ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияПриключения → Истоки державности. Глава 9(отрывок)

Истоки державности. Глава 9(отрывок)

27 января 2019 - М.Лютый
Глава 9
(845 г. от Р.Х.)
 
Молва об удачливом походе князя широко разнеслась по земле словен и кривичей. Его дружина стала пополняться воинами, жаждущими лёгкой добычи. Вслед за ними в град Ладогу потянулись ремесленники и купцы. Град разрастался, не вмещаясь в границы крепостной стены. То ли прослышав об удачливом князе, то ли по другим причинам, но хазары совсем перестали тревожить земли словен и кривичей. Рюрику можно было бы радоваться своей славе, но Синеус вернулся с тревожной вестью:
- Он убил его.
- Король Карл приказал убить твоего друга?
- Да.
- После того как он сообщил королю моё условие?
- Того не ведаю. Просто знаю, что маркиз Септиманский мёртв.
Синеус произнёс эти слова без всяких эмоций, но Рюрик помрачнел, и его радужные надежды начали угасать:
- Выходит, что король Карл не хочет возвращать мне Фризию?
- Выходит – так.
Рюрик в ярости ударил кулаком по столу:
- Ему мало того, что я разорил его Нант, Бордо… Он не понял, что я не отступлюсь. Выходит, чтобы он понял, мне нужно загнать его в такой угол, нагнать такого страху…
Князь выскочил из-за стола и стал нервно прохаживаться по комнате, затем опять присел напротив Синеуса и, округлив глаза от возбуждения и понизив голос почти до шёпота, заявил:
- Я знаю, что делать. Время пришло. Я ударю по самому его логову – по Парижу. Даже не сам ударю, а Рагнара натравлю. Помогу ему конечно… И Рагнар будет передавать мои условия Карлу. Пусть король думает, что многие поддерживают меня, и если я захочу, то от его королевства не останется камня на камне.
- Это сложно осуществить. – Покачал головой Синеус. – У Карла под Парижем только воинов тысяч десять.
- И нас немало. Моя дружина, Рагнар со своими людьми, словен приглашу, кривичей, чудь, весь. Может руяне согласие дадут. Вот тебе и три тысячи. А это сила! В умелых руках с такой силой ой чего можно натворить!
- Король Людовик может прийти Карлу на помощь.
- О том можешь не беспокоиться. – Князь впервые за время разговора улыбнулся. - Людовику сейчас много воинов не собрать. Купцы слух принесли, что разбили его какие-то князья Аскольд и Дир. Пошёл войной на бодричей, да потом еле ноги уволок. Что за князья – не знаю, не слышал о таких. А сейчас время нечего терять – собирай охочих людей по земле новгородской, а я сейчас же Мирослава к Рагнару направлю.
Дав наставления Мирославу, Рюрик направился к Красимире. Жена встретила мужа смущённой улыбкой.
- Как он? – Рюрик положил руку на округлый живот Красимиры.
- Она… Ножками сучит. - Вздохнула княгиня. – Чувствую, что опять девка будет. Живот округлый, да другое… Не способна я тебе сына подарить. Всё девки и девки… От Ефанды сына жди.
Теперь уже вздохнул Рюрик:
- Её чрево не желает тяжелеть.
- Святовиту нужно в ноги упасть и дары преподнести. Чудится мне, что обиду он на тебя держит. От даров смилуется он, и будут у тебя сыновья.
- Нет у меня сейчас даров для Святовита. В поход скоро. Дружину большую не соберёшь, если казна пустая.
- Опять… Что тебе неймётся? Чем тебе здесь жизнь плоха? Тихо, спокойно, земля богатая… Только жить и жить…
- Кроткая ты у меня, не любишь брани. А иначе никак своего не добьёшься. Не люблю я своё терять. Мне Фризия императором дарована. Пусть земля бедная, но это моя земля. Франки рядом. Торговать с ними выгодно. У них каменные дома, люда много… Не то, что здесь: день пройдёшь, другой и человека не встретишь. Стёкла у них цветные на окнах, а не бычий пузырь, как здесь!
Красимира снисходительно улыбнулась и, словно жалеючи, провела ладонью по волосам мужа:
- Мне ещё отец в детстве сказывал, что у франков правители коварны и слова, сказанные ими, часто пустым звуком оказываются. Нельзя им верить – обманут, и ничего ты не добьёшься.
- Добьюсь. – Набычился Рюрик. – Моё слово – кремень. Франки были сильны, когда были едины. Разбежались в разные стороны, землю свою раздробили. Мне ли их теперь бояться?!
Дверь осторожно скрипнула, и в дверь заглянула молодая девка:
