МАРГАРИТА

22 июля 2019 - Остап Ибрагимыч
Уважаемые гости, настоятельно рекомендую перед чтением включать сопроводительную мелодию, которая находится под произведением. Поверьте, такое чтение расширит эмоциональный фон и поможет понять идею автора, её глубину.
 


«Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо».

Гёте. «Фауст»
 
***



«Всё, на что я обращаю внимание, мне ясно; всё, что скрыто от глаз и спрятано около сердца, я могу объяснить. Но женская любовь? Пытался ли я понять её? Нет, не так! Надеялся ли ощутить её на себе, хотя бы втайне?
А чего это я вдруг? Старею? Старею.
Превращаюсь в бессмертного старика, становлюсь сентиментальным.
Я уже не тот Воланд...
Столько веков я смущал скверные помыслы людей, наслаждался человеческими пороками, приближая их к себе...

Змей свивается в клубок,
Этим тело согревая;
Так душа, — змея живая,
Согревает свой порок...*


Я с лёгкостью скупал человеческие души оптом и за бесценок.
Чтобы овладеть человеком, особой сноровки не нужно, достаточно узнать, кому он поклоняется. Идол — первоисточник слабостей. Чего желает уязвлённая страстью натура, к чему стремится? Слава нужна! Проплаченное милосердие, чтобы им прикрыть корысть! Гордыня, ряженая в благородство!.. Трудно отказаться своевольному от наслаждений.
Я смеялся над каждым, кто посвящал свою жизнь поискам счастья. Даже когда тот, обречённый, понимал, что счастье — недостижимо, он продолжал неумолимо терзать свою Судьбу, при этом забавляя меня.

Но разве я, Воланд, после всего этого состоялся? Нет. Нет! Только сейчас я начинаю понимать свои внезапно возникающие муки и их результат — рождение нового меня, который засомневался в себе самом.
Может я только делал вид, что счастье не волнует меня и вовсе не хочется его ощутить.
А моё прошлое? Это же — унизительная комедия! Разве узнавал я что-то новое? Менялись имена, лица, но пороки оставались теми же со дня сотворения мира. Они превратились в обузу.
Теперь мне нужна новая степень свободы! Я отказываюсь от самонадеянности, в которой погряз, и от которой ослеп. Пусть сомнения, возникшие во мне, станут претензией, будоражащей разум... Я рад, что признаюсь в своих ошибках — это и есть доказательство рождения нового Воланда! «Аннушка уже купила подсолнечное масло, и не только купила, но даже и разлила.»



«Я старалась... Я хотела стать ещё лучше. Но в один момент я поняла: тщетно, ни к чему это. А причина моего теперешнего раскаяния в том, что жалость я приняла за настоящую любовь. Да, жалость меня держала и, как казалось тогда, очищала, подпитывала, словно родник с живой водой. Я чувствовала себя счастливой, потому что была сильнее, я имела превосходство над Мастером. Но сейчас пришло внутреннее осознание того, что в нём я, всего лишь, жалела себя, в Мастере не было и нет отражения моей любви, да и любви самой нет... Он не был, а лишь стал моей Судьбой, он не изменился с тех пор, потому что принадлежит только себе, а я... Я когда-то насильно подчинила его, вознесла и внушила себе, что этот человек — моя миссия. Потому и возникла теперь пустота. Она породила во мне неприязнь к вечному будущему, она стала насыщать собою Вечный Дом вместо обещанной мною идиллии, и музыка Шуберта давно не звучит в его залах.
Те струны, что связывали меня с Мастером поначалу, до звона натягивались, когда я, бывало, удалялась от него. Так было всякий раз. И главное, мне очень хотелось, чтобы об этом знал Всемогущий Воланд, я будто всё делала для него, чтобы понравиться ему...
О, Великий и гениальный! Только он мог устраивать беспрерывные перемены и настоящие праздники!
Он единственный, кто не только слышал меня, но и чувствовал...
Он сильный, он всегда видит и понимает своё могущество, ему известны пределы власти.
Он — тот, кто мог бы исправить ошибку!



Я свободна... Но и невидима, к сожалению. Когда-то это радовало ту Маргариту...»

***

В небольшой книжный магазин вошёл человек. В полумраке помещения было сухо, темно и уютно. Терпкий запах исходил от стеллажей, заставленных книгами в блестящих новеньких переплётах.



— Здравствуйте, сударыня! — обратился посетитель к девушке, разбиравшей кипу книг. — Изумительный запах свежей краски и прессованной бумаги! Видимо, на полке передо мной находятся книги, которые только что из типографии, — не так ли?



— Здравствуйте! Да, верно, книги только что поступили к нам.
— Это замечательно! Много лет спустя, всё, что здесь находится, будет источать «запах времени», смешанный с «пылью веков», а пока... Пока тут свежесть и новизна, и тонкий аромат «Youth Dew», который исходит от Вас и говорит букетом гиацинта, ромашки и листьев герани о том, что у обладательницы этих духов отменный вкус...
— Спасибо...



— Мне вдруг захотелось очиститься от своего невежества. Что сейчас предпочитают? Прошу Вас, предложите что-нибудь на Ваш вкус из поступившего?

Девушка заметно оживилась. Она с большим желанием и нескрываемым интересом стала вести беседу, отвечая на вопросы посетителя.



— Большой спрос на роман Ивана Бездомного «Маргарита». К нам как раз поступили экземпляры его повторного издания. Роман хвалят читатели, довольны издатели и не оставляют в покое критики, — девушка положила перед вошедшим книгу, о которой шла речь.
— Иногда критические высказывания принимаются на веру скорее, чем лестные слова. Но я привык иметь своё суждение. А Иван Бездомный — это, простите, тот самый поэт, что отказался сочинять стихи, и торжественно заверил сим одного талантливого Мастера?



— Он самый... А Вы... Извините, но откуда Вам известны такие детали?
— Я ведь знал Ивана ещё молодым человеком... Значит, он, всё-таки, написал обещанное продолжение, — последнюю фразу гость произнёс, отвернувшись в сторону, словно это касалось только его. При этом он взял книгу, развернул её посередине, и та вдруг вспыхнула каким-то пульсирующим огнём...



... Страницы превращались в чёрный пепел... Девушка замерла от неожиданности и немного растерялась, но не испугалась.



— Не беспокойтесь, сударыня, — странный посетитель захлопнул книгу. — Это — фокус. Вы сейчас видели то, чего на самом деле не происходило. Обратите внимание, даже запаха гари нет. Но не всё так просто. За это время я успел прочесть весь роман и выяснить, что автор, перед тем, как приступить к написанию, изучал «Фауста» Гёте. От этого была только польза!



— Как такое может быть? Вы — маг? Чародей?



— Волшебник! — гость улыбнулся и этой улыбки было достаточно, чтобы вызвать расположение к себе. — И уверяю Вас: практически, всякое волшебство связано с огнём. А Вы, между прочим, очень похожи на Ивана Бездомного. Если бы мне сказали, что он — Ваш отец, а Вас зовут Маргарита, то я поверил бы.
— Так и есть, я его дочь... и зовут меня Маргаритой... но...
— Значит, я угадал, Маргарита Ивановна? А меня зовите просто, — мужчина только на долю секунды замешкался, — Володар. Я — не только волшебник, но режиссёр и владелец театра. Сейчас, знаете ли, стало модно открывать собственные театры, всем хочется управлять публикой, а театр — один из способов. С одной стороны — великое и духовное, чем можно охватить зрителя, с другой — та доля правды, в которой так нуждаются люди, и она подкупает.


— Вы, видимо, папин знакомый, но мне он о Вас ничего не рассказывал...
— Да, мы с ним когда-то были знакомы и нас связывают события прошлых лет, но друзьями мы не были. Чтобы развеять сомнения, разрешите мне позвонить прямо сейчас Вашему отцу? Он номер телефона не поменял? — гость заглянул в свою записную книжку, в которой, надо сказать, были лишь чистые листы. — Оставил тот же: 692-60-16?
— Да, это папин телефон...
— Тогда... позволите? Мне как раз срочно нужен сценарий к спектаклю, а Вашему отцу я доверяю, в отличии от критиканов.
— Конечно-конечно! Звоните.



