлыкая, улеглась у ног Дани.
– Дети, смотрите в окошко! Это очень увлекательно, – сказала Ада, – а мы с Шиммоном пойдем помоем посуду и приберёмся на кухне.
Ада, сгорая от нетерпения, затащила инженера на кухню и закрыла дверь.
– Ну, так как насчет антифактора?
– Сейчас расскажу и про это. Слушай дальше. Начать придётся издалека, из глубины веков. Вот скажи, как ты себе представляешь происхождение жизни вообще и человека в частности?
– Ну… в Падан-Араме в школах учат, что всё произошло так, как и написано в Торе, то есть Всесильный взял и создал всё как по волшебству. Только, мне кажется, шесть дней маловато будет даже для абсолютного и совершенного волшебника.
– Именно так, какая же ты умная, просто поразительно! Когда учёные Исраэля создали вычислительные машины и начали писать программы для них, то выяснилось, что это не такое простое дело. Чтобы написать мало-мальски сложную программу, требуются огромные трудозатраты. Потом ещё надо отладить эту программу, устранить все ошибки и тупиковые переходы внутри программы, иначе она не будет способна решать задачу, для которой предназначена. Создавая теорию обработки информации с помощью машин, ученые не могли не заметить явной аналогии между вычислителями и биологическими организмами. И то и другое работает по программе. Биологи уже открыли к тому времени  способ записи программы в живой клетке. Это генетический код, записанный на огромных молекулах, названных дезоксирибонуклеиновой кислотой. Сокращенно ДНК. Способ записи – это четверичные числа, составленные из четырех цифр. [Здесь и далее химические термины переведены с арамейского, для простоты понимания.] Названия этих химических цифр: аденин, гуанин, тимин и цитозин. Абсолютно любая жизнь запрограммирована именно этим универсальным способом. Это говорит о том, что вся жизнь действительно создана одним автором, или скажем авторским коллективом, и в этом Тора права. Кстати, существует строгое доказательство того, что жизнь действительно авторское творение, и дети непременно будут проходить его в школе. Ты скажешь: «А кто же сомневается?» Романцы сомневались, они в последние десятилетия своего существования стали атеистами, то есть отрицающими само существование бога, морально разложились и погрязли во грехе. В общем:  Сдом и Амора!
Итак, авторы существуют, но вот сроки творения, каковы они могут быть на самом деле? Учеными был точно установлен возраст Эреца, как планеты – он равен четырем миллиардам лет. А вот жизнь на Эреце существует только около пятидесяти тысяч лет. Древнее этого возраста не найдено ни одной косточки. Самые древние человеческие останки имеют возраст всего две тысячи семьсот лет. Если даже предположить, что Всесильный и его ангелы сконструировали все живые организмы и написали для них программы очень быстро, то всё равно времени на отладку этих программ катастрофически не хватает. К тому же, в технике не бывает так, чтобы сразу получился совершенный прибор или машина, всегда разработка проходит в несколько стадий: сначала создаются прототипы, затем опытные образцы. Всё это подвергается многочисленным испытаниям и многое отсеивается. То есть эволюция техники происходит постепенно и достаточно медленно. В живой природе мы этого не наблюдаем. Но если предположить, что принцип построения экосистемы такой же, как в технике, то, исходя из времени жизни каждого поколения живых организмов, можно подсчитать необходимое для развития жизни время, – получается нужно около пятисот миллионов лет, самое меньшее. Чтобы разрешить это противоречие, ученые предложили гипотезу «переселения», и сейчас она представляется наиболее вероятной. Согласно этой гипотезе, создание жизни проходило на какой-то другой планете, а на Эрец жизнь была перенесена уже в готовом виде. Что это значит? Это значит, что, во-первых, в космосе существуют ещё планеты, пригодные для жизни, во-вторых, что существует способ преодоления межзвёздных расстояний и, в-третьих, что переместили нас сюда, по-видимому, те же ангелы, то есть те, которые нас и создали.
– Но ведь межзвёздные расстояния огромны. Помню из школы, нам говорил учитель мироустройства, что звёзды такие же тела, как наш Шемеш. Но свет от них может идти тысячи лет, а свет ведь самая быстрая вещь, которая нам известна. И, кстати, здесь явное противоречие с Торой, как я тебе и говорила. Ведь считается, что сейчас идет пять тысяч семьсот восьмидесятый год от сотворения мира!
