ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Форс. Гл.2. Проблема доверия

 

Форс. Гл.2. Проблема доверия

21 февраля 2014 - Елена Силкина
article193828.jpg
иллюстрация автора, масло
музыка - The Pogues "Medley"

     Она стояла, прислонившись спиной к стене в коридоре рядом с дверным проёмом, и рыдала, беззвучно и отчаянно. Как понять, что это такое свалилось на её голову? Потрясающая мечта или невообразимая опасность? Как не потерять его, если оно первое, или не влипнуть, если это всё же второе? Каким способом, каким образом гарантированно убедиться в том или другом? Почему она не обладает «вторым зрением»? Она тогда могла бы разглядеть правду!
     Ирруору надоело ожидать неизвестно чего, и он вышел из каюты, чтобы посмотреть, где его пленница.
     -Я полагал, ты размышляешь над ситуацией, - устало проговорил он.
     -Именно это я и делаю, - всхлипнула Ира.
     -Я бы обнял тебя, чтоб утешить, но ведь ты же снова взъяришься.
     -Точно! Вот и не подходи близко! По крайней мере, пока что…
     -Подойти поближе всё-таки придётся. Потому что я забыл показать тебе главное.
     -Что – главное?
     -Предметы, необходимые на случай экстремальной ситуации.
     Значит, не отпустит, поняла Ира.
     Но эти вещи изучить стоит, они помогут бежать. Что она за чудовище? Спокойно наблюдает, как он страдает от её слов, и хладнокровно анализирует, не галлюцинация ли это, созданная с помощью неизвестной техники. А как гарантированно убедиться в том или другом?
     Маур шагнул обратно в каюту, и Ира с любопытством просунула голову в открытый дверной проём, чтобы посмотреть, что он там делает.
     Он подошёл к стене, открыл шкаф-нишу, незаметную до этого момента. Его движения изменились, стали тяжеловесными и какими-то машинальными. Он достал пятнистый комбинезон-трико, скафандр и несколько некрупных непонятных штуковин.
     Ира осторожно вошла обратно и спросила в лоб:
     -Значит, не отпустишь?
     -Нет. Иначе погибну. Я буду взращивать твоё доверие постепенно, сколько бы времени на это ни потребовалось. Что же мне ещё остаётся?
     Вот что пряталось в глубине его глаз – печаль. Теперь она стала ясно видной. Наверное, он ожидал чего-то подобного, но вначале надеялся на лучшее… Ирочка, это ты о чём? Снова увязла в сиропном сюжете?
     Комбинезон-трико походил на тот, что был надет на Ирруоре, даже такой же пятнистый, но фон его был белым, а пятна – тёмно-коричневыми.
     Ирруор держал его в руках, объясняя:
     -Теперь он твой. Это не скафандр, это… - он поискал, но не нашёл эквивалентного термина в русском языке. – Это герлон. Сейчас, если не хочешь, можешь его не надевать, хотя я предпочёл бы, чтобы ты постоянно находилась в нём. Но при посадке на любую планету, особенно не относящуюся к Галактическому Союзу, ношение герлона обязательно. Он пропускает воздух, но непроницаем для всего остального: воды, огня, ядовитых веществ, клинка, пули, даже лазерного луча. На мне, как ты видишь, такой же, его довольно часто носят вместо одежды. Рисунок и расцветку герлону можно придать любые, можно их менять так часто, как только захочется.
     Ага, значит, у него костюм леопарда иди ягуара, а у неё – снежного барса, фон под цвет её кожи, пятна – под цвет волос.
     -Я как раз люблю пятнистую расцветку, - нарочито весело сказала Ира. Она уже успокоилась. Пока что на неё никто не нападает, а каким образом сбежать, найдётся способ, непременно найдётся.
     Этот самый герлон застёгивался на «молнию», которая герметически склеивала разрез спереди от горловины до паха. У комбинезона имелись также перчатки и капюшон для полной защиты, которые были прозрачными. Ирруор потребовал прямо сейчас потренироваться в расстёгивании и застёгивании «молнии» герлона.
     -Спасибо, что не заставил примерять его при тебе, - ворчливо поблагодарила Ира.
     -Почему?
     -Почему спасибо? Потому что тогда мне пришлось бы раздеваться догола в твоём присутствии.
     -И что в этом особенного?
     -Ничего, если бы ты был женщиной, да и то, смотря для кого.
     Маур непонимающе повёл плечами, но не настаивал.
     Ира с размаху плюхнулась в золотистое кресло и с удовольствием разглядывала нежную на ощупь, мягко поблёскивающую в свете ламп ткань прелестного пятнистого одеяния, разглаживая её у себя на коленях.
     Ирруор терпеливо ждал и слегка улыбался.

                                       ---   ---   ---

     За герлоном в порядке демонстрации последовал настоящий скафандр, матово-чёрный, мягкий, лёгкий и тонкий, толщина его была не больше нескольких миллиметров. Он мог становиться и жёстким при необходимости, при этом оставляя возможность для суставов гнуться вполне свободно и комфортно. Он имел круглый, совершенно прозрачный шлем и такую же застёжку, как на герлоне. На макушке шлема, на плечах в виде своеобразных погон, на груди под горлом, на поясе посередине спереди и сзади, на запястьях и щиколотках космического костюма располагались этакие маленькие фары, словно габаритные огни у транспортного средства. Их можно было включать и выключать, вводить в режим мерцания, вспышек различной длительности и придавать их свету самые разные оттенки спектра.
     Ранец скафандра содержал в себе аппарат, производящий дыхательную смесь и обеспечивающий изолированную автономию ни много, ни мало – на несколько месяцев. Также в ранце имелись набор тестеров и инструментов для мелкого ремонта.
     Ира разглядывала космический костюм с огромным интересом и не меньшим недоумением.
     -Это же скафандр?
     -Скафандр.
     -И в нём можно выходить в открытый космос?
     -Он для этого и предназначен.
     -И он многослойный?
     -Да.
     -Тогда почему же он такой тоненький?
     -Технология позволяет.
     -И он из металла?
     -Из металла.
     -Но металл не может быть эластичным!
     Ирруор чуть заметно улыбался.
     -Как видишь, может. Шлем – тоже из металла, только прозрачного.
     Расстегнув «молнию», скафандр можно было натягивать на себя, как комбинезон, удобный, не стесняющий движений.
     -Надень и сними его несколько раз, чтобы заучить последовательность действий, - велел Ирруор.
     Ира встала с кресла, и коса шевельнулась у неё на спине, словно напоминая о себе. Что же делать с ней, надевая скафандр? Сколоть в пучок? Невозможно. Волосы такие гладкие и тяжёлые, что даже ленты в них никогда подолгу не держатся, выскальзывают в конце концов, как бы туго ни завязала узлы на бантах. Такой массивный пучок не будет послушно держаться собранным на голове, к тому же станет причинять боль, своим весом оттягивая кожу.
     Ирруор только бросил взгляд на Ирину причёску, а Ира уже взорвалась:
     -Не буду косу срезать! Останусь такой, как есть!
     Она имела в виду, что вернётся на Землю, не изменив в себе ничего. Но сказать это откровенно было нельзя.
     -У тебя самого волосы ниже плеч, они же не мешают!
     Ниже плеч и ниже бёдер – большая разница, но Ире было плевать на это.
     -Скафандр эластичный, коса вполне поместится, - спокойно объяснил Ирруор, когда получил возможность вставить хоть слово. При этом нисколько не было заметно, что его терпение подвергается какой-либо нагрузке. – Только будет немного мешать поворачивать голову.
     -Не будет. Чуть-чуть подвыпустить её, и всё нормально. А если скалывать волосы в узел?
     -Узел может распуститься как раз в рискованный момент.
     Ира кивнула. С этим она была полностью согласна.
     Тренироваться в надевании и снимании скафандра можно было, не раздеваясь полностью, поэтому Ира проделал это несколько раз совершенно спокойно. Ирруор наблюдал и иногда подсказывал что-нибудь, если она ошибалась. В завершение она не удержалась и устроила сложную переливчатую иллюминацию из «габаритных огней» космического костюма, довольно любуясь собой в ростовое зеркало, ещё и пританцовывая при этом.
     Ирруор улыбался.

