ГлавнаяПрозаЭссе и статьиМемуары → Военная служба в 9 Институте ВМФ. ч.2. 1972 - 81.

Военная служба в 9 Институте ВМФ. ч.2. 1972 - 81.

18 декабря 2011 - Владимир Гаранин
article6235.jpg

 
[SIZE Владимир Гаранин

Записки деда 

Военная служба в 9 Институте ВМФ 1967 – 1986

Часть 2 

1972 – 1981 годы


1972 год

План прошедшего года я, несмотря на пятимесячное плавание, выполнил своевременно и, как сказал Федотов, качественно.
На новый год я опять ответственный исполнитель по теме "Арктика-2", по разработке ПОШС и ПШП для надводных кораблей. В 3 квартале нужно представить проект в отпечатанном виде.
Участвую в анализе навигационного обеспечения Боевой службы в теме Хребтова "Поход-72".
Курирую темы отдела Суворова по использованию КНС.
Участвую как консультант в работах ещё нескольких отделов.
............................................... 
Наступила весна. Съездили с Надей и Серёжей в Кронштадт. Заходили к Ершовым, Солёным. Гуляли по Петровскому парку, Якорной площади. Солёные летом собираются с внучкой на Черное море, в Краснодарский край, под Новороссийск, в селение Кабардинка, где у них родственники. Договорились, что мы летом тоже приедем "дикарями" в Кабардинку. Солёные подыщут нам жильё недалеко от моря.
............................................
- Владимир Константинович, не хотели бы Вы съездить в родное Училище? - сказал Федотов, - они просят двух представителей Института в ГЭК.
............................................
В среду 31 мая 1972 года я, старший научный сотрудник 11 отдела Лев Львович Поленов, а также несколько офицеров Военно-Морской Академии, ВОЛСОК ВМФ и ГУНиО МО, назначенные приказом ГК ВМФ в состав ГЭК по Каспийскому ВВМУ, самолётом вылетели в Баку. В аэропорту Бина нас встретил капитан 1 ранга Бек Владимир Фёдорович, начальник кафедры ТСК Училища. Бек приехал за нами на училищном автобусе. Конечно, это был уже не "Фердинанд" наших курсантских лет. Самолёт в Баку из Ленинграда прилетает в полночь. Нас привезли в Баку и разместили в гостинице Бакинского гарнизона, расположенной в районе Сальянских казарм, в получасе езды на троллейбусе до центра города. Бек сказал, что приедет за нами в 10 часов, и уехал.
Мы со Львом в одном двухместном номере. Утром встали, умылись, позавтракали в буфете гостиницы и к 10 утра спустились в вестибюль. Среди членов ГЭК я обнаружил бывшего курсанта нашей роты Миркина, теперь капитана 2 ранга. Он прилетел из Севастополя, преподаёт в ЧВВМУ.
И вот мы едем по улицам Баку. Что-то знакомо, что-то забылось. Кольцо "четвёрки" не узнать. На его месте строится огромное здание. Проезжаем дворец Шаумяна. Начинается район Бакинского нефтеперерабатывающего завода, Чёрный город. Жара и запах нефти. Подавляющее большинство не бакинцев морщится. А я люблю этот запах. Он напоминает мне весёлые курсантские годы. А молодой гражданский шофёр автобуса в белой рубашке и галстуке не знает, что улица 28 апреля называлась Телефонной, так же как не знает, что только что проехали район, который назывался Электротоком, и проехали район Чёрного города. Спустя двадцать лет этих названий не сохранилось. А вот в неизменном виде магазин, где мы покупали разливной портвейн. Значит, что мы только что проехали Ленфабрику. Но кроме магазинчика ничего похожего не осталось. По обеим сторонам дороги многоэтажные дома, автобусные остановки. Шофёр подтвердил, что мы только что проехали текстильный комбинат имени Ленина.
Вот подъём, где справа - трубы пивзавода, из которых одна кривая, а дорога делает прыжок, называемый Курсантскими слёзками. Трубы на месте, прыжка на ровной широкой асфальтовой дороге нет. Шофёр ничего не слышал о Курсантских слёзках. Верхнего шлагбаума я не узнал. Его просто нет. На его месте развязка, движение по кольцу. И Училище я узнал только тогда, когда автобус подъехал к проходной возле Учебного корпуса. Всё застроено, сразу не разобраться. Учебный корпус тот же, того же цвета, только без портретов Ленина, Сталина и Молотова на фасаде. 
Здравствуй, Училище, мы не виделись двадцать лет!
Двадцать лет назад мы, курсанты 415 класса и всего выпускного курса, сдав уже все Государственные экзамены, ждали Приказа Военно-Морского Министра о присвоении нам офицерского звания и назначении на должность.
........................................
11-00 1 июня 1972 года. Конференц-зал Училища. Первое организационное совещание проводит Председатель Государственной Экзаменационной Комиссии, Командующий Каспийской флотилией контр-адмирал Олейник.
Я - председатель четвёртой подкомиссии по кафедре кораблевождения. В этой подкомиссии ещё два члена - капитан 3 ранга Сологуб, флагманский штурман бригады противолодочных кораблей Северного флота, и капитан 3 ранга Мангасаров Беник Сергеевич, преподаватель кафедры Училища, а также секретарь - старший лейтенант Михальский, лаборант кафедры.
Работа ГЭК будет проходить в течение трёх недель, с 5 по 26 июня.
....................................
Кафедра кораблевождения находится в восточном крыле третьего этажа Учебного корпуса. Из основного коридора прямо - кабинет начальника кафедры и его заместителя. Начальником кафедры здесь первый год капитан 1 ранга Иванов Юрий Михайлович, бывший флагманский штурман Балтийского флота. Заместитель Иванова - капитан 1 ранга Бобко Василий Филиппович мне тоже знаком. В мою бытность на ТОГЭ он был флагманским штурманом Камчатской флотилии. Но впервые я увидел его здесь. Небольшого роста, поджарый, добродушный. Само помещение кафедры, где находятся рабочие места преподавателей, в конце поперечного коридора, слева по ходу, окнами на артпавильон. Артпавильон это по старой памяти. Пушек там нет. Теперь там расположены навигационные комплексы. Помнится, при мне кафедра навигации была на 4 этаже. Тогда было две кафедры: навигации и мореходной астрономии, или Весёлых ребят. Теперь мореходная астрономия входит в курс кораблевождения, и её преподаватели тоже здесь. Зато появилась кафедра технических средств кораблевождения, ТСК. Она расположена в западном крыле 3-го этажа симметрично кафедре кораблевождения. На кафедре есть мои знакомые. Прежде всего, это доцент Андрюков Михаил Иванович, капитан 2 ранга в отставке. Это он учил меня мореходной астрономии, а его жена Мария Владимировна вылечила моё больное сердце. Она и теперь работает терапевтом в училищной санчасти. Второй - доцент Чижов Михаил Андреевич, капитан 1 ранга запаса. В мои курсантские годы он был старшим лейтенантом и обучал меня вести навигационную прокладку. Третий - капитан 3 ранга Мангасаров Беник Сергеевич, мой однокашник.
Встреча была сердечной. Весь день прошёл в разговорах и воспоминаниях.
Завтрак, обед и ужин для членов ГЭК в офицерском салоне курсантской столовой. Здесь питается училищное начальство, а в мои курсантские годы здесь питались также офицеры - слушатели параллельных классов. Кормят Комиссию хорошо, с кавказским акцентом. Рассчитывают, что сытая Комиссия плохо принимать защиту дипломов не будет. 
После ужина в 18-30 тот же автобус доставил нас в гостиницу.
Лев Поленов, сославшись на свою язву желудка, идти в город отказался. Южная ночь наступает быстро, но улицы Баку ярко освещены. Даже памятник Сергею Мироновичу Кирову в Нагорном парке подсвечивается. Бакинская бухта в огнях. Троллейбусом я доехал до пересечения Телефонной и Кирова. "Низами" не изменился, только лампы дневного света. Кинотеатр "Бакы" тоже на месте. Я подошёл к часам у Института Народного хозяйства. Они тоже на месте и, по-моему, те же. Постоял и пошёл в сторону Приморского бульвара. Здесь, по проспекту Кирова, изменений мало. Всё до боли знакомо. Ресторана "Два шара" на месте нет. Здесь какое-то большое здание. Вот и Приморский. Парашютная вышка на месте. Растительность тоже на месте. Но что-то не так. Бульвар стал двух ярусным. Уровень Каспия за эти 20 лет понизился ещё не два метра, и ниже той части бульвара, которая помнит ботинки и клёши курсантов и матросов конца сороковых - начала пятидесятых годов, появился ещё один приморский бульвар. А парапет и ограждение старого бульвара остались. Иду вдоль парапета старого бульвара в сторону Баилова. Новая достопримечательность Приморского бульвара - Бакинская Венеция - искусственный канал, по которому плавают гондолы с пассажирами и гондольерами. А посередине канала непрерывный ряд маленьких островков с открытыми ресторанчиками, где подают вино, шашлык, зелень. Подошёл к Азнефти. Скамейки, на которых мы сидели с Надей, на месте. Возможно это даже те самые. Сохранились старые постройки, ещё больше стало новых, пока мне не известных. Вот сооружение, похожее на лепесток или ракушку. Зашёл и заказал бутылку сухого вина, шашлык из осетрины и зелень. Посетителей почти нет. 
Я бродил по ночному Баку долго. В гостиницу пришёл в два часа ночи, но входная дверь не была закрыта.

Автобус из Училища приезжает за нами в 8 утра. После завтрака мы расходимся по кафедрам, знакомимся с дипломными проектами выпускников. Из отечественных здесь остался только Штурманский факультет. Всё остальное - иностранцы. Ещё будут готовить химиков. Их жилые и учебные корпуса строятся.

Что изменилось в жизни курсантов за эти двадцать лет? Курсанты в городе ходят без палашей. Палаши остались только у дежурной службы. Курсанты старших курсов - четвёртого и пятого - носят офицерские фуражки, независимо от звания. Мы на всех курсах при любом звании носили бескозырки. Курсанты старших курсов не обязаны жить в ротных помещениях, хотя и могут в них жить. Проще говоря, они после занятий могут идти на все четыре стороны. Нет у них ни поверок, ни вечерних прогулок с песнями. Мы даже на выпускном курсе увольнялись в город только по субботам и воскресеньям до 1 часа ночи. Курсанты не убираются в ротных помещениях, не драют гальюны, не чистят картошки. Всё это делают вольнонаёмные старушки. Я не считаю эти изменения положительными. 

В воскресенье 4 июня, в 20-ю годовщину присвоения званий, автобус Училища приехал за нами в 10 часов и повёз на экскурсию по городу.
Сначала мы приехали в Нагорный парк, или, как он теперь называется, парк Кирова. Любовались панорамой Баку.
Потом были на Девичьей башне.
Потом поехали в крепость, во дворец Ширваншахов. Из выпуска нас было двое: я, да Беник Мангасаров.

Меньше всего изменений в облике Училища произошло, если смотреть с середины плаца.
На юге Учебный корпус с девизом Степана Осиповича Макарова "Помни войну!" Он точно такой, как был двадцать четыре года назад, когда я сдавал вступительные экзамены и меня выгнал с экзамена по физике один из Шахов, не то Назаров, не то Геданов. Кстати, бывший начальник кафедры физики капитан Рыжанов, о котором ходили легенды и были, как о рассеянном человеке, теперь профессор Азербайджанского Государственного Университета. Западная картина центра Училища тоже осталась без видимых изменений. Та же курсантская столовая.
На северной стороне плаца без изменений остались два жилых корпуса, причём в восточном, как и раньше на первом этаже финчасть и другие административные и штабные кабинеты. А вот посередине северной кромки плаца, между двумя корпусами, воздвигнут памятник Сергею Мироновичу Кирову, ведь теперь Училище называется КВВМУ им. С.М.Кирова.
Восточнее плаца возвышается клуб Училища. При нас, когда мы учились на 4 курсе, был только рисунок в коридоре Учебного корпуса.
А на месте ларька, в котором мы покупали ящиками печенье, стоит памятник - коленопреклонённый курсант с автоматом. На месте стадиона, где мы играли в футбол, идёт грандиозная стройка жилых и учебных корпусов химического факультета. На месте бывшей почты теперь караульное помещение. На месте складов ОВС и ШХО автопарк Училища. На месте инжирного сада - жилые корпуса курсантов иностранных факультетов. 
Бассейн, который мы, будучи курсантами нового набора, драили под руководством Володи Рейзера, на месте. Володи Рейзера уже нет. В прошлом году командир базового тральщика Кронштадтской бригады траления капитан 3 ранга Рейзер застрелился в своей каюте на почве семейных неурядиц. Бассейн теперь огорожен решетчатой оградой. Внутри ограды сначала кабины для раздевания, души с горячей водой. Перед входом в бассейн бетонные чаши с хлорированной водой. Минуя их не пройти в бассейн. В бассейне пресная вода, при нас была морская. Слева стеклянная рубка дежурной службы бассейна. Среди дежурных я узнал сотрудников кафедры ФИЗО моих курсантских лет. Это бывший старший лейтенант Редкин, преподаватель бокса, я его встречал потом в Соломбале, и девушка-гимнастка. Они значительно постарели, но помнят многих из нашего выпуска. В обеденный перерыв бассейн принадлежит теперь членам ГЭК и офицерам Училища.
Теперь об Иранских соснах, окаймляющих плац по периметру возле Учебного и жилых корпусов и курсантской столовой. В мои курсантские годы они были маленькими, ветви начинались от земли, и мы иногда на пробежках вокруг плаца на физзарядке выбегали из строя под видом зашнуровки ботинка, а потом прятались за ветвями, пропуская один-два круга пробежки. Теперь сосны выросли, стали высокими, и нижний ряд ветвей находится на высоте двух человеческих фигур.

Один из членов моей четвёртой подкомиссии капитан 3 ранга Сологуб - это тот самый старший лейтенант, которому я в 1958 году передал штурманскую боевую часть эсминца "Справедливый".

Что же изменилось внутри Учебного корпуса?
В мои курсантские годы он был просторным. Были фойе и фонари, где висели картины Айвазовского, в том числе подлинные. Теперь всё занято учебными лабораториями, кабинетами. Картины сохранились только на лестничных переходах в обоих крыльях. Вот я иду по коридорам Учебного корпуса и вспоминаю, что где было. На первом этаже западного крыла был небольшой спортивный зал. Стояли перекладины, брусья. Везде, где это требуется, лежали маты. На старших курсах я часто приходил сюда. Теперь здесь остался только узкий проход. С обеих сторон закрыты переборками мелкие помещения. Тесно стало в Учебном корпусе. Ведь здесь сейчас учатся пять курсов штурманского факультета советских курсантов и по шесть курсов, включая подготовительный для изучения русского языка, курсантов из десяти социалистических и развивающихся стран. 

В воскресенье 11 июня нас возили на пляж в Мардакяны. Пляж хороший. Конечно, не Варадеро и даже не Санта-Мария, но хороший.
В воскресенье 18 июня автобус Училища отвёз членов ГЭК на пляж в Бильгя. Он тоже на Северном берегу Апшерона, недалеко от Мардакян. Но берег гористый. Говорят, здесь начинается, а может, кончается, Главный Кавказский хребет. Есть пещеры, гроты.

Я не описываю процесс защиты Дипломов. Он типовой. До 14 июня защищали Дипломы иностранные, с 15 июня советские курсанты.

В воскресенье 25 июня штурманские кафедры Училища устроили для членов ГЭК банкет в одном из залов дворца Шаумяна. Для его осуществления использовались деньги, причитающиеся каждому члену ГЭК за работу в Комиссии. Преподаватели кафедры болгарин Коля Димиров и карабашец Беник Мангасаров съездили в Нагорный Карабах и привезли коньячного спирта, который купили по цене 1 рубль за 1 литр.
Может, на банкетах выявляются определённые качества людей. Совершенно трезвый начальник кафедры Иванов рассказывал удивительные анекдоты, совсем приличные, но необычайно смешные. Его пьяный заместитель Василий Бобко отплясывал лезгинку с вилкой в зубах. Коля Димиров хорошим голосом пел песни ещё до того, как запели все. Представитель Военно-Морской Академии Рашид Кабиров в середине банкета уснул и проснулся только утром в понедельник.

В понедельник 26 июня Председатель ГЭК провёл заключительное заседание. В течение первой половины дня мы подписывали протоколы. После обеда автобус отвёз нас в город. Я ещё раз прогулялся по Приморскому бульвару.
Так двадцать лет спустя состоялась моя встреча с местами курсантской юности.

Около нуля часов вторника 27 июня автобус Училища отвёз нас в аэропорт, и утром я уже дома.
..........................................
Купили билеты до Новороссийска. Я в отпуске. Поедем отдыхать в Кабардинку. С нами едет подруга Наташи Лена Кривега.
А перед этим Серёжа зашёл к своей маме на работу с котёнком за пазухой и попросил оставить котёнка дома для дальнейшего воспитания. Мама не разрешила, но в Кабардинку все уехали без меня и Серёжи. Мы остались лечить два стригущих лишая.
Год 1972, месяц июль. Половина семьи в Кабардинке, половина в Ленинграде. 
Хорошая солнечная погода. Гуляем с Серёжей от дома через лес до линии и обратно. Каждые два часа я смазываю лишаи на животе Серёжи густо йодом, а потом счищаю их какой-то мазью с абразивной добавкой. Варварский способ. Серёжа терпит. Да и что делать? За игру с неизвестным котёнком надо платить.
В лесу попадается земляничка. Едим мороженое. Ходим в кинотеатр "Комсомольский". Иногда приходит в гости одноклассник и друг Серёжи Саша Юханов. Ухаживаем за цветами на подоконнике. Снаружи кухонного окна у нас приделан ящик, в котором растут настурция и душистый горошек.

Наконец, мы все в Кабардинке. Устроены хорошо, море близко.
Кроме купания ходим в гости к Солёным. Дом их родственников самый первый на автодороге из Новороссийска в Геленджик. Нас угощают пельменями. Если вина за столом не хватает, мы с Фёдором Игнатьевичем выходим на улицу и выпиваем сухого разливного. Стакан виноградного вина стоит 20 копеек. 
Пляж здесь галечный. Загораем на решетчатых лежаках. Наташа и Лена играют в шахматы, все вместе играем в карты. Серёжа купается в море в маске и ластах. Он больше ныряет, выискивая на песчаном дне различные камушки, ракушки, пляжные тапочки и другое.

Ездим в Геленджик. По сравнению с Кабардинкой это большой город. 

Из Геленжика в феврале 1943 года вышел отряд малых кораблей Черноморского флота, который высадил на полуостров Мысхако под Новороссийском штурмовой отряд моряков под командой Цезаря Куникова. Моряки захватили плацдарм, названный позже Малой Землёй, и удерживали его до подхода главных сил.
Командир отряда майор Куников умер от ран в госпитале. Похоронен в Новороссийске. Посмертно ему присвоено звание Героя Советского Союза.

В Геленджике тоже большой переполненный народом пляж. Я и Серёжа снимаем всё на фото и кинокамеру. 

Но вот у Нади заканчивается отпуск. Лене Кривеге тоже надо домой. Надя и Лена уезжают в Ленинград дополнительным пассажирским поездом через Крым, а я остаюсь с детьми один. 
Мы поехали на экскурсию на теплоходе в Фальшивый Геленджик. Очень красивые берега Черноморского побережья. Дообский маяк. Я это видел раньше, только времени любоваться не было. Красивая бухта Фальшивого Геленджика. Здесь жил когда-то русский писатель Владимир Галактионович Короленко. 

Мы и без мамы продолжаем ходить на море и в гости к Солёным. Десять дней прожили одни. 

То ли с тоски, то ли с мороженого, то ли с какой некачественной пищи Серёжа накануне отъезда в Новороссийск заболел с высокой температурой. Уже хотели оставить его у Солёных, но он попросил не бросать его. И мы его взяли. Перед посадкой в поезд Серёжу стошнило, и болезнь как рукой сняло. Мы едем в купейном вагоне скорого поезда Новороссийск - Ленинград втроём. Фотографируем из окна вагона и на остановках. Станция Крымская. Станция Варениковская. За окном мелькают поля и леса, реки, мосты, озёра, овраги, посёлки. Станция Павлоград. Стало холоднее, и Серёжа одел свитер. Станция Лихачёво. Нас приветствует Харьков. Станция Вязьма. Станция Сычёвка. Станция Ржев. Станция Торжок. Это уже близко! Бологое! Ленинград! Мама встречает! Ура! А привезли мы с собой три эмалированных ведра варенья, чемодан, рюкзак и сумку с ракетками.

И вот мы дома. Здесь близится осень. Листья настурции на кухонном наружном подоконнике пожелтели. И настурция, и душистый горошек ещё цветут наверху, а внизу и в середине уже зреют семена в стручках и завитушках.
Серёжа пойдёт в седьмой класс, а Наташа уже студентка второго курса.
...........................................
На службе ещё добавка: назначили ответственным исполнителем от Института по теме "Флагман-43". Уже более года по этой теме трудился Владимир Михайлович Бегунов. Тема эта идёт по всему ВМФ и руководит ей сам Главком - адмирал флота Сергей Георгиевич Горшков, а заместитель руководителя - начальник ГШ ВМФ. Участвуют все НИИ ВМФ. Головной - 1-й НИИ - Центральный Институт военного кораблестроения. Руководитель и ответственный исполнитель всей темы - начальник 12 отдела этого Института капитан 1 ранга Горшков Николай Иванович. Он просто однофамилец Главкома. Тема носит название "Разработка и создание командного комплекса управления кораблём проекта 1143". Корабль проекта 1143 - это тяжёлый авианесущий крейсер. Первые два ТАКР заложены на стапелях Черноморского судостроительного завода в Николаеве. Я, как представитель навигационного института, должен изложить научно обоснованный взгляд на роль, место и боевое использование навигационного комплекса "Салгир-1143", устанавливаемого на ТАКР и ещё находящегося в стадии разработки, и штурманской боевой части в целом.
..................................................
Я стал штатным участником сборов штурманов Северного флота. В разгар Полярной ночи я опять в Североморске. Мне поручено сделать доклад по навигационному обеспечению Боевой службы. Это стало моей дежурной темой. Кроме того, я должен присутствовать на всех мероприятиях сборов, записывать все высказывания, как хорошие, так и критические, в адрес Института. Это называется укреплением связей с флотом.

1973 год

Боевая навигационно-связная система "Циклон-Б" принята на вооружение под названием "Парус". С подачи Максюты приказом Министра обороны я назначен членом Государственной Комиссии по запускам спутников серии "Космос" с полигона в Мирном Архангельской области. Это спутники системы "Парус". Председатель Госкомиссии - начальник связи ВМФ вице-адмирал Толстолуцкий Григорий Григорьевич, заместитель Председателя - контр-адмирал Максюта Юрий Иванович. У Толстолуцкого масса членов и привлечённых. По навигации только я, да капитан 2 ранга Доведов Евгений Сергеевич, СНС 17 отдела нашего Института. Февраль я провёл в Мирном. Запускали "Космос-650" и "Космос-651". 

25 апреля я сдал кандидатский экзамен по немецкому языку. Сдал его на отлично комиссии при ВВМУ им. Фрунзе в составе кандидата филологических наук доцента Григорьевой Т.Е., кандидата филологических наук доцента Гуревич В.А. и кандидата технических наук капитана 1 ранга Телишева Р.К.
Готовился я к этому экзамену, хотя и между дел, четыре года! С окончания средней школы, в которой я изучал по нашей системе немецкий язык, прошло четверть века, а с окончания Училища, где я изучал английский язык по той же системе, прошёл почти 21 год. Всё же уроки Марии Александровны Рейнталь дали мне больше, и я решил остановиться на немецком. Я купил учебники немецкого языка для средней школы, начиная с 5 класса. Не нашёл только для 7 класса. Я их внимательно вспомнил. Потом купил учебник для технических ВУЗ"ов и тоже изучил. Однако ни свободно читать газетный и технический текст, ни, тем более, беседовать с экзаменатором на вольную тему я не мог. Я мог рассказать экзаменатору всю немецкую грамматику, которую изучил лучше родной русской, но ни говорить, ни слушать, ни читать без словаря не мог, как и все выпускники советских школ и вузов, сдавшие на отлично экзамены по пройденному курсу. Не было словарного запаса. 
Я, конечно, покупал газеты на немецком языке, переводил отдельные статьи, но соседнюю всё равно не понимал.
И вот я год назад зашёл на Невском в магазин "Книги социалистических стран". На обложке одной из брошюр я увидел знакомый портрет Леонида Ильича Брежнева. Отчётный доклад ЦК КПСС 24-му съезду партии. На немецком языке. Строгий перевод. Это значит слово в слово, без отклонений.
Я начал синхронное чтение на русском и немецком. После первого прочтения я купил Берлинер Цайтунг и без словаря прочитал её. После второго прочтения я стал понимать технические тексты по родственному профилю. Ещё раз сходил в тот же магазин и купил "Как закалялась сталь" Николая Островского на немецком языке. В процессе синхронного чтения стал понимать передачи Московского радио на немецком. К концу чтения стал понимать передачи Дёйче Велле и разговорную речь. 
Я понял, что готов и 25 апреля решился на экзамен.
......................................
В воскресенье 20 мая я, Надя и Серёжа поехали проведать Кронштадт. Электричкой мы приехали в Ломоносов, сели на рейсовый катер и приплыли в Кронштадт. Ленинградская пристань. Всё, как было раньше. Арка ворот флотского стадиона. Аллея с остриженными деревьями, по которой я по утрам бегал на первый катер. Ресторан "Волна" на Советской улице. Парк с памятником Капице и "Голубым Дунаем". Мы идём пешком от пристани, и я фотографирую на цветную плёнку. Якорная площадь и памятник Степану Осиповичу Макарову. Морской собор. Овраг. Мы пошли не по висячему мостику, а вокруг Якорной на Коммунистическую улицу.
Вот он, наш двор! Серёжа встретил друзей. Он их не видел три года.
И вот мы в доме Вирена. Нашли Анну Ершову, Татьяну Митрофановну Солёную.
Потом гуляли с Анной по знакомым местам города.
Вечером вернулись домой.
.....................................
В июне я вновь в Баку в ГЭК по Каспийскому Училищу. Нас из Института двое: я и Владимир Александрович Масленников, зам.начальника отдела. Оба мы председатели подкомиссий. Я по кафедре кораблевождения в четвёртой, он в седьмой по вновь организованной кафедре НОБД - навигационное обеспечение боевых действий. По кафедре ТСК Поленов не приехал, заболел.
Я радуюсь, что опять приехал в Баку. В прошлом году я просто не успел осознать, что я ведь в городе юности, первом большом городе, который встретился мне на жизненном пути. Оренбург и Сорочинск не в счёт. Теперь мы живём прямо в Училище в гостинице для иностранных курсантов. Это в бывшем инжирном саду. В годы моей учёбы это место было за пределами внутренней территории Училища. Здесь проходила тропинка на третий пост, водохранилище. 
В принципе всё похоже на прошлый год, только больше свободного времени. Во-первых, потому, что живём непосредственно в Училище. Во-вторых, есть уже опыт и существенно меньше времени уходит на ознакомление с дипломами.
Масленников тоже знает Баку. Он учился здесь три года в Подготовительном Училище, и у него тоже самые тёплые воспоминания о Бакинском периоде жизни. Он с удовольствием гуляет вместе со мной по городу.
Баку строится, хорошеет, хотя он и так хорош, как днём, так и в вечернее время. Он всегда ярко освещён, о чём хорошо поётся в песне "Бакинские огни".
Как в прошлом году автобус Училища каждое воскресенье возит нас на пляжи. Как в прошлом году кафедра кораблевождения устраивает своим членам ГЭК прощальный банкет. Масленникова приглашают тоже, у него много друзей на этой кафедре. В частности, здесь старшим преподавателем капитан 2 ранга Грабов Владимир Григорьевич, пришедший из нашего Института и нашего отдела.
26 июня я вернулся домой.
..........................................
В первых числах июля мы отправили Серёжу отдохнуть в Ашхабад. Отправили самолётом одного.

4 июля 1973 года
Здравствуйте, дорогие мама, папа и любимая сестра Наташа.
Долетел я благополучно. За весь рейс от Ленинграда да Ашхабада ни разу не тошнил. Ужин в самолёте слопал с аппетитом. Самолёт садился только в Донецке. Полёт выдерживал нормально, но при посадке чувствовал себя плохо. В Донецке выгнали нас на поле и погнали к малюсенькому автобусу с прицепом, ну конечно не все поместились в этом автобусике и лезли чуть ли не на крышу. Потому что у самолёта почему-то запретили стоять. Ну приехали к вокзалу и на холоде (ночь была холодная) стояли больше получаса. Затем обратно погнали к автобусу. Минут 10 посидели в автобусе и поехали к самолёту. У самолёта опять задержали на столько же - проверяли 
билеты, по минуте каждый. Затем загнали в самолёт и с полчаса записывали зачем-то номера багажа. Потом наконец взлетели, там я вздремнул и когда проснулся мы уже шли на посадку в Ашхабад. Посадку на Натальиной родине оказалось не делали, видимо потому, что долго задержались в Донбассе. Ну сели мы, и минут пять-десять ждали пока заглохнут моторы и подадут трап. Ну вышел я и пошёл со всеми, издали увидел тётю Шуру и дядю Витю. Они очень обрадовались. Затем получили багаж и поехали на дядевитином Жигули к ним домой. Там меня накормили, напоили доотвалу и уложили спать. Я часок поспал, посмотрел "Доктари" - 21 серию. Затем пришёл дядя Витя на обед и накормил меня опять доотвалу. Сейчас позвонила тётя Шура и сказала, чтобы я пришёл к ней на работу к половине пятого и мы пойдём к Витюше-младшему. Я ему решил подарить только коробку конфет, т.к. дяде Вите я подарил атлас и курильщика, а тёте Шуре "Мартышку-рыболова".
Ну всё, заканчиваю писать.
Как будет время напишу ещё.
Пишите и мне тоже.
Обязательно!!!
Целую Сергей
......................................
Серёжа прилетел из Ашхабада вместе с тётей Шурой.
А ещё к нам приехала Аделаида Карловна Фихман. Та самая Ада, подруга моей сестры Лиды, наша верхняя соседка в Оренбурге до войны. Потом они уехали в Москву и Лида некоторое время жила у них, когда училась в Университете. В войну она с мамой Софьей Наумовной два года жила у нас в Сорочинске. Тогда мы с ней получили извещение, что её брат Наум Карлович Фихман пропал без вести под Харьковом. Теперь Ада живёт вместе со своей мамой в Москве. Софья Наумовна уже довольно старая, но ещё бодрая. Карл Наумович, отец Ады, уже умер. А Нюсик - Наум Карлович Фихман - жив! Под Харьковом он, командир взвода войск НКВД, был контужен и попал в плен к немцам. Он совершенно не похож на еврея. Он не погиб. Ещё лет десять после войны он служил в войсках МВД и демобилизовался в звании майора. Теперь работает на Государственном подшипниковом заводе, живёт с семьёй отдельно.
Одновременно с Адой приехал из Куйбышева Валерий Гуменников. В мои выходные дни мы гуляем по городу Ленинграду, или за грибами за аэродром. Грибов в этом году много.
..........................................
К сентябрю все разъехались. Серёжа в 9 класс не пошёл. Он поступил в Среднее профессионально-техническое училище и стал учиться на слесаря-сборщика достройщика судового. Наташа закончила два курса вечернего отделения ЛИСИ, и перешла на второй курс нормального дневного отделения. 
6 октября Наташе исполнилось 20 лет. Были гости. Приезжал из Черкасс мой двоюродный брат Гаранин Олег Валентинович. Он ровесник Наташи. Были все Обуховы и Малинины. 
.........................................

