ГлавнаяПрозаЭссе и статьиМистика → В ожидании чуда Глава 9

В ожидании чуда Глава 9

24 мая 2014 - Юлия Пуляк
Амрита открыла глаза, вскочив с кровати. Ей показалось, что она проспала всего минут десять. Но часы показывали семь утра. Она облегченно выдохнула. У нее есть в запасе еще час, прежде чем мать проснется.
Она быстро переоделась, посчитав, что умыться она всегда успеет. Сейчас время было драгоценным и шло на счет до секунды.
Амрита спустилась по лестнице, повернула ручку и толкнула дверь. В нос ударил гнилой запах. Кажется, Леонцио уже начинал давать о себе знать. «Предатель! – обиделась она, бросив взгляд на шкафчик. – Ты не мог начать пахнуть, когда я заберу туфли? Теперь, твой эксклюзивный одеколон почуют даже те, которые страдают хроническим насморком. – Она обошла комнату, заглянула под кровать и вздохнула. – И вы тоже предатели. – Укоризненно произнесла Амрита, обращаясь к туфлям. – Теперь, остается вернуться в свою комнату и вести себя, как ни в чем не бывало. Ну, по крайней мере, стараться так вести себя».
Амрита, быстро поднялась по лестнице и выдохнула, оказавшись в комнате. Сердце бешено колотилось, отдаваясь в виски.
«Так. Туфли у меня. Значит, все позади».
Она убрала туфли и платье в шкаф.
«Мне кажется, или я и вправду, что-то чувствовала вчера? Не зря, же я ощущала себя грязной. – Амрита нахмурилась. - Думай, думай. Вспоминай. – Она округлила глаза – Что-то липкое брызнуло на меня. И на платье. – Амрита вытащила платье, ошарашенно разглядывая багровые крапления. – Что это? Кровь, дурочка. – Ответил ей, внутренний голос. – Я знаю, что это кровь. Не такая я дурочка. Кровь. Что она здесь делает? – Она зажмурилась. - Неужели, пока я нежилась от массажа, Леонцио в это время убивали? Вот, я эгоистка. И мать ничего не сказала. Да, и что она могла сказать. Она же знает, какая я неряха. Видимо, решила, что я заляпала платье в соке. Что же делать? Что делать? – Она закусила губу, лихорадочно соображая. – Надо застирать. Надо застирать. – Амрита понеслась в ванную комнату, включила воду. – Мама говорила, что кровь лучше всего отстирывать в холодной воде. К чему она это сказала? К черту! – Она с остервенением терла пятна на груди. От воды, платье окрасилось в темно-розовый оттенок. – Ничего, высохнет, и никто не подкопается. – Амрита открыла шкафчик, заметив на полке фен. – Сейчас высушим и концы в воду. И откуда во мне столько тюремных терминов? Вроде бы еще не была в четырех стенах, а лексикон уже прет. – Амрита вышла из ванны, вытащив платье на свет. Оно снова приобрело привычный нежно-розовый цвет. И пятен не было. Она с облегчением вздохнула, и убрала платье в шкаф. Перед этим пристально изучив туфли. После рухнула на кровать. – Теперь, остается дождаться возвращения тети Иввэ и дяди Джино. Ох, что же потом начнется».
Амрита прикрыла глаза, но тут же вскочила. Из спальни донесся вскрик.
- Как, уже? – испугалась она и выскочила из комнаты. Снова крик. Амрита толкнула дверь в спальню, где были родители, и замерла. Прежде, она никогда бы не подумала, что родители все еще испытывают желания друг к другу. Их фривольная поза, застала Амриту врасплох. Она попятилась назад, закрыв за собой дверь. Честно, говоря – то, что предстало перед ее глазами, было не то, что необычно. Скорее – дико. Два человека, которым перевалил третий десяток, вели себя так, словно это была их первая брачная ночь. Видимо, ферамоны, что исходили от новоиспеченных молодоженов, разбудили в родителях Амриты, страсть, которая уже успела покрыться густой, будничной паутиной. – «По крайней мере, этот крик был от удовольствия. Надеюсь, что третий крик будет не таким убийственным. И вообще, странно это все. Отец, обычно дрыхнет до последнего, либо болеет с похмелья. А тут и не скажешь, что он пил. Огурец – огурцом. Ладно, это их дело. Пора бы умыться и пойти прогуляться. А то, у меня крыша поедет».
 
 
- Что происходит? – прошептал Леонцио, оглядываясь по сторонам. Все казалось, таким объемным и большим, нежели он сам. Дома, массивными, и твердыми, но только не Леонцио, который ощущал себя хрупким и слабым.  
- Ты о чем? – равнодушно спросил Марон.
- Что со мной происходит? Кто ты такой?
- Называй меня Марон. А кто я такой, так ты об этом позже узнаешь. – Улыбнулся Марон, спрятав руки за спиной. Он двигался вдоль улицы, скользя взглядом по магазинчикам и кафешкам. Леонцио поспешил за ним.
- Марон? Что это за имя?
- Обычное имя. – Пожал плечами он. – А Леонцио? Что это за имя?
- Оно итальянское. – Обиделся Леонцио.
- Хорошо.
- Ты объяснишь мне, что со мной произошло?
- Лучше покажу. Если ты не против?
Марон схватил Леонцио за руку, стремительно двинувшись к дому семьи Франко. Он медленно оторвался от земли, зависнув напротив второго этажа, перед окном Леонцио.
- Узнаешь?
- Это мой дом. Моя комната. – Леонцио сглотнул.
- Что-нибудь чувствуешь?
Леонцио нахмурился, вытянув шею вперед и втянув носом.
- Кажется. Пахнет гнилью.
- Спросишь, почему? – Лукаво улыбнулся Марон, не выпуская Леонцио из рук. Кажется, он еще не видит, что висит в нескольких ярдах, над землей.
- Почему? – медленно произнес он.
- Как? Ты не помнишь?
- Что? – Леонцио непонимающе уставился на Марона.
- Ты предложил одной девушке массаж стоп. После привел ее в свою комнату. Но, ты не хотел обойтись только массажем. Тебе захотелось еще, и утолить свою похоть.
Леонцио зажмурился. В голове, одна за другой, как обухом нависали воспоминания. Он вскрикнул, задрожав. Марон улыбнулся.
- Вспомнил?
- Ты. – Леонцио поежился. – Ты убил меня.
- Только потому, что она попросила меня об этом.
- Что?
- Амрита, попросила меня сделать это.
- Не правда. – Он замотал головой. – Она никогда бы не попросила о таком чудовищном поступке.
- Считаешь ее за Мать Терезу? – Хохотнул Марон, после наклонился к Леонцио и прошептал, - она попросила, чтобы я остановил тебя. И я остановил.
- Это, по-твоему, способ? – Леонцио вырвался из рук Марона и рухнул вниз. Но боли не ощутил. Он ошарашенно оглядывал свое тело, которое, как воздух, пропускало газон сквозь себя. – Что? Что со мной, черт подери!? – завопил Леонцио, вскочив с места. Он побежал. Но силы быстро оставили его. Ему казалось, что он пробежал чертову уйму милей. Леонцио повалился на асфальт, вдыхая его горячие пары. От солнца, что с утра палило так, словно в зените, асфальт быстро нагрелся. – Кто ты такой? – прошептал он, поднявшись на ноги. Марон вздохнул, поджав губы.
- Считай меня работодателем.
- Чего?
- Ну, работа у меня для тебя есть. Чего-чего. – Устало протянул Марон.
- Работа? – Леонцио поднял брови.
- Да.
Леонцио обхватил голову руками, все еще не веря, в то, что он мертв. Это, как во сне. Все кажется реальным, а просыпаешься, открываешь глаза, лениво оглядывая свою комнату, и понимаешь, что это только сон. Но, то, что происходит сейчас, отнюдь не кажется, даже кошмаром. Если бы это было так, то где монстры, зомби, и еще какая-нибудь тварь в этом роде?
- Что теперь будет с моим отцом? Он этого не переживет. – Опавшим голосом, произнес Леонцио.
- Ну, - протянул он, - все просто.
- Просто? Ты что издеваешься? – разозлился Леонцио. Он хотел было ударить наглую рожу Марона, но рука прошла сквозь его тело.
- Не трать силы. – Отмахнулся Марон, развернувшись на каблуках. Он двинулся в сторону дома, медленно шаг за шагом, словно ожидая, что Леонцио пойдет за ним. – Ты знал, что я умею предсказывать будущее?
Леонцио отрицательно кивнул головой.
- Ну, тогда, если позволишь, я поделюсь с тобой интересной информацией. Знаешь, оказывается на земле, информация стоит на первом месте. Ее покупают, продают. Ею пользуются так, словно это обычный тостер.
- Что за бред ты несешь? – прошипел Леонцио.
- Я думал, что ты поддержишь мой разговор. – Притворно обиделся Марон.
- Думаешь, я в восторге с тобой говорить, учитывая, что мое тело не понятно где, и не понятно за что, убито.
- Все мы смертны. – Пространно протянул Марон.
- Если бы не ты, я бы отправился на тот свет, дряхлым стариком.
Марон хохотнул.
- Глубоко заблуждаешься. Все. Но только не ты. Два месяца.
- Что?
- Ты бы все равно умер. Через два месяца.
- Как? – опешил Леонцио.
- Ну, я же сказал, что умею предсказывать будущее, а ты не хочешь слушать.
- Ладно. Допустим. Как бы это случилось?
Марон прищурился.
- Через две недели, ты бы познакомился с одной красивой девушкой. У которой, к сожалению, имелся не очень адекватный парень. Он то и стал бы причиной твоей смерти. – Марон вздохнул. – На что только не идут люди, чтобы сохранить отношения.
- Неадекватный парень. – Проговорил Леонцио. – Зарезал? Застрелил?
- Всего понемногу. – Уклончиво, ответил Марон. Леонцио выдохнул. От его дыхания, даже стекло не запотело.
- Отлично. Значит, я сам виноват в том, что нарвался на такую девчонку. – Он посмотрел на Марона. – А ты, видимо, решил, я не достоин такой смерти.
- Я же сказал, у меня для тебя появилась работенка. А по тебе и так могилка плакала. Вот я и подумал, почему бы не ускорить процесс.
Леонцио посмотрел в окно. Ему было жаль расставаться с привычками. С отцом и мачехой, к которой он успел привязаться.
- Надеюсь, ты не попросишь меня взглянуть на свое тело? – с улыбкой, спросил Марон.
- Хочешь, чтобы я упал в обморок?
Марон рассмеялся.
- Не нужно жалеть, Леонцио.
- А как же Амрита? Что будет с ней?
- С ней? Ты о чем?
- Она ведь видела все. Как она себя чувствует? Наверно, с ума сходит от этого?
- Хм, - Марон поджал губы, - Амрита думает о том, как бы ее не обвинили в убийстве.
- Я бы тоже так думал, будь я жив. – Леонцио вздохнул. – Бедные родители.
- О, - Марон поднял палец вверх, - что касается твоих родителей, то за них особо тоже не переживай.
- Не переживай? Ты представляешь, что с ними будет, когда они увидят меня?
- Не то, что представляю. Скорее, я точно знаю, что будет с каждым из них. Кроме, Амриты, конечно.
- Ужас.
- Подумаешь. – Фыркнул Марон. – Твои родители вернуться домой через час. Отец поднимется на второй этаж и постучит в твою комнату. Откроет дверь, только потому, что из нее разит тленом. Отцовское сердце поведет его к шкафчику, и там, вуаля, - Марон ткнул пальцем в стекло. Дверца шкафчика распахнулась, звонко ударившись об стену. Леонцио поперхнулся, увидев себя, висящим на крючке. Кожа приобрела темно-синий цвет, с желтыми пятнами. Он инстинктивно прикрыл рот рукой, как будто хотел придавить подходящую тошноту. – Сначала, он побелеет, после попятиться, не спуская глаз с твоего трупа, осядет на кровать. Покроется потом, а после закричит. На его крик сбегутся все, стараясь разобрать, что пытается сказать Джино. Но его слова, будут напоминать алфавит, который только что придумали, дойдя до третьей буквы. Затем он упадет в обморок. Остальные, увидев тебя, в точности повторят его действия.
- Но они же вызовут полицию? – с надеждой спросил Леонцио.
- Не сразу. Через час. Правда, на протяжении этого времени, каждый раз, приходя в себя, они будут падать в обморок. Вот такое вот повальное бессознание.
- О, боже, - прошептал Леонцио и тут же получил пощечину. Марон сверлил его хмурым взглядом.
- Не смей упоминать его имя в моем присутствии.
- Ты убийца. – Прошептал Леонцио.
- Думаешь, полиция согласиться с тобой? Ведь, в тот вечер ты был с Амритой. – Лукаво протянул Марон.
- Она не при чем. Это ты виноват.
- Тебе лучше знать. Ты же у нас адвокат. – Пожал плечами Марон. – Хотя, Амрита, оказывается не такая и глупая. Она избавилась от пятен крови, что остались на платье. И туфли забрала. Так что ей остается надеяться на то, что никто не видел, как она уходила с тобой.
- Не могу поверить. – Леонцио отвернулся от окна. Марон щелкнул пальцами, и они оказались на тротуаре, в двух кварталах от дома. – Какую работу ты хотел мне предложить?
Марон широко улыбнулся, хлопнув Леонцио по плечу.
- Твоя работа – Амрита. Я хочу, чтобы ты заставил ее доверять мне.
- Как это?
- Просто. Понимаешь, - он почесал подбородок, - я здесь не всесилен. А вот тебе это без труда получиться. Будешь следить за ней. Подслушивать. Ты даже можешь слышать ее мысли.
- Да, ладно? – не поверил Леонцио. – Я думал, что призраки, кроме того, как пугать людей, ничего не могут.
- Могут. – Кивнул Марон. – Надо просто забраться в ее голову. Кстати, вот и она идет.
Леонцио обернулся. Он было по привычке, хотел отойти в сторону, чтобы пропустить Амриту вперед. Но вспомнил, что это не понадобиться. Амрита прошла сквозь Леонцио, ощутив тупой удар в грудь и тяжесть, что навалилась на тело. Она поморщилась, кашлянув. Сделала шаг, выдохнула, ощутив легкость, и двинулась дальше.
- То есть, я могу залезть в ее голову?
- Да. Это происходит примерно так, как случилось сейчас. Но лучше, копаться в ее голове, когда она спит. Ну, а если ты хочешь, быть в ее голове постоянно, тогда залезь в голову, прежде чем она проснется. Так эффективнее.
- А что будет с ней? Она ничего не заподозрит?
- Возможно, она будет ощущать дискомфорт или усталость. Но, она к этому быстро привыкнет. Не беспокойся.
- Что будет со мной, когда я выполню твою работу?
Марон задумался, прищурившись.
- Отправишься в иной мир.
- В ад?
- А ты думал, тебя пустят в рай? – ухмыльнулся Марон. – Да только за то, что ты желал обесчестить невинную девушку, тебе полагается пинок под зад. А в моем мире. Ты мне еще пригодишься. 
Леонцио опустил голову, выдохнув.
- Я согласен.
 