                                   ---   ---   ---

     После скафандра наступила очередь мелких предметов.
     -Бортовой код, - сказал Ирруор, обернув Ирино правое запястье ленточкой прозрачной плёнки, а затем застегнув поверх неё браслет из светлого металла. – Им открываются все люки, внешние и внутренние, он даёт доступ к компьютеру, пульту управления, двигателям, средствам обороны и системам жизнеобеспечения корабля и шлюпки. Я мог бы настроить все замки на твою ауру, а не на код, это было бы надёжнее, но более рискованно в другом отношении, потому что процесс идентификации в таком случае происходит дольше.
     Он не сказал, что настоящий код заключён не в браслете, а в той прозрачной ленточке, что находится под ним, прилипшая к коже и практически незаметная.
     Ира вертела браслет на запястье, разглядывая его. Массивный и как будто литой, он был лёгким и не холодил кожу. Его украшал ажурный узор из многоцветной проволоки и несколько крупных прозрачных кристаллов разных оттенков. Если бы Ирруор не заговорил, надевая ей браслет, она отдёрнула бы руку и стала сопротивляться. Может, это код не для замков на борту, а для её мозга?
     -Не спать же мне в нём? Это не комфортно. Я буду класть его рядом, чтобы можно было быстро схватить, но спать вооружённой до зубов не хочу.
     -Пока что это и не требуется, - успокоил её Ирруор и показал, как снять браслет.
     Она тут же забрала у него из рук украшение с секретом и, не удержавшись, принялась экспериментировать. Браслет мог выглядеть литым либо состоящим из сегментов. Она попробовала застегнуть его на ноге, на косе, на шее, вокруг узла волос, прицепить на лоб, словно диадему, на пояс вроде пряжки, на плечо на манер погона, на вырез свитера, на рукав выше локтя, на сумочку…
     Ирруор и забавлялся, и восхищался.

                                 ---   ---   ---

     В конце концов он окликнул её и взял в руки следующую вещь – широкий мягкий пояс с кармашками, застёгивающимися на герметичную «молнию», такую же, как на скафандре и герлоне. Маур достал из кармашков две небольшие коробочки, плоские, со скруглёнными углами, фиолетовую и белую.
     -Психотронный индивидуальный комплекс: телепатический усилитель, энергетический экран на случай нападения, пси-фильтр при необходимости, средство дальней связи, разведки, вызова помощи, пси-оружие, лингвист-переводчик в случае несходства ментальных диапазонов, средство для восстановления растраченных жизненных сил. Приказы отдаются мысленно, - и Ирруор продемонстрировал Ире фиолетовую коробочку, а потом убрал её обратно в кармашек пояса.
     -А это аптечка, заряженная земными лекарствами, других я пока не могу тебе дать. Торцом, отмеченным условным обозначением, она прикладывается к бедру, запястью, шее или виску, определение и ввод нужного средства происходит автоматически, - за фиолетовой коробочкой последовала белая.
     -Кристаллы на браслете – это запасной мини-лазер, мини-пси-блок, SOS-маяк, анализатор веществ.
     Ира во все глаза смотрела на сей предмет экипировки – то ли очень минимальную юбку, то ли чересчур широкий пояс. Золотистый, блестящий, скроенный по фигуре, отделанный по низу бахромой, он смотрелся шикарно. И не подумаешь, что это не просто кокетливая, а вполне функциональная вещь. К нему в комплекте прилагалась такая же золотистая ажурная пелеринка, просто декоративная, и маленькая сумочка, видимо, предназначенная для отвлечения внимания от кармашков пояса.
     Примеренный и старательно рассмотренный в зеркале пояс отправился обратно в шкафчик очень неохотно.

                                 ---   ---   ---

     -И, наконец, боевой излучатель, - сказал Ирруор.
     -Бластер! – восторженно воскликнула Ира, узрев необычной формы то ли небольшое ружьё, то ли крупный пистолет.
     К оружию она относилась не по-женски, а по-мужски, точнее, по-мальчишески – оно её восхищало. Она неплохо стреляла из учебной винтовки, хотя имела возможность практиковаться только на уроках начальной военной подготовки. Вероятно, могла бы стать снайпером – преподаватель хвалил её за кучность стрельбы.
     -Кто же так обращается с оружием, - упрекнул Ирруор, отбирая у неё лучемёт, когда она попыталась заглянуть в дуло, чтобы рассмотреть кристалл. – Его всегда держат дулом от себя и направленным на открытое пространство, потому что от неизвестной поверхности луч может отразиться. Я блокировал спуск, разумеется, прежде чем дать излучатель тебе в руки, но ты же не могла этого знать и тем более быть уверенной в подобном.
     Он показал ей блок-предохранитель и курок – кнопки в углублениях, чтобы на них нельзя было нажать случайно, а также шкалу интенсивности огня, представляющую собой полоску цветового спектра. Луч варьировался от просто светового до убивающего, в промежутке находились болевой «хлыст», парализатор и шокер, лишающий сознания, а максимум представлял собой возможность сжечь, разрезать и расплавить что угодно, лишь бы хватило энергии.
     -Ты доверяешь мне оружие? И бластер, и пси-блок, да и сам корабль – это же всё оружие, - поражённо произнесла Ира.
     -Я обеспечиваю, как могу, твою безопасность. И знаю, что тебе можно доверять, - спокойно и убеждённо ответил Ирруор.
     Девушка посмотрела ему в глаза и быстро отвела взгляд. Игра или правда? И как можно что-то рассмотреть, понять, если это не подлинный облик, а маска? А был бы даже и подлинный, разве можно надеяться раскусить, расшифровать кого-то, кто намного превосходит тебя личностно?
     А может, она просто испугалась засмотреться, только потому и отвела глаза.
     Её настроение всё время колебалось от почти полного доверия к страху и ярости – и обратно. Она начинала уставать от этого своего состояния. Нельзя ему верить, нельзя, то и дело напоминала она сама себе. Обо всех тех ужасных фактах сообщали серьёзные газеты и журналы, они не могли врать. Невозможно выдумать такие вещи целиком и полностью. И ни разу она не встречала среди той информации что-то однозначно положительное. Или непонятное и подозрительное, или цинично-бездушное, или вообще ужасающее – то, что исходило от НЛО в описанных случаях.
     Но что она может сделать? Как спастись? Она – в руках этого инопланетянина.
     Успокойся, приказала она себе. Пока что он на тебя не нападает.
     -Сейчас ты попробуешь стрелять из этого, как он у вас называется, бластера.
     Ира невольно засмеялась, с таким юмором это было сказано.
     Ирруор прошёл к маленькому пульту с экраном на стене, набрал команду при помощи клавиш.
     -Мишенью для светового луча будет экран, дающий метку в месте попадания выстрела. Таким образом, результаты проявятся наглядно.
     Они отошли к противоположной стене. Ирруор подробно объяснил, затем показал, как правильно держать оружие и целиться, и некоторое время направлял движения Ириных рук. Она не сразу всё усвоила, потому что вначале от содержания лекции отвлеклась на преподавателя.
     Он стоял вплотную, и невозможно было не любоваться им хотя бы краем глаза. Какой он большой и сильный, но совершенно её не подавляет; какой красивый и утончённый. Она почувствовала, что на самом деле не боится его и не испытывает недоверия – вопреки всем своим знаниям и уверенности в этих знаниях. Это противоречило здравому смыслу, а Ира не любила, когда что-то не вязалось с логикой. Она должна не верить. Это гипноз, которому необходимо противостоять, иначе её застанут врасплох, и она не сумеет выжить.
     Пёстрый леопардовый костюм мягко поблёскивал и переливался от пластичных движений великолепной, мощной и грациозной фигуры, густые двуцветные волосы падали на свободно развёрнутые широкие плечи. Ира подумала, что должна была бы ощущать тепло его тела, ведь он стоял так близко. Но не ощущала ничего – материал герлона изолировал полностью. Зато тепло руки маура ощущала её кисть, которую он держал, направляя движения пальцев. Её рука пылала, как в огне, и стала совсем слабой.
     Ира переложила бластер в другую руку и потрясла кистью, пытаясь вернуть ей нормальное состояние.
     -Рука устала, - оправдываясь, сказала она. – А я амбидекстр, я умею, да и должна уметь стрелять обеими руками.
     Из дула вырвался яркий луч, коснулся экрана, оставив на нём светящееся пятнышко. Она уже знала, что это просто компьютерная графика. Но всё равно выглядело неприятно, словно ожог.
     Она попробовала стрелять обеими руками по очереди и вместе, тщательно целясь и навскидку, от плеча, от бедра, с локтя, из-под руки, не целясь вовсе, лёжа, глядя в зеркало, на бегу, в прыжке… Ирруор хвалил её, хотя она в большинстве случаев изрядно промахивалась, потому что многое делала впервые.
     -Ты идёшь по пути наименьшего сопротивления, норовишь вести лучом вместо того, чтобы целиться. Но иногда необходимо экономить заряды или стрелять внезапно и наверняка, - заметил он.
     И, наконец, сказал:
     -Хватит, ты устала.
     Они занимались стрельбой всего минут сорок, а ей уже казалось, что прошло много часов.
     -Теперь я должен показать тебе пульт. Возможно, это следует отложить, поскольку сложно, а тебе и так пришлось сейчас много запоминать. Но это может понадобиться в любой момент. Учить тебя управлять шлюпкой и кораблём мне очень не хочется, ты сможешь этим воспользоваться для бегства. Но я знаю, что должен.
     Он произнёс это, а в рубку пригласить её не спешил, задумался. Ира напряжённо ждала его решения. Будет он или не будет учить её пилотировать?
     В шикарной каюте повисло тяжёлое, напряжённое молчание…

