ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Александр Шен Отрывок из романа: "Даниэль бен Ашер. Галактическая разведка".

 

Александр Шен Отрывок из романа: "Даниэль бен Ашер. Галактическая разведка".

9 февраля 2014 - Александр Шен
article187826.jpg
Александр Шен
Отрывок из романа: "Даниэль бен Ашер. Галактическая разведка".
Конец третьей главы и начало 4-й, где герою предстоит пройти нелёгкую (как вдруг оказалось) процедуру сдачи биоматериалов в криобанк. Но ничего не поделаешь, без этого к космическому полёту не допустят. Эротическая программа не помогла, пришлось прибегнуть к помощи сестры, неожиданно проявившей фундаментальные познания в области эллинской эротики.
 
 
Александр Шен
Отрывок из романа: "Даниэль бен Ашер. Галактическая разведка".
 
 На следующий день Шиммон предложил всем домочадцам отправиться в Адму, а затем в Шинар, для того чтобы пройти необходимые процедуры перед полётом в космос.
– Шимми, дорогой, а мне-то зачем в Шинар ехать? – спросила Ада. – В Адме, я так понимаю, мы с тобой поженимся. А в Шинаре-то я тебе зачем? Мне ведь надо следить за генератором, который питает лабораторию, и, если что – запустить другой.
– Поверь, любимая, в криобанке мне без тебя будет трудно. Я уже договорился с Эйтаном, он подменит тебя на сегодня и присмотрит за генераторами, а мы заправим его тепловоз за счёт лаборатории. И ещё, он привезёт полётные карточки, удостоверяющие статус Дани и Эсти как стажёров дальней космической связи, и мою карточку куратора стажёров.
– Ну, ладно, если так, то я поеду с удовольствием.
– Так значит, мы идём в криобанк сегодня? – спросила Эстер, чтобы удостовериться.
– Да, Эсти, а что, ты не сможешь сегодня? – спросил Шиммон.
– Нет, дядя Шимми, я смогу, со мной всё в порядке, я пойду подготовлюсь…
– Иди, Эсти, мы тебя подождем.
В этот раз за машиниста автомотрисы работала Ада. Шиммон был, как всегда, машинистом-инструктором. Дети сидели в общем зале и обсуждали предстоящий космический полёт.
– Свяжись с диспетчером и запроси открыть входной, – сказал Шиммон, когда вагон уже подлетал к городу. – Ты отлично справилась, радость моя.
– Это не сложнее, чем управлять генераторами. В Шинар поедем своим ходом, я думаю, и там арендуем тупик на один день. А до администрации Адмы поедем городским вагоном.
– Да, давай так и сделаем.
* * *
В приёмном зале администрации Адмы не было посетителей. Азриэль сидел, как всегда, за своим огромным столом, уставленным вычислителями и, время от времени, отдавал распоряжения по громкой связи. На столе стояла приличных размеров табличка, на которой было написано: «Азриэль бен Нафтали, внешность изменена после нападения хара».
– Мир вам, дорогой господин Азриэль, – поздоровался Шиммон за всех пришедших.
– И вам мир, дорогие сограждане. Что заставило вас посетить скромного городского служащего? Чем могу помочь?
– Вы нас помните?
– Да, конечно, помню, кто же не знает семью, спасшую город. А я вижу, господин Шиммон, что у вас с прекрасной Адой всё сложилось удачно.
– Да, господин Азриэль, – сказала Ада, – мы, собственно, по поводу этого и пришли. Мы хотим поднять уровень нашего брака до второго.
– И я хочу стать приёмным отцом для Дани.
– Здорово! Присаживайтесь на диванчик – я сейчас всё подготовлю. Заготовки текста у меня есть, сейчас напечатаю на гербовой бумаге, распишетесь и произнесёте клятву.
Через пять минут типограф Азриэля закончил печатать.
– Пожалуйста, господа и дамы, внимательно прочитайте тексты брачного договора, договора об усыновлении и договора о порядке наследования собственности. Это может показаться формальностью, но таковы правила. После прочтения и в случае согласия вы подписываете бумаги.
Ада с Шиммоном углубились в чтение документов. Дани сидел, закрыв глаза, и делал вид, что просто задумался. На самом деле он подглядывал, он читал тот же текст, глазами своей мамы непосредственно подключившись к её мозгу. Эстер сочла момент самым подходящим и подошла к администратору.
– Господин Азриэль, мне есть, что обсудить с вами наедине.
– Давайте пройдём в переговорную, госпожа Эстер.
Они прошли в конец коридора, выходящего из приёмного зала, и закрылись в кабинете для переговоров.
– Ну, как, у вас что-нибудь получилось?
– Взгляните, это результат моделирования, – Эстер протянула напечатанное изображение.
Азриэль сглотнул, с распечатки на него смотрело его собственное лицо, такое, каким оно было раньше.
– Как же это вам удалось?! – едва смог выдохнуть администратор.
– Сначала я нашла в ДНК участок, на котором записана информация о форме лица. Далее мне удалось написать биоморфологический алгоритм для воссоздания лиц. На это ушло полгода. Потом я провела опыт с собственной ДНК. Потом вы, по моей просьбе, любезно переслали цифровую запись вашей ДНК. И вот, наконец, вы держите в руках результат работы симулятора по моему алгоритму над вашей ДНК.
– Это потрясающе! И что же теперь? Могу я надеяться?
– Теперь мне нужно вырастить исорга с вашим лицом, из ваших клеток-родоначальников. Я, собственно, за ними и пришла. Но прежде, чем я получу в своё распоряжение лабораторию для клонирования, мне придётся сдать экзамены за академические курсы медицины и биоморфологии. Сколько для этого потребуется времени – не знаю! Когда исорг будет готов, можно будет пересадить вам лицо. И ещё, наверное, потребуются какие-то бумаги с вашей подписью, согласие на эксперимент или что-нибудь в этом роде. Здесь вы лучше меня разбираетесь.
– Да, да, конечно, это я всё сделаю – всё будет законно.
– А сейчас, закатайте рукав, пожалуйста.
Эстер вынула из сумочки платиновый шприц-микротом, флягу со спиртом и титановый термос с жидким азотом. Продезинфицировав кожу, Эстер засадила иглу в бицепс Азриэля, шприц чмокнул, и дело было сделано. Упаковав микротом с биоматериалом в термос, Эстер положила его обратно в сумочку.
– Вот и всё, господин Азриэль! Теперь у меня есть ваши клетки. Как только мне разрешат, я займусь натурным экспериментом. И если вы погибнете окончательно к тому времени, я просто сделаю вам новое тело.
– Надеюсь, до этого не дойдёт, но всё равно благодарю вас, госпожа Эстер, и очень надеюсь на ваш успех. И ещё вот что, вам надо подать заявку на изобретение алгоритма и вторую – на открытие соответствующего участка в ДНК человека.
– А это не слишком? Не так уж и много я сделала.
– Вы просто пока не понимаете значения ваших открытий! Я вышлю на вашу почту формы заявок, а вы уж, пожалуйста, найдите пару часов и сделайте это. Поверьте, это очень важно для вашей дальнейшей работы, уж я-то законы знаю!
Эстер и Азриэль вернулись в зал для посетителей.
– Господин Шиммон, госпожа Ада, вы прочитали документы?
– Да, мы прочитали и готовы всё подписать. И сказать слова, какие нужно, – ответила Ада.
– Прекрасно, тогда приступим к церемонии. Видеоотчёт будет храниться в архиве Адмы. Госпожа Ада бат Леви! Находясь в здравом уме и не испытывая проблем с памятью, согласны ли вы с тем, что Шиммон бен Эйфа станет вашим законным супругом, наследником и отцом вашего ребёнка?
– Да, я согласна.
– Господин Шиммон бен Эйфа! Находясь в здравом уме и не испытывая проблем с памятью, согласны ли вы с тем, что Ада бат Леви станет вашей законной супругой, наследницей и матерью вашего ребёнка?
– Да, я согласен.
– Тогда я, Азриэль бен Нафтали, младший администратор города Адма, округа Шинар, объявляю ваш брак второго уровня заключённым. Теперь поставьте ваши подписи под документами, я их уже подписал, и обменяйтесь договорами. Да продлится этот брак тысячу лет!
При этих словах один из вычислителей сыграл через колонки свадебный марш.
– Госпожа Ада, ещё один вопрос, последний, – сказал Азриэль, – вы ведь имеете лицензию, правда?
– Да, меня наградил администратор Шинара – показывали в новостях.