 
Амрита бродила по улицам Гуд-вилла, заглядывая в витрины магазинов и кафе. Большая их часть, уже открыла двери, выставив холодильники с мороженым и соками. Солнце, нещадно жарило воздух, и Амрита пожалела, что оделась не по погоде. Зной душил ее, под толстовкой и джинсами, которые противно липли к коже. У нее было желание скинуть босоножки, что хлюпали от влажности. Она глубоко вдохнула, горячий воздух, после чего снова пожалела об этом. Это случилось как-то инстинктивно. Или просто совпадение? «На кой черт, я это сделала? Теперь, голова деревянная». Амрита глухо стонала, медленно шагая вдоль дороги. Машины проезжали мимо нее, обдавая Амриту, прохладным, не сказать, что свежим, воздухом. Она, вдруг остановилась, невидящим взглядом пялясь в пустоту. Стояла так несколько минут, ощущая как по коже, струйкой стекает пот.
 
 
Леонцио тесно прижался к Амрите. Он решил, что сделает это сейчас. Не потому что хотел доставить неудобства ей, или был обижен. Скорее, он хотел побыстрее выполнить свою работу, и уйти. Призраков не понять. Он закрыл глаза, представив себя, капелькой, что бежит по ее коже. Только эта капелька, вместо того, чтобы катиться вниз, или впитаться в ткань, быстро скользнула вверх, параллельно своим «собратьям». Она нырнула в волосы, запутавшись, и сражаясь с тем, чтобы не раствориться в них. Затем, остановившись в районе темени, нырнула в пору. «Теперь, я внутри ее головы. Ее мыслей. Надо поскорее разделаться с этим».
 
 
Амрита моргнула несколько раз, придя в себя. Она начала чесать голову, так словно, там был назойливый укус. Мужчина, что наблюдал за ней, из машины, как-то странно посмотрел на нее. Видимо, он посчитал, что попал в зоопарк, с обезьянами. По другому, Амрита чесаться не умела.
Наконец, она прекратила чесаться. Ее тело передернуло, и она круто развернулась, налетев на мужчину. Мужчина несколько минут изучал ее красное и потное, от жары лицо. Затем, улыбнулся, выдохнув. Амрита поморщилась, когда ей в нос ударил запах перегара, и не совсем ароматной закуски. Он кивнул, и отошел в сторону, пропуская Амриту. Та, снова зажмурилась, отмахиваясь от запаха, что держался в ее носу. После, развернулась, натолкнувшись на того же мужчину, что сидел в машине.
Он хрустел чипсами, жадно оглядывая Амриту с ног до головы. Но в  его взгляде, не было интереса, как к девушке. Скорее, Амрита почувствовала себя комиком, вне сцены.
«Если я сейчас же не выпью чего-нибудь холодного, то сгорю от жары».
Она двинулась к кафе, где было хуже, чем на улице. Настоящая паровая баня. Даже, открытая дверь, не помогала, чтобы хоть как-то освежить помещение. Внутри пахло едой. Жареным мясом и картофелем фри. Эта одна из сотен забегаловок быстрого питания. Амрита села за столик, в тени. Но духота все еще не отпускала ее. Тем более, голова была тяжелой и плохо соображала.
«Интересно, если бы я сейчас предложила Леонцио сделать мне массаж ступней, как бы он отреагировал? - подумала она и ухмыльнулась. – Вряд ли после такого обилия пота, он бы по-прежнему считал мои ступни красивыми. Хотя, при чем тут красота и пот? – Она взяла меню, что больше походило на буклет. Долго вглядывалась в аппетитные картинки гамбургеров и чизбургеров. – Я бы не отказалась от сочного куска мяса. О, здесь даже три вида прожарки – хорошая, медиум, и с кровью. Нет, если я закажу стейк с кровью, то, я тогда точно не в себе. Хватает и того, что в шкафчике висит стейк с кровью».
К Амрите подошла официантка. На вид ей было не больше восемнадцати. Правда, природа наделила ее пышным бюстом и широкими бедрами. Амрита с завистью посмотрела на ложбинку, что торчала из-под формы.
- Что будете заказывать?
Амрита нахмурилась.
- Стейк. Хорошо прожаренный. Картофель фри и сок.
- Хорошо. – Кивнула официантка и удалилась.
Не то, чтобы Леонцио было обидно слышать мысли Амриты. Но все же неприятно.
«Вот, ведьма. – Выругался он. – Я к ней с чистыми мыслями. Ноги успокоить, а она глумиться. Да еще над моим телом. С чем она его только сравнивает? С куском мяса. Никогда бы не подумал, что она способна так думать. Интересно, что она подумала, когда я вообще ей предложил массаж?».
Принесли заказ. Амрита скептически оглядела тарелку, где во всю длину лежал кусок мяса, темно-коричневого цвета. Рядом картошка, тоже жалкого вида. Смахивающая на высушенные макароны. Она воткнула вилку, в подобие стейка, но та не проткнула его и на дюйм. «Подошва», отказывалась сдаваться, под упорными попытками, пронзить ее острыми зубьями. Кажется, вилка трещала, недовольно ухмыляясь. Тогда, Амрита уткнула зубья в мясо и ударила по вилке. Так обычно делала ее мать, когда открывала консервную банку. Наконец, мясо поддалось. Вилка прочно застряла в мясе. Теперь, очередь дошла до ножа. Амрита, умирала с голоду. Видимо, на нее повлияла смерть и все с этим пережитое, что пробудило в ней аппетит. Нож, так же отказывался резать. Либо он был тупой, либо мясо из последних сил, оборонялось.
- Еда здесь дрянь. – Раздалось за спиной Амриты. Она обернулась в полупрофиль и ухмыльнулась затылку мужчины, отметив его странную прическу. – Не советую налегать на эту еду. От нее недолго и в госпиталь загреметь.
- Чего пугаешь клиентов? – недовольно прошипела официантка.
Амрита не сдавалась. Она готова была зубами вцепиться в стейк, и оторвать хотя бы кусочек. Но, побоялась шокировать клиентов. Мало ли что им взбредет в голову от подобного цирка.
- Я знаю, здесь неподалеку есть отличный ресторан. – Мужчина повернулся к Амрите всем корпусом, сложив руки на спинку кожаного диванчика. Амрита сдула со лба прядь волос и вздохнула. Стоит ли продолжать сражение? – Там еду готовят прямо при тебе.
- Это что, китайский ресторан? С отрубанием головы у рыбы и вытаскиванием кишок у кролика? – хмуро пошутила она. Мужчина рассмеялся.
- Не китайский, а японский. А готовят они при тебе, для того, чтобы знать из чего и как.
- Ага. Чтобы какой-нибудь повар, случайно не плюнул тебе в тарелку. - Пробурчала она.
- Ты даже можешь участвовать в приготовлении пищи. – Не обращая внимания на Амриту, продолжал незнакомец.
- Забавно. – Амрита оставила попытку съесть стейк, который уже остыл, и стал еще тверже. – Надеюсь, пить здесь можно. – Пробубнила она.
- Насчет напитков ничего против не имею.
Амрита ухмыльнулась. «Видимо, не впервой сталкивается с местной кухней. Неудивительно, что здесь мало посетителей».
- Я могу присесть к тебе? Если не против я на «ты». – Поспешно оправдался парень. Он ловко нырнул за столик и улыбнулся. Амрита жадно поглощала сок, оглядывая наученного клиента. Ему было не больше двадцати. Его кожа была смуглой. Волосы и брови, русые, по большей части выгоревшие от солнца. Он походил на человека из большого города. В этом захолустье не встретишь, парней с модными прическами, как у него. Боковины, были коротко сострижены. А в центре, длинные, заплетенные в косу, и спускались до плеч. Этакий панк-рок. В правой брови мерцал «шип», а в левом ухе, колечко. Его глаза были темно-коричневыми. Прямой, с горбинкой, нос. И полные губы, которые лукаво улыбались ей. – Меня зовут Морган.
Амрита подавилась соком и закашлялась.
- Эй, ты в порядке? – он мягко похлопал Амриту по спине.
- Спасибо. – Сипло произнесла она, промокнув рот салфеткой. – Морган?
- Ага. – Улыбнулся он. – А тебя как?
- Амрита.
- Ого, - присвистнул Морган, - ты откуда с таким именем взялась?
- Из Лоу Эб-Таун.
Морган ухмыльнулся.
- Понятно. А я из Лос-Анджелеса.
- Да? – притворно удивилась она. – И что же тебя привело в это захолустье?
- К другу приехал погостить.
- Да? – снова протянула она. – А судя по разговору, ты здесь не впервой.
- Ну, да. Я сюда пару раз в месяц приезжаю, отдохнуть от большого города. Эй, Лизи, дорогуша? – он повернулся к стойке, закинув руки за голову.
- Чего тебе? – с улыбкой, спросила пышногрудая официантка.
- Убери эту дрянь со стола.
Лизи нахмурилась, поджав губы. Но ее обида длилась всего пару секунд. Она вышла из-за стойки и, виляя бедрами, подошла к столу. Медленно пригнулась, нарочно выпирая грудь вперед, перед глазами Моргана, и подхватила тарелку.
Амрита, едва сдерживая смех, откинулась на спинку диванчика, и прикрыла рот.
- Спасибо. – Улыбнулся Морган, подмигнув ей.
- Пожалуйста. – Промурлыкала Лизи, возвращаясь к стойке.
- Ну, что идем?
Амрита вопросительно на него уставилась.
- В ресторан? Если тебе так угодно – китайский или японский, с отрубанием головы у рыбы и вытаскиванием кишок у кролика.
Амрита почесала кончик носа.
- Это что повод познакомиться?
- Нет, - он поднялся с места, достал из заднего кармана джинсов бумажник и отсчитал купюры, - это повод нормально поесть. Я же вижу, ты голодна. Вон, как исхудала.
«И чего они пристали ко мне с худобой? Я же не падаю в обморок при виде еды!».
- О, черт, аж яйца запрели. – Произнес Морган.
Амрита икнула.
- Прости, что?
- Говорю, яйца запрели. Такая жара. И моим мешочкам приходиться не сладко. – С улыбкой протянул он.
- Сочувствую твоим… - она облизала губы, - мешочкам. Но я не обязана об этом знать.
- Колючка. – Хохотнул Морган, двинувшись к стойке. – Лизи, дорогуша.
- Морган, - томно протянула она, - что делаешь сегодня вечером?
- Как обычно – ничего. – Он сложил купюры пополам и просунул за воротничок формы. Лизи покраснела, плотоядно облизав пухлые губки.
- Может, тогда, сходим куда-нибудь? – Она подалась вперед, уложив свой бюст на стойку.
- Не знаю, - вяло протянул Морган, бросив взгляд на Амриту. Она ухмыльнулась, не в силах наблюдать эту воркующую пару, вышла на улицу. – Ну, что идем? – Морган поравнялся с Амритой. Она бросила на него взгляд, почувствовав себя мышкой по сравнению с великаном. Ростом он был не меньше семи футов.[1]
- Я думала, у тебя планы с этой… - она осеклась, мысленно подбирая подходящее слово.
- Ревнуешь?
Амрита покраснела, задохнувшись от возмущения.
- Ты издеваешься? Я тебя впервые вижу. С чего я должна тебя ревновать?
- Влечение с первого взгляда. – Предположил Морган. – О любви не говорю, так как сам не верю, что она существует с первого взгляда. А ты?
- Я уже давно ни во что не верю.
- И в Санта-Клауса? И в Пасхального кролика? – притворно ужаснулся Морган. Амрита укоризненно покачала головой. – Ладно, ладно. Колючка. Пошли, поедим что ли.
- С чего ты взял, что я согласилась?
- Ну, ты же идешь?
- Я просто иду. – Она развела руками.
- Ну, вот. Просто и дойдем до ресторана.
- Вот, пристал. – Цокнула Амрита.
 