- Князь-батюшка, люди тебя ждут. Сказывают, что поклон привезли от Аскольда и Дира.
Заинтригованный вестью Рюрик поспешил к гостям. К своему изумлению он увидел Бермяту и ещё одного, которого он будто бы раньше встречал. Тот стоял с независимым видом, схватившись за свой пояс и расставив свои локти в разные стороны. Бермята раскинул улыбку во всю ширь лица:
- Будь здрав, княже! Как видишь – это мы.
Рюрик снисходительно улыбнулся:
- Нагулялся? А вот тебя я, мил-человек, никак вспомнить не могу. – Повернулся он к спутнику Бермяты.
- Путарь моё имя. Словен я из Нова-града.
- Угу, - кивнул головой князь, - так с чем вы ко мне прибыли?
Бермята перестал улыбаться и величаво поклонился:
- Князья Аскольд и Дир тебе поклон передают и просят, чтобы ты взял землю бодричей под свою руку, так как племянника твоего король Людовик казнил.
- Что за князья?.. Откуда взялись?
Бермята опять заулыбался и простодушно заявил:
- Так это же Оскол и Тыра. Прозвали их так.
Улыбка медленно скатилась с лица князя и превратилась в саркастическую гримасу. Не зря, видно, предупреждала его Ефанда о коварстве Оскола.
- Какие они князья?! Не княжеского роду они, и земли у них нет.
- Не княжеского рода… - Согласно кивнул головой Путарь. – Но их так народ прозвал за доблесть их. Не побоялись они против короля Людовика выступить, когда другие князья бодричей хвост свой поджали. А то, что земли у них нет, так и у тебя её до сих пор не было.
Рюрик зло ощерился:
- Как ты смеешь говорить мне об этом, смерд! Мне – князю!
- Веди себя достойно князю и не будешь слышать таких слов. – Ухмыльнулся Путарь.
- Да как ты смеешь!.. – Рюрик, сжав кулаки, бросился к дерзкому воину.
Бермята, заслонив собой Путаря, шагнул навстречу и гаркнул во всё горло:
- Ты что, князь, белены объелся?
Рюрик от неожиданности опешил: никогда ещё Бермята не позволял с князем таких вольностей.
- Не боишься, стало быть, князя?
- А что мне тебя бояться? Ты не единорог. Я даже перед императорами ромеев и франков спину не гнул.
От громкого крика Бермяты, а может быть от его неожиданных слов, Рюрик успокоился и уже с интересом взглянул на гостей:
- Погуляли? Посмотрели на мир? И единорога видели? Каков он?..
- Большой, как два быка. На кабана похож, только на носу рог огромный. – Насупившись, как обиженный младенец, произнёс Бермята.
Это рассмешило Рюрика, и он уже веселее продолжил спрашивать:
- И что же, хорошо было в гостях у императоров? Как жилось?..
- У ромеев мы не гостями жили, а у франков вообще в подвал попали. Прознали они как-то, что мы твои воины. Мучили нас там, о тебе всё выспрашивали. На Аскольде вообще живого места не было. Когда убегали, я вот на этих руках, - Бермята протянул вперёд свои мускулистые руки, - его из подвала выносил. Мыкались мы на чужой земле, пока раны заживали. К тебе уж возвращаться собрались, так король Людовик напал, Годемысла убил. Нужно было землю защищать. Не выяснил ничего, а лаяться начинаешь. Чтоб власть твою над землёй бодричей сохранить, Аскольд и Дир там остались и тебя ждут. Твоя земля…
Князь задумчиво покачал головой:
- Стало быть - вы мне верность сохранили.
- Как видишь…
- Большое войско земля бодричей может выставить?
- Ты же был там, князь. Три тысячи, пять, а может и того больше…
- А может и того больше… - В задумчивости повторил Рюрик, а затем оживился. – Вот что… Возвращайтесь, - князь немного замешкался, - э-э, к князьям Аскольду и Диру, и пусть они дружину готовят. Решил я к франкам опять наведаться и напомнить о себе. Заодно Людовику хочу по рукам дать, чтобы и думать забыл, как на землю бодричей ступать.
- Извини, князь. - Путарь всё так же нагло смотрел на Рюрика. – Бермяте придётся одному возвращаться. Хочу я Ново-град свой посетить, с князем Гостомыслом повидаться. Соскучился я по родной земле. А как в поход соберёшься, то я к твоей дружине и пристану.
Князь сверху вниз окинул взглядом воина:
- Не держишь, значит, на меня обиду?
- Было бы на что обижаться! Мало что ли на меня в своё время купец Владияр орал?!
 
 

© Copyright: М.Лютый, 2019

Регистрационный номер №0437905

от 27 января 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0437905 выдан для произведения: Глава 9
(845 г. от Р.Х.)
 
