ГлавнаяПрозаЭссе и статьиМемуары → Военная служба в 9 Институте ВМФ ч.3 1982 - 86

Военная служба в 9 Институте ВМФ ч.3 1982 - 86

18 декабря 2011 - Владимир Гаранин
article6243.jpg

 
Записки деда

Военная служба в 9 Институте ВМФ ч.3 1982 – 86 годы 



1982 год

Новый год встретили у Наташи и Бори на улице Пограничника Гарькавого.

Надя стала неважно себя чувствовать. Боли в боку. Болит почка. Лекарства не помогают.
В апреле приехал Виктор Лебедев, а в конце апреля, ещё при Викторе, Надю увезла скорая. Виктора я отправил домой. 
13 мая в больнице на Авангардной улице Наде сделали операцию. Удалили левую почку. 
Надю привезли в палату после операции ещё в беспамятстве, не прошёл наркоз. Надя очнулась и схватилась за мою руку. Узнала. Пришли и дети. 
Послеоперационный период проходил трудно. Но пошла поправка.
Я мало был в эти дни на службе.

С 2 по 25 июня я в Баку в ГЭК.
Тридцать лет со дня выпуска.
Я не хотел ехать, ссылаясь на болезнь жены. Но меня ещё в конце прошлого года подали в Приказ Главкома как Председателя штурманской секции - Заместителя Председателя Государственной Экзаменационной Комиссии по Каспийскому ВВМУ. И такой Приказ вышел и поступил в Институт. Практически невозможно не поехать. 
За годы моего отсутствия Училище ещё выросло. Функционируют полностью штурманский и химический факультеты, а также иностранные для социалистических и отдельно для развивающихся стран. Новые учебные корпуса и кабинеты. В штурманской секции восемь подкомиссий. Раньше я возглавлял одну их них, седьмую. Теперь я тоже возглавляю одну, а остальные шесть возглавляют капитаны 1 ранга Имнадзе Гиви Васильевич - старший преподаватель Учебного центра в Обнинске, Войцеховский Борис Антонович - старший преподаватель Военно-Морской Академии, Колесниченко Виктор Яковлевич - тоже из Обнинска, Власов Владимир Александрович - старший преподаватель Высших офицерских классов, Завгородний Анатолий Иванович - теперь старший преподаватель ВВМУ подводного плавания, Григорянц Фридон Андроникович - районный инженер военной приёмки из Каспийска. В каждой подкомиссии ещё два члена и секретарь. У меня в подкомиссии № 4 члены капитан 2 ранга Олейник Анатолий Яковлевич - флагманский штурман Каспийской флотилии и капитан 1 ранга Смуров Виктор Ильич - старший преподаватель кафедры кораблевождения Каспийского ВВМУ. Секретарь подкомиссии капитан 3 ранга Фуфаев Александр Александрович, преподаватель Училища. 
Живут члены ГЭК, в том числе и я, в гостинице Бакы в городе.

4 июня, пятница. Ровно тридцать лет назад этой датой отмечено присвоение мне звания лейтенант флота и назначение на должность командира БЧ-1 ЭМ "Разумный".
Сегодня в моей подкомиссии сдают Государственный экзамен по навигации техники-судоводители группы из Конго. На сегодня их пятеро, это аспиранты Лопенго Франсуа, Мбумба Лазар, Буйила Стефан, Мундзи Мартин и Мукилу Андре.
Всех пятерых успеваем пропустить до обеда. Секретарь подкомиссии А.А.Фуфаев собирает и сдаёт в Учебный отдел результаты всех подкомиссий штурманской секции, а я спешу в город. Сажусь в автобус № 142 и еду до кольца - садика Самеда Вургуна. Рядом междугородный переговорный пункт. Звоню в Ленинград Обуховым. Сейчас в Ленинграде проходит встреча ветеранов ТОГЭ. Приехали Сергей и Лена Крейдун, Радик и Алла Юлдашевы.
Вчера Надю выписали из больницы. Её привёз домой на своей автомашине Виктор Николаевич Обухов.

В субботу и воскресенье нас возили по музеям и пляжам. Я ездил в 7-й микрорайон, где теперь живут тётя Надя и тётя Паня. Это новый микрорайон, туда довольно далеко ехать. Живут Надины тёти в благоустроенной квартире. Тётя Надя уже совсем старенькая, еле двигается, но водочку ещё принимает. А дома 49 по проспекту Нефтяников уже нет. Его снесли и на этом месте теперь автостоянка. Снесли и домик Тоси и Юры на Телефонной. Теперь здесь улица Рихарда Зорге и огромное здание Аэрофлота. На сопке Нагорного парка раньше самым высоким объектом был памятник Сергею Мироновичу Кирову, теперь здесь есть телевизионная вышка, она выше. 

Утром в понедельник 7 июня в моей подкомиссии сдают Госэкзамен по навигации техники-судоводители из Гвинеи-Бисау лейтенанты Антонио Жозе Товарищ, Каэтано Фернандеш, Мамаду Сила, Эуштакиу, и младший лейтенант Малам Сейди. Все прошли до обеденного перерыва.
После обеденного перерыва такой же экзамен сдают техники-судоводители из Народно-демократической республики Южный Йемен. Их четверо. Это старший лейтенант Мурад Мухамед и курсанты Мухамед Сеиф, Мустафа Ахмед и Карим Махди.
Таким образом, весь день занят.

Всё же вечером позвонил в Ленинград. Надя приходила к Обуховым. К ней приехали в гости тётя Тося из Добринки и двоюродный брат Дима из Волгограда, сын дяди Серёжи. Чувствует себя Надя удовлетворительно.

8 июня, во вторник - напряжённый день. Государственный экзамен по навигации у штурманов-политработников из Кубы. Их тринадцать. Подросли те мальчишки, которых я видел одиннадцать лет назад. Они белые, средние и чёрные. Это курсанты Нельсон Бланко Гарсиа, Мануэль Пинело Диаз, Леонардо Пачеко Перес, Педро Родригес Гусман, Эрнесто де ла Торре Бланко, Элой Янио Диаз, Франсиско Каспартинью Пино, Густаво Саес Пегаес, Фидель Альба Гарсиа, Ласаро Люя Эрнандес, Рамон Бондера де ла Роса, Агустин Ираола Гарсия и Адольфо де ла Торре Бетонкурт.
9 июня, среда. Сегодня опять Гос.экзамен по навигации у штурманов-политработников. До обеда четыре вьетнамца. Это очень трудолюбивые и невзыскательные люди, привыкшие к трудностям у себя на родине. Там война. Они единственные из всех иностранцев, у которых нет денег, чтобы питаться в ресторане или хотя бы столовой для иностранцев, где теперь питаемся и мы, члены ГЭК. Они, как и наши курсанты ходят строем в бесплатную курсантскую столовую и поедают в свободное время ягоды с тутовника. 
Первый - курсант Ле Динь Фу - получает пятёрку.
Второй - курсант Ле Тиен Зунг - четвёрку.
Третьим идёт курсант Ле Чунг Тьюнг. О нём меня предупредили. Он - герой Вьетнама. У него нет образования. Он весь в шрамах. Дёргается веко левого глаза. Он не будет штурманом. Он - политработник. У него билет № 19. Определение маневренных элементов корабля на мерной линии и подготовка к походу. Очень слабо, но мы ставим тройку. Он заслуживает.
Зато четвёртый - мичман Чан Динь Тхао - блеснул поистине отличными знаниями.
После обеденного перерыва идёт группа из Анголы. Это старший лейтенант Жозе де Альмейда Сильва, младшие лейтенанты Педро Каника и Нкози Эмануэль Дувал и аспирант Эрнешту Муингула.

А теперь защита дипломов у получающих высшее инженерное образование начнётся почти через неделю - во вторник 15 июня.

Был в гостях у Михаила Ивановича Андрюкова. Он теперь один. Дети разъехались. Мария Владимировна умерла. А сам Михаил Иванович всё ещё работает в НИРИО Училища. Это научно-исследовательский редакционно-издательский отдел. Он ещё пишет учебники для курсантов и издаёт их. И я у него соавтор. Михаил Иванович увлечён прямыми способами решения астрономических задач. Я ему помогаю, составляю алгоритмы и программы для решения на ЭВМ. 

Со вторника 15 июня по пятницу 18 июня защищали дипломы отечественные курсанты. После подведения итогов и объявления оценок я каждый раз поздравляю их с окончанием Училища, с выходом на самостоятельную дорогу. Сам-то я за тридцать лет эту дорогу уже прошёл и нахожусь в её конце. Этим ребятам только предстоит. У кого как сложится. Странно, что в курсантской форме это бравые, видавшие виды ребята, а как только переоденутся в лейтенантскую - сразу превращаются в молодых зелёных юнцов, мало готовых к суровой флотской службе. Они больше избалованы, чем были мы. За счёт непомерно раздутого курса общественных наук и математической обработки они не знают многих элементарных практических вещей. Всё придётся познавать на флоте, и не все приживутся там. 
В Училище живут только первые три курса. Третий уже не ходит на вечерние прогулки. Песни в строю звучат другие, и исполнители не те, что в наши времена. Специально оставался на прогулку. Поют теперешние курсанты мало и плохо.

19 июня в субботу - последний день защиты дипломов. Защищают дипломы иностранцы.
Первый - кубинец курсант Анхель Либрадо Пулидо Лесгано. Поставили ему четвёрку. Курсант прыгает от радости. Кубинцы очень эмоциональны.
Вторым защищает диплом вьетнамский курсант Ву Чи Конг. Диплом образцовый. Отлично.
Последним защищает диплом старший лейтенант Ахмед шейх Зорба из Йемена. Ахмед настоящий шейх, диплом ему нужен для солидности. Он и сам важный и солидный. Поставили ему четвёрку.

Вот если бы я был только председатель подкомиссии, то я бы сразу улетел домой. Работаю я не очень много. Учебный отдел сам знает, что нужно делать. Но нужна моя подпись. Я сижу в Училище неделю. Если бы Надя была здорова. Встреча ветеранов ТОГЭ прошла без нас с Надей. Был и сбор однокашников в Ленинграде. В этом вопросе я считаю себя в лучшем положении, хотя из однокашников здесь только Бенек Сергеевич Мангасаров. Он по-прежнему просто преподаватель, капитан 2 ранга.

В субботу 26 июня я прилетел домой. В понедельник 28 июня я вышел на службу. На службе узнал о рождении внука Артёма.
А вечером, когда вернулся домой, приехала скорая помощь и увезла Надю в больницу с отёком лёгкого.
Через десять дней Надю из городской больницы на проспекте Стачек перевели в туберкулёзный диспансер на Звёздной улице. 
Я взял отпуск. Ежедневно езжу к Наде. Надя чувствует себя неважно. Периодически откачивают жидкость из лёгкого.

Приехали посмотреть Ленинград Наташа Гуменникова и Серёжа Грехов. Возил их по городу, в Петродворец. Возил в Сиверскую, где Храмовы снимают дачу.
У Наташи в это время произошло обострение привычного вывиха коленной чашечки, и я вместе с Греховыми привёз её в Военно-морской госпиталь. Наташу положили на лечение. Были Наташа Гуменникова и Серёжа Грехов и на Звёздной.

Надя вроде бы пошла на поправку. Иногда я её ворую и привожу на несколько часов домой помыться. 
Однажды в начале августа меня пригласили этажом выше к заведующей отделением. Самой заведующей не было, была её заместитель. 
- Вы знаете, туберкулёза мы у вашей жены не обнаружили. К сожалению, анализ плевральной жидкости показал наличие в ней злокачественных клеток. Другими словами, у вашей жены рак плевры. Мы ей не говорим. Знаете, больные раком плевры долго не живут, максимум полтора - два месяца. 
Я вышел. Это как внезапный удар ножом. Боли нет. Ничего нет. Шок.
Внизу стоит вымученно улыбающаяся Надя.
- Что, Вова, она сказала тебе?
- Пока анализа нет.
Или что-то вроде ответил я.
Я сразу, не останавливаясь, ушёл. Боялся, что сорвусь. Я пошёл почему-то не через выход, хотя заход был официальным, а через окно на первом этаже и дыру в заборе. Сорвался только во дворе диспансера, но быстро взял себя в руки. 
Машину в гараж не ставлю. Она под окном.
Кошмарный сон. Дома лежу на диване и гляжу в потолок. Что предпринять? Ночью сорвался. Выл волком. Катался в комнате по полу. 
Утром поехал к Наде. Однажды приехал с Виктором Николаевичем. 
Надя что-то подозревает.
- Привыкай, Вова, жить один.
Виктору Николаевичу и никому я ничего не сказал.
Много раз выл волком ночью. Однажды стал молиться.
- Боже, ну если ты есть, помоги! Я буду знать, что ты есть.
Отчаяние заставило. 
Во второй декаде августа меня попросила зайти вернувшаяся из отпуска зав. отделением.
- Вы знаете, мы вас зря напугали. Мы сделали ещё два анализа, совершенно независимых и в разных организациях. Версия злокачественных новообразований в плевральной жидкости не подтвердилась. Это очень странно. Обычно при таком течении болезни должен быть или туберкулёз, или рак. У вашей жены нет ни туберкулёза, ни рака, и мы днями её выпишем.
Ну, кто нам помог? Ведь это как вернуть человека с того света. Что тут говорить?
Я с радостью сообщил Наде, что туберкулёза у неё нет, она почти здорова, и скоро поедем домой насовсем вместе.

Я и сам болею. В мед книжке врачи 285 поликлиники уже записали мне многие виды сердечной недостаточности, склероза. 
После выписки Нади я написал рапорт с просьбой уволить в запас.
"Надо пройти медкомиссию" - написал резолюцию Федотов. 

А пока с 29 августа я в Севастополе. Я - председатель штурманской секции Межведомственной Комиссии по Государственным испытаниям ракетного крейсера проекта 1164 "Слава". 
Надо пояснить, что по существующей организации головные корабли в серии принимают Научно-исследовательские Институты. Последующие принимаются Военной приёмкой. Так было с головным "Киевом" и следующим за ним в серии "Минском". В приёмке "Минска" мы уже не участвовали.
Предыдущей "Славой", бывшим крейсером "Молотов" 28 проекта, перед выводом из состава ВМФ СССР командовал Павел Евгеньевич Васильков. Теперь он в запасе, работает лоцманом в Севастопольском морском порту. 
Я не буду описывать работу Комиссии. РКР "Слава" имеет то же вооружение, что и ТАКР "Киев". Нет только полётной палубы. Но на юте есть площадка для одного собственного вертолёта Ка-25 и ангар для его хранения. Навигационный комплекс "Салгир-У" как на "Киеве" с некоторыми усовершенствованными системами. Главный конструктор комплекса - Слава Печалов, его заместитель - знакомый нам ранее Пономаренко. У меня заместителем представитель ленинградской организации "Электроприбор" Юлий Дмитриевич Рихтерман. В моей секции все члены от нашего Института и "Электроприбора". 
Я был на испытаниях от их начала до конца. Лично участвовал в испытаниях всех систем навигационного комплекса. Плавали без перерывов днём и ночью.
Приёмо-сдаточный акт подписан.

Володя Кишанков уже на пенсии. Возил меня на пляж в бухту Камышовая. Были с ним вдвоём. Дети разъехались. Катя плохо видит. На улицу почти не выходит.
И Радик с Аллой катали меня на своей "Волге". Ездили по дороге в Ялту.
Бывший начальник кафедры кораблевождения КВВМУ капитан 1 ранга Иванов Юрий Михайлович после увольнения в запас работает смотрителем Тарханкутского маяка.