— Добрый день. Могу я с писателем Иваном Бездомным побеседовать? Моё имя Володар. Лет двадцать назад мы с Вами встречались на Патриарших, Вы тогда ещё стихи писали на антирелигиозную тему... Ну простите, что напомнил! Но Ваша проза мне не просто очень понравилась, она поразила своею логикой и правдой! Я сейчас являюсь полноправным хозяином и по совместительству режиссёром театра «Альгамбра», — не слышали? Понятное дело, мы недавно открылись... Но у нас амбиции! Хотелось бы встретиться и обсудить важное для нас и, возможно, если достигнем соглашения, выгодное для Вас дело. Буду ждать через час в ресторане «Савой», — годится? Не бывали? О-о-о! Если в «Метрополе» судак по-польски считается лакомством первостатейным, то в «Савой» Вам предложат карпа. Официант ловко выловит из мраморного бассейна ту рыбину, на которую укажете сами, и тут же отправит её на кухню, где повара разделают и зажарят карпа особым способом в сметане.


Гость взглянул на часы.
— С минуты на минуту у Вас перерыв на обед, Маргарита Ивановна, — составьте компанию отцу и мне?
— Спасибо, но я, наверное, буду мешать вашей беседе. К тому же, очень хочу доделать начатую работу.
— Что ж, мне пора! Вот моя визитка. Уверен, что Премьера спектакля не обойдётся без Вашего участия!
— Если пригласите, — улыбнулась девушка.
Поблагодарив её, посетитель оставил деньги за книгу, вышел на проспект и махнул рукой проезжавшему мимо такси.

***



— Ты, как обычно, расторопна и понятлива, Гелла. Прокатимся в ресторан «Савой».



— О, мессир, как я благодарна Вам, что оставили меня в тот раз на Земле и позволили быть наполовину человеком, а не только вампиром.
— Зря сменила цвет волос!
— Мой господин, даже закрасив свой рыжий цвет, я осталась всё той же лихой и бесстрашной!
— Ты — Ангел во плоти!
— Вы это знаете, а другие не верят. Как-то разговорилась я со своим другом и призналась в том, что я не совсем человек, а только наполовину, — не поверил! «Такого не может быть!»... А я тогда кто? Зайчик из плюша?


— А тебе нравится больше быть человеком или вампиром?



— Для человека смерть — это когда всё кончено , а для вампира — лишь начало. Получается, что я — Альфа и Омега, Начало и Конец одновременно! И мне нравится, что Омега вполне может преобразиться в Альфу, и наоборот. А это, как любите Вы повторять, уже театр.



— Всё вокруг — это и есть театр. Чаще — абсурда, ставшего давно нормой. Как говорил Эммануэль Мунье: «Абсурд — это разрыв между духом, который испытывает желание, и миром, который не оправдывает возлагавшихся на него надежд». Драма и комедия, они творятся рядом с нами постоянно и всякий раз по-новому... А вот и ресторан!



***

Устроившись в уютном уголке ресторана, собеседники вели размеренный, неторопливый разговор. Беседа длилась около часа. Одна тема обязательно вытекала из другой...


— Иван, у каждого есть своя история, она уготованная, и в ней легко вмещаются и сосуществуют прошлое, настоящее и будущее — это и есть полный «сценарий жизни».


— Замечу, Володар, что наблюдать ход событий лучше по мере их развития, но гораздо интереснее бывает об этом писать.
— Да, когда пишешь, ты волен этот «сценарий» изменить, сломать, — не так ли? В это время ты — Бог! Я, признаюсь, тоже немного писатель и люблю сочинять, но... в черновиках всё! Совсем нет желания публиковать свои заметки.
— Согласен, сходство с Вершителем Судеб есть, но Вы, Володар, не совсем правы в том, что всякая жизненная история или Судьба имеет только один-единственный и только свой финал. Я уверен, что жизнь каждого подвергается переменам, которые меняют её кардинально. Наконец, у каждого есть выбор! Отсюда следует, что...
— Извините. Только те Судьбы меняются, что напечатаны в книгах — увы!
— Фу-ты ну-ты! Как же так? Здесь совсем наоборот всё обстоит! Что написано пером и получило широкую огласку, — значит, нет назад дороги!


— Даже если книга выпущена издательством в сотни тысяч экземпляров — не важно! — каждый прочитавший может пересказать её так, как ему запомнилось или заблагорассудилось, у него запросто найдётся свой вариант. И всякий следующий перескажет услышанное тоже по-своему и непременно изменит не только финал, но и начало! Как в лучшую, так и в худшую сторону. Вы же не станете носиться за каждым и затыкать ему рот? Поверьте, всё рассказанное, допустим, Вами, Вам одному уже не принадлежит!



— А кому же ещё?


— Хм. Читателю. Причём, в равной мере. Или зрителю, который слушает, наблюдая за игрой актёров в театре. Рассказчик, читатель, зритель — это связь и она делится поровну. Место, где происходят события, время, сопровождающая мелодия, её ритм, действующие герои — всё важно! За всем этим следит со стороны он, читатель, зритель. Важно, чтобы точка обзора у наблюдающего не менялась. Иначе рухнет основа всего действа...
— Точно! Рухнет. И читатель, и зритель, и слушатель — все они разочаруются, вспомнив, где находятся, перестанут верить, махнут рукой: «Это — всё неправда! Вымысел!»
— Именно! Я рад, что Вы меня поняли. Вот поэтому, Иван, я хочу, чтобы только Вы стали автором сценария по роману, который принадлежит Вашему перу. Даже одарённый и опытный сценарист, освоивший это ремесло, написавший с десяток удачных пьес, может нарушить жёсткий формат, упустить важные детали, о которых знаете Вы и я.
— Вы?
— Да, я. И я хочу получить нечто! Главное, что в Вашем романе нет того оптимизма, от которого мне становится тошно. Извращение какое-то! Со дня сотворения Адама и Евы и их грехопадения, становление человека происходит через муки и страдания — это закон Вселенной!



— Считаю нашу беседу очень удачной! Моя визитка... О контракте и его формальностях пусть созваниваются и решают наши директоры.

***



«Я на пороге того самого Вечного Дома и знаю, для чего здесь...»
«Гори, гори, прежняя жизнь! Гори, страдание!»**... Здравствуйте, Маргарита Николаевна! Прошу прощения за беспокойство. Давно мы с Вами не виделись, Королева.



— Мессир? Здравствуйте! Вы не забыли меня... Скажите, отчего Вы здесь?



— Любопытство. Я сегодня решил отдохнуть и вспомнил нашу последнюю встречу... Нельзя было не поверить в то, что Вы старались выдумать для Мастера наилучшее будущее***, но, право же, я не нахожу Вас счастливой. Однако, Маргарита Николаевна, ответьте сами: как живётся в Вечном Доме Вам и романтическому Мастеру? Его отягчённые бременем плечи, надеюсь, расправились?



— Вечный Дом? Он утонул в беззвучье... Он стал бесцветным... Он мне чужой...



— Вот как! «Слушай беззвучие, — горячо говорили Вы в тот раз Мастеру, — слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни, — тишиной. Смотри, вон впереди твой вечный дом, который тебе дали в награду. Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он подымается к самой крыше. Вот твой дом, вот твой вечный дом. Я знаю, что вечером к тебе придут те, кого ты любишь, кем ты интересуешься и кто тебя не встревожит. Они будут тебе играть, они будут петь тебе, ты увидишь, какой свет в комнате, когда горят свечи. Ты будешь засыпать, надевши свой засаленный и вечный колпак, ты будешь засыпать с улыбкой на губах. Сон укрепит тебя, ты станешь рассуждать мудро. А прогнать меня ты уже не сумеешь. Беречь твой сон буду я...»****



— Я Вас прошу...



— Хорошо-хорошо! Скажите, Маргарита Николаевна, Вы хотя бы рады меня видеть?



— О, да, мессир! Честное слово, я подумала о Вас накануне...



— А я сегодня здесь не только из любопытства, но и потому что скучал по Вам... Мне, как Вечному Отшельнику, эта мука была привычна и поделом!



— Маргарита Николаевна, Вы же помните Иванушку Бездомного, поэта, который отказался писать стишки? Он, после восхищения Мастером и долгих раздумий в лечебнице, оказавшись на свободе, написал продолжение, как и обещал, истории о...
— ...О Пилате?
— Не то, чтобы о нём... С Пилатом не было никакой неопределённости... Он и начал было свой роман о прокураторе, но увлёкся образом Маргариты! Вы его покорили в день прощания...