 
Когда Морган говорил о ресторане, он немного приврал. Скорее, это было просторным кафе, под плотным навесом, с картонными стенами. По одной стороне размещалась кухня, с поварами. По другую, столики. Их было много, и все они стояли, тесно прижавшись, друг к другу. Амрита бросила взгляд на повара – азиата. Его фартук был окроплен кровью, перчатки также были измазаны в черной, густой субстанции. Он мастерски управлялся с тушкой кролика, которого недавно обсуждала Амрита. Она сморщилась, подавив рвотный спазм.
- Ну, как тебе атмосфера?
- Не очень. Этот кролик, недавно был еще жив. – Печально произнесла она.
- Да, а еще он жевал травку и какал. – Хохотнул Морган и, взяв ее за руку, потащил за столик. – Тебе должно понравиться. Уверен, если бы ты была вегетарианкой, то после их фирменного блюда, поменяла свои предпочтения.
Амрита ошарашенно оглядывала ресторан. Здесь явно попахивает антисанитарией и прочей гадостью.
- Ты, когда-нибудь была в музее? – спросил он, с улыбкой наблюдая ее удивленное лицо.
- Да, конечно. – Она уставилась на Моргана. – А что?
- Просто мне показалось, что ты сравниваешь этот ресторан с музеем.
- Это место, вряд ли можно назвать рестораном. Разве что, забегаловкой, с сомнительной репутацией. – Возразила Амрита.
- Ну, ты же видела, что написано на вывеске. РЕСТОРАН «ОЙ ШИ». Значит, вывеска не врет. – Он подпер рукой подбородок. – Ты знаешь, как переводиться с японского их название?
- Нет.
- «Вкусно».
- Сомневаюсь. – Сморщилась Амрита.
- Ну, что закажем их фирменное блюдо? – Он махнул рукой официанту.
- И что это будет?
- Увидишь. – Лукаво улыбнулся Морган.
- Надеюсь, не тараканы в соусе из опарышей? – хмыкнула Амрита.
К столику подошел официант. Высокий и худой азиат, с всклокоченными волосами. Он улыбнулся, коротко поклонившись. Морган поздоровался с ним, и сделал заказ. Амрита с открытым ртом вслушивалась, как Морган с легкостью щебечет с официантом на японском.
- Ты знаешь японский?
- Так, пару фраз.
Через минуту появился тот же азиат, он нес на подносе два стакана воды. Он кивнул, и произнес на ломанном английском, что заказ будет через десять минут.
Амрита скучала от бесконечного трепа Моргана. Он долго рассказывал о своей жизни в Лос-Анджелесе. О том, что его город, самый красивый и неординарный. О том, какие там живут дружелюбные люди. Именно дружелюбные, подобно преданным собакам они с радостью несут тапочки своему хозяину. Далее, Морган говорил о ночной жизни, о своих бесконечных тусовках, где с легкостью подцеплял очередную пассию на одну ночь. Их было так много, что увидев одну из них на улице, он вряд ли бы узнал ее в лицо.
«Вот хвастун. Нашел чем хвастаться. Хвастайся, что у тебя отменный иммунитет, а то бы твоим тусовкам давно бы пришлось принимать таблетки и мазаться мазями».
Затем, он заговорил о своих друзьях. Прикольных парнях, которые были, по мнению Амриты, безбашенными людьми. Они прожигали свою жизнь, пускаясь во все тяжкие. В смысле экстрима и тому подобное. Оказывается Морган, был тоже не из трусливых. И с легкостью мог спрыгнуть с пятого этажа, и при этом ничего себе не сломать.
«Интересно, может, у него давно мозг вытек. Случайно, на черепе появилась маленькая трещинка. А из нее, потихоньку, ускользал мозг. Теперь понятно, чего его сюда привело. Тоже мне, экстример».
Амрита поморщилась, при слове экстример. Кажется, она его только что придумала. Но, в общем, смысл от этого не менялся.
- Но самое смешное, он обожает делать массаж стоп. – Хохотнул Морган. Амрита очнулась, как ото сна.
- Что ты сказал?
- Я говорю, у меня друг обожает делать девушкам массаж стоп. Его просто сносит от этого.
Амрита сглотнула. В воздухе запахло морской водой. Официант поставил на стол большое блюдо, рядом маленькое с соусом и васаби, и откланялся.
- О, - довольно потер руки Морган, - а вот и еда.
Амрита с недоверием уставилась на рыбину, которая была не меньше фута. Ее хвост был скручен в кольцо, иначе бы она просто не поместилась на подносе. Вместо глаз, у нее торчали оливки. А на голове восседала корона из сырой моркови.
- Что это? – прошептала она.
- Еда. – Просто ответил Морган, схватив столовые приборы. Он, с жадностью оглядывая рыбу, насвистывая себе под нос мелодию. Видимо, решал, куда должен угодить первый укол вилки.
- Еда? – переспросила Амрита. – Что-то я не чувствую запаха жаренного или печеного. Даже, вареным не пахнет.
- Ну, да. – Наконец, Морган отрезал от рыбы кусок и протянул Амрите. Она вглядывалась в розовое мясо, сильно пахнущее специями. – Она сырая.
- Что? – испугалась она, отпрянув от вилки, которая приближалась к ее рту.
- Это же японский ресторан, Амрита. Здесь все подают сырым.
- Ты предлагаешь мне есть труп этой рыбы?
- Ты что, из Гринписа? – прищурился Морган, отправив кусок рыбы в рот. Амрита едва подавила тошноту.
- Нет. Но, это не правильно, как-то. Мало того, что еда сырая, так еще повар выглядит как маньяк. Весь фартук в крови. Я не собираюсь, есть ее труп. Тем более, сырой. – Она надула губы.
- Да она живая. Просто оглушенная.
- Чего? – Амрита икнула, округлив глаза.
- Ну, да. Живая. – Морган с деланным удовольствием ел бедную тушку рыбы.
- А, ну, прекрати. – Она выбила вилку из его рук.
Клиенты, что сидели позади, обернулись, удивленно уставившись на Амриту. Морган пошевелил губами и поморщился. Клиенты согласно кивнули и продолжили свою трапезу.
- Ты ешь ее живой?
- Ты точно из Гринписа. – Подытожил Морган.
- Может, отпустим ее в море? – Амрита умоляюще посмотрела на него. Морган рассмеялся.
- В море? И как это, по-твоему, должно выглядеть? Учитывая, что вместо глаз у нее оливки, а бок я почти уже съел? Ты что хочешь, ее смерти? – С сарказмом, хохотнул он.
- Если бы знала, то никогда бы не согласилась. – Пробурчала Амрита, поднося стакан ко рту.
- Кстати, в этой воде она недавно плавала. – Легко заметил Морган. 
Амрита тут же выпустила струю воды, распылив ее в лицо Моргана. Она вскочила с места, отплевываясь от воды.
- Я пошутил. – Улыбнулся он.
- По-твоему, это смешно?
Она выскочила из ресторана, выругавшись на Моргана и на его глупые шутки.
- Амрита, подожди. – Окрикнул ее, он. – Я, правда, не хотел тебя обидеть.
- Ты… - она лихорадочно искала подходящее обозначение его выходке, - ты… иди ты! – Амрита быстро удалялась от псевдо-ресторана.
 
 
            Она замерла, увидев две полицейские машины, что стояли перед домом семьи Франко. Огни сирены, отбрасывали зловещие полоски света, мерцая, и перескакивая, подобно солнечным зайчикам. Один из полицейских караулил перед дверью, смачно нажевывая жвачку.
            «Ну, вот. Кажется, они нашли Леонцио. Теперь, главное не подавать вида. Если так будет угодно ситуации, то можно и упасть в обморок».
Она двинулась через дорогу, к дому, быстро поднявшись по лестнице. Полицейский схватил ее за руку, не давая пройти.
- Куда собралась? Нельзя. – Пробурчал полицейский.
- Я здесь живу. Здесь мои родители. – Она оттолкнула его в сторону, влетев в дом. – Мама? Папа? Где вы? Что происходит?
Из гостиной вышла бледная Лили. Она подошла к Амрите и обняла.
- Детка. Тут такое произошло. – Потерянным голосом, произнесла она.      
- Что? – нахмурилась она.
- Леонцио. Он, - она воровато огляделась, - он умер. – Почти шепотом произнесла Лили.
- Ум… - Амрита не договорила. Перед ее глазами поплыла комната и как обухом, на голову опустилась тьма.
 
«Из нее неплохая актриса. – Заметил Леонцио. – Тебе за такое представление, положен Оскар. Лицемерная дрянь! – Разозлился он».
 