Молва об удачливом походе князя широко разнеслась по земле словен и кривичей. Его дружина стала пополняться воинами, жаждущими лёгкой добычи. Вслед за ними в град Ладогу потянулись ремесленники и купцы. Град разрастался, не вмещаясь в границы крепостной стены. То ли прослышав об удачливом князе, то ли по другим причинам, но хазары совсем перестали тревожить земли словен и кривичей. Рюрику можно было бы радоваться своей славе, но Синеус вернулся с тревожной вестью:
- Он убил его.
- Король Карл приказал убить твоего друга?
- Да.
- После того как он сообщил королю моё условие?
- Того не ведаю. Просто знаю, что маркиз Септиманский мёртв.
Синеус произнёс эти слова без всяких эмоций, но Рюрик помрачнел, и его радужные надежды начали угасать:
- Выходит, что король Карл не хочет возвращать мне Фризию?
- Выходит – так.
Рюрик в ярости ударил кулаком по столу:
- Ему мало того, что я разорил его Нант, Бордо… Он не понял, что я не отступлюсь. Выходит, чтобы он понял, мне нужно загнать его в такой угол, нагнать такого страху…
Князь выскочил из-за стола и стал нервно прохаживаться по комнате, затем опять присел напротив Синеуса и, округлив глаза от возбуждения и понизив голос почти до шёпота, заявил:
- Я знаю, что делать. Время пришло. Я ударю по самому его логову – по Парижу. Даже не сам ударю, а Рагнара натравлю. Помогу ему конечно… И Рагнар будет передавать мои условия Карлу. Пусть король думает, что многие поддерживают меня, и если я захочу, то от его королевства не останется камня на камне.
- Это сложно осуществить. – Покачал головой Синеус. – У Карла под Парижем только воинов тысяч десять.
- И нас немало. Моя дружина, Рагнар со своими людьми, словен приглашу, кривичей, чудь, весь. Может руяне согласие дадут. Вот тебе и три тысячи. А это сила! В умелых руках с такой силой ой чего можно натворить!
- Король Людовик может прийти Карлу на помощь.
- О том можешь не беспокоиться. – Князь впервые за время разговора улыбнулся. - Людовику сейчас много воинов не собрать. Купцы слух принесли, что разбили его какие-то князья Аскольд и Дир. Пошёл войной на бодричей, да потом еле ноги уволок. Что за князья – не знаю, не слышал о таких. А сейчас время нечего терять – собирай охочих людей по земле новгородской, а я сейчас же Мирослава к Рагнару направлю.
Дав наставления Мирославу, Рюрик направился к Красимире. Жена встретила мужа смущённой улыбкой.
- Как он? – Рюрик положил руку на округлый живот Красимиры.
- Она… Ножками сучит. - Вздохнула княгиня. – Чувствую, что опять девка будет. Живот округлый, да другое… Не способна я тебе сына подарить. Всё девки и девки… От Ефанды сына жди.
Теперь уже вздохнул Рюрик:
- Её чрево не желает тяжелеть.
- Святовиту нужно в ноги упасть и дары преподнести. Чудится мне, что обиду он на тебя держит. От даров смилуется он, и будут у тебя сыновья.
- Нет у меня сейчас даров для Святовита. В поход скоро. Дружину большую не соберёшь, если казна пустая.
- Опять… Что тебе неймётся? Чем тебе здесь жизнь плоха? Тихо, спокойно, земля богатая… Только жить и жить…
- Кроткая ты у меня, не любишь брани. А иначе никак своего не добьёшься. Не люблю я своё терять. Мне Фризия императором дарована. Пусть земля бедная, но это моя земля. Франки рядом. Торговать с ними выгодно. У них каменные дома, люда много… Не то, что здесь: день пройдёшь, другой и человека не встретишь. Стёкла у них цветные на окнах, а не бычий пузырь, как здесь!
Красимира снисходительно улыбнулась и, словно жалеючи, провела ладонью по волосам мужа:
- Мне ещё отец в детстве сказывал, что у франков правители коварны и слова, сказанные ими, часто пустым звуком оказываются. Нельзя им верить – обманут, и ничего ты не добьёшься.
- Добьюсь. – Набычился Рюрик. – Моё слово – кремень. Франки были сильны, когда были едины. Разбежались в разные стороны, землю свою раздробили. Мне ли их теперь бояться?!
Дверь осторожно скрипнула, и в дверь заглянула молодая девка:
- Князь-батюшка, люди тебя ждут. Сказывают, что поклон привезли от Аскольда и Дира.