В сентябре я вернулся в Ленинград. Со мной беседовали все начальники по поводу моего увольнения в запас. Мне предложили вариант, на который я согласился. 
В ноябре пришёл приказ Министра обороны: назначить капитана 1 ранга Гаранина Владимира Константиновича старшим научным сотрудником 12 отдела по состоянию здоровья и личной просьбе. Никаких медкомиссий не потребовалось. А в запас я буду уволен с пенсией по окладу начальника отдела. Начальником отдела стал Альберт Александрович Хребтов. 
Я остался руководителем НИР "Поход". Поставил себе на стол персональный компьютер 15 ИПГ-32.003 и стал работать над автоматизацией процесса обработки отчётов кораблей за Боевую службу формы Ш-80.

1983 год

В феврале я выслал отчёты по НИР "Поход-82" в ГШ ВМФ и ГУНиО.

В воскресенье 20 марта я и Надя поездом приехали в Ессентуки. Мы поселились в номере на четвёртом этаже нового жилого семиэтажного корпуса Ессентукского военного санатория. Снег здесь уже сошёл, только местами есть его небольшие кучки. Довольно тепло, солнечно, днём температура до 10 тепла. Устроены хорошо. Три раза в день ходим пить минералку. Много гуляем. Делаем физзарядку и процедуры, фотографируемся. Здесь в почёте птица орёл. Всюду каменные орлы с распростёртыми крыльями. 
С балкона нашей комнаты виден Бештау.
Мы с большим удовольствием отдыхаем после пережитого в прошлом году. Нам нравится буквально всё. 
Вечером в понедельник 21 марта - концерт Нины Нестеровой.
22 марта. День весеннего равноденствия. Исчезли последние следы собранного в кучи снега. Совсем тепло. Надя чувствует себя хорошо. Вечером в городском кинотеатре посмотрели две серии нового фильма "Вокзал на двоих" с участием Гурченко.
Мы пьём Ессентуки № 17 и № 4. Купили плоские чайнички, из них и пьём.
В среду 23 марта посмотрели в клубе санатория две первые серии многосерийного фильма "Красные колокола" - "Мексика в огне".
В пятницу 25 марта в клубе - две серии фильма "Прощание". Мне фильм не понравился.
Гуляем по красивым паркам Ессентуков. Всюду солнце и музыка. В моде Юрий Антонов и особенно его песня "Крыша дома твоего".
В субботу 26 марта в клубе кино "Зеркало треснуло" по Агате Кристи.
В воскресенье 27 марта - поездка на экскурсию в Железноводск. Пешая прогулка по красивому городу. Вот дом, где летом 1841 года снимал квартиру и провёл последний день своей жизни великий русский поэт Михаил Юрьевич Лермонтов. Смирновский источник.
А вечером кино в клубе. Кинофильм "Мужики". 
Понедельник 28 марта. Концерт Кисловодской эстрады.
Дни всё солнечнее и всё теплее. Ходим по Ессентукам уже раздетыми. Отдыхаем душой и телом. 
29 марта, вторник. Кино в клубе "Провинциальный роман".
30 марта, среда. С утра интереснейшая экскурсия в Теберду - Домбай. 210 километров автобусом санатория. Кисловодск. Граница Ставропольского края и Карачаево-Черкессии. Красивая горная дорога. Величественный Кавказ! Учкекен. Терезе. Карачаевск. Проезжаем Кубань. Огромный лозунг

Течёт вода Кубань-реки
Куда велят большевики!

Теберда. И вот конечный пункт - Домбай!
Величественный пик с уклоном поверхности под 60 градусов. Здесь снег. Но внизу, где одноимённая гостиница, тепло. Воздух прозрачен, видимость полная. Поднимаемся по канатной дороге выше, откуда начинается лыжный спуск. Мы не спортсмены, мы экскурсанты из санатория. Нам нужен только свежий горный воздух, хорошая погода, шашлык и немного вина. Всё это есть. 
Фотографируемся на фоне изумительной природы. Природа вообще красива и величественна. Но везде красота своя. По своему красивы Оренбургские степи, сопки и природа Камчатки. Здесь красота и величие свои. Они, пожалуй, ни с чем не сравнимы. Здесь населённое величие. Ведь даже на вершине Домбая бывают люди. Я бы уже туда не полез. Страшно. Даже в стуле канатной дороги страшно. Надо привыкать. Мне не было страшно на ныряющем в пучину штормового океана корабле, а здесь дух захватывает. А может уже возраст. Домой вернулись поздно, но всё же успели посмотреть кинофильм "34-й скорый". 
На следующий день, в четверг 31 марта, мы снова поехали на экскурсию. На этот раз она называется "Замок" и "Гора-Кольцо". Это по дороге на Кисловодск. Красивый горбатый мостик. Старые разрушающиеся горушки не складчатого и не вулканического происхождения.
Больше похоже на место где-нибудь под Красноводском. Один край горушки проточен насквозь. Это и есть Гора - Кольцо.
1 апреля. Переехали в одноэтажный "генеральский" корпус. В столовую можно идти по внутреннему переходу.
2 апреля. Продолжаем прогулки. Совсем тепло, в Ленинграде летом бывает холоднее. К тому же солнечная ясная погода. Вечером посмотрели фильм "Дорожное происшествие". 
4 апреля, понедельник. Кинофильм "Похищение по-американски". 
5 апреля. Посмотрели фильм "Казнить не представляется возможным". 
Среда 6 апреля. Экскурсия в Пятигорск. Обелиск на месте дуэли. Мы в сопровождении экскурсовода обошли все достопримечательности Пятигорска. Вечером в клубе смотрели кино "Таран". 
А в четверг 7 апреля мы поехали на экскурсию к Эльбрусу. Отличные дороги, хороший экскурсовод, который и поездку в автобусе делает интересной. Теперь мы едем в Кабардино-Балкарию. Расстояние 200 километров. Залукокоаже, Малка, Баксан. Баксан - это населённый пункт на одноимённой реке, по которой я выполнял НИР. Залыково, Тырнауз, Верхний Баксан, Эльбрус. Подъём по канатной дороге. Чай и вино в самой верхней точке. Это кафе, откуда любуются Эльбрусом. Но сегодня его вплотную не видно. Пасмурно. Мы видели двуглавый прошлый раз издали, когда ехали на Алибек. 
Вечером в клубе санатория посмотрели две серии кино "Высокий перевал".
8 апреля - обычный санаторный режим. Ванны. Кино "Без видимых причин".
Суббота 9 апреля. Одна из лучших экскурсий. Голубые озёра и Нальчик.
Сначала Нальчик. Прогулка по городу. Теперь ясная солнечная погода. Здесь жил когда-то давно один из моих училищных друзей Вениамин Галдобин. Он здесь родился, вырос, отсюда ушёл в Училище. Он любил свой город, рассказывал о нём, всегда стремился сюда. Теперь его уже нет. Что-то не сложилось у него в жизни. Улицы вроде бы обычные. Пятиэтажные дома. Чистота. Опять канатная дорога. Вид на Нальчик с высоты птичьего полёта. Затем красивейшие Голубые озёра. Большой стол. Шашлыки, вино. Весь автобус гуляет, поёт и пляшет.
А вечером концерт художественной самодеятельности.
В воскресенье 10 апреля - экскурсия в Кисловодск. Здесь всегда свой микроклимат, обусловленный рельефом местности. Много белок. 
Часы и календарь из живых цветов. 
Барельеф Лермонтова

Хотя я судьбой на заре моих дней
О Южные горы, отторгнут от вас,
Чтоб вечно их помнить, там надо бать раз:
Как сладкую песню Отчизны моей
Люблю я Кавказ.

Вечером в санатории кино "Ответный ход".

Последнюю неделю 11 - 15 апреля мы с Надей на экскурсии уже не ездили. Продолжали отдыхать и лечиться, гулять по окрестностям, ходить по концертам и кинофильмам. 
15 апреля получили документы, попрощались с Ессентуками и в 18-21 выехали поездом в купейном вагоне в Ленинград.
В воскресенье 17 апреля в 11-12 приехали. Очень нам понравилось в Ессентуках.

В мае в свободные дни я вывожу на машине внуков на природу. 
Надюшка уже большая. Теперь Сергей с ней играет. Ставим палатку на берегу какой-нибудь речушки и отдыхаем. Варим пищу на "Шмеле". Дети и внуки резвятся.

С 1 по 24 июня я в Баку, в ГЭК. Тридцать первую годовщину выпуска с удовольствием встречаю в Училище. Теперь легче. Дома всё в порядке. Надя здорова. Я опять Председатель штурманской секции и одной из её подкомиссий. В приказе ГК по ГЭК я числюсь начальником отдела НИИ. 
ГЭК проживает в городе в гостинице "Бакы". А вот кинотеатра "Бакы", что был на улице Кирова напротив кинотеатра "Низами", теперь нет. Его снесли и построили в этом месте другое здание. Через улицу Кирова на пересечении с улицей 28 апреля, бывшей Телефонной, сделали подземный переход. Функционирует Бакинское метро.
В Училище несколько проходных. Одна из них там, где было пересечение дорог на Училище и Кагановичнефть, где был Верхний шлагбаум. К северу от Училища большой микрорайон города. Между этим горным микрорайоном и Училищем расположено что-то вроде Суворовского Училища. Там - старшие классы средней школы. Ученики или воспитанники носят форму суворовцев. Там учатся только азербайджанцы. Их называют "Алиевцы", по фамилии их куратора - первого секретаря ЦК КП Азербайджана Гейдара Алиева. Школа привилегированная. Выпускники поступают в ВУЗ"ы управленческого плана. А воспитатели у этих учеников - усатые русские дядьки-сверхсрочники, весьма сурово с ними обходящиеся. И к нам в Училище идут эти азербайджанцы в достаточно большом числе. Большая часть не проходит вступительных экзаменов, многие отсеиваются в процессе обучения. Мне за эти годы на выходе из Училища встретился только один азербайджанец. Я ему поставил пятёрку. 
Был в седьмом микрорайоне. Тётя Надя умерла, это нам сказала тётя Паня ещё при встрече в деревне. Теперь и тёти Пани здесь нет. Она поменяла квартиру и куда-то переехала. Так мне сказали новые жильцы. 
Уже перед концом работы ГЭК ко мне в раздевалке бассейна подошёл солидный высокий седой капитан 1 ранга и спросил, нет ли у меня младшего брата, он служил с ним в давние годы на Севере. 
- В какие давние?
- В 1953 1954.
- Где конкретно? 
- На эскадре, на эсминце "Осмотрительный".
- Брата у меня нет. Я сам в эти годы служил на "Осмотрительном". А вы кто?
- Я Болдырев.
Ещё несколько наводящих вопросов и мы узнали друг друга. Это Толя Болдырев. Тогда он был лейтенантом, командиром зенитной батареи. Он командовал 76-миллиметровой башней СЗА и семью 37-миллиметровыми автоматами 70-К МЗА.
Нам ведь кажется, что стареют другие, а мы остаёмся прежними. По этой причине Толя, узнавший мою фамилию, спрашивал моего младшего брата. Я тоже не мог предположить в весьма солидном седом капитане 1 ранга того вечно улыбающегося лейтенанта. А командир ЗБ лейтенант Болдырев улыбался даже при докладе высокому начальству о завале стрельбы по конусу, за что его наказывали.
Толя приехал ко мне в гостиницу вечером этого же дня. Сам он живёт в училищной гостинице. Мы пробеседовали за чашкой водки всю ночь, вспоминая прошлое. 
Теперь Толя - военпред на одном из сибирских ракетных заводов ВПК. Службу на кораблях закончил флагартом бригады. Окончил Академию. Здесь в ГЭК принимает экзамены и дипломы от специалистов-ракетчиков социалистических и развивающихся стран.

В начале июля я ездил на своей машине в командировку в Ригу и провёл там почти неделю. Отстаивал в Латвийском морском пароходстве честь, достоинство и финансы ГУНиО МО СССР. На выходе из Лиепайского порта пробил камнями танки и вылил в море много мазута танкер Латвийского пароходства "Витторио Кодовилья". Латвийское пароходство собирается подать в суд на ГУНиО МО. Представители пароходства утверждают, что танкер пробил днище там, где на карте нет никаких камней. Морские навигационные карты издаёт картфабрика ВМФ, подчинённая ГУНиО, по материалам съёмок и промеров, производимых Гидрографическими и Океанографическими Экспедициями, также подчинёнными ГУНиО. Наш 9 Институт также подчинён ГУНиО. Я еду, чтобы отвести обвинение. Со мной едет начальник 8 отдела ГУНиО капитан 1 ранга Лущин Николай Гаврилович. Поездка внезапная, поездом не успеть. Мы с разрешения начальников ГУНиО и Института выехали вечером после конца рабочего дня. По Таллинскому шоссе я доехал до эстонского города Раквере. Ночью мы пересекли по диагонали всю Эстонию через города и населённые пункты Тапа, Пайде, Тюри, Синди и выехали на дорогу Таллин - Рига немного южнее города Пярну. Уже в Латвии, проехав Салацгриву, на хорошо оборудованной автостоянке помылись, позавтракали и к 8 утра приехали в Ригу.
В 10 утра началось совещание в Пароходстве.
Я затребовал судовые документы и карту выхода и посадки, и в течение нескольких дней вместе со специалистами Пароходства разбирался в причинах. 
На карте есть примечание, что жёстким тралом на глубину 9.4 метра протралено в районе только выходного фарватера на определённую ширину и расстояние.
В Лоции района есть предупреждение о наличии отдельных камней вне районов, протраленных жёстким тралом.
Следовательно, танкер, имеющий осадку всего на 7 сантиметров меньше минимальной глубины на выходе, должен был следовать до больших глубин строго по фарватеру.
Документы, представленные Пароходством, не смогли подтвердить, что танкер придерживался строго рекомендаций карт и лоций ГУНиО МО.
Пароходство претензии сняло.
Обратно мы выехали опять поздно вечером. Ещё с нами поехал начальник Гидрографии БФ капитан 1 ранга Гребенщиков. В 2 часа ночи приехали в Таллин и заночевали в Гидрорайоне Таллинской ВМБ. На рассвете выехали и днём вернулись в Ленинград.

В июле все Храмовы уехали в Буинск к Бориному папе Леониду Петровичу.
А к нам приехали в гости моя сестра Лида и Боря Гуменников. 27 июля мы отметили день рождения Бориса, ему исполнилось 62 года. На празднование приходила Валентина Петровна и все младшие Гаранины. 
Ездили с Лидой и Борей по городу, в Петродворец, на природу на Финский залив за Большую Ижору. Гуляли в окрестностях нашего дома.
В день ВМФ ездили на Неву смотреть салют и корабли.

В течение второй половины года приезжали погостить Тося с Надиной двоюродной сестрой Клавой, Шура Лебедева, Коля Гаранин с женой Аней. 

Осенью Храмовы переехали в трёхкомнатную квартиру на Ленинский проспект.

1984 год

Итак, пошёл 1984 год. Ушедший год принёс некоторое успокоение. Я всё ещё боюсь за Надю. 

В январе сборы на Северном флоте. Основную массу РПК СН составляют подводные лодки проектов 667-Б, БД и БДР с навигационными комплексами НКСО-72 соответствующих модификаций. По ним накоплен богатый опыт навигационного обеспечения. Я делаю доклад. Получены первые данные по навигационному обеспечению Боевой службы новых сверхмощных РПК СН "Акула" с навигационным комплексом "Симфония". Это уже музыка, а не река. В прошлом году этот комплекс принят на вооружение как НКРПК-83, навигационный комплекс ракетных подводных крейсеров образца 1983 года.

В Николаеве на Черноморском судостроительном заводе заложен пятый тяжёлый авианесущий крейсер "Тбилиси". Его проект 1143.5. На нём будут самолёты не вертикального взлёта и посадки, а нормальные фронтовые штурмовики и истребители.

Вступил в строй тяжёлый атомный ракетный крейсер "Киров".
Проходит испытания второй такой же атомный крейсер "Фрунзе". 