Амрита разлепила веки и облизала сухие губы. Перед ее глазами висел белоснежный потолок, который загородило встревоженное лицо матери.
- Амрита, детка, ты как?
Амрита поморщилась, сев на диване и приложив руку ко лбу.
- Что случилось?
- Ты упала в обморок.
- Это уже не новость. Что случилось с Леонцио? Он умер?
- Детка, я не хочу, чтобы ты снова упала в обморок. – Лили приобняла Амриту.
- Думаю, одного обморока с меня достаточно на сегодня. Как он умер? Как такое вообще возможно?
- Дядя Джино нашел Леонцио в его комнате. Он лежал на кровати. Создавалось ощущение, что Леонцио просто спал. Но его бледное лицо и холодная кожа, говорило об обратном.
Амрита округлила глаза.
«Как лежал на кровати? Как это, вроде бы спал? Я его не трогала. Он же не мог сам лечь на кровать? В последний раз я видела его в шкафу. Из его глаз, ушей и носа сочилась кровь. Повсюду кровь. Но, мама даже не упомянула об этом. Как такое возможно?».
- Мы должны поехать в участок.
- Зачем? – испугалась Амрита.
- Потому что мы были с Леонцио в этом доме.
- Они подозревают нас?
- Не думаю. Но, это обязательная формальность. – Лили вздохнула.
Амрита поднялась с дивана, нетвердыми шагами направляясь к двери.
Голове еще было тяжело и несвязно. Словно, что-то мешало ей, как заноза, которая билась в ее темя.
Амрита с родителями и семья Франко, расселись по полицейским машинам. Она посмотрела за окно, неловко наблюдая за удивленными лицами прохожих. Но, один из них привлек ее внимание, своей довольной ухмылкой. Амрита, высунула голову за окно, ошарашенно провожая его взглядом. На другой стороне стоял Марон. Он улыбался ей, словно глумясь над ней, теша свое самолюбие.
«Что он здесь делает? – Амрита откинулась на спинку сидения. – Это не мог быть он. Он, конечно, кажется странным. Но, не думаю, что Марон способен на убийство. Глубоко ошибаешься. – Иронично протянул внутренний голос. – Он на многое способен. И если ты этого не поняла, то ты круглая дура! Почему ты пытаешься меня убедить в этом? – спросила она, внутренний голос. Голос хохотнул. Разве смерть бывает ошибочной? Не думаю, что смерть, настигла бедолагу просто так. Глупости! – отмахнулась Амрита. – Не стоит плохо думать о других людях. Но ты ведь думаешь так? – удивился голос. Леонцио очень хотелось сказать, что это он говорит с ней. Что это его голос она слышит, выдавая за свои мысли. Но этого нельзя было. Он не мог сказать, что Марон убил его. Что его тело, а теперь и душа, изнывает от боли и страха. – Я так не думаю. – Амрита нахмурилась. – И больше не будем об этом».
Машина остановилась у хмурого пятиэтажного здания, со стеклянными дверями, которые то и дело открывались и закрывались. В участке кипела жизнь. Нескончаемая трель телефонов, и разговоров. На первом этаже располагалась приемная. За стойкой, плотный мужчина, с рыхлым лицом, переговаривался по телефону, одновременно что-то записывая в тетрадь. От приемной вели два длинных коридора, вдоль которых, в рядок, выстраивались двери. Между ними теснились лавки, для посетителей. Полицейский провел Амриту и ее родителей в конец коридора, и предписал ожидать.
Гуд-вилл отличался не только своим жарким климатом, но и федеральными представителями закона. В Лоу Эб Тауне они именовались шерифами, здесь же полицейскими.
Шерифы Лоу Эб Тауна одевались просто – джинсы и рубашки. В Гуд-вилле, полицейские носили костюмы. Они, даже, старались говорить, как городские. Но, в их речах, все же проскальзывал деревенский диалект.
Амрита повернулась, услышав сбивчивые шаги. Двое, как она поняла, детективов, направлялись в их сторону. Они тихо переговаривались, не сводя глаз с Амриты. Один из них толкнул дверь, что была напротив лавочки, и прошел в кабинет. Второй, улыбнувшись, обвел всех взглядом.
- Мисс Маршал? – спросил он.
Амрита и Лили уставились на него, хором кивнув.
- Амрита Маршал. – Уточнил он и жестом указал на дверь. Амрита поднялась, бросив взгляд на родителей, и вошла в кабинет.
 Кабинет был выкрашен в холодно-зеленый цвет. На окнах, гармошкой свисали жалюзи. На потолке, в две широкие линии, нависали лампы. В центре стоял металлический стол и два стула.
Амрита села за стол, сложив руки лодочкой, между колен, рассматривая мужчин. Один из них был афроамериканцем, с гладкой, как свинцовая пуля, черепом. Другой, белый, с вьющимися, но аккуратно уложенными волосами.
Афроамериканец сел напротив Амриты, сложив пальцы в замок.
- Мисс Маршал. Я детектив Каулин Приспи. Это мой коллега, детектив  Сэт Вильямс.
Амрита кивнула.
- Вам уже есть восемнадцать? – прищурился Приспи.
«Хм. Интересуется, можно ли меня уже засадить за решетку».
- Через две недели исполниться семнадцать.
- Мг. – Кивнул Приспи. – Значит, вы еще учитесь?
- Экзамены сдаю.
- Вы хорошо учитесь? Уверены, в том, что сдадите экзамены на отлично?
«Что за странные вопросы о моей учебе? Чего он ходит вокруг да около? Сразу бы и спросил, вы убили Леонцио Франко? Чего прикидываться?».
- Уверена.
- Вы раньше знали Леонцио Франко?
- Нет. Я познакомилась с ним на банкете, по случаю свадьбы моей тети Иввэ и мистера Франко.
- И каким он вам показался? – спросил Вильямс.
- Вы о чем? – не поняла Амрита.
- Говорят, итальянцы очень темпераментны в плане женщин. – Уклончиво протянул Вильямс.
- Думаю, мистер Франко, вряд ли бы… - Приспи поджал губы. «Вряд ли бы он посмотрел на такую неказистую девушку, как она». – Подумал он. – Повел себя двусмысленно, по отношению к этой милой даме.
- Вы правы. Он вел себя, как истинный джентльмен. Мы перекинулись парой фраз за столом. После танцевали. Леонцио предложил мне погулять. За вечер, у меня жутко устали ноги, и мы вернулись к дому. Посидели немного на террасе. Затем я поднялась к себе.
Приспи откинулся на спинку стула, сложив руки на груди. Вильямс ухмыльнулся.
- Простите за нескромный вопрос. Что вы делали в комнате? – спросил Приспи.
- В смысле? – Амрита положила руки на стол, сжав их в кулаки. Она ожидала, что ей зададут этот вопрос, и едва сдерживала дрожь в руках. – Что могут делать люди в своих комнатах? Конечно, спать. Я спала. – «Лжешь! – закричал Леонцио, ее голосом. – Почему ты не скажешь им правду? Скажи, что произошло на самом деле! Скажи, кого ты увидела там, в комнате! Там кроме нас кто-то был! Скажи! Ты знаешь его! Знаешь! Скажи им правду!». – Амрита поморщилась, как от головной боли.
- Спали? – Приспи оглядывал Амриту. Но на его лице отражалось подозрение. – То есть, вы ничего не слышали? Ни криков, ни возни?
- Нет. – Сглотнула она. – Я ничего не слышала.
- Вы крепко спите? – спросил Вильямс.
- Да. – Она бросила взгляд на Вильямса. Тот ухмыльнулся, оправив значок на ремешке.
- Понятно. – Кивнул Приспи. – Ну, что же. Вы можете идти. – Он натянуто улыбнулся. Амрита поднялась. Она чувствовала, как ее тело вспотело, и одежда липла к коже, хотя в кабинете было прохладно. Выходя из кабинета, она ощущала на себе сверлящие глаза детективов. Амрита вздохнула только тогда, когда за ее матерью закрылась дверь.
«Они подозревают меня. Все-таки подозревают. Хотя, смысла в этом никакого нет. Я же забрала свои туфли, и избавилась от крови на платье. Кажется, я сама выдала им всю правду, своим поведением».
Прошло долгих два часа, прежде чем, детективы закончили допрос. Амрита сидела на лавке, опустив голову и пытаясь разобраться в своих мыслях. «Чертов внутренний голос! Он, кажется, идет против меня. Но, возможно, мне это только кажется».
- Идем. – Устало произнесла Лили.
Амрита двинулась вперед. Но она не успела сделать и двух шагов, как увидела Моргана, что широкими шагами направлялся к ним. Он схватил Амриту в охапку, и крепко обнял.
- Как ты детка? – Мягко спросил он.
Амрита отстранилась от него, не совсем понимая, что происходит. Собственно, и ее родители были в шоке. Морган для Амриты был огромен, что собственно и поразило родителей. Они несколько минут буравили его изумленным взглядом, который попеременно становился опасливым.
- Как ты здесь оказался? – спросила она.
- Я, как только узнал, сразу же приехал. – Он, наконец, выпустил Амриту из объятий.
- Амрита… - Лили оглядела Моргана с головы до ног, - … кто это?
- Простите меня за мое невежество. Мое имя Морган Килт. Я был близким другом Леонцио. А сейчас являюсь парнем, - он улыбнулся Амрите, - вашей дочери.
Лица родителей вытянулись. Повисла тишина, нарушаемая скрежетом зубов. Фред всегда скрипел зубами, когда был чем-то озадачен.
- Вы были другом Леонцио Франко? – переспросил Приспи, стоя в дверях.
- Да.
- Я могу с вами поговорить?
- Да, конечно. – Кивнул Морган и повернулся к Амрите. – Подожди меня здесь.
Амрита плюхнулась на лавку, все еще прибывая в оцепенении от слов Моргана.
- Амрита, это правда? – подала голос Лили. Амрита перевела взгляд на мать, и выдавила из себя улыбку.
- Ты о чем?
- О том, что он твой парень?
- А что у меня не может быть парня? – возмутилась Амрита.
- Может, конечно, - Лили бросила взгляд на Фреда, который уставился в одну точку, - но, когда это случилось?
Амрита откинулась на стену.
- На банкете. Он предложил мне пройтись. Сказал, что недалеко живет его друг. Сказал, что хочет меня с ним познакомить. Мы разговорились, - Амрита закусила губу, - понравились друг другу.
Лили удивленно вскинула брови.
- Я ослышалась? Вы понравились друг другу? – Она поднялась, оправив юбку. – Ты ему, не спорю, понравилась. Но, он. С каких пор тебе нравятся мальчики?
Амрита надула губы.
- С недавних.
- Я, конечно, очень рада за тебя. Но, почему ты мне ничего не сказала? – протянула Лили.
Из кабинета показался Морган и полицейские. Они смеялись, и вели себя так, словно встретили доброго друга, которого давно не видели. Мужчины пожали друг другу руки и распрощались.
- Идем. – Морган взял Амриту за руку и двинулся к выходу.
Фред разместился рядом с водителем. Остальные на заднем сиденье, зажав между собой, Амриту. Ей было неловко сидеть, тесно прижавшись к Моргану.
«Как-то все странно, в последнее время. Сначала я повстречала Дэна, Марона. Теперь смерть Леонцио. И уж совсем странность – встреча с Морганом. – Она бросила на него взгляд. – Как-то слишком он уж увлекся мной. Интересно, что он сказал детективам? Если бы ты сказала им правду, то не испытывала бы угрызений совести! – прошипел голос Леонцио. – С чего ты взял, что я испытываю угрызения совести? Разве, я похожа на убийцу? Ты соучастница!» – заверил ее голос. – Машина подпрыгнула на кочке. Амрита вцепилась в ногу Моргана. Она перевела взгляд со своей руки на его лицо. Он улыбался. После накрыл ее руку, своей теплой ладонью.
- Амрита, сегодня же, ты поедешь домой. – Произнесла Лили.
- Домой? – удивилась она. – А вы?
- Нам нужно помочь Джино и Иввэ с подготовкой похорон. Я не хочу, чтобы ты пропустила экзамены. Морган? – Она наклонилась вперед, - ты не мог бы сопроводить Амриту до дома?
- Конечно, миссис Маршал. – Кивнул он.
Амрита поднялась в комнату, быстро побросав в рюкзак туалетные принадлежности. С одной стороны, ей не хотелось покидать этот город. Здесь было тепло и кажется, ей и вправду импонировал Морган. С другой – хотелось бежать отсюда, подальше от воспоминаний.
Она спустилась на первый этаж, накинув рюкзак на плечо. Амрита вошла в гостиную, посмотрев на отца, который сидел на диване и цедил виски из широкого бокала. За все это время, он не проронил ни слова. Это было совсем не похоже на него. Возможно, он, еще не отошел от шока.
Лили подошла к Амрите, обдав духами, и крепко обняла ее худое тело.
«Она, словно, прощается со мной навсегда. Кажется, мама боится за меня. Я понимаю ее. Но, незачем так сжимать меня, так словно она хочет запомнить меня такой, какой я являюсь сейчас. Глупость, конечно. А может, и нет?».
- Детка. Будь осторожной. – Она улыбнулась. Но в этой улыбке, Амрита заметила печаль. – Позвони, как только будешь дома.
- Хорошо, мама. 
 