В Институте произошла передвижка. Ушёл на пенсию заместитель начальника Института капитан 1 ранга Теплов Виктор Дмитриевич. На его место назначили Анатолия Васильевича Федотова. Начальником нашего отдела стал Владимир Александрович Масленников. Заместителем начальника отдела и начальником 1 лаборатории стал капитан 2 ранга Стецун Юрий Александрович, который раньше был СНС 1 лаборатории.
................................................
В конце ноября прилетал на несколько дней Виктор Лебедев. Он был на совещании кадровых работников Министерств рыбного хозяйства союзных республик. Таким работником он стал после ухода на пенсию в звании подполковника.
...........................................
- Константиныч, надо делать ПИНК по "Салгиру", - сказал Фрадкин, - я знаю, что у тебя тем много, но потяни ещё одну. Предлагаю тебе быть руководителем и ответственным исполнителем. Исполнителей подбери из МНС сам.
Я от исполнителей отказался. Я уже работаю по теме "Флагман-43", и техническую документацию приборов и систем, входящих в навигационный комплекс авианесущего крейсера проекта 1143 уже просмотрел. Не нужны мне отдельные исполнители.
Первый в истории советского кораблестроения навигационный комплекс для надводного корабля разрабатывает БЭМИ - Бакинский электромеханический Институт. Тактико-техническое задание - ТТЗ - на его разработку составил наш Институт. Я в его разработке непосредственно не участвовал. Навигационный комплекс уже в железе, прошёл стендовые испытания и первый его образец устанавливается в Николаеве на ТАКР "Киев".
Приборы комплекса делаются на заводах всей страны. БЭМИ компонует их в единое целое. Чтобы это целое заработало, стало навигационным комплексом, надо знать, как это сделать. Специалисты высокого класса отделов Института знают досконально свои приборы, но для их оптимального комплексного использования нужен человек, имеющий опыт совместной эксплуатации подобных приборов, когда они ещё не были сведены в единый комплекс. Нужен штурман-универсал, за которого меня и приняли. Срок разработки ПИНК 1 год.
Сердцем навигационного комплекса "Салгир-1143" является навигационная цифровая вычислительная система - НЦВС "Стрельна-1". Двигателем этого сердца является цифровая вычислительная машина - ЦВМ "Азов". Эта универсальная ЦВМ для различных систем военного назначения выпускается в Казани. Алгоритмы навигационных задач разработаны в нашем Институте. Пульт управления НЦВС и программы по нашим алгоритмам разработаны и прошиты в БЭМИ. Система курсоуказания состоит из двух гирокомпасов "Маяк", двух гироазимутгоризонтов ГАГ "Минута" и системы вычисления курса "Сумгаит". ГК и ГАГ выпускаются в Свердловске, "Сумгаит" в БЭМИ. Алгоритм вычисления курса составлен нашими институтскими гироскопистами таким образом, что вычисленный курс обладает свойством гироазимута оставаться безразличным к резкопеременному маневрированию и свойством гирокомпаса вырабатывать курс. Скорость измеряется двумерным индукционным лагом "Катех-С". Он измеряет также угол дрейфа. Система автоматической прокладки называется "Самара". Для приёма информации от радионавигационных систем "Маршрут", "Брас". "Декка", "РСДН-3", Лоран-А, Лоран-С имеются приёмоиндикаторы КПФ-3К, "Пирс-1", КПИ-6Ф. Приёмоиндикаторы радионавигационных систем производят в Ленинграде, а систему документирования навигационных параметров в Ереване. Для измерения высот и азимутов небесных светил и береговых ориентиров используются радиооптический секстан "Нарва", который производится в Ленинграде предприятием "Электроприбор" совместно с ГОМЗ. Аптрооптические пеленгаторы – АОП "Сулак" - производит БЭМИ. Для определения места и элементов движения целей используется информация от двухантенной навигационной РЛС "Вайгач", которую делают в Ростове -на-Дону.
Так что один БЭМИ изготовить навигационный комплекс для ТАКР не может, он собирает его из компонентов, изготовляемых в различных районах Союза.

1974 год

В январе - в Мирном, на запусках.

4 февраля я с оценкой "хорошо" сдал последний кандидатский экзамен по диалектическому и историческому материализму комиссии в составе кандидата философских наук доцента капитана 1 ранга Гулина В.П., кандидата философских наук профессора Павлова Л.С. и кандидата философских наук доцента капитана 2 ранга Тихонова М.И.

Диссертацию защищать я не стал. Слишком много мне предложили переделать в моей уже готовой к защите работе. Я не адъюнкт, свободного времени нет. Много командировок. Старый состав Учёного Совета ВВМУ им. Фрунзе утвердил мне шесть лет назад тему "Оптимизация способов обработки навигационной информации". За это время члены Совета полностью сменились, а я к ним не ходил. 
Замечания были следующие:
- сделать диссертацию секретной;
- привязать тему к конкретному проекту корабля;
- сузить рассматриваемый вопрос до какого-либо вида навигационной информации.

Я оставил себе для использования в дальнейших работах тетрадь с алгоритмами обработки, а три тетради с текстом сдал в общую часть для уничтожения.
.......................................
У нас в Институте есть Медсанчасть. В ней два врача. Начальник - отставной подполковник медицинской службы Григорьев Валентин Иванович - терапевт, и зубной врач Ерёмина Валентина Ивановна. Оба очень хорошие специалисты и душевные люди. Первый, как только скажешь ему "Валентин Иванович, я что-то неважно себя чувствую", тут же послушает, смерит температуру и давление и, независимо от результатов замеров, говорит: «А отдохните вы денька три!" И тут же звонит вышестоящему начальнику: «Владимир Константинович нуждается в освобождении от служебных обязанностей на три дня". Вторая, как только заболит зуб, моментально сажает в кресло и начинает лечить. Лечит хорошо и, главное, сама боится боли пациента. Валентин Иванычей уважают в Институте все.
В последних числах апреля Валентина Ивановна, будучи исполняющей обязанности Начальника санчасти, пломбировала мне зуб и сказала, что есть парная путёвка в дом отдыха Мардакяны. Я ещё не был в этом году в отпуске и никогда не ездил в санатории и дома отдыха.
И вот я и Надя, оставив детей дома одних под негласным присмотром соседки из 10-й квартиры Анны Фёдоровны Чемесовой, а также живущих напротив Обуховых, уехали поездом в Баку.
Почти весь май мы провели в Мардакянах, в 86-м Доме отдыха Краснознамённой Каспийской флотилии.
Для нас с Надей обстановка и климат почти родные. 9 мая было общее празднование 29-летия Дня Победы. Ежедневно автобус Дома отдыха утром и после обеда отвозит желающих на пляж. Распорядок свободный. Не хочешь на пляж - пожалуйста, на экскурсии по примечательным местам Баку и окрестностей, не хочешь организованно - катись сам куда хочешь. И мы с Надей ездим и на пляж Мардакяны, и на пляж Бильгя, и в город на экскурсию, и в город самостоятельно.
Гуляем по Баку, по Приморскому бульвару. Сидим в тех местах и на тех скамейках, где гуляли и сидели двадцать два года назад. Заходим на проспект Сталина, а теперь Нефтяников, в дом 49. Там всё ещё живут Надины тёти - тётя Надя и тётя Паня. Муж тёти Паня дядя Ваня жарит прямо во дворе дома шашлыки. А сверху с вершины Нагорного парка на нас смотрит Сергей Миронович Киров.
Отдыхающих в Доме отдыха всего десяток пар. Купили барана и сделали пикник на природе. Женщины разделали барана на шашлыки, а кок-мичман пожарил их на мангале. Было много коньяка, водки, вина. Пели песни.
Узнали в Горсправке адрес Карины Козловой и послали ей письмо. Карина приехала. За 22 года Карина, конечно, изменилась. Я бы её в городе не узнал. Она не узнала бы меня. А ведь работает она в Каспийском ВВМУ преподавателем политэкономии. Вероятно, я видел Карину в Училище, но не узнал.
С Колей Платоновым у Карины не склеилось. Он сказал ей, что не может порвать с той девушкой, которая осталась у него в Москве. Он уехал, а Карина познакомилась с военным лётчиком Львом Родиным и вышла за него замуж. Это мы видели в Баку в 1953 году. Тогда Карина ещё гуляла со Львом, и мы вместе фотографировались на Приморском бульваре. А Коля Платонов рассказал своей московской девушке про Карину, и московская девушка отказалась от Коли. И Коля в свой отпуск приехал в Баку к Карине и увёз её в Москву к родителям. А Карина уже была беременна. Карина вернулась в Баку. Военный лётчик Лев Родин, узнав о поездке Карины, отказался от неё и уехал навсегда служить куда-то на Дальний Восток. У Карины родился сын Серёжа. Теперь Сергей Львович Родин - курсант третьего курса Каспийского ВВМУ. Но никто из курсантов не знает, что Карина Андреевна Козлова, гроза курсантов с кафедры политэкономии - мама курсанта Сергея Родина. А Карина замуж больше не выходила. Очень любит свой родной город Баку и никогда, никуда отсюда не уедет. Папа Карины, в наши молодые годы полковник, уже умер. Мама жива, но живёт Карина отдельно. 
Мы договорились с Кариной встретиться ещё в городе, побродить по местам юности. Встретились. Солнечно, жарко, но мы ведь привычные! Гуляли в районе кино "Низами", у их родного Института Народного хозяйства. Институт теперь в другом месте в новом здании, а здесь - балетная школа. Но часы, под которыми мы встречались, на месте. Прогулялись по проспекту Кирова, по садику 26 Бакинских комиссаров, по Приморскому бульвару. Зашли в ресторанчик, выпили вина, поели мороженого.

Уехали мы опять поездом в беспересадочном вагоне.
Несколько часов ожидания в Минеральных Водах. Гуляли, любовались природой центра Кавказских Минеральных вод.
.........................................
Буквально через несколько дней после возвращения я снова улетел в Баку, в ГЭК.

Итак, июнь 1974 года. Я вновь с удовольствием провожу время в родном Училище. Ежедневно 4 - 6 курсантов проходят через мою подкомиссию.
ГЭК размещается опять в гостинице для иностранных курсантов. Был в гостях у Михаила Ивановича Андрюкова. Времяпрепровождение такое же, как прошлые годы. Баку растёт. В горах на месте бывшего водохранилища идёт большое строительство. Там будет новый микрорайон города. Теперь знаменитого третьего поста нет. Память о нём до теперешних курсантов не дошла. Теперь курсанты штурманского факультета ходят не на летнюю практику, а в штурманские походы на Учебных кораблях специальной постройки. У выпускников есть преддипломная практика около пяти месяцев на корабле того проекта, по которому он пишет Диплом. Выпуск завершился банкетом. 
....................................
По возвращении из Баку я плотно засел в тему "Флагман-43". Она заканчивается в третьем квартале, и её нужно будет защищать, как курсанты защищают свои проекты.
Во второй половине августа группа офицеров ленинградских флотских Институтов, задействованных в теме "Флагман-43", вылетела самолётом в город Николаев, где на Черноморском судостроительном заводе строится первый корабль проекта 1143. Долетели до Минска, которому недавно присвоено звание "Город-герой" за массовый героизм белорусов во время войны, и засели по погоде. Переночевали в гостинице, и только к вечеру следующего дня добрались до цели.

Громада стоящего у достроечной стенки "Киева" впечатляет. Колосс водоизмещением 43 тысячи тонн, длиной 300 метров и высотой от ватерлинии 62 метра. Идёт установка и монтаж техники и оружия. Команда в стадии комплектования живёт пока в береговых казармах. Защита темы - это скорее занятия для командного состава эскадры Северного флота, куда войдёт "Киев" после передачи флоту, для командования корабля. Мы пока о нём знаем больше. Защита длится неделю. Каждый Институт защищает свой раздел. У меня - командные пункты и боевые посты штурманской боевой части, их техническое оснащение, функции, задачи. От СФ присутствуют офицеры штаба эскадры, среди них заместитель командира эскадры по боевой подготовке капитан 1 ранга Скворцов Евгений, мой однокашник. Командует "Киевом" капитан 2 ранга Соколов. Командир БЧ-1 - капитан-лейтенант Удовица Александр Ильич. В БЧ-1 три группы: рулевая (командир лейтенант Кононенко Борис Михайлович), электрорадионавигационная (лейтенант Бобров Вячеслав) и гидрометеорологическая.
.....................................
В ноябре 1974 года я закончил работу над ПИНК по "Салгиру". Это Правила использования навигационного комплекса "Салгир" на Тяжёлом авианесущем крейсере проекта 1143. Правила размножены в Институте в двух десятках экземпляров и разосланы в Управление боевой подготовки ВМФ в Москву, на эскадру Северного флота, на ТАКР "Киев", на штурманские кафедры Военно-Морских Училищ.

В декабре - Мирный. Запуски "Космосов". 

1975 год

Январь. Североморск. Полярная ночь. Сборы штурманов Северного флота. Флагманским штурманом СФ стал капитан 1 ранга Яковлев. Дмитрий Эрнестович Эрдман ушёл в Военно-Морскую Академию начальником кафедры. Он тоже присутствует на сборах. Тема моего доклада - итоги навигационного обеспечения кораблей Боевой службы. Особенно интересуют северян результаты по ракетным подводным лодкам стратегического назначения проекта 667-Б с новым инерциальным навигационным комплексом "Тобол".

Виктор Николаевич Обухов, как и я, уже не плавает. Он работает старшим преподавателем кафедры организации связи ВВМУРЭ им.Попова. Живём мы в соседних домах и часто встречаемся семьями. 

1 мая 1975 года мы с Надей встретили в лесу под городом Ломоносов. С утра мы приехали с Соней Обуховой к Бушмановым. С Галей, Саней и ещё тремя парами их друзей, прихватив с собой всё необходимое, пошли в близлежащий лес. Там, в полутора километрах от дома, Саня уже приготовил на полянке стол со скамейками из подручного материала.
Сначала стол накрыли холодными закусками и горячительными напитками. После трёх традиционных тостов в большом эмалированном ведре на костре сварили двойную уху из свежих судаков и линей, наловленных одним из участников. После ухи был шашлык, который жарили здесь же на костре. Веселились, пели, танцевали.
....................................
Этой весной закончено строительство комплекса Площади Победы, а в прошлом году недалеко от нас открылся Южно-Приморский парк Победы. 
..................................
.В конце мая я уехал в командировку в Николаев. Начались швартовные испытания ТАКР "Киев". Экипаж уже переселился на корабль. Швартовные испытания навигационного вооружения проводит межведомственная комиссия. Её возглавляет начальник 11 отдела нашего Института капитан 1 ранга Васильев Валерий Павлович. Мы с ним в 1953-54 годах были штурманами соседних однотипных кораблей. Заместителем у Васильева капитан 2 ранга Куражёв Михаил Алексеевич, мой коллега, СНС нашего отдела. Члены комиссии - представители технических отделов Института по всем системам комплекса. От Черноморского флота в комиссию входит помощник флагманского штурмана капитан 1 ранга Ковалёв Яков, от Гидрографии ЧФ - начальник 2 отдела ГС капитан 2 ранга Волгин Павел Степанович. От Бакинского электромеханического Института в состав комиссии во главе с Главным конструктором комплекса Григорием Суреновичем Шакаряном входят разработчики всех систем, кроме РОС "Нарва". По последней системе в комиссии её разработчик из Ленинградского предприятия "Азимут".

Я вообще не член комиссии. Я так называемый "привлечённый". Послал меня Анатолий Васильевич Федотов как автора ПИНК по "Салгиру". Живу я в гостинице "Николаев" вместе с капитаном 2 ранга Аверенко Владимиром Ивановичем. Он в Приказе Главкома ВМФ числится Заместителем председателя по оргвопросам. В самом деле он работающий председатель комиссии, потому что Васильев и Куражёв, особенно последний, здесь бывают наездами, а Владимир Иванович сидит безвылазно с начала загрузки комплекса на корабль, ещё до назначения Комиссии. Он же обеспечивает гостиницей всех членов Комиссии и привлечённых. Он же закрывает акты приёмки отдельных систем комплекса. Для этого на акте должны подписаться члены Комиссии, участвующие в приёмке данной системы. От Института каждый член комиссии отвечает за какую-либо систему. Например, Владимир Ильич Горчаков отвечает за гироскопию, Анатолий Завгородний - за систему питания "Сура", и т.д. Каждый представитель знает, что даёт его система, как она работает, но все вместе не знают, вернее не имеют чёткого представления о комплексном использовании всех средств сразу. Особенно большая закорючка - решение задач в НЦВС. Есть НЦВС с программой, есть датчики приборов-источников информации, есть связь систем с НЦВС в виде преобразователей угол-фаза-цифра. Нет методики комплексной проверки. Испытания вначале не пошли. Заспорили сдающие и принимающие.
Я составил комплексные проверочные задачи и стал проверять их решение на индикации результата в НЦВС на пульте штурмана. Если результат правильный, значит исправно работают данная система, линия связи с НЦВС и эта задача в машине. Можно сразу принимать все три узла. Если на пульте чепуха или ошибка, превышающая допуск на любую отдельную систему - надо искать и устранять.
Со второй недели швартовных испытаний дела пошли. Это понравилось и сдающим, 
и принимающим. Теперь Аверенко и Шакарян подписывают акты по системам только тогда, когда на них есть моя подпись.

В начале июля испытания закончились. Главный конструктор комплекса Григорий Суренович Шакарян закатил для членов комиссии большой банкет в ресторане гостиницы "Николаев". 
.......................................
Я вернулся, получил отпуск и поехал с Серёжей в Бузулук.
Стоят хорошие ясные солнечные дни. Мы проводим их в основном на даче.
У Бори мотоцикл ИЖ с коляской, и он возит нас в два приёма. На даче много цветов, Лида любит их очень. Ещё здесь находится девочка Юля, дочка Валерия. Ей пять лет. Она тоже всё время вместе с нами. На даче в этом году очень много ос. Это земляные осы, они гнездятся в норках в земле. Юля их совершенно не боится. В саду есть двухстворчатая тумбочка, пол которой усыпан мелкими яблоками-ранетками. Там туча ос. И Юля спокойно залезает внутрь тумбочки и сидит там, усыпанная осами, которые её не кусают, потому что она их не трогает. А Серёжа соорудил себе крупную мухобойку и постоянно занимается уничтожением ос, которых от этого меньше не становится. 
В саду много яблок различных сортов. 
Вскоре приехали Юлины родители. Бродим с ними по окрестностям, на речку Самарку. Правильное название река Самара. Она здесь такая же, как в Сорочинске. От дачи до речки пять минут хода. Ближний к даче, дальний от города правый берег, как ему и положено в Северном полушарии, крутой, обрывистый, с узкой полоской песчаного пляжа. Здесь места в речке приглубые, местами "с головкой". Дальше, в двух-трёх метрах от берега, начинается глубина "по колено". Течение быстрое. Левый берег пологий и песчаный. Здесь мы загораем. Песок очень горячий, жжёт ноги. В нескольких сотнях метров вверх по течению слева в Самарку впадает речушка Бузулук. Наверно от неё пошло название города, когда-то казачьей крепости. 
Боря Гуменников перед нашим приездом купил дорожный велосипед, и я с удовольствием езжу по окрестностям. Хотелось проехать берегом Самарки подальше в сторону Сорочинска, но это оказалось тяжело. Пески, заросли кустарников, протоки мелких речушек, полупересохшие старицы преграждают путь. Но красиво! Как будто многие годы назад, в старших классах школы, вместе с Алькой Кара-Калпаком. Неизвестно, где теперь Алька. Да и лет не шестнадцать, а идёт сорок пятый. По-прежнему в руках фотоаппарат, заряженный цветной обратимой плёнкой. Вот дача. Очень послушная пятилетняя девочка Юля с пучком морковки в руках. За морковкой её послала бабушка Лида. Вот Серёжа сидит на крыльце дачного домика с ковбойской соломенной шляпой на голове, а рядом с надутыми губками Юля. Следующий слайд такой же, но шляпа на голове у Юли. Пошли на рыбалку Валерий, Серёжа, я и Юля. Первые двое с удочками, я с фотоаппаратом, а Юля несёт червей, прикормку и ботинки родителя. 
У Бори и Лиды двухкомнатная кооперативная квартира на четвёртом этаже пятиэтажного кирпичного дома в новом микрорайоне Бузулука.
.................................
Только мы вернулись с Серёжей из Бузулука, как в Ленинград прилетели Шура и Виктор Лебедевы. Стоит замечательная погода. Антициклон. Солнечно и тепло. Делаем пикники в лесопарке Александрино. Вместе с нами кочуют по лесу Соня и Виктор Обуховы. 

Я не провожал Шуру и Виктора. В последней декаде августа я уехал в Николаев. В первых числах сентября начинаются заводские ходовые испытания крейсера "Киев". За это время командир корабля Соколов стал капитаном 1 ранга, штурман Удовица - капитаном 3 ранга, а командиры штурманских групп - старшими лейтенантами.
.....................................
Отданы швартовы, и буксиры медленно отводят нос стального колосса от достроечной стенки. Начинается ходовая жизнь нового корабля. Отходить начали вечером, с заходом Солнца. С точки зрения навигационной безопасности и нормальной человеческой логики это неразумно. Но с разумностью и логикой у нас не всегда считаются. Вряд ли темнота - помеха для разведывательных спутников. 
Буксиры развернули корабль носом на выход, и повели посередине Днепро-Бугско-Лиманского канала. В БЧ-1 включены все средства обеспечения навигационной безопасности. У меня включён радиооптический секстан "Нарва". Он позволяет наблюдать оптическим каналом звёзды в дневное время. Я это сейчас использую совсем для другой цели. Я использую удивительную светочувствительность и большое увеличение оптического канала для наблюдения и пеленгования береговых ориентиров. Совсем смерклось. Идём каналом, на берегах которого видны только огни. А я на телевизионном экране вижу на берегах все сооружения, навигационные ориентиры. Вижу очень чётко, как днём в мощный бинокль. Антенна стабилизирована по азимуту и горизонту, изображение не скачет, а медленно проплывает мимо, не реагируя на покачивания гиганта и перемену курса.
Буксиры вывели корабль в Днепровский лиман и отпустили. Мы шли на Одессу, от рейда которой повернули на Севастополь. На этом этапе ничего не испытывается. Надо просто придти в Главную базу Черноморского флота Севастополь. Большей части Комиссии нет. И это хорошо, никто не мешает. Комплекс работает, на нём все ответственные сдатчики. Кроме Главного конструктора Шакаряна это ответственный сдатчик НЦВС Николай Пономаренко, ответственный сдатчик автоматических астрооптических пеленгаторов "Сулак" Слава Печалов, бригада математичек БЭМИ во главе с Фаиной Давыдовной Бух. Разработчики сами впервые видят работу комплекса не по задачам на стенде, а в реальных условиях плавания. 
На пульте комплекса - приборе 64 - в штурманской рубке работаю я. Смотрят штурмана, смотрят разработчики, смотрит командир Соколов. Раскрыв рот смотрит Володя Аверенко. Всё работает! Светятся строки цифровых индикаторов курса, скорости, координат места. Астрономию не задействуем. Зачем? Здесь надёжно работают радионавигационные системы РСДН-3, Брас. Светятся и слегка жужжат приёмоиндикаторы КПИ-6Ф и КПФ-3К. Они принимают сигналы этих систем, значения измеренных параметров передают в НЦВС, в которой решается комплекс необходимых задач, и на пульте прибора 64 индицируются результаты прокладки курса в режиме непрерывных обсерваций, а перекрестие - "зайчик" - автопрокладчика "Самара" мерцает именно в том месте навигационной карты, где ему нужно быть.
Идем, оставляя чуть слева полуостров и маяк Тарханкут. Спокойная ночная обстановка. Спят все, кому нечего делать. На мостике и в рубках только нужные люди, понимающие, что к чему. Открылся маяк Тарханкут. Пеленг совпадает с расчётным до десятых долей градуса, хотя от Одессы штурман не сделал ни одного определения места.

Заводские ходовые испытания ТАКР "Киев" продолжались до начала октября. Их завершение Шакарян отметил грандиозным банкетом для Комиссии.
ТАКР «Киев» стал на якорь и швартовы у Угольной стенки Севастополя для подготовки к Государственным испытаниям, а я, как не член Комиссии, улетел в Ленинград.

Виктор Николаевич Обухов купил автомобиль - новенький "Москвич-408" табачного цвета.
Виктор везёт нас - свою жену Соню, меня и Надю - за грибами по дороге на Ломоносов. 
Осень в этом году задержалась, дав побольше времени лету. Октябрь, а ещё почти нет жёлтой листвы. Проехали Ломоносов, обе Ижоры, Чайку и заехали в бор между заливом и шоссе на Сосновый Бор. Не так много грибов, как хотелось бы, но красота природы, тёплая и солнечная погода радуют. 
- Виктор, поехали дальше, - предлагает Соня, и мы едем в Сосновый Бор. Проезжаем Ленинградскую атомную электростанцию и очень удачно построенный город энергетиков Сосновый Бор. Едем дальше. Посёлок рыбаков Систа-Палкино. Мост через реку Систа. Отличное шоссе! Здесь мы опять заезжаем в бор. Результат тот же. Отличная погода, красивые пейзажи, но мало грибов. Мы очень хорошо отдохнули. 
Замечательно с машиной! Надо подумать о своей. Надя записалась на очередь на автомашину в своей организации, а я поступил в автошколу учиться на водителя. 

6 октября Наташе исполнилось 22 года. Она на четвёртом курсе. Серёже 20 октября исполнилось 17 лет. Он учится на последнем курсе ПТУ. 
А нам с Надей уже по 45, вместе - 90.

Год 1975 был интересным. Только в Баку вместо меня ездил Альберт Александрович Хребтов. Ему в Баку не понравилось. Вероятно потому, что сам он окончил Училище в Архангельске.
................................. 
1976 год

В апреле я закончил автошколу и получил водительское удостоверение. 
Весна не торопится. 1 мая ездили в Ломоносов к Бушмановым, но маёвка не получилась: шёл снег. 
9 мая погода несколько улучшилась, но в Ломоносов уже не поехали, а устроили свой пикник с Обуховыми на речке Красненькой в районе взлётного поля аэропорта. Ещё купили велосипед "Турист" и мопед "Рига". Ездим на них все, кроме Нади. Я езжу в выходные по окрестностям, удаляясь от дома до 100 км. У Серёжи мопед часто выходит из строя. Уезжает на моторе, приезжает на педалях, или просто привозит. Ездили с Наташей по кольцу Ленинград - Володарская - Стрельна - Ропша - Красное Село - Горелово - Ленинград протяжённостью около 40 километров. Наташа туда, в гору, ехала на мопеде, а под гору, из Красного Села - на велосипеде.

8 июня, вторник. Мы купили машину - "Жигули" ВАЗ-2101 оливкового цвета. Мы с Надей выбрали её из нескольких предложенных в магазине в Красном Селе. Были машины и более приятных для глаза цветов, но нам понравилась эта, потому что она легко заводится, ровнее других работает двигатель.
В Красное Село нас привёз на своём "Москвиче" Виктор Николаевич Обухов, а обратно мы с Надей приехали на своей машине. Машину я поставил под окном, у нас пока нет гаража. На следующий день поехали с Надей в ГАИ Кировского района, где нам выдали Государственный номерной знак 07 - 90 ЛДА. Через четыре дня после покупки я поставил машину на платную стоянку у железнодорожной платформы Дачное. Это недалеко. Плата 30 копеек за сутки. Машину мы купили за 5530 рублей. На книжке у нас было 2000 рублей, 3500 рублей я взял на 2 года в офицерской кассе взаимопомощи в Институте, 30 рублей - из текущей получки. Бензин АИ-93 стоит 9.5 копейки за 1 литр.
..................................
Через два дня после постановки автомашины на стоянку я улетел в Севастополь.
Идут Государственные испытания ТАКР "Киев".
Наша с Владимиром Ивановичем Аверенко каюта - в надстройке на втором этаже по левому борту - выходит большими квадратными иллюминаторами на полётную палубу, на которой ревут реактивными двигателями штурмовики вертикального взлёта и посадки Як-38. На корабле есть авиационная боевая часть и два своих спасательных вертолёта Ка-25. Полк штурмовиков прилетает из Качи. Сейчас самолёты летают туда - обратно непрерывно. В Каче они садятся на аэродром и взлетают с него с разбегом, как нормальные самолёты, а на палубу "Киева" садятся и взлетают без разбега. 
Ещё корабль принимает на борт батальон морской пехоты со штатным вооружением.

Теперь работает Государственная Комиссия. Я по-прежнему привлечённый, но все пункты Программы испытаний по НК "Салгир-1143" провожу я. Аверенко организатор, я - технический исполнитель. Однако Володя организует так, как говорю ему я. 