В феврале - отчётный период по НИР "Поход-83". Я сделал четыре программы для персональной ЭВМ. Отчёты обычных кораблей обрабатывает по программе "Диалог" гражданский МНС Алексеев, выпускник ЛИАП. Он же по программе "Итог-84" обобщает данные. Отчёты РПК СН по программе "Поход-1" обрабатывает МНС Ратьков Владимир Николаевич, он же производит обобщение по программе "Поход-2". Я по результатам обработки собственноручно, без черновика в рабочей тетради, печатаю Отчёт по теме по РПК СН на принтере ЭВМ. По обычным кораблям Отчёт пишет в рабочей тетради мой заместитель по теме Миша Кузнецов, а печатает машинистка. 
К 15 февраля Федотов подписал отчеты, и мы выслали их заказчикам.

На картфабрике ВМФ отпечатан сигнальный экземпляр "Методики обработки навигационных измерений с оценкой точности" и "Сборника программ", который теперь назван СП-1-84. Проверяю допущенные опечатки.

Артёму идёт второй год. Он часто приезжает к нам вместе с родителями. Он очень похож на своего второго деда Ролю.
8 марта отмечали у нас с младшими Гараниными и Обуховыми Соней и Виктором.

Надя стала частенько поговаривать о доме в деревню. Видно на работе идёт об этом разговор. Я слушаю, но пропускаю мимо ушей. Как-то не до деревенского дома. Впрочем, Наде через год на пенсию. Да и мне возможно тоже. И вот 31 марта мы с утра поехали в Псковскую область, где нам обещают показать недорогой дом в деревне. Мы везём с собой Надину сотрудницу - пенсионерку Татьяну Тимофеевну. Она с котом и вещами едет в деревенский дом. Зиму она работала потихоньку в бухгалтерии, а теперь уволилась. Обещает показать дом для нас. 
По Киевскому шоссе мы доехали почти до Пскова, а дальше поехали на Порхов. Здесь дорога уже не та. Грязь и гололёд. Из Порхова поехали на Дедовичи, которых достигли по такой же дороге благополучно. От Дедовичей до деревни Ясски добрались тоже более-менее ничего. А дальше начался бывший Партизанский край. Дорог нет. Мосты взорваны ещё в войну и не восстановлены. Глубокие грязные колеи от тракторов. Между деревнями я ещё с трудом еду, останавливаясь ежеминутно для очистки стёкол, ибо дворники не справляются. Но вот впереди деревенька. Нет, это ещё не та, куда едет Татьяна Тимофеевна. Я гоню машину на предельных оборотах, чтобы не остановиться, но она всё равно встаёт. Подходит колёсный трактор, я цепляюсь за него и волочусь за ним до конца деревеньки. Затем едем с огромным напряжением сил самостоятельно. Опять впереди деревенька, но опять ещё не та. Здесь из грязи нас выталкивают местные жители. В следующей вытаскивать нас приехал "Урал". Мой буксирный трос вытянулся вдвое, пока машина рывком не пошла вперёд. Видимо зацепилась чем-то за камень. Татьяна Тимофеевна сказала, что летом в сухую погоду от Ясски к ним ходят автобусы. Зимой тоже. А весной с конца марта по середину мая и осенью с конца сентября до морозов с деревней сообщения нет. Почту возят и сбрасывают вертолёты. Вот она и торопится. На автобусное сообщение опоздала и решила пригласить нас посмотреть дом. Но осталось уже недалеко. Вот только Шелонь переехать, если она вследствие ранней весны не вскрылась. Вот река Шелонь. Если её переехать, то недалеко и Новгородщина. Деревенька то на самой границе. 
У Шелони в этом месте оба берега крутые. Спускаться надо с левым поворотом, причём справа обрыв в другой рукав реки. Лёд потемнел. Местами на него положены доски. Есть остатки моста, взорванного партизанами сорок два года назад, да так и не восстановленного. Две Тимофеевны перешли реку пешком, а я, предварительно проехав промоину в дороге у самого спуска, с котом и мебелью на борту помчался на другой берег. 
К исходу дня приехали в глухую деревеньку из двух видимых домов. Где-то дальше, по словам Татьяны Тимофеевны, есть ещё.
Рано утром, когда хозяйка, благополучно с нашей помощью добравшаяся до своего дома в деревне ещё спала, мы выехали в обратный путь. Мы забоялись, что придётся ждать здесь второй половины мая. Ни о каком доме речи уже не шло. Самым опасным участком была Шелонь. Надя встала у обрыва на противоположном берегу, а я помчался. Если тихо - не подняться по крутому обледенелому склону. Если быстро - можно свалиться сразу после подъёма с обрыва. Мчусь. Выскакиваю. Резко поворачиваю вправо, чтобы не сбить Надю. А промоина поперёк дороги ещё глубже. Объезжаю её, рискуя сорваться с обрыва. Где-то на подъезде к Дедовичам автомобиль стал рычать двигателем сильнее гоночного. Это оторвался наш глушитель. Зато повысилась мощность. Летим как на крыльях. Ура! Вырвались! 
Глушитель это не последнее, что пришлось покупать для восстановления машины. Застучала задняя крестовина и порвались все чехлы шаровых шарниров рулевой тяги. Вскоре купили глушитель, крестовину, пыльники. Всё менял сам. Отрывать остатки старого глушителя от машины помогал своим весом Виктор Николаевич Обухов.

Теперь мы ещё чаще бываем у Храмовых. Иногда ходим пешком, иногда едем транспортом. Кроме своей машины к ним можно проехать автобусом № 130 и троллейбусами 29 и 35. Майские праздники встречали у нас. Были все дети и внуки. На праздник Победы все собрались у Храмовых. По выходным ходим также с Обуховыми в свой лес. Дети и внуки приходят часто. А Серёжа Храмов приезжает на велосипеде "Школьник".
Ходили с Обуховыми на поле за нашими гаражами, собирали одуванчики. Сварили из них мёд. 

У Иры есть бабушка Татьяна Антоновна Нарубина. Она - мама её папы Роальда Алексеевича. Она ветеран партии и ей представляют за небольшую плату государственную дачу. Сама Татьяна Антоновна на даче бывает не часто. А Серёжа, Ира и Артём летом там живут. Мы приезжаем к ним на машине.
Там, в Солнечном, где расположена дача, очень красиво. Лесной свежий воздух. Недалеко Финский залив и пляж. У Серёжи и Иры есть велосипеды. 
Храмовы сняли дачу в Сиверской. Приезжаем и к ним. Гуляем по окрестностям. Серёжа катает Надюшку на заднем багажнике велосипеда, куда она запрыгивает на ходу.

Две рабочих недели - с 4 по 16 июня - провёл в Баку. Я только член одной из подкомиссий. Жили в городе в гостинице "Бакы". Каждое утро училищный автобус везёт в Училище, а вечером привозит обратно. Толи Болдырева в ГЭК не было. 
Карины Козловой в Училище уже нет, она ушла на пенсию. А сын её старший лейтенант Сергей Родин служит на ЧФ. Он штурман РЗК - разведывательного корабля. 

21 июля 1984 года исполнилось 25 лет со дня выхода из Кронштадта кораблей 4-й Тихоокеанской океанографической экспедиции. Прошло четверть века! Съезжаются друзья-сослуживцы.
К нам приехали Сергей и Лена Крейдун, Люба Никандрова. Петя Никандров уже умер. Ершовы теперь живут на Юго-западе, на улице Маршала Казакова. Там же недалеко живут Глазуновы Виктор и Маша. Днём было торжественное собрание в помещении Базового матросского клуба на площади Труда. 
Очень много собралось народа. Вот некоторые.
Юрий Иванович Максюта с женой Марией Ивановной, Валерий Николаевич Кефала с женой, Виктор Николаевич Гайдук с женой, Толя Петров, Том Николаевич Суйтс и Эдуард Риксович Попков, Андрей Иванович Матвеев, Евгений Евгеньевич Антонов, Леонид Михайлович Чередниченко, Павел Нестерович Купреев, Сергей Яковлевич Кролик, Виктор Николаевич Обухов, Геннадий Степанович Кочнев, Владимир Ильич Ермоленко, Юрий Дмитриевич Натальченко, Азат Хусаинович Гильмутдинов, Володя Одинцов, теперь капитан 1 ранга; Сорокин, Володя Довгань, Саша и Галя Бушмановы, Виктор Гершевич Айнгорн, Валерий Егоров, Эдуард и Галя Калмыковы. Была также дочь академика Королёва Наташа, которая вручала нам юбилейные медали.
Потом был большой зал ресторана гостиницы "Советская" на 14 этаже. Пели песни.

С 24 августа по 16 сентября мы в военном санатории Пуща-Водица. Бархатный сезон! Гуляем по паркам, принимаем лечебные процедуры, ездим в город. Гуляем по Крещатику. Катаемся на лодке по прудам. Окрестности и здесь красивы. Сосновый парк, свежий воздух. Фрукты и овощи в достатке. Едим арбузы, их здесь много. Ездим на Бессарабский рынок, на экскурсии по Киеву, в Киево-Печерскую Лавру. 


С 28 сентября по 28 октября я в Севастополе. Я - член Комиссии по приёмке из ремонта ТАКР "Киев". Обосновался в номере "Люкс» гостиницы на Остряках. "Киев", закончивший после девяти лет плавания ремонт на родном ЧСЗ в Николаеве, стоит у Угольной стенки. На нём не осталось ни одного члена прежнего экипажа. Бывший командир БЧ-1 Удовица Александр Ильич теперь флагманский штурман Кольской флотилии, капитан 1 ранга. Бывшие командиры штурманских групп Кононенко и Бобров теперь старшие научные сотрудники нашего института, капитаны 2 ранга. В Комиссии есть и те, кто принимал "Киев" из постройки. Кроме меня это начальник Гидрографии контр-адмирал Лев Иванович Митин. Он собирается на пенсию. От БЭМИ в Комиссии Слава Печалов. А Григорий Суренович Шакарян уже в мире ином.
Опять бегали в полигонах боевой подготовки, опять рычали на палубе штурмовики вертикального взлёта и посадки. Всё функционирует нормально.
"Киев" через проливы ушёл к себе на Север, а я взял билет на поезд, который пойдёт через двое суток. Был у Радика. Печальная картина. Был у Володи Кишанкова. Тоже не очень радостно. Катя совершенно слепая. 
Хожу по городу - герою. Вспоминаю и фотографирую. Исторический бульвар. Вот он - памятник инженеру Тотлебену. Фуражка в левой руке. 4-й бастион. Здесь участвовал в обороне Севастополя Лев Николаевич Толстой. Панорама обороны. Константиновский равелин.
О последних днях участников обороны написал книгу мой товарищ Шевченко Виталий Андреевич. Приморский бульвар. Памятник затопленным кораблям. Здесь в курсантские годы мы купались в увольнении, а некоторые, например Вася Осадчий и Володя Глушко прыгали с памятника вниз головой. Графская пристань. Площадь Нахимова. Матросский парк. Памятник капитан-лейтенанту Казарскому. Городской холм. Владимирский собор. Здесь похоронены адмиралы Михаил Петрович Лазарев, Владимир Алексеевич Корнилов, Владимир Иванович Истомин, Павел Степанович Нахимов. Арка ворот Малахова кургана. Недавно восстановленный памятник адмиралу Корнилову. Орудия бастионов. Место ранения Нахимова. Корабельные орудия Великой Отечественной. 
На Центральной аллее после Отечественной войны осталось одно дерево. Остальные посажены после. На них памятные доски о посадивших.

К А Ш Т А Н
посажен
Лётчиком-космонавтом
Героем Советского Союза
ГАГАРИНЫМ Ю.А.
21 сентября 1961 года.
Значит двадцать три года назад.

П Л А Т А Н
посажен
Климентом Ефремовичем
ВОРОШИЛОВЫМ
2 сентября 1959 года.
Это было двадцать пять лет назад.

Раньше меня привозил на вокзал Радик на своей "Волге". Я всегда накануне отъезда ночевал у них. Алла тоже приезжала. Теперь обстановка не позволяет. Я приехал утром на вокзал троллейбусом. Положил вещи в купе, сам гуляю по перрону. Неожиданно пришёл находящийся в отпуске Саша Кишанков и принёс мне десять бутылок пива. Сказал, что это его инициатива, а не отца.
Зазвучал марш "Прощание Славянки", я сел и поехал в Ленинград. Долго - долго поезд идёт вдоль Севастопольской бухты. Шесть тоннелей. 
Инкерман. Симферополь. Джанкой...

Серёжа Гаранин работает в милиции. Сейчас он сержант, старший группы задержания. О нём пишут газеты, его показывают по телевидению. 


В ноябре я был на сборах штурманов Северного флота. Был в гостях у Андреевых. Они все на Севере. У Риммы сдаёт здоровье, но они пока не собираются покидать Североморск.

В декабре - сборы штурманов ЧФ.

Алла Юлдашева умерла 8 ноября 1984 года.

Лев Иванович Митин ушёл на пенсию.
Начальником Гидрографии флота стал Игорь Николаевич Богданов.
Флагманским штурманом флота стал капитан 2 ранга Кобзарев Юрий Иванович. 


1985 год 

Новый 1985 год мы встречали у Храмовых. Была ещё Валентина Петровна. 
В конце января к нам приехали в гости Валерий Юлдашев с женой Леной. Валерий после окончания Черноморского ВВМУ служит на Новой Земле. 
На 8-летие свадьбы Наташи и Бори в гостях у них были все: мы, младшие Гаранины и Юлдашевы.

Кроме "Похода" я занимаюсь составлением программ для решения различных навигационных задач на персональной ЭВМ. Кроме этого мной разработан пакет прикладных программ для принятой на снабжение ВМФ ЭКВМ "Электроника МК-52-астро". В мае я ездил в командировку в Киев на предприятие-изготовитель этих ЭКВМ. Съездил в Пущу-Водицу, в военный санаторий. Прогулялся по паркам. Всё так же, только вода из запруд почему-то выпущена.

В этом году кончается моя служба. Мне даже рапорт писать не нужно. Однако со мной было несколько бесед в кабинете Федотова с ним и Начальником политотдела. Есть положение, в соответствии с которым срок службы мне может быть продлён до 60 лет. Убеждают в необходимости этого для Родины и целесообразности для меня. Перед отъездом в Баку в ГЭК в первых числах июня я дал согласие, и меня включили в список на продление службы решением Министра обороны.
С этим я и полетел в Баку.
А в Баку в Училище переполох: новый Генсек Горбачёв начал перестройку. Меня уже поразило неприятно его высказывание о том, что жить так дальше нельзя, но как провести изменения - он не знает, готового рецепта у него нет. Значит - куда выведет кривая. С одной стороны, конечно, надо сменить престарелое руководство страны. С другой - как это руководить страной, не имея чёткого представления куда идти? Ведь страна это не просто большое партийное собрание. 
Начали с омоложения Вооружённых сил.
Я приехал с настроением служить ещё пять лет. 
А Училищным офицерам предложили увольняться со службы, если их возраст равен или больше допустимого для воинского звания по занимаемой должности. Это значит, что преподаватели и старшие в возрасте 45 лет, начальники кафедр в возрасте 50 лет должны быть в этом году уволены. А они в большинстве старше, и преподаватели и начальники. Раньше это касалось только офицеров кораблей. Я всё же подумал, что это касается офицеров Училищ, а офицеров НИИ нет. Позвонил в Ленинград Хребтову. Он сказал, что обстановка резко изменилась. 
Так кто же теперь будет обучать морским наукам курсантов? Кто будет, основываясь на собственном опыте и капитальных знаниях, развивать морскую науку, её отрасли и как единое целое? 
В Баку я был с 3 по 22 июня. Исполнилось 33 года со дня моего выпуска. Я теперь просто председатель подкомиссии № 11. В моей подкомиссии капитан 1 ранга Костецкий, капитан 2 ранга Ткачёв и капитан 3 ранга Кайманов. 
Со мной приехал Виталий Иванович Карякин. Он теперь начальник 11 отдела, капитан 1 ранга. Он в ГЭК в Баку впервые. Живём в Училище в гостинице для иностранцев. Это лучше, больше свободного времени. По вечерам мы с Виталием берём бутылку Азербайджанского вина и беседуем в номере, потом гуляем по известным мне окрестностям. Отличная, как 33 - 37 лет назад погода. Я очень люблю эти места.
А в свободное время я брожу по Баку, по старым, вызывающим ностальгические чувства местам. Там, где жила треть века назад Надя, ничего старого не осталось. Чудом сохранилась на обрыве реклама Зоопарка. 
Очень хорошо в Баку. Приветливый народ, вежливые продавцы в магазинах.
Здесь уважают военных, особенно моряков.
Через мою подкомиссию прошли три десятка советских, эфиопских и конголезских дипломантов. Все успешно защитились.
Едва я вернулся из Баку, как сразу был вызван в кабинет Федотова. Те же два лица, которые месяц назад убеждали меня в необходимости служить ещё, популярно объяснили мне смысл наступившей перестройки.
- В перестройке нужно опираться на молодые кадры. Мы же консервативны. Держать Вас на службе дольше Октябрьских праздников нет возможности. Планируйте исходя из этого свою дальнейшую деятельность. 