 

[1] 2м 13 см. (Прим. автора)

© Copyright: Юлия Пуляк, 2014

Регистрационный номер №0216644

от 24 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0216644 выдан для произведения: Амрита открыла глаза, вскочив с кровати. Ей показалось, что она проспала всего минут десять. Но часы показывали семь утра. Она облегченно выдохнула. У нее есть в запасе еще час, прежде чем мать проснется.
Она быстро переоделась, посчитав, что умыться она всегда успеет. Сейчас время было драгоценным и шло на счет до секунды.
Амрита спустилась по лестнице, повернула ручку и толкнула дверь. В нос ударил гнилой запах. Кажется, Леонцио уже начинал давать о себе знать. «Предатель! – обиделась она, бросив взгляд на шкафчик. – Ты не мог начать пахнуть, когда я заберу туфли? Теперь, твой эксклюзивный одеколон почуют даже те, которые страдают хроническим насморком. – Она обошла комнату, заглянула под кровать и вздохнула. – И вы тоже предатели. – Укоризненно произнесла Амрита, обращаясь к туфлям. – Теперь, остается вернуться в свою комнату и вести себя, как ни в чем не бывало. Ну, по крайней мере, стараться так вести себя».
Амрита, быстро поднялась по лестнице и выдохнула, оказавшись в комнате. Сердце бешено колотилось, отдаваясь в виски.
«Так. Туфли у меня. Значит, все позади».
Она убрала туфли и платье в шкаф.
«Мне кажется, или я и вправду, что-то чувствовала вчера? Не зря, же я ощущала себя грязной. – Амрита нахмурилась. - Думай, думай. Вспоминай. – Она округлила глаза – Что-то липкое брызнуло на меня. И на платье. – Амрита вытащила платье, ошарашенно разглядывая багровые крапления. – Что это? Кровь, дурочка. – Ответил ей, внутренний голос. – Я знаю, что это кровь. Не такая я дурочка. Кровь. Что она здесь делает? – Она зажмурилась. - Неужели, пока я нежилась от массажа, Леонцио в это время убивали? Вот, я эгоистка. И мать ничего не сказала. Да, и что она могла сказать. Она же знает, какая я неряха. Видимо, решила, что я заляпала платье в соке. Что же делать? Что делать? – Она закусила губу, лихорадочно соображая. – Надо застирать. Надо застирать. – Амрита понеслась в ванную комнату, включила воду. – Мама говорила, что кровь лучше всего отстирывать в холодной воде. К чему она это сказала? К черту! – Она с остервенением терла пятна на груди. От воды, платье окрасилось в темно-розовый оттенок. – Ничего, высохнет, и никто не подкопается. – Амрита открыла шкафчик, заметив на полке фен. – Сейчас высушим и концы в воду. И откуда во мне столько тюремных терминов? Вроде бы еще не была в четырех стенах, а лексикон уже прет. – Амрита вышла из ванны, вытащив платье на свет. Оно снова приобрело привычный нежно-розовый цвет. И пятен не было. Она с облегчением вздохнула, и убрала платье в шкаф. Перед этим пристально изучив туфли. После рухнула на кровать. – Теперь, остается дождаться возвращения тети Иввэ и дяди Джино. Ох, что же потом начнется».
Амрита прикрыла глаза, но тут же вскочила. Из спальни донесся вскрик.
- Как, уже? – испугалась она и выскочила из комнаты. Снова крик. Амрита толкнула дверь в спальню, где были родители, и замерла. Прежде, она никогда бы не подумала, что родители все еще испытывают желания друг к другу. Их фривольная поза, застала Амриту врасплох. Она попятилась назад, закрыв за собой дверь. Честно, говоря – то, что предстало перед ее глазами, было не то, что необычно. Скорее – дико. Два человека, которым перевалил третий десяток, вели себя так, словно это была их первая брачная ночь. Видимо, ферамоны, что исходили от новоиспеченных молодоженов, разбудили в родителях Амриты, страсть, которая уже успела покрыться густой, будничной паутиной. – «По крайней мере, этот крик был от удовольствия. Надеюсь, что третий крик будет не таким убийственным. И вообще, странно это все. Отец, обычно дрыхнет до последнего, либо болеет с похмелья. А тут и не скажешь, что он пил. Огурец – огурцом. Ладно, это их дело. Пора бы умыться и пойти прогуляться. А то, у меня крыша поедет».
 
 
- Что происходит? – прошептал Леонцио, оглядываясь по сторонам. Все казалось, таким объемным и большим, нежели он сам. Дома, массивными, и твердыми, но только не Леонцио, который ощущал себя хрупким и слабым.  
- Ты о чем? – равнодушно спросил Марон.
- Что со мной происходит? Кто ты такой?
- Называй меня Марон. А кто я такой, так ты об этом позже узнаешь. – Улыбнулся Марон, спрятав руки за спиной. Он двигался вдоль улицы, скользя взглядом по магазинчикам и кафешкам. Леонцио поспешил за ним.
- Марон? Что это за имя?
- Обычное имя. – Пожал плечами он. – А Леонцио? Что это за имя?
- Оно итальянское. – Обиделся Леонцио.
- Хорошо.
- Ты объяснишь мне, что со мной произошло?
- Лучше покажу. Если ты не против?
Марон схватил Леонцио за руку, стремительно двинувшись к дому семьи Франко. Он медленно оторвался от земли, зависнув напротив второго этажа, перед окном Леонцио.
- Узнаешь?
- Это мой дом. Моя комната. – Леонцио сглотнул.
- Что-нибудь чувствуешь?
Леонцио нахмурился, вытянув шею вперед и втянув носом.
- Кажется. Пахнет гнилью.
- Спросишь, почему? – Лукаво улыбнулся Марон, не выпуская Леонцио из рук. Кажется, он еще не видит, что висит в нескольких ярдах, над землей.
- Почему? – медленно произнес он.
- Как? Ты не помнишь?
- Что? – Леонцио непонимающе уставился на Марона.
- Ты предложил одной девушке массаж стоп. После привел ее в свою комнату. Но, ты не хотел обойтись только массажем. Тебе захотелось еще, и утолить свою похоть.
Леонцио зажмурился. В голове, одна за другой, как обухом нависали воспоминания. Он вскрикнул, задрожав. Марон улыбнулся.
- Вспомнил?
- Ты. – Леонцио поежился. – Ты убил меня.
- Только потому, что она попросила меня об этом.
- Что?
- Амрита, попросила меня сделать это.
- Не правда. – Он замотал головой. – Она никогда бы не попросила о таком чудовищном поступке.
- Считаешь ее за Мать Терезу? – Хохотнул Марон, после наклонился к Леонцио и прошептал, - она попросила, чтобы я остановил тебя. И я остановил.
- Это, по-твоему, способ? – Леонцио вырвался из рук Марона и рухнул вниз. Но боли не ощутил. Он ошарашенно оглядывал свое тело, которое, как воздух, пропускало газон сквозь себя. – Что? Что со мной, черт подери!? – завопил Леонцио, вскочив с места. Он побежал. Но силы быстро оставили его. Ему казалось, что он пробежал чертову уйму милей. Леонцио повалился на асфальт, вдыхая его горячие пары. От солнца, что с утра палило так, словно в зените, асфальт быстро нагрелся. – Кто ты такой? – прошептал он, поднявшись на ноги. Марон вздохнул, поджав губы.
- Считай меня работодателем.
- Чего?
- Ну, работа у меня для тебя есть. Чего-чего. – Устало протянул Марон.
- Работа? – Леонцио поднял брови.
- Да.
Леонцио обхватил голову руками, все еще не веря, в то, что он мертв. Это, как во сне. Все кажется реальным, а просыпаешься, открываешь глаза, лениво оглядывая свою комнату, и понимаешь, что это только сон. Но, то, что происходит сейчас, отнюдь не кажется, даже кошмаром. Если бы это было так, то где монстры, зомби, и еще какая-нибудь тварь в этом роде?
- Что теперь будет с моим отцом? Он этого не переживет. – Опавшим голосом, произнес Леонцио.
- Ну, - протянул он, - все просто.
- Просто? Ты что издеваешься? – разозлился Леонцио. Он хотел было ударить наглую рожу Марона, но рука прошла сквозь его тело.
- Не трать силы. – Отмахнулся Марон, развернувшись на каблуках. Он двинулся в сторону дома, медленно шаг за шагом, словно ожидая, что Леонцио пойдет за ним. – Ты знал, что я умею предсказывать будущее?
Леонцио отрицательно кивнул головой.
- Ну, тогда, если позволишь, я поделюсь с тобой интересной информацией. Знаешь, оказывается на земле, информация стоит на первом месте. Ее покупают, продают. Ею пользуются так, словно это обычный тостер.
- Что за бред ты несешь? – прошипел Леонцио.
- Я думал, что ты поддержишь мой разговор. – Притворно обиделся Марон.
- Думаешь, я в восторге с тобой говорить, учитывая, что мое тело не понятно где, и не понятно за что, убито.
- Все мы смертны. – Пространно протянул Марон.
- Если бы не ты, я бы отправился на тот свет, дряхлым стариком.
Марон хохотнул.
- Глубоко заблуждаешься. Все. Но только не ты. Два месяца.
- Что?
- Ты бы все равно умер. Через два месяца.
- Как? – опешил Леонцио.
- Ну, я же сказал, что умею предсказывать будущее, а ты не хочешь слушать.
- Ладно. Допустим. Как бы это случилось?
Марон прищурился.
- Через две недели, ты бы познакомился с одной красивой девушкой. У которой, к сожалению, имелся не очень адекватный парень. Он то и стал бы причиной твоей смерти. – Марон вздохнул. – На что только не идут люди, чтобы сохранить отношения.
- Неадекватный парень. – Проговорил Леонцио. – Зарезал? Застрелил?
- Всего понемногу. – Уклончиво, ответил Марон. Леонцио выдохнул. От его дыхания, даже стекло не запотело.
- Отлично. Значит, я сам виноват в том, что нарвался на такую девчонку. – Он посмотрел на Марона. – А ты, видимо, решил, я не достоин такой смерти.
- Я же сказал, у меня для тебя появилась работенка. А по тебе и так могилка плакала. Вот я и подумал, почему бы не ускорить процесс.
Леонцио посмотрел в окно. Ему было жаль расставаться с привычками. С отцом и мачехой, к которой он успел привязаться.
- Надеюсь, ты не попросишь меня взглянуть на свое тело? – с улыбкой, спросил Марон.
- Хочешь, чтобы я упал в обморок?
Марон рассмеялся.
- Не нужно жалеть, Леонцио.
- А как же Амрита? Что будет с ней?
- С ней? Ты о чем?
- Она ведь видела все. Как она себя чувствует? Наверно, с ума сходит от этого?
- Хм, - Марон поджал губы, - Амрита думает о том, как бы ее не обвинили в убийстве.
- Я бы тоже так думал, будь я жив. – Леонцио вздохнул. – Бедные родители.
- О, - Марон поднял палец вверх, - что касается твоих родителей, то за них особо тоже не переживай.
- Не переживай? Ты представляешь, что с ними будет, когда они увидят меня?
- Не то, что представляю. Скорее, я точно знаю, что будет с каждым из них. Кроме, Амриты, конечно.
- Ужас.
- Подумаешь. – Фыркнул Марон. – Твои родители вернуться домой через час. Отец поднимется на второй этаж и постучит в твою комнату. Откроет дверь, только потому, что из нее разит тленом. Отцовское сердце поведет его к шкафчику, и там, вуаля, - Марон ткнул пальцем в стекло. Дверца шкафчика распахнулась, звонко ударившись об стену. Леонцио поперхнулся, увидев себя, висящим на крючке. Кожа приобрела темно-синий цвет, с желтыми пятнами. Он инстинктивно прикрыл рот рукой, как будто хотел придавить подходящую тошноту. – Сначала, он побелеет, после попятиться, не спуская глаз с твоего трупа, осядет на кровать. Покроется потом, а после закричит. На его крик сбегутся все, стараясь разобрать, что пытается сказать Джино. Но его слова, будут напоминать алфавит, который только что придумали, дойдя до третьей буквы. Затем он упадет в обморок. Остальные, увидев тебя, в точности повторят его действия.
- Но они же вызовут полицию? – с надеждой спросил Леонцио.
- Не сразу. Через час. Правда, на протяжении этого времени, каждый раз, приходя в себя, они будут падать в обморок. Вот такое вот повальное бессознание.
- О, боже, - прошептал Леонцио и тут же получил пощечину. Марон сверлил его хмурым взглядом.
- Не смей упоминать его имя в моем присутствии.
- Ты убийца. – Прошептал Леонцио.
- Думаешь, полиция согласиться с тобой? Ведь, в тот вечер ты был с Амритой. – Лукаво протянул Марон.
- Она не при чем. Это ты виноват.
- Тебе лучше знать. Ты же у нас адвокат. – Пожал плечами Марон. – Хотя, Амрита, оказывается не такая и глупая. Она избавилась от пятен крови, что остались на платье. И туфли забрала. Так что ей остается надеяться на то, что никто не видел, как она уходила с тобой.
- Не могу поверить. – Леонцио отвернулся от окна. Марон щелкнул пальцами, и они оказались на тротуаре, в двух кварталах от дома. – Какую работу ты хотел мне предложить?
Марон широко улыбнулся, хлопнув Леонцио по плечу.
- Твоя работа – Амрита. Я хочу, чтобы ты заставил ее доверять мне.
- Как это?
- Просто. Понимаешь, - он почесал подбородок, - я здесь не всесилен. А вот тебе это без труда получиться. Будешь следить за ней. Подслушивать. Ты даже можешь слышать ее мысли.
- Да, ладно? – не поверил Леонцио. – Я думал, что призраки, кроме того, как пугать людей, ничего не могут.
- Могут. – Кивнул Марон. – Надо просто забраться в ее голову. Кстати, вот и она идет.
Леонцио обернулся. Он было по привычке, хотел отойти в сторону, чтобы пропустить Амриту вперед. Но вспомнил, что это не понадобиться. Амрита прошла сквозь Леонцио, ощутив тупой удар в грудь и тяжесть, что навалилась на тело. Она поморщилась, кашлянув. Сделала шаг, выдохнула, ощутив легкость, и двинулась дальше.
- То есть, я могу залезть в ее голову?
- Да. Это происходит примерно так, как случилось сейчас. Но лучше, копаться в ее голове, когда она спит. Ну, а если ты хочешь, быть в ее голове постоянно, тогда залезь в голову, прежде чем она проснется. Так эффективнее.
- А что будет с ней? Она ничего не заподозрит?
- Возможно, она будет ощущать дискомфорт или усталость. Но, она к этому быстро привыкнет. Не беспокойся.
- Что будет со мной, когда я выполню твою работу?
Марон задумался, прищурившись.
- Отправишься в иной мир.
- В ад?
- А ты думал, тебя пустят в рай? – ухмыльнулся Марон. – Да только за то, что ты желал обесчестить невинную девушку, тебе полагается пинок под зад. А в моем мире. Ты мне еще пригодишься. 
Леонцио опустил голову, выдохнув.
- Я согласен.
 