Испытания идут успешно. На корабле бывают большие начальники, в том числе и Главнокомандующий ВМФ адмирал флота Горшков С.Г. Бывший флагманский штурман флота Митин Лев Иванович стал контр-адмиралом, Начальником Гидрографической службы Черноморского флота. Флаг-штурманом ЧФ стал его помощник капитан 1 ранга Яков Ковалёв. 
Недельный перерыв испытаний. "Киев" стал кормой к Угольной стенке. Члены Комиссии переселились в гостиницы. Мы с Аверенко живём в одном номере во флотской гостинице на проспекте генерала Острякова. Отдыхаем на пляжах Севастополя: Учкуевка, Городской, бухта Омега, Херсонесский музей. В Омеге плаваем по всей бухте на водном велосипеде, с него и купаемся по очереди. Самый хороший, по моему мнению, пляж в Херсонесском музее. Он, правда, платный, 10 копеек за вход. Но зато сначала экскурсовод расскажет вам о живших здесь древних греках, их культуре, обычаях, покажет все достопримечательности, а в конце экскурсии доверительно скажет, что пляж здесь хоть и не оборудованный, но очень красивый и удобный. А раздеться можно в одном из жилищ древнего грека.

Испытания продолжены, и мы переселяемся на корабль. В полигонах боевой подготовки Черноморского флота от Поти до Одессы проверяется точность и надёжность функционирования всех систем навигационного комплекса. Астрономические обсервации с использованием РОС "Нарва" и АОП "Сулак", радионавигационные обсервации, обсервации по НРЛС, комбинированные и спутниковые обсервации.
Испытания навигационного комплекса успешно закончены. Не подписан только акт, он будет подписываться после завершения испытаний по всему кораблю. Теперь комплекс используется по прямому назначению. 

Стоит непрерывный рёв самолётов и противолодочных вертолётов. Идёт стрельба из всех видов оружия, а его на корабле очень много. Есть комплекс крылатых ракет П-500. Во время швартовных и частично заводских ходовых испытаний в пусковых трубах этого комплекса строители держали склады имущества и рабочих Черноморского судостроительного завода. Пуски ракето-торпед. Зрелищно! Мне очень нравится зенитный ракетный комплекс "Оса". Его вообще не видно. Внезапно на чистом участке палубы возникает силуэт установки с небольшой ракетой, которая в мгновение уходит вверх, и установка скрывается, чтобы в долю секунды вернуться и выстрелить очередную ракету, которая не знает промаха, но в свой самолёт не наведётся. 20-миллиметровые шестиствольные автоматы ближнего боя в долю секунды разносят в пыль торпедный катер или низколетящий самолёт. Много ракетных комплексов различного назначения на "Киеве". Есть и нарезная артиллерия без личного состава в башне. Есть в самом носу и родная сорокапятка. Теперь это салютная или сигнальная пушка.

Корабль сдан! Комплекс сдан! Что ж ты медлишь, Шакарян?
И Шакарян организовал банкет в плавучей гостинице Черноморского судостроительного завода. На банкете народа больше, чем на испытаниях. Приехали Председатель Васильев и его заместитель Куражёв.
.................................
Комиссия от Института вернулась в Ленинград. Я сдал старое командировочное предписание, получил новое и снова улетел в Севастополь. "Киев" собирается на Боевую службу в Средиземное море. После месяца боевой службы он уйдёт на Северный флот. Пока живу в гостинице на Острякова с капитаном 1 ранга Востриковым, начальником отдела связного НИИ, бывшим председателем комиссии по средствам связи. До выхода несколько дней. На Боевую службу идут по одному представителю от институтов, только на службу. В Североморск корабль пойдёт без нас.

Здесь в Севастополе на улице Лётчиков в остановке от бухты Омега живут Юлдашевы - Радик и Алла. Они вернулись из Египта, где Радик был военным советником. Хожу к ним в гости. Здесь Радик служит начальником цикла Учебного центра, капитан 2 ранга.

Ещё на проспекте генерала Острякова в одной остановке от нашей гостиницы живёт Володя Кишанков, его жена Катя, дочери Надя и Оля и сын Саша. Володя капитан 2 ранга, начальник отдела кадров тыла Черноморского флота. Володя приходил ко мне в гости и сообщил печальную весть. Несколько лет назад умер в своей каюте командир корабля-цели капитан 3 ранга Галдобин Вениамин - наш друг и однокашник, о котором мы оба ничего не слышали с выпуска. Володя недавно перевелся с Тихоокеанского флота и, перебирая личные дела офицеров тыла флота, куда входил этот корабль, дошёл до личного дела Веньки. И нет уже парня из Нальчика.
....................................
Вышли из Севастополя, переночевали на рейде болгарской ВМБ Варна и пошли в Босфор. Мы прошли оба пролива и Мраморное море за один световой день. В Босфоре нас сопровождало большое количество турецких и американских катеров. Они как бы обеспечивали безопасность нашего прохода, отгоняли с курса фелюги и всё, что могло нам помешать. Я при проходе стоял на блоке "Пальма" в Ходовом Командном Пункте (ХКП), периодически выходил на крылья мостика. Когда проходили под мостом через Босфор, то между нижней границей пролёта моста и верхней кромкой шара антенны радиопривода было всего два метра.

Месяц Боевой службы - это большое напряжение сил всего личного состава. "Киев" отличается от присутствующего здесь американского авианосца "Нимиц" тем, что он не просто плавучий аэродром, а оснащённый всеми видами оружия защиты и нападения крейсер. Мы меньше "Нимица" нуждаемся в охранении. Однако с нами всегда находятся несколько кораблей Средиземноморской Оперативной эскадры ВМФ СССР. Мы ходим, выполняя задачи службы, из восточной части моря в западную и обратно. На борту 21 самолёт и четыре противолодочных вертолёта. Вертолёты следят за подводными лодками, ставят радиогидроакустические буи, как когда-то "Нептуны" и "Орионы" забрасывали такими буями наши корабли-измерители в Тихом океане. Штурмовики тоже летают, бомбят мишени. Когда нет полётов - всегда на палубе два дежурных самолёта с лётчиками на борту. Отношения с американскими кораблями, мягко говоря, не совсем дружелюбные. Когда расходимся с ними, башни их пушек направлены на нас. У нас отслеживают вероятного противника только визиры, да решаются задачи в машинах управления оружием. Изредка становимся на якорь у берегов и пунктов дружественных нам государств Северной Африки, пополняем запасы.

И вот получена команда следовать в Североморск. На видимости Гибралтарской скалы вертолёт перевёз нас, шестерых представителей Институтов, на Большой противолодочный корабль проекта 1134 "Очаков". 
Выполняя задачи Боевой службы, "Очаков" через неделю прошёл проливы, и сутки простоял на рейде ВМБ Бургас. Мы отдыхали, для этого нам были предоставлены все условия, может быть потому, что один из нас - сын Главкома.

И вот я в Ленинграде. Наташа по распределению работает инженером в организации Ленпромстройпроект. Серёжа тоже по распределению работает слесарем-сборщиком на Адмиралтейском судостроительном заводе. У нас в гостях Шура и Виктор. Машина днём стоит под окнами. Я езжу на ней на службу, в магазины, по городу и, конечно, за грибами. И нас уже не удовлетворяют места за 5 и 7 километров от дома.
Мы присмотрели красивое и грибное место за Сосновым Бором, за деревней Систа-Палкино, километрах в трёх - четырёх за мостом через реку Систа. Там мы съезжаем с шоссе на поляну около Систы. Виктор назвал это место "А зори здесь тихие". Недавно прошла кинокартина с таким названием. В окрестностях этой поляны мы и собираем грибы. Грибов много. Корзины и пакеты с грибами занимают весь багажник.
В конце сентября проводили Шуру и Виктора, но поездки продолжаются.
....................................
В декабре - поездка в Североморск на сборы штурманов Северного флота. 

1977 год

26 января Наташа вышла замуж за Борю Храмова и уехала жить к нему на улицу Пограничника Гарькавого. 

В начале марта я уехал на Северный флот на штормовые испытания крейсера "Киев". ТАКР плавал в штормовую погоду в Баренцевом и Норвежском морях. Были жестокие штормы и ураганы. Махина в 43 тысячи тонн и длиной почти два кабельтова качается не так, как короткие корабли ТОГЭ-4. К тому же есть успокоители качки. На "Киеве" во всех внутренних помещениях кондиционированный воздух, и температура в жару и мороз в них +18 градусов. Я набрал богатую статистику по точностным и надёжностным показателям. Крейсер и установленная на нём техника, в том числе и авиация, штормовые испытания выдержали. Только от предельных деформаций на качке лопнула обшивка дымовой трубы. 
..........................................
В субботу 26 марта мы поехали на машине в Эстонию в город Раквере. Мы - это я, Надя, Серёжа и Нина Малинина. В Раквере накупили всякой мелочи на 100 рублей и поехали обратно. В Эстонию ехали при положительной температуре по хорошей дороге. Обратно уже стемнело, температура воздуха ушла в минус, и на дороге образовался гололёд. У меня практически новая резина и я медленно со скоростью 40 км/час еду по скользкой дороге за впередиидущей машиной, не пытаясь её обогнать. Вот идущим сзади "Жигулям" видимо надоела эта скорость. Машина замигала обгон, обошла нас. Я чуть замедлил, чтобы дать возможность поместиться этой машине впереди себя. Водитель повернул колёса вправо и, видимо, слегка тормознул, гася скорость. Вместо того чтобы пойти вправо в свой ряд, машина быстрее пошла влево, дошла до конца асфальта и опрокинулась в кювет. Несколько машин, в том числе и я, остановились помочь. В это время по встречной полосе потерял на гололёде управление и понёсся в нашу сторону "Запорожец", вращаясь при этом вокруг вертикальной оси. Не доезжая десяток метров до ряда стоящих машин нашего направления, "Запорожец" пошёл в свой ряд, ещё дальше и, наконец, опрокинулся в кювет недалеко от "Жигулей". Мы поехали дальше после завершения спасательной операции. Ехали аккуратно и к 12 ночи, завезя предварительно домой Нину Малинину, приехали домой.
- С риском для жизни истратили 100 рублей, - сказал Серёжа. 

1 мая я и Надя провели в Ломоносове у Бушмановых и в лесу на пикнике. Были шашлыки и всё остальное.

7 мая с Обуховыми на моей машине ездили в Разлив.
В субботу 14 мая нашли с Надей красивое недалекое место на речке Стрельне. Это на дороге из Стрельны в Ропшу.
Речка Стрельна чистая и быстрая. Окаймлённая тополями и берёзками поляна. Загорали. Помыли машину. Сварили на "Шмеле" обед. Нам здесь так понравилось, что на следующий день, в воскресенье 15 мая, мы снова приехали сюда же, прихватив с собой Серёжу. С нами приехали на своём табачном "Москвиче" Обуховы. Весь день провели на свежем воздухе. А в воскресенье 22 мая мы с Надей проведали свой "старый лес" за полем аэродрома. Проехали туда в обход по Таллинскому и Анненскому шоссе.

Вечером в пятницу 27 мая я и Надя на машине поехали в Пушкинские Горы. Темнота наступила за Мшинской. Проехали Лугу, Псков и в Острове на берегу реки Великой заночевали. Рано утром помылись, позавтракали и поехали дальше. В 8 утра подъехали к экскурсионному бюро в городище Воронич, купили билет, и на автобусе поехали на экскурсию. Машину оставили на месте. Небольшого роста кучерявый экскурсовод чем-то напоминает Пушкина. Мы немного проехали в сторону села Михайловского и дальше пошли пешком по местам, о которых я в детстве читал в "Пушкинском календаре", подаренном сестре Лиде за успехи в учёбе в 1937 году в Троицком.

Экскурсовод начал свой рассказ ещё в автобусе. 

Пушкинский заповедник расположен в районе населённого пункта Пушкинские Горы в центре Псковской области в 110 километрах южнее Пскова. Площадь заповедника 700 га. В его состав входят сёла Михайловское, Тригорское, Петровское, два древних городища - Воронич и Савкина Горка и Святогорский монастырь с могилой Пушкина. Здесь край лесной и озёрный. Здесь расположены красивые озёра Кучане и Маленец, здесь в реку Великая впадает река Сороть. Пушкин пронёс через всю свою жизнь любовь к этому уголку Русской земли. Он приезжал сюда юношей в 1817 и 1819 годах, здесь провёл ссылку в 1824 - 26 годах. Он стремился сюда в последние годы жизни, чтобы насладиться покоем и свободой. Здесь он написал "Бориса Годунова", "Графа Нулина", центральные главы "Евгения Онегина", "Деревню", "Зимний вечер", "Я помню чудное мгновенье". Последнее, уже как романс, я помню с самого детства. У нас был граммофон и пластинка, которую сестра Лида часто заводила.
Мы нестройной толпой идём пешком за экскурсоводом. Я слушаю и фотографирую. Аллеи, гранитные глыбы в нишах аллей со стихами Пушкина. Вот небольшой курган. У основания камень.

Древний курган.
Раскопан сыном поэта Г.А.Пушкиным.
В рощах Михайловского сохранилось
30 курганов V - ХII веков. 

Вот мраморная доска с текстом

Как счастлив я, когда могу покинуть
Докучный шум столицы и двора
И убежать в пустынные дубровы
На берега сих молчаливых вод.


Вот Михайловское. Маленькая пушка на лафете, установленном на большом пне. Это центр заповедника, родовое имение Ганнибалов - Пушкиных. Господский дом на холме над рекой Сороть. Текст на мраморной доске.

Господский дом уединённый,
Горой от ветров ограждённый,
Стоял над речкою. Вдали
Пред ним пестрели и цвели

Луга и нивы золотые. . .
Мелькали сёлы, здесь и там
Стада бродили по лугам. . .

Домик няни. Здесь жила Арина Родионовна.
Мы были внутри Господского дома и домика няни. 
Посмотрели чудесный вид с балкона Господского дома на луг перед рекой Сороть. Прошли до Сороти, потом вернулись и пошли в Михайловский парк - любимое место прогулок Пушкина. 
Еловая аллея разделяет парк на две части. Самым старым елям этой аллеи скоро будет двести лет. Раньше еловая аллея была центральным подъездом к усадьбе. Под углом к еловой аллее, за небольшим прудом, расположена одна из красивейших аллей парка - липовая. Ещё эта аллея называется "Аллея Керн". Здесь же скамья Керн и камень со строками

Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолётное виденье,
Как гений чистой красоты. . .

Вернулись на усадьбу к автобусу. Вот петух. Он важно стоит на одной ноге, не обращая внимания на экскурсию. Привык.
Приехали в Тригорское. Здесь имение ближайших соседей и друзей Пушкиных - Осиповых-Вульф. Опять пешая прогулка. Место "Трёх сосен". Их уже нет. Вместо них на тех же местах три молодые сосёнки. "Дуб уединённый". Большой деревянный дом Вульфов на берегу пруда. 
У штакетной ограды мраморная доска с четверостишием 

Я был рождён для жизни мирной,
Для деревенской тишины.
В тиши звучнее голос лирный,
Живее творческие сны. . .
"Евгений Онегин"

Тригорский парк. На самом краю крутого обрыва к реке Сороть под сенью вековых дубов и лип стоит "Скамья Онегина", где проходило объяснение Онегина с Татьяной. Недалеко камень с надписью

Граница владений дедовских

Пешая прогулка по городищу Воронич и Савкиной Горке.
Снова возвращаемся к автобусу в Тригорское.
Вот ещё мраморная плита у штакетника.

О, где б судьба ни назначала
Мне безыменный уголок,
Где б ни был я, куда б ни мчала 
Она смиренный мой челнок,
Где поздний мир мне б ни сулила,
Где б ни ждала меня могила,
Везде, везде в душе моей
Благословлю моих друзей.
Нет, нет! Нигде не позабуду 
Их милых, ласковых речей.
Вдали, один, среди людей
Воображать я вечно буду
Вас, тени прибережных ив,
Вас, мир и сон Тригорских нив.
"Евгений Онегин"

Святогорский монастырь. Могила Пушкина. Под памятником 
А.С. Пушкину похоронена и мать поэта. Ниже могилы деда, бабки и отца.
Здесь мы попрощались с нашим экскурсоводом в стоптаных чинёных ботинках, хорошим пушкинистом.
Автобус ушёл, и мы с Надей пошли пешком на турбазу. Это километра три - четыре. Дорога красивая, пустынная, но я в самом начале пути подвернул ступню. Шли мы поэтому очень медленно и долго, часа полтора. На площадке у гостиницы только наш автомобиль.
Около 23 часов субботы мы вернулись домой. 
................................
13 июня я улетел в Баку в ГЭК. Прошло три года после моего последнего участия в Комиссии. ТАКР "Киев" отвлекал меня. В Училище функционирует новый Учебный корпус для иностранцев. Кроме штурманского на отечественном участке функционирует химический факультет. Закончено строительство жилых и специальных корпусов. Построен большой ресторан в районе домов офицерского состава. Построена большая столовая в два этажа для офицеров и иностранцев. В курсантской столовой питаются только отечественные курсанты и вьетнамцы. В городе Баку рядом с железнодорожным вокзалом построена современная многоэтажная гостиница "Бакы", где мы и живём, и откуда ежедневно в 8 утра нас увозит в Училище автобус. Отсюда же, через садик Самеда Вургуна, в Училище ходит городской автобус № 142 и маршрутное такси. Автобус стоит 5, такси 20 копеек. 
На кафедре изменения. Юрий Михайлович Иванов и Василий Филиппович Бобко уволились в запас. Начальником кафедры кораблевождения стал капитан 1 ранга Гаркуша Леонид Михайлович, его заместителем - капитан 1 ранга Костецкий Виктор Дмитриевич, в прошлом старшие преподаватели этой кафедры.
Иностранных курсантов по кафедре кораблевождения в этом году нет. Уложились вместе с банкетом в неполных две недели. 
......................................

Я в отпуске с 1 июля. Собираемся ехать в Бузулук на машине. Берём с собой Наташу и Борю Храмовых. Купили два надувных матраца. У Бори и Наташи есть небольшая палатка.
Выехали из нашего дома на рассвете 5 июля. Поехали по шоссе на Москву. Замечательная дорога и погода.
Едем не спеша, останавливаемся на завтрак, обед с отдыхом, ужин и вечерний чай.
В 19-20 съехали на Московскую кольцевую автодорогу, в 20-10 съехали с МКАД на Люберецкое шоссе. Проехали город Люберцы, Бронницы. Сгустились сумерки. Пора искать место ночёвки.
21-15. Справа от шоссе заметили дикую стоянку на большой не асфальтированной поляне. Съехали под углом через кювет, нашли местечко, довольно чистое. Я и Надя начали готовить пищу, а Боря и Наташа пошли устанавливать невдалеке на травке свою маленькую палатку. Подкрепились чаем с колбасой, Боря и Наташа ушли в палатку, а мы с Надей улеглись на надувных матрацах в машине. Кое-что пришлось выставить наружу. Мы очень загружены, даже на верхнем багажнике мешки с вещами. Перед самым засыпанием я и Надя услышали какой-то шорох. Приподнялись и увидели вроде бы пробегающую собаку. Не придали значения и заснули.
За первый день поездки мы проехали 807 километров. 
Утром 6 июня я проснулся на рассвете. Стали завтракать и обнаружили пропажу коробки из-под "Шмеля". В 6-45 въехали в село Никитское. Наверно жулик был отсюда. В 7-25 въехали в Коломну. Всего одна улица, но длиной 10 километров. Наверно отсюда "Коломенская верста". Приём пищи и отдых по времени и необходимости. Дорога хорошая, красивая. Погода тоже благоприятствует.
19-45 Въехали в Пензу, а в 20-05, проехав Кижеватово, стали смотреть место для ночёвки.
20-15 На пересечении с второстепенной дорогой съехали с шоссе, въехали в лесок. Никого, мы одни. Располагаемся на ночлег. Сначала ужин, совмещённый с вечерним чаем. Подготовка кипятка на утренний чай. Ночуем Боря и Наташа в своей палатке, мы в автомобиле на надувных матрацах. За 6 июля проехали всего 582 километра.
7 июля, в четверг, я проснулся без четверти четыре. Объявил аврал. Выехали в 4-28.
4-50 Городище. Спит ещё Городище. Здесь когда-то в молодые годы какое-то время жили мои родители. В разговорах они часто говорили: «А вот когда мы жили в Городищах. . ." Едем по его старым улицам. Одно - двухэтажные домишки. Где-то здесь они жили. Я тогда не интересовался. Это им было интересно вспомнить. Я же только помню "А вот в Городищах. . ." Папа до моего рождения очень часто переезжал. Много ещё населённых пунктов произносили папа и мама. В Пензенской области это Городище и Кузнецк, который мы ещё будем проезжать. 
5-55 А вот и Кузнецк. Этот покрупнее, но улочки тоже узкие. Здесь несколько лет назад проходил сборы старший лейтенант запаса Борис Гуменников. Здесь большой аэродром. 
6-50 Пересекли границу Пензенской и Ульяновской областей. Перевернули ещё одну страницу Атласа автомобильных дорог СССР. Ульяновская область. Здесь всё 
пестрит знакомыми из разговоров вечерами родителей названиями населённых пунктов. Здесь родина отца. Вот часто произносившиеся в моём детстве и юности названия: Инза, Базарный Сызган, Барыш. . . "А вот помнишь, Костя, в Барыше?. . ." Жадовка, Карсун, Солдатская Ташла. Это в бывшей Симбирской губернии. У меня жмёт сердце, когда я читаю, произношу или слышу эти названия.
8-10 Въехали в Куйбышевскую область. В этой, бывшей Самарской губернии, родители жили в Чапаевске и Безенчуке. Чапаевск не связан с именем легендарного командира Чапаева. Он стоит на реке Чапаевке и, возможно, Чапаев сам получил фамилию от этой речки.
9-45 Переволоки. Самое узкое место Самарской Луки.
11-00 Проехали по строящейся плотине Куйбышевской ГЭС из Жигулёвска в Тольятти. 
12-20 Приехали в Куйбышев, в Безымянку. Здесь живёт Валерий.
Мы переночевали у Валерия и около 9 утра 8 июля поехали дальше.

В Куйбышеве кончается шоссейная дорога союзного значения Москва - Куйбышев. Дальше в Бузулук в соответствии с картами Атласа автомобильных дорог ведёт дорога республиканского значения через Нефтегорск, по которой надо проехать 192 километра. Валерий сказал, что такой дороги нет. Есть асфальтированная дорога республиканского значения через Бугуруслан. По этой дороге до Бузулука надо проехать около 300 километров. Есть дорога через Кинель - Богатое - Борское примерно 190 километров, причём последние 50 по Оренбургской области можно проехать только в сухую погоду. Сейчас такая возможность есть, и Валерий едет с нами.
Теперь в машине полный комплект людей. Работавшая ранее штурманом Надя перешла в задний салон, её место занял Валерий. В 10 часов мы приехали в Кинель. Без четверти 11 приехали в Красносамарское. Дорога узкая, но асфальтовая и неплохая. Вокруг, как в Оренбуржье, поля пшеницы. Погода солнечная, тихая. Проехав ещё 39 километров, в половине двенадцатого приехали в Богатое, переехали по мосту Самару и поехали в Борское, до которого 27 километров. 
В Борское приехали в 12 часов, заправились бензином и поехали в село Заплавное, за которым пойдёт Оренбургская область. 
В красивом самарском селе Заплавном мы сделали короткую остановку, сфотографировались у аккуратной церквушки и в 13 часов съехали с асфальта Куйбышевской области на грунтовую просёлочную дорогу Оренбургской. До Бузулука отсюда 50 километров. Дорог много. Одна короче, но можно застрять, вторая длиннее, но тоже мост через реку сломан. Поехали по короткой. Здесь проходит "Большак", проложенный ещё в Пугачёвские времена. По нему давно не ездят, он для автотранспорта и не предполагался. Но он - ориентир. Едут параллельно "большаку". Пока сухо - можно ехать как угодно. В дожди участок наезженной просёлочной дороги превращается в глубокие борозды - колеи от большегрузного транспорта. Дорога самопроизвольно смещается в сторону. И мы едем со скоростью примерно 30 км/час то на второй, то на третьей передаче. За машиной облако пыли. С детства помню стихотворение

Вьётся по улице лёгкая пыль,
Мчится по улице автомобиль!

Здесь так и осталось.
В третьем часу дня мы проехали неохраняемый переезд через железную дорогу Москва - Средняя Азия и остановились на поляне у обрывистого берега реки Самарки. Здесь река делает правый поворот, поэтому оба берега обрывисты. Полчаса отдыхали. Отсюда до Бузулука 20 километров. 
Около 16 часов мы подъехали к дому 5 во втором микрорайоне Бузулука. 
От дома до дома проехали ровно 2000 километров. 

Утром в субботу 9 июля я, Надя, Валерий и Юля на машине, а Боря и Лида на мотоцикле приехали на дачу. Боря и Наташа остались в городской квартире. Наташа неважно чувствует себя после поездки. Она ведь на 6 месяце беременности. Но к обеду я съездил за ними и привёз на дачу. Лида хвастает цветами, их на даче очень много.
Съездили на кладбище. На обелиске только фотография мамы. Папа просил ничего на его могиле не писать. Они оба в одной. Обелиск огорожен хорошей оградой. Внутри ограды порядок, Лида и Боря его поддерживают.
Приехала из Оренбурга Наташа Гуменникова Она учится в Оренбургском педагогическом институте на факультете учителей английского языка. 
Огурцы на даче свои. Помидоры пока покупаем на рынке. 
У Бори шалит сердце, и его положили в больницу.
Ходим на Самарку. Это лето сухое, и дорога на речку от дачи хорошая. Плаваем на надувных матрацах. Красивы окрестности дачи, красива Самарка с её берегами.
Мы загораем на противоположном от дачи пологом песчаном берегу речки. Играем в волейбол. Возвращение на дачу начинается с форсирования Самарки. О глубинах я писал раньше. Даже семилетняя Юля переходит речку за руку с папой. Потом частичное одевание на противоположном берегу, подъём по крутой тропинке наверх, и, не спеша, по тропинкам через лесок на дачу. 
14 июля, в четверг, я, Надя и Наташа Гуменникова едем в Сорочинск. До него 85 километров. Дорога неважная, особенно в тех участках, где её строят. Приходится ехать по крупному гравию. А там, где простой просёлок, там сейчас хорошо. Только пыль вьется за машиной. Я интуитивно понял, где нужно сворачивать с дороги и въезжать в Сорочинск. Только по очертаниям Кузьмича и Маяка, которые сохранились с давних пор в памяти, повернул я влево на просёлок. Переезд через железную дорогу. Наверно это тот самый, где мы с Володей Волковым клали пятаки на полотно. Но ничего я не узнал, ни поля аэродрома, ни сбросовых ям мясокомбината, ни пчельника вдали. Всё застроено и пошёл асфальт городской улицы. По этой асфальтированной улице и поехали. Да, это улица Карла Маркса, но я её такой не видел. Здесь новая застройка.
Справа старинное двухэтажное кирпичное белое здание. Да это же третья школа! Да, это она. Тот же огороженный штакетником садик вдоль обоих крыльев здания. Посередине входная дверь и над ней вывеска "Неполная средняя школа № 3". Это здесь в правом крыле первого этажа начинал я учиться в четвёртом классе в сентябре 1941 года, 36 лет тому назад. Здесь со мной учились Володя Волков, Миша Зубков, Валя Козлова, Клава Никитина. Где они теперь? Они все жили здесь рядом. 
А как же я просмотрел свой дом? Возвращаемся назад.
Дом, в котором я прожил всю войну, на месте. 
Я свернул на Саратовскую. Она та же. Тропинка вдоль улицы у домов, остальное заросло травой. Дом, забор, ворота не изменились. Только и Фалеевская часть сада огорожена штакетником. Раньше были просто жерди. Фалеевская я говорю условно, наверно там уже нет Фалеевых. То же крылечко. Та же крыша и вход на чердак, где я держал голубей. Даже дверца чердака та же, с вырезом, чтобы голуби свободно проходили. Теперь вырез забит. А вот во дворе деревьев не было. Теперь есть. Напротив стоит тот же двухэтажный дом Певчуков. Теперь деревья закрывают окна второго этажа, где снимали квартиру Танненберги. А весь первый этаж закрыт разросшимся бурьяном.
Наша часть дома на обеих улицах покрашена синей краской. Обшивка угловой части и наличники окон покрашены жёлтой краской. Ниже окон - бетонный фундамент. Дом аккуратный, ухоженный. За оградой садика только не разросшиеся деревья, цветов и травы нет. У покрашенной синей краской входной двери стоит стриженый наголо мальчик лет шести, очень похожий на меня в детстве. Тюль за окнами. Номер дома теперь 103. Такая же, как была, скамейка не двух столбиках под тем же окном. Тот же дом Абрамовых справа. Тридцать два года прошло, как мы уехали из этого дома на улицу Орджоникидзе. В этом садике я стрелял из рогатки воробьёв. Сюда приходили лётчики. Эту дверь я закрывал на засов от Пелагеи Павловны. Мы вернулись ещё назад, на улицу, название которой я забыл. Дом Волковых на месте. Дома Маколдиных нет. Проехали на Красноармейскую. Она, как и прежде, заросла травой. На месте колодца, в который меня опускали за ведром, обычная водопроводная колонка. Здесь на месте все дома, даже дом Зигулихи, угловой на Саратовской и Красноармейской. Это у её квартирантов-эвакуированных мальчик потерял глаз. Он вечером, когда все остальные играли в кулюкушки, ковырял ножницами винтовочный патрон. Хотел выковырять капсюль, но он сработал.
По Саратовской вернулись на Карла Маркса и поехали вверх, к прокуратуре. Всё на месте! И ограда садика, и деревянный дом прокуратуры, и пристройка в три окна, в которой я жил в 1945 - 48 годах, а родители до 1950 года, и кирпичный сарай, где мы держали корову, борова и кур. Только нет пожарной каланчи. То же крылечко с навесом. 
Арка ворот. Калитка открыта. Тот же двор. Справа вместо городской библиотеки жилой дом.
На противоположной стороне улицы Орджоникидзе тот же двухэтажный дом, в котором жили девочки Гагаевы Вера и Лиза, с которыми я учился в школе, и их мама Елена Дмитриевна Романова, которая лечила меня от скарлатины в 1941 году. Вера вышла замуж за Колю Маколдина и уехала с ним в Грузию. Куда делась Лиза - не знаю.
Городской садик на месте, но вместо тенистых аллей выходящей на Коммунистическую улицу части сада стоит неуклюжее серое бетонное здание. 
Поехали дальше.
Вот родная первая средняя школа. Само здание без изменений. Надпись гласит

Средняя школа № 1
города Сорочинска 

Двадцать девять лет назад я закончил обучение в этой школе. У меня сохранились о ней самые тёплые воспоминания. У меня ностальгия по тем временам. Здесь мы взрослели. Где теперь те ребята? Даже из ушедших со мной на флот остался на виду только Миша Махортов. Он сейчас в Ленинграде, старший преподаватель кафедры тактики надводных кораблей Военно-Морской Академии, капитан 1 ранга. Он после выпуска 22 года прослужил на Тихоокеанском флоте. Был командиром группы, командиром боевой части, командиром эскадренного миноносца, начальником штаба бригады эскадренных миноносцев, заочно окончил Военно-Морскую Академию. Юру Позднякова я последний раз видел ещё в лейтенантские годы в Красноводске. Беник Мангасаров сказал, что Юра через пару лет вернулся на флотилию, вскоре демобилизовался и куда-то уехал. 
Миша Махортов сказал, что видел лет десять назад Виктора Меркулова. Тот был командиром дивизиона катеров-охотников на Сахалине, капитаном 3 ранга.
Миша Махортов также имеет сведения, что Коля Батищев через два года после выпуска был студентом одного из московских ВУЗ"ов.
Об остальных ребятах ни слуху, ни духу. Может, ещё что здесь узнаю.
Школа закрыта. Каникулы. 
А парк около школы есть! Почти как на картинах Коли Маколдина. 
Поехали обратно. Рынок на Красноармейской на том же месте. Так же продают из мешков семечки. Нет махорки, как было раньше. Заговаривал с несколькими пожилыми мужичками. Все живут здесь очень давно, но никого из названных мной не знают. 
Самарка. То место, где мы купались. Изменились берега и растительность. Много деревьев, кустарников, травы. Меньше песчаных полян. Ни одного купающегося, хотя полдень. Где же вы, пацаны? Может, сменился район купания, может, разъехались по дачам.