— Даже не знаю, радоваться мне или огорчаться по этому поводу... Представляю, чего мог навыдумывать молодой человек! Он же совершенно меня не знает. Ах, всё равно уже...



— Отнюдь! Мне понравилось его сочинение. В нём нет глупых мыслей. А его выводы совпали с тем, что творится сейчас в Вечном Доме!



— В самом деле?



— Маргарита Николаевна... Помните, кто я есть? Разве я обманывал свою Королеву? Вы — женщина. Ну разве станете Вы терпеть создавшуюся пустоту? Это же преступление против Вашей природы! Дорогая моя, спешите заполнить те места, где образовался вакуум, почувствуйте себя полноценной.



— Как эта пустота тяжела для меня... Мессир, прошу Вас, не оставьте меня, помогите!



— Кому же, как не Вам! Тем более, что спасая Вас, я, тем самым, спасу себя... Позвольте мне не объясняться по этому поводу, я лишь буду опираться на роман Иванушки и следовать его сценарию, но сам ничего не стану предпринимать и не изменю ход событий, — не хочу! Я решил отказаться от этой, данной мне, возможности. Пусть случится в этот раз всё так, как пишет об этом бывший поэт, — естественно. Единственное, я подскажу Вам способ возвращения обратно. Далее: делайте то, что Вам нужно, но я буду знать, что у Вас всё получается. Не нужны мне сомнения, не хочу раздумывать, мешать, — лишь только знать!

Итак. Маргарита Николаевна, отбросьте всё ненужное, снимите с себя тесноту и ни о чём не беспокойтесь... Вам поможет бокал красного, цвета крови, вина.




— То самое — фалернское вино! Даже глоток его обостряет мысли... Во мне такой восторг нарастает, хочется парить!



— Окунитесь в свой бассейн, Маргарита Николаевна, — он наполнен живительным эликсиром. Да-да, Вы почувствуете себя вновь живой... Живите! Дышите! Возвращайтесь!
Прав был старик Шекспир, когда поделился своей мыслью о Жизни: «Жизнь — театр и все мы в нём актеры».
— И Вы?
— О, да! И я. Я — тот ещё актёр! Разве нет?



— Мы с Вами познакомились и я с той поры убеждена, что Вы — Режиссёр, Исполнитель Желаний... Моих, во всяком случае...



— Вечность — это гарантированная безопасность, Маргарита Николаевна, но и наказание, уж поверьте мне. Да, в некотором смысле, я и сейчас могу оставаться Режиссёром. Мне ничего не стоит навести порядок, прекратить совершение преступлений, избавить всех от пороков, не мешать «плодиться и размножаться» в райских кущах, но тогда всё вокруг перестанет что-то значить — понимаете?
Наступает last day — последний день Вашего пребывания в Вечном Доме, последние мгновения... Спешите!
— А что будет с Мастером?



— Вам жаль его? Зачем же гнаться по следам того, что уже окончено*****. Поверьте, он хорошо устроился, благодаря Вам. И он не станет скучать... он уже не скучает! Он не способен любить, им управляют болезненная страсть и комплексы. Его «засаленный и вечный колпак» был бы окончательно утерян или выброшен за ненадобностью — Мастер с тех самых пор не написал ни строчки, ему не о чём писать! И если бы не это событие...
— Что случилось, мессир?
— Иванушка Бездомный скоро будет здесь. Они с Мастером снова горячо заспорят о Понтии Пилате, о Вас, Маргарита Николаевна, но Вы уже будете далеко отсюда, очень далеко... Забудьте о них и решите, наконец, для себя: чего Вы ждёте от Неба?



— Я жду Возрождения! О, Великий Воланд, только Вы это можете, только Вам под силу!..



Погружаясь в эликсир, Маргарита ощутила на мраморном запястье едва уловимый пульс!
«Я здесь, чтобы жить!»
Безмолвие, похожее на бездну, которая окружала Маргариту, исчезло, сознание, томившее её, растворилось, Маргарита сама превратилась в бездну...



— Свободна!

 

«Я здесь, чтобы жить!
«Живительный эликсир» — чудо, похожее на четвёртое состояние воды! И в нём я стремительно перемещаюсь туда, где скоро увижу рассвет...
Происходит всё не само по себе, это Воланд сотворил! Для меня. И не потому, что невероятное ему под силу, а оттого, что он... он... Он любит меня? Да! Он меня любит! Теперь я понимаю из-за чего Великий был таким недосказанным и странным ещё несколько мгновений назад. О, Могучий! Я чувствую небезразличие вокруг себя и знаю, чья это забота. Но почему он отправил меня обратно, а не оставил себе там? Потому что я — женщина и устала мучиться, а он это понял...
Страсть наполняет мою суть и волнует... Безумство и перерождение! Меня преследовала собственная ложь, я пыталась стать не собою, а частью чего-то... кого-то. Теперь я оставляю позади всё, что угнетало меня, напрягало и разрушало. Хочу быть любимой безгранично!..»


(продолжение следует)

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

* стих Давида Бурлюка
** — «Гори, гори, прежняя жизнь! Гори, страдание!» ,
*** Нельзя было не поверить в то, что Вы старались выдумать для Мастера наилучшее будущее,
**** «Слушай беззвучие, слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни, — тишиной. Смотри, вон впереди твой вечный дом, который тебе дали в награду. Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он подымается к самой крыше. Вот твой дом, вот твой вечный дом. Я знаю, что вечером к тебе придут те, кого ты любишь, кем ты интересуешься и кто тебя не встревожит. Они будут тебе играть, они будут петь тебе, ты увидишь, какой свет в комнате, когда горят свечи. Ты будешь засыпать, надевши свой засаленный и вечный колпак, ты будешь засыпать с улыбкой на губах. Сон укрепит тебя, ты станешь рассуждать мудро. А прогнать меня ты уже не сумеешь. Беречь твой сон буду я...»
***** Зачем же гнаться по следам того, что уже окончено

— фразы из «Мастера и Маргариты»


© Copyright: Остап Ибрагимыч, 2019

Регистрационный номер №0453300

от 22 июля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0453300 выдан для произведения: рекомендую включить музыкальное видео-сопровождение.


«Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо».

Гёте. «Фауст»
 
***



«Всё, на что я обращаю внимание, мне ясно; всё, что скрыто от глаз и спрятано около сердца, я могу объяснить. Но женская любовь? Пытался ли я понять её? Нет, не так! Надеялся ли ощутить её на себе, хотя бы втайне?
А чего это я вдруг? Старею? Старею.
Превращаюсь в бессмертного старика, становлюсь сентиментальным.
Я уже не тот Воланд...
Столько веков я смущал скверные помыслы людей, наслаждался человеческими пороками, приближая их к себе...

Змей свивается в клубок,
Этим тело согревая;
Так душа, — змея живая,
Согревает свой порок...*


Я с лёгкостью скупал человеческие души оптом и за бесценок.
Чтобы овладеть человеком, особой сноровки не нужно, достаточно узнать, кому он поклоняется. Идол — первоисточник слабостей. Чего желает уязвлённая страстью натура, к чему стремится? Слава нужна! Проплаченное милосердие, чтобы им прикрыть корысть! Гордыня, ряженая в благородство!.. Трудно отказаться своевольному от наслаждений.
Я смеялся над каждым, кто посвящал свою жизнь поискам счастья. Даже когда тот, обречённый, понимал, что счастье — недостижимо, он продолжал неумолимо терзать свою Судьбу, при этом забавляя меня.

Но разве я, Воланд, после всего этого состоялся? Нет. Нет! Только сейчас я начинаю понимать свои внезапно возникающие муки и их результат — рождение нового меня, который засомневался в себе самом.
Может я только делал вид, что счастье не волнует меня и вовсе не хочется его ощутить.
А моё прошлое? Это же — унизительная комедия! Разве узнавал я что-то новое? Менялись имена, лица, но пороки оставались теми же со дня сотворения мира. Они превратились в обузу.
Теперь мне нужна новая степень свободы! Я отказываюсь от самонадеянности, в которой погряз, и от которой ослеп. Пусть сомнения, возникшие во мне, станут претензией, будоражащей разум... Я рад, что признаюсь в своих ошибках — это и есть доказательство рождения нового Воланда! «Аннушка уже купила подсолнечное масло, и не только купила, но даже и разлила.»