– Да, Ада, здесь ты совершенно права. Ну, так вот, выводы, которые следуют из гипотезы «переселения», послужили мощным стимулом для разработки космической техники, ведь если найти другие планеты, то можно без ущерба для Эреца увеличить численность народа. Начались упорные исследования, и они увенчались успехом. Было открыто так называемое «темпоральное поле». Не вдаваясь в подробности, скажу, что это открытие позволяет перемещать предметы много быстрее, чем со скоростью света. К сожалению, постройка корабля, способного преодолеть притяжение планеты, никак не получалась. Дело было не только в отсутствии источника энергии необходимой мощности. Почему-то в ходе работ в коллективах разработчиков постоянно случались разногласия по самым незначительным поводам, вспыхивали ссоры, и команды разваливались. Около ста лет продолжалось это безобразие, но вот в области физики было сделано ещё одно фундаментальное открытие. Было открыто торсионное взаимодействие, и создан первый торсионно-магнитный преобразователь. Исследования этого взаимодействия породили целую серию открытий в области биологии мозга. Оказалось, что мозг высших животных способен принимать и излучать торсионные волны. Постепенно выяснилось, что мозг, таким образом, постоянно обменивается информацией, только вот с кем? Многочисленные эксперименты позволили, через несколько десятилетий, расшифровать, наконец, сигналы мозга и открыть, так называемую, ментальную информационную сеть, сокращённо её называют ментос. Оказалось, что абсолютно все многоклеточные организмы имеют связь с ментальной сетью в той или иной мере. Эта связь названа романским словом ligamentum, но можно употреблять термин «душа». Расшифровка протоколов обмена информацией между мозгом и ментосом позволила скопировать личность человека в память вычислительной машины и с помощью очень сложных программ активизировать эту личность. Так появилась возможность обеспечить бессмертие личности человека в информационном состоянии. Должен сказать, что в Исраэле принято и считается необходимым регулярно копировать себя в информационную сеть нашего общества, это позволяет достичь личного бессмертия, даже если тело по каким-то причинам погибает.
– Ну, а как же путь на небеса после смерти, как у нас в  Падан-Араме принято считать? Души праведников должны попадать на небеса, так ведь?
– Да, конечно, только не души, а личности! Душа, ещё раз повторю, – это канал связи с ментосом, лигаментум. А личность – это всё, что составляет твоё «я», все твои знания, привычки, воспоминания, способы мышления и решения задач. Душа после смерти передаётся другому человеку. А личность – это и есть ты, и ты уходишь в ментос. Что происходит с личностью в ментосе – это тайна, покрытая мраком. Возвратившихся нет из загробного мира.
– Кто же создал ментос?
– Отгадай с трех раз!
– Всесильный и его ангелы?
– Конечно! Других кандидатур на эту роль наука не видит. Мы считаем, что ментос – это место обитания ангелов.  Намного интереснее вопрос: для чего они создали жизнь, которая неизбежно заканчивается? На этот счёт существует гипотеза. Но сначала цитата. Тора, книга Брейшит, глава Брейшит, раздел первый, стих двадцать седьмой: «И сотворил Всесильный человека по образу своему, по образу Всесильного сотворил его, мужчину и женщину сотворил их». Так вот в чем суть этой гипотезы, – раз человек создан по образу Всесильного, то это значит, что после смерти его личность пополняет ряды ангелов. Следовательно, жизнь на Эреце – это способ размножения ангелов.
– Но ведь, наверное, не каждая личность может стать ангелом, много людей совершают зло.
– Вот тут то мы и подходим к самой сути нашего разговора. Да, много людей злых, но оказывается, и эксперименты с устройствами, экранирующими мозг от торсионных полей ментоса, это доказали, что каждая человеческая личность в этом мире подвергается испытанию так называемым тёмным информационным потоком. То есть люди не сами по себе злы, они такие под влиянием тёмного потока. Некоторые люди,  и даже очень многие, могут противостоять тёмному потоку, но такое же количество людей сопротивляться не может. Поэтому все жители Исраэля проводят свою жизнь под экраном. Под экраном человек не творит зла. У нас нет преступности. Под экраном все разработки космической техники сдвинулись, наконец, с мертвой точки, и развитие пошло с ускорением. Человек Исраэля вышел в космос, и вышел не так, как романцы с их керосиновыми ракетами. Мы быстро изучили систему Шемеша и вскоре достигли ближайших звёзд. Сейчас у нас двести пятьдесят три колонии на других планетах, правда, они годны для жизни лишь условно. Только одна планета имеет океаны и кислородную атмосферу, – это Эден-два, но она была стерильна. И сейчас мы пытаемся заселить её жизнью.