– Ну, я-то был несколько убит в это время, но не в этом дело. Я хотел сказать вот что – если вы с Шиммоном захотите завести ребёнка, то вам не нужно ехать в Падан-Арам, как это обычно принято делать. Ваш случай по-своему уникальный, во-первых, вы родом оттуда и появляться там вам не стоит, во-вторых, вы не нуждаетесь в экранировании. Я читал вашу историю и считаю, что вы вполне можете вынашивать ребёнка и здесь, только ментальный экран в доме надо заблокировать, иначе это может повредить ребёнку. Не забудьте, пожалуйста! Шиммон тоже не должен носить индивидуальный экран, потому что радиус его действия около трёх метров.
– Благодарю вас, господин Азриэль, я учту всё, о чём вы предупредили. На двери повешу таблицу с крупной надписью: «С экранами не входить».
Автомотриса мчалась по запасному пути в Шинар. Шиммон сам сидел за контроллером, решив попрактиковаться в ручном управлении на магистральных путях. Он очень любил ощущение скорости. «Не суждено стать пилотом, так хоть по железной дороге покатаюсь», – думал он про себя. Дани и Эстер сидели в зале и рассуждали о том, насколько точны расчёты судьбы.
– Вообще-то они не могут быть очень точными, – сказал Дани, – хоть Ноах и называет их доверительными вероятностями. Эти расчёты зависят от конкретных начальных условий, а разве эти условия не могут измениться?
– Да, Дани, я получаю из ментоса расчёт в ответ на конкретный вопрос. Но если формулировку вопроса слегка изменить, то результат может оказаться совершенно другим. Изменяя формулировку, я иначе задаю начальные условия. Но, кроме конкретно заданных вопросов, есть ещё такое понятие как интуитивная индукция. Это уже чистая мистика, я как бы получаю какую-то подсказку, что я должна сделать то-то и то-то, а для чего я должна это сделать остаётся непонятным.
– И ты следуешь этим подсказкам?
– Да, конечно, и всегда получается так, что в этих действиях действительно есть смысл. Вот скажи, ты думал о том, на какой факультет пойти учиться после школы?
– Думал, конечно.
– Хочешь, я угадаю?
– Ну, давай!
– Ты хочешь быть или пилотом или даже капитаном. А для этого надо получить профессии…
– Навигатора и корабельного энергетика, об этом всем известно! Но насчёт намерений ты угадала.
– Это ещё не всё, что я должна сказать тебе. Ты должен заняться гравиметрией, для навигатора это очень важный предмет.
– Это тоже всем известно. Конечно, я должен знать гравиметрическое оборудование корабля и уметь им пользоваться.
– Это всё так, но тебе потребуется что-то помимо того, что есть на корабле. Что-то особенное, что-то своё, необычное. От этого может зависеть даже твоя жизнь.
– Ты любишь пугать, Эсти, особенно меня.
– Предупреждён – значит вооружён! Я только хочу, чтобы с тобой всё было в порядке.
Вагон, пройдя по стрелкам, плавно остановился. Выйдя из автомотрисы, Шиммон приложил свой электро-кошелёк к парковочному терминалу.
– Пойдёмте на городской поезд, нам нужна центральная больница, это с шестой платформы, кажется, – сказал Шиммон.
Доехав до двадцать пятой башни, они поднялись на двадцать второй этаж. Перед дверями больницы сидела девушка в форме медицинской сестры.
– Мир вам, добрая девушка, нам надо сдать биоматериалы в криобанк – готовимся к космическому полёту.
Шиммон выложил карточки перед девушкой на стол.
– И вам мир, господа и дамы, но вы не по адресу. Криобанк под землёй, в этой же башне, но под землёй. Вам нужно спуститься на минус пятнадцатый этаж.
– Благодарим вас, добрая девушка.
– Всегда – пожалуйста.
Шиммон и его спутники спустились на последний этаж и попали в очень светлый зал, уставленный огромным количеством бочек с растениями. Мягкие диванчики стояли вдоль стен. У дверей, ведущих из зала, находился стол с включённым вычислителем, но за столом никого не было. Рядом с большой кнопкой была лаконичная надпись крупным шрифтом: «Звоните». Шиммон нажал на кнопку три раза. На экране вычислителя тут же появилась надпись во всю ширину: «Ждите».
– Надо ждать, – сказал Шиммон, – располагайтесь, сколько ждать – неизвестно!
Через десять минут двери открылись, и вышли два медика – женщина и мужчина.
– Мир вам, господа и дамы, – сказал мужчина, – позвольте представиться, я Михаэль бен Симха – медик-андролог, а это Аяла бат Анат – медик-гинеколог.
– Очень приятно познакомиться, – сказал Шиммон. – Мы готовимся к космическому полёту, нужно пройти традиционные процедуры.
– Кто полетит?
– Вот наши полётные карточки. Я лечу как куратор. А эти молодые люди – стажёры и претенденты на получение квалификации телепатов дальней космической связи.
– Невероятно! Ну, что ж, будем рады помочь. А эта прекрасная женщина?
– Это моя супруга, Ада бат Леви.
– Очень предусмотрительно взять с собой супругу, господин Шиммон. Вы молодец, а вы, господин Даниэль, что же без дамы сердца?
– Я не знал, что это так важно, но у меня всё равно нет никакой дамы сердца, я ещё слишком юн для этого.
– Вообще-то в четырнадцать лет… ну, ладно, обсудим это в палате. Прошу, проходите, господин Шиммон с супругой – в палату номер три, госпожа Эстер – в палату номер четыре, господин Даниэль – в палату номер шесть.
– Господин Михаэль, у меня есть одна просьба, – сказала Эстер.
– Пожалуйста, и что за просьба?
– Мне необходимо получить порции биоматериалов – моих и моего брата.
– Да вы с ума сошли, девушка! – возмутилась гинеколог. – За всю мою практику вы первая, кто просит это. Даже не могу представить, зачем вам это понадобилось.
– В своей дальнейшей жизни я тоже буду медиком, и интуиция мне подсказывает, что девственные биоматериалы, не тронутые космосом, мне в будущем понадобятся.
– Это неслыханно! Михаэль, скажи что-нибудь!
– Что сказать? Требование законно! Юная исследовательница не только увлечена биологией, но и законы изучила. Статья двадцатая, пункт восьмой закона о криобанке: «Пациент имеет право получить дублирующую порцию биоматериалов в собственное распоряжение, если он заплатит за упаковку». А стоит это недёшево! Шприц-микротом – платиновый, контейнер-термостат – титановый, заправка жидким азотом, итого около двухсот шекелей за один образец.
– Стоимость упаковочных материалов мне известна, и деньги я приготовила.
Эстер достала из сумочки увесистый мешочек золота и положила на стол.
– Надо же – наличные! Прекрасно, какая вы предусмотрительная, госпожа Эстер. Откуда вы знаете, что у нас нет терминала оплаты?
– В информационной сети Исраэля всё можно найти, при желании…
– Отлично! Считаю все вопросы урегулированными. Проходите в палаты, господа, приступим. Сначала биопсия, чтобы добыть соматические клетки – это быстро и не больно. Госпожа Эстер и господин Даниэль пройдут процедуру два раза.
Михаэль развёл всех по палатам и сделал биопсию. В палату Эстер вошла Аяла.
– Извините меня, моя будущая коллега, просто я давно не читала закон. Сейчас мы будем добывать ваши яйцеклетки. С женщинами это довольно просто. Вы ляжете на кушетку, я включу дрёмер, и вы уснёте. Далее через дрёмер я подам команду вашим нанопроцитам половой защиты, и они примерно через сорок пять минут выведут в просвет шейки матки десятка два яйцеклеток. Потом сядете в кресло, и я отсосом их оттуда заберу. Половину упакую для вас. Всё понятно?
– Да, благодарю вас.
– Тогда приступаем.
Тем временем в палате Шиммона Михаэль давал инструкции.
– Вот смотрите, господин Шиммон, это называется – андрологический чехол. Он служит для забора спермы. Вскрываем упаковку и видим мешочек из чистого латекса, закатанный в колечко. Когда эрекция пениса будет достигнута, вы приставляете колечко к головке и скатываете чехол на пенис.
Михаэль продемонстрировал процедуру на своём большом пальце.
– Далее вы со своей супругой можете сделать простой и физиологичный акт слияния, или достичь эякуляции любым другим приятным для вас способом. Когда закончите, чехольчик не снимайте, лучше я сам это сделаю. Просто нажмите вот эту кнопку, и я приду. Всё понятно?
– Вполне!
– Ну, тогда я пойду к господину Даниэлю.
Дани сидел на кушетке и пытался сосредоточиться на Шиммоне, ему было интересно подслушать, что говорит медик. Однако ничего не получилось, видимо экранирование в палатах было предусмотрено. Вошёл Михаэль.