«Я старалась... Я хотела стать ещё лучше. Но в один момент я поняла: тщетно, ни к чему это. А причина моего теперешнего раскаяния в том, что жалость я приняла за настоящую любовь. Да, жалость меня держала и, как казалось тогда, очищала, подпитывала, словно родник с живой водой. Я чувствовала себя счастливой, потому что была сильнее, я имела превосходство над Мастером. Но сейчас пришло внутреннее осознание того, что в нём я, всего лишь, жалела себя, в Мастере не было и нет отражения моей любви, да и любви самой нет... Он не был, а лишь стал моей Судьбой, он не изменился с тех пор, потому что принадлежит только себе, а я... Я когда-то насильно подчинила его, вознесла и внушила себе, что этот человек — моя миссия. Потому и возникла теперь пустота. Она породила во мне неприязнь к вечному будущему, она стала насыщать собою Вечный Дом вместо обещанной мною идиллии, и музыка Шуберта давно не звучит в его залах.
Те струны, что связывали меня с Мастером поначалу, до звона натягивались, когда я, бывало, удалялась от него. Так было всякий раз. И главное, мне очень хотелось, чтобы об этом знал Всемогущий Воланд, я будто всё делала для него, чтобы понравиться ему...
О, Великий и гениальный! Только он мог устраивать беспрерывные перемены и настоящие праздники!
Он единственный, кто не только слышал меня, но и чувствовал...
Он сильный, он всегда видит и понимает своё могущество, ему известны пределы власти.
Он — тот, кто мог бы исправить ошибку!



Я свободна... Но и невидима, к сожалению. Когда-то это радовало ту Маргариту...»

***

В небольшой книжный магазин вошёл человек. В полумраке помещения было сухо, темно и уютно. Терпкий запах исходил от стеллажей, заставленных книгами в блестящих новеньких переплётах.



— Здравствуйте, сударыня! — обратился посетитель к девушке, разбиравшей кипу книг. — Изумительный запах свежей краски и прессованной бумаги! Видимо, на полке передо мной находятся книги, которые только что из типографии, — не так ли?



— Здравствуйте! Да, верно, книги только что поступили к нам.
— Это замечательно! Много лет спустя, всё, что здесь находится, будет источать «запах времени», смешанный с «пылью веков», а пока... Пока тут свежесть и новизна, и тонкий аромат «Youth Dew», который исходит от Вас и говорит букетом гиацинта, ромашки и листьев герани о том, что у обладательницы этих духов отменный вкус...
— Спасибо...



— Мне вдруг захотелось очиститься от своего невежества. Что сейчас предпочитают? Прошу Вас, предложите что-нибудь на Ваш вкус из поступившего?

Девушка заметно оживилась. Она с большим желанием и нескрываемым интересом стала вести беседу, отвечая на вопросы посетителя.



— Большой спрос на роман Ивана Бездомного «Маргарита». К нам как раз поступили экземпляры его повторного издания. Роман хвалят читатели, довольны издатели и не оставляют в покое критики, — девушка положила перед вошедшим книгу, о которой шла речь.
— Иногда критические высказывания принимаются на веру скорее, чем лестные слова. Но я привык иметь своё суждение. А Иван Бездомный — это, простите, тот самый поэт, что отказался сочинять стихи, и торжественно заверил сим одного талантливого Мастера?



— Он самый... А Вы... Извините, но откуда Вам известны такие детали?
— Я ведь знал Ивана ещё молодым человеком... Значит, он, всё-таки, написал обещанное продолжение, — последнюю фразу гость произнёс, отвернувшись в сторону, словно это касалось только его. При этом он взял книгу, развернул её посередине, и та вдруг вспыхнула каким-то пульсирующим огнём...



... Страницы превращались в чёрный пепел... Девушка замерла от неожиданности и немного растерялась, но не испугалась.



— Не беспокойтесь, сударыня, — странный посетитель захлопнул книгу. — Это — фокус. Вы сейчас видели то, чего на самом деле не происходило. Обратите внимание, даже запаха гари нет. Но не всё так просто. За это время я успел прочесть весь роман и выяснить, что автор, перед тем, как приступить к написанию, изучал «Фауста» Гёте. От этого была только польза!



— Как такое может быть? Вы — маг? Чародей?



— Волшебник! — гость улыбнулся и этой улыбки было достаточно, чтобы вызвать расположение к себе. — И уверяю Вас: практически, всякое волшебство связано с огнём. А Вы, между прочим, очень похожи на Ивана Бездомного. Если бы мне сказали, что он — Ваш отец, а Вас зовут Маргарита, то я поверил бы.
— Так и есть, я его дочь... и зовут меня Маргаритой... но...
— Значит, я угадал, Маргарита Ивановна? А меня зовите просто, — мужчина только на долю секунды замешкался, — Володар. Я — не только волшебник, но режиссёр и владелец театра. Сейчас, знаете ли, стало модно открывать собственные театры, всем хочется управлять публикой, а театр — один из способов. С одной стороны — великое и духовное, чем можно охватить зрителя, с другой — та доля правды, в которой так нуждаются люди, и она подкупает.


— Вы, видимо, папин знакомый, но мне он о Вас ничего не рассказывал...
— Да, мы с ним когда-то были знакомы и нас связывают события прошлых лет, но друзьями мы не были. Чтобы развеять сомнения, разрешите мне позвонить прямо сейчас Вашему отцу? Он номер телефона не поменял? — гость заглянул в свою записную книжку, в которой, надо сказать, были лишь чистые листы. — Оставил тот же: 692-60-16?
— Да, это папин телефон...
— Тогда... позволите? Мне как раз срочно нужен сценарий к спектаклю, а Вашему отцу я доверяю, в отличии от критиканов.
— Конечно-конечно! Звоните.



— Добрый день. Могу я с писателем Иваном Бездомным побеседовать? Моё имя Володар. Лет двадцать назад мы с Вами встречались на Патриарших, Вы тогда ещё стихи писали на антирелигиозную тему... Ну простите, что напомнил! Но Ваша проза мне не просто очень понравилась, она поразила своею логикой и правдой! Я сейчас являюсь полноправным хозяином и по совместительству режиссёром театра «Альгамбра», — не слышали? Понятное дело, мы недавно открылись... Но у нас амбиции! Хотелось бы встретиться и обсудить важное для нас и, возможно, если достигнем соглашения, выгодное для Вас дело. Буду ждать через час в ресторане «Савой», — годится? Не бывали? О-о-о! Если в «Метрополе» судак по-польски считается лакомством первостатейным, то в «Савой» Вам предложат карпа. Официант ловко выловит из мраморного бассейна ту рыбину, на которую укажете сами, и тут же отправит её на кухню, где повара разделают и зажарят карпа особым способом в сметане.


Гость взглянул на часы.
— С минуты на минуту у Вас перерыв на обед, Маргарита Ивановна, — составьте компанию отцу и мне?
— Спасибо, но я, наверное, буду мешать вашей беседе. К тому же, очень хочу доделать начатую работу.
— Что ж, мне пора! Вот моя визитка. Уверен, что Премьера спектакля не обойдётся без Вашего участия!
— Если пригласите, — улыбнулась девушка.
Поблагодарив её, посетитель оставил деньги за книгу, вышел на проспект и махнул рукой проезжавшему мимо такси.

***



— Ты, как обычно, расторопна и понятлива, Гелла. Прокатимся в ресторан «Савой».



— О, мессир, как я благодарна Вам, что оставили меня в тот раз на Земле и позволили быть наполовину человеком, а не только вампиром.
— Зря сменила цвет волос!
— Мой господин, даже закрасив свой рыжий цвет, я осталась всё той же лихой и бесстрашной!
— Ты — Ангел во плоти!
— Вы это знаете, а другие не верят. Как-то разговорилась я со своим другом и призналась в том, что я не совсем человек, а только наполовину, — не поверил! «Такого не может быть!»... А я тогда кто? Зайчик из плюша?


— А тебе нравится больше быть человеком или вампиром?



— Для человека смерть — это когда всё кончено , а для вампира — лишь начало. Получается, что я — Альфа и Омега, Начало и Конец одновременно! И мне нравится, что Омега вполне может преобразиться в Альфу, и наоборот. А это, как любите Вы повторять, уже театр.



— Всё вокруг — это и есть театр. Чаще — абсурда, ставшего давно нормой. Как говорил Эммануэль Мунье: «Абсурд — это разрыв между духом, который испытывает желание, и миром, который не оправдывает возлагавшихся на него надежд». Драма и комедия, они творятся рядом с нами постоянно и всякий раз по-новому... А вот и ресторан!