Вначале я спланировал отпуск. 
К исходу дня 1 июля 1985 года мы с Надей выехали в Бузулук. Заночевали на берегу Тверцы. Вторую ночёвку сделали в лесочке на границе Рязанской области и Мордовии. Утром в 4 часа я встал, приготовил своё кресло и поехал дальше. Надя продолжает спать на разложенных креслах справа. Проезжаем спящую красивую Мордовию. Пошла Пензенская область. Я мчусь. Надо бы сегодня приехать. Мелькают мимо Беднодемьяновск, Нижний Ломов, Плёс, Мокшан, Рамзай, Пенза, Чаадаевка. Длинный мост через реку Сура.
Здесь мы с Надей остановились отдохнуть и устроили на красивом берегу реки завтрак. Минут через пятьдесят мы поднялись на шоссе и поехали дальше. Новое! У Кузнецка объездная дорога, тридцать один километр. На шоссе она выводит уже после Евлашево. Вот поворот на Николаевку. Новоспасское. Заправляемся. С бензином никаких хлопот, есть везде. Я даже канистру перестал возить. Сызрань, Жигулёвск, Тольятти, Курумоч, Алексеевка, Кинель. Короткое раздумье. Поехали через Бугуруслан. Обедали мы с Надей между Тольятти и Куйбышевом, а ужинать устроились на речке Малый Кинель. Погода ясная, солнечная. Теперь установили летнее время, когда поясное смещено относительно естественного на два часа вперёд. Но в данном случае это в нашу пользу. Мчимся по новой асфальтовой дороге от Бугуруслана к Бузулуку со скоростью 110 километров в час. По часам скоро полночь, а, в самом деле, Солнце ещё не село. По всему Оренбуржью один часовой пояс. В восточном Оренбуржье давно ночь. В 23-30 3 июля приехали в Бузулук. За последний световой день мы проехали 1000 километров, а всего от Ленинграда 2100 километров. 
Народ ещё сидит на скамеечках у домов.
Лида и Боря не спят. Мы не виделись 4 года. Все постарели.
В Бузулуке Юля Гуменникова, ей уже 15 лет. На даче много цветов. Есть клубника, смородина. 
Стоит отличная погода. За Самаркой построено много хороших дач. По дороге на Самарку мы проходим эти новостроящиеся и уже построенные аккуратные кирпичные или щитовые домики. Такой домик с уже разработанным участком стоит две с половиной тысячи рублей. Я хочу иметь такую дачу и каждое лето проводить здесь. Вот этот бы домик! И от Лидиной дачи недалеко, и от речки близко. Ведь будущим летом я буду уже пенсионером, Надя тоже. Почему бы нам не обосноваться здесь? Здесь моя родина!

Вот такие зародились у меня мысли в самом начале Горбачёвской перестройки. Пока она мне нравится. На место заскорузлых членов Политбюро приходят новые, молодые, энергичные. Может Горбачёв уже нашёл направление новой генеральной линии?

Лида и Боря заметно сдали. Им в этом году исполнится по 64 года. Они уже не ходят с нами на Самарку. Но моё предложение съездить в Оренбург они встретили с энтузиазмом. 
От Бузулука до Оренбурга 254 километра по новой, только что построенной асфальтовой дороге. 
Рано утром 8 июля мы впятером - я, Надя, Лида, Боря и Юля - поехали в Оренбург. Через три с небольшим часа мы уже приехали к Наташе и Сергею. Наташа с двухлетним сыном Вадимом дома, Серёжа Грехов, лейтенант милиции, на работе. После завтрака мы поехали на машине в центр города. Греховы живут в новом микрорайоне, которого в мои годы не было. А район, где я с родителями жил, теперь считается центром города. Дед с внуком остались дома, а Наташа Гуменникова поехала с нами. 
Вот она Пролетарская улица, самая длинная в городе. 
А вот и перекрёсток с Фельдшерской улицей. Только теперь она улица Профессора Попова. 
Вот он тот самый двухэтажный дом под красной железной крышей. 
Вот два наших окна. Они, как и прежде закрыты ставнями. Все остальные открыты, а эти закрыты. Будто бы я, закрыв квартиру на висячий замок и оставив внутри Ральфа, вылез через одно из этих окон, закрыл их ставнями и убежал с Шамилькой в Зауральную рощу. 
Машину оставили на Фельдшерской. Во дворе, почти не изменившимся за сорок пять лет, знакомых нет. Играет татарчонок, похожий на Шамильку. На скамейке перед домом, как раньше, сидит группа жильцов. Из прежних жильцов здесь никого нет, и их никто не помнит. Квартир в доме стало одиннадцать, на четыре больше. Улица заасфальтирована, при мне была брусчатка. 
Вот она красная НСШ № 32, где я закончил первые три класса. Никаких изменений. Только теперь это восьмилетняя школа № 41 Промышленного района города Оренбурга. 
Вернулись на Фельдшерскую.
Вот кинотеатр "Буревестник". Тоже всё по-прежнему. Сейчас тихо. Идёт сеанс. Может поэтому не льётся из окон музыка тридцатых. 
Приехали на Советскую и поставили машину в переулке у Дома Советов. Советская та же, но не совсем. Портят вид многоэтажные коробки вновь построенных типовых домов. А в основном постройки старые, легко узнаваемые. Вот в этом универмаге работала мама.Вот скамейки парка Дома Советов. Пришёл лейтенант милиции Серёжа Грехов в рубашке с галстуком. Фотографируемся. Здесь на Новый 1939 год были установлены щиты с портретами отличников учёбы, среди которых были моя сестра Лида и я. 

Мы вернулись на улицу Дзержинского, где живут Греховы, поужинали и поехали в Бузулук.Это же только своя машина позволила съездить и увидеть места своего детства! Ещё бы в Троицкое съездить. От Оренбурга 120, от Бузулука 374 километра.Может будущим летом.

В середине второй недели отпуска мы сделали ещё одну интересную поездку. На этот раз в Бузулукский Бор.
Мы опять не обнаружили место военного лагеря, где я был одним послевоенным летом. Но те же строевые пятидесятиметровые сосны, поляны с изобилием земляники.
Приехали из Куйбышева Валерий и Галя. Поднимаемся в горы.
Замечательный вид вниз. Там дачный посёлок, лесок, за ним вьётся голубая отсюда Самарка. А на севере - бескрайнее плато степи с разнотравьем. Чуть позже здесь будет ковыль и перекати-поле. Это - край степной Оренбуржье! Это - моя родина!
Были на кладбище у родителей. Отнесли цветы.

Мы выехали из Бузулука ранним утром 14 июля. Поехали через Колтубанку, через Сосновый Бор. Этой дорогой мы раньше не ездили, потому что Бузулукский Бор - заповедник, и через него автомашины не пускают. На этот раз я вписал Колтубанку, через которую мы поедем, в отпускной билет. Ну, в общем-то, красиво ехать по песку Бора, но по времени и расходу бензина не меньше, чем через Бугуруслан по шоссе. Тем более что дорога теперь очень хорошая.
К полудню 16 июля мы приехали домой в Ленинград. 

Надо навестить Кронштадт. Город закрытый, уволят - не попадёшь. А прожито в этом историческом городе немало. Поехали с Надей. Побродили по городу. Кронштадт тоже вырос, но нам новостройки не интересны. Мы гуляем там, где нам всё знакомо, связано с воспоминаниями. Солёные в доме Вирена уже не живут, они переехали в благоустроенную квартиру на улицу Аммермана. Они постарели, сдали. Лида с мужем и детьми застряла на Севере.
Возвращаясь, встретили на пристани в Ломоносове Александра Багратовича Арутюнова. Обнялись, расцеловались. Он - капитан 1 ранга, командир ЭОС "Молдавия". Его тоже увольняют, ведь ему пятьдесят восьмой!
В августе прилетела из Ашхабада Шура. Пошли грибы. Ездим в Заовражье и Тихие Зори. Возили в Тихие Зори и Надюшку Храмову. Ставили палатку, провели целый день. Ездили с Шурой в Эстонию по магазинам. Возил Храмовых на дачу младших в Солнечное. 
Ездил с Храмовыми на электричке на Вуоксу на рыбалку. Храмовы любят рыбалку, а я на следующий день сбежал. 

В сентябре съездил в Севастополь, попрощаться. Были свободные деньги по разделу "Помощь флоту", и я выписал командировку на неделю. Расположился в гостинице на Острякова. Отметил командировочное в Гидрографии, сразу прибытие и убытие. Заходил к Начальнику ГС ЧФ капитану 1 ранга Богданову Игорю Николаевичу. Ему 51 год, он тоже предупреждён. Брожу по Севастополю один, на этот раз без фотоаппарата, от Исторического бульвара до Малахова кургана. 
На Приморском посидел на скамейке. Спустился к Памятнику. Хотел взять с собой камень, как тот матрос, что покидал Севастополь последним, даже взял обточенный волнами крупный голыш, да не в карман же его брать. Бросил в воду. Пусть лежит на месте. 
Поднялся в парк Дома офицеров, он же матросский, кто как называет. Здесь памятник Казарскому, потомству в пример.
Вспомнилась песня курсантских лет. Вообще она военная. Безымянный автор сложил её в годы войны и, очевидно, погиб, потому что не находится. В ней воспеты эти парки. Я уже не помню последовательность. Может быть так.

Ветер весёлую песню поёт,
Море тревожно рокочет.
Город родной из тумана встаёт,
Сердце обнять его хочет!

В холод и зной был я всюду с тобой
В годы военных тревог.
Знай же, родная, по-прежнему твой,
Я не вернуться не мог.

Настежь открыта знакомая дверь,
Свалена набок ограда . . .
Я возвратился, я дома теперь, -
Большего счастья не надо!

Пусть обгорелые стены стоят,
Пусть почернел потолок,
Пусть ослеплёнными окна глядят, -
Я не вернуться не мог!

Я выхожу на Приморский бульвар,
В парк захожу опустелый. . .
Сколько здесь было гуляющих пар!
Сколько здесь песен звенело!

Море лазурное, пеной клубясь,
Плещется тихо у ног. . .
Здесь я впервые увидел тебя.
Я не вернуться не мог !

Радик свозил меня на кладбище, где похоронена Алла.
Володя Кишанков работает приёмщиком на станции техобслуживания автомобилей.
Здесь в Севастополе живёт уволенный уже в отставку Асаф Кутдусович Абдрахманов. Он живёт на улице Суворова, на склоне Городского холма, недалеко от штаба флота и Гидрографии. Но дома никого не оказалось.
На вокзал меня привёз Радик.
Скорее всего, это моя последняя встреча с Севастополем. 

26 сентября родилась внучка Диана.
....................................
В октябре я лёг в Военно-морской госпиталь на обследование перед увольнением в запас. Расположился в одном из коттеджей радиационного отделения. Поставил металлические коронки на 22 зуба, стал чем-то похож на Льва Павловича Потапова, нашего командира курса в Училище.
После госпиталя мои документы на увольнение послали через Управление кадров ВМФ в Управление кадров министерства обороны. Меня ведь увольняет Министр обороны. 
А я хожу потихоньку на службу, сижу за компьютером. Составляю программы по специальности.

Дом на Красной улице, где живут родители Иры и семья младших Гараниных, расселяют. Родители получают однокомнатную, Ира - двухкомнатную квартиру на Юго-западе.

В ноябре вышла на пенсию Надя. Отмечали у нас дома. Были все родственники и Обуховы Виктор, Соня и их внучка Катя. 
А на меня приказа пока нет. Продолжаю служить.

1986 год

Новый год встретили у Храмовых. Днём 1 января все собирались у нас.
А приказа на меня нет и нет. Пишу рапорт Начальнику Института. Прошу предоставить мне очередной отпуск за 1986 год с выездом в Ашхабад. Проездные прошу выписать также на жену, поскольку в 1985 году проездные не использовал, ездил на своей автомашине.
Федотов почесал затылок и позвонил в УК ВМФ. Там есть мой однофамилец, капитан 2 ранга Гаранин, который курирует наш Институт. Гаранин ответил, что если в Институте нет документов о моём увольнении, то есть выписки из Приказа Министра обороны, то можно и нужно отпустить. И 6 января мы с Надей улетели в Ашхабад.

Мы блаженствовали в Ашхабаде месяц. Шура и Виктор кормили, поили и развлекали нас как в санатории. Погоду застали всякую: от снега до плюс двадцати. На столе рыба самых изысканных пород, арбузы, свежие овощи и фрукты. Стол на веранде накрыт почти постоянно.
Были на кладбище у Надиных родителей.

Мы вернулись в Ленинград. Выписка из Приказа Министра обороны пришла буквально на следующий день после ухода меня в отпуск. 
28 февраля 1986 года у меня был последний день военной службы. Были торжественные проводы в Большом зале НТС. Кроме сотрудников Института были представители дружественных организаций, пришли уже давно ушедшие от нас старики-ветераны. Много пожеланий, адреса, подарки. Сам я в ответном слове вспомнил первый день военной службы. Поблагодарил всех. Прослужил я, если считать началом службы день принятия присяги тридцать семь лет, пять месяцев и три недели. А льготная выслуга с учётом службы на Севере и Тихом океане составила 45 лет.

После официальных проводов ко мне домой приехали начальник отдела Альберт Хребтов, начальник лаборатории Джон Ильин, Алексей Александрович Сорокин, Владимир Николаевич Ратьков и Николай Иванович Казбан. Пришли ещё Виктор и Соня Обуховы. 
Сослуживцы пришли нелегально, потому что новая генеральная линия партии повела на тотальную борьбу с употреблением спиртных напитков. Собравшись у меня отметить пройденный мной военный путь, друзья - товарищи рисковали своей партийной и служебной репутацией, а я - пенсией. Так вот всю службу не любимые мной политработники подгадили мне в её конце. Но мы знаем, что это временно, хотя сам Главный перестройщик заверяет, что это не кампания, так будет вплоть до полного построения коммунизма. Со свойственной этой категории людей глупостью он упорно рубит сук, на котором сидит. 

Всё, мы с Надей отбарабанили активный участок жизненного пути. 


© Copyright: Владимир Гаранин, 2011

Регистрационный номер №0006243

от 18 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0006243 выдан для произведения:

 
Записки деда

Военная служба в 9 Институте ВМФ ч.3 1982 – 86 годы 



1982 год

Новый год встретили у Наташи и Бори на улице Пограничника Гарькавого.