                               ---   ---   ---

     Она уже собралась спорить по этому поводу, когда он снова заговорил:
     -Нет, всего этого не достаточно. Сколько бы я ни показывал, как бы ты ни повторяла, навык будет не тот. Он должен быть доведён до автоматизма, а на это требуется слишком много времени. Экстремальная ситуация может возникнуть раньше. И когда придётся действовать молниеносно, эти непрочные знания вылетят из головы. А не должны вылететь, поскольку от них будет зависеть твоя жизнь.
     Я не хотел учить тебя пилотировать, чтобы не дать лишней возможности для побега, но знаю, что должен – ради тебя. И ради тебя же должен сделать другую вещь. Нужной информации слишком много для того, чтобы ты усвоила её прочно и при необходимости не растерялась. Придётся тебе всё-таки поспать в шлеме-трансляторе, чтобы я мог впечатать всё необходимое в твою память.
     -Нет, - отрезала Ира. – Я буду репетировать сколько надо и хорошо всё запомню, у меня почти фотографическая зрительная память, я не растеряюсь в нужный момент, я вызубрю всё до мелочей безо всякого шлема!
     -Этого недостаточно, - твёрдо сказал Ирруор. – Ира, пойми, от прочности твоих знаний будет зависеть твоя жизнь!
     И он шагнул к ней, чтобы взять её за руку и отвести в рубку.
     -Нет! Не подходи! Я не позволю себя гипнотизировать!
     Она попятилась, глаза у неё расширились до предела и стали безумными от страха.
     Вот оно! Нашёл подходящий предлог, а если она не подчинится, просто применит силу, потому что ему надоело забавляться и притворяться гуманным!
     Она наткнулась поясницей на стол и нашарила у себя за спиной золотой нож. Замахиваться нельзя, в это время руку с оружием перехватят. Поэтому надо молниеносно нанести колющий удар ножом вперёд и вверх, целясь в горло. Костюм ведь у этого пришельца пуленепробиваемый. А если он искренен? И никакого вреда для неё не хотел? Если она убьёт невиновного, то и сама потом жить не сможет. А если он монстр и она не успеет его убить, то он немедленно убьёт её. Как сделать выбор? А его надо сделать мгновенно!
     -Не подходи! Убью!!!
     А если он ни в чём не виноват, то она в результате этого поступка потеряет его расположение навсегда. А если она ошибается… А может, лучше рискнуть? Если она ошиблась, то так ей и надо. А если… Нельзя поднять руку на такого, как он, на такого прекрасного, как он, на такого хорошего, на такого…
     -Не приближайся!!! Ну пожалуйста, не подходи…
     Она стиснула у себя за спиной мокрую от пота рукоять ножа и приготовилась… отбросить его, чтобы не ударить на инстинкте самосохранения.
     -Ира. Успокойся…
     Ирруор сделал шаг вперёд, потом ещё шаг, молниеносно перехватил её руку с ножом, а потом и вторую её руку – на всякий случай. Нож задел его кисть, лезвие оцарапало кожу, выступила кровь. Красная, как у людей. Ира завороженно уставилась на порез. Кровь. Она поранила его. Значит, никакой голограммы, облик подлинный.
     Она поранила его! Она хотела напасть на него! Он убьёт её за это!
     Она в ужасе взглянула ему в глаза.
     Глаза были, как расплавленный металл. Как пламя, как лава, как плазма. Они стали такими от сильнейшей душевной боли, но Ира приняла это за бешенство и отчаянно закричала:
     -Нет! Не надо! Не убивай меня!!!
     Он перехватил оба её запястья одной рукой, чтобы другой обнять и прижать её к себе.
     -Успокойся, ничего я с тобой не сделаю. Я же сказал, что не способен причинить тебе вред, даже если бы ты меня убивала. Что, впрочем, ты и хотела сделать.
     -Нет, не хотела… не смогла…
     -Ты так боишься, что я усыплю тебя и воспользуюсь этим? Да я же могу это сделать в любой момент без всякого шлема! Я – эспер или экстрасенс, как вы таких называете, или маг, если изъясняться с помощью древнего термина, что суть одно и то же.
     На мгновение ему очень захотелось доказать ей свои слова, а то она же не поверит, решит, что он блефует. Но доказать – значит, ударить, в данном случае энергетически. Это он сделать не мог.
     Иру трясло от пережитого страха, она готова была потерять сознание.
     -Успокойся, я не сделаю тебе ничего плохого.
     Она была в шоке от собственного поступка – чуть не совершила убийство! – и не сопротивлялась, когда он подхватил её на руки, отнёс в рубку и уложил в кресло. Она не заметила, как на её голове очутился тот самый пугающий шлем, а когда опомнилась, то сорвать его не успела – провалилась в сон…

                                    ---   ---   ---

     Она проснулась, казалось, через мгновение, словно вынырнув из межзвёздной тьмы, ничего не помня о том, что ей снилось. Она села в кресле и встретила внимательный взгляд золотистых глаз.
     -Вот видишь. С тобой ничего ужасного не произошло.
     -Я в этом ещё не уверена, - мгновенно вскинулась Ира. И вспомнила, что едва не совершила.
     Она закрыла глаза, крепко стиснув веки, будучи не в состоянии взглянуть на маура ещё раз.
      -О Боже…
     И отчаянно разрыдалась в голос.
     Он быстро снял шлем с её головы, подхватил её на руки и сел в кресло, нежно прижимая к себе и покачивая на своих коленях, словно баюкая, как ребёнка, как котёнка.
     -Успокойся, успокойся, не надо плакать. Ведь не убила же.
     -Я и не хотела-а-а… убивать…
     Он нагнулся и легко поцеловал холодный висок, мокрую щёку, крепко зажмуренные глаза, потом нашёл губами её солёные от слёз губы…
     Это было двойной ошибкой. Ира с негодованием отпрянула, а для него мимолётное ощущение её нежных губ оказалось слишком мучительным. И всё же он сожалел, что оно так быстро закончилось.
     -Пользуешься моментом! – обвиняюще бросила Ира.
     -Я ничего не имел в виду, только хотел утешить. Больше это не повторится, если ты против, - его голос прозвучал ровно и бесстрастно, даже бесцветно.
     -Да! Я – против!
     Он кивнул, а она испытала неожиданную досаду, за что тут же на себя и разъярилась.
     Он встал, посадил её в кресло на своё место и подошёл к другой секции кольцевого пульта.
     И тут взревела сирена, экран ослепительно вспыхнул, раздался громоподобный треск. Ирруор отшатнулся от пульта, упал навзничь и остался лежать неподвижно.
     Девушка хотела вскочить и подбежать к нему, но в этот момент в её мозг ударил телепатический импульс, пакет сжатой информации – сообщение от бортового компьютера.
     «Прямо по курсу – корабль пиратов. Они дали залп. Выведена из строя система автоматического управления».
     Ира действовала машинально и молниеносно. Её мозг взял на себя управление кораблём вместо повреждённого автопилотного комплекса, принимая информацию и отдавая команды со скоростью не меньшей, чем у искусственной интеллектуальной системы. Возникла обратная связь.
     И вот уже она не сидит в рубке, управляя послушным кораблём, а сама является металлическим диском, несущимся через звёздную бездну, ощущая, что её сердце – генераторный комплекс – на пределе. Девушка-звездолёт увёртывается от энергетических мечей и сетей врага, подставляя щиты экранирующих полей, парируя удары такими же лучевыми клинками, отчаянно маневрируя, выискивает уязвимое место во вражеской обороне.
     И некогда изумиться новому поразительному состоянию. А драка по сути такова же, как в древние времена, только перекрёсток не в чистом поле, а среди пространства без горизонтов, щит и меч огненно-бесплотны, а верный конь – из металла, и для того, чтобы победить, надо стать с этим конём единым целым, превратиться в звёздного кентавра.
     Она опередила своими действиями врага и одержала полную победу. Трасса была свободна, корабль цел, имелась возможность добраться до ближайшей планеты для небольшого ремонта, о чём и доложил бортовой компьютер.
     Но на всякий случай следовало принять дополнительные защитные меры, надеть скафандр на себя и на бессознательного маура. И задействовать аптечку. Она боялась даже подумать о том, насколько серьёзно он может быть ранен, сумеет ли справиться с этим медицинская автоматика…
     С трудом ориентируясь в пространстве рубки после ошеломительной звёздной дуэли, она подбежала к Ирруору со скафандром и аптечкой, обмирая от страха.
     Маур вдруг сел на полу и улыбнулся.
     -Учебная тревога, - ласково сказал он. – Всё отлично, теперь я за тебя спокоен.
     Онемев, она вросла в пол на месте и молча уставилась на него. Ноги подкашивались от пережитого страха. Страха за него. Учебная тревога? Он лежал себе и спокойно наблюдал, пока она с ума сходила, не зная, жив он или нет?
     Она с размаху швырнула аптечку об пол и закричала изо всех сил:
     -Ненавижу!!! Хватит с меня этой дурацкой комедии!!! Я требую немедленно отвезти меня обратно!!! Ненавижу!!!
     И села на пол там, где стояла, разразившись слезами. Она рыдала так, словно у неё разрывалось сердце, и даже не прятала лицо.
     Некоторое время Ирруор не решался шевельнуться, опасаясь, что она тогда окончательно выйдет из себя, начнёт бушевать с риском повредить себе что-нибудь, и её трудно будет удержать, не причиняя боли. Но потом всё же приблизился, поднял Иру на руки, отнёс в её каюту, положил на круглую кровать и сел рядом, вглядываясь в её лицо.
     Она обессилела от слёз и уже даже не всхлипывала, лежала молча, тяжело дыша, не открывая глаз, не желая смотреть на него.
     Неужели он ошибся и неправильно оценил её отношение к нему? Имитировать потерю сознания он счёл необходимым, чтобы она не потратила время на попытки его вызвать или найти и привыкла действовать самостоятельно. Он решил, что она воспримет это достаточно хладнокровно, потому что не любит его. Неужели он ошибся?
     -Я теряю тебя совсем, окончательно и бесповоротно, да? Ты меня ненавидишь?
     Её насторожили не столько слова, сколько тон его голоса и дыхание. Она разомкнула вспухшие от жгучих слёз веки и посмотрела на него. Его лицо насторожило её ещё больше, оно стало отрешённым. Она вдруг испугалась за него. И только поэтому заговорила:
     -Нет, никакой ненависти у меня нет. Просто я очень сильно испугалась, а когда оказалось, что весь страх был зря, то разозлилась.
     -Значит, ты не ненавидишь меня?
     -Нет.
     Лицо и глаза у него ожили, обрели своё обычное выражение, которое трудно прочесть полностью, но которое, тем не менее, не пугает никаким образом.
     Ира хватила ртом воздух. Снова на мгновение возникло то же ощущение, как тогда, когда она хотела нанести удар ножом, а потом увидела кровавую царапину на золотистой коже и осознала, что именно чуть-чуть не произошло. Ощущение тошнотворного ужаса повторилось, словно она снова едва не убила маура.
     -Ты испугалась за меня? Поэтому и рассердилась так? – предположил он таким тоном, словно это было чем-то невероятным.
     -Как и за любого другого на твоём месте! Естественно, что в первую очередь пугаются за живого человека… сапиенса! Не за железяку же!
     Она снова на него не смотрела.
     -Ты хочешь есть?
     Она кивнула, опасаясь возражать. Да, впрочем, и в самом деле проголодалась после стольких происшествий.
     Он поднялся, отправился к столу и долго выбирал, что принести для неё.