***

Устроившись в уютном уголке ресторана, собеседники вели размеренный, неторопливый разговор. Беседа длилась около часа. Одна тема обязательно вытекала из другой...


— Иван, у каждого есть своя история, она уготованная, и в ней легко вмещаются и сосуществуют прошлое, настоящее и будущее — это и есть полный «сценарий жизни».


— Замечу, Володар, что наблюдать ход событий лучше по мере их развития, но гораздо интереснее бывает об этом писать.
— Да, когда пишешь, ты волен этот «сценарий» изменить, сломать, — не так ли? В это время ты — Бог! Я, признаюсь, тоже немного писатель и люблю сочинять, но... в черновиках всё! Совсем нет желания публиковать свои заметки.
— Согласен, сходство с Вершителем Судеб есть, но Вы, Володар, не совсем правы в том, что всякая жизненная история или Судьба имеет только один-единственный и только свой финал. Я уверен, что жизнь каждого подвергается переменам, которые меняют её кардинально. Наконец, у каждого есть выбор! Отсюда следует, что...
— Извините. Только те Судьбы меняются, что напечатаны в книгах — увы!
— Фу-ты ну-ты! Как же так? Здесь совсем наоборот всё обстоит! Что написано пером и получило широкую огласку, — значит, нет назад дороги!


— Даже если книга выпущена издательством в сотни тысяч экземпляров — не важно! — каждый прочитавший может пересказать её так, как ему запомнилось или заблагорассудилось, у него запросто найдётся свой вариант. И всякий следующий перескажет услышанное тоже по-своему и непременно изменит не только финал, но и начало! Как в лучшую, так и в худшую сторону. Вы же не станете носиться за каждым и затыкать ему рот? Поверьте, всё рассказанное, допустим, Вами, Вам одному уже не принадлежит!



— А кому же ещё?


— Хм. Читателю. Причём, в равной мере. Или зрителю, который слушает, наблюдая за игрой актёров в театре. Рассказчик, читатель, зритель — это связь и она делится поровну. Место, где происходят события, время, сопровождающая мелодия, её ритм, действующие герои — всё важно! За всем этим следит со стороны он, читатель, зритель. Важно, чтобы точка обзора у наблюдающего не менялась. Иначе рухнет основа всего действа...
— Точно! Рухнет. И читатель, и зритель, и слушатель — все они разочаруются, вспомнив, где находятся, перестанут верить, махнут рукой: «Это — всё неправда! Вымысел!»
— Именно! Я рад, что Вы меня поняли. Вот поэтому, Иван, я хочу, чтобы только Вы стали автором сценария по роману, который принадлежит Вашему перу. Даже одарённый и опытный сценарист, освоивший это ремесло, написавший с десяток удачных пьес, может нарушить жёсткий формат, упустить важные детали, о которых знаете Вы и я.
— Вы?
— Да, я. И я хочу получить нечто! Главное, что в Вашем романе нет того оптимизма, от которого мне становится тошно. Извращение какое-то! Со дня сотворения Адама и Евы и их грехопадения, становление человека происходит через муки и страдания — это закон Вселенной!



— Считаю нашу беседу очень удачной! Моя визитка... О контракте и его формальностях пусть созваниваются и решают наши директоры.

***



«Я на пороге того самого Вечного Дома и знаю, для чего здесь...»
«Гори, гори, прежняя жизнь! Гори, страдание!»**... Здравствуйте, Маргарита Николаевна! Прошу прощения за беспокойство. Давно мы с Вами не виделись, Королева.



— Мессир? Здравствуйте! Вы не забыли меня... Скажите, отчего Вы здесь?



— Любопытство. Я сегодня решил отдохнуть и вспомнил нашу последнюю встречу... Нельзя было не поверить в то, что Вы старались выдумать для Мастера наилучшее будущее***, но, право же, я не нахожу Вас счастливой. Однако, Маргарита Николаевна, ответьте сами: как живётся в Вечном Доме Вам и романтическому Мастеру? Его отягчённые бременем плечи, надеюсь, расправились?



— Вечный Дом? Он утонул в беззвучье... Он стал бесцветным... Он мне чужой...



— Вот как! «Слушай беззвучие, — горячо говорили Вы в тот раз Мастеру, — слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни, — тишиной. Смотри, вон впереди твой вечный дом, который тебе дали в награду. Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он подымается к самой крыше. Вот твой дом, вот твой вечный дом. Я знаю, что вечером к тебе придут те, кого ты любишь, кем ты интересуешься и кто тебя не встревожит. Они будут тебе играть, они будут петь тебе, ты увидишь, какой свет в комнате, когда горят свечи. Ты будешь засыпать, надевши свой засаленный и вечный колпак, ты будешь засыпать с улыбкой на губах. Сон укрепит тебя, ты станешь рассуждать мудро. А прогнать меня ты уже не сумеешь. Беречь твой сон буду я...»****



— Я Вас прошу...



— Хорошо-хорошо! Скажите, Маргарита Николаевна, Вы хотя бы рады меня видеть?



— О, да, мессир! Честное слово, я подумала о Вас накануне...



— А я сегодня здесь не только из любопытства, но и потому что скучал по Вам... Мне, как Вечному Отшельнику, эта мука была привычна и поделом!



— Маргарита Николаевна, Вы же помните Иванушку Бездомного, поэта, который отказался писать стишки? Он, после восхищения Мастером и долгих раздумий в лечебнице, оказавшись на свободе, написал продолжение, как и обещал, истории о...
— ...О Пилате?
— Не то, чтобы о нём... С Пилатом не было никакой неопределённости... Он и начал было свой роман о прокураторе, но увлёкся образом Маргариты! Вы его покорили в день прощания...



— Даже не знаю, радоваться мне или огорчаться по этому поводу... Представляю, чего мог навыдумывать молодой человек! Он же совершенно меня не знает. Ах, всё равно уже...



— Отнюдь! Мне понравилось его сочинение. В нём нет глупых мыслей. А его выводы совпали с тем, что творится сейчас в Вечном Доме!



— В самом деле?



— Маргарита Николаевна... Помните, кто я есть? Разве я обманывал свою Королеву? Вы — женщина. Ну разве станете Вы терпеть создавшуюся пустоту? Это же преступление против Вашей природы! Дорогая моя, спешите заполнить те места, где образовался вакуум, почувствуйте себя полноценной.



— Как эта пустота тяжела для меня... Мессир, прошу Вас, не оставьте меня, помогите!



— Кому же, как не Вам! Тем более, что спасая Вас, я, тем самым, спасу себя... Позвольте мне не объясняться по этому поводу, я лишь буду опираться на роман Иванушки и следовать его сценарию, но сам ничего не стану предпринимать и не изменю ход событий, — не хочу! Я решил отказаться от этой, данной мне, возможности. Пусть случится в этот раз всё так, как пишет об этом бывший поэт, — естественно. Единственное, я подскажу Вам способ возвращения обратно. Далее: делайте то, что Вам нужно, но я буду знать, что у Вас всё получается. Не нужны мне сомнения, не хочу раздумывать, мешать, — лишь только знать!

Итак. Маргарита Николаевна, отбросьте всё ненужное, снимите с себя тесноту и ни о чём не беспокойтесь... Вам поможет бокал красного, цвета крови, вина.




— То самое — фалернское вино! Даже глоток его обостряет мысли... Во мне такой восторг нарастает, хочется парить!



— Окунитесь в свой бассейн, Маргарита Николаевна, — он наполнен живительным эликсиром. Да-да, Вы почувствуете себя вновь живой... Живите! Дышите! Возвращайтесь!
Прав был старик Шекспир, когда поделился своей мыслью о Жизни: «Жизнь — театр и все мы в нём актеры».
— И Вы?
— О, да! И я. Я — тот ещё актёр! Разве нет?



— Мы с Вами познакомились и я с той поры убеждена, что Вы — Режиссёр, Исполнитель Желаний... Моих, во всяком случае...



— Вечность — это гарантированная безопасность, Маргарита Николаевна, но и наказание, уж поверьте мне. Да, в некотором смысле, я и сейчас могу оставаться Режиссёром. Мне ничего не стоит навести порядок, прекратить совершение преступлений, избавить всех от пороков, не мешать «плодиться и размножаться» в райских кущах, но тогда всё вокруг перестанет что-то значить — понимаете?
Наступает last day — последний день Вашего пребывания в Вечном Доме, последние мгновения... Спешите!
— А что будет с Мастером?