Но за всё надо платить! Экранирование имеет и отрицательные стороны.   Под экраном ангелы нас не видят. Под экраном лигаментум не отключается, но молчит. И ангелы считают, что человек хотя и не умер, но находится в коме. И ещё, под экраном человек и любые организмы не могут размножаться, и этот факт явился причиной возникновения целой науки, названной биоморфологией. Предметом этой науки является изучение формирования организма под действием ментоса. Оказалось, что под экраном, оплодотворение произойти может, но когда в процессе развития эмбриона начинают формироваться органы, присутствие ментоса становится необходимым. Полученный при оплодотворении уникальный генетический код является всего лишь списком параметров  и признаков организма, а вот реализация всех этих параметров может произойти только под влиянием ментоса. Вот именно по этой причине Падан-Арам должен оставаться нетронутым цивилизацией. Это детский сад для всего арамейского народа и это наш стратегический резерв на тот случай, если вдруг наши эксперименты с экранированием и антифактором плохо кончатся, и Исраэль начнёт вымирать. Кроме того, антифактор оказался несовместимым с тёмным потоком. У некоторых людей, получающих антифактор, тёмный поток вызывает приступы немотивированной агрессии. Так что антифактор  противопоказан жителям острова. Так я ответил на твой вопрос?
– Да, но всё это мне надо ещё переварить! Боюсь, что мне тоже придётся идти в школу вместе с детьми.
– В школу тебя не примут, но это не страшно. Ты всему можешь научиться, получая информацию из центральной библиотеки с помощью домашнего вычислителя, я тебя с удовольствием научу, как это делать.
– Шимми, скажи, пожалуйста, а сколько тебе лет?
– Сто пятьдесят, а что?
– По тебе не скажешь! А вот эти все королевские служащие, они ведь тоже выглядят очень молодо. Они на самом деле тоже уже приличного возраста?
– Ну, это бывает по-разному. Обычно житель Исраэля, окончив профессиональную академию, проходит практику в Падан-Араме. Цель этой практики, во-первых, определить какова устойчивость человека к тёмному потоку. Если он устойчив, то в перспективе он или она может получить лицензию на ребёнка, и такой человек продолжает  практику с целью изучения обычаев, нравов и образа жизни островитян, потому что, когда он получит лицензию, родить ребёнка и растить его в течение восьми лет он должен именно на острове, чтобы ребёнок правильно сформировался. После этого семья переезжает на континент, и ребёнок поступает в школу. Ну, а если человек оказывается подвержен влиянию тёмного потока, то он снимается с практики, и тогда получить лицензию он не сможет никогда.
– Ну, а если он больше всего на свете хочет ребёнка, я имею в виду женщин, прежде всего?
– Ну, тогда она может отказаться от антифактора и переехать на остров насовсем. В этом случае лицензия становится ненужной, и женщине надо всего лишь выйти замуж.
– Да… нелёгкий выбор: быстро состариться и иметь ребёнка, или остаться молодой, но бездетной. Получается, что мне повезло больше других. У меня и дети есть и антифактор тоже.
– У тебя, Ада, двое! Поэтому все твои новые знакомые, если они будут, очень удивятся.
– Что ж, буду сидеть на ферме и носа в обществе не показывать. Шимми, а что ты делал в Падан-Араме, ведь для практиканта ты вроде бы староват?
– Я то? Я ведь инженер, у меня была командировка для испытания нового гуманного оружия – сонера, я его разрабатывал  совместно с двумя биологами. Я сопровождал стражников, когда они ловили преступников, и помогал им в этом. Ну, а потом нас с Ариэлем попросили оценить ваш завод.
– По-моему твоё оружие действует весьма эффектно! Как ты уложил того бродягу. Все просто рты раскрыли от удивления.
– Если бы сонер так же действовал на хара, но, к сожалению, он оглушает хара только на две – три секунды, сам проверял, когда был на границе.
– Интересно почему?