Надя стала неважно себя чувствовать. Боли в боку. Болит почка. Лекарства не помогают.
В апреле приехал Виктор Лебедев, а в конце апреля, ещё при Викторе, Надю увезла скорая. Виктора я отправил домой. 
13 мая в больнице на Авангардной улице Наде сделали операцию. Удалили левую почку. 
Надю привезли в палату после операции ещё в беспамятстве, не прошёл наркоз. Надя очнулась и схватилась за мою руку. Узнала. Пришли и дети. 
Послеоперационный период проходил трудно. Но пошла поправка.
Я мало был в эти дни на службе.

С 2 по 25 июня я в Баку в ГЭК.
Тридцать лет со дня выпуска.
Я не хотел ехать, ссылаясь на болезнь жены. Но меня ещё в конце прошлого года подали в Приказ Главкома как Председателя штурманской секции - Заместителя Председателя Государственной Экзаменационной Комиссии по Каспийскому ВВМУ. И такой Приказ вышел и поступил в Институт. Практически невозможно не поехать. 
За годы моего отсутствия Училище ещё выросло. Функционируют полностью штурманский и химический факультеты, а также иностранные для социалистических и отдельно для развивающихся стран. Новые учебные корпуса и кабинеты. В штурманской секции восемь подкомиссий. Раньше я возглавлял одну их них, седьмую. Теперь я тоже возглавляю одну, а остальные шесть возглавляют капитаны 1 ранга Имнадзе Гиви Васильевич - старший преподаватель Учебного центра в Обнинске, Войцеховский Борис Антонович - старший преподаватель Военно-Морской Академии, Колесниченко Виктор Яковлевич - тоже из Обнинска, Власов Владимир Александрович - старший преподаватель Высших офицерских классов, Завгородний Анатолий Иванович - теперь старший преподаватель ВВМУ подводного плавания, Григорянц Фридон Андроникович - районный инженер военной приёмки из Каспийска. В каждой подкомиссии ещё два члена и секретарь. У меня в подкомиссии № 4 члены капитан 2 ранга Олейник Анатолий Яковлевич - флагманский штурман Каспийской флотилии и капитан 1 ранга Смуров Виктор Ильич - старший преподаватель кафедры кораблевождения Каспийского ВВМУ. Секретарь подкомиссии капитан 3 ранга Фуфаев Александр Александрович, преподаватель Училища. 
Живут члены ГЭК, в том числе и я, в гостинице Бакы в городе.

4 июня, пятница. Ровно тридцать лет назад этой датой отмечено присвоение мне звания лейтенант флота и назначение на должность командира БЧ-1 ЭМ "Разумный".
Сегодня в моей подкомиссии сдают Государственный экзамен по навигации техники-судоводители группы из Конго. На сегодня их пятеро, это аспиранты Лопенго Франсуа, Мбумба Лазар, Буйила Стефан, Мундзи Мартин и Мукилу Андре.
Всех пятерых успеваем пропустить до обеда. Секретарь подкомиссии А.А.Фуфаев собирает и сдаёт в Учебный отдел результаты всех подкомиссий штурманской секции, а я спешу в город. Сажусь в автобус № 142 и еду до кольца - садика Самеда Вургуна. Рядом междугородный переговорный пункт. Звоню в Ленинград Обуховым. Сейчас в Ленинграде проходит встреча ветеранов ТОГЭ. Приехали Сергей и Лена Крейдун, Радик и Алла Юлдашевы.
Вчера Надю выписали из больницы. Её привёз домой на своей автомашине Виктор Николаевич Обухов.

В субботу и воскресенье нас возили по музеям и пляжам. Я ездил в 7-й микрорайон, где теперь живут тётя Надя и тётя Паня. Это новый микрорайон, туда довольно далеко ехать. Живут Надины тёти в благоустроенной квартире. Тётя Надя уже совсем старенькая, еле двигается, но водочку ещё принимает. А дома 49 по проспекту Нефтяников уже нет. Его снесли и на этом месте теперь автостоянка. Снесли и домик Тоси и Юры на Телефонной. Теперь здесь улица Рихарда Зорге и огромное здание Аэрофлота. На сопке Нагорного парка раньше самым высоким объектом был памятник Сергею Мироновичу Кирову, теперь здесь есть телевизионная вышка, она выше. 

Утром в понедельник 7 июня в моей подкомиссии сдают Госэкзамен по навигации техники-судоводители из Гвинеи-Бисау лейтенанты Антонио Жозе Товарищ, Каэтано Фернандеш, Мамаду Сила, Эуштакиу, и младший лейтенант Малам Сейди. Все прошли до обеденного перерыва.
После обеденного перерыва такой же экзамен сдают техники-судоводители из Народно-демократической республики Южный Йемен. Их четверо. Это старший лейтенант Мурад Мухамед и курсанты Мухамед Сеиф, Мустафа Ахмед и Карим Махди.
Таким образом, весь день занят.

Всё же вечером позвонил в Ленинград. Надя приходила к Обуховым. К ней приехали в гости тётя Тося из Добринки и двоюродный брат Дима из Волгограда, сын дяди Серёжи. Чувствует себя Надя удовлетворительно.

8 июня, во вторник - напряжённый день. Государственный экзамен по навигации у штурманов-политработников из Кубы. Их тринадцать. Подросли те мальчишки, которых я видел одиннадцать лет назад. Они белые, средние и чёрные. Это курсанты Нельсон Бланко Гарсиа, Мануэль Пинело Диаз, Леонардо Пачеко Перес, Педро Родригес Гусман, Эрнесто де ла Торре Бланко, Элой Янио Диаз, Франсиско Каспартинью Пино, Густаво Саес Пегаес, Фидель Альба Гарсиа, Ласаро Люя Эрнандес, Рамон Бондера де ла Роса, Агустин Ираола Гарсия и Адольфо де ла Торре Бетонкурт.
9 июня, среда. Сегодня опять Гос.экзамен по навигации у штурманов-политработников. До обеда четыре вьетнамца. Это очень трудолюбивые и невзыскательные люди, привыкшие к трудностям у себя на родине. Там война. Они единственные из всех иностранцев, у которых нет денег, чтобы питаться в ресторане или хотя бы столовой для иностранцев, где теперь питаемся и мы, члены ГЭК. Они, как и наши курсанты ходят строем в бесплатную курсантскую столовую и поедают в свободное время ягоды с тутовника. 
Первый - курсант Ле Динь Фу - получает пятёрку.
Второй - курсант Ле Тиен Зунг - четвёрку.
Третьим идёт курсант Ле Чунг Тьюнг. О нём меня предупредили. Он - герой Вьетнама. У него нет образования. Он весь в шрамах. Дёргается веко левого глаза. Он не будет штурманом. Он - политработник. У него билет № 19. Определение маневренных элементов корабля на мерной линии и подготовка к походу. Очень слабо, но мы ставим тройку. Он заслуживает.
Зато четвёртый - мичман Чан Динь Тхао - блеснул поистине отличными знаниями.
После обеденного перерыва идёт группа из Анголы. Это старший лейтенант Жозе де Альмейда Сильва, младшие лейтенанты Педро Каника и Нкози Эмануэль Дувал и аспирант Эрнешту Муингула.

А теперь защита дипломов у получающих высшее инженерное образование начнётся почти через неделю - во вторник 15 июня.

Был в гостях у Михаила Ивановича Андрюкова. Он теперь один. Дети разъехались. Мария Владимировна умерла. А сам Михаил Иванович всё ещё работает в НИРИО Училища. Это научно-исследовательский редакционно-издательский отдел. Он ещё пишет учебники для курсантов и издаёт их. И я у него соавтор. Михаил Иванович увлечён прямыми способами решения астрономических задач. Я ему помогаю, составляю алгоритмы и программы для решения на ЭВМ. 

Со вторника 15 июня по пятницу 18 июня защищали дипломы отечественные курсанты. После подведения итогов и объявления оценок я каждый раз поздравляю их с окончанием Училища, с выходом на самостоятельную дорогу. Сам-то я за тридцать лет эту дорогу уже прошёл и нахожусь в её конце. Этим ребятам только предстоит. У кого как сложится. Странно, что в курсантской форме это бравые, видавшие виды ребята, а как только переоденутся в лейтенантскую - сразу превращаются в молодых зелёных юнцов, мало готовых к суровой флотской службе. Они больше избалованы, чем были мы. За счёт непомерно раздутого курса общественных наук и математической обработки они не знают многих элементарных практических вещей. Всё придётся познавать на флоте, и не все приживутся там. 
В Училище живут только первые три курса. Третий уже не ходит на вечерние прогулки. Песни в строю звучат другие, и исполнители не те, что в наши времена. Специально оставался на прогулку. Поют теперешние курсанты мало и плохо.

19 июня в субботу - последний день защиты дипломов. Защищают дипломы иностранцы.
Первый - кубинец курсант Анхель Либрадо Пулидо Лесгано. Поставили ему четвёрку. Курсант прыгает от радости. Кубинцы очень эмоциональны.
Вторым защищает диплом вьетнамский курсант Ву Чи Конг. Диплом образцовый. Отлично.
Последним защищает диплом старший лейтенант Ахмед шейх Зорба из Йемена. Ахмед настоящий шейх, диплом ему нужен для солидности. Он и сам важный и солидный. Поставили ему четвёрку.

Вот если бы я был только председатель подкомиссии, то я бы сразу улетел домой. Работаю я не очень много. Учебный отдел сам знает, что нужно делать. Но нужна моя подпись. Я сижу в Училище неделю. Если бы Надя была здорова. Встреча ветеранов ТОГЭ прошла без нас с Надей. Был и сбор однокашников в Ленинграде. В этом вопросе я считаю себя в лучшем положении, хотя из однокашников здесь только Бенек Сергеевич Мангасаров. Он по-прежнему просто преподаватель, капитан 2 ранга.

В субботу 26 июня я прилетел домой. В понедельник 28 июня я вышел на службу. На службе узнал о рождении внука Артёма.
А вечером, когда вернулся домой, приехала скорая помощь и увезла Надю в больницу с отёком лёгкого.
Через десять дней Надю из городской больницы на проспекте Стачек перевели в туберкулёзный диспансер на Звёздной улице. 
Я взял отпуск. Ежедневно езжу к Наде. Надя чувствует себя неважно. Периодически откачивают жидкость из лёгкого.

Приехали посмотреть Ленинград Наташа Гуменникова и Серёжа Грехов. Возил их по городу, в Петродворец. Возил в Сиверскую, где Храмовы снимают дачу.
У Наташи в это время произошло обострение привычного вывиха коленной чашечки, и я вместе с Греховыми привёз её в Военно-морской госпиталь. Наташу положили на лечение. Были Наташа Гуменникова и Серёжа Грехов и на Звёздной.

Надя вроде бы пошла на поправку. Иногда я её ворую и привожу на несколько часов домой помыться. 
Однажды в начале августа меня пригласили этажом выше к заведующей отделением. Самой заведующей не было, была её заместитель. 
- Вы знаете, туберкулёза мы у вашей жены не обнаружили. К сожалению, анализ плевральной жидкости показал наличие в ней злокачественных клеток. Другими словами, у вашей жены рак плевры. Мы ей не говорим. Знаете, больные раком плевры долго не живут, максимум полтора - два месяца. 
Я вышел. Это как внезапный удар ножом. Боли нет. Ничего нет. Шок.
Внизу стоит вымученно улыбающаяся Надя.
- Что, Вова, она сказала тебе?
- Пока анализа нет.
Или что-то вроде ответил я.
Я сразу, не останавливаясь, ушёл. Боялся, что сорвусь. Я пошёл почему-то не через выход, хотя заход был официальным, а через окно на первом этаже и дыру в заборе. Сорвался только во дворе диспансера, но быстро взял себя в руки. 
Машину в гараж не ставлю. Она под окном.
Кошмарный сон. Дома лежу на диване и гляжу в потолок. Что предпринять? Ночью сорвался. Выл волком. Катался в комнате по полу. 
Утром поехал к Наде. Однажды приехал с Виктором Николаевичем. 
Надя что-то подозревает.
- Привыкай, Вова, жить один.
Виктору Николаевичу и никому я ничего не сказал.
Много раз выл волком ночью. Однажды стал молиться.
- Боже, ну если ты есть, помоги! Я буду знать, что ты есть.
Отчаяние заставило. 
Во второй декаде августа меня попросила зайти вернувшаяся из отпуска зав. отделением.
- Вы знаете, мы вас зря напугали. Мы сделали ещё два анализа, совершенно независимых и в разных организациях. Версия злокачественных новообразований в плевральной жидкости не подтвердилась. Это очень странно. Обычно при таком течении болезни должен быть или туберкулёз, или рак. У вашей жены нет ни туберкулёза, ни рака, и мы днями её выпишем.
Ну, кто нам помог? Ведь это как вернуть человека с того света. Что тут говорить?
Я с радостью сообщил Наде, что туберкулёза у неё нет, она почти здорова, и скоро поедем домой насовсем вместе.

Я и сам болею. В мед книжке врачи 285 поликлиники уже записали мне многие виды сердечной недостаточности, склероза. 
После выписки Нади я написал рапорт с просьбой уволить в запас.
"Надо пройти медкомиссию" - написал резолюцию Федотов. 

А пока с 29 августа я в Севастополе. Я - председатель штурманской секции Межведомственной Комиссии по Государственным испытаниям ракетного крейсера проекта 1164 "Слава". 
Надо пояснить, что по существующей организации головные корабли в серии принимают Научно-исследовательские Институты. Последующие принимаются Военной приёмкой. Так было с головным "Киевом" и следующим за ним в серии "Минском". В приёмке "Минска" мы уже не участвовали.
Предыдущей "Славой", бывшим крейсером "Молотов" 28 проекта, перед выводом из состава ВМФ СССР командовал Павел Евгеньевич Васильков. Теперь он в запасе, работает лоцманом в Севастопольском морском порту. 
Я не буду описывать работу Комиссии. РКР "Слава" имеет то же вооружение, что и ТАКР "Киев". Нет только полётной палубы. Но на юте есть площадка для одного собственного вертолёта Ка-25 и ангар для его хранения. Навигационный комплекс "Салгир-У" как на "Киеве" с некоторыми усовершенствованными системами. Главный конструктор комплекса - Слава Печалов, его заместитель - знакомый нам ранее Пономаренко. У меня заместителем представитель ленинградской организации "Электроприбор" Юлий Дмитриевич Рихтерман. В моей секции все члены от нашего Института и "Электроприбора". 
Я был на испытаниях от их начала до конца. Лично участвовал в испытаниях всех систем навигационного комплекса. Плавали без перерывов днём и ночью.
Приёмо-сдаточный акт подписан.

Володя Кишанков уже на пенсии. Возил меня на пляж в бухту Камышовая. Были с ним вдвоём. Дети разъехались. Катя плохо видит. На улицу почти не выходит.
И Радик с Аллой катали меня на своей "Волге". Ездили по дороге в Ялту.
Бывший начальник кафедры кораблевождения КВВМУ капитан 1 ранга Иванов Юрий Михайлович после увольнения в запас работает смотрителем Тарханкутского маяка.

В сентябре я вернулся в Ленинград. Со мной беседовали все начальники по поводу моего увольнения в запас. Мне предложили вариант, на который я согласился. 
В ноябре пришёл приказ Министра обороны: назначить капитана 1 ранга Гаранина Владимира Константиновича старшим научным сотрудником 12 отдела по состоянию здоровья и личной просьбе. Никаких медкомиссий не потребовалось. А в запас я буду уволен с пенсией по окладу начальника отдела. Начальником отдела стал Альберт Александрович Хребтов. 
Я остался руководителем НИР "Поход". Поставил себе на стол персональный компьютер 15 ИПГ-32.003 и стал работать над автоматизацией процесса обработки отчётов кораблей за Боевую службу формы Ш-80.