                                    ---   ---   ---

     Ей было всё равно, что именно он принесёт, она просто лежала молча и ждала. Впрочем, после всего произошедшего ей, пожалуй, очень хотелось мяса. И какого-нибудь питья. И фруктов, разумеется. Она очень любила фрукты.
     Он принёс ей со стола золотую сковородку, вазы с безе и яблоками и один из хрустальных «термосов».
     На сковородке оказались её любимые домашние котлеты, приготовленные по особому, «ресторанному» рецепту – с чесноком вместо лука – и жареная картошка с грибами, а нутро искрящегося графина содержало в себе апельсиновый сок.
     Она села на постели, поставила сковородку себе на колени, приняла поданные ей прозрачный стаканчик с соком и золотую вилку, украшенную изумрудами, и накинулась на еду. Ещё ни разу в жизни ей так зверски не хотелось есть, как сейчас. Она покосилась на Ирруора. Если он будет продолжать смотреть, как она ест, ей кусок в горло не пойдёт, но сказать об этом невозможно.
     Он догадался сам и немного отвернул голову.
     И снова подступившие рыдания перехватили ей дыхание и сотрясли тело.
     «У меня манера бросаться словами, и оказалось даже, что не только словами», - она не сумела выговорить это вслух.
     -Ира, не плачь. Царапина случайная, посмотри, от неё даже следа не осталось, - беспомощно произнёс Ирруор.
     Ему хотелось обнять её, прижать к сердцу… Но любое прикосновение сейчас вызвало бы только слёзы или ярость.
     Он забрал у неё пустую посуду, отнёс на место, вернулся и снова сел рядом. Она за это время успела свернуться клубочком поверх одеяла, подтянув колени к подбородку, и лежала с закрытыми глазами, будучи уже не в состоянии ни действовать, ни плакать, ни даже думать.
     -В любом случае пришло время отдыха. Спи, а я посижу возле тебя, - тихо сказал он.
     Ира немедленно широко распахнула глаза.
     -Зачем? Не надо со мной сидеть, ты же тоже должен спать, - выговорила она неровно, с подозрением вглядываясь в его лицо, готовая перейти к истерике от страха в равной степени за него или за себя. – Только скажи мне, как выключается свет и где здесь туалет. Место для удаления использованных веществ, - процитировала она понравившуюся фразу из прочитанного когда-то фантастического рассказа. Но улыбнуться своей остроте не сумела.
     «Удобства» оказались за подвижной переборкой и выглядели совсем по-земному, а свет выключался кнопкой на всё том же настенном пульте.
     Ирруор ушёл, комната погрузилась в темноту.
     Изнеможённое состояние у Иры как рукой сняло. Она забыла спросить, как запирается дверь!
     Вернувшиеся подозрения позволили ей выбросить из головы два момента невыносимого ужаса, когда она поняла, что чуть не убила Ирруора. Поэтому она охотно, не осознавая причины тому, утвердилась в прежних домыслах.
     Она решила не спать и лежала поверх одеяла одетая, только без сапожек и куртки. Рискнуть ли расплести косу? Она могла запросто носить волосы длиной ниже пояса распущенными. Они не путались и легко расчёсывались, довольно жёсткие, блестящие, тяжёлые и гладкие, как тёмно-коричневый шёлк. Её единственную из всего курса не убедили срезать волосы, даже пообещав тайком подстричь на уроке. Она просто пригрозила юным фанаткам моды милицией… 
     Она лежала, смотрела в темноту и думала о самых разных вещах, лишь бы не заснуть.
     Сколько прошло времени с момента отлёта? Обнаружили ли уже её исчезновение? Родителям не сообщат, пока окончательно в этом не убедятся. Люська будет с ума сходить от горя и грызть себя за то, что плохо уговаривала остаться на ночь. Жаль, что нельзя подать им всем весточку о том, что с ней пока всё в порядке.
     Может, не пытаться бежать, в самом-то деле, а попутешествовать по Галактике? Ведь безумно интересно и очень, ну просто очень хочется… Зато и безумно опасно. Лететь неизвестно с кем, у которого неизвестно какие намерения… А возможность бежать представится тогда, когда встретится кто-то, имеющий возможность слетать на Землю. Завтра нужно спросить, скоро ли будет номер первый в экскурсионном плане.
     Если бы только этот человек, то есть, маур, оказался именно таким, каким представлялся! Тогда она бы ни за что от него не убежала. Наоборот! Потому что тогда ей никого лучшего и искать не надо бы было, ибо ещё одного такого же, настолько в её вкусе, полностью в её вкусе, просто не может быть…
     Она не заметила, как уснула.

© Copyright: Елена Силкина, 2014

Регистрационный номер №0193828

от 21 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0193828 выдан для произведения:
иллюстрация автора, масло
музыка - The Pogues "Medley"