Здесь же расположились перекусить. Наташа и Надя здесь впервые, для них здесь интересного мало.
Вернулись в Бузулук. Я остался очень доволен поездкой. Жаль, что не встретили никого из знакомых или друзей-одноклассников.
Наташа с Борей и Юлей ходят на рыбалку, приносят пескарей, которых жарят и едят, а также угощают остальных.
На даче много клубники, достаётся тоже всем.
16 июля приехала поездом Галя Гуменникова. В этот же день уехала в Оренбург Наташа Гуменникова. Однако успели сфотографироваться на даче все вместе.
.........................
Ах, мало мы побыли в родном Оренбуржье! Всего десять дней. 
Во вторник 19 июля в 5 часов утра, через две недели после выезда из Ленинграда, мы поехали обратно. Лида осталась с семьёй Валерия одна. Боря всё ещё в больнице. 
Через Куйбышев мы не поехали. Дорогу я запомнил, но последние дни шли дожди. Мы поехали на север, в объезд через Бугуруслан. До Бугуруслана 111 километров старой, узкой, асфальтированной ещё при царе Горохе дороги. Сплошные выбоины, опасные ещё тем, что они залиты водой, и в луже не видно не только их глубину, но и саму выбоину.
Приходится ехать очень медленно. Местами дорога ремонтируется, объезды скользкие и грязные. Когда совсем рассвело, стало приятнее глазу. Вокруг пшеничные и подсолнуховые поля. Сквозь тучи проглянуло Солнце. В 8 утра приехали в Бугуруслан. От Бугуруслана дорога пошла получше, да и погода улучшилась.
В 12-05 приехали в Куйбышев. Началась трасса союзного значения на Москву.
Первую ночёвку сделали на берегу речки Кадада в Пензенской области между Махалино и Чаадаевкой. 
В 5-05 20 июля продолжили путь.
Вторая ночёвка - под Бронницами на подъезде к Москве. 
В 5 утра 21 июля поехали дальше. Перед городом Калинин Наташа почувствовала себя неважно, и нам пришлось оставить её в больнице.
Вечером в четверг 21 июля мы без Наташи возвратились в Ленинград.
.....................................
У Серёжи гость. К нам приехал выпустившийся из Каспийского ВВМУ лейтенант флота Сергей Львович Родин, сын Карины Козловой. 
В воскресенье 24 июля я свозил обоих Сергеев за Систу-Палкино на поляну "А зори здесь тихие".
С Наташей разговариваем по телефону. Её обещают отпустить. 
В 8 вечера 28 июля мы с Борей выехали из Ленинграда. Попали в большой ливень, во время которого наблюдали массовую миграцию лягушек. Они сплошной массой пересекали шоссе слева направо. Они гибли под колёсами автомобилей, но продолжали движение. Как только кончился ливень - исчезли лягушки. 
Где-то посередине пути мы заночевали.
В 8 утра приехали в Калинин. Боря забрал Наташу и мы поехали обратно. 
Ровно в 8 вечера 29 июля мы приехали домой, проехав за сутки 1060 километров.
....................................
В августе приехала Шура.
Возил её на машине в Разлив, в музей Ленина.
Ездили все в Выру, в музей станционного смотрителя. В трактире "У Самсона Вырина" я по ошибке выпил кружку медовухи. Обратно машину вёл Серёжа Гаранин. 
Ездим за грибами, купаться в окрестные водоёмы. 
Хорошее грибное недалекое место в районе деревни Борки у станции Чайка в 50 км от нас. Берём с собой Соню Обухову. 
Нашли очень хороший грибной огород с преобладанием моховиков в районе дороги Кингисепп - Сланцы. Мы назвали его "Заовражье". Проехав 5 км от Кингисеппа, поворачиваем вправо и по лесной дороге едем ещё два километра. Дорогу преграждает довольно широкий коричневый ручей. Мы его смело проезжаем и тут, между двумя такими ручьями, оставляем машину. Грибы начинаем собирать здесь, за вторым и до третьего ручья-оврага, или в обратную сторону вдоль просеки у высоковольтной линии, или в сухом бору вдоль автодороги, или в болотах севернее этого бора. 

Основным видом деятельности Военно-Морского Флота СССР стала Боевая служба. Она несётся во всех районах Мирового океана. Флот вновь вырос, получил на вооружение новые боевые надводные корабли и подводные лодки. 
В Институте образуется новый отдел - Навигационного обеспечения Боевой службы. Функции отдела - анализ качества навигационного обеспечения кораблей Боевой службы и выработка предложений по совершенствованию средств и методов навигационного обеспечения. 
Штатная численность отдела - 11 офицеров, из них один начальник и один заместитель начальника отдела, остальные старшие и младшие научные сотрудники. 
Меня назначили начальником отдела в сентябре. Кроме меня пока никого. Я должен подобрать кадры и с нового 1978 года начать работы, а также представить темы и направления исследований. Отвели кабинет для начальника и большую комнату для сотрудников.
И я начал работу по вербовке сотрудников. 
Первым делом мне с удовольствием отдали в Гидрографическом управлении Института капитана 3 ранга Колосова Александра Сергеевича. Он стал первым младшим научным сотрудником отдела. Характеризуется как разгильдяй и пьяница. Но я знаю, что он очень пробивной и достанет всё в довольствующих органах, где у него много друзей-собутыльников. К тому же Александр Сергеевич физически очень силён. Он один в течение дня перетаскал всю мебель для отдела.
Взял у себя в отделе младшего научного сотрудника боевой лаборатории 
капитана 3 ранга Кузнецова Михаила Владимировича, да сразу в заместители начальника отдела. Миша Кузнецов на год моложе меня. Он выпускник штурманского факультета Училища им.М.В.Фрунзе 1954 года. Начал службу штурманом тральщика на Севере. Потом попросился в подводники. Стал штурманом подводной лодки в Полярном. Перед приходом в Институт в 1969 году был штурманом атомной ракетной подводной лодки. Часто и с удовольствием ездит в командировки на флоты, особенно Северный. Знает всех флагманских штурманов соединений подводных лодок. Миша - внучатый племянник полярного исследователя Георгия Седова. В войну он был юнгой. Окончить среднюю школу и поступить в Училище ему помогла бабушка - вдова Георгия Седова. 
Я езжу по флотам, подбираю кадры. 
Взял на должность старшего научного сотрудника штурмана 335 ОД ЭОС капитана 3 ранга Казбана Николая Ивановича. Когда я сам был в этой должности, лейтенант Казбан был штурманом ЭОС "Створ". Он и тогда был сосредоточенным и серьёзным. 
Одного СНС мне прислали. Это капитан 1 ранга Ежов Александр Александрович. Он моложе меня выпуском на два года. Был несколько лет советником командующего Военно-Морским флотом республики Южный Йемен, до этого командовал эскадренным миноносцем. 
Младшего научного сотрудника капитан-лейтенанта Антонова Василия Неоновича мне тоже прислали. Его папа командовал в войну Амурской флотилией и погиб после войны на охоте. 
Младшего научного сотрудника капитана 3 ранга Коровушкина Николая Ивановича мне подарили на Северном флоте. В училищной характеристике сказано, что способности средние, учится с трудом, но трудом же постигает пройденное. Схожие характеристики и на службе. А взял я его со ставшей в ремонт атомной ракетной подводной лодки, где он был командиром БЧ-1.
Одна из поездок на Северный флот увенчалась большим успехом. В Гремихе, где в 1952 году жили саами, где я был в гостях с командиром МБ-73 Андреем Алексеевичем Орловым, я приобрёл трёх старших научных сотрудников: флагманского штурмана дивизии ракетных подводных лодок стратегического назначения капитана 2 ранга Хлыпало Юрия Григорьевича и двух штурманов РПК СН проекта 667-Б капитанов 3 ранга Богданова Виктора Николаевича и Толстых Виктора Алексеевича. 
....................................
В ноябре 1977 года было много событий.
Первое - Серёжу проводили в армию. Он попал в Ракетные войска стратегического назначения на полигон в Мирном. Это Архангельская область. Я там бывал неоднократно в качестве члена Государственной комиссии по запускам навигационно-связных спутников серии "Космос". Служить почётно, но климат гнилой. 

Второе - 26 ноября родился внук Серёжа Храмов.

Третье - за участие в создании и вводе в строй Тяжёлого авианесущего крейсера "Киев" Указом Президиума Верховного Совета СССР меня наградили орденом Трудового Красного Знамени. 
Из военных орденом Трудового Красного Знамени наградили ещё Председателя Комиссии по средствам связи капитана 1 ранга Вострикова.
Председатель Комиссии по навигации капитан 1 ранга Васильев Валерий Павлович награждён орденом Красной Звезды.
Заместитель нашего председателя капитан 2 ранга Аверенко Владимир Иванович награждён орденом Знак Почёта.
Член комиссии по гироскопии капитан 2 ранга Горчаков Владимир Ильич награждён медалью За боевые заслуги.
Член комиссии по системе электропитания комплекса капитан 2 ранга Завгородний Анатолий Иванович награждён медалью За трудовое отличие.
Первый заместитель нашего Председателя Миша Куражёв ограничился благодарностью Главкома.

Четвёртое - меня вместе со всеми сотрудниками отдела отправили учиться на Академические курсы офицерского состава в Военно-Морскую Академию.
Я должен был учиться с полным откомандированием, но в связи с формированием нового отдела я по пятницам обязательно во второй половине дня приезжаю в Институт. Кроме того, меня дважды отзывали на 5 - 7 дней для поездок на сборы штурманов ЧФ и СФ, где я делал доклады по боевой службе и занимался вербовкой кадров. Чтобы всё совместить, ездил на службу и в Академию на машине. И даже когда летал на Север, то оставлял машину на платной автостоянке в аэропорту.

В процессе обучения была недельная практика в Москве в ЦУКСиН"е - Центре управления космической связью и навигацией. В это время ездил на экскурсию в Горки Ленинские и встречался с приезжавшими в Москву Валерием Гуменниковым и Мишей Хасанджановым. В числе других лекции мне читал капитан 1 ранга Селиховкин Витим Викторович, доктор наук, профессор, бывший в 1952 году флагманским артиллеристом 122 бригады эсминцев Северного флота. Мы друг друга узнали. 


1978 год

До середины февраля отдел учился, закончил обучение и получил свидетельства специалистов космических систем навигации.

28 января мне присвоили звание капитан 1 ранга. Во вторых рангах я ходил почти 13 лет. 

Итак, отдел навигационного обеспечения Боевой службы. Пятый этаж. Окна отдела выходят на Большой проспект Васильевского острова. Дверь в мой кабинет, где располагаюсь я и Миша Кузнецов, находится в помещении отдела. Окно кабинета с балконом, но сейчас на балконе холодно и ветрено. 
Раз мы - отдел навигационного обеспечения Боевой службы, значит и тема "Поход-78" уже наша. Мы отобрали её у Хребтова и 12 отдела. Я - руководитель, Миша Кузнецов - заместитель. Исполнители отделов замыкаются на нас.
...................................
Часто ездим с Надей к Храмовым на улицу Пограничника Гарькавого. Там живёт внук Серёжа. Я фотографирую его на слайды в различных позах вместе с родителями и отдельно, с бабушкой и дедушкой, с игрушками и без игрушек, крупным и мелким планом. Взгляд вроде бы осознанный. 
На руках у папы Бори. Папа Боря похож на папу Карло с Буратино на руках. Главная игрушка - жёлтый пластмассовый лев. 

Серёжа Гаранин пишет письма из Мирного. Шлёт фотографии. 
В первых числах апреля я поехал в Мирный на запуск юбилейного "Космос-1000", тысячный запуск КА серии "Космос". Он пришёлся на навигационно-связной КА.
Весёлый вице-адмирал Толстолуцкий уволился в запас и стал заместителем министра связи СССР. Председателем Госкомиссии стал хмурый, мрачный, не признающий шуток адмирал Рассохо Анатолий Иванович, начальник ГУНиО МО СССР. Мы едем поездом в вагоне СВ, каждый в своём купе. Собрались в купе Доведова, чтобы распить бутылку коньяка, только после того, как закрылся в своём купе Рассохо.
Запуск тысячного объекта прошёл успешно. Серёжу отпускали ко мне на день. Он служит в фельдсвязи.
.
Я получил отпуск и во вторник 27 июня поехал с Надей на машине в Черкассы. Первую остановку сделали у танков около Пулковской обсерватории, где сфотографировались. Теперь мы едем на юг. Шоссе Ленинград - Киев - Одесса. По нему мы уже ездили до Пушкинских Гор. Едем не спеша. Делаем остановки после каждых 100 километров пути. Заехали в Псков. В районе Новгородки поднялись с шоссе на одну из Пушкинских горушек и сделали обеденный перерыв. Вокруг красота псковской природы. Тут есть и речушки, и озёра, и нивы, и островки леса на близлежащих горушках. Машину поставили на самом холме. Рядом поставили раскладные стол и стулья. Приготовили на "Шмеле" обед и чай. Пообедали, отдохнули и поехали дальше. Опочка, Алоль, Пустошка. Дорога идёт то вверх, то вниз через красивый боровой лес. Много раз пересекаем самую большую реку Псковщины - Великую. Невель. Езерище. Это уже Белоруссия. Городок. Скоро Витебск. Пора думать о ночлеге. Перед самым въездом в Витебск - справа второстепенная дорога и указатель "Кемпинг". Мы повернули на эту второстепенную дорогу и через пару километров на берегу какой-то речушки обнаружили кемпинг. Полутораэтажный деревянный домик с крыльцом. Дверь закрыта, никого нет. В хибарке недалеко обнаружили белорусского мужичка - не то сторожа, не то администратора. Он ворчал и ругал заочно директора, который что-то не так сделал. Рядом огороженная сеткой автостоянка, на которой никто давно не стоял, потому что она заросла высокой травой. Сторож открыл стоянку, выкосил косой участок, на который я поставил машину. 
Потом сторож открыл домик, указал комнату и выдал постельное бельё и предупредил, что "комары в Белоруссии двухмоторные". Заплатили ему трёшку. Комары оказались не только в комнате, но и в белье. Надя хотела уйти ночевать в машину, но сторож уже куда-то исчез. Пришлось перед сном устроить охоту на комаров. 
Утром встали, умылись, позавтракали и поехали дальше. Погода отличная, ни облачка. Витебск, Западная Двина. Орша. Пересекаем Днепр. Могилёв. Дорога по Атласу идёт параллельно Днепру, но мы его не видим. На границе Могилёвской и Гомельской областей делаем остановку на обед. Красивая поляна в сосновом лесу. Стол, стулья, горячий обед и полуторачасовой отдых. Едем дальше. Довск. Меркуловичи. Гомель. Проезжаем мост через реку Сож. Так же называется один из разрабатываемых навигационных комплексов для подводных лодок. Вообще разработки носят названия рек. Например, Салгир - речка в Крыму. А вот и граница Белоруссии и Украины. Репки. Голубичи. Чернигов. Мост через реку Десна. Колычёвка. Ивановка. Темнеет. Пора думать о ночлеге. За Ивановкой съехали с дороги и заночевали в чистом поле.
В дальнейший путь тронулись утром 29 июня.
Проехали минут 20, и за селом Красное обнаружили справа от дороги красиво оборудованную стоянку. Чисто, оборудованные столы и стулья из пней разного диаметра. Остановились на завтрак. Едем дальше. Красиловка, Копти, Козелец. Киевская область. Бровары. Въезжаем в Киев. Проспект 60-летия Октября. Проспект Юрия Гагарина. Остановка на Ленинградской площади. Надя пошла по магазинам. После полуторачасовой остановки поехали дальше. Харьковское шоссе. Скоростная дорога на Борисполь. Скорость 110 км/час. Повернули на Рогозов. Поехали спокойно. Узкая, по ряду в каждую сторону, хорошо асфальтированная дорога. Проехали Переяслав-Хмельницкий. Остановились на обочине пообедать. На обочине вишни со зрелыми ягодами. Объехали Золотоношу и поехали по дамбе через Кременчугское водохранилище. Длина дамбы 12 километров. Поднялись с дамбы вверх и въехали в Черкассы. 
Переулок Ломоносова, дом 77. Домик-коттедж в саду. Времянка напротив. Во дворе стол, кровать под пологом. Огород. Машину поставили в огороде. От дома до дома мы проехали 1422 километра.
Валентину 54 года. Вера на пять лет моложе.. Олег женился, у него сын Женя трёх лет. Люда тоже вышла замуж, у неё годовалая дочь Лена. 
Недалеко живёт в таком же личном доме дядя Петя. Он моложе папы на двенадцать лет. Он на пенсии, но работает садовником в городском парке. Да и дом его стоит в парке. У дяди Пети четверо детей. Старший из них - Володя - работает инженером на химическом заводе, живёт отдельно, дочке Ире девятый год. Володя был у нас в Ленинграде. Это было ещё до ухода Серёжи в армию. Сначала к Серёже, который был дома один, пришёл мужчина лет тридцати и представился его дядей Владимиром Гараниным. Через час раздался звонок и пришёл ещё один Владимир Гаранин, такого же возраста. Друг друга дяди не знают. Потом пришёл со службы я. Первый Владимир оказался сыном моего дяди Миши из Вологодской области, моим двоюродным братом. Второй оказался сыном дяди Пети из Черкасс, тоже моим двоюродным братом. Обоих я видел впервые. Выяснилось, что в раннем детстве оба Владимира жили вместе на станции Сокол в Вологодской области. В 1944 году Валентин, семьи дяди Феди и дяди Пети переехали в Черкассы, а дядя Миша не поехал. Ещё у дяди Пети есть дочь Наташа. Она тоже живёт в Черкассах, замужем, тоже приезжала к нам в Ленинград. Младший сын Юрий Петрович Гаранин служит в армии, офицер.
Вечером собралась вся семья Валентина. Накрыли стол в саду. Валентин показывал записную книжку деда Кузьмы, в которой он записывал, когда и где родились его многочисленные дети. Оказывается, мой отец был старшим из живых. Двое умерли в младенческом возрасте до его рождения.
В пятницу 30 июня дядя Петя показывал нам городской парк, а вечером были у них в гостях. Были Валентин с Верой, дядя Петя и тётя Оля, его жена, Володя и Наташа со своими семьями. Вспоминали, как приезжал в гости в Черкассы мой отец. Поздно вечером, когда уходили к Валентину, на улице встретилась весёлая поющая компания. Ко мне подошла, обняла и расцеловала хохлушка-хохотушка. 
- Ой, цеж мий ридный братику, я ж твоя сестричка!
Это была не то Люся, не то Люда, дочь дяди Пети. Она была у кого-то на дне рождения. 
У Владимира Петровича есть прогулочный катер. Субботу 1 июля мы провели на островах, образовавшихся из возвышенностей на берегах Днепра после затопления водохранилищем. Ездили Володя, Валентин, я, Надя и дочка Володи Иришка. 
У Володи есть не только катер, но и автомашина "Жигули" ВАЗ-2101, как у нас, но красного цвета. Её недавно купили, и Володя ещё не имеет водительских прав. 
В воскресенье 2 июля я, Надя, Володя, Валентин и Олег поехали на машине Володи в городок Канев, что в 70 км от Черкасс вверх по Днепру. На высоком городском холме этого городка покоится прах Тараса Шевченко, а внизу, под городком - прах Аркадия Гайдара, погибшего здесь в 1941 году. 
Утром 3 июля мы выехали из Черкасс. С нами едут дядя Петя и тётя Оля. В Киеве мы заедем к дяде Феде. Там мы побудем немного и поедем дальше, а дядя Петя и тётя Оля останутся. Дядя Федя живёт в Дарнице, районе Киева, расположенном на левом берегу Днепра. Он работает здесь же у дома на лодочной станции. Дядя Федя на 10 лет моложе моего папы. Он теперь старший из оставшихся в живых братьев. Раньше он тоже жил в Черкассах. Потом дочь вышла замуж за военного и переехала в Киев. Потом перебрался и дядя Федя. Дочь работает преподавателем математики в военном училище, кандидат наук. Она сейчас на работе. Приехали мы без предупреждения, неожиданно. 
После обеда мы поехали с Надей в Ленинград. На подъезде к нам Шура и Виктор. 
Заночевали мы уже в Белоруссии, перед Гомелем.
Утром 4 июля продолжили путь с рассветом. Завтракали перед Могилёвом, обедали и мыли машину в речушке на границе Белоруссии и Псковской области. Ехали на торопясь, думали сделать ещё одну ночёвку.
Наступила светлая ночь, и мы проехали без остановки оставшийся путь. В Гатчине срезали угол, поехали через Красное Село. В 3 часа утра, проехав от Черкасс 1390 км, приехали домой. 

Итак, мы вернулись домой из Черкасс, и к нам приехали Шура и Виктор. 
На рассвете субботы 22 июля мы вчетвером выехали в Пушкинские Горы. 
В 10-40 трое из приехавших уже шли с экскурсоводом по пройденному нами раньше маршруту, а я поехал сооружать становище. Купил в магазине около Савкиной Горки спиртное и закуски, переехал мост через Сороть и поставил свою жёлтую польскую четырёхместную палатку на самом берегу реки метрах в 300 выше моста. Экскурсанты пришли часам к трём, сразу к накрытому столу. Погода ясная, солнечная. Очень красивое место. Пировали, резвились. После ужина Надя мыла в Сороти туфли и упустила одну. Я не хотел лезть в холодную реку и сказал, что купим новые. Надя столкнула меня в воду, пришлось достать. Меня вытерли, положили в палатку и дали ещё водки.
Ночевали я и Виктор в палатке, а Надя и Шура в автомобиле, потому что Виктор сильно храпит. Я не слышал. Утром проснулись - вокруг плотный туман. Реки не видно, только камыш у берега. Разбудили замерзших в машине женщин. У нас в палатке тепло. Приготовили горячий завтрак. Вскоре туман разошёлся, и во всём великолепии перед нами развернулась панорама Пушкиногорья. 
Мы ещё пообедали на Сороти, потом свернули палатку и поехали в Ленинград.

К осени внук Серёжа пошёл. Любит кататься на качелях на детской площадке у нашего дома, Любит ковыряться в песочнице. Очень любит кушать яички. Съест и кричит "Коко!", требуя ещё.

В сентябре десять дней провёл в Севастополе. Был в составе Инспекции Главкома. Проверял штурманские боевые части соединений надводных кораблей ЧФ.
Из Севастополя ездил на выделенном мне ГАЗ-69 через Николаевку, Саки, Евпаторию в Донузлав. Там расположена Крымская ВМБ. Я инспектировал корабли дислоцированной здесь бригады. Начальник штаба бригады капитан 1 ранга Веденин Вячеслав мой давний товарищ. Мы оба были штурманами эсминцев на Севере в 1952 - 54 годах. 
На заключительном этапе Инспекции был посредником на учениях в бригаде ОВР"а в Стрелецкой бухте.

Последний квартал 1978 года завершает многие темы первого года деятельности отдела. Все темы с грифом "Сов.Секретно". Они связаны с особенностями боевого использования кораблей Боевой службы в различных районах Мирового океана, с фактическими характеристиками ракетных подводных крейсеров стратегического назначения.

Богданов ушёл домой, не сдав в секретную часть сов.секретный документ, который ему вообще не положено было выдавать. Все стояли на ушах, пока не нашли документ в его рабочем чемодане.
Много рутинной работы начальника, не связанной с наукой. 
Старшие научные сотрудники Богданов и Толстых и младший Колосов пьют дома и в командировках. Политотдел требует усиления воспитательной работы. А им всем за сорок. Старшие ещё до призыва работали на судах Мурманского тралового флота, а в ВВМУ им.Фрунзе пришли после мореходки. Колосова мне потому и отдали, что он пьяница. Оба старшие лучшие специалисты по эксплуатации самых современных навигационных комплексов "Тобол". На флоте были лучшими штурманами РПК СН, но в перерывах между несениями Боевой службы резвились и пьянствовали на берегу, почему мне их так легко и отдали. У них в противоположность некоторым достаточно тупым сотрудникам нет "руки". Они свободно решают сложные проблемы, касающиеся специальных вопросов, но обладают недостатком, за который меня таскают по начальству. Это, конечно, политотдел. Требуют усилить воспитательную работу. И я усиливаю. У меня, что ли обоняние ослаблено, но о том, что два друга, два Вити пришли на службу с запахом я узнаю от начальника политотдела капитана 1 ранга Казакова Сергея Петровича. Он в принципе не плохой среди своего сословия человек. Был бы лучше - давно выгнали бы из политработников. Он меня давно знает. Когда я вернулся с Камчатки и жил в Кронштадте, старший лейтенант Казаков был помощником начальника политотдела 4 УДиК по комсомолу. Это он мне сказал, потому что видел меня, тогда капитана 2 ранга, у командира дивизии капитана 1 ранга Пилипенко, бывшего командира "Чукотки", у командира крейсера "Киров" капитана 1 ранга Макарова. Теперь мы оба капитаны 1 ранга, но он в этом звании уже давно. 
Вызываю Викторов к себе в кабинет.
- Вы оба, когда и сколько выпили?
- По пол-литра на нос, товарищ капитан 1 ранга.
- Я вчера выпил столько же, но от меня не пахнет!
- А Вы когда кончили пить?
- Вчера вечером.
- А мы разошлись в 5 утра.
Действительно, ещё не проветрились.
А МНС Саня Колосов талантов по специальности не имеет. В Институт его устроил папа, в то время преподаватель Училища им.Фрунзе. Но честен и в трезвом виде работоспособен. С этим приключения примерно раз в квартал. Послали в командировку на корабль, собирающийся идти к Северному полюсу. Неделю перед выходом сидел на корабле, а перед самым выходом ушёл на берег и к выходу опоздал. Вернулся, получил прозвище "Полярник". Потом стал Карлсоном, который упал с крыши. Это потому, что, будучи на своей даче упал с крыши и месяц пролежал в госпитале. Приходилось вытаскивать его и из КВЗ городской комендатуры. 
Николай Иванович Коровушкин тоже не трезвенник. Этого бьёт жена. Со всем приходится разбираться.

Юрию Ивановичу Максюте в марте исполнилось 60 лет. Осенью проводили его на заслуженный отдых. Начальником Института стал Анатолий Васильевич Федотов. Проводили на пенсию Владимира Александровича Масленникова. Начальником 12 отдела стал Юра Стецун. Проводили на пенсию начальника 1 управления капитана 1 ранга Овчинникова Льва Константиновича. Начальником управления стал Станислав Долгих. В 12 отделе открыли третью лабораторию - математического обеспечения, начальником которой стал Миша Куражёв.
А я закончил начатую еще в бытность СНС 12 отдела тему "Баксан" - Исследование путей совершенствования навигационных комплексов надводных кораблей.
На 1979 год я запланировал лично для себя тему "Методика 3-79". Она называется "Разработка Методики обработки навигационных измерений с оценкой точности на электронных клавишных вычислительных машинах типа "Электроника Б3-34". Жалко терять наработанное при написании проекта диссертации. В это время появились программируемые микрокалькуляторы Б3-34 с объёмом памяти около 500 байт. Машинки в теме для прикрытия от начальства. Пробить просто Методику обработки без привязки к чему-либо трудно. 

1979 год

В январе я был на сборах штурманов Северного флота в Североморске. Среди претензий к 9 Институту со стороны штурманов одна высказывается не первый год и в крепких выражениях. 
Речь идёт о ведении так называемых ГВНП или ГРВНП - графиков разностей выходных навигационных параметров. Их начали вести с испытаний нового инерциального навигационного комплекса "Тобол" и ведут до настоящего времени. Регулярно каждые два часа штурман снимает со шкал прибора 26 значения этих разностей и наносит их на миллиметровку. За поход на Боевую службу уходит два и более рулона миллиметровки. Эти разности первоначально служили для контроля стабильности работы разнородных средств одной и той же информации. Теперь цель ведения шире. Штурмана пытаются использовать ГВНП для выработки так называемых "автономных корректур" к координатам места. Единой методики нет. Флагманские штурмана соединений и даже штурмана кораблей разрабатывают свои методики. Иногда они помогают, иногда вредят. Специалисты-инерциальщики Института обещали помочь, но не помогли. Они даже считают попытки выработки автономных корректур гаданием на кофейной гуще.

Я обещал разобраться и что-то порекомендовать уже к предстоящим в апреле большим сборам штурманов и гидрографов всех флотов в Ленинграде в ГУНиО МО.
С возвращением я засел за эту работу. Начальник отдела, занимающегося ИНС, капитан 1 ранга Морозов Александр, к которому я пришёл на консультацию, сказал, что дифференциальные уравнения движения ГСП - гиростабилизированных платформ инерциального навигационного комплекса НКСО-72 (название комплекса "Тобол" после принятия на вооружение) слишком сложны, чтобы выделить из них любым методом по избыточным наблюдениям полезную информацию. Идя навстречу пожеланиям флотов, в этом году их 13 отдел открыл соответствующую тему со сроком исполнения три года. В отрицательном результате работы Морозов не сомневается и уже сейчас говорит, что по результатам этой трёхлетней работы вывод будет один: ГВНП для выработки корректур комплекса использовать нельзя. Впрочем, из теории известно, что погрешности выработки инерциальных координат тем больше, чем больше дрейф ГСП в азимуте.