1983 год

В феврале я выслал отчёты по НИР "Поход-82" в ГШ ВМФ и ГУНиО.

В воскресенье 20 марта я и Надя поездом приехали в Ессентуки. Мы поселились в номере на четвёртом этаже нового жилого семиэтажного корпуса Ессентукского военного санатория. Снег здесь уже сошёл, только местами есть его небольшие кучки. Довольно тепло, солнечно, днём температура до 10 тепла. Устроены хорошо. Три раза в день ходим пить минералку. Много гуляем. Делаем физзарядку и процедуры, фотографируемся. Здесь в почёте птица орёл. Всюду каменные орлы с распростёртыми крыльями. 
С балкона нашей комнаты виден Бештау.
Мы с большим удовольствием отдыхаем после пережитого в прошлом году. Нам нравится буквально всё. 
Вечером в понедельник 21 марта - концерт Нины Нестеровой.
22 марта. День весеннего равноденствия. Исчезли последние следы собранного в кучи снега. Совсем тепло. Надя чувствует себя хорошо. Вечером в городском кинотеатре посмотрели две серии нового фильма "Вокзал на двоих" с участием Гурченко.
Мы пьём Ессентуки № 17 и № 4. Купили плоские чайнички, из них и пьём.
В среду 23 марта посмотрели в клубе санатория две первые серии многосерийного фильма "Красные колокола" - "Мексика в огне".
В пятницу 25 марта в клубе - две серии фильма "Прощание". Мне фильм не понравился.
Гуляем по красивым паркам Ессентуков. Всюду солнце и музыка. В моде Юрий Антонов и особенно его песня "Крыша дома твоего".
В субботу 26 марта в клубе кино "Зеркало треснуло" по Агате Кристи.
В воскресенье 27 марта - поездка на экскурсию в Железноводск. Пешая прогулка по красивому городу. Вот дом, где летом 1841 года снимал квартиру и провёл последний день своей жизни великий русский поэт Михаил Юрьевич Лермонтов. Смирновский источник.
А вечером кино в клубе. Кинофильм "Мужики". 
Понедельник 28 марта. Концерт Кисловодской эстрады.
Дни всё солнечнее и всё теплее. Ходим по Ессентукам уже раздетыми. Отдыхаем душой и телом. 
29 марта, вторник. Кино в клубе "Провинциальный роман".
30 марта, среда. С утра интереснейшая экскурсия в Теберду - Домбай. 210 километров автобусом санатория. Кисловодск. Граница Ставропольского края и Карачаево-Черкессии. Красивая горная дорога. Величественный Кавказ! Учкекен. Терезе. Карачаевск. Проезжаем Кубань. Огромный лозунг

Течёт вода Кубань-реки
Куда велят большевики!

Теберда. И вот конечный пункт - Домбай!
Величественный пик с уклоном поверхности под 60 градусов. Здесь снег. Но внизу, где одноимённая гостиница, тепло. Воздух прозрачен, видимость полная. Поднимаемся по канатной дороге выше, откуда начинается лыжный спуск. Мы не спортсмены, мы экскурсанты из санатория. Нам нужен только свежий горный воздух, хорошая погода, шашлык и немного вина. Всё это есть. 
Фотографируемся на фоне изумительной природы. Природа вообще красива и величественна. Но везде красота своя. По своему красивы Оренбургские степи, сопки и природа Камчатки. Здесь красота и величие свои. Они, пожалуй, ни с чем не сравнимы. Здесь населённое величие. Ведь даже на вершине Домбая бывают люди. Я бы уже туда не полез. Страшно. Даже в стуле канатной дороги страшно. Надо привыкать. Мне не было страшно на ныряющем в пучину штормового океана корабле, а здесь дух захватывает. А может уже возраст. Домой вернулись поздно, но всё же успели посмотреть кинофильм "34-й скорый". 
На следующий день, в четверг 31 марта, мы снова поехали на экскурсию. На этот раз она называется "Замок" и "Гора-Кольцо". Это по дороге на Кисловодск. Красивый горбатый мостик. Старые разрушающиеся горушки не складчатого и не вулканического происхождения.
Больше похоже на место где-нибудь под Красноводском. Один край горушки проточен насквозь. Это и есть Гора - Кольцо.
1 апреля. Переехали в одноэтажный "генеральский" корпус. В столовую можно идти по внутреннему переходу.
2 апреля. Продолжаем прогулки. Совсем тепло, в Ленинграде летом бывает холоднее. К тому же солнечная ясная погода. Вечером посмотрели фильм "Дорожное происшествие". 
4 апреля, понедельник. Кинофильм "Похищение по-американски". 
5 апреля. Посмотрели фильм "Казнить не представляется возможным". 
Среда 6 апреля. Экскурсия в Пятигорск. Обелиск на месте дуэли. Мы в сопровождении экскурсовода обошли все достопримечательности Пятигорска. Вечером в клубе смотрели кино "Таран". 
А в четверг 7 апреля мы поехали на экскурсию к Эльбрусу. Отличные дороги, хороший экскурсовод, который и поездку в автобусе делает интересной. Теперь мы едем в Кабардино-Балкарию. Расстояние 200 километров. Залукокоаже, Малка, Баксан. Баксан - это населённый пункт на одноимённой реке, по которой я выполнял НИР. Залыково, Тырнауз, Верхний Баксан, Эльбрус. Подъём по канатной дороге. Чай и вино в самой верхней точке. Это кафе, откуда любуются Эльбрусом. Но сегодня его вплотную не видно. Пасмурно. Мы видели двуглавый прошлый раз издали, когда ехали на Алибек. 
Вечером в клубе санатория посмотрели две серии кино "Высокий перевал".
8 апреля - обычный санаторный режим. Ванны. Кино "Без видимых причин".
Суббота 9 апреля. Одна из лучших экскурсий. Голубые озёра и Нальчик.
Сначала Нальчик. Прогулка по городу. Теперь ясная солнечная погода. Здесь жил когда-то давно один из моих училищных друзей Вениамин Галдобин. Он здесь родился, вырос, отсюда ушёл в Училище. Он любил свой город, рассказывал о нём, всегда стремился сюда. Теперь его уже нет. Что-то не сложилось у него в жизни. Улицы вроде бы обычные. Пятиэтажные дома. Чистота. Опять канатная дорога. Вид на Нальчик с высоты птичьего полёта. Затем красивейшие Голубые озёра. Большой стол. Шашлыки, вино. Весь автобус гуляет, поёт и пляшет.
А вечером концерт художественной самодеятельности.
В воскресенье 10 апреля - экскурсия в Кисловодск. Здесь всегда свой микроклимат, обусловленный рельефом местности. Много белок. 
Часы и календарь из живых цветов. 
Барельеф Лермонтова

Хотя я судьбой на заре моих дней
О Южные горы, отторгнут от вас,
Чтоб вечно их помнить, там надо бать раз:
Как сладкую песню Отчизны моей
Люблю я Кавказ.

Вечером в санатории кино "Ответный ход".

Последнюю неделю 11 - 15 апреля мы с Надей на экскурсии уже не ездили. Продолжали отдыхать и лечиться, гулять по окрестностям, ходить по концертам и кинофильмам. 
15 апреля получили документы, попрощались с Ессентуками и в 18-21 выехали поездом в купейном вагоне в Ленинград.
В воскресенье 17 апреля в 11-12 приехали. Очень нам понравилось в Ессентуках.

В мае в свободные дни я вывожу на машине внуков на природу. 
Надюшка уже большая. Теперь Сергей с ней играет. Ставим палатку на берегу какой-нибудь речушки и отдыхаем. Варим пищу на "Шмеле". Дети и внуки резвятся.

С 1 по 24 июня я в Баку, в ГЭК. Тридцать первую годовщину выпуска с удовольствием встречаю в Училище. Теперь легче. Дома всё в порядке. Надя здорова. Я опять Председатель штурманской секции и одной из её подкомиссий. В приказе ГК по ГЭК я числюсь начальником отдела НИИ. 
ГЭК проживает в городе в гостинице "Бакы". А вот кинотеатра "Бакы", что был на улице Кирова напротив кинотеатра "Низами", теперь нет. Его снесли и построили в этом месте другое здание. Через улицу Кирова на пересечении с улицей 28 апреля, бывшей Телефонной, сделали подземный переход. Функционирует Бакинское метро.
В Училище несколько проходных. Одна из них там, где было пересечение дорог на Училище и Кагановичнефть, где был Верхний шлагбаум. К северу от Училища большой микрорайон города. Между этим горным микрорайоном и Училищем расположено что-то вроде Суворовского Училища. Там - старшие классы средней школы. Ученики или воспитанники носят форму суворовцев. Там учатся только азербайджанцы. Их называют "Алиевцы", по фамилии их куратора - первого секретаря ЦК КП Азербайджана Гейдара Алиева. Школа привилегированная. Выпускники поступают в ВУЗ"ы управленческого плана. А воспитатели у этих учеников - усатые русские дядьки-сверхсрочники, весьма сурово с ними обходящиеся. И к нам в Училище идут эти азербайджанцы в достаточно большом числе. Большая часть не проходит вступительных экзаменов, многие отсеиваются в процессе обучения. Мне за эти годы на выходе из Училища встретился только один азербайджанец. Я ему поставил пятёрку. 
Был в седьмом микрорайоне. Тётя Надя умерла, это нам сказала тётя Паня ещё при встрече в деревне. Теперь и тёти Пани здесь нет. Она поменяла квартиру и куда-то переехала. Так мне сказали новые жильцы. 
Уже перед концом работы ГЭК ко мне в раздевалке бассейна подошёл солидный высокий седой капитан 1 ранга и спросил, нет ли у меня младшего брата, он служил с ним в давние годы на Севере. 
- В какие давние?
- В 1953 1954.
- Где конкретно? 
- На эскадре, на эсминце "Осмотрительный".
- Брата у меня нет. Я сам в эти годы служил на "Осмотрительном". А вы кто?
- Я Болдырев.
Ещё несколько наводящих вопросов и мы узнали друг друга. Это Толя Болдырев. Тогда он был лейтенантом, командиром зенитной батареи. Он командовал 76-миллиметровой башней СЗА и семью 37-миллиметровыми автоматами 70-К МЗА.
Нам ведь кажется, что стареют другие, а мы остаёмся прежними. По этой причине Толя, узнавший мою фамилию, спрашивал моего младшего брата. Я тоже не мог предположить в весьма солидном седом капитане 1 ранга того вечно улыбающегося лейтенанта. А командир ЗБ лейтенант Болдырев улыбался даже при докладе высокому начальству о завале стрельбы по конусу, за что его наказывали.
Толя приехал ко мне в гостиницу вечером этого же дня. Сам он живёт в училищной гостинице. Мы пробеседовали за чашкой водки всю ночь, вспоминая прошлое. 
Теперь Толя - военпред на одном из сибирских ракетных заводов ВПК. Службу на кораблях закончил флагартом бригады. Окончил Академию. Здесь в ГЭК принимает экзамены и дипломы от специалистов-ракетчиков социалистических и развивающихся стран.

В начале июля я ездил на своей машине в командировку в Ригу и провёл там почти неделю. Отстаивал в Латвийском морском пароходстве честь, достоинство и финансы ГУНиО МО СССР. На выходе из Лиепайского порта пробил камнями танки и вылил в море много мазута танкер Латвийского пароходства "Витторио Кодовилья". Латвийское пароходство собирается подать в суд на ГУНиО МО. Представители пароходства утверждают, что танкер пробил днище там, где на карте нет никаких камней. Морские навигационные карты издаёт картфабрика ВМФ, подчинённая ГУНиО, по материалам съёмок и промеров, производимых Гидрографическими и Океанографическими Экспедициями, также подчинёнными ГУНиО. Наш 9 Институт также подчинён ГУНиО. Я еду, чтобы отвести обвинение. Со мной едет начальник 8 отдела ГУНиО капитан 1 ранга Лущин Николай Гаврилович. Поездка внезапная, поездом не успеть. Мы с разрешения начальников ГУНиО и Института выехали вечером после конца рабочего дня. По Таллинскому шоссе я доехал до эстонского города Раквере. Ночью мы пересекли по диагонали всю Эстонию через города и населённые пункты Тапа, Пайде, Тюри, Синди и выехали на дорогу Таллин - Рига немного южнее города Пярну. Уже в Латвии, проехав Салацгриву, на хорошо оборудованной автостоянке помылись, позавтракали и к 8 утра приехали в Ригу.
В 10 утра началось совещание в Пароходстве.
Я затребовал судовые документы и карту выхода и посадки, и в течение нескольких дней вместе со специалистами Пароходства разбирался в причинах. 
На карте есть примечание, что жёстким тралом на глубину 9.4 метра протралено в районе только выходного фарватера на определённую ширину и расстояние.
В Лоции района есть предупреждение о наличии отдельных камней вне районов, протраленных жёстким тралом.
Следовательно, танкер, имеющий осадку всего на 7 сантиметров меньше минимальной глубины на выходе, должен был следовать до больших глубин строго по фарватеру.
Документы, представленные Пароходством, не смогли подтвердить, что танкер придерживался строго рекомендаций карт и лоций ГУНиО МО.
Пароходство претензии сняло.
Обратно мы выехали опять поздно вечером. Ещё с нами поехал начальник Гидрографии БФ капитан 1 ранга Гребенщиков. В 2 часа ночи приехали в Таллин и заночевали в Гидрорайоне Таллинской ВМБ. На рассвете выехали и днём вернулись в Ленинград.

В июле все Храмовы уехали в Буинск к Бориному папе Леониду Петровичу.
А к нам приехали в гости моя сестра Лида и Боря Гуменников. 27 июля мы отметили день рождения Бориса, ему исполнилось 62 года. На празднование приходила Валентина Петровна и все младшие Гаранины. 
Ездили с Лидой и Борей по городу, в Петродворец, на природу на Финский залив за Большую Ижору. Гуляли в окрестностях нашего дома.
В день ВМФ ездили на Неву смотреть салют и корабли.

В течение второй половины года приезжали погостить Тося с Надиной двоюродной сестрой Клавой, Шура Лебедева, Коля Гаранин с женой Аней. 

Осенью Храмовы переехали в трёхкомнатную квартиру на Ленинский проспект.

1984 год

Итак, пошёл 1984 год. Ушедший год принёс некоторое успокоение. Я всё ещё боюсь за Надю. 

В январе сборы на Северном флоте. Основную массу РПК СН составляют подводные лодки проектов 667-Б, БД и БДР с навигационными комплексами НКСО-72 соответствующих модификаций. По ним накоплен богатый опыт навигационного обеспечения. Я делаю доклад. Получены первые данные по навигационному обеспечению Боевой службы новых сверхмощных РПК СН "Акула" с навигационным комплексом "Симфония". Это уже музыка, а не река. В прошлом году этот комплекс принят на вооружение как НКРПК-83, навигационный комплекс ракетных подводных крейсеров образца 1983 года.

В Николаеве на Черноморском судостроительном заводе заложен пятый тяжёлый авианесущий крейсер "Тбилиси". Его проект 1143.5. На нём будут самолёты не вертикального взлёта и посадки, а нормальные фронтовые штурмовики и истребители.

Вступил в строй тяжёлый атомный ракетный крейсер "Киров".
Проходит испытания второй такой же атомный крейсер "Фрунзе". 

В феврале - отчётный период по НИР "Поход-83". Я сделал четыре программы для персональной ЭВМ. Отчёты обычных кораблей обрабатывает по программе "Диалог" гражданский МНС Алексеев, выпускник ЛИАП. Он же по программе "Итог-84" обобщает данные. Отчёты РПК СН по программе "Поход-1" обрабатывает МНС Ратьков Владимир Николаевич, он же производит обобщение по программе "Поход-2". Я по результатам обработки собственноручно, без черновика в рабочей тетради, печатаю Отчёт по теме по РПК СН на принтере ЭВМ. По обычным кораблям Отчёт пишет в рабочей тетради мой заместитель по теме Миша Кузнецов, а печатает машинистка. 
К 15 февраля Федотов подписал отчеты, и мы выслали их заказчикам.