-Хара ведь не люди. Они хоть и похожи на людей, но генетически они вообще, как из другой вселенной. Протоколы входа в их мозг совершенно другие, и мы не можем исследовать их, потому, что хара никогда не сдаются в плен. Если воин хара ранен в бою и не может больше драться, или он теряет контроль над собой под действием химического препарата, он просто усилием воли останавливает своё сердце.
Поезд стал замедлять ход.
– Ада, посмотри мы подъезжаем к Шинару. Ну, и как тебе это?
Ада ахнула, поглядев в окно, – в километре от эстакады среди буйного смешанного леса стояла башня высотой полкилометра и метров триста в диаметре. А дальше ещё и ещё! Башен было много. Никаких улиц между башнями не было, кругом шумел девственный лес. Эстакады местных железных дорог соединяли башни на разных уровнях. Они и были городским транспортом.
– Да… такого города я и представить себе не могла! Как же вы всё это построили?
– Армированная металлом керамика на основе базальта, монолитная технология. Здания не горят и имеют очень высокую теплоизоляцию, летом в них не жарко, а зимой не холодно. Кстати, эстакада, по которой мы едем, сделана так же.
– Очень красиво, мне нравится! Ну, а если человек захочет погулять?
– Лес же рядом, выходи и гуляй. В лесу проложены велосипедные дорожки, можно покататься, только мур-генератор надо не забыть, – в лесу водятся хищники. Велосипеды, это такие двухколёсные механизмы, без всяких моторов позволяют ехать довольно быстро. Я тебя научу.
– Я имела в виду, как же спускаться с такой высоты и подниматься тоже. Как на гору лезть, пока долезешь и нагуляешься и устанешь.
– Да нет! Не всё так сложно. Есть же подъёмник, такой же вагончик, но движущийся вертикально по зубчатым рельсам.
Поезд остановился у высокой платформы.
– Мы уже приехали? – спросила Ада.
– Нет, это вокзал Шинара. Наша станция Адма следующая на магистрали, но там поезд не остановится, а наш вагон отцепится автоматически. Вообще-то, ехать нам осталось очень мало. Надо собирать вещи, а впрочем, ладно, сначала мы сходим в администрацию Адмы, а потом, может быть, доедем на этом же вагоне до самой фермы.
Шиммон и Ада вернулись в общий зал.
– Ну, как тебе, Эсти, понравился город? – спросил Шиммон.
– Это волшебно! А нам можно будет забраться на крышу этой башни?
– Конечно можно. Экскурсия в Шинар за мной, в шаббат, когда у вас с Дани не будет занятий в школе.
– Здорово, дядя Шимми! – отозвался Дани.
Поезд снова тронулся и быстро набрал скорость. На экране вычислителя заморгала надпись: «Прибытие на станцию Адма через пять минут».
– Ну, вот мы и подъезжаем, – сказал Шиммон.
Вскоре вагон отцепился и стал замедлять ход, потом прошёл несколько стрелок и, наконец, остановился у платформы.
– Пойдёмте знакомиться с Адмой, в этот городок вы будете приезжать в школу каждый день, – сказал Шиммон, обращаясь к детям. – Вещи можно оставить пока здесь, мы ещё вернёмся.
– А на чём они будут приезжать? На велосипеде, наверное? – поинтересовалась Ада.
– Нет, до фермы, насколько я знаю, километров пятьдесят. Это для велосипеда далековато. Не знаю на чём, но точно по местной железной дороге. Другого транспорта в Исраэле нет.
Дети надели куртки, а Ада нацепила пояс с мечом. Дани надел на Бильху ошейник и прицепил поводок.
– Вот мы и готовы, – сказала Ада.
– А меч-то тебе зачем? – улыбнулся Шиммон.
– Это мой главный attributum к костюму островитянки! Правильно сказала?
– Тебе идет! Ладно, пошли уже. Да, Дани, ты сними эту шапочку, тебе не нужно её носить.
– Но мама сказала, что здесь все такие носят.
– Ладно, только дай мне её на минуту.
Шиммон взял у Дани шапочку и незаметно вынул с изнаночной стороны гибкий аккумулятор.
– Вот, теперь можешь надеть, раз она тебе так нравится. Только не меняйся ни с кем!
ISBN 978-5-9904766-1-5
© Шен Александр Андреевич
http://shena1622.nethouse.ru/
shena1622@gmail.com
 

Рейтинг: +2 144 просмотра
Комментарии (1)
Мария # 3 апреля 2014 в 02:21 0