Некоторое время назад группа РПК СН с навигационными комплексами НКСО-72 совершила кругосветное плавание без всплытия на поверхность. Эта сенсация уже после завершения похода была опубликована в военной печати. Не сообщено только, что имелся неприметный надводный навигационный лидер - обычное ЭОС, оснащённое спутниковой аппаратурой для определения места по системам "Циклон-Б" и "Цикада" (дальнейшее совершенствование системы) и УЗПС - ультразвуковой подводной связью. Начальником походного штаба обеспечения был капитан 1 ранга Махортов Михаил Иванович, а на спутниковой аппаратуре работал младший научный сотрудник 12 отдела капитан 3 ранга Ляцкий Станислав. 
ЭОС шло по плановой таблице перехода, определяя своё место по НИСЗ и передавая свои координаты по УЗПС, как своеобразный подвижный плавмаяк, с определённой дискретностью. Мы взяли ГВНП этих лодок и стали их анализировать. К работе я привлёк СНС своего отдела капитана 2 ранга Хлыпало Юрия Григорьевича. Он ведь сам был штурманом РПК СН с НКСО-72 и флагманским штурманом дивизии РПК, сам пытался использовать информацию с ГВНП.
Результаты мы получили быстро. Помогли элементарные знания в области статистики, аппроксимации, ещё некоторых разделов математики, в том числе правило буравчика для гироскопических систем.
Мы выдали обоснованные практические рекомендации и несложные математические зависимости для расчёта автономных корректур.
Мы также провели проверку рекомендаций по многочисленным ГВНП. Если бы лодки, совершавшие кругосветное плавание, не определяли периодически своё место по надводному кораблю, а пользовались нашей методикой, то место любой из них в любой точке перехода не имело бы погрешности, превышающей 5 километров, что было в данных условиях приемлемо.
На апрельских сборах я сделал доклад по методике выработки автономных корректур. Доклад заинтересовал штурманов РПК СН Северного и Тихоокеанского флотов. Особенно интересовался штурман одной из дивизий СФ капитан 3 ранга Макода.
Материалы доклада были опубликованы в очередном грифованном выпуске журнала "Записки по гидрографии".

В марте приезжал в краткосрочный отпуск Серёжа Гаранин. Он ефрейтор.

На празднование 1 мая мы с Обуховыми поехали в Ломоносов. Была хорошая маёвка в лесу с шашлыками, кострами, песнями и плясками. 

Ездили с Наташей, Борей, Серёжей и Валентиной Петровной Храмовыми в Сиверскую, подыскивать дачу на лето. Очень хорошая погода. В Сиверской пока ничего не нашли, но хорошо отдохнули на лесной полянке. Ставили палатку, варили обед.

В мае же отметили 20-летие ТОГЭ. Приехали Лена и Сергей Крейдуны из Орска, Дина и Валентин Сирожи из Лиепаи. Кроме того, у нас собрались Глазуновы, Обуховы, Бушмановы и Ершовы.
Общая встреча была на 14 этаже гостиницы "Советская". Погуляли хорошо. У нас теперь есть Совет Ветеранов ТОГЭ. Председатель Совета Юрий Иванович Максюта, я - заместитель, Валерий Николаевич Кефала - секретарь.

Дачу в Сиверской сняли. Часто ездим туда на машине. Серёжа уже говорит. Первое слово, не считая "Коко!" - "Пака", что значит "Палка". Это всё - от соломинки до дубины. Есть у него подружка - хозяйская дочка Юля, лет пяти от роду.
Я вышел во двор, завёл машину. Спавший Серёжа проснулся и произнёс фразу
- Дидя, гы, тютю.
Это значит, что дедушка завёл машину и уехал.
Ещё на даче есть маленькая собачка Сонька. 

С 1 июня меня отпустили в отпуск. Решили поехать по маршруту Ленинград - Добринка - Бузулук - Ленинград.
В Добринке живёт Тося, Надина тётя, та самая, что жила в Баку. И Юра Лотошников тоже в Добринке. А там рядом и деревня Стрельцы, где Надя родилась.
Выехали с Надей в 5-55 утра вторника 5 июня. 
Гладкий асфальт шоссе Ленинград - Москва. Тосно. Любань. Район Новгорода. Реки Волхов, Вишера, Мста. Крестцы. Новое Рахино. Время 11-15. Пора завтракать. Часовая остановка. Красивая лесная поляна. Горячий чай. Варёные яички. Бутерброды с колбасой. От Ленинграда отъехали уже 275 километров. Едем дальше. Надя, как и прежде, выполняет работу штурмана. Валдай. Вышний Волочёк. Торжок. Марьино. Пора думать об обеде. Река Тверца. Проехали мост и через 500 метров свернули вправо на просёлок. Вернулись по нему через сосновый лесок к берегу Тверцы, и ещё метров четыреста вверх по правому высокому берегу. Здесь между обрывистым берегом и сосновым леском сделали остановку на поляне. Полуторачасовая остановка на приготовление обеда, обед и короткий отдых.
Шмель, зелёная десятилитровая канистра с Ленинградской питьевой водой. Время 15-00, от Ленинграда отъехали 501 километр.
16-30 Едем дальше. Калинин. Клин. Солнечногорск.
В 19-37, проехав от Ленинграда 680 километров, съехали на МКАД и сразу у Волоколамского шоссе сделали полуторачасовую остановку на заправку и ужин.
В 21-00 поехали дальше и, сделав пятидесятикилометровый полукруг, в 22-00 выехали на Каширское шоссе. В 22-35, проехав от МКАД 35 километров, устроились на ночлег на берегу речушки Северки. Проехали от Ленинграда за первый день 770 километров.
Выехали в 5-40 6 июня. 
В 9-00 остановились на завтрак на речушке Красивая Меча. В 9-40 поехали дальше. Проехали Елец и в 11-12 повернули на Липецк. Вот мост через Тихий Дон. Проехали его и остановились на некоторое время полюбоваться картиной. "Тихий Дон" Шолохова - моя любимая книга. И вот Дон перед нами! 
В 12-20 въехали в Липецк, областной центр. Пересекли реку Воронеж и поехали по дороге в Добринку. Город Грязи. Хворостянка. Это не та Хворостянка, откуда мой друг-однокашник Вася Игонин. Та Хворостянка в Куйбышевской области. Дорога узенькая, но неплохая, асфальт.
В 15-40 приехали в Добринку к Тосе. Живёт она почти в центре посёлка на Комсомольской улице. Юра Лотошников лежит в поселковой больнице. У него рак лёгкого и он об этом не знает. 
От Ленинграда до Добринки мы проехали 1281 километр. Сегодня нашей машине два года, и проехали мы на ней за эти два года 46600 километров.

Здесь у Нади много родственников. Вечером многие из них собрались у Тоси.
В первой половине дня 7 июня сходили в больницу к Юре. Выглядит Юра неважно, но надеется на поправку. Это была последняя встреча с Юрой Лотошниковым. В Баку четверть века назад он был бравым лейтенантом МВД. Он работал в одном подразделении с Гейдаром Алиевым, оба были оперативными сотрудниками. В годы войны Юра был военным переводчиком. Здесь последние годы он был кочегаром местной теплостанции. А его одногодок и товарищ по службе сделал карьеру и теперь руководит Азербайджаном. 
Во второй половине дня мы пошли в гости к Полянским, родственникам Нади по линии мамы. Шура Полянская живёт в собственном доме на берегу пруда, в котором много карасей. Она работает старшей медсестрой в местной больнице. В этом же доме, но отдельно, живёт её брат Толя Полянский, который работает шофёром. Жена Толи Тоня надела гидрокомбинезон, взяла в руки большой сачок и прямо при нас в течение нескольких минут наловила крупных карасей на большую компанию. А компания была действительно большая. Тут были родственники Нади от бабушек до племянников. 
Утром в пятницу 8 июня мы снова приехали к Полянским. Опять были караси и гости. К Полянским приехала сестра Шуры Нина с мужем Ильёй Герасимовичем. У них тоже "Жигули" ВАЗ-21011. 
После обеда мы на двух машинах поехали в деревню Стрельцы, где родились Надя и Шура Мжачевы. До Стрельцов всего 12 километров по грунтовой дороге, но они находятся уже в Тамбовской области.
В Стрельцах живёт дядя Серёжа, брат Надиной мамы, со своей женой - тётей Мотей. Их дети выросли и уехали из деревни в города.

Дядя Серёжа и тётя Мотя - колхозники на пенсии. У них большой кирпичный дом под железной крышей, фруктовый сад и огород общей площадью один гектар. Дом от дома в деревне далеко, еле видно на горизонте.
В хозяйстве есть и корова, и телята, и свиньи, и птица всякая. Всё это для детей, которые регулярно к осени приезжают за плодами сельского труда. Здесь Черноземье, растёт всё, что посадишь в землю. А леса нет, только по берегам речушки Чамлычок. А так бескрайние поля, куда ни кинь глаз. 
В этот же день двумя машинами мы поехали в соседнюю деревню за 7 километров от Стрельцов. Заблудились в чистом поле. Вместо семи проехали тридцать километров, и только с помощью случайных прохожих нашли нужную деревню. В этой деревне, похожей на Оренбургские хутора Дикари и Бурьяны, потому что полы в избе глиняные, засыпанные полынью, тоже живут Надины и Тосины Родственники. Обратно в Стрельцы мы проехали уже без проблем.
В Стрельцах у дяди Серёжи гостит тётя Паня из Баку.
Надя мало что помнит о своей жизни здесь. Её увезли отсюда в 1935 году, в то же время, когда мои родители перевезли меня из села Каширинского в село Троицкое. У Нади такие же воспоминания о Стрельцах, как у меня о жизни в Каширинском. Я вроде бы сам вспоминаю бабушку Дуняшу, а Надя - мостик в две дощечки через Чамлычок. Надя через Чамлычок бегала по этому мостику к бабушке Гане.
Мы переночевали в Стрельцах и в субботу 9 июня обе машины вернулись в Добринку.

В 5 часов утра воскресенья 10 июня обе машины выехали из Добринки в южном направлении на населённый пункт Талицкий Чамлык, расположенный на шоссе Воронеж - Тамбов. Мы с Надей поедем по этой дороге в Бузулук, а Илья Герасимович с Ниной - попутно с нами в Ульяновскую область. 
Шестнадцать километров до Талицкого Чамлыка оказались средней сложности. По Атласу до него вообще нет дороги. На самом деле есть чернозёмный просёлок с глубокими колеями от колёсных тракторов. Но вот мы выехали на шоссе республиканского значения Воронеж - Тамбов и поняли, что зря поверили Атласу. Шоссе оказалось грунтовым, местами засыпанным крупным гравием, по которому ехать невозможно. Сплошные ремонтные работы, объезды. Только на подъездах к Тамбову начался асфальт. В 7-25, проехав за два часа двадцать пять минут сто восемнадцать километров, мы въехали в Тамбов. Дорога республиканского значения Тамбов - Пенза оказалась вполне приличной. В половине девятого за Платоновкой сделали часовую остановку на завтрак. 
Дорога идёт среди степей. Видно очень далеко, особенно когда дорога выше окружающей местности. Справа дорога ушла на Кирсанов. Граница Тамбовщины и 
Пензенской области. Пересекли реку Ворону. В 12 часов проехали Загоскино, а ещё через полчаса въехали в Пензу. Мы снова на автодороге Москва - Куйбышев. Городище. Кузнецк. Ульяновская область. Останавливаемся в первом же населённом пункте Ульяновской области, чтобы дать телеграмму в Бузулук. Почта закрыта.
-Чать Троица! - ответил местный житель.
В 16-30 сворачиваем с главной дороги. Слева под железнодорожным мостом дорога в населённый пункт Николаевка. Проезжаем Николаевку и едем по песчаной дороге в гору, потом горизонтально 25 километров. Деревня Поника. Здесь живут родственники Ильи Герасимовича. Богатые дома и дворы. Каждый дом с крыльцом и верандой. Сегодня праздник, гулянки и пение. Нас встретили радушно, хотя приезд был неожиданным. Мы то заехали переночевать. Сразу застолье. В связи с тем, что нам утром рано уезжать, хозяин предложил применяемый им напиток, состоящий из смеси 1:1 водки и парного молока. Смесь эта имеет вид и вкус молока, хмельные свойства водки, и не пахнет спиртным. Корову только что подоили, поэтому смесь попробовали все.
Приехал парень на мотоцикле. Слез с мотоцикла и упал. Ползком и за стол. Тоже родственник, приехал на минутку повидаться. А ходить не может.
- Как же ты пойдёшь?
- Чать, у меня мотоцикл!
- Да как же ты поедешь такой пьяный?
- Чать, Троица!
Вот это "чать", а иногда "чай", как у Чукчей "однако". У папы оно присутствовало почти в каждом предложении. Ведь он отсюда, совсем рядом село Базарная Кеньша, родина отца и сестры Лиды. Там и сейчас живёт многочисленная родня папы. Он приезжал сюда за два года до смерти проститься. Может и здесь есть мои родственники. Машину свою я оставил перед крыльцом дома. Илья Герасимович свою машину загнал в гараж во дворе. В гараже-сарае стоит новый "Москвич" хозяев. А во дворе стоит не зачехленный "Урал" с коляской, полностью засиженный курами. Мне кажется, его уже не отчистить. Когда я сказал об этом хозяину, он ответил, что у него есть автомобиль, а мотоцикл ему не нужен. Кому нужен, тот пусть и отчищает.

Чтобы не беспокоить хозяев, мы с Надей легли спать на полу веранды. Рано утром в 3-50 выехали из Поники. Это уже понедельник 11 июня, но ведь это не начало, а продолжение пути. 
В 7-50 приехали в Куйбышев. Решили ехать через Бугуруслан, поскольку по обочинам видно, что здесь шли дожди. В 8-38 сделали остановку на речушке - притоке Большого Кинеля. Умылись, позавтракали, и не торопясь поехали дальше. С 10-40 до 12-00 сделали остановку на Большом Кинеле. Помыли машину, отдохнули. В 12-25 приехали в Бугуруслан. Сделали остановку в районе вокзала. Надя прошлась по магазинам. До Бузулука отсюда 111 километров.
Дорога ремонтируется. Едем медленно.
В 14-50 приехали на дачу к Лиде. Лида и Боря здесь, мы ведь телеграмму о приезде не дали.
Утром следующего дня по дороге на дачу заехали на кладбище. Могила в порядке, ухожена. Боря вырубил заросли вокруг ограды. Церковь тоже прихорошилась. Голубые купола и жёлтые с белой окантовкой стены. Постояли, поговорили с родителями. Мы не верующие, но что-то суеверное в душах сохранилось. Хочется думать, что они нас слышат. 
Погода прохладная и влажная. Идут дожди. Был большой весенний разлив, половодье. Домик весной был полностью затоплен. Испортился холодильник. Еле-еле навели порядок. Высокий обрывистый правый берег Самарки во многих местах осыпался, разрушился. 
На даче буйство цветов.

14 июня в четверг я, Надя и Лида утром поехали навестить Сорочинск. Дорога теперь идёт довольно далеко от населённых пунктов. Она строится и частично заасфальтирована. 
Мы по дороге фотографируемся. До поворота на Сорочинск доехали без затруднений, но сразу за поворотом на грунтовке стоял застрявший в грязи "Урал". Не мотоцикл, а грузовой вездеход. Нам не проехать. Пришлось возвращаться в Бузулук.
Приехал Валерий. Почистили и покрасили с ним ограду могилы моих родителей, а его дедушки и бабушки.
Наташа Гуменникова приехала из Оренбурга с Серёжей Греховым, однокурсником, за которого недавно вышла замуж. 
Съездили на машине в Бузулукский Бор - я, Надя, Наташа Гуменникова и Серёжа Грехов. Бор остался таким же красивым, как в мои школьные годы. Пятидесятиметровые строевые сосны. Удивительный озонированный воздух. То место, где базировался наш военный лагерь, нам не попалось. Бор большой.
Из Бора ездили на берег Самарки в том месте, где она красивым изгибом примыкает к переезду через железную дорогу по грунтовой дороге на Куйбышев. Поездка всем очень понравилась. Мы брали "Шмель", продукты, канистру с водой. Варили обед.

Во вторник 19 июня мы вновь поехали в Сорочинск. На этот раз с нами и Серёжа Грехов. Проехали нормально. Как будто и не было грязи. Теперь пыль.
Мы у дома на углу Карла Маркса и Саратовской. В садике осталось три крупных дерева, всё остальное вырублено, торчат пеньки. Трава по-прежнему только с внешней стороны штакетниковой ограды. Крыша Фалеевых осталась красной, крыша и стены дома, принадлежащего новым хозяевам, покрашены светло-голубой краской. Под "новыми" я понимаю тех, кто жили и живут здесь после 1945 года. Всё же сердце сжимает ностальгия. Что там, за этими окнами? Зайти не решились.
Где мои друзья-приятели тех лет? 
Саратовская и Красноармейская улицы заросли травой. Оставив автомобиль на Саратовской, пошли по Карла Маркса по нашей нечётной стороне мимо домов, где раньше жили Абрамовы, Чигирёвы, дядя Сеня Волков, и у водоразборной колонки встретили пожилую женщину, набиравшую воду. 
- Скажите, - обратился я к ней, - живут ли теперь в этом доме Волковы?
Я показал рукой на дом.
- Я Волкова, а вы Володя Гаранин?
- Да, тётя Лена, это я. Как дядя Ваня?
- Жив, дома сидит.
Мы пошли к Волковым. Дядя Ваня сидит в сенцах, крутит, как в давние годы, самокрутку.
- Здравствуйте, дядя Ваня, вы меня узнаёте?
- Нет, товарищ полковник.
И дядя Ваня встал, опираясь на костыль. 
- Я Володя Гаранин.
-
Мы беседовали и фотографировались в саду, около дома на скамеечке. Здесь всё осталось как тогда. И штакетниковая ограда густо заросшего травой и деревьями садика, и скамья перед оградой, и калитка, и ворота во двор. Нет только вьюнов в толстых жгутах. Видно некому ухаживать. 
- Где Николай, Володя, как живут?
Минутное замешательство. Улыбки пропали с лиц. 
- Николай в прошлом году умер. Рак лёгких. Только исполнилось 50 лет. Остались в Куйбышеве жена и двое детей. Володя живёт в Куйбышеве, работает на заводе. Женат. Две девочки. Живут хорошо. Было бы здоровье. 
Зашли в дом. Здесь заметно некоторое запустение. Ведь нет детей, они разъехались. Но на стене в комнате те же фотографии, и среди них моя, в бушлате и бескозырке, на первом или втором курсе Училища. 
Из всех своих родственников дядя Ваня остался один. Михаил погиб в войну. Отец и мать умерли. Умерли и младшие братья Семён и Лёня. Самому дяде Ване 76 лет. Немного меньше тёте Лене.
Николай много курил. Но отец, говорит тётя Лена, смолит почти непрерывно. Он по-прежнему сажает во дворе махорку, её и курит. А Николай курил папиросы. 
Что они знают о наших друзьях-приятелях? 
Про Колю Маколдина ничего не слышно. Дед его давно умер, и домишко снесли.
Юра Поздняков из армии уволился, вернулся в Сорочинск и с родителями и женой уехал куда-то, вроде как в Гурьев.
Михаил Зубков здесь, в Сорочинске, он стал баптистским священником. 
Володя Синицын отсидел десять лет за убийство по пьянке. Теперь остепенился, работает шофёром и живёт в благоустроенной квартире в конце улицы Карла Маркса, где на месте бывших голодных ям вырос новый жилой микрорайон.
У самого дяди Вани здоровье для возраста неплохое. У него, как инвалида Отечественной войны, бесплатный "Запорожец".
Я оставил Волковым свой адрес и взял Куйбышевский адрес Володи. Дали мне и маленькую фотографию Володи. 
От Волковых мы поехали к прокуратуре.
Здесь изменилась только вывеска. Теперь на красном фоне белыми буквами написано, что это межрайонная прокуратура. 
Это значит, что одна прокуратура осталась на несколько районов. 
Мы приехали в Оторвановку, в дом Лидиной давней подруги Татьяны Романовны. Это одна из учительниц второй школы, которая встречалась в войну у нас с лётчиками. Тогда у неё что-то не сложилось. Таня вышла замуж в конце войны за демобилизованного парня, у которого обе стороны гимнастёрки были увешаны орденами и медалями. Все засматривались на красавца-фронтовика. Но ордена и медали просто не давались. Лет через пять Татьяна Романовна стала вдовой. Теперь это старая седая женщина. Я у Татьяны Романовны не учился. Но она помнит меня по тому времени. Меня учила в первой школе в старших классах её сестра Зоя Романовна, которая вела зоологию. 
Красивый домик, аккуратный дворик. 
Знает ли Татьяна Романовна что-нибудь о моих одноклассниках? Очень мало кто живёт теперь здесь.
Здесь Вася Шеин. Он работает секретарём парткома совхоза "Сорочинский".
Здесь Володя Волков. Круглый отличник и романтик моря работает в местной газете, ведает литературным разделом.
Здесь Надя Казакова, наша Золотая медалистка. Она мать троих детей, есть внуки.
А Слава Гуськов теперь живёт в Оренбурге. Он врач - хирург областной больницы, слывёт хорошим специалистом. Больше Татьяна Романовна ничего сообщить не может. Но и за это спасибо.
Поездку в Сорочинск мы опять закончили на Самарке. теперь выше по течению со стороны Оторвановки.
Здесь мы с Алькой Кара-Калпаком проезжали на велосипедных прогулках. Правый крутой берег порос лесом.
Основные рабочие на даче Лида и Боря. Мы тоже немного помогаем. Надя пропалывала клубнику, я поливал.

Раньше всех уехал Валерий, там у него Галя ожидает пополнение. Потом уехали остальные. Мы уехали последними утром 21 июня.
Я рискнул поехать коротким путём. Мы благополучно проехали параллельные "Большаку" трассы, и в нескольких километрах то Заплавного упёрлись в слегка поднявшуюся от недавних дождей речушку. Когда я въехал передними колёсами на ветхий мостик через неё, он погрузился в воду. Но местный житель, оказавшийся неподалёку, сказал, что другого пути сейчас поблизости нет, а что мостик тонет, так это ничего, он дальше не утонет, грузовики проезжают. И мы проехали. От Заплавного до Куйбышева дорога отличная. Хлеба налево, хлеба направо. Об этом как раз поёт установленная между передними сидениями "Спидола".
Мы приехали к Валерию ещё до обеда. Гуменниковы теперь живут в новой квартире недалеко от вокзала. Дома Валерий и Галя. Юля в пионерском лагере. 
Этот день и вечер мы провели у Валерия.
Утром 22 июня мы не выехали. У меня болит голова от непривычной "Сибирской" водки. Пошли с Валерием и Галей гулять по Куйбышеву. 
Вышли на Волгу, она от дома Валерия недалеко. Красивая набережная. Ровная ширь Волги. Тёплая солнечная погода. День Летнего Солнцестояния - самый длинный день в году. Красивые белые пароходы плывут вниз и вверх по течению реки. Только бурлаков нет, да голова побаливает, поэтому и не едем, а гуляем. 
Вернулись домой к обеду. Пообедали, взяли со стоянки машину и поехали дальше. 
Мы проехали за вторую половину дня 428 километров и заночевали в Пензе на окружной дороге. 
За второй световой день 23 июня мы проехали 818 километров и заночевали на объездной дороге Калинина.
Завтраки, обеды и ужины проводили на красивых берегах тихих речушек.
Со стоянки под Калинином мы выехали, как всегда, рано, и ещё в первой половине дня воскресенья 24 июня приехали домой. 

А 5 июля в Куйбышеве у Валерия и Гали Гуменниковых родился сын, которого они назвали Костей. Наверно в память о дедушке Косте. 

Отпуск у меня до середины июля, и мы частые гости в Сиверской. Внук за это время подрос, стал самостоятельным. Он уже знает, что можно, а что нельзя. Клавиши приборов в первом салоне автомобиля включать "изя". Писать в машине тоже "изя". 
Сидеть и смотреть в окошки "моня". Но стоит оставить одного - включены и свет, и дворники, и написано на сидения. Ходим купаться в "лягушатник". Отдыхаем на красивых берегах реки Оредеж, ездим в коляске по улочкам посёлка. 
В конце августа приехала Шура. Возим в Сиверскую и её. Ездили в район Дружной Горки за черникой.

В октябре вернулся с военной службы Серёжа Гаранин. На завод работать не пошёл. Устроился шофёром на "Татру".
Надя с прошлого года работает заместителем главного бухгалтера Красносельского райпищеторга. Управление находится недалеко на Авангардной улице. 

В декабре провёл пять дней в Севастополе и неделю в Североморске на сборах штурманов.

1980 год

Новый год встречали у нас дома с Обуховыми. Надя с Соней вскоре заснули, а мы с Виктором Николаевичем сидели до рассвета.

Теперь я как начальник отдела частенько езжу в Москву в Главный штаб ВМФ. Встретил там много прошлых сослуживцев.
Капитан 1 ранга Попков Эдуард Риксович, в прошлом начальник ГМС "Сибири", теперь Начальник Гидрометеорологической службы всего ВМФ.
Капитан 1 ранга Суйтс Том Николаевич, в прошлом командир группы обработки "Сибири", теперь заместитель Попкова и Начальник Гидрометеорологической службы Главного штаба. Он каждое утро докладывает Главкому С.Г.Горшкову метеообстановку на флотах.
Капитан 1 ранга Егоров Валерий, в прошлом командир группы и начальник РТС "Справедливого", затем начальник РТС "Сучана", теперь офицер-оператор Боевого Информационного Центра ВМФ.

1 мая провели в лесу под Ломоносовом. Как раньше, застолье, шашлык, костёр. Были кроме нас и Бушмановых Обуховы и Шура с Виктором, приехавшие к нам в отпуск.

23 июля у Храмовых родилась дочь Надя. Так её назвали в честь бабушки. Серёжа Храмов очень радуется: будет с кем играть. Но он очень расстроился, когда мама в окошко показала сестрёнку. Как с такой играть?

В июне я летал на ТОФ с инспекцией заместителя Главкома по кораблестроению и вооружению адмирала Новикова. Я был по надводным кораблям, капитан 1 ранга Лущин Николай Гаврилович, начальник отдела ГУНиО МО, по подводным лодкам. Сначала мы приехали "Стрелой" в Москву. Три дня жили в гостинице ЦДСА в номерах "Люкс", потому что в связи с олимпиадой командировки военным были ограничены, и гостиница пустовала. Собранная в Москве Комиссия военно-транспортным самолётом ТУ-104 вылетела в Артём. Сначала инспектировали корабли Главной базы флота Стрелок. Потом полетели в Главную базу Сахалинской флотилии Советская Гавань. Я за семь лет службы на ТОФ не бывал здесь. Здесь своеобразная красота. Особенно мне понравилось на Запасном Командном пункте флотилии, в сопках. Сверху видна бескрайняя тайга. Местами она горит. Это летние пожары. Как горизонт океана с вертолёта, так и горизонт над тайгой бескраен, размыт. Как на Камчатских сопках, ближняя зелень постепенно переходит в голубизну дали. Только небо здесь не такое глубоко синее, как на Камчатке. Про эту тайгу поётся в песне "Бежал бродяга с Сахалина звериной узкою тропой". Мало надежды бежать и куда-нибудь прибежать. 
Командует Сахалинской флотилией контр-адмирал Захаров Фридрих Фёдорович, в прошлом командир ЭОС "Сибирь".
Третий день - Камчатка. Я в бригаде противолодочных кораблей в бухте Завойко. Здесь я инспектировал среди прочих и сторожевой корабль проекта 1135 "Разумный". Сжало сердце, как увидел это название. Новый "Разумный" вдвое больше эсминца проекта 7. На нём есть все виды современного оружия, самые современные системы управления. А встретил меня у трапа дежурный по кораблю старший лейтенант Кишанков Александр Владимирович, командир ракетно-артиллерийской боевой части корабля. С Камчатки военно-транспортный ТУ-104 доставил нас в Москву, откуда я рейсовым самолётом аэрофлота улетел домой. 

Я закончил "Методику обработки навигационных измерений с оценкой точности" и "Сборник программ СП-1-80". Всё это размножили в двух десятках экземпляров и разослали на отзыв на флоты и в учебные заведения ВМФ. 

В августе летали в отпуск в Ашхабад. 

В сентябре - командировки на Черноморский флот. Сначала участие в Инспекции Главкома. Я проверяю штурманскую подготовку всех надводных кораблей и судов ЧФ. Это базирующаяся в Севастополе 30-я дивизия, бригада ОВР"а в Стрелецкой, бригада сторожевых кораблей Крымской ВМБ, суда Черноморской Гидрографии. На подводных лодках в Балаклаве работает мой товарищ Николай Гаврилович Лущин. Мы теперь штатные инспектора. В Инспекции вообще состав почти постоянный. 
В свободное время звоню в Ленинград Наде, хожу в гости к Юлдашевым и Кишанковым. 
Володя Кишанков теперь Начальник службы снабжения кораблей Боевой службы Средиземноморской эскадры. Категория 1-го ранга, ждёт присвоения.
Во время Инспекции я жил на ЭОС "Адмирал Октябрьский". 
Инспекция завершила работу и улетела. Я остался в Севастополе по делам Института, переселился в гостиницу на Остряках. Работаю в Гидрографии. Начальник 2 отдела капитан 2 ранга Волгин Павел Степанович ушёл на пенсию, оставшись в отделе гражданским инженером. Начальником отдела стал капитан 3 ранга Богданов Игорь Николаевич, в прошлом командир ЭНГ ЭОС "Чажма". Здесь же работает инженером уволившийся в запас капитан 2 ранга Вагентов Сергей Иванович.
Погода в Севастополе замечательная, но пляжи уже не функционируют.

Я вернулся из Севастополя и тут же улетел в Николаев на макетную комиссию по ракетному крейсеру проекта 1164 - как размещать приборы навигационного вооружения на ГКП. 


В конце года - очередная реорганизация. Ушёл в запас по возрасту Начальник Управления Долгих. На его место назначили Стецуна. 
55-й отдел объединили с 12-м и меня назначили начальником этого объединённого отдела. В 12-м отделе три лаборатории и один несамостоятельный отдел, командовать которым назначили капитана 2 ранга Карякина Виталия Ивановича. Объединённый отдел насчитывает около 50 сотрудников и большое количество ответственных НИР и ОКР.