     Она стояла, прислонившись спиной к стене в коридоре рядом с дверным проёмом, и рыдала, беззвучно и отчаянно. Как понять, что это такое свалилось на её голову? Потрясающая мечта или невообразимая опасность? Как не потерять его, если оно первое, или не влипнуть, если это всё же второе? Каким способом, каким образом гарантированно убедиться в том или другом? Почему она не обладает «вторым зрением»? Она тогда могла бы разглядеть правду!
     Ирруору надоело ожидать неизвестно чего, и он вышел из каюты, чтобы посмотреть, где его пленница.
     -Я полагал, ты размышляешь над ситуацией, - устало проговорил он.
     -Именно это я и делаю, - всхлипнула Ира.
     -Я бы обнял тебя, чтоб утешить, но ведь ты же снова взъяришься.
     -Точно! Вот и не подходи близко! По крайней мере, пока что…
     -Подойти поближе всё-таки придётся. Потому что я забыл показать тебе главное.
     -Что – главное?
     -Предметы, необходимые на случай экстремальной ситуации.
     Значит, не отпустит, поняла Ира.
     Но эти вещи изучить стоит, они помогут бежать. Что она за чудовище? Спокойно наблюдает, как он страдает от её слов, и хладнокровно анализирует, не галлюцинация ли это, созданная с помощью неизвестной техники. А как гарантированно убедиться в том или другом?
     Маур шагнул обратно в каюту, и Ира с любопытством просунула голову в открытый дверной проём, чтобы посмотреть, что он там делает.
     Он подошёл к стене, открыл шкаф-нишу, незаметную до этого момента. Его движения изменились, стали тяжеловесными и какими-то машинальными. Он достал пятнистый комбинезон-трико, скафандр и несколько некрупных непонятных штуковин.
     Ира осторожно вошла обратно и спросила в лоб:
     -Значит, не отпустишь?
     -Нет. Иначе погибну. Я буду взращивать твоё доверие постепенно, сколько бы времени на это ни потребовалось. Что же мне ещё остаётся?
     Вот что пряталось в глубине его глаз – печаль. Теперь она стала ясно видной. Наверное, он ожидал чего-то подобного, но вначале надеялся на лучшее… Ирочка, это ты о чём? Снова увязла в сиропном сюжете?
     Комбинезон-трико походил на тот, что был надет на Ирруоре, даже такой же пятнистый, но фон его был белым, а пятна – тёмно-коричневыми.
     Ирруор держал его в руках, объясняя:
     -Теперь он твой. Это не скафандр, это… - он поискал, но не нашёл эквивалентного термина в русском языке. – Это герлон. Сейчас, если не хочешь, можешь его не надевать, хотя я предпочёл бы, чтобы ты постоянно находилась в нём. Но при посадке на любую планету, особенно не относящуюся к Галактическому Союзу, ношение герлона обязательно. Он пропускает воздух, но непроницаем для всего остального: воды, огня, ядовитых веществ, клинка, пули, даже лазерного луча. На мне, как ты видишь, такой же, его довольно часто носят вместо одежды. Рисунок и расцветку герлону можно придать любые, можно их менять так часто, как только захочется.
     Ага, значит, у него костюм леопарда иди ягуара, а у неё – снежного барса, фон под цвет её кожи, пятна – под цвет волос.
     -Я как раз люблю пятнистую расцветку, - нарочито весело сказала Ира. Она уже успокоилась. Пока что на неё никто не нападает, а каким образом сбежать, найдётся способ, непременно найдётся.
     Этот самый герлон застёгивался на «молнию», которая герметически склеивала разрез спереди от горловины до паха. У комбинезона имелись также перчатки и капюшон для полной защиты, которые были прозрачными. Ирруор потребовал прямо сейчас потренироваться в расстёгивании и застёгивании «молнии» герлона.
     -Спасибо, что не заставил примерять его при тебе, - ворчливо поблагодарила Ира.
     -Почему?
     -Почему спасибо? Потому что тогда мне пришлось бы раздеваться догола в твоём присутствии.
     -И что в этом особенного?
     -Ничего, если бы ты был женщиной, да и то, смотря для кого.
     Маур непонимающе повёл плечами, но не настаивал.
     Ира с размаху плюхнулась в золотистое кресло и с удовольствием разглядывала нежную на ощупь, мягко поблёскивающую в свете ламп ткань прелестного пятнистого одеяния, разглаживая её у себя на коленях.
     Ирруор терпеливо ждал и слегка улыбался.

                                       ---   ---   ---

     За герлоном в порядке демонстрации последовал настоящий скафандр, матово-чёрный, мягкий, лёгкий и тонкий, толщина его была не больше нескольких миллиметров. Он мог становиться и жёстким при необходимости, при этом оставляя возможность для суставов гнуться вполне свободно и комфортно. Он имел круглый, совершенно прозрачный шлем и такую же застёжку, как на герлоне. На макушке шлема, на плечах в виде своеобразных погон, на груди под горлом, на поясе посередине спереди и сзади, на запястьях и щиколотках космического костюма располагались этакие маленькие фары, словно габаритные огни у транспортного средства. Их можно было включать и выключать, вводить в режим мерцания, вспышек различной длительности и придавать их свету самые разные оттенки спектра.
     Ранец скафандра содержал в себе аппарат, производящий дыхательную смесь и обеспечивающий изолированную автономию ни много, ни мало – на несколько месяцев. Также в ранце имелись набор тестеров и инструментов для мелкого ремонта.
     Ира разглядывала космический костюм с огромным интересом и не меньшим недоумением.
     -Это же скафандр?
     -Скафандр.
     -И в нём можно выходить в открытый космос?
     -Он для этого и предназначен.
     -И он многослойный?
     -Да.
     -Тогда почему же он такой тоненький?
     -Технология позволяет.
     -И он из металла?
     -Из металла.
     -Но металл не может быть эластичным!
     Ирруор чуть заметно улыбался.
     -Как видишь, может. Шлем – тоже из металла, только прозрачного.
     Расстегнув «молнию», скафандр можно было натягивать на себя, как комбинезон, удобный, не стесняющий движений.
     -Надень и сними его несколько раз, чтобы заучить последовательность действий, - велел Ирруор.
     Ира встала с кресла, и коса шевельнулась у неё на спине, словно напоминая о себе. Что же делать с ней, надевая скафандр? Сколоть в пучок? Невозможно. Волосы такие гладкие и тяжёлые, что даже ленты в них никогда подолгу не держатся, выскальзывают в конце концов, как бы туго ни завязала узлы на бантах. Такой массивный пучок не будет послушно держаться собранным на голове, к тому же станет причинять боль, своим весом оттягивая кожу.
     Ирруор только бросил взгляд на Ирину причёску, а Ира уже взорвалась:
     -Не буду косу срезать! Останусь такой, как есть!
     Она имела в виду, что вернётся на Землю, не изменив в себе ничего. Но сказать это откровенно было нельзя.
     -У тебя самого волосы ниже плеч, они же не мешают!
     Ниже плеч и ниже бёдер – большая разница, но Ире было плевать на это.
     -Скафандр эластичный, коса вполне поместится, - спокойно объяснил Ирруор, когда получил возможность вставить хоть слово. При этом нисколько не было заметно, что его терпение подвергается какой-либо нагрузке. – Только будет немного мешать поворачивать голову.
     -Не будет. Чуть-чуть подвыпустить её, и всё нормально. А если скалывать волосы в узел?
     -Узел может распуститься как раз в рискованный момент.
     Ира кивнула. С этим она была полностью согласна.
     Тренироваться в надевании и снимании скафандра можно было, не раздеваясь полностью, поэтому Ира проделал это несколько раз совершенно спокойно. Ирруор наблюдал и иногда подсказывал что-нибудь, если она ошибалась. В завершение она не удержалась и устроила сложную переливчатую иллюминацию из «габаритных огней» космического костюма, довольно любуясь собой в ростовое зеркало, ещё и пританцовывая при этом.
     Ирруор улыбался.

                                   ---   ---   ---

     После скафандра наступила очередь мелких предметов.
     -Бортовой код, - сказал Ирруор, обернув Ирино правое запястье ленточкой прозрачной плёнки, а затем застегнув поверх неё браслет из светлого металла. – Им открываются все люки, внешние и внутренние, он даёт доступ к компьютеру, пульту управления, двигателям, средствам обороны и системам жизнеобеспечения корабля и шлюпки. Я мог бы настроить все замки на твою ауру, а не на код, это было бы надёжнее, но более рискованно в другом отношении, потому что процесс идентификации в таком случае происходит дольше.
     Он не сказал, что настоящий код заключён не в браслете, а в той прозрачной ленточке, что находится под ним, прилипшая к коже и практически незаметная.
     Ира вертела браслет на запястье, разглядывая его. Массивный и как будто литой, он был лёгким и не холодил кожу. Его украшал ажурный узор из многоцветной проволоки и несколько крупных прозрачных кристаллов разных оттенков. Если бы Ирруор не заговорил, надевая ей браслет, она отдёрнула бы руку и стала сопротивляться. Может, это код не для замков на борту, а для её мозга?
     -Не спать же мне в нём? Это не комфортно. Я буду класть его рядом, чтобы можно было быстро схватить, но спать вооружённой до зубов не хочу.
     -Пока что это и не требуется, - успокоил её Ирруор и показал, как снять браслет.
     Она тут же забрала у него из рук украшение с секретом и, не удержавшись, принялась экспериментировать. Браслет мог выглядеть литым либо состоящим из сегментов. Она попробовала застегнуть его на ноге, на косе, на шее, вокруг узла волос, прицепить на лоб, словно диадему, на пояс вроде пряжки, на плечо на манер погона, на вырез свитера, на рукав выше локтя, на сумочку…
     Ирруор и забавлялся, и восхищался.