На картфабрике ВМФ отпечатан сигнальный экземпляр "Методики обработки навигационных измерений с оценкой точности" и "Сборника программ", который теперь назван СП-1-84. Проверяю допущенные опечатки.

Артёму идёт второй год. Он часто приезжает к нам вместе с родителями. Он очень похож на своего второго деда Ролю.
8 марта отмечали у нас с младшими Гараниными и Обуховыми Соней и Виктором.

Надя стала частенько поговаривать о доме в деревню. Видно на работе идёт об этом разговор. Я слушаю, но пропускаю мимо ушей. Как-то не до деревенского дома. Впрочем, Наде через год на пенсию. Да и мне возможно тоже. И вот 31 марта мы с утра поехали в Псковскую область, где нам обещают показать недорогой дом в деревне. Мы везём с собой Надину сотрудницу - пенсионерку Татьяну Тимофеевну. Она с котом и вещами едет в деревенский дом. Зиму она работала потихоньку в бухгалтерии, а теперь уволилась. Обещает показать дом для нас. 
По Киевскому шоссе мы доехали почти до Пскова, а дальше поехали на Порхов. Здесь дорога уже не та. Грязь и гололёд. Из Порхова поехали на Дедовичи, которых достигли по такой же дороге благополучно. От Дедовичей до деревни Ясски добрались тоже более-менее ничего. А дальше начался бывший Партизанский край. Дорог нет. Мосты взорваны ещё в войну и не восстановлены. Глубокие грязные колеи от тракторов. Между деревнями я ещё с трудом еду, останавливаясь ежеминутно для очистки стёкол, ибо дворники не справляются. Но вот впереди деревенька. Нет, это ещё не та, куда едет Татьяна Тимофеевна. Я гоню машину на предельных оборотах, чтобы не остановиться, но она всё равно встаёт. Подходит колёсный трактор, я цепляюсь за него и волочусь за ним до конца деревеньки. Затем едем с огромным напряжением сил самостоятельно. Опять впереди деревенька, но опять ещё не та. Здесь из грязи нас выталкивают местные жители. В следующей вытаскивать нас приехал "Урал". Мой буксирный трос вытянулся вдвое, пока машина рывком не пошла вперёд. Видимо зацепилась чем-то за камень. Татьяна Тимофеевна сказала, что летом в сухую погоду от Ясски к ним ходят автобусы. Зимой тоже. А весной с конца марта по середину мая и осенью с конца сентября до морозов с деревней сообщения нет. Почту возят и сбрасывают вертолёты. Вот она и торопится. На автобусное сообщение опоздала и решила пригласить нас посмотреть дом. Но осталось уже недалеко. Вот только Шелонь переехать, если она вследствие ранней весны не вскрылась. Вот река Шелонь. Если её переехать, то недалеко и Новгородщина. Деревенька то на самой границе. 
У Шелони в этом месте оба берега крутые. Спускаться надо с левым поворотом, причём справа обрыв в другой рукав реки. Лёд потемнел. Местами на него положены доски. Есть остатки моста, взорванного партизанами сорок два года назад, да так и не восстановленного. Две Тимофеевны перешли реку пешком, а я, предварительно проехав промоину в дороге у самого спуска, с котом и мебелью на борту помчался на другой берег. 
К исходу дня приехали в глухую деревеньку из двух видимых домов. Где-то дальше, по словам Татьяны Тимофеевны, есть ещё.
Рано утром, когда хозяйка, благополучно с нашей помощью добравшаяся до своего дома в деревне ещё спала, мы выехали в обратный путь. Мы забоялись, что придётся ждать здесь второй половины мая. Ни о каком доме речи уже не шло. Самым опасным участком была Шелонь. Надя встала у обрыва на противоположном берегу, а я помчался. Если тихо - не подняться по крутому обледенелому склону. Если быстро - можно свалиться сразу после подъёма с обрыва. Мчусь. Выскакиваю. Резко поворачиваю вправо, чтобы не сбить Надю. А промоина поперёк дороги ещё глубже. Объезжаю её, рискуя сорваться с обрыва. Где-то на подъезде к Дедовичам автомобиль стал рычать двигателем сильнее гоночного. Это оторвался наш глушитель. Зато повысилась мощность. Летим как на крыльях. Ура! Вырвались! 
Глушитель это не последнее, что пришлось покупать для восстановления машины. Застучала задняя крестовина и порвались все чехлы шаровых шарниров рулевой тяги. Вскоре купили глушитель, крестовину, пыльники. Всё менял сам. Отрывать остатки старого глушителя от машины помогал своим весом Виктор Николаевич Обухов.

Теперь мы ещё чаще бываем у Храмовых. Иногда ходим пешком, иногда едем транспортом. Кроме своей машины к ним можно проехать автобусом № 130 и троллейбусами 29 и 35. Майские праздники встречали у нас. Были все дети и внуки. На праздник Победы все собрались у Храмовых. По выходным ходим также с Обуховыми в свой лес. Дети и внуки приходят часто. А Серёжа Храмов приезжает на велосипеде "Школьник".
Ходили с Обуховыми на поле за нашими гаражами, собирали одуванчики. Сварили из них мёд. 

У Иры есть бабушка Татьяна Антоновна Нарубина. Она - мама её папы Роальда Алексеевича. Она ветеран партии и ей представляют за небольшую плату государственную дачу. Сама Татьяна Антоновна на даче бывает не часто. А Серёжа, Ира и Артём летом там живут. Мы приезжаем к ним на машине.
Там, в Солнечном, где расположена дача, очень красиво. Лесной свежий воздух. Недалеко Финский залив и пляж. У Серёжи и Иры есть велосипеды. 
Храмовы сняли дачу в Сиверской. Приезжаем и к ним. Гуляем по окрестностям. Серёжа катает Надюшку на заднем багажнике велосипеда, куда она запрыгивает на ходу.

Две рабочих недели - с 4 по 16 июня - провёл в Баку. Я только член одной из подкомиссий. Жили в городе в гостинице "Бакы". Каждое утро училищный автобус везёт в Училище, а вечером привозит обратно. Толи Болдырева в ГЭК не было. 
Карины Козловой в Училище уже нет, она ушла на пенсию. А сын её старший лейтенант Сергей Родин служит на ЧФ. Он штурман РЗК - разведывательного корабля. 

21 июля 1984 года исполнилось 25 лет со дня выхода из Кронштадта кораблей 4-й Тихоокеанской океанографической экспедиции. Прошло четверть века! Съезжаются друзья-сослуживцы.
К нам приехали Сергей и Лена Крейдун, Люба Никандрова. Петя Никандров уже умер. Ершовы теперь живут на Юго-западе, на улице Маршала Казакова. Там же недалеко живут Глазуновы Виктор и Маша. Днём было торжественное собрание в помещении Базового матросского клуба на площади Труда. 
Очень много собралось народа. Вот некоторые.
Юрий Иванович Максюта с женой Марией Ивановной, Валерий Николаевич Кефала с женой, Виктор Николаевич Гайдук с женой, Толя Петров, Том Николаевич Суйтс и Эдуард Риксович Попков, Андрей Иванович Матвеев, Евгений Евгеньевич Антонов, Леонид Михайлович Чередниченко, Павел Нестерович Купреев, Сергей Яковлевич Кролик, Виктор Николаевич Обухов, Геннадий Степанович Кочнев, Владимир Ильич Ермоленко, Юрий Дмитриевич Натальченко, Азат Хусаинович Гильмутдинов, Володя Одинцов, теперь капитан 1 ранга; Сорокин, Володя Довгань, Саша и Галя Бушмановы, Виктор Гершевич Айнгорн, Валерий Егоров, Эдуард и Галя Калмыковы. Была также дочь академика Королёва Наташа, которая вручала нам юбилейные медали.
Потом был большой зал ресторана гостиницы "Советская" на 14 этаже. Пели песни.

С 24 августа по 16 сентября мы в военном санатории Пуща-Водица. Бархатный сезон! Гуляем по паркам, принимаем лечебные процедуры, ездим в город. Гуляем по Крещатику. Катаемся на лодке по прудам. Окрестности и здесь красивы. Сосновый парк, свежий воздух. Фрукты и овощи в достатке. Едим арбузы, их здесь много. Ездим на Бессарабский рынок, на экскурсии по Киеву, в Киево-Печерскую Лавру. 


С 28 сентября по 28 октября я в Севастополе. Я - член Комиссии по приёмке из ремонта ТАКР "Киев". Обосновался в номере "Люкс» гостиницы на Остряках. "Киев", закончивший после девяти лет плавания ремонт на родном ЧСЗ в Николаеве, стоит у Угольной стенки. На нём не осталось ни одного члена прежнего экипажа. Бывший командир БЧ-1 Удовица Александр Ильич теперь флагманский штурман Кольской флотилии, капитан 1 ранга. Бывшие командиры штурманских групп Кононенко и Бобров теперь старшие научные сотрудники нашего института, капитаны 2 ранга. В Комиссии есть и те, кто принимал "Киев" из постройки. Кроме меня это начальник Гидрографии контр-адмирал Лев Иванович Митин. Он собирается на пенсию. От БЭМИ в Комиссии Слава Печалов. А Григорий Суренович Шакарян уже в мире ином.
Опять бегали в полигонах боевой подготовки, опять рычали на палубе штурмовики вертикального взлёта и посадки. Всё функционирует нормально.
"Киев" через проливы ушёл к себе на Север, а я взял билет на поезд, который пойдёт через двое суток. Был у Радика. Печальная картина. Был у Володи Кишанкова. Тоже не очень радостно. Катя совершенно слепая. 
Хожу по городу - герою. Вспоминаю и фотографирую. Исторический бульвар. Вот он - памятник инженеру Тотлебену. Фуражка в левой руке. 4-й бастион. Здесь участвовал в обороне Севастополя Лев Николаевич Толстой. Панорама обороны. Константиновский равелин.
О последних днях участников обороны написал книгу мой товарищ Шевченко Виталий Андреевич. Приморский бульвар. Памятник затопленным кораблям. Здесь в курсантские годы мы купались в увольнении, а некоторые, например Вася Осадчий и Володя Глушко прыгали с памятника вниз головой. Графская пристань. Площадь Нахимова. Матросский парк. Памятник капитан-лейтенанту Казарскому. Городской холм. Владимирский собор. Здесь похоронены адмиралы Михаил Петрович Лазарев, Владимир Алексеевич Корнилов, Владимир Иванович Истомин, Павел Степанович Нахимов. Арка ворот Малахова кургана. Недавно восстановленный памятник адмиралу Корнилову. Орудия бастионов. Место ранения Нахимова. Корабельные орудия Великой Отечественной. 
На Центральной аллее после Отечественной войны осталось одно дерево. Остальные посажены после. На них памятные доски о посадивших.

К А Ш Т А Н
посажен
Лётчиком-космонавтом
Героем Советского Союза
ГАГАРИНЫМ Ю.А.
21 сентября 1961 года.
Значит двадцать три года назад.

П Л А Т А Н
посажен
Климентом Ефремовичем
ВОРОШИЛОВЫМ
2 сентября 1959 года.
Это было двадцать пять лет назад.

Раньше меня привозил на вокзал Радик на своей "Волге". Я всегда накануне отъезда ночевал у них. Алла тоже приезжала. Теперь обстановка не позволяет. Я приехал утром на вокзал троллейбусом. Положил вещи в купе, сам гуляю по перрону. Неожиданно пришёл находящийся в отпуске Саша Кишанков и принёс мне десять бутылок пива. Сказал, что это его инициатива, а не отца.
Зазвучал марш "Прощание Славянки", я сел и поехал в Ленинград. Долго - долго поезд идёт вдоль Севастопольской бухты. Шесть тоннелей. 
Инкерман. Симферополь. Джанкой...

Серёжа Гаранин работает в милиции. Сейчас он сержант, старший группы задержания. О нём пишут газеты, его показывают по телевидению. 


В ноябре я был на сборах штурманов Северного флота. Был в гостях у Андреевых. Они все на Севере. У Риммы сдаёт здоровье, но они пока не собираются покидать Североморск.

В декабре - сборы штурманов ЧФ.

Алла Юлдашева умерла 8 ноября 1984 года.

Лев Иванович Митин ушёл на пенсию.
Начальником Гидрографии флота стал Игорь Николаевич Богданов.
Флагманским штурманом флота стал капитан 2 ранга Кобзарев Юрий Иванович. 


1985 год 

Новый 1985 год мы встречали у Храмовых. Была ещё Валентина Петровна. 
В конце января к нам приехали в гости Валерий Юлдашев с женой Леной. Валерий после окончания Черноморского ВВМУ служит на Новой Земле. 
На 8-летие свадьбы Наташи и Бори в гостях у них были все: мы, младшие Гаранины и Юлдашевы.

Кроме "Похода" я занимаюсь составлением программ для решения различных навигационных задач на персональной ЭВМ. Кроме этого мной разработан пакет прикладных программ для принятой на снабжение ВМФ ЭКВМ "Электроника МК-52-астро". В мае я ездил в командировку в Киев на предприятие-изготовитель этих ЭКВМ. Съездил в Пущу-Водицу, в военный санаторий. Прогулялся по паркам. Всё так же, только вода из запруд почему-то выпущена.

В этом году кончается моя служба. Мне даже рапорт писать не нужно. Однако со мной было несколько бесед в кабинете Федотова с ним и Начальником политотдела. Есть положение, в соответствии с которым срок службы мне может быть продлён до 60 лет. Убеждают в необходимости этого для Родины и целесообразности для меня. Перед отъездом в Баку в ГЭК в первых числах июня я дал согласие, и меня включили в список на продление службы решением Министра обороны.
С этим я и полетел в Баку.
А в Баку в Училище переполох: новый Генсек Горбачёв начал перестройку. Меня уже поразило неприятно его высказывание о том, что жить так дальше нельзя, но как провести изменения - он не знает, готового рецепта у него нет. Значит - куда выведет кривая. С одной стороны, конечно, надо сменить престарелое руководство страны. С другой - как это руководить страной, не имея чёткого представления куда идти? Ведь страна это не просто большое партийное собрание. 
Начали с омоложения Вооружённых сил.
Я приехал с настроением служить ещё пять лет. 
А Училищным офицерам предложили увольняться со службы, если их возраст равен или больше допустимого для воинского звания по занимаемой должности. Это значит, что преподаватели и старшие в возрасте 45 лет, начальники кафедр в возрасте 50 лет должны быть в этом году уволены. А они в большинстве старше, и преподаватели и начальники. Раньше это касалось только офицеров кораблей. Я всё же подумал, что это касается офицеров Училищ, а офицеров НИИ нет. Позвонил в Ленинград Хребтову. Он сказал, что обстановка резко изменилась. 
Так кто же теперь будет обучать морским наукам курсантов? Кто будет, основываясь на собственном опыте и капитальных знаниях, развивать морскую науку, её отрасли и как единое целое? 
В Баку я был с 3 по 22 июня. Исполнилось 33 года со дня моего выпуска. Я теперь просто председатель подкомиссии № 11. В моей подкомиссии капитан 1 ранга Костецкий, капитан 2 ранга Ткачёв и капитан 3 ранга Кайманов. 
Со мной приехал Виталий Иванович Карякин. Он теперь начальник 11 отдела, капитан 1 ранга. Он в ГЭК в Баку впервые. Живём в Училище в гостинице для иностранцев. Это лучше, больше свободного времени. По вечерам мы с Виталием берём бутылку Азербайджанского вина и беседуем в номере, потом гуляем по известным мне окрестностям. Отличная, как 33 - 37 лет назад погода. Я очень люблю эти места.
А в свободное время я брожу по Баку, по старым, вызывающим ностальгические чувства местам. Там, где жила треть века назад Надя, ничего старого не осталось. Чудом сохранилась на обрыве реклама Зоопарка. 
Очень хорошо в Баку. Приветливый народ, вежливые продавцы в магазинах.
Здесь уважают военных, особенно моряков.
Через мою подкомиссию прошли три десятка советских, эфиопских и конголезских дипломантов. Все успешно защитились.
Едва я вернулся из Баку, как сразу был вызван в кабинет Федотова. Те же два лица, которые месяц назад убеждали меня в необходимости служить ещё, популярно объяснили мне смысл наступившей перестройки.
- В перестройке нужно опираться на молодые кадры. Мы же консервативны. Держать Вас на службе дольше Октябрьских праздников нет возможности. Планируйте исходя из этого свою дальнейшую деятельность. 