 
Амрита бродила по улицам Гуд-вилла, заглядывая в витрины магазинов и кафе. Большая их часть, уже открыла двери, выставив холодильники с мороженым и соками. Солнце, нещадно жарило воздух, и Амрита пожалела, что оделась не по погоде. Зной душил ее, под толстовкой и джинсами, которые противно липли к коже. У нее было желание скинуть босоножки, что хлюпали от влажности. Она глубоко вдохнула, горячий воздух, после чего снова пожалела об этом. Это случилось как-то инстинктивно. Или просто совпадение? «На кой черт, я это сделала? Теперь, голова деревянная». Амрита глухо стонала, медленно шагая вдоль дороги. Машины проезжали мимо нее, обдавая Амриту, прохладным, не сказать, что свежим, воздухом. Она, вдруг остановилась, невидящим взглядом пялясь в пустоту. Стояла так несколько минут, ощущая как по коже, струйкой стекает пот.
 
 
Леонцио тесно прижался к Амрите. Он решил, что сделает это сейчас. Не потому что хотел доставить неудобства ей, или был обижен. Скорее, он хотел побыстрее выполнить свою работу, и уйти. Призраков не понять. Он закрыл глаза, представив себя, капелькой, что бежит по ее коже. Только эта капелька, вместо того, чтобы катиться вниз, или впитаться в ткань, быстро скользнула вверх, параллельно своим «собратьям». Она нырнула в волосы, запутавшись, и сражаясь с тем, чтобы не раствориться в них. Затем, остановившись в районе темени, нырнула в пору. «Теперь, я внутри ее головы. Ее мыслей. Надо поскорее разделаться с этим».
 
 
Амрита моргнула несколько раз, придя в себя. Она начала чесать голову, так словно, там был назойливый укус. Мужчина, что наблюдал за ней, из машины, как-то странно посмотрел на нее. Видимо, он посчитал, что попал в зоопарк, с обезьянами. По другому, Амрита чесаться не умела.
Наконец, она прекратила чесаться. Ее тело передернуло, и она круто развернулась, налетев на мужчину. Мужчина несколько минут изучал ее красное и потное, от жары лицо. Затем, улыбнулся, выдохнув. Амрита поморщилась, когда ей в нос ударил запах перегара, и не совсем ароматной закуски. Он кивнул, и отошел в сторону, пропуская Амриту. Та, снова зажмурилась, отмахиваясь от запаха, что держался в ее носу. После, развернулась, натолкнувшись на того же мужчину, что сидел в машине.
Он хрустел чипсами, жадно оглядывая Амриту с ног до головы. Но в  его взгляде, не было интереса, как к девушке. Скорее, Амрита почувствовала себя комиком, вне сцены.
«Если я сейчас же не выпью чего-нибудь холодного, то сгорю от жары».
Она двинулась к кафе, где было хуже, чем на улице. Настоящая паровая баня. Даже, открытая дверь, не помогала, чтобы хоть как-то освежить помещение. Внутри пахло едой. Жареным мясом и картофелем фри. Эта одна из сотен забегаловок быстрого питания. Амрита села за столик, в тени. Но духота все еще не отпускала ее. Тем более, голова была тяжелой и плохо соображала.
«Интересно, если бы я сейчас предложила Леонцио сделать мне массаж ступней, как бы он отреагировал? - подумала она и ухмыльнулась. – Вряд ли после такого обилия пота, он бы по-прежнему считал мои ступни красивыми. Хотя, при чем тут красота и пот? – Она взяла меню, что больше походило на буклет. Долго вглядывалась в аппетитные картинки гамбургеров и чизбургеров. – Я бы не отказалась от сочного куска мяса. О, здесь даже три вида прожарки – хорошая, медиум, и с кровью. Нет, если я закажу стейк с кровью, то, я тогда точно не в себе. Хватает и того, что в шкафчике висит стейк с кровью».
К Амрите подошла официантка. На вид ей было не больше восемнадцати. Правда, природа наделила ее пышным бюстом и широкими бедрами. Амрита с завистью посмотрела на ложбинку, что торчала из-под формы.
- Что будете заказывать?
Амрита нахмурилась.
- Стейк. Хорошо прожаренный. Картофель фри и сок.
- Хорошо. – Кивнула официантка и удалилась.
Не то, чтобы Леонцио было обидно слышать мысли Амриты. Но все же неприятно.
«Вот, ведьма. – Выругался он. – Я к ней с чистыми мыслями. Ноги успокоить, а она глумиться. Да еще над моим телом. С чем она его только сравнивает? С куском мяса. Никогда бы не подумал, что она способна так думать. Интересно, что она подумала, когда я вообще ей предложил массаж?».
Принесли заказ. Амрита скептически оглядела тарелку, где во всю длину лежал кусок мяса, темно-коричневого цвета. Рядом картошка, тоже жалкого вида. Смахивающая на высушенные макароны. Она воткнула вилку, в подобие стейка, но та не проткнула его и на дюйм. «Подошва», отказывалась сдаваться, под упорными попытками, пронзить ее острыми зубьями. Кажется, вилка трещала, недовольно ухмыляясь. Тогда, Амрита уткнула зубья в мясо и ударила по вилке. Так обычно делала ее мать, когда открывала консервную банку. Наконец, мясо поддалось. Вилка прочно застряла в мясе. Теперь, очередь дошла до ножа. Амрита, умирала с голоду. Видимо, на нее повлияла смерть и все с этим пережитое, что пробудило в ней аппетит. Нож, так же отказывался резать. Либо он был тупой, либо мясо из последних сил, оборонялось.
- Еда здесь дрянь. – Раздалось за спиной Амриты. Она обернулась в полупрофиль и ухмыльнулась затылку мужчины, отметив его странную прическу. – Не советую налегать на эту еду. От нее недолго и в госпиталь загреметь.
- Чего пугаешь клиентов? – недовольно прошипела официантка.
Амрита не сдавалась. Она готова была зубами вцепиться в стейк, и оторвать хотя бы кусочек. Но, побоялась шокировать клиентов. Мало ли что им взбредет в голову от подобного цирка.
- Я знаю, здесь неподалеку есть отличный ресторан. – Мужчина повернулся к Амрите всем корпусом, сложив руки на спинку кожаного диванчика. Амрита сдула со лба прядь волос и вздохнула. Стоит ли продолжать сражение? – Там еду готовят прямо при тебе.
- Это что, китайский ресторан? С отрубанием головы у рыбы и вытаскиванием кишок у кролика? – хмуро пошутила она. Мужчина рассмеялся.
- Не китайский, а японский. А готовят они при тебе, для того, чтобы знать из чего и как.
- Ага. Чтобы какой-нибудь повар, случайно не плюнул тебе в тарелку. - Пробурчала она.
- Ты даже можешь участвовать в приготовлении пищи. – Не обращая внимания на Амриту, продолжал незнакомец.
- Забавно. – Амрита оставила попытку съесть стейк, который уже остыл, и стал еще тверже. – Надеюсь, пить здесь можно. – Пробубнила она.
- Насчет напитков ничего против не имею.
Амрита ухмыльнулась. «Видимо, не впервой сталкивается с местной кухней. Неудивительно, что здесь мало посетителей».
- Я могу присесть к тебе? Если не против я на «ты». – Поспешно оправдался парень. Он ловко нырнул за столик и улыбнулся. Амрита жадно поглощала сок, оглядывая наученного клиента. Ему было не больше двадцати. Его кожа была смуглой. Волосы и брови, русые, по большей части выгоревшие от солнца. Он походил на человека из большого города. В этом захолустье не встретишь, парней с модными прическами, как у него. Боковины, были коротко сострижены. А в центре, длинные, заплетенные в косу, и спускались до плеч. Этакий панк-рок. В правой брови мерцал «шип», а в левом ухе, колечко. Его глаза были темно-коричневыми. Прямой, с горбинкой, нос. И полные губы, которые лукаво улыбались ей. – Меня зовут Морган.
Амрита подавилась соком и закашлялась.
- Эй, ты в порядке? – он мягко похлопал Амриту по спине.
- Спасибо. – Сипло произнесла она, промокнув рот салфеткой. – Морган?
- Ага. – Улыбнулся он. – А тебя как?
- Амрита.
- Ого, - присвистнул Морган, - ты откуда с таким именем взялась?
- Из Лоу Эб-Таун.
Морган ухмыльнулся.
- Понятно. А я из Лос-Анджелеса.
- Да? – притворно удивилась она. – И что же тебя привело в это захолустье?
- К другу приехал погостить.
- Да? – снова протянула она. – А судя по разговору, ты здесь не впервой.
- Ну, да. Я сюда пару раз в месяц приезжаю, отдохнуть от большого города. Эй, Лизи, дорогуша? – он повернулся к стойке, закинув руки за голову.
- Чего тебе? – с улыбкой, спросила пышногрудая официантка.
- Убери эту дрянь со стола.
Лизи нахмурилась, поджав губы. Но ее обида длилась всего пару секунд. Она вышла из-за стойки и, виляя бедрами, подошла к столу. Медленно пригнулась, нарочно выпирая грудь вперед, перед глазами Моргана, и подхватила тарелку.
Амрита, едва сдерживая смех, откинулась на спинку диванчика, и прикрыла рот.
- Спасибо. – Улыбнулся Морган, подмигнув ей.
- Пожалуйста. – Промурлыкала Лизи, возвращаясь к стойке.
- Ну, что идем?
Амрита вопросительно на него уставилась.
- В ресторан? Если тебе так угодно – китайский или японский, с отрубанием головы у рыбы и вытаскиванием кишок у кролика.
Амрита почесала кончик носа.
- Это что повод познакомиться?
- Нет, - он поднялся с места, достал из заднего кармана джинсов бумажник и отсчитал купюры, - это повод нормально поесть. Я же вижу, ты голодна. Вон, как исхудала.
«И чего они пристали ко мне с худобой? Я же не падаю в обморок при виде еды!».
- О, черт, аж яйца запрели. – Произнес Морган.
Амрита икнула.
- Прости, что?
- Говорю, яйца запрели. Такая жара. И моим мешочкам приходиться не сладко. – С улыбкой протянул он.
- Сочувствую твоим… - она облизала губы, - мешочкам. Но я не обязана об этом знать.
- Колючка. – Хохотнул Морган, двинувшись к стойке. – Лизи, дорогуша.
- Морган, - томно протянула она, - что делаешь сегодня вечером?
- Как обычно – ничего. – Он сложил купюры пополам и просунул за воротничок формы. Лизи покраснела, плотоядно облизав пухлые губки.
- Может, тогда, сходим куда-нибудь? – Она подалась вперед, уложив свой бюст на стойку.
- Не знаю, - вяло протянул Морган, бросив взгляд на Амриту. Она ухмыльнулась, не в силах наблюдать эту воркующую пару, вышла на улицу. – Ну, что идем? – Морган поравнялся с Амритой. Она бросила на него взгляд, почувствовав себя мышкой по сравнению с великаном. Ростом он был не меньше семи футов.[1]
- Я думала, у тебя планы с этой… - она осеклась, мысленно подбирая подходящее слово.
- Ревнуешь?
Амрита покраснела, задохнувшись от возмущения.
- Ты издеваешься? Я тебя впервые вижу. С чего я должна тебя ревновать?
- Влечение с первого взгляда. – Предположил Морган. – О любви не говорю, так как сам не верю, что она существует с первого взгляда. А ты?
- Я уже давно ни во что не верю.
- И в Санта-Клауса? И в Пасхального кролика? – притворно ужаснулся Морган. Амрита укоризненно покачала головой. – Ладно, ладно. Колючка. Пошли, поедим что ли.
- С чего ты взял, что я согласилась?
- Ну, ты же идешь?
- Я просто иду. – Она развела руками.
- Ну, вот. Просто и дойдем до ресторана.
- Вот, пристал. – Цокнула Амрита.
 