Заинтригованный вестью Рюрик поспешил к гостям. К своему изумлению он увидел Бермяту и ещё одного, которого он будто бы раньше встречал. Тот стоял с независимым видом, схватившись за свой пояс и расставив свои локти в разные стороны. Бермята раскинул улыбку во всю ширь лица:
- Будь здрав, княже! Как видишь – это мы.
Рюрик снисходительно улыбнулся:
- Нагулялся? А вот тебя я, мил-человек, никак вспомнить не могу. – Повернулся он к спутнику Бермяты.
- Путарь моё имя. Словен я из Нова-града.
- Угу, - кивнул головой князь, - так с чем вы ко мне прибыли?
Бермята перестал улыбаться и величаво поклонился:
- Князья Аскольд и Дир тебе поклон передают и просят, чтобы ты взял землю бодричей под свою руку, так как племянника твоего король Людовик казнил.
- Что за князья?.. Откуда взялись?
Бермята опять заулыбался и простодушно заявил:
- Так это же Оскол и Тыра. Прозвали их так.
Улыбка медленно скатилась с лица князя и превратилась в саркастическую гримасу. Не зря, видно, предупреждала его Ефанда о коварстве Оскола.
- Какие они князья?! Не княжеского роду они, и земли у них нет.
- Не княжеского рода… - Согласно кивнул головой Путарь. – Но их так народ прозвал за доблесть их. Не побоялись они против короля Людовика выступить, когда другие князья бодричей хвост свой поджали. А то, что земли у них нет, так и у тебя её до сих пор не было.
Рюрик зло ощерился:
- Как ты смеешь говорить мне об этом, смерд! Мне – князю!
- Веди себя достойно князю и не будешь слышать таких слов. – Ухмыльнулся Путарь.
- Да как ты смеешь!.. – Рюрик, сжав кулаки, бросился к дерзкому воину.
Бермята, заслонив собой Путаря, шагнул навстречу и гаркнул во всё горло:
- Ты что, князь, белены объелся?
Рюрик от неожиданности опешил: никогда ещё Бермята не позволял с князем таких вольностей.
- Не боишься, стало быть, князя?
- А что мне тебя бояться? Ты не единорог. Я даже перед императорами ромеев и франков спину не гнул.
От громкого крика Бермяты, а может быть от его неожиданных слов, Рюрик успокоился и уже с интересом взглянул на гостей:
- Погуляли? Посмотрели на мир? И единорога видели? Каков он?..
- Большой, как два быка. На кабана похож, только на носу рог огромный. – Насупившись, как обиженный младенец, произнёс Бермята.
Это рассмешило Рюрика, и он уже веселее продолжил спрашивать:
- И что же, хорошо было в гостях у императоров? Как жилось?..
- У ромеев мы не гостями жили, а у франков вообще в подвал попали. Прознали они как-то, что мы твои воины. Мучили нас там, о тебе всё выспрашивали. На Аскольде вообще живого места не было. Когда убегали, я вот на этих руках, - Бермята протянул вперёд свои мускулистые руки, - его из подвала выносил. Мыкались мы на чужой земле, пока раны заживали. К тебе уж возвращаться собрались, так король Людовик напал, Годемысла убил. Нужно было землю защищать. Не выяснил ничего, а лаяться начинаешь. Чтоб власть твою над землёй бодричей сохранить, Аскольд и Дир там остались и тебя ждут. Твоя земля…
Князь задумчиво покачал головой:
- Стало быть - вы мне верность сохранили.
- Как видишь…
- Большое войско земля бодричей может выставить?
- Ты же был там, князь. Три тысячи, пять, а может и того больше…
- А может и того больше… - В задумчивости повторил Рюрик, а затем оживился. – Вот что… Возвращайтесь, - князь немного замешкался, - э-э, к князьям Аскольду и Диру, и пусть они дружину готовят. Решил я к франкам опять наведаться и напомнить о себе. Заодно Людовику хочу по рукам дать, чтобы и думать забыл, как на землю бодричей ступать.
- Извини, князь. - Путарь всё так же нагло смотрел на Рюрика. – Бермяте придётся одному возвращаться. Хочу я Ново-град свой посетить, с князем Гостомыслом повидаться. Соскучился я по родной земле. А как в поход соберёшься, то я к твоей дружине и пристану.
Князь сверху вниз окинул взглядом воина:
- Не держишь, значит, на меня обиду?
- Было бы на что обижаться! Мало что ли на меня в своё время купец Владияр орал?!
 
 
 
Рейтинг: 0 127 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
119
111
107
102
96
94
88
86
84
81
78
77
76
71
69
68
В декабре 1 декабря 2019 (Михаил Забродин)
68
68
68
67
66
МОЖЕТ... 20 ноября 2019 (Рената Юрьева)
65
64
64
62
61
Милой маме. 23 ноября 2019 (Сергей Акинин)
55
54
52
51