Вначале я спланировал отпуск. 
К исходу дня 1 июля 1985 года мы с Надей выехали в Бузулук. Заночевали на берегу Тверцы. Вторую ночёвку сделали в лесочке на границе Рязанской области и Мордовии. Утром в 4 часа я встал, приготовил своё кресло и поехал дальше. Надя продолжает спать на разложенных креслах справа. Проезжаем спящую красивую Мордовию. Пошла Пензенская область. Я мчусь. Надо бы сегодня приехать. Мелькают мимо Беднодемьяновск, Нижний Ломов, Плёс, Мокшан, Рамзай, Пенза, Чаадаевка. Длинный мост через реку Сура.
Здесь мы с Надей остановились отдохнуть и устроили на красивом берегу реки завтрак. Минут через пятьдесят мы поднялись на шоссе и поехали дальше. Новое! У Кузнецка объездная дорога, тридцать один километр. На шоссе она выводит уже после Евлашево. Вот поворот на Николаевку. Новоспасское. Заправляемся. С бензином никаких хлопот, есть везде. Я даже канистру перестал возить. Сызрань, Жигулёвск, Тольятти, Курумоч, Алексеевка, Кинель. Короткое раздумье. Поехали через Бугуруслан. Обедали мы с Надей между Тольятти и Куйбышевом, а ужинать устроились на речке Малый Кинель. Погода ясная, солнечная. Теперь установили летнее время, когда поясное смещено относительно естественного на два часа вперёд. Но в данном случае это в нашу пользу. Мчимся по новой асфальтовой дороге от Бугуруслана к Бузулуку со скоростью 110 километров в час. По часам скоро полночь, а, в самом деле, Солнце ещё не село. По всему Оренбуржью один часовой пояс. В восточном Оренбуржье давно ночь. В 23-30 3 июля приехали в Бузулук. За последний световой день мы проехали 1000 километров, а всего от Ленинграда 2100 километров. 
Народ ещё сидит на скамеечках у домов.
Лида и Боря не спят. Мы не виделись 4 года. Все постарели.
В Бузулуке Юля Гуменникова, ей уже 15 лет. На даче много цветов. Есть клубника, смородина. 
Стоит отличная погода. За Самаркой построено много хороших дач. По дороге на Самарку мы проходим эти новостроящиеся и уже построенные аккуратные кирпичные или щитовые домики. Такой домик с уже разработанным участком стоит две с половиной тысячи рублей. Я хочу иметь такую дачу и каждое лето проводить здесь. Вот этот бы домик! И от Лидиной дачи недалеко, и от речки близко. Ведь будущим летом я буду уже пенсионером, Надя тоже. Почему бы нам не обосноваться здесь? Здесь моя родина!

Вот такие зародились у меня мысли в самом начале Горбачёвской перестройки. Пока она мне нравится. На место заскорузлых членов Политбюро приходят новые, молодые, энергичные. Может Горбачёв уже нашёл направление новой генеральной линии?

Лида и Боря заметно сдали. Им в этом году исполнится по 64 года. Они уже не ходят с нами на Самарку. Но моё предложение съездить в Оренбург они встретили с энтузиазмом. 
От Бузулука до Оренбурга 254 километра по новой, только что построенной асфальтовой дороге. 
Рано утром 8 июля мы впятером - я, Надя, Лида, Боря и Юля - поехали в Оренбург. Через три с небольшим часа мы уже приехали к Наташе и Сергею. Наташа с двухлетним сыном Вадимом дома, Серёжа Грехов, лейтенант милиции, на работе. После завтрака мы поехали на машине в центр города. Греховы живут в новом микрорайоне, которого в мои годы не было. А район, где я с родителями жил, теперь считается центром города. Дед с внуком остались дома, а Наташа Гуменникова поехала с нами. 
Вот она Пролетарская улица, самая длинная в городе. 
А вот и перекрёсток с Фельдшерской улицей. Только теперь она улица Профессора Попова. 
Вот он тот самый двухэтажный дом под красной железной крышей. 
Вот два наших окна. Они, как и прежде закрыты ставнями. Все остальные открыты, а эти закрыты. Будто бы я, закрыв квартиру на висячий замок и оставив внутри Ральфа, вылез через одно из этих окон, закрыл их ставнями и убежал с Шамилькой в Зауральную рощу. 
Машину оставили на Фельдшерской. Во дворе, почти не изменившимся за сорок пять лет, знакомых нет. Играет татарчонок, похожий на Шамильку. На скамейке перед домом, как раньше, сидит группа жильцов. Из прежних жильцов здесь никого нет, и их никто не помнит. Квартир в доме стало одиннадцать, на четыре больше. Улица заасфальтирована, при мне была брусчатка. 
Вот она красная НСШ № 32, где я закончил первые три класса. Никаких изменений. Только теперь это восьмилетняя школа № 41 Промышленного района города Оренбурга. 
Вернулись на Фельдшерскую.
Вот кинотеатр "Буревестник". Тоже всё по-прежнему. Сейчас тихо. Идёт сеанс. Может поэтому не льётся из окон музыка тридцатых. 
Приехали на Советскую и поставили машину в переулке у Дома Советов. Советская та же, но не совсем. Портят вид многоэтажные коробки вновь построенных типовых домов. А в основном постройки старые, легко узнаваемые. Вот в этом универмаге работала мама.Вот скамейки парка Дома Советов. Пришёл лейтенант милиции Серёжа Грехов в рубашке с галстуком. Фотографируемся. Здесь на Новый 1939 год были установлены щиты с портретами отличников учёбы, среди которых были моя сестра Лида и я. 

Мы вернулись на улицу Дзержинского, где живут Греховы, поужинали и поехали в Бузулук.Это же только своя машина позволила съездить и увидеть места своего детства! Ещё бы в Троицкое съездить. От Оренбурга 120, от Бузулука 374 километра.Может будущим летом.

В середине второй недели отпуска мы сделали ещё одну интересную поездку. На этот раз в Бузулукский Бор.
Мы опять не обнаружили место военного лагеря, где я был одним послевоенным летом. Но те же строевые пятидесятиметровые сосны, поляны с изобилием земляники.
Приехали из Куйбышева Валерий и Галя. Поднимаемся в горы.
Замечательный вид вниз. Там дачный посёлок, лесок, за ним вьётся голубая отсюда Самарка. А на севере - бескрайнее плато степи с разнотравьем. Чуть позже здесь будет ковыль и перекати-поле. Это - край степной Оренбуржье! Это - моя родина!
Были на кладбище у родителей. Отнесли цветы.

Мы выехали из Бузулука ранним утром 14 июля. Поехали через Колтубанку, через Сосновый Бор. Этой дорогой мы раньше не ездили, потому что Бузулукский Бор - заповедник, и через него автомашины не пускают. На этот раз я вписал Колтубанку, через которую мы поедем, в отпускной билет. Ну, в общем-то, красиво ехать по песку Бора, но по времени и расходу бензина не меньше, чем через Бугуруслан по шоссе. Тем более что дорога теперь очень хорошая.
К полудню 16 июля мы приехали домой в Ленинград. 

Надо навестить Кронштадт. Город закрытый, уволят - не попадёшь. А прожито в этом историческом городе немало. Поехали с Надей. Побродили по городу. Кронштадт тоже вырос, но нам новостройки не интересны. Мы гуляем там, где нам всё знакомо, связано с воспоминаниями. Солёные в доме Вирена уже не живут, они переехали в благоустроенную квартиру на улицу Аммермана. Они постарели, сдали. Лида с мужем и детьми застряла на Севере.
Возвращаясь, встретили на пристани в Ломоносове Александра Багратовича Арутюнова. Обнялись, расцеловались. Он - капитан 1 ранга, командир ЭОС "Молдавия". Его тоже увольняют, ведь ему пятьдесят восьмой!
В августе прилетела из Ашхабада Шура. Пошли грибы. Ездим в Заовражье и Тихие Зори. Возили в Тихие Зори и Надюшку Храмову. Ставили палатку, провели целый день. Ездили с Шурой в Эстонию по магазинам. Возил Храмовых на дачу младших в Солнечное. 
Ездил с Храмовыми на электричке на Вуоксу на рыбалку. Храмовы любят рыбалку, а я на следующий день сбежал. 

В сентябре съездил в Севастополь, попрощаться. Были свободные деньги по разделу "Помощь флоту", и я выписал командировку на неделю. Расположился в гостинице на Острякова. Отметил командировочное в Гидрографии, сразу прибытие и убытие. Заходил к Начальнику ГС ЧФ капитану 1 ранга Богданову Игорю Николаевичу. Ему 51 год, он тоже предупреждён. Брожу по Севастополю один, на этот раз без фотоаппарата, от Исторического бульвара до Малахова кургана. 
На Приморском посидел на скамейке. Спустился к Памятнику. Хотел взять с собой камень, как тот матрос, что покидал Севастополь последним, даже взял обточенный волнами крупный голыш, да не в карман же его брать. Бросил в воду. Пусть лежит на месте. 
Поднялся в парк Дома офицеров, он же матросский, кто как называет. Здесь памятник Казарскому, потомству в пример.
Вспомнилась песня курсантских лет. Вообще она военная. Безымянный автор сложил её в годы войны и, очевидно, погиб, потому что не находится. В ней воспеты эти парки. Я уже не помню последовательность. Может быть так.

Ветер весёлую песню поёт,
Море тревожно рокочет.
Город родной из тумана встаёт,
Сердце обнять его хочет!

В холод и зной был я всюду с тобой
В годы военных тревог.
Знай же, родная, по-прежнему твой,
Я не вернуться не мог.

Настежь открыта знакомая дверь,
Свалена набок ограда . . .
Я возвратился, я дома теперь, -
Большего счастья не надо!

Пусть обгорелые стены стоят,
Пусть почернел потолок,
Пусть ослеплёнными окна глядят, -
Я не вернуться не мог!

Я выхожу на Приморский бульвар,
В парк захожу опустелый. . .
Сколько здесь было гуляющих пар!
Сколько здесь песен звенело!

Море лазурное, пеной клубясь,
Плещется тихо у ног. . .
Здесь я впервые увидел тебя.
Я не вернуться не мог !

Радик свозил меня на кладбище, где похоронена Алла.
Володя Кишанков работает приёмщиком на станции техобслуживания автомобилей.
Здесь в Севастополе живёт уволенный уже в отставку Асаф Кутдусович Абдрахманов. Он живёт на улице Суворова, на склоне Городского холма, недалеко от штаба флота и Гидрографии. Но дома никого не оказалось.
На вокзал меня привёз Радик.
Скорее всего, это моя последняя встреча с Севастополем. 

26 сентября родилась внучка Диана.
....................................
В октябре я лёг в Военно-морской госпиталь на обследование перед увольнением в запас. Расположился в одном из коттеджей радиационного отделения. Поставил металлические коронки на 22 зуба, стал чем-то похож на Льва Павловича Потапова, нашего командира курса в Училище.
После госпиталя мои документы на увольнение послали через Управление кадров ВМФ в Управление кадров министерства обороны. Меня ведь увольняет Министр обороны. 
А я хожу потихоньку на службу, сижу за компьютером. Составляю программы по специальности.

Дом на Красной улице, где живут родители Иры и семья младших Гараниных, расселяют. Родители получают однокомнатную, Ира - двухкомнатную квартиру на Юго-западе.

В ноябре вышла на пенсию Надя. Отмечали у нас дома. Были все родственники и Обуховы Виктор, Соня и их внучка Катя. 
А на меня приказа пока нет. Продолжаю служить.

1986 год

Новый год встретили у Храмовых. Днём 1 января все собирались у нас.
А приказа на меня нет и нет. Пишу рапорт Начальнику Института. Прошу предоставить мне очередной отпуск за 1986 год с выездом в Ашхабад. Проездные прошу выписать также на жену, поскольку в 1985 году проездные не использовал, ездил на своей автомашине.
Федотов почесал затылок и позвонил в УК ВМФ. Там есть мой однофамилец, капитан 2 ранга Гаранин, который курирует наш Институт. Гаранин ответил, что если в Институте нет документов о моём увольнении, то есть выписки из Приказа Министра обороны, то можно и нужно отпустить. И 6 января мы с Надей улетели в Ашхабад.

Мы блаженствовали в Ашхабаде месяц. Шура и Виктор кормили, поили и развлекали нас как в санатории. Погоду застали всякую: от снега до плюс двадцати. На столе рыба самых изысканных пород, арбузы, свежие овощи и фрукты. Стол на веранде накрыт почти постоянно.
Были на кладбище у Надиных родителей.

Мы вернулись в Ленинград. Выписка из Приказа Министра обороны пришла буквально на следующий день после ухода меня в отпуск. 
28 февраля 1986 года у меня был последний день военной службы. Были торжественные проводы в Большом зале НТС. Кроме сотрудников Института были представители дружественных организаций, пришли уже давно ушедшие от нас старики-ветераны. Много пожеланий, адреса, подарки. Сам я в ответном слове вспомнил первый день военной службы. Поблагодарил всех. Прослужил я, если считать началом службы день принятия присяги тридцать семь лет, пять месяцев и три недели. А льготная выслуга с учётом службы на Севере и Тихом океане составила 45 лет.

После официальных проводов ко мне домой приехали начальник отдела Альберт Хребтов, начальник лаборатории Джон Ильин, Алексей Александрович Сорокин, Владимир Николаевич Ратьков и Николай Иванович Казбан. Пришли ещё Виктор и Соня Обуховы. 
Сослуживцы пришли нелегально, потому что новая генеральная линия партии повела на тотальную борьбу с употреблением спиртных напитков. Собравшись у меня отметить пройденный мной военный путь, друзья - товарищи рисковали своей партийной и служебной репутацией, а я - пенсией. Так вот всю службу не любимые мной политработники подгадили мне в её конце. Но мы знаем, что это временно, хотя сам Главный перестройщик заверяет, что это не кампания, так будет вплоть до полного построения коммунизма. Со свойственной этой категории людей глупостью он упорно рубит сук, на котором сидит. 

Всё, мы с Надей отбарабанили активный участок жизненного пути. 


 
Рейтинг: 0 2542 просмотра
Комментарии (2)
юрий елистратов # 6 января 2012 в 00:06 0
Владимир!
Рад встретить на этом сайте коллегу!
Я окончил в 1956 году Высшее военно-морсккое училище в Баку - штурманский факультет.
Служил в Таллине штурманом гвардейского дивизиона больших охотников.
Вскоре с флота ушёл в отставку по болезни.
У меня несколько повестей на морскую тематику.
Завтра опубликую повесть ТОРПЕДА НА СПИРТЕ!
Приглашаю на свою страничку!
С дружеским военно-морским приветом Юрий Елистратов
shamp3
Владимир Гаранин # 6 января 2012 в 15:07 0
Здравствуйте, Юрий!
Я тоже рад встретить Вас здесь и, конечно, в ближайшее время зайду на Вашу страничку.
С уважением Владимир Гаранин.