– Давайте теперь с вами решать вопрос. Скажите, господин Даниэль, вы пользовались когда-нибудь программами для дрёмера, которые обычно используют холостые мужчины для поддержания половой функции.
– Нет никогда, я даже не знаю, о чём идёт речь.
– Ну… это в общем видеокнига… эротического содержания… и в тоже время ролевая игра, мужчина, просматривая такой сон с помощью дрёмера, обычно достигает эякуляции, что необходимо для нормальной физиологии. А вы, вообще, когда-нибудь пользуетесь дрёмером для просмотра снов?
– Нет, только для сохранения личности.
– Вы не любите смотреть сны?
– Я смотрю сны без всякого дрёмера. Я ведь телепат и мне экраны не положены, я должен быть на связи с ментосом.
– Ах, вот оно как, очень редкий случай в наших краях. И… бывают ли эти сны эротическими?
– Бывают… иногда… и даже заканчиваются извержением.
– Прекрасно! Тогда попробуем дрёмер с соответствующей эротической игровой программой, скажем… для очень молодых практикантов. Пожалуйста, раздевайтесь совсем и ложитесь на кушетку. Я включу дрёмер и буду рядом, для того чтобы вовремя надеть на ваш пенис специальный чехол для сбора спермы.
– Хорошо, господин Михаэль, давайте попробуем сделать это.
Процедура началась. По началу всё шло неплохо, Дани возбудился, Михаэль надел чехол, и оставалось только ждать кульминации. Программа проигрывалась в течение часа, однако, через двадцать минут полной эрекции, пенис Дани опал и больше не возбуждался, эякуляции тоже не получилось. Михаэль выключил дрёмер и разбудил своего пациента.
– Увы, ничего не вышло, господин Даниэль, такое бывает… скажите, вам программа не понравилась?
– Что-то ваша эротика меня по-настоящему не завела.
– Это была лучшая, на мой взгляд, программа. Я их все пересмотрел, это моя работа и, боюсь, что остальные ещё пошлее. В таких случаях, как ваш, очень пригодилась бы дама сердца. Скажите, а вы не практикуете прямой массаж пениса, чтобы получить эякуляцию.
– Никогда не пробовал.
– Надо попробовать, но нужен видеоряд, для возбуждения. Давайте я выведу эту же видеоигру в режиме демонстрации на большой экран на стене. Сам уйду, а вы попробуйте массаж, глядя на экран. Когда закончите, нажмите эту кнопку.
– Попробую, делать нечего.
Через полчаса безуспешной работы Дани нажал на кнопку. Михаэль был рядом.
– Увы, и так ничего не получается.
– Что же делать? А может быть, опять попробуем дрёмер, и под сон я вам сделаю массаж?
– Ну, уж нет, это какая-то сдомия получается!
– Тогда может Аялу пригласить для этого?
– Господин Михаэль, только не это! Я не могу это делать с чужой женщиной! Да и муж у нее, наверное, есть, что он скажет? А моральные нормы…
– Извините, мы медики – несколько циничный народ. Тогда остаётся только одно – биопсия яичка, правда потом болеть будет…
– Но, господин медик, согласно Торе яички повреждать нельзя! В книге «Дварим», в главе 23, в разделе 2 сказано: «Да не войдёт тот, у которого раздавлены ятра или отрезан детородный член, в собрание Бога».
– Вы религиозный человек, господин Даниэль?
– Я знаю, что Он существует.
– Я это тоже знаю, но мы тут под экраном живём и, как бы, больше полагаемся на себя.
– Но я-то – нет! Я не под экраном!
– Да, опять я забыл об этом… казус получается, безвыходная ситуация. Ладно, посидите тут пока. Не одевайтесь, завернитесь в простынку, вот тут их чистых десятка два, и подождите, а я пойду посоветуюсь с господином Шиммоном и его женой.
– Она – моя мама.
– Тем лучше, может она что-нибудь подскажет.
Медик ушёл, а Дани стал вспоминать эротический сон, полагая, что это может помочь возбудиться.
В коридоре на диванчике Шиммон, Ада и Эстер сидели и ждали, когда закончится процедура Дани. Подошёл Михаэль.
– Госпожа Эстер, пожалуйста, пройдите в зал ожидания, мне очень нужно поговорит с вашей мамой и господином Шиммоном.
– Хорошо, позовите меня, когда закончите.
Михаэль рассчитывал на плотную дверь между коридором и залом ожидания, но он не знал, что между этими помещениями нет ментального экрана.
– У Дани не получается забор спермы. Юноша несколько шокирован этой циничной процедурой и у него развилась преходящая аноргазмия. Не можем ли мы перенести процедуру на месяц или провести её в домашних условиях?
– Месяц ждать – не получится, – сказал Шиммон, – полёт уже запланирован, причём миссия будет проводиться на двух линтерах, задействовано много людей. Есть ли какие-нибудь варианты?
– В такой ситуации – только биопсия яичка, но пациент против по религиозным соображениям.
– Я тоже против, – сказала Ада, – надо придумать что-то другое. Может гипноз?
– Я, к сожалению, не знаю гипнотизёров, которые могли бы внушить что-нибудь эротическое. Да и вряд ли господин Даниэль вообще поддаётся гипнозу, он ведь телепат, а у них защита мозга очень сильна, ни один гипнотизёр не пробьёт.
– Если только Дани сам не впустит в своё сознание, – сказала Эстер, подходя к остальным. – Извините, господин Михаэль, но я всё слышала. Очевидно, в вашей лаборатории не все стены создают экраны. Я знаю что делать, и я помогу, я тоже согласна с мамой, что яичко протыкать – это уж слишком. У меня в голове вдруг возник план, и я думаю, всё получится, потому что меня Дани в своё сознание впустит, а дальше я могу нафантазировать что угодно. Мне надо просто, чтобы Дани заснул, этого я сама сделать не смогу.
– Нет ничего проще, – сказал Шиммон, – любая программа для дрёмера начинается с трансляции дрём-кода. Лаван бен Йешаяху, Биньямин бен Нахор и ваш покорный слуга использовали дрём-код человека в наших разработках. Если вы, Михаэль, предоставите мне вычислитель, подключённый к инфосети, то я смогу быстро получить от моих коллег пустую программу для дрёмера с одним только усыпляющим кодом.
– Конечно, воспользуйтесь тем, что стоит в зале ожидания. Идите, госпожа Эстер, поговорите с братом, подготовьте его, а я подойду сразу, как получим программу.
Эстер подошла к палате номер шесть и постучала.
– Входите, – сказал Дани, плотнее завернувшись в простыню.
– Это я, Дани. Я пришла помочь тебе.
– Эсти, чем же ты поможешь, если бы ты была моей девушкой или женой, но ты ведь – сестра.
– Шиммон сейчас получит программу для дрёмера, которая ничего не передаёт, а только усыпляет. А когда ты заснёшь, я буду передавать в твой мозг мои эротические фантазии. Ты ведь разрешишь мне это сделать?
– Я не против, я уже на всё согласен. Если бы ты знала, что мне тут предлагал медик?! С ума сойти можно! А откуда у тебя, Эсти, эротические фантазии, у тебя кто-то есть?
– Никого у меня нет! Есть только фантазии – они есть! Я ведь уже большая девочка. Я прочитала много книг по этому вопросу и арамейских, и романских. Но особенно в половых развлечениях и играх преуспели эллины.
– Ну, ты даёшь, Эсти! Ты меня прямо заинтриговала. Ладно, давай, я готов посмотреть твои фантазии и почерпнуть немного опыта из твоего источника.
Вошёл Михаэль.
– Ну, как, господин Даниэль, попробуем новый план?
– Эсти обещала что-то необычное… эллинское… я готов попробовать.
– Замечательно! Я вижу, вы повеселели.
Михаэль вставил блок электро-полевой памяти с новой программой в дрёмер.
– Госпожа Эстер, вам нужно сесть немного дальше, а то вы тоже уснёте, приступаем.
Дани вдруг оказался в странном месте. Большой зал с одной стеной. Очень высокий потолок, поддерживаемый множеством колонн по периметру. Со стороны противоположной единственной стене виднелись перила лестницы, уходящей вниз. Оттуда доносился шум прибоя. По бокам портика росло множество лавровых кустов. Всё сооружение – колонны, пол и потолок – было сделаны из какого-то белого камня, похожего на кальцит. У стены помещения стояла не кровать, а нечто – гораздо больших размеров. Ложе покрывала золотистая ткань. Дани подошел и попробовал поверхность рукой, – ткань была мягкой и шелковистой. Дани осмотрел себя – под легкой белой туникой ничего не было, босыми ногами он ощущал приятное тепло гладкого пола. На стене красовалось большое зеркало. Дани подошёл, чтобы посмотреть на себя. Он себя узнал, хотя и выглядел в зеркале значительно старше. Рядом с зеркалом в стене была дверь, которую Дани попытался открыть, но тщетно.