4 декабря 1980 года мне исполнилось 50 лет. Юбилей отмечали в столовой на втором этаже Торгового центра на улице Лёни Голикова. Были все сотрудники отдела, Юрий Иванович Максюта, Валерий и Юля Гуменниковы. Фотографий нет. Все гуляли. 
В конце декабря я подал начальству рапорт с просьбой уволить меня в запас по возрасту. В соответствии с действующим законодательством предельный возраст для капитана 1 ранга 50 лет.
Ответ получен быстро. Министр Обороны Маршал Советского Союза Устинов Дмитрий Фёдорович разрешил командирам и начальникам военно-учебных и военно-научных частей и учреждений своей властью продлевать срок службы офицеров на пять лет. Это разрешение использовано для продления мне срока службы до возраста 55 лет. Следовательно, я могу смело планировать свою военную карьеру ещё на пять лет.

Серёжа Гаранин поступил на службу в милицию.

1981 год
Новый год встретили у нас с Храмовыми и Обуховыми.
Часто бываем у Храмовых.

На службе дел много. Спущен со стапелей первый атомный крейсер "Киров" проекта 1144. Старый крейсер "Киров" 28 проекта уже разделали на иголки. На новом "Кирове" будет устанавливаться навигационный комплекс "Медведица-1144". Это уже инерциальный комплекс. 
Руковожу написанием Правил использования этого навигационного комплекса я, ответственный исполнитель капитан 2 ранга Заяц Леонид Андреевич.
Приходят отзывы на Методику обработки навигационных измерений с оценкой точности. Готовлю эту Методику к изданию. 

Майские праздники провели в лесу под Ломоносовом с Бушмановыми и Обуховыми. Весна запоздалая, но сервировка стола скрасила капризы природы.

10 июня - свадьба Серёжи и Иры. 
Серёжа переселился к Ире на Красную улицу. 
Мы с Надей остались в квартире одни. 

Я получил отпуск с 20 июля. У нас гостит Шура. Мы решили ехать в отпуск на машине в Бузулук и Добринку. Готовиться начали загодя, ещё до начала моего отпуска. Выехали в 15-20 в воскресенье 19 июля. Проехали 500 километров и заночевали на берегу реки Тверцы перед населённым пунктом Медное. Утром проспали. Поехали после полного утреннего туалета и завтрака. Сначала приехали в Калинин, где сёстры пошли по магазинам. Еле вывез их из Калинина. Едва проехали Эммаус, как сёстры ушли в лесной туалет и пропали. Нашёл их собирающими землянику. За первую половину дня, самую результативную, проехали от места ночёвки 50 километров. Я предупредил, что таким образом мы приедем в Бузулук к концу моего отпуска. 
Тут же остановились любоваться красотой Иваньковского водохранилища. 
Вторая ночёвка получилась недалеко за МКАД, как будто мы выехали не 19, а 20 числа. Перед ночёвкой, а мы в машине уместились втроём, я предупредил сестёр, что завтра встанем рано и поедем быстро. Встали рано, поехали быстро, но всё равно пришлось делать третью ночёвку в районе Сызрани. Утром 22 июля проехали Куйбышев и поехали в Бузулук короткой дорогой. Днём, проехав от Ленинграда 1974 километра, приехали в Бузулук. 
К нам из Орска приехали Сергей и Лена Крейдун, жили у нас три дня. Мы купались в Самарке, гуляли по окрестностям.
Приехали из Куйбышева Валерий, Галя, Костя и Юля. 
27 июля отметили 60-летие Бори Гуменникова. 

Утром 1 августа мы короткой дорогой выехали на Куйбышев, проехали его и заночевали под Пензой. Утром выехали на Тамбов, проехали его и поехали на Липецк новой дорогой, проложенной мимо населённых пунктов. Ехали быстро, почти без остановок. Весь период до подъезда к Липецку стояла хорошая сухая солнечная погода. Только закончилась новая автострада, перед самым Липецком начался дождь. В Добринку приехали в сплошном дожде. От Бузулука до Добринки получилось 1073 километра. 
Днём у Тоси собрались гости. А Юры Лотошникова уже нет. Он похоронен на местном кладбище. 
Машину я поставил в гараж к родственникам Тоси.
3 августа мы поездом выехали в Стрельцы. Шура не была на своей родине с 1935 года. 
Нас родственники Нади и Шуры уже видели, а Шуру приходили смотреть заново. Пришёл рано утром двоюродный брат Серёжа.
- Где тут Шурёнка?
С Шурёнкой Серёжа Мжачев играл до семилетнего возраста. Теперь им по пятьдесят три, прошло сорок шесть лет. Серёжа Шурёнку помнит, он всё время прожил здесь, а Шурёнка Серёжу забыла. Но делает вид, что помнит.
Деревня Стрельцы длинная. На другом её конце в трёх километрах от дома дяди Серёжи расположен вокзал железнодорожной станции Стрелецкая. Здесь проходят поезда от Москвы на Волгоград.
В получасе езды на Москву лежит станция Добринка. На третий день мы в неё вернулись. Дожди всё идут, а наша машина стоит в гараже в полутора километрах от асфальта. Надо уже ехать, а дорога непроезжая, только трактора ходят. 
Утром 7 августа мы всё же смогли взять машину и выехать на цивилизованную дорогу. Заночевали на МКАД. Вечером 8 августа, проехав от Добринки 1293 километра, мы приехали в Ленинград. А всего за отпуск мы проехали 4902 километра.

В октябре подошла наша очередь на гараж. Гараж совсем близко, 20 минут пешком. Это бетонный гараж № 51 в третьей секции коллективной гаражной стоянки "Таллинская" на улице Солдата Корзуна.

Продолжаю ездить на сборы штурманов Северного и Черноморского флотов. На Севере бываю у Андреевых, в Севастополе у Кишанковых и Юлдашевых.
Радик уже уволен в запас. Он работает инженером в Гидроотделе ЧФ.
А Володя Кишанков стал капитаном 1 ранга. Он был у нас в гостях в Ленинграде, и мы сфотографировались с ним в форме. 
Из наших с Володей парных фотографий можно составить альбом: курсанты и старшины в Баку, лейтенанты в Мурманске, капитан-лейтенанты в Ленинграде, капитаны 2 ранга в Тихоокеанском и, наконец, капитаны 1 ранга в Ленинграде. 

К концу года я передал в Центральное Картпроизводство ВМФ для издания Методику обработки навигационных измерений с оценкой точности и Сборник программ СП-1-82.
 

© Copyright: Владимир Гаранин, 2011

Регистрационный номер №0006235

от 18 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0006235 выдан для произведения:

 
[SIZE Владимир Гаранин

Записки деда 

Военная служба в 9 Институте ВМФ 1967 – 1986

Часть 2 

1972 – 1981 годы


1972 год

План прошедшего года я, несмотря на пятимесячное плавание, выполнил своевременно и, как сказал Федотов, качественно.
На новый год я опять ответственный исполнитель по теме "Арктика-2", по разработке ПОШС и ПШП для надводных кораблей. В 3 квартале нужно представить проект в отпечатанном виде.
Участвую в анализе навигационного обеспечения Боевой службы в теме Хребтова "Поход-72".
Курирую темы отдела Суворова по использованию КНС.
Участвую как консультант в работах ещё нескольких отделов.
............................................... 
Наступила весна. Съездили с Надей и Серёжей в Кронштадт. Заходили к Ершовым, Солёным. Гуляли по Петровскому парку, Якорной площади. Солёные летом собираются с внучкой на Черное море, в Краснодарский край, под Новороссийск, в селение Кабардинка, где у них родственники. Договорились, что мы летом тоже приедем "дикарями" в Кабардинку. Солёные подыщут нам жильё недалеко от моря.
............................................
- Владимир Константинович, не хотели бы Вы съездить в родное Училище? - сказал Федотов, - они просят двух представителей Института в ГЭК.
............................................
В среду 31 мая 1972 года я, старший научный сотрудник 11 отдела Лев Львович Поленов, а также несколько офицеров Военно-Морской Академии, ВОЛСОК ВМФ и ГУНиО МО, назначенные приказом ГК ВМФ в состав ГЭК по Каспийскому ВВМУ, самолётом вылетели в Баку. В аэропорту Бина нас встретил капитан 1 ранга Бек Владимир Фёдорович, начальник кафедры ТСК Училища. Бек приехал за нами на училищном автобусе. Конечно, это был уже не "Фердинанд" наших курсантских лет. Самолёт в Баку из Ленинграда прилетает в полночь. Нас привезли в Баку и разместили в гостинице Бакинского гарнизона, расположенной в районе Сальянских казарм, в получасе езды на троллейбусе до центра города. Бек сказал, что приедет за нами в 10 часов, и уехал.
Мы со Львом в одном двухместном номере. Утром встали, умылись, позавтракали в буфете гостиницы и к 10 утра спустились в вестибюль. Среди членов ГЭК я обнаружил бывшего курсанта нашей роты Миркина, теперь капитана 2 ранга. Он прилетел из Севастополя, преподаёт в ЧВВМУ.
И вот мы едем по улицам Баку. Что-то знакомо, что-то забылось. Кольцо "четвёрки" не узнать. На его месте строится огромное здание. Проезжаем дворец Шаумяна. Начинается район Бакинского нефтеперерабатывающего завода, Чёрный город. Жара и запах нефти. Подавляющее большинство не бакинцев морщится. А я люблю этот запах. Он напоминает мне весёлые курсантские годы. А молодой гражданский шофёр автобуса в белой рубашке и галстуке не знает, что улица 28 апреля называлась Телефонной, так же как не знает, что только что проехали район, который назывался Электротоком, и проехали район Чёрного города. Спустя двадцать лет этих названий не сохранилось. А вот в неизменном виде магазин, где мы покупали разливной портвейн. Значит, что мы только что проехали Ленфабрику. Но кроме магазинчика ничего похожего не осталось. По обеим сторонам дороги многоэтажные дома, автобусные остановки. Шофёр подтвердил, что мы только что проехали текстильный комбинат имени Ленина.
Вот подъём, где справа - трубы пивзавода, из которых одна кривая, а дорога делает прыжок, называемый Курсантскими слёзками. Трубы на месте, прыжка на ровной широкой асфальтовой дороге нет. Шофёр ничего не слышал о Курсантских слёзках. Верхнего шлагбаума я не узнал. Его просто нет. На его месте развязка, движение по кольцу. И Училище я узнал только тогда, когда автобус подъехал к проходной возле Учебного корпуса. Всё застроено, сразу не разобраться. Учебный корпус тот же, того же цвета, только без портретов Ленина, Сталина и Молотова на фасаде. 
Здравствуй, Училище, мы не виделись двадцать лет!
Двадцать лет назад мы, курсанты 415 класса и всего выпускного курса, сдав уже все Государственные экзамены, ждали Приказа Военно-Морского Министра о присвоении нам офицерского звания и назначении на должность.
........................................
11-00 1 июня 1972 года. Конференц-зал Училища. Первое организационное совещание проводит Председатель Государственной Экзаменационной Комиссии, Командующий Каспийской флотилией контр-адмирал Олейник.
Я - председатель четвёртой подкомиссии по кафедре кораблевождения. В этой подкомиссии ещё два члена - капитан 3 ранга Сологуб, флагманский штурман бригады противолодочных кораблей Северного флота, и капитан 3 ранга Мангасаров Беник Сергеевич, преподаватель кафедры Училища, а также секретарь - старший лейтенант Михальский, лаборант кафедры.
Работа ГЭК будет проходить в течение трёх недель, с 5 по 26 июня.
....................................
Кафедра кораблевождения находится в восточном крыле третьего этажа Учебного корпуса. Из основного коридора прямо - кабинет начальника кафедры и его заместителя. Начальником кафедры здесь первый год капитан 1 ранга Иванов Юрий Михайлович, бывший флагманский штурман Балтийского флота. Заместитель Иванова - капитан 1 ранга Бобко Василий Филиппович мне тоже знаком. В мою бытность на ТОГЭ он был флагманским штурманом Камчатской флотилии. Но впервые я увидел его здесь. Небольшого роста, поджарый, добродушный. Само помещение кафедры, где находятся рабочие места преподавателей, в конце поперечного коридора, слева по ходу, окнами на артпавильон. Артпавильон это по старой памяти. Пушек там нет. Теперь там расположены навигационные комплексы. Помнится, при мне кафедра навигации была на 4 этаже. Тогда было две кафедры: навигации и мореходной астрономии, или Весёлых ребят. Теперь мореходная астрономия входит в курс кораблевождения, и её преподаватели тоже здесь. Зато появилась кафедра технических средств кораблевождения, ТСК. Она расположена в западном крыле 3-го этажа симметрично кафедре кораблевождения. На кафедре есть мои знакомые. Прежде всего, это доцент Андрюков Михаил Иванович, капитан 2 ранга в отставке. Это он учил меня мореходной астрономии, а его жена Мария Владимировна вылечила моё больное сердце. Она и теперь работает терапевтом в училищной санчасти. Второй - доцент Чижов Михаил Андреевич, капитан 1 ранга запаса. В мои курсантские годы он был старшим лейтенантом и обучал меня вести навигационную прокладку. Третий - капитан 3 ранга Мангасаров Беник Сергеевич, мой однокашник.
Встреча была сердечной. Весь день прошёл в разговорах и воспоминаниях.
Завтрак, обед и ужин для членов ГЭК в офицерском салоне курсантской столовой. Здесь питается училищное начальство, а в мои курсантские годы здесь питались также офицеры - слушатели параллельных классов. Кормят Комиссию хорошо, с кавказским акцентом. Рассчитывают, что сытая Комиссия плохо принимать защиту дипломов не будет. 
После ужина в 18-30 тот же автобус доставил нас в гостиницу.
Лев Поленов, сославшись на свою язву желудка, идти в город отказался. Южная ночь наступает быстро, но улицы Баку ярко освещены. Даже памятник Сергею Мироновичу Кирову в Нагорном парке подсвечивается. Бакинская бухта в огнях. Троллейбусом я доехал до пересечения Телефонной и Кирова. "Низами" не изменился, только лампы дневного света. Кинотеатр "Бакы" тоже на месте. Я подошёл к часам у Института Народного хозяйства. Они тоже на месте и, по-моему, те же. Постоял и пошёл в сторону Приморского бульвара. Здесь, по проспекту Кирова, изменений мало. Всё до боли знакомо. Ресторана "Два шара" на месте нет. Здесь какое-то большое здание. Вот и Приморский. Парашютная вышка на месте. Растительность тоже на месте. Но что-то не так. Бульвар стал двух ярусным. Уровень Каспия за эти 20 лет понизился ещё не два метра, и ниже той части бульвара, которая помнит ботинки и клёши курсантов и матросов конца сороковых - начала пятидесятых годов, появился ещё один приморский бульвар. А парапет и ограждение старого бульвара остались. Иду вдоль парапета старого бульвара в сторону Баилова. Новая достопримечательность Приморского бульвара - Бакинская Венеция - искусственный канал, по которому плавают гондолы с пассажирами и гондольерами. А посередине канала непрерывный ряд маленьких островков с открытыми ресторанчиками, где подают вино, шашлык, зелень. Подошёл к Азнефти. Скамейки, на которых мы сидели с Надей, на месте. Возможно это даже те самые. Сохранились старые постройки, ещё больше стало новых, пока мне не известных. Вот сооружение, похожее на лепесток или ракушку. Зашёл и заказал бутылку сухого вина, шашлык из осетрины и зелень. Посетителей почти нет. 
Я бродил по ночному Баку долго. В гостиницу пришёл в два часа ночи, но входная дверь не была закрыта.

Автобус из Училища приезжает за нами в 8 утра. После завтрака мы расходимся по кафедрам, знакомимся с дипломными проектами выпускников. Из отечественных здесь остался только Штурманский факультет. Всё остальное - иностранцы. Ещё будут готовить химиков. Их жилые и учебные корпуса строятся.

Что изменилось в жизни курсантов за эти двадцать лет? Курсанты в городе ходят без палашей. Палаши остались только у дежурной службы. Курсанты старших курсов - четвёртого и пятого - носят офицерские фуражки, независимо от звания. Мы на всех курсах при любом звании носили бескозырки. Курсанты старших курсов не обязаны жить в ротных помещениях, хотя и могут в них жить. Проще говоря, они после занятий могут идти на все четыре стороны. Нет у них ни поверок, ни вечерних прогулок с песнями. Мы даже на выпускном курсе увольнялись в город только по субботам и воскресеньям до 1 часа ночи. Курсанты не убираются в ротных помещениях, не драют гальюны, не чистят картошки. Всё это делают вольнонаёмные старушки. Я не считаю эти изменения положительными. 

В воскресенье 4 июня, в 20-ю годовщину присвоения званий, автобус Училища приехал за нами в 10 часов и повёз на экскурсию по городу.
Сначала мы приехали в Нагорный парк, или, как он теперь называется, парк Кирова. Любовались панорамой Баку.
Потом были на Девичьей башне.
Потом поехали в крепость, во дворец Ширваншахов. Из выпуска нас было двое: я, да Беник Мангасаров.

Меньше всего изменений в облике Училища произошло, если смотреть с середины плаца.
На юге Учебный корпус с девизом Степана Осиповича Макарова "Помни войну!" Он точно такой, как был двадцать четыре года назад, когда я сдавал вступительные экзамены и меня выгнал с экзамена по физике один из Шахов, не то Назаров, не то Геданов. Кстати, бывший начальник кафедры физики капитан Рыжанов, о котором ходили легенды и были, как о рассеянном человеке, теперь профессор Азербайджанского Государственного Университета. Западная картина центра Училища тоже осталась без видимых изменений. Та же курсантская столовая.
На северной стороне плаца без изменений остались два жилых корпуса, причём в восточном, как и раньше на первом этаже финчасть и другие административные и штабные кабинеты. А вот посередине северной кромки плаца, между двумя корпусами, воздвигнут памятник Сергею Мироновичу Кирову, ведь теперь Училище называется КВВМУ им. С.М.Кирова.
Восточнее плаца возвышается клуб Училища. При нас, когда мы учились на 4 курсе, был только рисунок в коридоре Учебного корпуса.
А на месте ларька, в котором мы покупали ящиками печенье, стоит памятник - коленопреклонённый курсант с автоматом. Это память отряду Каспийских курсантов, заткнувших в 1942 году под командой Рамишвили дыру во фронте под Моздоком. На месте стадиона, где мы играли в футбол, идёт грандиозная стройка жилых и учебных корпусов химического факультета. На месте бывшей почты теперь караульное помещение. На месте складов ОВС и ШХО автопарк Училища. На месте инжирного сада - жилые корпуса курсантов иностранных факультетов. 
Бассейн, который мы, будучи курсантами нового набора, драили под руководством Володи Рейзера, на месте. Володи Рейзера уже нет. В прошлом году командир базового тральщика Кронштадтской бригады траления капитан 3 ранга Рейзер застрелился в своей каюте на почве семейных неурядиц. Бассейн теперь огорожен решетчатой оградой. Внутри ограды сначала кабины для раздевания, души с горячей водой. Перед входом в бассейн бетонные чаши с хлорированной водой. Минуя их не пройти в бассейн. В бассейне пресная вода, при нас была морская. Слева стеклянная рубка дежурной службы бассейна. Среди дежурных я узнал сотрудников кафедры ФИЗО моих курсантских лет. Это бывший старший лейтенант Редкин, преподаватель бокса, я его встречал потом в Соломбале, и девушка-гимнастка. Они значительно постарели, но помнят многих из нашего выпуска. В обеденный перерыв бассейн принадлежит теперь членам ГЭК и офицерам Училища.
Теперь об Иранских соснах, окаймляющих плац по периметру возле Учебного и жилых корпусов и курсантской столовой. В мои курсантские годы они были маленькими, ветви начинались от земли, и мы иногда на пробежках вокруг плаца на физзарядке выбегали из строя под видом зашнуровки ботинка, а потом прятались за ветвями, пропуская один-два круга пробежки. Теперь сосны выросли, стали высокими, и нижний ряд ветвей находится на высоте двух человеческих фигур.

Один из членов моей четвёртой подкомиссии капитан 3 ранга Сологуб - это тот самый старший лейтенант, которому я в 1958 году передал штурманскую боевую часть эсминца "Справедливый".

Что же изменилось внутри Учебного корпуса?
В мои курсантские годы он был просторным. Были фойе и фонари, где висели картины Айвазовского, в том числе подлинные. Теперь всё занято учебными лабораториями, кабинетами. Картины сохранились только на лестничных переходах в обоих крыльях. Вот я иду по коридорам Учебного корпуса и вспоминаю, что где было. На первом этаже западного крыла был небольшой спортивный зал. Стояли перекладины, брусья. Везде, где это требуется, лежали маты. На старших курсах я часто приходил сюда. Теперь здесь остался только узкий проход. С обеих сторон закрыты переборками мелкие помещения. Тесно стало в Учебном корпусе. Ведь здесь сейчас учатся пять курсов штурманского факультета советских курсантов и по шесть курсов, включая подготовительный для изучения русского языка, курсантов из десяти социалистических и развивающихся стран. 

В воскресенье 11 июня нас возили на пляж в Мардакяны. Пляж хороший. Конечно, не Варадеро и даже не Санта-Мария, но хороший.
В воскресенье 18 июня автобус Училища отвёз членов ГЭК на пляж в Бильгя. Он тоже на Северном берегу Апшерона, недалеко от Мардакян. Но берег гористый. Говорят, здесь начинается, а может, кончается, Главный Кавказский хребет. Есть пещеры, гроты.

Я не описываю процесс защиты Дипломов. Он типовой. До 14 июня защищали Дипломы иностранные, с 15 июня советские курсанты.

В воскресенье 25 июня штурманские кафедры Училища устроили для членов ГЭК банкет в одном из залов дворца Шаумяна. Для его осуществления использовались деньги, причитающиеся каждому члену ГЭК за работу в Комиссии. Преподаватели кафедры болгарин Коля Димиров и карабашец Беник Мангасаров съездили в Нагорный Карабах и привезли коньячного спирта, который купили по цене 1 рубль за 1 литр.
Может, на банкетах выявляются определённые качества людей. Совершенно трезвый начальник кафедры Иванов рассказывал удивительные анекдоты, совсем приличные, но необычайно смешные. Его пьяный заместитель Василий Бобко отплясывал лезгинку с вилкой в зубах. Коля Димиров хорошим голосом пел песни ещё до того, как запели все. Представитель Военно-Морской Академии Рашид Кабиров в середине банкета уснул и проснулся только утром в понедельник.

В понедельник 26 июня Председатель ГЭК провёл заключительное заседание. В течение первой половины дня мы подписывали протоколы. После обеда автобус отвёз нас в город. Я ещё раз прогулялся по Приморскому бульвару.
Так двадцать лет спустя состоялась моя встреча с местами курсантской юности.

Около нуля часов вторника 27 июня автобус Училища отвёз нас в аэропорт, и утром я уже дома.
..........................................
Купили билеты до Новороссийска. Я в отпуске. Поедем отдыхать в Кабардинку. С нами едет подруга Наташи Лена Кривега.
А перед этим Серёжа зашёл к своей маме на работу с котёнком за пазухой и попросил оставить котёнка дома для дальнейшего воспитания. Мама не разрешила, но в Кабардинку все уехали без меня и Серёжи. Мы остались лечить два стригущих лишая.
Год 1972, месяц июль. Половина семьи в Кабардинке, половина в Ленинграде. 
Хорошая солнечная погода. Гуляем с Серёжей от дома через лес до линии и обратно. Каждые два часа я смазываю лишаи на животе Серёжи густо йодом, а потом счищаю их какой-то мазью с абразивной добавкой. Варварский способ. Серёжа терпит. Да и что делать? За игру с неизвестным котёнком надо платить.
В лесу попадается земляничка. Едим мороженое. Ходим в кинотеатр "Комсомольский". Иногда приходит в гости одноклассник и друг Серёжи Саша Юханов. Ухаживаем за цветами на подоконнике. Снаружи кухонного окна у нас приделан ящик, в котором растут настурция и душистый горошек.

Наконец, мы все в Кабардинке. Устроены хорошо, море близко.
Кроме купания ходим в гости к Солёным. Дом их родственников самый первый на автодороге из Новороссийска в Геленджик. Нас угощают пельменями. Если вина за столом не хватает, мы с Фёдором Игнатьевичем выходим на улицу и выпиваем сухого разливного. Стакан виноградного вина стоит 20 копеек. 
Пляж здесь галечный. Загораем на решетчатых лежаках. Наташа и Лена играют в шахматы, все вместе играем в карты. Серёжа купается в море в маске и ластах. Он больше ныряет, выискивая на песчаном дне различные камушки, ракушки, пляжные тапочки и другое.

Ездим в Геленджик. По сравнению с Кабардинкой это большой город. 

Из Геленжика в феврале 1943 года вышел отряд малых кораблей Черноморского флота, который высадил на полуостров Мысхако под Новороссийском штурмовой отряд моряков под командой Цезаря Куникова. Моряки захватили плацдарм, названный позже Малой Землёй, и удерживали его до подхода главных сил.
Командир отряда майор Куников умер от ран в госпитале. Похоронен в Новороссийске. Посмертно ему присвоено звание Героя Советского Союза.

В Геленджике тоже большой переполненный народом пляж. Я и Серёжа снимаем всё на фото и кинокамеру. 

Но вот у Нади заканчивается отпуск. Лене Кривеге тоже надо домой. Надя и Лена уезжают в Ленинград дополнительным пассажирским поездом через Крым, а я остаюсь с детьми один. 
Мы поехали на экскурсию на теплоходе в Фальшивый Геленджик. Очень красивые берега Черноморского побережья. Дообский маяк. Я это видел раньше, только времени любоваться не было. Красивая бухта Фальшивого Геленджика. Здесь жил когда-то русский писатель Владимир Галактионович Короленко. 

Мы и без мамы продолжаем ходить на море и в гости к Солёным. Десять дней прожили одни. 

То ли с тоски, то ли с мороженого, то ли с какой некачественной пищи Серёжа накануне отъезда в Новороссийск заболел с высокой температурой. Уже хотели оставить его у Солёных, но он попросил не бросать его. И мы его взяли. Перед посадкой в поезд Серёжу стошнило, и болезнь как рукой сняло. Мы едем в купейном вагоне скорого поезда Новороссийск - Ленинград втроём. Фотографируем из окна вагона и на остановках. Станция Крымская. Станция Варениковская. За окном мелькают поля и леса, реки, мосты, озёра, овраги, посёлки. Станция Павлоград. Стало холоднее, и Серёжа одел свитер. Станция Лихачёво. Нас приветствует Харьков. Станция Вязьма. Станция Сычёвка. Станция Ржев. Станция Торжок. Это уже близко! Бологое! Ленинград! Мама встречает! Ура! А привезли мы с собой три эмалированных ведра варенья, чемодан, рюкзак и сумку с ракетками.

И вот мы дома. Здесь близится осень. Листья настурции на кухонном наружном подоконнике пожелтели. И настурция, и душистый горошек ещё цветут наверху, а внизу и в середине уже зреют семена в стручках и завитушках.
Серёжа пойдёт в седьмой класс, а Наташа уже студентка второго курса.
...........................................
На службе ещё добавка: назначили ответственным исполнителем от Института по теме "Флагман-43". Уже более года по этой теме трудился Владимир Михайлович Бегунов. Тема эта идёт по всему ВМФ и руководит ей сам Главком - адмирал флота Сергей Георгиевич Горшков, а заместитель руководителя - начальник ГШ ВМФ. Участвуют все НИИ ВМФ. Головной - 1-й НИИ - Центральный Институт военного кораблестроения. Руководитель и ответственный исполнитель всей темы - начальник 12 отдела этого Института капитан 1 ранга Горшков Николай Иванович. Он просто однофамилец Главкома. Тема носит название "Разработка и создание командного комплекса управления кораблём проекта 1143". Корабль проекта 1143 - это тяжёлый авианесущий крейсер. Первые два ТАКР заложены на стапелях Черноморского судостроительного завода в Николаеве. Я, как представитель навигационного института, должен изложить научно обоснованный взгляд на роль, место и боевое использование навигационного комплекса "Салгир-1143", устанавливаемого на ТАКР и ещё находящегося в стадии разработки, и штурманской боевой части в целом.
..................................................
Я стал штатным участником сборов штурманов Северного флота. В разгар Полярной ночи я опять в Североморске. Мне поручено сделать доклад по навигационному обеспечению Боевой службы. Это стало моей дежурной темой. Кроме того, я должен присутствовать на всех мероприятиях сборов, записывать все высказывания, как хорошие, так и критические, в адрес Института. Это называется укреплением связей с флотом.

1973 год

Боевая навигационно-связная система "Циклон-Б" принята на вооружение под названием "Парус". С подачи Максюты приказом Министра обороны я назначен членом Государственной Комиссии по запускам спутников серии "Космос" с полигона в Мирном Архангельской области. Это спутники системы "Парус". Председатель Госкомиссии - начальник связи ВМФ вице-адмирал Толстолуцкий Григорий Григорьевич, заместитель Председателя - контр-адмирал Максюта Юрий Иванович. У Толстолуцкого масса членов и привлечённых. По навигации только я, да капитан 2 ранга Доведов Евгений Сергеевич, СНС 17 отдела нашего Института. Февраль я провёл в Мирном. Запускали "Космос-650" и "Космос-651". 