 
Когда Морган говорил о ресторане, он немного приврал. Скорее, это было просторным кафе, под плотным навесом, с картонными стенами. По одной стороне размещалась кухня, с поварами. По другую, столики. Их было много, и все они стояли, тесно прижавшись, друг к другу. Амрита бросила взгляд на повара – азиата. Его фартук был окроплен кровью, перчатки также были измазаны в черной, густой субстанции. Он мастерски управлялся с тушкой кролика, которого недавно обсуждала Амрита. Она сморщилась, подавив рвотный спазм.
- Ну, как тебе атмосфера?
- Не очень. Этот кролик, недавно был еще жив. – Печально произнесла она.
- Да, а еще он жевал травку и какал. – Хохотнул Морган и, взяв ее за руку, потащил за столик. – Тебе должно понравиться. Уверен, если бы ты была вегетарианкой, то после их фирменного блюда, поменяла свои предпочтения.
Амрита ошарашенно оглядывала ресторан. Здесь явно попахивает антисанитарией и прочей гадостью.
- Ты, когда-нибудь была в музее? – спросил он, с улыбкой наблюдая ее удивленное лицо.
- Да, конечно. – Она уставилась на Моргана. – А что?
- Просто мне показалось, что ты сравниваешь этот ресторан с музеем.
- Это место, вряд ли можно назвать рестораном. Разве что, забегаловкой, с сомнительной репутацией. – Возразила Амрита.
- Ну, ты же видела, что написано на вывеске. РЕСТОРАН «ОЙ ШИ». Значит, вывеска не врет. – Он подпер рукой подбородок. – Ты знаешь, как переводиться с японского их название?
- Нет.
- «Вкусно».
- Сомневаюсь. – Сморщилась Амрита.
- Ну, что закажем их фирменное блюдо? – Он махнул рукой официанту.
- И что это будет?
- Увидишь. – Лукаво улыбнулся Морган.
- Надеюсь, не тараканы в соусе из опарышей? – хмыкнула Амрита.
К столику подошел официант. Высокий и худой азиат, с всклокоченными волосами. Он улыбнулся, коротко поклонившись. Морган поздоровался с ним, и сделал заказ. Амрита с открытым ртом вслушивалась, как Морган с легкостью щебечет с официантом на японском.
- Ты знаешь японский?
- Так, пару фраз.
Через минуту появился тот же азиат, он нес на подносе два стакана воды. Он кивнул, и произнес на ломанном английском, что заказ будет через десять минут.
Амрита скучала от бесконечного трепа Моргана. Он долго рассказывал о своей жизни в Лос-Анджелесе. О том, что его город, самый красивый и неординарный. О том, какие там живут дружелюбные люди. Именно дружелюбные, подобно преданным собакам они с радостью несут тапочки своему хозяину. Далее, Морган говорил о ночной жизни, о своих бесконечных тусовках, где с легкостью подцеплял очередную пассию на одну ночь. Их было так много, что увидев одну из них на улице, он вряд ли бы узнал ее в лицо.
«Вот хвастун. Нашел чем хвастаться. Хвастайся, что у тебя отменный иммунитет, а то бы твоим тусовкам давно бы пришлось принимать таблетки и мазаться мазями».
Затем, он заговорил о своих друзьях. Прикольных парнях, которые были, по мнению Амриты, безбашенными людьми. Они прожигали свою жизнь, пускаясь во все тяжкие. В смысле экстрима и тому подобное. Оказывается Морган, был тоже не из трусливых. И с легкостью мог спрыгнуть с пятого этажа, и при этом ничего себе не сломать.
«Интересно, может, у него давно мозг вытек. Случайно, на черепе появилась маленькая трещинка. А из нее, потихоньку, ускользал мозг. Теперь понятно, чего его сюда привело. Тоже мне, экстример».
Амрита поморщилась, при слове экстример. Кажется, она его только что придумала. Но, в общем, смысл от этого не менялся.
- Но самое смешное, он обожает делать массаж стоп. – Хохотнул Морган. Амрита очнулась, как ото сна.
- Что ты сказал?
- Я говорю, у меня друг обожает делать девушкам массаж стоп. Его просто сносит от этого.
Амрита сглотнула. В воздухе запахло морской водой. Официант поставил на стол большое блюдо, рядом маленькое с соусом и васаби, и откланялся.
- О, - довольно потер руки Морган, - а вот и еда.
Амрита с недоверием уставилась на рыбину, которая была не меньше фута. Ее хвост был скручен в кольцо, иначе бы она просто не поместилась на подносе. Вместо глаз, у нее торчали оливки. А на голове восседала корона из сырой моркови.
- Что это? – прошептала она.
- Еда. – Просто ответил Морган, схватив столовые приборы. Он, с жадностью оглядывая рыбу, насвистывая себе под нос мелодию. Видимо, решал, куда должен угодить первый укол вилки.
- Еда? – переспросила Амрита. – Что-то я не чувствую запаха жаренного или печеного. Даже, вареным не пахнет.
- Ну, да. – Наконец, Морган отрезал от рыбы кусок и протянул Амрите. Она вглядывалась в розовое мясо, сильно пахнущее специями. – Она сырая.
- Что? – испугалась она, отпрянув от вилки, которая приближалась к ее рту.
- Это же японский ресторан, Амрита. Здесь все подают сырым.
- Ты предлагаешь мне есть труп этой рыбы?
- Ты что, из Гринписа? – прищурился Морган, отправив кусок рыбы в рот. Амрита едва подавила тошноту.
- Нет. Но, это не правильно, как-то. Мало того, что еда сырая, так еще повар выглядит как маньяк. Весь фартук в крови. Я не собираюсь, есть ее труп. Тем более, сырой. – Она надула губы.
- Да она живая. Просто оглушенная.
- Чего? – Амрита икнула, округлив глаза.
- Ну, да. Живая. – Морган с деланным удовольствием ел бедную тушку рыбы.
- А, ну, прекрати. – Она выбила вилку из его рук.
Клиенты, что сидели позади, обернулись, удивленно уставившись на Амриту. Морган пошевелил губами и поморщился. Клиенты согласно кивнули и продолжили свою трапезу.
- Ты ешь ее живой?
- Ты точно из Гринписа. – Подытожил Морган.
- Может, отпустим ее в море? – Амрита умоляюще посмотрела на него. Морган рассмеялся.
- В море? И как это, по-твоему, должно выглядеть? Учитывая, что вместо глаз у нее оливки, а бок я почти уже съел? Ты что хочешь, ее смерти? – С сарказмом, хохотнул он.
- Если бы знала, то никогда бы не согласилась. – Пробурчала Амрита, поднося стакан ко рту.
- Кстати, в этой воде она недавно плавала. – Легко заметил Морган. 
Амрита тут же выпустила струю воды, распылив ее в лицо Моргана. Она вскочила с места, отплевываясь от воды.
- Я пошутил. – Улыбнулся он.
- По-твоему, это смешно?
Она выскочила из ресторана, выругавшись на Моргана и на его глупые шутки.
- Амрита, подожди. – Окрикнул ее, он. – Я, правда, не хотел тебя обидеть.
- Ты… - она лихорадочно искала подходящее обозначение его выходке, - ты… иди ты! – Амрита быстро удалялась от псевдо-ресторана.
 
 
            Она замерла, увидев две полицейские машины, что стояли перед домом семьи Франко. Огни сирены, отбрасывали зловещие полоски света, мерцая, и перескакивая, подобно солнечным зайчикам. Один из полицейских караулил перед дверью, смачно нажевывая жвачку.
            «Ну, вот. Кажется, они нашли Леонцио. Теперь, главное не подавать вида. Если так будет угодно ситуации, то можно и упасть в обморок».
Она двинулась через дорогу, к дому, быстро поднявшись по лестнице. Полицейский схватил ее за руку, не давая пройти.
- Куда собралась? Нельзя. – Пробурчал полицейский.
- Я здесь живу. Здесь мои родители. – Она оттолкнула его в сторону, влетев в дом. – Мама? Папа? Где вы? Что происходит?
Из гостиной вышла бледная Лили. Она подошла к Амрите и обняла.
- Детка. Тут такое произошло. – Потерянным голосом, произнесла она.      
- Что? – нахмурилась она.
- Леонцио. Он, - она воровато огляделась, - он умер. – Почти шепотом произнесла Лили.
- Ум… - Амрита не договорила. Перед ее глазами поплыла комната и как обухом, на голову опустилась тьма.
 
«Из нее неплохая актриса. – Заметил Леонцио. – Тебе за такое представление, положен Оскар. Лицемерная дрянь! – Разозлился он».
 