– Она не откроется! Так нужно, чтобы нас никто не потревожил.
Дани обернулся. Со стороны лестницы к нему шла девушка в такой же белой тунике и тоже без обуви. Сначала ему показалось, что это его сестра. Девушка была так же красива лицом, но нет, всё же это была не она. Да и волосы у неё были не темно-рыжие как у Эстер, а каштановые. Необычная причёска удивила Дани, – таких в Шинаре ему встречать не приходилось. Спереди волосы были коротко подстрижены и зачесаны на лоб, с боков и сзади – были довольно длинными. Их край образовывал непрерывную плавную линию, а кончики были слегка подкручены внутрь.
– Я приветствую тебя, чужестранец Даниэль, в моей волшебной стране. В стране любви, где исполняются желания. Я тебя очень люблю, мой милый! И я так надеюсь понравиться тебе!
– Но ты ведь меня не знаешь, добрая девушка!
– Нет знаю. Мне свыше пришла весть о тебе. Это была моя заветная мечта – увидеть тебя и обнять! Мечта, наконец, сбылась. Это и твоя судьба тоже. Ты прилетел с другого конца галактики, чтобы сделать меня счастливой. Меня зовут Марта – это означает хозяйка. Я действительно хозяйка этих мест и немного волшебница. Смотри, как я умею танцевать!
Девушка сделала какой-то странный жест, и заиграла музыка. Оркестр был акустический из струнных и духовых инструментов. Девушка закружилась в танце, который больше напоминал художественную гимнастику. Она то взлетала вверх, то садилась на шпагат, закручивала немыслимые тройные сальто, как будто гравитация для неё не существовала. Туника Марты развивалась от бешеного темпа, и Дани заметил, что под её одеждой тоже ничего нет. Он почувствовал возбуждение, и его охватило необъяснимое влечение к этой девушке. Наконец танец закончился, и она подошла к Дани.
– Твой танец был великолепен, никогда такого не видел!
– Это искусство называется «балет». Я понравилась тебе, Даниэль? Что скажешь?
– Да, Марта, очень понравилась, ты очень красивая.
– И ты мог бы меня полюбить?
– Мог бы, конечно!
– Тогда обними меня.
Марта бросилась к нему на шею. Она обнимала его, трепала его волосы, целовала его в губы. Она вся пылала страстью, и Дани не смог устоять перед таким натиском. Он тоже страстно обнимал и целовал волшебную Марту, как будто провел уже тысячу свиданий с ней, как со своей возлюбленной. Вдруг девушка отпрыгнула и сделала странный пасс руками в сторону Дани. Затем перевернулась в воздухе и приземлилась уже без туники. Дани едва не лишился чувств, увидев Марту обнажённой. Её тело было совершенным. Её гладко выбритое интимное место влекло Дани как магнит. «Может быть, у этого народа вообще нет волос на теле?» – едва успел подумать Дани. Он обнаружил, что и сам уже без одежды и что возбуждён до предела. Марта подбежала и обняла своего возлюбленного. Они поднялись в воздух и, пролетев метров пять, приземлились на ложе. Марта оказалась сверху. Охватив своим влагалищем, пенис Дани, девушка стала интенсивно двигаться. Всё закончилось очень быстро. Сладкая истома разлилась по телу Дани, и он почувствовал, как сперма мощными толчками покидает его. Девушка достигла кульминации одновременно с ним. Через минуту она нагнулась и, нежно поцеловав Дани, взлетела в воздух. Одним движение руки она одела его и себя и плавно приземлилась рядом.
– К сожалению, наше свидание заканчивается, дорогой мой Даниэль. Но я знаю, что в «будущем» мы снова будем вместе. Я не прощаюсь с тобой, любимый. Просто – до следующего свидания! Не забывай свою Марту!
Дани проснулся весь мокрый, как после встречи по харпастуму.
– Что это было!
– Всё в порядке, ваша сестра – волшебница, господин Даниэль!
– Эсти! Ты всё это выдумала! Но это было так реально. Как же это?
– Не совсем выдумала, Дани. Рассматривай твой сон как доверительную вероятность. Девяносто пять процентов правды – это не так уж мало…
– Подождите, пожалуйста, в коридоре, госпожа Эстер. Я сейчас упакую ценнейший биоматериал, для нас и для вас тоже.
Через десять минут Михаэль вручил Эстер контейнер.
– Все биоматериалы нужно поместить в стандартный медицинский криостат. Заряда жидкого азота хватит на неделю, а дальше питание криостата должно быть бесперебойным. В идеале вам нужно подключить его к шине питания процессорного тоннеля, это питание не прерывается ни при каких обстоятельствах. Наш криобанк запитан именно таким образом, но как вам это сделать – не представляю.
– С этим-то как раз нет проблемы. Наша семья живёт на резервной энергостанции процессорного тоннеля, – ответила Эстер.
Глава 4. Первый полёт.
Семья поднялась на двадцать второй этаж в центральную больницу. Теперь участникам полёта предстояла процедура подсадки нанопроцитов. Шиммон беспокоился о том, что может опоздать на эксперимент, правда без него не начали бы всё равно. Эстер была счастлива, в её сумочке позвякивали пять термосов с биоматериалами. Дани ломал голову над вопросом – можно ли считать сон, навеянный Эстер, настоящим пророчеством. Ада беззаботно радовалась возможности прогуляться по городу, так как с наступлением беременности её прогулки в зданиях, где есть ментальные экраны, станут невозможными.
Процедура подсадки продолжалась около двух часов. За это время в вену ввели около полулитра физиологического раствора со ста граммами кибернетических клеток. Адаптация прошла без осложнений. Через две недели нанопроциты окончательно возьмут под контроль иммунную систему, и тогда Ашеры и Шиммон смогут спокойно выходить в космос. Пообедав в ресторане, семья отправилась домой на своей автомотрисе. Шиммон не упустил случая прокатиться на ручном управлении по скоростным путям, – он при этом чувствовал себя пилотом. Дани приставал к сестре с расспросами.
– Мило со мною ты поступила! Я теперь влюблён в девушку, которой может быть и вовсе не существует.
– Но разве она не красавица?
– Красавица! Но где она живёт? Как мне её найти? И что за странное имя – Марта? У нас на всей планете не встречается такого. И, более того, – никогда не было! Я уже поискал в инфосети, как только мы тронулись.
– Я много всякой информации получаю из ментоса по наитию. Ты помнишь, Дани, мы проходили теорию о переселении биосферы?
– Да, я помню, конечно.
– Если она верна, то арамейцы, эллины и романцы были перенесены на эту планету с какой-то другой. Но ведь и на исходной планете, наверное, остались люди. Я чувствую, что твою девушку надо искать именно там. И имя Марта когда-то было арамейским, потом почему-то вышло из употребления среди арамейцев, но зато стало популярным среди других народов. Твоя девушка принадлежит к другому народу и живет в провинции, которая называется странным словом «Австралия», точнее не живёт ещё, но будет жить к тому моменту, когда ты найдешь эту планету. Запомни – «Австралия», тебе это поможет в поисках.
– Как ты это узнала? Ну, откуда ты можешь это знать?
– Через расчёт твоей судьбы, Дани. Когда ты уснул, Михаэль выключил дрёмер. Я села рядом и взяла тебя за руку. Вопрос ментосу был такой: «Девушка, которую полюбит Дани?» И я её увидела, и узнала от тебя – будущего то, что сказала тебе сейчас. Ну, а потом, я домыслила вашу романтическую встречу, в эллинском стиле.
– Так она не эллинка?
– Насколько я понимаю – нет. Логично было бы предположить, что в Австралии живут австралийцы и говорят на австралийском языке.
– А сколько же там всего языков, на этой старой планете?
– Вспомни Тору и историю города Бавель!
– Здорово! Теперь дело за малым! Построить исследовательский корабль, стать его капитаном и отправиться на поиски прародины человечества по галактике!
– Не забудь, Дани, про гравиметрию другим методом.
– Да, я помню, ты уже говорила…
ISBN 978-5-9904766-1-5
© Шен Александр Андреевич
http://shena1622.nethouse.ru/
shena1622@gmail.com

© Copyright: Александр Шен, 2014

Регистрационный номер №0187826

от 9 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0187826 выдан для произведения: Александр Шен
Отрывок из романа: "Даниэль бен Ашер. Галактическая разведка".
Конец третьей главы и начало 4-й, где герою предстоит пройти нелёгкую (как вдруг оказалось) процедуру сдачи биоматериалов в криобанк. Но ничего не поделаешь, без этого к космическому полёту не допустят. Эротическая программа не помогла, пришлось прибегнуть к помощи сестры, неожиданно проявившей фундаментальные познания в области эллинской эротики.