                                 ---   ---   ---

     В конце концов он окликнул её и взял в руки следующую вещь – широкий мягкий пояс с кармашками, застёгивающимися на герметичную «молнию», такую же, как на скафандре и герлоне. Маур достал из кармашков две небольшие коробочки, плоские, со скруглёнными углами, фиолетовую и белую.
     -Психотронный индивидуальный комплекс: телепатический усилитель, энергетический экран на случай нападения, пси-фильтр при необходимости, средство дальней связи, разведки, вызова помощи, пси-оружие, лингвист-переводчик в случае несходства ментальных диапазонов, средство для восстановления растраченных жизненных сил. Приказы отдаются мысленно, - и Ирруор продемонстрировал Ире фиолетовую коробочку, а потом убрал её обратно в кармашек пояса.
     -А это аптечка, заряженная земными лекарствами, других я пока не могу тебе дать. Торцом, отмеченным условным обозначением, она прикладывается к бедру, запястью, шее или виску, определение и ввод нужного средства происходит автоматически, - за фиолетовой коробочкой последовала белая.
     -Кристаллы на браслете – это запасной мини-лазер, мини-пси-блок, SOS-маяк, анализатор веществ.
     Ира во все глаза смотрела на сей предмет экипировки – то ли очень минимальную юбку, то ли чересчур широкий пояс. Золотистый, блестящий, скроенный по фигуре, отделанный по низу бахромой, он смотрелся шикарно. И не подумаешь, что это не просто кокетливая, а вполне функциональная вещь. К нему в комплекте прилагалась такая же золотистая ажурная пелеринка, просто декоративная, и маленькая сумочка, видимо, предназначенная для отвлечения внимания от кармашков пояса.
     Примеренный и старательно рассмотренный в зеркале пояс отправился обратно в шкафчик очень неохотно.

                                 ---   ---   ---

     -И, наконец, боевой излучатель, - сказал Ирруор.
     -Бластер! – восторженно воскликнула Ира, узрев необычной формы то ли небольшое ружьё, то ли крупный пистолет.
     К оружию она относилась не по-женски, а по-мужски, точнее, по-мальчишески – оно её восхищало. Она неплохо стреляла из учебной винтовки, хотя имела возможность практиковаться только на уроках начальной военной подготовки. Вероятно, могла бы стать снайпером – преподаватель хвалил её за кучность стрельбы.
     -Кто же так обращается с оружием, - упрекнул Ирруор, отбирая у неё лучемёт, когда она попыталась заглянуть в дуло, чтобы рассмотреть кристалл. – Его всегда держат дулом от себя и направленным на открытое пространство, потому что от неизвестной поверхности луч может отразиться. Я блокировал спуск, разумеется, прежде чем дать излучатель тебе в руки, но ты же не могла этого знать и тем более быть уверенной в подобном.
     Он показал ей блок-предохранитель и курок – кнопки в углублениях, чтобы на них нельзя было нажать случайно, а также шкалу интенсивности огня, представляющую собой полоску цветового спектра. Луч варьировался от просто светового до убивающего, в промежутке находились болевой «хлыст», парализатор и шокер, лишающий сознания, а максимум представлял собой возможность сжечь, разрезать и расплавить что угодно, лишь бы хватило энергии.
     -Ты доверяешь мне оружие? И бластер, и пси-блок, да и сам корабль – это же всё оружие, - поражённо произнесла Ира.
     -Я обеспечиваю, как могу, твою безопасность. И знаю, что тебе можно доверять, - спокойно и убеждённо ответил Ирруор.
     Девушка посмотрела ему в глаза и быстро отвела взгляд. Игра или правда? И как можно что-то рассмотреть, понять, если это не подлинный облик, а маска? А был бы даже и подлинный, разве можно надеяться раскусить, расшифровать кого-то, кто намного превосходит тебя личностно?
     А может, она просто испугалась засмотреться, только потому и отвела глаза.
     Её настроение всё время колебалось от почти полного доверия к страху и ярости – и обратно. Она начинала уставать от этого своего состояния. Нельзя ему верить, нельзя, то и дело напоминала она сама себе. Обо всех тех ужасных фактах сообщали серьёзные газеты и журналы, они не могли врать. Невозможно выдумать такие вещи целиком и полностью. И ни разу она не встречала среди той информации что-то однозначно положительное. Или непонятное и подозрительное, или цинично-бездушное, или вообще ужасающее – то, что исходило от НЛО в описанных случаях.
     Но что она может сделать? Как спастись? Она – в руках этого инопланетянина.
     Успокойся, приказала она себе. Пока что он на тебя не нападает.
     -Сейчас ты попробуешь стрелять из этого, как он у вас называется, бластера.
     Ира невольно засмеялась, с таким юмором это было сказано.
     Ирруор прошёл к маленькому пульту с экраном на стене, набрал команду при помощи клавиш.
     -Мишенью для светового луча будет экран, дающий метку в месте попадания выстрела. Таким образом, результаты проявятся наглядно.
     Они отошли к противоположной стене. Ирруор подробно объяснил, затем показал, как правильно держать оружие и целиться, и некоторое время направлял движения Ириных рук. Она не сразу всё усвоила, потому что вначале от содержания лекции отвлеклась на преподавателя.
     Он стоял вплотную, и невозможно было не любоваться им хотя бы краем глаза. Какой он большой и сильный, но совершенно её не подавляет; какой красивый и утончённый. Она почувствовала, что на самом деле не боится его и не испытывает недоверия – вопреки всем своим знаниям и уверенности в этих знаниях. Это противоречило здравому смыслу, а Ира не любила, когда что-то не вязалось с логикой. Она должна не верить. Это гипноз, которому необходимо противостоять, иначе её застанут врасплох, и она не сумеет выжить.
     Пёстрый леопардовый костюм мягко поблёскивал и переливался от пластичных движений великолепной, мощной и грациозной фигуры, густые двуцветные волосы падали на свободно развёрнутые широкие плечи. Ира подумала, что должна была бы ощущать тепло его тела, ведь он стоял так близко. Но не ощущала ничего – материал герлона изолировал полностью. Зато тепло руки маура ощущала её кисть, которую он держал, направляя движения пальцев. Её рука пылала, как в огне, и стала совсем слабой.
     Ира переложила бластер в другую руку и потрясла кистью, пытаясь вернуть ей нормальное состояние.
     -Рука устала, - оправдываясь, сказала она. – А я амбидекстр, я умею, да и должна уметь стрелять обеими руками.
     Из дула вырвался яркий луч, коснулся экрана, оставив на нём светящееся пятнышко. Она уже знала, что это просто компьютерная графика. Но всё равно выглядело неприятно, словно ожог.
     Она попробовала стрелять обеими руками по очереди и вместе, тщательно целясь и навскидку, от плеча, от бедра, с локтя, из-под руки, не целясь вовсе, лёжа, глядя в зеркало, на бегу, в прыжке… Ирруор хвалил её, хотя она в большинстве случаев изрядно промахивалась, потому что многое делала впервые.
     -Ты идёшь по пути наименьшего сопротивления, норовишь вести лучом вместо того, чтобы целиться. Но иногда необходимо экономить заряды или стрелять внезапно и наверняка, - заметил он.
     И, наконец, сказал:
     -Хватит, ты устала.
     Они занимались стрельбой всего минут сорок, а ей уже казалось, что прошло много часов.
     -Теперь я должен показать тебе пульт. Возможно, это следует отложить, поскольку сложно, а тебе и так пришлось сейчас много запоминать. Но это может понадобиться в любой момент. Учить тебя управлять шлюпкой и кораблём мне очень не хочется, ты сможешь этим воспользоваться для бегства. Но я знаю, что должен.
     Он произнёс это, а в рубку пригласить её не спешил, задумался. Ира напряжённо ждала его решения. Будет он или не будет учить её пилотировать?
     В шикарной каюте повисло тяжёлое, напряжённое молчание…