Амрита разлепила веки и облизала сухие губы. Перед ее глазами висел белоснежный потолок, который загородило встревоженное лицо матери.
- Амрита, детка, ты как?
Амрита поморщилась, сев на диване и приложив руку ко лбу.
- Что случилось?
- Ты упала в обморок.
- Это уже не новость. Что случилось с Леонцио? Он умер?
- Детка, я не хочу, чтобы ты снова упала в обморок. – Лили приобняла Амриту.
- Думаю, одного обморока с меня достаточно на сегодня. Как он умер? Как такое вообще возможно?
- Дядя Джино нашел Леонцио в его комнате. Он лежал на кровати. Создавалось ощущение, что Леонцио просто спал. Но его бледное лицо и холодная кожа, говорило об обратном.
Амрита округлила глаза.
«Как лежал на кровати? Как это, вроде бы спал? Я его не трогала. Он же не мог сам лечь на кровать? В последний раз я видела его в шкафу. Из его глаз, ушей и носа сочилась кровь. Повсюду кровь. Но, мама даже не упомянула об этом. Как такое возможно?».
- Мы должны поехать в участок.
- Зачем? – испугалась Амрита.
- Потому что мы были с Леонцио в этом доме.
- Они подозревают нас?
- Не думаю. Но, это обязательная формальность. – Лили вздохнула.
Амрита поднялась с дивана, нетвердыми шагами направляясь к двери.
Голове еще было тяжело и несвязно. Словно, что-то мешало ей, как заноза, которая билась в ее темя.
Амрита с родителями и семья Франко, расселись по полицейским машинам. Она посмотрела за окно, неловко наблюдая за удивленными лицами прохожих. Но, один из них привлек ее внимание, своей довольной ухмылкой. Амрита, высунула голову за окно, ошарашенно провожая его взглядом. На другой стороне стоял Марон. Он улыбался ей, словно глумясь над ней, теша свое самолюбие.
«Что он здесь делает? – Амрита откинулась на спинку сидения. – Это не мог быть он. Он, конечно, кажется странным. Но, не думаю, что Марон способен на убийство. Глубоко ошибаешься. – Иронично протянул внутренний голос. – Он на многое способен. И если ты этого не поняла, то ты круглая дура! Почему ты пытаешься меня убедить в этом? – спросила она, внутренний голос. Голос хохотнул. Разве смерть бывает ошибочной? Не думаю, что смерть, настигла бедолагу просто так. Глупости! – отмахнулась Амрита. – Не стоит плохо думать о других людях. Но ты ведь думаешь так? – удивился голос. Леонцио очень хотелось сказать, что это он говорит с ней. Что это его голос она слышит, выдавая за свои мысли. Но этого нельзя было. Он не мог сказать, что Марон убил его. Что его тело, а теперь и душа, изнывает от боли и страха. – Я так не думаю. – Амрита нахмурилась. – И больше не будем об этом».
Машина остановилась у хмурого пятиэтажного здания, со стеклянными дверями, которые то и дело открывались и закрывались. В участке кипела жизнь. Нескончаемая трель телефонов, и разговоров. На первом этаже располагалась приемная. За стойкой, плотный мужчина, с рыхлым лицом, переговаривался по телефону, одновременно что-то записывая в тетрадь. От приемной вели два длинных коридора, вдоль которых, в рядок, выстраивались двери. Между ними теснились лавки, для посетителей. Полицейский провел Амриту и ее родителей в конец коридора, и предписал ожидать.
Гуд-вилл отличался не только своим жарким климатом, но и федеральными представителями закона. В Лоу Эб Тауне они именовались шерифами, здесь же полицейскими.
Шерифы Лоу Эб Тауна одевались просто – джинсы и рубашки. В Гуд-вилле, полицейские носили костюмы. Они, даже, старались говорить, как городские. Но, в их речах, все же проскальзывал деревенский диалект.
Амрита повернулась, услышав сбивчивые шаги. Двое, как она поняла, детективов, направлялись в их сторону. Они тихо переговаривались, не сводя глаз с Амриты. Один из них толкнул дверь, что была напротив лавочки, и прошел в кабинет. Второй, улыбнувшись, обвел всех взглядом.
- Мисс Маршал? – спросил он.
Амрита и Лили уставились на него, хором кивнув.
- Амрита Маршал. – Уточнил он и жестом указал на дверь. Амрита поднялась, бросив взгляд на родителей, и вошла в кабинет.
 Кабинет был выкрашен в холодно-зеленый цвет. На окнах, гармошкой свисали жалюзи. На потолке, в две широкие линии, нависали лампы. В центре стоял металлический стол и два стула.
Амрита села за стол, сложив руки лодочкой, между колен, рассматривая мужчин. Один из них был афроамериканцем, с гладкой, как свинцовая пуля, черепом. Другой, белый, с вьющимися, но аккуратно уложенными волосами.
Афроамериканец сел напротив Амриты, сложив пальцы в замок.
- Мисс Маршал. Я детектив Каулин Приспи. Это мой коллега, детектив  Сэт Вильямс.
Амрита кивнула.
- Вам уже есть восемнадцать? – прищурился Приспи.
«Хм. Интересуется, можно ли меня уже засадить за решетку».
- Через две недели исполниться семнадцать.
- Мг. – Кивнул Приспи. – Значит, вы еще учитесь?
- Экзамены сдаю.
- Вы хорошо учитесь? Уверены, в том, что сдадите экзамены на отлично?
«Что за странные вопросы о моей учебе? Чего он ходит вокруг да около? Сразу бы и спросил, вы убили Леонцио Франко? Чего прикидываться?».
- Уверена.
- Вы раньше знали Леонцио Франко?
- Нет. Я познакомилась с ним на банкете, по случаю свадьбы моей тети Иввэ и мистера Франко.
- И каким он вам показался? – спросил Вильямс.
- Вы о чем? – не поняла Амрита.
- Говорят, итальянцы очень темпераментны в плане женщин. – Уклончиво протянул Вильямс.
- Думаю, мистер Франко, вряд ли бы… - Приспи поджал губы. «Вряд ли бы он посмотрел на такую неказистую девушку, как она». – Подумал он. – Повел себя двусмысленно, по отношению к этой милой даме.
- Вы правы. Он вел себя, как истинный джентльмен. Мы перекинулись парой фраз за столом. После танцевали. Леонцио предложил мне погулять. За вечер, у меня жутко устали ноги, и мы вернулись к дому. Посидели немного на террасе. Затем я поднялась к себе.
Приспи откинулся на спинку стула, сложив руки на груди. Вильямс ухмыльнулся.
- Простите за нескромный вопрос. Что вы делали в комнате? – спросил Приспи.
- В смысле? – Амрита положила руки на стол, сжав их в кулаки. Она ожидала, что ей зададут этот вопрос, и едва сдерживала дрожь в руках. – Что могут делать люди в своих комнатах? Конечно, спать. Я спала. – «Лжешь! – закричал Леонцио, ее голосом. – Почему ты не скажешь им правду? Скажи, что произошло на самом деле! Скажи, кого ты увидела там, в комнате! Там кроме нас кто-то был! Скажи! Ты знаешь его! Знаешь! Скажи им правду!». – Амрита поморщилась, как от головной боли.
- Спали? – Приспи оглядывал Амриту. Но на его лице отражалось подозрение. – То есть, вы ничего не слышали? Ни криков, ни возни?
- Нет. – Сглотнула она. – Я ничего не слышала.
- Вы крепко спите? – спросил Вильямс.
- Да. – Она бросила взгляд на Вильямса. Тот ухмыльнулся, оправив значок на ремешке.
- Понятно. – Кивнул Приспи. – Ну, что же. Вы можете идти. – Он натянуто улыбнулся. Амрита поднялась. Она чувствовала, как ее тело вспотело, и одежда липла к коже, хотя в кабинете было прохладно. Выходя из кабинета, она ощущала на себе сверлящие глаза детективов. Амрита вздохнула только тогда, когда за ее матерью закрылась дверь.
«Они подозревают меня. Все-таки подозревают. Хотя, смысла в этом никакого нет. Я же забрала свои туфли, и избавилась от крови на платье. Кажется, я сама выдала им всю правду, своим поведением».
Прошло долгих два часа, прежде чем, детективы закончили допрос. Амрита сидела на лавке, опустив голову и пытаясь разобраться в своих мыслях. «Чертов внутренний голос! Он, кажется, идет против меня. Но, возможно, мне это только кажется».
- Идем. – Устало произнесла Лили.
Амрита двинулась вперед. Но она не успела сделать и двух шагов, как увидела Моргана, что широкими шагами направлялся к ним. Он схватил Амриту в охапку, и крепко обнял.
- Как ты детка? – Мягко спросил он.
Амрита отстранилась от него, не совсем понимая, что происходит. Собственно, и ее родители были в шоке. Морган для Амриты был огромен, что собственно и поразило родителей. Они несколько минут буравили его изумленным взглядом, который попеременно становился опасливым.
- Как ты здесь оказался? – спросила она.
- Я, как только узнал, сразу же приехал. – Он, наконец, выпустил Амриту из объятий.
- Амрита… - Лили оглядела Моргана с головы до ног, - … кто это?
- Простите меня за мое невежество. Мое имя Морган Килт. Я был близким другом Леонцио. А сейчас являюсь парнем, - он улыбнулся Амрите, - вашей дочери.
Лица родителей вытянулись. Повисла тишина, нарушаемая скрежетом зубов. Фред всегда скрипел зубами, когда был чем-то озадачен.
- Вы были другом Леонцио Франко? – переспросил Приспи, стоя в дверях.
- Да.
- Я могу с вами поговорить?
- Да, конечно. – Кивнул Морган и повернулся к Амрите. – Подожди меня здесь.
Амрита плюхнулась на лавку, все еще прибывая в оцепенении от слов Моргана.
- Амрита, это правда? – подала голос Лили. Амрита перевела взгляд на мать, и выдавила из себя улыбку.
- Ты о чем?
- О том, что он твой парень?
- А что у меня не может быть парня? – возмутилась Амрита.
- Может, конечно, - Лили бросила взгляд на Фреда, который уставился в одну точку, - но, когда это случилось?
Амрита откинулась на стену.
- На банкете. Он предложил мне пройтись. Сказал, что недалеко живет его друг. Сказал, что хочет меня с ним познакомить. Мы разговорились, - Амрита закусила губу, - понравились друг другу.
Лили удивленно вскинула брови.
- Я ослышалась? Вы понравились друг другу? – Она поднялась, оправив юбку. – Ты ему, не спорю, понравилась. Но, он. С каких пор тебе нравятся мальчики?
Амрита надула губы.
- С недавних.
- Я, конечно, очень рада за тебя. Но, почему ты мне ничего не сказала? – протянула Лили.
Из кабинета показался Морган и полицейские. Они смеялись, и вели себя так, словно встретили доброго друга, которого давно не видели. Мужчины пожали друг другу руки и распрощались.
- Идем. – Морган взял Амриту за руку и двинулся к выходу.
Фред разместился рядом с водителем. Остальные на заднем сиденье, зажав между собой, Амриту. Ей было неловко сидеть, тесно прижавшись к Моргану.
«Как-то все странно, в последнее время. Сначала я повстречала Дэна, Марона. Теперь смерть Леонцио. И уж совсем странность – встреча с Морганом. – Она бросила на него взгляд. – Как-то слишком он уж увлекся мной. Интересно, что он сказал детективам? Если бы ты сказала им правду, то не испытывала бы угрызений совести! – прошипел голос Леонцио. – С чего ты взял, что я испытываю угрызения совести? Разве, я похожа на убийцу? Ты соучастница!» – заверил ее голос. – Машина подпрыгнула на кочке. Амрита вцепилась в ногу Моргана. Она перевела взгляд со своей руки на его лицо. Он улыбался. После накрыл ее руку, своей теплой ладонью.
- Амрита, сегодня же, ты поедешь домой. – Произнесла Лили.
- Домой? – удивилась она. – А вы?
- Нам нужно помочь Джино и Иввэ с подготовкой похорон. Я не хочу, чтобы ты пропустила экзамены. Морган? – Она наклонилась вперед, - ты не мог бы сопроводить Амриту до дома?
- Конечно, миссис Маршал. – Кивнул он.
Амрита поднялась в комнату, быстро побросав в рюкзак туалетные принадлежности. С одной стороны, ей не хотелось покидать этот город. Здесь было тепло и кажется, ей и вправду импонировал Морган. С другой – хотелось бежать отсюда, подальше от воспоминаний.
Она спустилась на первый этаж, накинув рюкзак на плечо. Амрита вошла в гостиную, посмотрев на отца, который сидел на диване и цедил виски из широкого бокала. За все это время, он не проронил ни слова. Это было совсем не похоже на него. Возможно, он, еще не отошел от шока.
Лили подошла к Амрите, обдав духами, и крепко обняла ее худое тело.
«Она, словно, прощается со мной навсегда. Кажется, мама боится за меня. Я понимаю ее. Но, незачем так сжимать меня, так словно она хочет запомнить меня такой, какой я являюсь сейчас. Глупость, конечно. А может, и нет?».
- Детка. Будь осторожной. – Она улыбнулась. Но в этой улыбке, Амрита заметила печаль. – Позвони, как только будешь дома.
- Хорошо, мама. 
 
 

[1] 2м 13 см. (Прим. автора)
 
Рейтинг: 0 365 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!