 
 
Александр Шен
Отрывок из романа: "Даниэль бен Ашер. Галактическая разведка".
 
 На следующий день Шиммон предложил всем домочадцам отправиться в Адму, а затем в Шинар, для того чтобы пройти необходимые процедуры перед полётом в космос.
– Шимми, дорогой, а мне-то зачем в Шинар ехать? – спросила Ада. – В Адме, я так понимаю, мы с тобой поженимся. А в Шинаре-то я тебе зачем? Мне ведь надо следить за генератором, который питает лабораторию, и, если что – запустить другой.
– Поверь, любимая, в криобанке мне без тебя будет трудно. Я уже договорился с Эйтаном, он подменит тебя на сегодня и присмотрит за генераторами, а мы заправим его тепловоз за счёт лаборатории. И ещё, он привезёт полётные карточки, удостоверяющие статус Дани и Эсти как стажёров дальней космической связи, и мою карточку куратора стажёров.
– Ну, ладно, если так, то я поеду с удовольствием.
– Так значит, мы идём в криобанк сегодня? – спросила Эстер, чтобы удостовериться.
– Да, Эсти, а что, ты не сможешь сегодня? – спросил Шиммон.
– Нет, дядя Шимми, я смогу, со мной всё в порядке, я пойду подготовлюсь…
– Иди, Эсти, мы тебя подождем.
В этот раз за машиниста автомотрисы работала Ада. Шиммон был, как всегда, машинистом-инструктором. Дети сидели в общем зале и обсуждали предстоящий космический полёт.
– Свяжись с диспетчером и запроси открыть входной, – сказал Шиммон, когда вагон уже подлетал к городу. – Ты отлично справилась, радость моя.
– Это не сложнее, чем управлять генераторами. В Шинар поедем своим ходом, я думаю, и там арендуем тупик на один день. А до администрации Адмы поедем городским вагоном.
– Да, давай так и сделаем.
* * *
В приёмном зале администрации Адмы не было посетителей. Азриэль сидел, как всегда, за своим огромным столом, уставленным вычислителями и, время от времени, отдавал распоряжения по громкой связи. На столе стояла приличных размеров табличка, на которой было написано: «Азриэль бен Нафтали, внешность изменена после нападения хара».
– Мир вам, дорогой господин Азриэль, – поздоровался Шиммон за всех пришедших.
– И вам мир, дорогие сограждане. Что заставило вас посетить скромного городского служащего? Чем могу помочь?
– Вы нас помните?
– Да, конечно, помню, кто же не знает семью, спасшую город. А я вижу, господин Шиммон, что у вас с прекрасной Адой всё сложилось удачно.
– Да, господин Азриэль, – сказала Ада, – мы, собственно, по поводу этого и пришли. Мы хотим поднять уровень нашего брака до второго.
– И я хочу стать приёмным отцом для Дани.
– Здорово! Присаживайтесь на диванчик – я сейчас всё подготовлю. Заготовки текста у меня есть, сейчас напечатаю на гербовой бумаге, распишетесь и произнесёте клятву.
Через пять минут типограф Азриэля закончил печатать.
– Пожалуйста, господа и дамы, внимательно прочитайте тексты брачного договора, договора об усыновлении и договора о порядке наследования собственности. Это может показаться формальностью, но таковы правила. После прочтения и в случае согласия вы подписываете бумаги.
Ада с Шиммоном углубились в чтение документов. Дани сидел, закрыв глаза, и делал вид, что просто задумался. На самом деле он подглядывал, он читал тот же текст, глазами своей мамы непосредственно подключившись к её мозгу. Эстер сочла момент самым подходящим и подошла к администратору.
– Господин Азриэль, мне есть, что обсудить с вами наедине.
– Давайте пройдём в переговорную, госпожа Эстер.
Они прошли в конец коридора, выходящего из приёмного зала, и закрылись в кабинете для переговоров.
– Ну, как, у вас что-нибудь получилось?
– Взгляните, это результат моделирования, – Эстер протянула напечатанное изображение.
Азриэль сглотнул, с распечатки на него смотрело его собственное лицо, такое, каким оно было раньше.
– Как же это вам удалось?! – едва смог выдохнуть администратор.
– Сначала я нашла в ДНК участок, на котором записана информация о форме лица. Далее мне удалось написать биоморфологический алгоритм для воссоздания лиц. На это ушло полгода. Потом я провела опыт с собственной ДНК. Потом вы, по моей просьбе, любезно переслали цифровую запись вашей ДНК. И вот, наконец, вы держите в руках результат работы симулятора по моему алгоритму над вашей ДНК.
– Это потрясающе! И что же теперь? Могу я надеяться?
– Теперь мне нужно вырастить исорга с вашим лицом, из ваших клеток-родоначальников. Я, собственно, за ними и пришла. Но прежде, чем я получу в своё распоряжение лабораторию для клонирования, мне придётся сдать экзамены за академические курсы медицины и биоморфологии. Сколько для этого потребуется времени – не знаю! Когда исорг будет готов, можно будет пересадить вам лицо. И ещё, наверное, потребуются какие-то бумаги с вашей подписью, согласие на эксперимент или что-нибудь в этом роде. Здесь вы лучше меня разбираетесь.
– Да, да, конечно, это я всё сделаю – всё будет законно.
– А сейчас, закатайте рукав, пожалуйста.
Эстер вынула из сумочки платиновый шприц-микротом, флягу со спиртом и титановый термос с жидким азотом. Продезинфицировав кожу, Эстер засадила иглу в бицепс Азриэля, шприц чмокнул, и дело было сделано. Упаковав микротом с биоматериалом в термос, Эстер положила его обратно в сумочку.
– Вот и всё, господин Азриэль! Теперь у меня есть ваши клетки. Как только мне разрешат, я займусь натурным экспериментом. И если вы погибнете окончательно к тому времени, я просто сделаю вам новое тело.
– Надеюсь, до этого не дойдёт, но всё равно благодарю вас, госпожа Эстер, и очень надеюсь на ваш успех. И ещё вот что, вам надо подать заявку на изобретение алгоритма и вторую – на открытие соответствующего участка в ДНК человека.
– А это не слишком? Не так уж и много я сделала.
– Вы просто пока не понимаете значения ваших открытий! Я вышлю на вашу почту формы заявок, а вы уж, пожалуйста, найдите пару часов и сделайте это. Поверьте, это очень важно для вашей дальнейшей работы, уж я-то законы знаю!
Эстер и Азриэль вернулись в зал для посетителей.
– Господин Шиммон, госпожа Ада, вы прочитали документы?
– Да, мы прочитали и готовы всё подписать. И сказать слова, какие нужно, – ответила Ада.
– Прекрасно, тогда приступим к церемонии. Видеоотчёт будет храниться в архиве Адмы. Госпожа Ада бат Леви! Находясь в здравом уме и не испытывая проблем с памятью, согласны ли вы с тем, что Шиммон бен Эйфа станет вашим законным супругом, наследником и отцом вашего ребёнка?
– Да, я согласна.
– Господин Шиммон бен Эйфа! Находясь в здравом уме и не испытывая проблем с памятью, согласны ли вы с тем, что Ада бат Леви станет вашей законной супругой, наследницей и матерью вашего ребёнка?
– Да, я согласен.
– Тогда я, Азриэль бен Нафтали, младший администратор города Адма, округа Шинар, объявляю ваш брак второго уровня заключённым. Теперь поставьте ваши подписи под документами, я их уже подписал, и обменяйтесь договорами. Да продлится этот брак тысячу лет!
При этих словах один из вычислителей сыграл через колонки свадебный марш.
– Госпожа Ада, ещё один вопрос, последний, – сказал Азриэль, – вы ведь имеете лицензию, правда?
– Да, меня наградил администратор Шинара – показывали в новостях.
– Ну, я-то был несколько убит в это время, но не в этом дело. Я хотел сказать вот что – если вы с Шиммоном захотите завести ребёнка, то вам не нужно ехать в Падан-Арам, как это обычно принято делать. Ваш случай по-своему уникальный, во-первых, вы родом оттуда и появляться там вам не стоит, во-вторых, вы не нуждаетесь в экранировании. Я читал вашу историю и считаю, что вы вполне можете вынашивать ребёнка и здесь, только ментальный экран в доме надо заблокировать, иначе это может повредить ребёнку. Не забудьте, пожалуйста! Шиммон тоже не должен носить индивидуальный экран, потому что радиус его действия около трёх метров.