                               ---   ---   ---

     Она уже собралась спорить по этому поводу, когда он снова заговорил:
     -Нет, всего этого не достаточно. Сколько бы я ни показывал, как бы ты ни повторяла, навык будет не тот. Он должен быть доведён до автоматизма, а на это требуется слишком много времени. Экстремальная ситуация может возникнуть раньше. И когда придётся действовать молниеносно, эти непрочные знания вылетят из головы. А не должны вылететь, поскольку от них будет зависеть твоя жизнь.
     Я не хотел учить тебя пилотировать, чтобы не дать лишней возможности для побега, но знаю, что должен – ради тебя. И ради тебя же должен сделать другую вещь. Нужной информации слишком много для того, чтобы ты усвоила её прочно и при необходимости не растерялась. Придётся тебе всё-таки поспать в шлеме-трансляторе, чтобы я мог впечатать всё необходимое в твою память.
     -Нет, - отрезала Ира. – Я буду репетировать сколько надо и хорошо всё запомню, у меня почти фотографическая зрительная память, я не растеряюсь в нужный момент, я вызубрю всё до мелочей безо всякого шлема!
     -Этого недостаточно, - твёрдо сказал Ирруор. – Ира, пойми, от прочности твоих знаний будет зависеть твоя жизнь!
     И он шагнул к ней, чтобы взять её за руку и отвести в рубку.
     -Нет! Не подходи! Я не позволю себя гипнотизировать!
     Она попятилась, глаза у неё расширились до предела и стали безумными от страха.
     Вот оно! Нашёл подходящий предлог, а если она не подчинится, просто применит силу, потому что ему надоело забавляться и притворяться гуманным!
     Она наткнулась поясницей на стол и нашарила у себя за спиной золотой нож. Замахиваться нельзя, в это время руку с оружием перехватят. Поэтому надо молниеносно нанести колющий удар ножом вперёд и вверх, целясь в горло. Костюм ведь у этого пришельца пуленепробиваемый. А если он искренен? И никакого вреда для неё не хотел? Если она убьёт невиновного, то и сама потом жить не сможет. А если он монстр и она не успеет его убить, то он немедленно убьёт её. Как сделать выбор? А его надо сделать мгновенно!
     -Не подходи! Убью!!!
     А если он ни в чём не виноват, то она в результате этого поступка потеряет его расположение навсегда. А если она ошибается… А может, лучше рискнуть? Если она ошиблась, то так ей и надо. А если… Нельзя поднять руку на такого, как он, на такого прекрасного, как он, на такого хорошего, на такого…
     -Не приближайся!!! Ну пожалуйста, не подходи…
     Она стиснула у себя за спиной мокрую от пота рукоять ножа и приготовилась… отбросить его, чтобы не ударить на инстинкте самосохранения.
     -Ира. Успокойся…
     Ирруор сделал шаг вперёд, потом ещё шаг, молниеносно перехватил её руку с ножом, а потом и вторую её руку – на всякий случай. Нож задел его кисть, лезвие оцарапало кожу, выступила кровь. Красная, как у людей. Ира завороженно уставилась на порез. Кровь. Она поранила его. Значит, никакой голограммы, облик подлинный.
     Она поранила его! Она хотела напасть на него! Он убьёт её за это!
     Она в ужасе взглянула ему в глаза.
     Глаза были, как расплавленный металл. Как пламя, как лава, как плазма. Они стали такими от сильнейшей душевной боли, но Ира приняла это за бешенство и отчаянно закричала:
     -Нет! Не надо! Не убивай меня!!!
     Он перехватил оба её запястья одной рукой, чтобы другой обнять и прижать её к себе.
     -Успокойся, ничего я с тобой не сделаю. Я же сказал, что не способен причинить тебе вред, даже если бы ты меня убивала. Что, впрочем, ты и хотела сделать.
     -Нет, не хотела… не смогла…
     -Ты так боишься, что я усыплю тебя и воспользуюсь этим? Да я же могу это сделать в любой момент без всякого шлема! Я – эспер или экстрасенс, как вы таких называете, или маг, если изъясняться с помощью древнего термина, что суть одно и то же.
     На мгновение ему очень захотелось доказать ей свои слова, а то она же не поверит, решит, что он блефует. Но доказать – значит, ударить, в данном случае энергетически. Это он сделать не мог.
     Иру трясло от пережитого страха, она готова была потерять сознание.
     -Успокойся, я не сделаю тебе ничего плохого.
     Она была в шоке от собственного поступка – чуть не совершила убийство! – и не сопротивлялась, когда он подхватил её на руки, отнёс в рубку и уложил в кресло. Она не заметила, как на её голове очутился тот самый пугающий шлем, а когда опомнилась, то сорвать его не успела – провалилась в сон…

                                    ---   ---   ---

     Она проснулась, казалось, через мгновение, словно вынырнув из межзвёздной тьмы, ничего не помня о том, что ей снилось. Она села в кресле и встретила внимательный взгляд золотистых глаз.
     -Вот видишь. С тобой ничего ужасного не произошло.
     -Я в этом ещё не уверена, - мгновенно вскинулась Ира. И вспомнила, что едва не совершила.
     Она закрыла глаза, крепко стиснув веки, будучи не в состоянии взглянуть на маура ещё раз.
      -О Боже…
     И отчаянно разрыдалась в голос.
     Он быстро снял шлем с её головы, подхватил её на руки и сел в кресло, нежно прижимая к себе и покачивая на своих коленях, словно баюкая, как ребёнка, как котёнка.
     -Успокойся, успокойся, не надо плакать. Ведь не убила же.
     -Я и не хотела-а-а… убивать…
     Он нагнулся и легко поцеловал холодный висок, мокрую щёку, крепко зажмуренные глаза, потом нашёл губами её солёные от слёз губы…
     Это было двойной ошибкой. Ира с негодованием отпрянула, а для него мимолётное ощущение её нежных губ оказалось слишком мучительным. И всё же он сожалел, что оно так быстро закончилось.
     -Пользуешься моментом! – обвиняюще бросила Ира.
     -Я ничего не имел в виду, только хотел утешить. Больше это не повторится, если ты против, - его голос прозвучал ровно и бесстрастно, даже бесцветно.
     -Да! Я – против!
     Он кивнул, а она испытала неожиданную досаду, за что тут же на себя и разъярилась.
     Он встал, посадил её в кресло на своё место и подошёл к другой секции кольцевого пульта.
     И тут взревела сирена, экран ослепительно вспыхнул, раздался громоподобный треск. Ирруор отшатнулся от пульта, упал навзничь и остался лежать неподвижно.
     Девушка хотела вскочить и подбежать к нему, но в этот момент в её мозг ударил телепатический импульс, пакет сжатой информации – сообщение от бортового компьютера.
     «Прямо по курсу – корабль пиратов. Они дали залп. Выведена из строя система автоматического управления».
     Ира действовала машинально и молниеносно. Её мозг взял на себя управление кораблём вместо повреждённого автопилотного комплекса, принимая информацию и отдавая команды со скоростью не меньшей, чем у искусственной интеллектуальной системы. Возникла обратная связь.
     И вот уже она не сидит в рубке, управляя послушным кораблём, а сама является металлическим диском, несущимся через звёздную бездну, ощущая, что её сердце – генераторный комплекс – на пределе. Девушка-звездолёт увёртывается от энергетических мечей и сетей врага, подставляя щиты экранирующих полей, парируя удары такими же лучевыми клинками, отчаянно маневрируя, выискивает уязвимое место во вражеской обороне.
     И некогда изумиться новому поразительному состоянию. А драка по сути такова же, как в древние времена, только перекрёсток не в чистом поле, а среди пространства без горизонтов, щит и меч огненно-бесплотны, а верный конь – из металла, и для того, чтобы победить, надо стать с этим конём единым целым, превратиться в звёздного кентавра.
     Она опередила своими действиями врага и одержала полную победу. Трасса была свободна, корабль цел, имелась возможность добраться до ближайшей планеты для небольшого ремонта, о чём и доложил бортовой компьютер.
     Но на всякий случай следовало принять дополнительные защитные меры, надеть скафандр на себя и на бессознательного маура. И задействовать аптечку. Она боялась даже подумать о том, насколько серьёзно он может быть ранен, сумеет ли справиться с этим медицинская автоматика…
     С трудом ориентируясь в пространстве рубки после ошеломительной звёздной дуэли, она подбежала к Ирруору со скафандром и аптечкой, обмирая от страха.
     Маур вдруг сел на полу и улыбнулся.
     -Учебная тревога, - ласково сказал он. – Всё отлично, теперь я за тебя спокоен.
     Онемев, она вросла в пол на месте и молча уставилась на него. Ноги подкашивались от пережитого страха. Страха за него. Учебная тревога? Он лежал себе и спокойно наблюдал, пока она с ума сходила, не зная, жив он или нет?
     Она с размаху швырнула аптечку об пол и закричала изо всех сил:
     -Ненавижу!!! Хватит с меня этой дурацкой комедии!!! Я требую немедленно отвезти меня обратно!!! Ненавижу!!!
     И села на пол там, где стояла, разразившись слезами. Она рыдала так, словно у неё разрывалось сердце, и даже не прятала лицо.
     Некоторое время Ирруор не решался шевельнуться, опасаясь, что она тогда окончательно выйдет из себя, начнёт бушевать с риском повредить себе что-нибудь, и её трудно будет удержать, не причиняя боли. Но потом всё же приблизился, поднял Иру на руки, отнёс в её каюту, положил на круглую кровать и сел рядом, вглядываясь в её лицо.
     Она обессилела от слёз и уже даже не всхлипывала, лежала молча, тяжело дыша, не открывая глаз, не желая смотреть на него.
     Неужели он ошибся и неправильно оценил её отношение к нему? Имитировать потерю сознания он счёл необходимым, чтобы она не потратила время на попытки его вызвать или найти и привыкла действовать самостоятельно. Он решил, что она воспримет это достаточно хладнокровно, потому что не любит его. Неужели он ошибся?
     -Я теряю тебя совсем, окончательно и бесповоротно, да? Ты меня ненавидишь?
     Её насторожили не столько слова, сколько тон его голоса и дыхание. Она разомкнула вспухшие от жгучих слёз веки и посмотрела на него. Его лицо насторожило её ещё больше, оно стало отрешённым. Она вдруг испугалась за него. И только поэтому заговорила:
     -Нет, никакой ненависти у меня нет. Просто я очень сильно испугалась, а когда оказалось, что весь страх был зря, то разозлилась.
     -Значит, ты не ненавидишь меня?
     -Нет.
     Лицо и глаза у него ожили, обрели своё обычное выражение, которое трудно прочесть полностью, но которое, тем не менее, не пугает никаким образом.
     Ира хватила ртом воздух. Снова на мгновение возникло то же ощущение, как тогда, когда она хотела нанести удар ножом, а потом увидела кровавую царапину на золотистой коже и осознала, что именно чуть-чуть не произошло. Ощущение тошнотворного ужаса повторилось, словно она снова едва не убила маура.
     -Ты испугалась за меня? Поэтому и рассердилась так? – предположил он таким тоном, словно это было чем-то невероятным.
     -Как и за любого другого на твоём месте! Естественно, что в первую очередь пугаются за живого человека… сапиенса! Не за железяку же!
     Она снова на него не смотрела.
     -Ты хочешь есть?
     Она кивнула, опасаясь возражать. Да, впрочем, и в самом деле проголодалась после стольких происшествий.
     Он поднялся, отправился к столу и долго выбирал, что принести для неё.