— Вам жаль его? Зачем же гнаться по следам того, что уже окончено*****. Поверьте, он хорошо устроился, благодаря Вам. И он не станет скучать... он уже не скучает! Он не способен любить, им управляют болезненная страсть и комплексы. Его «засаленный и вечный колпак» был бы окончательно утерян или выброшен за ненадобностью — Мастер с тех самых пор не написал ни строчки, ему не о чём писать! И если бы не это событие...
— Что случилось, мессир?
— Иванушка Бездомный скоро будет здесь. Они с Мастером снова горячо заспорят о Понтии Пилате, о Вас, Маргарита Николаевна, но Вы уже будете далеко отсюда, очень далеко... Забудьте о них и решите, наконец, для себя: чего Вы ждёте от Неба?



— Я жду Возрождения! О, Великий Воланд, только Вы это можете, только Вам под силу!..



Погружаясь в эликсир, Маргарита ощутила на мраморном запястье едва уловимый пульс!
«Я здесь, чтобы жить!»
Безмолвие, похожее на бездну, которая окружала Маргариту, исчезло, сознание, томившее её, растворилось, Маргарита сама превратилась в бездну...



— Свободна!

 

«Я здесь, чтобы жить!
«Живительный эликсир» — чудо, похожее на четвёртое состояние воды! И в нём я стремительно перемещаюсь туда, где скоро увижу рассвет...
Происходит всё не само по себе, это Воланд сотворил! Для меня. И не потому, что невероятное ему под силу, а оттого, что он... он... Он любит меня? Да! Он меня любит! Теперь я понимаю из-за чего Великий был таким недосказанным и странным ещё несколько мгновений назад. О, Могучий! Я чувствую небезразличие вокруг себя и знаю, чья это забота. Но почему он отправил меня обратно, а не оставил себе там? Потому что я — женщина и устала мучиться, а он это понял...
Страсть наполняет мою суть и волнует... Безумство и перерождение! Меня преследовала собственная ложь, я пыталась стать не собою, а частью чего-то... кого-то. Теперь я оставляю позади всё, что угнетало меня, напрягало и разрушало. Хочу быть любимой безгранично!..»


(продолжение следует)

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

* стих Давида Бурлюка
** — «Гори, гори, прежняя жизнь! Гори, страдание!» ,
*** Нельзя было не поверить в то, что Вы старались выдумать для Мастера наилучшее будущее,
**** «Слушай беззвучие, слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни, — тишиной. Смотри, вон впереди твой вечный дом, который тебе дали в награду. Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он подымается к самой крыше. Вот твой дом, вот твой вечный дом. Я знаю, что вечером к тебе придут те, кого ты любишь, кем ты интересуешься и кто тебя не встревожит. Они будут тебе играть, они будут петь тебе, ты увидишь, какой свет в комнате, когда горят свечи. Ты будешь засыпать, надевши свой засаленный и вечный колпак, ты будешь засыпать с улыбкой на губах. Сон укрепит тебя, ты станешь рассуждать мудро. А прогнать меня ты уже не сумеешь. Беречь твой сон буду я...»
***** Зачем же гнаться по следам того, что уже окончено

— фразы из «Мастера и Маргариты»


 
Рейтинг: +3 189 просмотров
Комментарии (10)
Александр Надежный # 24 января 2020 в 20:50 +3
Талантливое произведение чувствуешь всегда, когда с одной стороны ощущаешь созвучие мыслей, которые одолевают и тебя, а с другой стороны сюжет развивается непредсказуемо и ты не можешь предугадать события, и поэтому тебе интересно!
Нетленка Булгакова настолько необычна в своей основе, что мало кто избежал соблазна попробовать сочинять в продолжении темы, но не у всех получилось что-то путное. Здесь все как раз путем! )))

Герои те же, но упор сделан на раскрытие личностей Маргариты (хотя ей и так было много посвящено в исходном романе, но разве можно объять сущность женщины) и, главное, Воланда, который так и остался «черной дырой» у Булгакова. Задачка вообще-то более чем неподъемная! И я поэтому хоть и огорчился, увидев конец начала произведения (а так хотелось посмотреть, как автор сможет развить сюжет), но не удивился, понимая, насколько это не просто.
Но дело даже не в сложности задачи. Это не главное. Талантливым писателям и это под силу. Главное в сущностном отношении к основополагающим философским и религиозным сферам существования человечества, объединяющим и разъединяющим людей на уровне целых миров и цивилизаций.
Булгаков, будучи сыном священника, прекрасно разбирался во всех тонкостях христианства, однако был при этом атеистом, что и позволило ему написать то, что апологеты православия называют евангелием от сатаны, и не приемлют его. Не случайно, замечают они, автор «МиМ» закончил жизнь в больших мучениях.
Я не следую слепо чьим-то оценкам и рекомендациям. У меня свое мнение. И я с удовольствием перечитываю этот роман. Но считаю, что продолжать его кому-либо не стоит по ряду причин. Почему и сам не стал это делать, хотя вначале очень хотелось.
Во-первых, романтизировать абсолютное зло – это большая ошибка и тоже зло, по сути. Эпиграф из Гете к данному отрывку недописанного произведения, на мой взгляд, не более, чем интригующая гипербола, нежели истина. Все, кто мечтает о неком добре, совершают как раз зло, куда и вымощена дорожка. А уж мечтающие о зле – отрываются в этом на все сто! И пословица про счастье, которого бы не было без несчастья отражает как раз противодействие Божественного провидения силам зла.
А во-вторых, гораздо труднее (я бы даже сказал, неимоверно трудно) придумать что-то кардинально новое, чем развивать известные сюжеты. Ведь автор этого нового превращается в гениального Мастера, создающего гениальные картины, и его имя входит в историю. А много ли мы помним имен копиистов с известных картин великих художников, написавших прекрасные, но все-таки подобия с исходной картины? Победителями бывают только первые!
Нисколько не умаляю значения и красоты прочитанного вступления к ненаписанному продолжению романа, Валерий (иначе бы мне не было интересно все это читать), но думаю, что продолжения писать не стоит, сюжет остановлен в самом интригующем месте, и каждый может представить, додумать про себя, как бы все это могло развиваться…
И поэтому опять же говорю:
Браво! И спасибо за доставленное удовольствие от прочтения!
best-1
Остап Ибрагимыч # 25 января 2020 в 14:45 +3
© Александр: считаю, что продолжать его кому-либо не стоит по ряду причин...
Во-первых, романтизировать абсолютное зло – это большая ошибка и тоже зло, по сути.

1. Не согласен. Я не стану развивать спорную тему, особенно, если она касается религиозных догматов и библейского отношения к Дьяволу.
У Булгакова Воланд хоть и представлен как "Повелитель Тьмы", но подобная тема не развивается. Если я заблуждаюсь, то укажите, где, в каком месте этот самый Воланд противопоставляется Иешуа, "Повелителю Света"?
Я наблюдаю в булгаковском Воланде не олицетворение лжи и зла, а, скорее, честного, справедливого и даже в чём-то благородного героя. Он и его свита не вредят людям, а наказывают их только за аморальные поступки: обман, жадность, доносительство, взяточничество, блуд и т.д. Воланд иронизирует и вовсе не глумится над порядочными людьми. И свита его лишь озорничает. Ну что ТАКОГО они натворили, что можно отнести к "абсолютному злу"? Ни один чекист не погиб, все "статисты" живы и здоровы )))).
У меня также есть в самом начале характеристика Воланду и его роду занятий: "Я с лёгкостью скупал человеческие души оптом и за бесценок. Чтобы овладеть человеком, особой сноровки не нужно, достаточно узнать, кому он поклоняется. Идол — первоисточник слабостей. Чего желает уязвлённая страстью натура, к чему стремится? Слава нужна! Проплаченное милосердие, чтобы им прикрыть корысть! Гордыня, ряженая в благородство!.."
А в романе Михаила Афанасьевича что говорят "злыдни"? Многие их фразы (Воланда и его свиты) уж очень необычны для христианского Дьявола: "Хамить не надо...лгать не надо", "Мне он не нравится, он выжига и плут!", "Ну, легкомысленны, ну, что ж... и милосердие иногда стучится в их сердца... обыкновенные люди... в общем, напоминают прежних... квартирный вопрос только испортил их..."