– Благодарю вас, господин Азриэль, я учту всё, о чём вы предупредили. На двери повешу таблицу с крупной надписью: «С экранами не входить».
Автомотриса мчалась по запасному пути в Шинар. Шиммон сам сидел за контроллером, решив попрактиковаться в ручном управлении на магистральных путях. Он очень любил ощущение скорости. «Не суждено стать пилотом, так хоть по железной дороге покатаюсь», – думал он про себя. Дани и Эстер сидели в зале и рассуждали о том, насколько точны расчёты судьбы.
– Вообще-то они не могут быть очень точными, – сказал Дани, – хоть Ноах и называет их доверительными вероятностями. Эти расчёты зависят от конкретных начальных условий, а разве эти условия не могут измениться?
– Да, Дани, я получаю из ментоса расчёт в ответ на конкретный вопрос. Но если формулировку вопроса слегка изменить, то результат может оказаться совершенно другим. Изменяя формулировку, я иначе задаю начальные условия. Но, кроме конкретно заданных вопросов, есть ещё такое понятие как интуитивная индукция. Это уже чистая мистика, я как бы получаю какую-то подсказку, что я должна сделать то-то и то-то, а для чего я должна это сделать остаётся непонятным.
– И ты следуешь этим подсказкам?
– Да, конечно, и всегда получается так, что в этих действиях действительно есть смысл. Вот скажи, ты думал о том, на какой факультет пойти учиться после школы?
– Думал, конечно.
– Хочешь, я угадаю?
– Ну, давай!
– Ты хочешь быть или пилотом или даже капитаном. А для этого надо получить профессии…
– Навигатора и корабельного энергетика, об этом всем известно! Но насчёт намерений ты угадала.
– Это ещё не всё, что я должна сказать тебе. Ты должен заняться гравиметрией, для навигатора это очень важный предмет.
– Это тоже всем известно. Конечно, я должен знать гравиметрическое оборудование корабля и уметь им пользоваться.
– Это всё так, но тебе потребуется что-то помимо того, что есть на корабле. Что-то особенное, что-то своё, необычное. От этого может зависеть даже твоя жизнь.
– Ты любишь пугать, Эсти, особенно меня.
– Предупреждён – значит вооружён! Я только хочу, чтобы с тобой всё было в порядке.
Вагон, пройдя по стрелкам, плавно остановился. Выйдя из автомотрисы, Шиммон приложил свой электро-кошелёк к парковочному терминалу.
– Пойдёмте на городской поезд, нам нужна центральная больница, это с шестой платформы, кажется, – сказал Шиммон.
Доехав до двадцать пятой башни, они поднялись на двадцать второй этаж. Перед дверями больницы сидела девушка в форме медицинской сестры.
– Мир вам, добрая девушка, нам надо сдать биоматериалы в криобанк – готовимся к космическому полёту.
Шиммон выложил карточки перед девушкой на стол.
– И вам мир, господа и дамы, но вы не по адресу. Криобанк под землёй, в этой же башне, но под землёй. Вам нужно спуститься на минус пятнадцатый этаж.
– Благодарим вас, добрая девушка.
– Всегда – пожалуйста.
Шиммон и его спутники спустились на последний этаж и попали в очень светлый зал, уставленный огромным количеством бочек с растениями. Мягкие диванчики стояли вдоль стен. У дверей, ведущих из зала, находился стол с включённым вычислителем, но за столом никого не было. Рядом с большой кнопкой была лаконичная надпись крупным шрифтом: «Звоните». Шиммон нажал на кнопку три раза. На экране вычислителя тут же появилась надпись во всю ширину: «Ждите».
– Надо ждать, – сказал Шиммон, – располагайтесь, сколько ждать – неизвестно!
Через десять минут двери открылись, и вышли два медика – женщина и мужчина.
– Мир вам, господа и дамы, – сказал мужчина, – позвольте представиться, я Михаэль бен Симха – медик-андролог, а это Аяла бат Анат – медик-гинеколог.
– Очень приятно познакомиться, – сказал Шиммон. – Мы готовимся к космическому полёту, нужно пройти традиционные процедуры.
– Кто полетит?
– Вот наши полётные карточки. Я лечу как куратор. А эти молодые люди – стажёры и претенденты на получение квалификации телепатов дальней космической связи.
– Невероятно! Ну, что ж, будем рады помочь. А эта прекрасная женщина?
– Это моя супруга, Ада бат Леви.
– Очень предусмотрительно взять с собой супругу, господин Шиммон. Вы молодец, а вы, господин Даниэль, что же без дамы сердца?
– Я не знал, что это так важно, но у меня всё равно нет никакой дамы сердца, я ещё слишком юн для этого.
– Вообще-то в четырнадцать лет… ну, ладно, обсудим это в палате. Прошу, проходите, господин Шиммон с супругой – в палату номер три, госпожа Эстер – в палату номер четыре, господин Даниэль – в палату номер шесть.
– Господин Михаэль, у меня есть одна просьба, – сказала Эстер.
– Пожалуйста, и что за просьба?
– Мне необходимо получить порции биоматериалов – моих и моего брата.
– Да вы с ума сошли, девушка! – возмутилась гинеколог. – За всю мою практику вы первая, кто просит это. Даже не могу представить, зачем вам это понадобилось.
– В своей дальнейшей жизни я тоже буду медиком, и интуиция мне подсказывает, что девственные биоматериалы, не тронутые космосом, мне в будущем понадобятся.
– Это неслыханно! Михаэль, скажи что-нибудь!
– Что сказать? Требование законно! Юная исследовательница не только увлечена биологией, но и законы изучила. Статья двадцатая, пункт восьмой закона о криобанке: «Пациент имеет право получить дублирующую порцию биоматериалов в собственное распоряжение, если он заплатит за упаковку». А стоит это недёшево! Шприц-микротом – платиновый, контейнер-термостат – титановый, заправка жидким азотом, итого около двухсот шекелей за один образец.
– Стоимость упаковочных материалов мне известна, и деньги я приготовила.
Эстер достала из сумочки увесистый мешочек золота и положила на стол.
– Надо же – наличные! Прекрасно, какая вы предусмотрительная, госпожа Эстер. Откуда вы знаете, что у нас нет терминала оплаты?
– В информационной сети Исраэля всё можно найти, при желании…
– Отлично! Считаю все вопросы урегулированными. Проходите в палаты, господа, приступим. Сначала биопсия, чтобы добыть соматические клетки – это быстро и не больно. Госпожа Эстер и господин Даниэль пройдут процедуру два раза.
Михаэль развёл всех по палатам и сделал биопсию. В палату Эстер вошла Аяла.
– Извините меня, моя будущая коллега, просто я давно не читала закон. Сейчас мы будем добывать ваши яйцеклетки. С женщинами это довольно просто. Вы ляжете на кушетку, я включу дрёмер, и вы уснёте. Далее через дрёмер я подам команду вашим нанопроцитам половой защиты, и они примерно через сорок пять минут выведут в просвет шейки матки десятка два яйцеклеток. Потом сядете в кресло, и я отсосом их оттуда заберу. Половину упакую для вас. Всё понятно?
– Да, благодарю вас.
– Тогда приступаем.
Тем временем в палате Шиммона Михаэль давал инструкции.
– Вот смотрите, господин Шиммон, это называется – андрологический чехол. Он служит для забора спермы. Вскрываем упаковку и видим мешочек из чистого латекса, закатанный в колечко. Когда эрекция пениса будет достигнута, вы приставляете колечко к головке и скатываете чехол на пенис.
Михаэль продемонстрировал процедуру на своём большом пальце.
– Далее вы со своей супругой можете сделать простой и физиологичный акт слияния, или достичь эякуляции любым другим приятным для вас способом. Когда закончите, чехольчик не снимайте, лучше я сам это сделаю. Просто нажмите вот эту кнопку, и я приду. Всё понятно?
– Вполне!
– Ну, тогда я пойду к господину Даниэлю.
Дани сидел на кушетке и пытался сосредоточиться на Шиммоне, ему было интересно подслушать, что говорит медик. Однако ничего не получилось, видимо экранирование в палатах было предусмотрено. Вошёл Михаэль.
– Давайте теперь с вами решать вопрос. Скажите, господин Даниэль, вы пользовались когда-нибудь программами для дрёмера, которые обычно используют холостые мужчины для поддержания половой функции.
– Нет никогда, я даже не знаю, о чём идёт речь.
– Ну… это в общем видеокнига… эротического содержания… и в тоже время ролевая игра, мужчина, просматривая такой сон с помощью дрёмера, обычно достигает эякуляции, что необходимо для нормальной физиологии. А вы, вообще, когда-нибудь пользуетесь дрёмером для просмотра снов?
– Нет, только для сохранения личности.