25 апреля я сдал кандидатский экзамен по немецкому языку. Сдал его на отлично комиссии при ВВМУ им. Фрунзе в составе кандидата филологических наук доцента Григорьевой Т.Е., кандидата филологических наук доцента Гуревич В.А. и кандидата технических наук капитана 1 ранга Телишева Р.К.
Готовился я к этому экзамену, хотя и между дел, четыре года! С окончания средней школы, в которой я изучал по нашей системе немецкий язык, прошло четверть века, а с окончания Училища, где я изучал английский язык по той же системе, прошёл почти 21 год. Всё же уроки Марии Александровны Рейнталь дали мне больше, и я решил остановиться на немецком. Я купил учебники немецкого языка для средней школы, начиная с 5 класса. Не нашёл только для 7 класса. Я их внимательно вспомнил. Потом купил учебник для технических ВУЗ"ов и тоже изучил. Однако ни свободно читать газетный и технический текст, ни, тем более, беседовать с экзаменатором на вольную тему я не мог. Я мог рассказать экзаменатору всю немецкую грамматику, которую изучил лучше родной русской, но ни говорить, ни слушать, ни читать без словаря не мог, как и все выпускники советских школ и вузов, сдавшие на отлично экзамены по пройденному курсу. Не было словарного запаса. 
Я, конечно, покупал газеты на немецком языке, переводил отдельные статьи, но соседнюю всё равно не понимал.
И вот я год назад зашёл на Невском в магазин "Книги социалистических стран". На обложке одной из брошюр я увидел знакомый портрет Леонида Ильича Брежнева. Отчётный доклад ЦК КПСС 24-му съезду партии. На немецком языке. Строгий перевод. Это значит слово в слово, без отклонений.
Я начал синхронное чтение на русском и немецком. После первого прочтения я купил Берлинер Цайтунг и без словаря прочитал её. После второго прочтения я стал понимать технические тексты по родственному профилю. Ещё раз сходил в тот же магазин и купил "Как закалялась сталь" Николая Островского на немецком языке. В процессе синхронного чтения стал понимать передачи Московского радио на немецком. К концу чтения стал понимать передачи Дёйче Велле и разговорную речь. 
Я понял, что готов и 25 апреля решился на экзамен.
......................................
В воскресенье 20 мая я, Надя и Серёжа поехали проведать Кронштадт. Электричкой мы приехали в Ломоносов, сели на рейсовый катер и приплыли в Кронштадт. Ленинградская пристань. Всё, как было раньше. Арка ворот флотского стадиона. Аллея с остриженными деревьями, по которой я по утрам бегал на первый катер. Ресторан "Волна" на Советской улице. Парк с памятником Капице и "Голубым Дунаем". Мы идём пешком от пристани, и я фотографирую на цветную плёнку. Якорная площадь и памятник Степану Осиповичу Макарову. Морской собор. Овраг. Мы пошли не по висячему мостику, а вокруг Якорной на Коммунистическую улицу.
Вот он, наш двор! Серёжа встретил друзей. Он их не видел три года.
И вот мы в доме Вирена. Нашли Анну Ершову, Татьяну Митрофановну Солёную.
Потом гуляли с Анной по знакомым местам города.
Вечером вернулись домой.
.....................................
В июне я вновь в Баку в ГЭК по Каспийскому Училищу. Нас из Института двое: я и Владимир Александрович Масленников, зам.начальника отдела. Оба мы председатели подкомиссий. Я по кафедре кораблевождения в четвёртой, он в седьмой по вновь организованной кафедре НОБД - навигационное обеспечение боевых действий. По кафедре ТСК Поленов не приехал, заболел.
Я радуюсь, что опять приехал в Баку. В прошлом году я просто не успел осознать, что я ведь в городе юности, первом большом городе, который встретился мне на жизненном пути. Оренбург и Сорочинск не в счёт. Теперь мы живём прямо в Училище в гостинице для иностранных курсантов. Это в бывшем инжирном саду. В годы моей учёбы это место было за пределами внутренней территории Училища. Здесь проходила тропинка на третий пост, водохранилище. 
В принципе всё похоже на прошлый год, только больше свободного времени. Во-первых, потому, что живём непосредственно в Училище. Во-вторых, есть уже опыт и существенно меньше времени уходит на ознакомление с дипломами.
Масленников тоже знает Баку. Он учился здесь три года в Подготовительном Училище, и у него тоже самые тёплые воспоминания о Бакинском периоде жизни. Он с удовольствием гуляет вместе со мной по городу.
Баку строится, хорошеет, хотя он и так хорош, как днём, так и в вечернее время. Он всегда ярко освещён, о чём хорошо поётся в песне "Бакинские огни".
Как в прошлом году автобус Училища каждое воскресенье возит нас на пляжи. Как в прошлом году кафедра кораблевождения устраивает своим членам ГЭК прощальный банкет. Масленникова приглашают тоже, у него много друзей на этой кафедре. В частности, здесь старшим преподавателем капитан 2 ранга Грабов Владимир Григорьевич, пришедший из нашего Института и нашего отдела.
26 июня я вернулся домой.
..........................................
В первых числах июля мы отправили Серёжу отдохнуть в Ашхабад. Отправили самолётом одного.

4 июля 1973 года
Здравствуйте, дорогие мама, папа и любимая сестра Наташа.
Долетел я благополучно. За весь рейс от Ленинграда да Ашхабада ни разу не тошнил. Ужин в самолёте слопал с аппетитом. Самолёт садился только в Донецке. Полёт выдерживал нормально, но при посадке чувствовал себя плохо. В Донецке выгнали нас на поле и погнали к малюсенькому автобусу с прицепом, ну конечно не все поместились в этом автобусике и лезли чуть ли не на крышу. Потому что у самолёта почему-то запретили стоять. Ну приехали к вокзалу и на холоде (ночь была холодная) стояли больше получаса. Затем обратно погнали к автобусу. Минут 10 посидели в автобусе и поехали к самолёту. У самолёта опять задержали на столько же - проверяли 
билеты, по минуте каждый. Затем загнали в самолёт и с полчаса записывали зачем-то номера багажа. Потом наконец взлетели, там я вздремнул и когда проснулся мы уже шли на посадку в Ашхабад. Посадку на Натальиной родине оказалось не делали, видимо потому, что долго задержались в Донбассе. Ну сели мы, и минут пять-десять ждали пока заглохнут моторы и подадут трап. Ну вышел я и пошёл со всеми, издали увидел тётю Шуру и дядю Витю. Они очень обрадовались. Затем получили багаж и поехали на дядевитином Жигули к ним домой. Там меня накормили, напоили доотвалу и уложили спать. Я часок поспал, посмотрел "Доктари" - 21 серию. Затем пришёл дядя Витя на обед и накормил меня опять доотвалу. Сейчас позвонила тётя Шура и сказала, чтобы я пришёл к ней на работу к половине пятого и мы пойдём к Витюше-младшему. Я ему решил подарить только коробку конфет, т.к. дяде Вите я подарил атлас и курильщика, а тёте Шуре "Мартышку-рыболова".
Ну всё, заканчиваю писать.
Как будет время напишу ещё.
Пишите и мне тоже.
Обязательно!!!
Целую Сергей
......................................
Серёжа прилетел из Ашхабада вместе с тётей Шурой.
А ещё к нам приехала Аделаида Карловна Фихман. Та самая Ада, подруга моей сестры Лиды, наша верхняя соседка в Оренбурге до войны. Потом они уехали в Москву и Лида некоторое время жила у них, когда училась в Университете. В войну она с мамой Софьей Наумовной два года жила у нас в Сорочинске. Тогда мы с ней получили извещение, что её брат Наум Карлович Фихман пропал без вести под Харьковом. Теперь Ада живёт вместе со своей мамой в Москве. Софья Наумовна уже довольно старая, но ещё бодрая. Карл Наумович, отец Ады, уже умер. А Нюсик - Наум Карлович Фихман - жив! Под Харьковом он, командир взвода войск НКВД, был контужен и попал в плен к немцам. Он совершенно не похож на еврея. Он не погиб. Ещё лет десять после войны он служил в войсках МВД и демобилизовался в звании майора. Теперь работает на Государственном подшипниковом заводе, живёт с семьёй отдельно.
Одновременно с Адой приехал из Куйбышева Валерий Гуменников. В мои выходные дни мы гуляем по городу Ленинграду, или за грибами за аэродром. Грибов в этом году много.
..........................................
К сентябрю все разъехались. Серёжа в 9 класс не пошёл. Он поступил в Среднее профессионально-техническое училище и стал учиться на слесаря-сборщика достройщика судового. Наташа закончила два курса вечернего отделения ЛИСИ, и перешла на второй курс нормального дневного отделения. 
6 октября Наташе исполнилось 20 лет. Были гости. Приезжал из Черкасс мой двоюродный брат Гаранин Олег Валентинович. Он ровесник Наташи. Были все Обуховы и Малинины. 
.........................................

В Институте произошла передвижка. Ушёл на пенсию заместитель начальника Института капитан 1 ранга Теплов Виктор Дмитриевич. На его место назначили Анатолия Васильевича Федотова. Начальником нашего отдела стал Владимир Александрович Масленников. Заместителем начальника отдела и начальником 1 лаборатории стал капитан 2 ранга Стецун Юрий Александрович, который раньше был СНС 1 лаборатории.
................................................
В конце ноября прилетал на несколько дней Виктор Лебедев. Он был на совещании кадровых работников Министерств рыбного хозяйства союзных республик. Таким работником он стал после ухода на пенсию в звании подполковника.
...........................................
- Константиныч, надо делать ПИНК по "Салгиру", - сказал Фрадкин, - я знаю, что у тебя тем много, но потяни ещё одну. Предлагаю тебе быть руководителем и ответственным исполнителем. Исполнителей подбери из МНС сам.
Я от исполнителей отказался. Я уже работаю по теме "Флагман-43", и техническую документацию приборов и систем, входящих в навигационный комплекс авианесущего крейсера проекта 1143 уже просмотрел. Не нужны мне отдельные исполнители.
Первый в истории советского кораблестроения навигационный комплекс для надводного корабля разрабатывает БЭМИ - Бакинский электромеханический Институт. Тактико-техническое задание - ТТЗ - на его разработку составил наш Институт. Я в его разработке непосредственно не участвовал. Навигационный комплекс уже в железе, прошёл стендовые испытания и первый его образец устанавливается в Николаеве на ТАКР "Киев".
Приборы комплекса делаются на заводах всей страны. БЭМИ компонует их в единое целое. Чтобы это целое заработало, стало навигационным комплексом, надо знать, как это сделать. Специалисты высокого класса отделов Института знают досконально свои приборы, но для их оптимального комплексного использования нужен человек, имеющий опыт совместной эксплуатации подобных приборов, когда они ещё не были сведены в единый комплекс. Нужен штурман-универсал, за которого меня и приняли. Срок разработки ПИНК 1 год.
Сердцем навигационного комплекса "Салгир-1143" является навигационная цифровая вычислительная система - НЦВС "Стрельна-1". Двигателем этого сердца является цифровая вычислительная машина - ЦВМ "Азов". Эта универсальная ЦВМ для различных систем военного назначения выпускается в Казани. Алгоритмы навигационных задач разработаны в нашем Институте. Пульт управления НЦВС и программы по нашим алгоритмам разработаны и прошиты в БЭМИ. Система курсоуказания состоит из двух гирокомпасов "Маяк", двух гироазимутгоризонтов ГАГ "Минута" и системы вычисления курса "Сумгаит". ГК и ГАГ выпускаются в Свердловске, "Сумгаит" в БЭМИ. Алгоритм вычисления курса составлен нашими институтскими гироскопистами таким образом, что вычисленный курс обладает свойством гироазимута оставаться безразличным к резкопеременному маневрированию и свойством гирокомпаса вырабатывать курс. Скорость измеряется двумерным индукционным лагом "Катех-С". Он измеряет также угол дрейфа. Система автоматической прокладки называется "Самара". Для приёма информации от радионавигационных систем "Маршрут", "Брас". "Декка", "РСДН-3", Лоран-А, Лоран-С имеются приёмоиндикаторы КПФ-3К, "Пирс-1", КПИ-6Ф. Приёмоиндикаторы радионавигационных систем производят в Ленинграде, а систему документирования навигационных параметров в Ереване. Для измерения высот и азимутов небесных светил и береговых ориентиров используются радиооптический секстан "Нарва", который производится в Ленинграде предприятием "Электроприбор" совместно с ГОМЗ. Аптрооптические пеленгаторы – АОП "Сулак" - производит БЭМИ. Для определения места и элементов движения целей используется информация от двухантенной навигационной РЛС "Вайгач", которую делают в Ростове -на-Дону.
Так что один БЭМИ изготовить навигационный комплекс для ТАКР не может, он собирает его из компонентов, изготовляемых в различных районах Союза.

1974 год

В январе - в Мирном, на запусках.

4 февраля я с оценкой "хорошо" сдал последний кандидатский экзамен по диалектическому и историческому материализму комиссии в составе кандидата философских наук доцента капитана 1 ранга Гулина В.П., кандидата философских наук профессора Павлова Л.С. и кандидата философских наук доцента капитана 2 ранга Тихонова М.И.

Диссертацию защищать я не стал. Слишком много мне предложили переделать в моей уже готовой к защите работе. Я не адъюнкт, свободного времени нет. Много командировок. Старый состав Учёного Совета ВВМУ им. Фрунзе утвердил мне шесть лет назад тему "Оптимизация способов обработки навигационной информации". За это время члены Совета полностью сменились, а я к ним не ходил. 
Замечания были следующие:
- сделать диссертацию секретной;
- привязать тему к конкретному проекту корабля;
- сузить рассматриваемый вопрос до какого-либо вида навигационной информации.

Я оставил себе для использования в дальнейших работах тетрадь с алгоритмами обработки, а три тетради с текстом сдал в общую часть для уничтожения.
.......................................
У нас в Институте есть Медсанчасть. В ней два врача. Начальник - отставной подполковник медицинской службы Григорьев Валентин Иванович - терапевт, и зубной врач Ерёмина Валентина Ивановна. Оба очень хорошие специалисты и душевные люди. Первый, как только скажешь ему "Валентин Иванович, я что-то неважно себя чувствую", тут же послушает, смерит температуру и давление и, независимо от результатов замеров, говорит: «А отдохните вы денька три!" И тут же звонит вышестоящему начальнику: «Владимир Константинович нуждается в освобождении от служебных обязанностей на три дня". Вторая, как только заболит зуб, моментально сажает в кресло и начинает лечить. Лечит хорошо и, главное, сама боится боли пациента. Валентин Иванычей уважают в Институте все.
В последних числах апреля Валентина Ивановна, будучи исполняющей обязанности Начальника санчасти, пломбировала мне зуб и сказала, что есть парная путёвка в дом отдыха Мардакяны. Я ещё не был в этом году в отпуске и никогда не ездил в санатории и дома отдыха.
И вот я и Надя, оставив детей дома одних под негласным присмотром соседки из 10-й квартиры Анны Фёдоровны Чемесовой, а также живущих напротив Обуховых, уехали поездом в Баку.
Почти весь май мы провели в Мардакянах, в 86-м Доме отдыха Краснознамённой Каспийской флотилии.
Для нас с Надей обстановка и климат почти родные. 9 мая было общее празднование 29-летия Дня Победы. Ежедневно автобус Дома отдыха утром и после обеда отвозит желающих на пляж. Распорядок свободный. Не хочешь на пляж - пожалуйста, на экскурсии по примечательным местам Баку и окрестностей, не хочешь организованно - катись сам куда хочешь. И мы с Надей ездим и на пляж Мардакяны, и на пляж Бильгя, и в город на экскурсию, и в город самостоятельно.
Гуляем по Баку, по Приморскому бульвару. Сидим в тех местах и на тех скамейках, где гуляли и сидели двадцать два года назад. Заходим на проспект Сталина, а теперь Нефтяников, в дом 49. Там всё ещё живут Надины тёти - тётя Надя и тётя Паня. Муж тёти Паня дядя Ваня жарит прямо во дворе дома шашлыки. А сверху с вершины Нагорного парка на нас смотрит Сергей Миронович Киров.
Отдыхающих в Доме отдыха всего десяток пар. Купили барана и сделали пикник на природе. Женщины разделали барана на шашлыки, а кок-мичман пожарил их на мангале. Было много коньяка, водки, вина. Пели песни.
Узнали в Горсправке адрес Карины Козловой и послали ей письмо. Карина приехала. За 22 года Карина, конечно, изменилась. Я бы её в городе не узнал. Она не узнала бы меня. А ведь работает она в Каспийском ВВМУ преподавателем политэкономии. Вероятно, я видел Карину в Училище, но не узнал.
С Колей Платоновым у Карины не склеилось. Он сказал ей, что не может порвать с той девушкой, которая осталась у него в Москве. Он уехал, а Карина познакомилась с военным лётчиком Львом Родиным и вышла за него замуж. Это мы видели в Баку в 1953 году. Тогда Карина ещё гуляла со Львом, и мы вместе фотографировались на Приморском бульваре. А Коля Платонов рассказал своей московской девушке про Карину, и московская девушка отказалась от Коли. И Коля в свой отпуск приехал в Баку к Карине и увёз её в Москву к родителям. А Карина уже была беременна. Карина вернулась в Баку. Военный лётчик Лев Родин, узнав о поездке Карины, отказался от неё и уехал навсегда служить куда-то на Дальний Восток. У Карины родился сын Серёжа. Теперь Сергей Львович Родин - курсант третьего курса Каспийского ВВМУ. Но никто из курсантов не знает, что Карина Андреевна Козлова, гроза курсантов с кафедры политэкономии - мама курсанта Сергея Родина. А Карина замуж больше не выходила. Очень любит свой родной город Баку и никогда, никуда отсюда не уедет. Папа Карины, в наши молодые годы полковник, уже умер. Мама жива, но живёт Карина отдельно. 
Мы договорились с Кариной встретиться ещё в городе, побродить по местам юности. Встретились. Солнечно, жарко, но мы ведь привычные! Гуляли в районе кино "Низами", у их родного Института Народного хозяйства. Институт теперь в другом месте в новом здании, а здесь - балетная школа. Но часы, под которыми мы встречались, на месте. Прогулялись по проспекту Кирова, по садику 26 Бакинских комиссаров, по Приморскому бульвару. Зашли в ресторанчик, выпили вина, поели мороженого.

Уехали мы опять поездом в беспересадочном вагоне.
Несколько часов ожидания в Минеральных Водах. Гуляли, любовались природой центра Кавказских Минеральных вод.
.........................................
Буквально через несколько дней после возвращения я снова улетел в Баку, в ГЭК.

Итак, июнь 1974 года. Я вновь с удовольствием провожу время в родном Училище. Ежедневно 4 - 6 курсантов проходят через мою подкомиссию.
ГЭК размещается опять в гостинице для иностранных курсантов. Был в гостях у Михаила Ивановича Андрюкова. Времяпрепровождение такое же, как прошлые годы. Баку растёт. В горах на месте бывшего водохранилища идёт большое строительство. Там будет новый микрорайон города. Теперь знаменитого третьего поста нет. Память о нём до теперешних курсантов не дошла. Теперь курсанты штурманского факультета ходят не на летнюю практику, а в штурманские походы на Учебных кораблях специальной постройки. У выпускников есть преддипломная практика около пяти месяцев на корабле того проекта, по которому он пишет Диплом. Выпуск завершился банкетом. 
....................................
По возвращении из Баку я плотно засел в тему "Флагман-43". Она заканчивается в третьем квартале, и её нужно будет защищать, как курсанты защищают свои проекты.
Во второй половине августа группа офицеров ленинградских флотских Институтов, задействованных в теме "Флагман-43", вылетела самолётом в город Николаев, где на Черноморском судостроительном заводе строится первый корабль проекта 1143. Долетели до Минска, которому недавно присвоено звание "Город-герой" за массовый героизм белорусов во время войны, и засели по погоде. Переночевали в гостинице, и только к вечеру следующего дня добрались до цели.

Громада стоящего у достроечной стенки "Киева" впечатляет. Колосс водоизмещением 43 тысячи тонн, длиной 300 метров и высотой от ватерлинии 62 метра. Идёт установка и монтаж техники и оружия. Команда в стадии комплектования живёт пока в береговых казармах. Защита темы - это скорее занятия для командного состава эскадры Северного флота, куда войдёт "Киев" после передачи флоту, для командования корабля. Мы пока о нём знаем больше. Защита длится неделю. Каждый Институт защищает свой раздел. У меня - командные пункты и боевые посты штурманской боевой части, их техническое оснащение, функции, задачи. От СФ присутствуют офицеры штаба эскадры, среди них заместитель командира эскадры по боевой подготовке капитан 1 ранга Скворцов Евгений, мой однокашник. Командует "Киевом" капитан 2 ранга Соколов. Командир БЧ-1 - капитан-лейтенант Удовица Александр Ильич. В БЧ-1 три группы: рулевая (командир лейтенант Кононенко Борис Михайлович), электрорадионавигационная (лейтенант Бобров Вячеслав) и гидрометеорологическая.
.....................................
В ноябре 1974 года я закончил работу над ПИНК по "Салгиру". Это Правила использования навигационного комплекса "Салгир" на Тяжёлом авианесущем крейсере проекта 1143. Правила размножены в Институте в двух десятках экземпляров и разосланы в Управление боевой подготовки ВМФ в Москву, на эскадру Северного флота, на ТАКР "Киев", на штурманские кафедры Военно-Морских Училищ.

В декабре - Мирный. Запуски "Космосов". 

1975 год

Январь. Североморск. Полярная ночь. Сборы штурманов Северного флота. Флагманским штурманом СФ стал капитан 1 ранга Яковлев. Дмитрий Эрнестович Эрдман ушёл в Военно-Морскую Академию начальником кафедры. Он тоже присутствует на сборах. Тема моего доклада - итоги навигационного обеспечения кораблей Боевой службы. Особенно интересуют северян результаты по ракетным подводным лодкам стратегического назначения проекта 667-Б с новым инерциальным навигационным комплексом "Тобол".

Виктор Николаевич Обухов, как и я, уже не плавает. Он работает старшим преподавателем кафедры организации связи ВВМУРЭ им.Попова. Живём мы в соседних домах и часто встречаемся семьями. 

1 мая 1975 года мы с Надей встретили в лесу под городом Ломоносов. С утра мы приехали с Соней Обуховой к Бушмановым. С Галей, Саней и ещё тремя парами их друзей, прихватив с собой всё необходимое, пошли в близлежащий лес. Там, в полутора километрах от дома, Саня уже приготовил на полянке стол со скамейками из подручного материала.
Сначала стол накрыли холодными закусками и горячительными напитками. После трёх традиционных тостов в большом эмалированном ведре на костре сварили двойную уху из свежих судаков и линей, наловленных одним из участников. После ухи был шашлык, который жарили здесь же на костре. Веселились, пели, танцевали.
....................................
Этой весной закончено строительство комплекса Площади Победы, а в прошлом году недалеко от нас открылся Южно-Приморский парк Победы. 
..................................
.В конце мая я уехал в командировку в Николаев. Начались швартовные испытания ТАКР "Киев". Экипаж уже переселился на корабль. Швартовные испытания навигационного вооружения проводит межведомственная комиссия. Её возглавляет начальник 11 отдела нашего Института капитан 1 ранга Васильев Валерий Павлович. Мы с ним в 1953-54 годах были штурманами соседних однотипных кораблей. Заместителем у Васильева капитан 2 ранга Куражёв Михаил Алексеевич, мой коллега, СНС нашего отдела. Члены комиссии - представители технических отделов Института по всем системам комплекса. От Черноморского флота в комиссию входит помощник флагманского штурмана капитан 1 ранга Ковалёв Яков, от Гидрографии ЧФ - начальник 2 отдела ГС капитан 2 ранга Волгин Павел Степанович. От Бакинского электромеханического Института в состав комиссии во главе с Главным конструктором комплекса Григорием Суреновичем Шакаряном входят разработчики всех систем, кроме РОС "Нарва". По последней системе в комиссии её разработчик из Ленинградского предприятия "Азимут".

Я вообще не член комиссии. Я так называемый "привлечённый". Послал меня Анатолий Васильевич Федотов как автора ПИНК по "Салгиру". Живу я в гостинице "Николаев" вместе с капитаном 2 ранга Аверенко Владимиром Ивановичем. Он в Приказе Главкома ВМФ числится Заместителем председателя по оргвопросам. В самом деле он работающий председатель комиссии, потому что Васильев и Куражёв, особенно последний, здесь бывают наездами, а Владимир Иванович сидит безвылазно с начала загрузки комплекса на корабль, ещё до назначения Комиссии. Он же обеспечивает гостиницей всех членов Комиссии и привлечённых. Он же закрывает акты приёмки отдельных систем комплекса. Для этого на акте должны подписаться члены Комиссии, участвующие в приёмке данной системы. От Института каждый член комиссии отвечает за какую-либо систему. Например, Владимир Ильич Горчаков отвечает за гироскопию, Анатолий Завгородний - за систему питания "Сура", и т.д. Каждый представитель знает, что даёт его система, как она работает, но все вместе не знают, вернее не имеют чёткого представления о комплексном использовании всех средств сразу. Особенно большая закорючка - решение задач в НЦВС. Есть НЦВС с программой, есть датчики приборов-источников информации, есть связь систем с НЦВС в виде преобразователей угол-фаза-цифра. Нет методики комплексной проверки. Испытания вначале не пошли. Заспорили сдающие и принимающие.
Я составил комплексные проверочные задачи и стал проверять их решение на индикации результата в НЦВС на пульте штурмана. Если результат правильный, значит исправно работают данная система, линия связи с НЦВС и эта задача в машине. Можно сразу принимать все три узла. Если на пульте чепуха или ошибка, превышающая допуск на любую отдельную систему - надо искать и устранять.
Со второй недели швартовных испытаний дела пошли. Это понравилось и сдающим, 
и принимающим. Теперь Аверенко и Шакарян подписывают акты по системам только тогда, когда на них есть моя подпись.

В начале июля испытания закончились. Главный конструктор комплекса Григорий Суренович Шакарян закатил для членов комиссии большой банкет в ресторане гостиницы "Николаев". 
.......................................
Я вернулся, получил отпуск и поехал с Серёжей в Бузулук.
Стоят хорошие ясные солнечные дни. Мы проводим их в основном на даче.
У Бори мотоцикл ИЖ с коляской, и он возит нас в два приёма. На даче много цветов, Лида любит их очень. Ещё здесь находится девочка Юля, дочка Валерия. Ей пять лет. Она тоже всё время вместе с нами. На даче в этом году очень много ос. Это земляные осы, они гнездятся в норках в земле. Юля их совершенно не боится. В саду есть двухстворчатая тумбочка, пол которой усыпан мелкими яблоками-ранетками. Там туча ос. И Юля спокойно залезает внутрь тумбочки и сидит там, усыпанная осами, которые её не кусают, потому что она их не трогает. А Серёжа соорудил себе крупную мухобойку и постоянно занимается уничтожением ос, которых от этого меньше не становится. 
В саду много яблок различных сортов. 
Вскоре приехали Юлины родители. Бродим с ними по окрестностям, на речку Самарку. Правильное название река Самара. Она здесь такая же, как в Сорочинске. От дачи до речки пять минут хода. Ближний к даче, дальний от города правый берег, как ему и положено в Северном полушарии, крутой, обрывистый, с узкой полоской песчаного пляжа. Здесь места в речке приглубые, местами "с головкой". Дальше, в двух-трёх метрах от берега, начинается глубина "по колено". Течение быстрое. Левый берег пологий и песчаный. Здесь мы загораем. Песок очень горячий, жжёт ноги. В нескольких сотнях метров вверх по течению слева в Самарку впадает речушка Бузулук. Наверно от неё пошло название города, когда-то казачьей крепости. 
Боря Гуменников перед нашим приездом купил дорожный велосипед, и я с удовольствием езжу по окрестностям. Хотелось проехать берегом Самарки подальше в сторону Сорочинска, но это оказалось тяжело. Пески, заросли кустарников, протоки мелких речушек, полупересохшие старицы преграждают путь. Но красиво! Как будто многие годы назад, в старших классах школы, вместе с Алькой Кара-Калпаком. Неизвестно, где теперь Алька. Да и лет не шестнадцать, а идёт сорок пятый. По-прежнему в руках фотоаппарат, заряженный цветной обратимой плёнкой. Вот дача. Очень послушная пятилетняя девочка Юля с пучком морковки в руках. За морковкой её послала бабушка Лида. Вот Серёжа сидит на крыльце дачного домика с ковбойской соломенной шляпой на голове, а рядом с надутыми губками Юля. Следующий слайд такой же, но шляпа на голове у Юли. Пошли на рыбалку Валерий, Серёжа, я и Юля. Первые двое с удочками, я с фотоаппаратом, а Юля несёт червей, прикормку и ботинки родителя. 
У Бори и Лиды двухкомнатная кооперативная квартира на четвёртом этаже пятиэтажного кирпичного дома в новом микрорайоне Бузулука.
.................................
Только мы вернулись с Серёжей из Бузулука, как в Ленинград прилетели Шура и Виктор Лебедевы. Стоит замечательная погода. Антициклон. Солнечно и тепло. Делаем пикники в лесопарке Александрино. Вместе с нами кочуют по лесу Соня и Виктор Обуховы. 

Я не провожал Шуру и Виктора. В последней декаде августа я уехал в Николаев. В первых числах сентября начинаются заводские ходовые испытания крейсера "Киев". За это время командир корабля Соколов стал капитаном 1 ранга, штурман Удовица - капитаном 3 ранга, а командиры штурманских групп - старшими лейтенантами.
.....................................
Отданы швартовы, и буксиры медленно отводят нос стального колосса от достроечной стенки. Начинается ходовая жизнь нового корабля. Отходить начали вечером, с заходом Солнца. С точки зрения навигационной безопасности и нормальной человеческой логики это неразумно. Но с разумностью и логикой у нас не всегда считаются. Вряд ли темнота - помеха для разведывательных спутников. 
Буксиры развернули корабль носом на выход, и повели посередине Днепро-Бугско-Лиманского канала. В БЧ-1 включены все средства обеспечения навигационной безопасности. У меня включён радиооптический секстан "Нарва". Он позволяет наблюдать оптическим каналом звёзды в дневное время. Я это сейчас использую совсем для другой цели. Я использую удивительную светочувствительность и большое увеличение оптического канала для наблюдения и пеленгования береговых ориентиров. Совсем смерклось. Идём каналом, на берегах которого видны только огни. А я на телевизионном экране вижу на берегах все сооружения, навигационные ориентиры. Вижу очень чётко, как днём в мощный бинокль. Антенна стабилизирована по азимуту и горизонту, изображение не скачет, а медленно проплывает мимо, не реагируя на покачивания гиганта и перемену курса.
Буксиры вывели корабль в Днепровский лиман и отпустили. Мы шли на Одессу, от рейда которой повернули на Севастополь. На этом этапе ничего не испытывается. Надо просто придти в Главную базу Черноморского флота Севастополь. Большей части Комиссии нет. И это хорошо, никто не мешает. Комплекс работает, на нём все ответственные сдатчики. Кроме Главного конструктора Шакаряна это ответственный сдатчик НЦВС Николай Пономаренко, ответственный сдатчик автоматических астрооптических пеленгаторов "Сулак" Слава Печалов, бригада математичек БЭМИ во главе с Фаиной Давыдовной Бух. Разработчики сами впервые видят работу комплекса не по задачам на стенде, а в реальных условиях плавания. 
На пульте комплекса - приборе 64 - в штурманской рубке работаю я. Смотрят штурмана, смотрят разработчики, смотрит командир Соколов. Раскрыв рот смотрит Володя Аверенко. Всё работает! Светятся строки цифровых индикаторов курса, скорости, координат места. Астрономию не задействуем. Зачем? Здесь надёжно работают радионавигационные системы РСДН-3, Брас. Светятся и слегка жужжат приёмоиндикаторы КПИ-6Ф и КПФ-3К. Они принимают сигналы этих систем, значения измеренных параметров передают в НЦВС, в которой решается комплекс необходимых задач, и на пульте прибора 64 индицируются результаты прокладки курса в режиме непрерывных обсерваций, а перекрестие - "зайчик" - автопрокладчика "Самара" мерцает именно в том месте навигационной карты, где ему нужно быть.
Идем, оставляя чуть слева полуостров и маяк Тарханкут. Спокойная ночная обстановка. Спят все, кому нечего делать. На мостике и в рубках только нужные люди, понимающие, что к чему. Открылся маяк Тарханкут. Пеленг совпадает с расчётным до десятых долей градуса, хотя от Одессы штурман не сделал ни одного определения места.