***

© Александр: А во-вторых, гораздо труднее (я бы даже сказал, неимоверно трудно) придумать что-то кардинально новое, чем развивать известные сюжеты. Ведь автор этого нового превращается в гениального Мастера, создающего гениальные картины, и его имя входит в историю. А много ли мы помним имен копиистов с известных картин великих художников, написавших прекрасные, но все-таки подобия с исходной картины? Победителями бывают только первые!

2. Ваши выводы слегка повеселили меня ))) Уж простите! Мне думается, что тут Вы заблуждаетесь. Я объясню сейчас...
Хочу напомнить Вам, Александр, то место, где Мастер беседовал с Иваном Бездомным в психушке:
...гость осведомился:
— Профессия?
— Поэт, — почему-то неохотно признался Иван.
Пришедший огорчился.
— Ох, как мне не везёт! — воскликнул он, но тут же спохватился, извинился и спросил:
— А как ваша фамилия?
— Бездомный.
— Эх, эх… — сказал гость, морщась.
— А вам, что же, мои стихи не нравятся? — с любопытством спросил Иван.
— Ужасно не нравятся.
— А вы какие читали?
— Никаких я ваших стихов не читал! — нервно воскликнул посетитель.
— А как же вы говорите?
— Ну, что ж тут такого, — ответил гость, — как будто я других не читал? Впрочем… разве что чудо? Хорошо, я готов принять на веру. Хороши ваши стихи, скажите сами?
— Чудовищны! — вдруг смело и откровенно произнес Иван.
— Не пишите больше! — попросил пришедший умоляюще.
— Обещаю и клянусь! — торжественно произнес Иван.
Клятву скрепили рукопожатием...

Вас не насторожили заносчивость и хамство Мастера? Его послушать, так это и Вам, Александр, и другим талантливым авторам Парнаса пора прекратить сочинять стихи. Почему? Да потому что до вас уже ВСЁ НАПИСАНО и НОВОГО ВЫ НИЧЕГО НЕ ПРИДУМАЕТЕ! Читайте потихоньку Пушкина, Тютчева, Лермонтова, других гениальных авторов, а прозаики пусть наслаждаются классиками - Булгаковым, Тургеневым, Буниным, там же Джеком Лондоном, Байроном!
И ещё.
"Плавающий образ" - так называют героев поэм, стихов, романов и эссе с одинаковыми фамилиями. Как пример приведу Дон Жуана (Дон Хуана, Дон Гуана - на выбор!). Первый художественный образ дона Жуана создал Тирсо де Молина в пьесе "Севильский распутник и каменный гость" (около 1630 г.).
Мольер не побрезговал и тоже рассказал свою версию в комедии "Дон Жуан, или Каменный пир".
"А чем я хуже?!" - воскликнул Эрнст Теодор Вильгельм Гофман и предложил всем своего "Дон Жуана", но теперь в новелле.
И Байрон не счёл плагиатом свой вариант, представляете?
И Проспер Мериме в новелле "Души чистилища" изложил свою версию судьбы Дон Жуана и заставил главного героя раскаяться.
Пьеса "Дон Хуан Тенорио" Хосе Соррильи не осталась в стороне.
А граф А.К. Толстой? И он туда же!
Первая опера на сюжет Дона Жуана "Наказанный развратник" принадлежит перу Алессандро Мелани.
И великий Моцарт не устоял.
Ну и, конечно же, наш "ай да сукин сын" Александр Сергеевич замахнулся и сделал шедевр "Каменный гость"! И А.С. Даргомыжский, впечатлённый пьесой А.С. Пушкина "Каменный гость", на её основе начал писать одноимённую оперу, не меняя ни слова в тексте.

Фуф! Вот видите? А Вы говорите, что "Победителями бывают только первые". Отнюдь.
Согласны со мной?
Александр Надежный # 25 января 2020 в 18:44 +3
Не согласен! )))))
Почему? Поясню на примере. Что мы читали в юности про революцию, большевиков, диктатуру пролетариата и товарища Ленина? Только хорошее. Это все -типа на пользу простым трудящимся, это чуть ли не мировое счастье, а вождь пролетариата - гениальный ангел во плоти, направляющий людей к этому вселенскому счастью и от этих неимоверных трудов раньше срока ушедший из жизни. Если с детства вкладывать в голову одно и тоже, то в это можно поверить. Что мы и делали, не имея иной информации. Но иная информация все-таки дошла до нас. И все стало на свои места. Мы стали понимать, что такое действительно Добро, а что Зло.
Теперь представьте, что кто-то хочет спеть очередной панегирик товарищу Ленину. Что плохого в том, что еще и еще раз описывать события начаал прошлого века и этих субъектов в той же тональности, т.е. исключительно с положительной точки зрения? А то, что это будет искажением истины. Лично я считаю эти события великой трагедией, а этих субъектов - величайшими злодеями. Надо называть вещи своими именами и не камуфлировать их, выпячивая какие-то положительные моменты, акцентируя на них внимание. Это - искажение смысла жизни.
Примерно так же я отношусь и к идее показывать Повелителя Тьмы неким справедливым арбитром, осуждающим зло и наказывающим людей за плохие поступки, в то время как Иешуа представляется как невзрачный, скучный и бессильный субъект, не способный ни на что яркое, веселое, запоминающееся. И люди естественно начинают тянуться к Воланду, ощущая за ним Истину жизни. А это - с ног на голову. Приписывание ЛГ черт, ему не присущих...

Что касается Дон Жуана, то здесь есть идея, по-разному обыгрываемая в произведениях, и по тому они все выглядят самостоятельными. А теперь представьте, что мы берем, например, Каменного гостя и начинаем сочинять дальше его похождения после визита к своей вдове... Это будет вторая серия Каменного гостя, а это уже копия, хотя там могут быть целая куча придуманных событий, которых ни у кого из предыдущих авторов не было. Я лучше сочиню своего неповторимого Дона Жуана, но он будет исключительно мой...
Не знаю, понятно ли я объяснил? ))
Остап Ибрагимыч # 26 января 2020 в 08:55 +2
Однако, замахнулись Вы, Александр! ))))

© Александр: Мы стали понимать, что такое действительно Добро, а что Зло.

О каждом из нас нельзя однозначно сказать "он плохой и всё тут!", а уж о таких знаменитостях и вождях, как Ленин или И.В.Сталин, и подавно. Не стану высказывать своё отношение к ним, это лишнее и никак не относится к моему варианту продолжения "М и М". Но по поводу Вашей кардинальной перемены во мнении в отношении человека, хочу привести пример и задать вопрос после. Пример будничный, жена рассказала историю. Она шагала на работу, а чуть впереди шла молодая женщина, курила и громко разговаривала по телефону, при этом материлась на кого-то - мама, не горюй! Жена решила ускорить шаг и обогнать неприятную попутчицу. Но когда по пути следования в кустах замяукал котёнок, эта самая нецензурная барышня поспешила в то место, подняла сиротку, прижала к себе, засюсюкала, ласково приговаривая и поглаживая малыша, и пошла дальше с котёнком на руках. "Мне стало так неловко, что я до этого подумала о девушке нехорошо!" - так закончила свой рассказ жена. А теперь вопрос: скажите однозначно, Александр, дурная баба или добрая женщина шла впереди моей жены? Или - или?

Абсолютным злом считаю не демона из средиземноморских сказаний, а Гитлера, фашистов и нацистов, которых разгромили наши деды и отцы (один из дедов (отец моей матери) погиб под Сталинградом).

***

© Александр: Надо называть вещи своими именами и не камуфлировать их, выпячивая какие-то положительные моменты, акцентируя на них внимание. Это - искажение смысла жизни.

Вы настолько категоричны в своих суждениях и выводах. Но это Ваше мнение, а с мнением спорить бесполезно, а так же убеждать или разубеждать в чём-то. Поэтому оставлю тему за рамками.

***

© Александр: Что касается Дон Жуана...Я лучше сочиню своего неповторимого Дона Жуана, но он будет исключительно мой...

А я что написал в своей "Маргарите"? ))))
Александр Надежный # 26 января 2020 в 09:53 +3
Я подозревал, Валерий, что Вы затронете вопрос о том, что люди не делятся на черно-белые категории ))

В них всегда сочетаются плохие и хорошие качества. И я с этим абсолютно согласен. Думаю, что и в Гитлере были положительные моменты. И вряд ли его мама посчитала бы своего сына абсолютным злом. И это справедливо. У людей всегда могут быть разные мнения, и это тоже нормально.