– Вы не любите смотреть сны?
– Я смотрю сны без всякого дрёмера. Я ведь телепат и мне экраны не положены, я должен быть на связи с ментосом.
– Ах, вот оно как, очень редкий случай в наших краях. И… бывают ли эти сны эротическими?
– Бывают… иногда… и даже заканчиваются извержением.
– Прекрасно! Тогда попробуем дрёмер с соответствующей эротической игровой программой, скажем… для очень молодых практикантов. Пожалуйста, раздевайтесь совсем и ложитесь на кушетку. Я включу дрёмер и буду рядом, для того чтобы вовремя надеть на ваш пенис специальный чехол для сбора спермы.
– Хорошо, господин Михаэль, давайте попробуем сделать это.
Процедура началась. По началу всё шло неплохо, Дани возбудился, Михаэль надел чехол, и оставалось только ждать кульминации. Программа проигрывалась в течение часа, однако, через двадцать минут полной эрекции, пенис Дани опал и больше не возбуждался, эякуляции тоже не получилось. Михаэль выключил дрёмер и разбудил своего пациента.
– Увы, ничего не вышло, господин Даниэль, такое бывает… скажите, вам программа не понравилась?
– Что-то ваша эротика меня по-настоящему не завела.
– Это была лучшая, на мой взгляд, программа. Я их все пересмотрел, это моя работа и, боюсь, что остальные ещё пошлее. В таких случаях, как ваш, очень пригодилась бы дама сердца. Скажите, а вы не практикуете прямой массаж пениса, чтобы получить эякуляцию.
– Никогда не пробовал.
– Надо попробовать, но нужен видеоряд, для возбуждения. Давайте я выведу эту же видеоигру в режиме демонстрации на большой экран на стене. Сам уйду, а вы попробуйте массаж, глядя на экран. Когда закончите, нажмите эту кнопку.
– Попробую, делать нечего.
Через полчаса безуспешной работы Дани нажал на кнопку. Михаэль был рядом.
– Увы, и так ничего не получается.
– Что же делать? А может быть, опять попробуем дрёмер, и под сон я вам сделаю массаж?
– Ну, уж нет, это какая-то сдомия получается!
– Тогда может Аялу пригласить для этого?
– Господин Михаэль, только не это! Я не могу это делать с чужой женщиной! Да и муж у нее, наверное, есть, что он скажет? А моральные нормы…
– Извините, мы медики – несколько циничный народ. Тогда остаётся только одно – биопсия яичка, правда потом болеть будет…
– Но, господин медик, согласно Торе яички повреждать нельзя! В книге «Дварим», в главе 23, в разделе 2 сказано: «Да не войдёт тот, у которого раздавлены ятра или отрезан детородный член, в собрание Бога».
– Вы религиозный человек, господин Даниэль?
– Я знаю, что Он существует.
– Я это тоже знаю, но мы тут под экраном живём и, как бы, больше полагаемся на себя.
– Но я-то – нет! Я не под экраном!
– Да, опять я забыл об этом… казус получается, безвыходная ситуация. Ладно, посидите тут пока. Не одевайтесь, завернитесь в простынку, вот тут их чистых десятка два, и подождите, а я пойду посоветуюсь с господином Шиммоном и его женой.
– Она – моя мама.
– Тем лучше, может она что-нибудь подскажет.
Медик ушёл, а Дани стал вспоминать эротический сон, полагая, что это может помочь возбудиться.
В коридоре на диванчике Шиммон, Ада и Эстер сидели и ждали, когда закончится процедура Дани. Подошёл Михаэль.
– Госпожа Эстер, пожалуйста, пройдите в зал ожидания, мне очень нужно поговорит с вашей мамой и господином Шиммоном.
– Хорошо, позовите меня, когда закончите.
Михаэль рассчитывал на плотную дверь между коридором и залом ожидания, но он не знал, что между этими помещениями нет ментального экрана.
– У Дани не получается забор спермы. Юноша несколько шокирован этой циничной процедурой и у него развилась преходящая аноргазмия. Не можем ли мы перенести процедуру на месяц или провести её в домашних условиях?
– Месяц ждать – не получится, – сказал Шиммон, – полёт уже запланирован, причём миссия будет проводиться на двух линтерах, задействовано много людей. Есть ли какие-нибудь варианты?
– В такой ситуации – только биопсия яичка, но пациент против по религиозным соображениям.
– Я тоже против, – сказала Ада, – надо придумать что-то другое. Может гипноз?
– Я, к сожалению, не знаю гипнотизёров, которые могли бы внушить что-нибудь эротическое. Да и вряд ли господин Даниэль вообще поддаётся гипнозу, он ведь телепат, а у них защита мозга очень сильна, ни один гипнотизёр не пробьёт.
– Если только Дани сам не впустит в своё сознание, – сказала Эстер, подходя к остальным. – Извините, господин Михаэль, но я всё слышала. Очевидно, в вашей лаборатории не все стены создают экраны. Я знаю что делать, и я помогу, я тоже согласна с мамой, что яичко протыкать – это уж слишком. У меня в голове вдруг возник план, и я думаю, всё получится, потому что меня Дани в своё сознание впустит, а дальше я могу нафантазировать что угодно. Мне надо просто, чтобы Дани заснул, этого я сама сделать не смогу.
– Нет ничего проще, – сказал Шиммон, – любая программа для дрёмера начинается с трансляции дрём-кода. Лаван бен Йешаяху, Биньямин бен Нахор и ваш покорный слуга использовали дрём-код человека в наших разработках. Если вы, Михаэль, предоставите мне вычислитель, подключённый к инфосети, то я смогу быстро получить от моих коллег пустую программу для дрёмера с одним только усыпляющим кодом.
– Конечно, воспользуйтесь тем, что стоит в зале ожидания. Идите, госпожа Эстер, поговорите с братом, подготовьте его, а я подойду сразу, как получим программу.
Эстер подошла к палате номер шесть и постучала.
– Входите, – сказал Дани, плотнее завернувшись в простыню.
– Это я, Дани. Я пришла помочь тебе.
– Эсти, чем же ты поможешь, если бы ты была моей девушкой или женой, но ты ведь – сестра.
– Шиммон сейчас получит программу для дрёмера, которая ничего не передаёт, а только усыпляет. А когда ты заснёшь, я буду передавать в твой мозг мои эротические фантазии. Ты ведь разрешишь мне это сделать?
– Я не против, я уже на всё согласен. Если бы ты знала, что мне тут предлагал медик?! С ума сойти можно! А откуда у тебя, Эсти, эротические фантазии, у тебя кто-то есть?
– Никого у меня нет! Есть только фантазии – они есть! Я ведь уже большая девочка. Я прочитала много книг по этому вопросу и арамейских, и романских. Но особенно в половых развлечениях и играх преуспели эллины.
– Ну, ты даёшь, Эсти! Ты меня прямо заинтриговала. Ладно, давай, я готов посмотреть твои фантазии и почерпнуть немного опыта из твоего источника.
Вошёл Михаэль.
– Ну, как, господин Даниэль, попробуем новый план?
– Эсти обещала что-то необычное… эллинское… я готов попробовать.
– Замечательно! Я вижу, вы повеселели.
Михаэль вставил блок электро-полевой памяти с новой программой в дрёмер.
– Госпожа Эстер, вам нужно сесть немного дальше, а то вы тоже уснёте, приступаем.
Дани вдруг оказался в странном месте. Большой зал с одной стеной. Очень высокий потолок, поддерживаемый множеством колонн по периметру. Со стороны противоположной единственной стене виднелись перила лестницы, уходящей вниз. Оттуда доносился шум прибоя. По бокам портика росло множество лавровых кустов. Всё сооружение – колонны, пол и потолок – было сделаны из какого-то белого камня, похожего на кальцит. У стены помещения стояла не кровать, а нечто – гораздо больших размеров. Ложе покрывала золотистая ткань. Дани подошел и попробовал поверхность рукой, – ткань была мягкой и шелковистой. Дани осмотрел себя – под легкой белой туникой ничего не было, босыми ногами он ощущал приятное тепло гладкого пола. На стене красовалось большое зеркало. Дани подошёл, чтобы посмотреть на себя. Он себя узнал, хотя и выглядел в зеркале значительно старше. Рядом с зеркалом в стене была дверь, которую Дани попытался открыть, но тщетно.
– Она не откроется! Так нужно, чтобы нас никто не потревожил.
Дани обернулся. Со стороны лестницы к нему шла девушка в такой же белой тунике и тоже без обуви. Сначала ему показалось, что это его сестра. Девушка была так же красива лицом, но нет, всё же это была не она. Да и волосы у неё были не темно-рыжие как у Эстер, а каштановые. Необычная причёска удивила Дани, – таких в Шинаре ему встречать не приходилось. Спереди волосы были коротко подстрижены и зачесаны на лоб, с боков и сзади – были довольно длинными. Их край образовывал непрерывную плавную линию, а кончики были слегка подкручены внутрь.