                                    ---   ---   ---

     Ей было всё равно, что именно он принесёт, она просто лежала молча и ждала. Впрочем, после всего произошедшего ей, пожалуй, очень хотелось мяса. И какого-нибудь питья. И фруктов, разумеется. Она очень любила фрукты.
     Он принёс ей со стола золотую сковородку, вазы с безе и яблоками и один из хрустальных «термосов».
     На сковородке оказались её любимые домашние котлеты, приготовленные по особому, «ресторанному» рецепту – с чесноком вместо лука – и жареная картошка с грибами, а нутро искрящегося графина содержало в себе апельсиновый сок.
     Она села на постели, поставила сковородку себе на колени, приняла поданные ей прозрачный стаканчик с соком и золотую вилку, украшенную изумрудами, и накинулась на еду. Ещё ни разу в жизни ей так зверски не хотелось есть, как сейчас. Она покосилась на Ирруора. Если он будет продолжать смотреть, как она ест, ей кусок в горло не пойдёт, но сказать об этом невозможно.
     Он догадался сам и немного отвернул голову.
     И снова подступившие рыдания перехватили ей дыхание и сотрясли тело.
     «У меня манера бросаться словами, и оказалось даже, что не только словами», - она не сумела выговорить это вслух.
     -Ира, не плачь. Царапина случайная, посмотри, от неё даже следа не осталось, - беспомощно произнёс Ирруор.
     Ему хотелось обнять её, прижать к сердцу… Но любое прикосновение сейчас вызвало бы только слёзы или ярость.
     Он забрал у неё пустую посуду, отнёс на место, вернулся и снова сел рядом. Она за это время успела свернуться клубочком поверх одеяла, подтянув колени к подбородку, и лежала с закрытыми глазами, будучи уже не в состоянии ни действовать, ни плакать, ни даже думать.
     -В любом случае пришло время отдыха. Спи, а я посижу возле тебя, - тихо сказал он.
     Ира немедленно широко распахнула глаза.
     -Зачем? Не надо со мной сидеть, ты же тоже должен спать, - выговорила она неровно, с подозрением вглядываясь в его лицо, готовая перейти к истерике от страха в равной степени за него или за себя. – Только скажи мне, как выключается свет и где здесь туалет. Место для удаления использованных веществ, - процитировала она понравившуюся фразу из прочитанного когда-то фантастического рассказа. Но улыбнуться своей остроте не сумела.
     «Удобства» оказались за подвижной переборкой и выглядели совсем по-земному, а свет выключался кнопкой на всё том же настенном пульте.
     Ирруор ушёл, комната погрузилась в темноту.
     Изнеможённое состояние у Иры как рукой сняло. Она забыла спросить, как запирается дверь!
     Вернувшиеся подозрения позволили ей выбросить из головы два момента невыносимого ужаса, когда она поняла, что чуть не убила Ирруора. Поэтому она охотно, не осознавая причины тому, утвердилась в прежних домыслах.
     Она решила не спать и лежала поверх одеяла одетая, только без сапожек и куртки. Рискнуть ли расплести косу? Она могла запросто носить волосы длиной ниже пояса распущенными. Они не путались и легко расчёсывались, довольно жёсткие, блестящие, тяжёлые и гладкие, как тёмно-коричневый шёлк. Её единственную из всего курса не убедили срезать волосы, даже пообещав тайком подстричь на уроке. Она просто пригрозила юным фанаткам моды милицией… 
     Она лежала, смотрела в темноту и думала о самых разных вещах, лишь бы не заснуть.
     Сколько прошло времени с момента отлёта? Обнаружили ли уже её исчезновение? Родителям не сообщат, пока окончательно в этом не убедятся. Люська будет с ума сходить от горя и грызть себя за то, что плохо уговаривала остаться на ночь. Жаль, что нельзя подать им всем весточку о том, что с ней пока всё в порядке.
     Может, не пытаться бежать, в самом-то деле, а попутешествовать по Галактике? Ведь безумно интересно и очень, ну просто очень хочется… Зато и безумно опасно. Лететь неизвестно с кем, у которого неизвестно какие намерения… А возможность бежать представится тогда, когда встретится кто-то, имеющий возможность слетать на Землю. Завтра нужно спросить, скоро ли будет номер первый в экскурсионном плане.
     Если бы только этот человек, то есть, маур, оказался именно таким, каким представлялся! Тогда она бы ни за что от него не убежала. Наоборот! Потому что тогда ей никого лучшего и искать не надо бы было, ибо ещё одного такого же, настолько в её вкусе, полностью в её вкусе, просто не может быть…
     Она не заметила, как уснула.

Рейтинг: +4 203 просмотра
Комментарии (11)
Анна Магасумова # 22 февраля 2014 в 13:21 0
Очень интересно!
Браслет такой или вот такой?
Елена Силкина # 22 февраля 2014 в 23:52 0
И такой, и такой - браслет-трансформер)))
Александр Шен # 27 февраля 2014 в 19:35 0
Котянин - маур и приматка - человек. В их генах так много разного. Как они смогут составить супружескую пару? Будет ли у них жизнеспособный ребёнок?
Энергетика бластера - большая мощность в малом объёме как объяснить?
Автономия в скафандре на месяцы - это вопрос! А писать куда?
Искусственная гравитация? Каким образом?
В целом - нравится.
Александр Шен # 27 февраля 2014 в 20:11 0
Забыл ещё один вопрос.
Зачем было мешок на голову надевать, когда маур телепат, экстрасенс и обладатель разного пси-оружия?
Елена Силкина # 27 февраля 2014 в 20:46 0
Котёнок предполагается, хотя я и не намеревалась раскрывать это раньше времени. Межвидовое потомство возможно как раз при помощи энергетики (у Пирса Энтони, к примеру, об этом упоминается), он же маг, маур-то)))
Большая мощность в малом объёме - уже даже у нас к этому подходят (в смысле, относительно лазеров), а там - внеземные технологии)))
Писать в скафандре "сквозь" - специальная технология выведения наружу "использованных веществ")))
Искусственная гравитация - предположительно торсионный метод или ещё какой, я просто знаю, что такое имеется (по той же уфологии читала)))
Лишнее экстрасенсорное воздействие не полезно (когда надавливают на психику) и в плане здоровья, и в плане будущего доверия, оружие только к противникам применяют)))
Мешок на голову, потому что объяснять некогда, а она испугается и его вида, и шлюпки. Надо же молниеносно, а то поймают - если не земные спецслужбы, так таорэн (космическая полиция)))
Ну, и к тому же, мауры - в изрядной степени консерваторы (это касательно мешка на голову), этакий традиционный способ похищения)))
Елена Силкина # 27 февраля 2014 в 20:50 0
А касательно составления супружеской пары - этот самый упрямый в Галактике кот (дружеское прозвище))) в первую очередь хотел максимального взаимопонимания, душевной связи и комфорта, хотел, чтобы у него получилось так же, как у его родителей (дальше там есть краткое разъяснение в виде его мыслей), вот и вычислил с помощью магии/энергетики наилучший вариант для себя.
Лидия Копасова # 27 ноября 2014 в 13:25 0
Читаю дальше, но без плеера: музыка со словами мешает...

Лидия Копасова # 27 ноября 2014 в 13:57 0
Елена Силкина # 28 ноября 2014 в 03:26 0
Разумеется, можно читать без плеера, раз так удобнее. Роскошный облик, великолепное платье - или наоборот 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Валерий Куракулов # 21 августа 2015 в 17:47 0
А у меня нет вопросов, откуда берётся гравитация и куда всё лишнее девается из скафандра. Ну, крутится корабль, а Олдрин пописал в момент прилунения в 1969 году. Это не вопрос! Вопрос - любовь сверхсущества с обыкновенным существом. Разного рода пси-техники - это вещи, лежащие на поверхности. Но, допустим, что существо с бомбардировщиком решило поупражняться с луком и стрелами. Ну и ладушки.
scratch
Елена Силкина # 22 августа 2015 в 01:07 0
Спасибо, Валерий. Вы всё прекрасно поняли. Технологии - дело десятое, я их, разумеется, прорабатывала, но лишь приблизительно, черпала из разных популярных и популистских источников (той же уфологии, к примеру))) Главное - взаимоотношения))) c0137