Люди могут абсолютизировать какие-то качества, и они начинают превалировать. Например любовь к животным сделает незначительным то, что женщина ругается площадной бранью. А для кого-то может быть наоборот, и он будет считать ту даму вульгарной и плохой, несмотря на любовь к животным. Я, например, никогда не смог бы назвать своей женой или любимой курящую женщину. Для меня такая - не женщина, а просто человек, скажем так, среднего рода. Я могу его бесконечно уважать за что-то, но любить как женщину, увы, не смогу. Этот тонкий момент перечеркнет во мне кучу достоинств человека. Ничего не могу с собой поделать...

Так и товарищ Ленин для меня ассоциируется с абсолютным злом только потому, что он пропагандировал и инициировал массовое уничтожение людей, в том числе детей ради некой абстрактной цели, но по сути, ради удержания своей власти. Хотя он мог делиться хлебом и с сиротой, попавшемся ему по дороге. Одно перечеркивает другое.

Может ли Князь Тьмы иметь положительные качества? Охотно допускаю это. Иначе бы Господь давно бы его уничтожил также, как когда-то породил. Если он терпит его деятельность, значит надеется на его перемену в положительную сторону. А вот Тарас Бульба оказался не таким терпеливым...

Но есть ли какие-то предпосылки к тому, чтобы выделить положительные качества Повелителя Тьмы? Мне они неизвестны. Вся история и общества, и религий пока свидетельствует об обратном. А значит, наделять его положительными чертами, которые ему пока не присущи, преждевременно. Это для меня, например, противоестественно. Я в это не верю. Хоть бы один пример был, тогда еще куда ни шло. Фантазировать конечно можно, но и фантастика не может быть безграничной.

Почему-то мало кто пишет про Гитлера в романтическом стиле. А вот персонаж Воланда почему-то не ассоциируется с Гитлером. Хотя он ничем не лучше для тех, кто верит в Бога и посещает храмы для молитв.

Ваше произведение, Валерий, - не копия. Пока не копия! Хотя я и не верю в проявление положительных качеств со стороны Воланда и не верю в то, что он может испытывать любовь, но мне очень интересны Ваши философские взгляды и рассуждения, которыми оперирует Воланд. Это удерживает внимание к этому персонажу.
Что касается Вашей Маргариты, Валерий, то показ ее с другой стороны, чем у Булгакова, это как раз то, что привлекло меня сразу же, почему я с удовольствием и читал это вступление к пока ненаписанному роману и читал бы дальше, если бы было продолжение. ))

Если удержаться в этом направлении, то действительно может получиться интересное и достойное продолжение. Но здесь придется идти по грани... Это очень не просто - не свалиться в копирование Булгакова. Если чувствуете в себе такие силы, Валерий, то в добрый путь! Буду только рад прочесть совершенно новое произведение на тему любви, души и творчества! Эти качества - бесконечны в своих проявлениях, и это для писателей - бездонный кладезь вдохновения! ))

Успеха Вам, Валерий!
Остап Ибрагимыч # 26 января 2020 в 10:27 +3
И Вам, Александр, творческого вдохновения и непокоя!
И всё же...
Копировать Булгакова я не пытался, потому и нет в моём продолжении намёка даже на интерпретацию.
Итак. Моя "Маргарита" - не копия, не интерпретация и даже не иносказание романа Булгакова. У меня и аналогий мало, почти нет их. Я потому и решил для себя: свиты у Володара (Воланда, типа) не будет, чтобы, как Вы пишите, "не свалиться". ))))
Если и решусь писать далее, то это будет моё и только моё видение развития событий после...после финальной строки М.А.Булгакова в своём романе.
Александр Надежный # 26 января 2020 в 12:41 +3
Если позволите, Валерий, маленький совет, еще сильнее дистанцироваться от Булгакова с самого начала, может чуть изменить имя Маргарите (как Вы сделали это у Воланда), как-то уйти от ее прошлого, от Мастера. Может быть описать это прошлое чуть иначе, как будто это немного другие персонажи. Чтобы и прошлое было бы не Булгаковским, а тоже Вашим. Он вот так видел это в своем романе, а Вы по-своему истолковали все это прошлое. Ведь даже в синоптических Евангелиях есть расхождения, хотя написано об одном и том же. Понимаю, что это требует больших усилий над собой, это трудно, хочется уже идти вперед, а тут надо дорабатывать то, что уже написано, но тогда и эффект будет совсем другой для читателя! ))
Остап Ибрагимыч # 26 января 2020 в 13:49 +3
Нет, Александр, то, что уже написано в 1 части, я оставлю, и менять имя Маргарите не стану, как и Бездомному Ивану. И Мастеру найдётся ещё маааааленькое местечко в Вечном Доме. )))) Мне не хочется отрываться совсем уж от Булгакова, "примажусь к чужой славе" чуть-чуть! )))) К тому же, я не претендую на лавры (правда), мне просто интересно сочинять, выдумывать. Никакой религиозной подоплёки не хочу монтировать, напишу так (если напишу!)))), как захочется, чтобы читателям было интересно.
Спасибо за диспут.
Владимир Перваков # 27 января 2020 в 23:26 +3
Произведение понравилось, задумка хорошая, мысли интересные.
Хочется продолжения про Маргариту. (Видимо по роману Бездомного?)
Почему она у Вас в образе королевы на картинках?
Это образ, который она «надела» на себя?
Ведь вряд ли она рядом с Мастером в таком одеянии.
Как Вы видите Мастера? Рад ли он покою?
Тяготится ли он любовью Марго или наоборот её охлаждением к нему?
Он мне видится опустошённым и потерянным.
Его мечта осуществилась – книга, труд всей его жизни, написана!
Возможно, он втайне хотел большой славы? И не смог ей насладиться?

Любовь Маргариты мне виделась в книге Булгакова как Любовь-самопожертвование.
Такая любовь в крови русских женщин. Рудимент Домостроя, наверное.
(Потому и живут всю жизнь с пьяницами и дебоширами…)
Она ведь и Королевой согласилась быть на балу ради Мастера.
А теперь однообразие гнетёт её, конечно, после такой «роли»!
Наверное, и Мастера гнетёт.
Как писал Александр (если правильно запомнил):
«Пусть будет чуточку кривая прямая линия судьбы…»
Кривулинки, наверное, им обоим не хватает.
Ну, это по нашим земным меркам…

-*-*-*
К размышлениям Александра о Иешуа и Воланде.
Иешуа не серенький в романе. Он просто показан, как обыкновенный человек, со слабостями бренного тела, но с великой силой духа и убеждения. И этим он интересен читателям, своей человечностью, а не божественным сиянием.

Воланд же в романе тоже неправильный Сатана.
Он карающая рука Господа. Чуть ли не посланец его, наказывающий людские пороки. Бог же всё видит и не вмешивается. И потому Мессир отвращения не вызывает.
С точки зрения религии – сатана искушает людей, и они не могут устоять от пороков, если не верят в Бога, не следуют его Заповедям.
В книге Булгакова люди сами порочны, и следуют за своими пороками самостоятельно!
А тут Воланд их карает! Робин Гуд какой-то! Помощник Бога.
Ну, не может же Господь в них огненные стрелы кидать и громом поражать…

Описаны похождения Воланда красиво и театрально, - согласен с Александром, - это привлекает читателей. Но это не возводит его на трон Царя, которому надо поклоняться.
Остап Ибрагимыч # 28 января 2020 в 09:08 +3
Владимир, в вопросах, заданных в начале Вашего комментария, кроются ответы для Вас же. Или Вы сможете их получить (опять же для себя!) после прочтения дальнейших событий. Такое происходит всегда, если творение затронуло струны души.
Что до меня, до моего мнения, так скажу лишь, что вопросы, возникавшие при сочинении, я разрешил, т.е. ответил на них, рассыпав по фразам и между ними во всей первой части, и при многократном прочтении "Маргариты" новых не возникало.
То же самое будет (если будет!) в продолжении.
В моих сочинениях, как и в предложенной "Маргарите", нет и не будет постулатов. Я не считаю себя писателем (куда там!), я выдумываю и таким образом общаюсь с вами, авторами Парнаса.