– Я приветствую тебя, чужестранец Даниэль, в моей волшебной стране. В стране любви, где исполняются желания. Я тебя очень люблю, мой милый! И я так надеюсь понравиться тебе!
– Но ты ведь меня не знаешь, добрая девушка!
– Нет знаю. Мне свыше пришла весть о тебе. Это была моя заветная мечта – увидеть тебя и обнять! Мечта, наконец, сбылась. Это и твоя судьба тоже. Ты прилетел с другого конца галактики, чтобы сделать меня счастливой. Меня зовут Марта – это означает хозяйка. Я действительно хозяйка этих мест и немного волшебница. Смотри, как я умею танцевать!
Девушка сделала какой-то странный жест, и заиграла музыка. Оркестр был акустический из струнных и духовых инструментов. Девушка закружилась в танце, который больше напоминал художественную гимнастику. Она то взлетала вверх, то садилась на шпагат, закручивала немыслимые тройные сальто, как будто гравитация для неё не существовала. Туника Марты развивалась от бешеного темпа, и Дани заметил, что под её одеждой тоже ничего нет. Он почувствовал возбуждение, и его охватило необъяснимое влечение к этой девушке. Наконец танец закончился, и она подошла к Дани.
– Твой танец был великолепен, никогда такого не видел!
– Это искусство называется «балет». Я понравилась тебе, Даниэль? Что скажешь?
– Да, Марта, очень понравилась, ты очень красивая.
– И ты мог бы меня полюбить?
– Мог бы, конечно!
– Тогда обними меня.
Марта бросилась к нему на шею. Она обнимала его, трепала его волосы, целовала его в губы. Она вся пылала страстью, и Дани не смог устоять перед таким натиском. Он тоже страстно обнимал и целовал волшебную Марту, как будто провел уже тысячу свиданий с ней, как со своей возлюбленной. Вдруг девушка отпрыгнула и сделала странный пасс руками в сторону Дани. Затем перевернулась в воздухе и приземлилась уже без туники. Дани едва не лишился чувств, увидев Марту обнажённой. Её тело было совершенным. Её гладко выбритое интимное место влекло Дани как магнит. «Может быть, у этого народа вообще нет волос на теле?» – едва успел подумать Дани. Он обнаружил, что и сам уже без одежды и что возбуждён до предела. Марта подбежала и обняла своего возлюбленного. Они поднялись в воздух и, пролетев метров пять, приземлились на ложе. Марта оказалась сверху. Охватив своим влагалищем, пенис Дани, девушка стала интенсивно двигаться. Всё закончилось очень быстро. Сладкая истома разлилась по телу Дани, и он почувствовал, как сперма мощными толчками покидает его. Девушка достигла кульминации одновременно с ним. Через минуту она нагнулась и, нежно поцеловав Дани, взлетела в воздух. Одним движение руки она одела его и себя и плавно приземлилась рядом.
– К сожалению, наше свидание заканчивается, дорогой мой Даниэль. Но я знаю, что в «будущем» мы снова будем вместе. Я не прощаюсь с тобой, любимый. Просто – до следующего свидания! Не забывай свою Марту!
Дани проснулся весь мокрый, как после встречи по харпастуму.
– Что это было!
– Всё в порядке, ваша сестра – волшебница, господин Даниэль!
– Эсти! Ты всё это выдумала! Но это было так реально. Как же это?
– Не совсем выдумала, Дани. Рассматривай твой сон как доверительную вероятность. Девяносто пять процентов правды – это не так уж мало…
– Подождите, пожалуйста, в коридоре, госпожа Эстер. Я сейчас упакую ценнейший биоматериал, для нас и для вас тоже.
Через десять минут Михаэль вручил Эстер контейнер.
– Все биоматериалы нужно поместить в стандартный медицинский криостат. Заряда жидкого азота хватит на неделю, а дальше питание криостата должно быть бесперебойным. В идеале вам нужно подключить его к шине питания процессорного тоннеля, это питание не прерывается ни при каких обстоятельствах. Наш криобанк запитан именно таким образом, но как вам это сделать – не представляю.
– С этим-то как раз нет проблемы. Наша семья живёт на резервной энергостанции процессорного тоннеля, – ответила Эстер.
Глава 4. Первый полёт.
Семья поднялась на двадцать второй этаж в центральную больницу. Теперь участникам полёта предстояла процедура подсадки нанопроцитов. Шиммон беспокоился о том, что может опоздать на эксперимент, правда без него не начали бы всё равно. Эстер была счастлива, в её сумочке позвякивали пять термосов с биоматериалами. Дани ломал голову над вопросом – можно ли считать сон, навеянный Эстер, настоящим пророчеством. Ада беззаботно радовалась возможности прогуляться по городу, так как с наступлением беременности её прогулки в зданиях, где есть ментальные экраны, станут невозможными.
Процедура подсадки продолжалась около двух часов. За это время в вену ввели около полулитра физиологического раствора со ста граммами кибернетических клеток. Адаптация прошла без осложнений. Через две недели нанопроциты окончательно возьмут под контроль иммунную систему, и тогда Ашеры и Шиммон смогут спокойно выходить в космос. Пообедав в ресторане, семья отправилась домой на своей автомотрисе. Шиммон не упустил случая прокатиться на ручном управлении по скоростным путям, – он при этом чувствовал себя пилотом. Дани приставал к сестре с расспросами.
– Мило со мною ты поступила! Я теперь влюблён в девушку, которой может быть и вовсе не существует.
– Но разве она не красавица?
– Красавица! Но где она живёт? Как мне её найти? И что за странное имя – Марта? У нас на всей планете не встречается такого. И, более того, – никогда не было! Я уже поискал в инфосети, как только мы тронулись.
– Я много всякой информации получаю из ментоса по наитию. Ты помнишь, Дани, мы проходили теорию о переселении биосферы?
– Да, я помню, конечно.
– Если она верна, то арамейцы, эллины и романцы были перенесены на эту планету с какой-то другой. Но ведь и на исходной планете, наверное, остались люди. Я чувствую, что твою девушку надо искать именно там. И имя Марта когда-то было арамейским, потом почему-то вышло из употребления среди арамейцев, но зато стало популярным среди других народов. Твоя девушка принадлежит к другому народу и живет в провинции, которая называется странным словом «Австралия», точнее не живёт ещё, но будет жить к тому моменту, когда ты найдешь эту планету. Запомни – «Австралия», тебе это поможет в поисках.
– Как ты это узнала? Ну, откуда ты можешь это знать?
– Через расчёт твоей судьбы, Дани. Когда ты уснул, Михаэль выключил дрёмер. Я села рядом и взяла тебя за руку. Вопрос ментосу был такой: «Девушка, которую полюбит Дани?» И я её увидела, и узнала от тебя – будущего то, что сказала тебе сейчас. Ну, а потом, я домыслила вашу романтическую встречу, в эллинском стиле.
– Так она не эллинка?
– Насколько я понимаю – нет. Логично было бы предположить, что в Австралии живут австралийцы и говорят на австралийском языке.
– А сколько же там всего языков, на этой старой планете?
– Вспомни Тору и историю города Бавель!
– Здорово! Теперь дело за малым! Построить исследовательский корабль, стать его капитаном и отправиться на поиски прародины человечества по галактике!
– Не забудь, Дани, про гравиметрию другим методом.
– Да, я помню, ты уже говорила…
ISBN 978-5-9904766-1-5
© Шен Александр Андреевич
http://shena1622.nethouse.ru/
shena1622@gmail.com
Рейтинг: +1 214 просмотров
Комментарии (3)
Елена Силкина # 28 февраля 2014 в 00:07 0
Мне очень понравилось, я хочу прочесть этот роман целиком. Он где-нибудь выложен? super
Обнаружила несколько совпадений со своими мыслями ))) c0411
В общем - супер )))
Александр Шен # 28 февраля 2014 в 00:34 0
Здравствуйте, дорогая Елена! Очень рад вашему интересу.
Роман издан в виде бумажной книги и целиком не выложен в сеть:
ISBN 978-5-9904766-1-5. Гуглите! Напишите на мой и-мэйл:
shena1622@gmail.com - договоримся. Ещё можете прочитать на этом сайте 1-ю главу под названием "Глава 1. Пятьдесят третий"
Всегда Ваш, Александр Шен.
Елена Силкина # 28 февраля 2014 в 01:28 0
Спасибо. Постепенно почитаю всё, что Вы выложили, и на почту напишу.