Заводские ходовые испытания ТАКР "Киев" продолжались до начала октября. Их завершение Шакарян отметил грандиозным банкетом для Комиссии.
ТАКР «Киев» стал на якорь и швартовы у Угольной стенки Севастополя для подготовки к Государственным испытаниям, а я, как не член Комиссии, улетел в Ленинград.

Виктор Николаевич Обухов купил автомобиль - новенький "Москвич-408" табачного цвета.
Виктор везёт нас - свою жену Соню, меня и Надю - за грибами по дороге на Ломоносов. 
Осень в этом году задержалась, дав побольше времени лету. Октябрь, а ещё почти нет жёлтой листвы. Проехали Ломоносов, обе Ижоры, Чайку и заехали в бор между заливом и шоссе на Сосновый Бор. Не так много грибов, как хотелось бы, но красота природы, тёплая и солнечная погода радуют. 
- Виктор, поехали дальше, - предлагает Соня, и мы едем в Сосновый Бор. Проезжаем Ленинградскую атомную электростанцию и очень удачно построенный город энергетиков Сосновый Бор. Едем дальше. Посёлок рыбаков Систа-Палкино. Мост через реку Систа. Отличное шоссе! Здесь мы опять заезжаем в бор. Результат тот же. Отличная погода, красивые пейзажи, но мало грибов. Мы очень хорошо отдохнули. 
Замечательно с машиной! Надо подумать о своей. Надя записалась на очередь на автомашину в своей организации, а я поступил в автошколу учиться на водителя. 

6 октября Наташе исполнилось 22 года. Она на четвёртом курсе. Серёже 20 октября исполнилось 17 лет. Он учится на последнем курсе ПТУ. 
А нам с Надей уже по 45, вместе - 90.

Год 1975 был интересным. Только в Баку вместо меня ездил Альберт Александрович Хребтов. Ему в Баку не понравилось. Вероятно потому, что сам он окончил Училище в Архангельске.
................................. 
1976 год

В апреле я закончил автошколу и получил водительское удостоверение. 
Весна не торопится. 1 мая ездили в Ломоносов к Бушмановым, но маёвка не получилась: шёл снег. 
9 мая погода несколько улучшилась, но в Ломоносов уже не поехали, а устроили свой пикник с Обуховыми на речке Красненькой в районе взлётного поля аэропорта. Ещё купили велосипед "Турист" и мопед "Рига". Ездим на них все, кроме Нади. Я езжу в выходные по окрестностям, удаляясь от дома до 100 км. У Серёжи мопед часто выходит из строя. Уезжает на моторе, приезжает на педалях, или просто привозит. Ездили с Наташей по кольцу Ленинград - Володарская - Стрельна - Ропша - Красное Село - Горелово - Ленинград протяжённостью около 40 километров. Наташа туда, в гору, ехала на мопеде, а под гору, из Красного Села - на велосипеде.

8 июня, вторник. Мы купили машину - "Жигули" ВАЗ-2101 оливкового цвета. Мы с Надей выбрали её из нескольких предложенных в магазине в Красном Селе. Были машины и более приятных для глаза цветов, но нам понравилась эта, потому что она легко заводится, ровнее других работает двигатель.
В Красное Село нас привёз на своём "Москвиче" Виктор Николаевич Обухов, а обратно мы с Надей приехали на своей машине. Машину я поставил под окном, у нас пока нет гаража. На следующий день поехали с Надей в ГАИ Кировского района, где нам выдали Государственный номерной знак 07 - 90 ЛДА. Через четыре дня после покупки я поставил машину на платную стоянку у железнодорожной платформы Дачное. Это недалеко. Плата 30 копеек за сутки. Машину мы купили за 5530 рублей. На книжке у нас было 2000 рублей, 3500 рублей я взял на 2 года в офицерской кассе взаимопомощи в Институте, 30 рублей - из текущей получки. Бензин АИ-93 стоит 9.5 копейки за 1 литр.
..................................
Через два дня после постановки автомашины на стоянку я улетел в Севастополь.
Идут Государственные испытания ТАКР "Киев".
Наша с Владимиром Ивановичем Аверенко каюта - в надстройке на втором этаже по левому борту - выходит большими квадратными иллюминаторами на полётную палубу, на которой ревут реактивными двигателями штурмовики вертикального взлёта и посадки Як-38. На корабле есть авиационная боевая часть и два своих спасательных вертолёта Ка-25. Полк штурмовиков прилетает из Качи. Сейчас самолёты летают туда - обратно непрерывно. В Каче они садятся на аэродром и взлетают с него с разбегом, как нормальные самолёты, а на палубу "Киева" садятся и взлетают без разбега. 
Ещё корабль принимает на борт батальон морской пехоты со штатным вооружением.

Теперь работает Государственная Комиссия. Я по-прежнему привлечённый, но все пункты Программы испытаний по НК "Салгир-1143" провожу я. Аверенко организатор, я - технический исполнитель. Однако Володя организует так, как говорю ему я. 

Испытания идут успешно. На корабле бывают большие начальники, в том числе и Главнокомандующий ВМФ адмирал флота Горшков С.Г. Бывший флагманский штурман флота Митин Лев Иванович стал контр-адмиралом, Начальником Гидрографической службы Черноморского флота. Флаг-штурманом ЧФ стал его помощник капитан 1 ранга Яков Ковалёв. 
Недельный перерыв испытаний. "Киев" стал кормой к Угольной стенке. Члены Комиссии переселились в гостиницы. Мы с Аверенко живём в одном номере во флотской гостинице на проспекте генерала Острякова. Отдыхаем на пляжах Севастополя: Учкуевка, Городской, бухта Омега, Херсонесский музей. В Омеге плаваем по всей бухте на водном велосипеде, с него и купаемся по очереди. Самый хороший, по моему мнению, пляж в Херсонесском музее. Он, правда, платный, 10 копеек за вход. Но зато сначала экскурсовод расскажет вам о живших здесь древних греках, их культуре, обычаях, покажет все достопримечательности, а в конце экскурсии доверительно скажет, что пляж здесь хоть и не оборудованный, но очень красивый и удобный. А раздеться можно в одном из жилищ древнего грека.

Испытания продолжены, и мы переселяемся на корабль. В полигонах боевой подготовки Черноморского флота от Поти до Одессы проверяется точность и надёжность функционирования всех систем навигационного комплекса. Астрономические обсервации с использованием РОС "Нарва" и АОП "Сулак", радионавигационные обсервации, обсервации по НРЛС, комбинированные и спутниковые обсервации.
Испытания навигационного комплекса успешно закончены. Не подписан только акт, он будет подписываться после завершения испытаний по всему кораблю. Теперь комплекс используется по прямому назначению. 

Стоит непрерывный рёв самолётов и противолодочных вертолётов. Идёт стрельба из всех видов оружия, а его на корабле очень много. Есть комплекс крылатых ракет П-500. Во время швартовных и частично заводских ходовых испытаний в пусковых трубах этого комплекса строители держали склады имущества и рабочих Черноморского судостроительного завода. Пуски ракето-торпед. Зрелищно! Мне очень нравится зенитный ракетный комплекс "Оса". Его вообще не видно. Внезапно на чистом участке палубы возникает силуэт установки с небольшой ракетой, которая в мгновение уходит вверх, и установка скрывается, чтобы в долю секунды вернуться и выстрелить очередную ракету, которая не знает промаха, но в свой самолёт не наведётся. 20-миллиметровые шестиствольные автоматы ближнего боя в долю секунды разносят в пыль торпедный катер или низколетящий самолёт. Много ракетных комплексов различного назначения на "Киеве". Есть и нарезная артиллерия без личного состава в башне. Есть в самом носу и родная сорокапятка. Теперь это салютная или сигнальная пушка.

Корабль сдан! Комплекс сдан! Что ж ты медлишь, Шакарян?
И Шакарян организовал банкет в плавучей гостинице Черноморского судостроительного завода. На банкете народа больше, чем на испытаниях. Приехали Председатель Васильев и его заместитель Куражёв.
.................................
Комиссия от Института вернулась в Ленинград. Я сдал старое командировочное предписание, получил новое и снова улетел в Севастополь. "Киев" собирается на Боевую службу в Средиземное море. После месяца боевой службы он уйдёт на Северный флот. Пока живу в гостинице на Острякова с капитаном 1 ранга Востриковым, начальником отдела связного НИИ, бывшим председателем комиссии по средствам связи. До выхода несколько дней. На Боевую службу идут по одному представителю от институтов, только на службу. В Североморск корабль пойдёт без нас.

Здесь в Севастополе на улице Лётчиков в остановке от бухты Омега живут Юлдашевы - Радик и Алла. Они вернулись из Египта, где Радик был военным советником. Хожу к ним в гости. Здесь Радик служит начальником цикла Учебного центра, капитан 2 ранга.

Ещё на проспекте генерала Острякова в одной остановке от нашей гостиницы живёт Володя Кишанков, его жена Катя, дочери Надя и Оля и сын Саша. Володя капитан 2 ранга, начальник отдела кадров тыла Черноморского флота. Володя приходил ко мне в гости и сообщил печальную весть. Несколько лет назад умер в своей каюте командир корабля-цели капитан 3 ранга Галдобин Вениамин - наш друг и однокашник, о котором мы оба ничего не слышали с выпуска. Володя недавно перевелся с Тихоокеанского флота и, перебирая личные дела офицеров тыла флота, куда входил этот корабль, дошёл до личного дела Веньки. И нет уже парня из Нальчика.
....................................
Вышли из Севастополя, переночевали на рейде болгарской ВМБ Варна и пошли в Босфор. Мы прошли оба пролива и Мраморное море за один световой день. В Босфоре нас сопровождало большое количество турецких и американских катеров. Они как бы обеспечивали безопасность нашего прохода, отгоняли с курса фелюги и всё, что могло нам помешать. Я при проходе стоял на блоке "Пальма" в Ходовом Командном Пункте (ХКП), периодически выходил на крылья мостика. Когда проходили под мостом через Босфор, то между нижней границей пролёта моста и верхней кромкой шара антенны радиопривода было всего два метра.

Месяц Боевой службы - это большое напряжение сил всего личного состава. "Киев" отличается от присутствующего здесь американского авианосца "Нимиц" тем, что он не просто плавучий аэродром, а оснащённый всеми видами оружия защиты и нападения крейсер. Мы меньше "Нимица" нуждаемся в охранении. Однако с нами всегда находятся несколько кораблей Средиземноморской Оперативной эскадры ВМФ СССР. Мы ходим, выполняя задачи службы, из восточной части моря в западную и обратно. На борту 21 самолёт и четыре противолодочных вертолёта. Вертолёты следят за подводными лодками, ставят радиогидроакустические буи, как когда-то "Нептуны" и "Орионы" забрасывали такими буями наши корабли-измерители в Тихом океане. Штурмовики тоже летают, бомбят мишени. Когда нет полётов - всегда на палубе два дежурных самолёта с лётчиками на борту. Отношения с американскими кораблями, мягко говоря, не совсем дружелюбные. Когда расходимся с ними, башни их пушек направлены на нас. У нас отслеживают вероятного противника только визиры, да решаются задачи в машинах управления оружием. Изредка становимся на якорь у берегов и пунктов дружественных нам государств Северной Африки, пополняем запасы.

И вот получена команда следовать в Североморск. На видимости Гибралтарской скалы вертолёт перевёз нас, шестерых представителей Институтов, на Большой противолодочный корабль проекта 1134 "Очаков". 
Выполняя задачи Боевой службы, "Очаков" через неделю прошёл проливы, и сутки простоял на рейде ВМБ Бургас. Мы отдыхали, для этого нам были предоставлены все условия, может быть потому, что один из нас - сын Главкома.

И вот я в Ленинграде. Наташа по распределению работает инженером в организации Ленпромстройпроект. Серёжа тоже по распределению работает слесарем-сборщиком на Адмиралтейском судостроительном заводе. У нас в гостях Шура и Виктор. Машина днём стоит под окнами. Я езжу на ней на службу, в магазины, по городу и, конечно, за грибами. И нас уже не удовлетворяют места за 5 и 7 километров от дома.
Мы присмотрели красивое и грибное место за Сосновым Бором, за деревней Систа-Палкино, километрах в трёх - четырёх за мостом через реку Систа. Там мы съезжаем с шоссе на поляну около Систы. Виктор назвал это место "А зори здесь тихие". Недавно прошла кинокартина с таким названием. В окрестностях этой поляны мы и собираем грибы. Грибов много. Корзины и пакеты с грибами занимают весь багажник.
В конце сентября проводили Шуру и Виктора, но поездки продолжаются.
....................................
В декабре - поездка в Североморск на сборы штурманов Северного флота. 

1977 год

26 января Наташа вышла замуж за Борю Храмова и уехала жить к нему на улицу Пограничника Гарькавого. 

В начале марта я уехал на Северный флот на штормовые испытания крейсера "Киев". ТАКР плавал в штормовую погоду в Баренцевом и Норвежском морях. Были жестокие штормы и ураганы. Махина в 43 тысячи тонн и длиной почти два кабельтова качается не так, как короткие корабли ТОГЭ-4. К тому же есть успокоители качки. На "Киеве" во всех внутренних помещениях кондиционированный воздух, и температура в жару и мороз в них +18 градусов. Я набрал богатую статистику по точностным и надёжностным показателям. Крейсер и установленная на нём техника, в том числе и авиация, штормовые испытания выдержали. Только от предельных деформаций на качке лопнула обшивка дымовой трубы. 
..........................................
В субботу 26 марта мы поехали на машине в Эстонию в город Раквере. Мы - это я, Надя, Серёжа и Нина Малинина. В Раквере накупили всякой мелочи на 100 рублей и поехали обратно. В Эстонию ехали при положительной температуре по хорошей дороге. Обратно уже стемнело, температура воздуха ушла в минус, и на дороге образовался гололёд. У меня практически новая резина и я медленно со скоростью 40 км/час еду по скользкой дороге за впередиидущей машиной, не пытаясь её обогнать. Вот идущим сзади "Жигулям" видимо надоела эта скорость. Машина замигала обгон, обошла нас. Я чуть замедлил, чтобы дать возможность поместиться этой машине впереди себя. Водитель повернул колёса вправо и, видимо, слегка тормознул, гася скорость. Вместо того чтобы пойти вправо в свой ряд, машина быстрее пошла влево, дошла до конца асфальта и опрокинулась в кювет. Несколько машин, в том числе и я, остановились помочь. В это время по встречной полосе потерял на гололёде управление и понёсся в нашу сторону "Запорожец", вращаясь при этом вокруг вертикальной оси. Не доезжая десяток метров до ряда стоящих машин нашего направления, "Запорожец" пошёл в свой ряд, ещё дальше и, наконец, опрокинулся в кювет недалеко от "Жигулей". Мы поехали дальше после завершения спасательной операции. Ехали аккуратно и к 12 ночи, завезя предварительно домой Нину Малинину, приехали домой.
- С риском для жизни истратили 100 рублей, - сказал Серёжа. 

1 мая я и Надя провели в Ломоносове у Бушмановых и в лесу на пикнике. Были шашлыки и всё остальное.

7 мая с Обуховыми на моей машине ездили в Разлив.
В субботу 14 мая нашли с Надей красивое недалекое место на речке Стрельне. Это на дороге из Стрельны в Ропшу.
Речка Стрельна чистая и быстрая. Окаймлённая тополями и берёзками поляна. Загорали. Помыли машину. Сварили на "Шмеле" обед. Нам здесь так понравилось, что на следующий день, в воскресенье 15 мая, мы снова приехали сюда же, прихватив с собой Серёжу. С нами приехали на своём табачном "Москвиче" Обуховы. Весь день провели на свежем воздухе. А в воскресенье 22 мая мы с Надей проведали свой "старый лес" за полем аэродрома. Проехали туда в обход по Таллинскому и Анненскому шоссе.

Вечером в пятницу 27 мая я и Надя на машине поехали в Пушкинские Горы. Темнота наступила за Мшинской. Проехали Лугу, Псков и в Острове на берегу реки Великой заночевали. Рано утром помылись, позавтракали и поехали дальше. В 8 утра подъехали к экскурсионному бюро в городище Воронич, купили билет, и на автобусе поехали на экскурсию. Машину оставили на месте. Небольшого роста кучерявый экскурсовод чем-то напоминает Пушкина. Мы немного проехали в сторону села Михайловского и дальше пошли пешком по местам, о которых я в детстве читал в "Пушкинском календаре", подаренном сестре Лиде за успехи в учёбе в 1937 году в Троицком.

Экскурсовод начал свой рассказ ещё в автобусе. 

Пушкинский заповедник расположен в районе населённого пункта Пушкинские Горы в центре Псковской области в 110 километрах южнее Пскова. Площадь заповедника 700 га. В его состав входят сёла Михайловское, Тригорское, Петровское, два древних городища - Воронич и Савкина Горка и Святогорский монастырь с могилой Пушкина. Здесь край лесной и озёрный. Здесь расположены красивые озёра Кучане и Маленец, здесь в реку Великая впадает река Сороть. Пушкин пронёс через всю свою жизнь любовь к этому уголку Русской земли. Он приезжал сюда юношей в 1817 и 1819 годах, здесь провёл ссылку в 1824 - 26 годах. Он стремился сюда в последние годы жизни, чтобы насладиться покоем и свободой. Здесь он написал "Бориса Годунова", "Графа Нулина", центральные главы "Евгения Онегина", "Деревню", "Зимний вечер", "Я помню чудное мгновенье". Последнее, уже как романс, я помню с самого детства. У нас был граммофон и пластинка, которую сестра Лида часто заводила.
Мы нестройной толпой идём пешком за экскурсоводом. Я слушаю и фотографирую. Аллеи, гранитные глыбы в нишах аллей со стихами Пушкина. Вот небольшой курган. У основания камень.

Древний курган.
Раскопан сыном поэта Г.А.Пушкиным.
В рощах Михайловского сохранилось
30 курганов V - ХII веков. 

Вот мраморная доска с текстом

Как счастлив я, когда могу покинуть
Докучный шум столицы и двора
И убежать в пустынные дубровы
На берега сих молчаливых вод.


Вот Михайловское. Маленькая пушка на лафете, установленном на большом пне. Это центр заповедника, родовое имение Ганнибалов - Пушкиных. Господский дом на холме над рекой Сороть. Текст на мраморной доске.

Господский дом уединённый,
Горой от ветров ограждённый,
Стоял над речкою. Вдали
Пред ним пестрели и цвели

Луга и нивы золотые. . .
Мелькали сёлы, здесь и там
Стада бродили по лугам. . .

Домик няни. Здесь жила Арина Родионовна.
Мы были внутри Господского дома и домика няни. 
Посмотрели чудесный вид с балкона Господского дома на луг перед рекой Сороть. Прошли до Сороти, потом вернулись и пошли в Михайловский парк - любимое место прогулок Пушкина. 
Еловая аллея разделяет парк на две части. Самым старым елям этой аллеи скоро будет двести лет. Раньше еловая аллея была центральным подъездом к усадьбе. Под углом к еловой аллее, за небольшим прудом, расположена одна из красивейших аллей парка - липовая. Ещё эта аллея называется "Аллея Керн". Здесь же скамья Керн и камень со строками

Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолётное виденье,
Как гений чистой красоты. . .

Вернулись на усадьбу к автобусу. Вот петух. Он важно стоит на одной ноге, не обращая внимания на экскурсию. Привык.
Приехали в Тригорское. Здесь имение ближайших соседей и друзей Пушкиных - Осиповых-Вульф. Опять пешая прогулка. Место "Трёх сосен". Их уже нет. Вместо них на тех же местах три молодые сосёнки. "Дуб уединённый". Большой деревянный дом Вульфов на берегу пруда. 
У штакетной ограды мраморная доска с четверостишием 

Я был рождён для жизни мирной,
Для деревенской тишины.
В тиши звучнее голос лирный,
Живее творческие сны. . .
"Евгений Онегин"

Тригорский парк. На самом краю крутого обрыва к реке Сороть под сенью вековых дубов и лип стоит "Скамья Онегина", где проходило объяснение Онегина с Татьяной. Недалеко камень с надписью

Граница владений дедовских

Пешая прогулка по городищу Воронич и Савкиной Горке.
Снова возвращаемся к автобусу в Тригорское.
Вот ещё мраморная плита у штакетника.

О, где б судьба ни назначала
Мне безыменный уголок,
Где б ни был я, куда б ни мчала 
Она смиренный мой челнок,
Где поздний мир мне б ни сулила,
Где б ни ждала меня могила,
Везде, везде в душе моей
Благословлю моих друзей.
Нет, нет! Нигде не позабуду 
Их милых, ласковых речей.
Вдали, один, среди людей
Воображать я вечно буду
Вас, тени прибережных ив,
Вас, мир и сон Тригорских нив.
"Евгений Онегин"

Святогорский монастырь. Могила Пушкина. Под памятником 
А.С. Пушкину похоронена и мать поэта. Ниже могилы деда, бабки и отца.
Здесь мы попрощались с нашим экскурсоводом в стоптаных чинёных ботинках, хорошим пушкинистом.
Автобус ушёл, и мы с Надей пошли пешком на турбазу. Это километра три - четыре. Дорога красивая, пустынная, но я в самом начале пути подвернул ступню. Шли мы поэтому очень медленно и долго, часа полтора. На площадке у гостиницы только наш автомобиль.
Около 23 часов субботы мы вернулись домой. 
................................
13 июня я улетел в Баку в ГЭК. Прошло три года после моего последнего участия в Комиссии. ТАКР "Киев" отвлекал меня. В Училище функционирует новый Учебный корпус для иностранцев. Кроме штурманского на отечественном участке функционирует химический факультет. Закончено строительство жилых и специальных корпусов. Построен большой ресторан в районе домов офицерского состава. Построена большая столовая в два этажа для офицеров и иностранцев. В курсантской столовой питаются только отечественные курсанты и вьетнамцы. В городе Баку рядом с железнодорожным вокзалом построена современная многоэтажная гостиница "Бакы", где мы и живём, и откуда ежедневно в 8 утра нас увозит в Училище автобус. Отсюда же, через садик Самеда Вургуна, в Училище ходит городской автобус № 142 и маршрутное такси. Автобус стоит 5, такси 20 копеек. 
На кафедре изменения. Юрий Михайлович Иванов и Василий Филиппович Бобко уволились в запас. Начальником кафедры кораблевождения стал капитан 1 ранга Гаркуша Леонид Михайлович, его заместителем - капитан 1 ранга Костецкий Виктор Дмитриевич, в прошлом старшие преподаватели этой кафедры.
Иностранных курсантов по кафедре кораблевождения в этом году нет. Уложились вместе с банкетом в неполных две недели. 
......................................

Я в отпуске с 1 июля. Собираемся ехать в Бузулук на машине. Берём с собой Наташу и Борю Храмовых. Купили два надувных матраца. У Бори и Наташи есть небольшая палатка.
Выехали из нашего дома на рассвете 5 июля. Поехали по шоссе на Москву. Замечательная дорога и погода.
Едем не спеша, останавливаемся на завтрак, обед с отдыхом, ужин и вечерний чай.
В 19-20 съехали на Московскую кольцевую автодорогу, в 20-10 съехали с МКАД на Люберецкое шоссе. Проехали город Люберцы, Бронницы. Сгустились сумерки. Пора искать место ночёвки.
21-15. Справа от шоссе заметили дикую стоянку на большой не асфальтированной поляне. Съехали под углом через кювет, нашли местечко, довольно чистое. Я и Надя начали готовить пищу, а Боря и Наташа пошли устанавливать невдалеке на травке свою маленькую палатку. Подкрепились чаем с колбасой, Боря и Наташа ушли в палатку, а мы с Надей улеглись на надувных матрацах в машине. Кое-что пришлось выставить наружу. Мы очень загружены, даже на верхнем багажнике мешки с вещами. Перед самым засыпанием я и Надя услышали какой-то шорох. Приподнялись и увидели вроде бы пробегающую собаку. Не придали значения и заснули.
За первый день поездки мы проехали 807 километров. 
Утром 6 июня я проснулся на рассвете. Стали завтракать и обнаружили пропажу коробки из-под "Шмеля". В 6-45 въехали в село Никитское. Наверно жулик был отсюда. В 7-25 въехали в Коломну. Всего одна улица, но длиной 10 километров. Наверно отсюда "Коломенская верста". Приём пищи и отдых по времени и необходимости. Дорога хорошая, красивая. Погода тоже благоприятствует.
19-45 Въехали в Пензу, а в 20-05, проехав Кижеватово, стали смотреть место для ночёвки.
20-15 На пересечении с второстепенной дорогой съехали с шоссе, въехали в лесок. Никого, мы одни. Располагаемся на ночлег. Сначала ужин, совмещённый с вечерним чаем. Подготовка кипятка на утренний чай. Ночуем Боря и Наташа в своей палатке, мы в автомобиле на надувных матрацах. За 6 июля проехали всего 582 километра.
7 июля, в четверг, я проснулся без четверти четыре. Объявил аврал. Выехали в 4-28.
4-50 Городище. Спит ещё Городище. Здесь когда-то в молодые годы какое-то время жили мои родители. В разговорах они часто говорили: «А вот когда мы жили в Городищах. . ." Едем по его старым улицам. Одно - двухэтажные домишки. Где-то здесь они жили. Я тогда не интересовался. Это им было интересно вспомнить. Я же только помню "А вот в Городищах. . ." Папа до моего рождения очень часто переезжал. Много ещё населённых пунктов произносили папа и мама. В Пензенской области это Городище и Кузнецк, который мы ещё будем проезжать. 
5-55 А вот и Кузнецк. Этот покрупнее, но улочки тоже узкие. Здесь несколько лет назад проходил сборы старший лейтенант запаса Борис Гуменников. Здесь большой аэродром. 
6-50 Пересекли границу Пензенской и Ульяновской областей. Перевернули ещё одну страницу Атласа автомобильных дорог СССР. Ульяновская область. Здесь всё 
пестрит знакомыми из разговоров вечерами родителей названиями населённых пунктов. Здесь родина отца. Вот часто произносившиеся в моём детстве и юности названия: Инза, Базарный Сызган, Барыш. . . "А вот помнишь, Костя, в Барыше?. . ." Жадовка, Карсун, Солдатская Ташла. Это в бывшей Симбирской губернии. У меня жмёт сердце, когда я читаю, произношу или слышу эти названия.
8-10 Въехали в Куйбышевскую область. В этой, бывшей Самарской губернии, родители жили в Чапаевске и Безенчуке. Чапаевск не связан с именем легендарного командира Чапаева. Он стоит на реке Чапаевке и, возможно, Чапаев сам получил фамилию от этой речки.
9-45 Переволоки. Самое узкое место Самарской Луки.
11-00 Проехали по строящейся плотине Куйбышевской ГЭС из Жигулёвска в Тольятти. 
12-20 Приехали в Куйбышев, в Безымянку. Здесь живёт Валерий.
Мы переночевали у Валерия и около 9 утра 8 июля поехали дальше.

В Куйбышеве кончается шоссейная дорога союзного значения Москва - Куйбышев. Дальше в Бузулук в соответствии с картами Атласа автомобильных дорог ведёт дорога республиканского значения через Нефтегорск, по которой надо проехать 192 километра. Валерий сказал, что такой дороги нет. Есть асфальтированная дорога республиканского значения через Бугуруслан. По этой дороге до Бузулука надо проехать около 300 километров. Есть дорога через Кинель - Богатое - Борское примерно 190 километров, причём последние 50 по Оренбургской области можно проехать только в сухую погоду. Сейчас такая возможность есть, и Валерий едет с нами.
Теперь в машине полный комплект людей. Работавшая ранее штурманом Надя перешла в задний салон, её место занял Валерий. В 10 часов мы приехали в Кинель. Без четверти 11 приехали в Красносамарское. Дорога узкая, но асфальтовая и неплохая. Вокруг, как в Оренбуржье, поля пшеницы. Погода солнечная, тихая. Проехав ещё 39 километров, в половине двенадцатого приехали в Богатое, переехали по мосту Самару и поехали в Борское, до которого 27 километров. 
В Борское приехали в 12 часов, заправились бензином и поехали в село Заплавное, за которым пойдёт Оренбургская область. 
В красивом самарском селе Заплавном мы сделали короткую остановку, сфотографировались у аккуратной церквушки и в 13 часов съехали с асфальта Куйбышевской области на грунтовую просёлочную дорогу Оренбургской. До Бузулука отсюда 50 километров. Дорог много. Одна короче, но можно застрять, вторая длиннее, но тоже мост через реку сломан. Поехали по короткой. Здесь проходит "Большак", проложенный ещё в Пугачёвские времена. По нему давно не ездят, он для автотранспорта и не предполагался. Но он - ориентир. Едут параллельно "большаку". Пока сухо - можно ехать как угодно. В дожди участок наезженной просёлочной дороги превращается в глубокие борозды - колеи от большегрузного транспорта. Дорога самопроизвольно смещается в сторону. И мы едем со скоростью примерно 30 км/час то на второй, то на третьей передаче. За машиной облако пыли. С детства помню стихотворение

Вьётся по улице лёгкая пыль,
Мчится по улице автомобиль!

Здесь так и осталось.
В третьем часу дня мы проехали неохраняемый переезд через железную дорогу Москва - Средняя Азия и остановились на поляне у обрывистого берега реки Самарки. Здесь река делает правый поворот, поэтому оба берега обрывисты. Полчаса отдыхали. Отсюда до Бузулука 20 километров. 
Около 16 часов мы подъехали к дому 5 во втором микрорайоне Бузулука. 
От дома до дома проехали ровно 2000 километров. 

Утром в субботу 9 июля я, Надя, Валерий и Юля на машине, а Боря и Лида на мотоцикле приехали на дачу. Боря и Наташа остались в городской квартире. Наташа неважно чувствует себя после поездки. Она ведь на 6 месяце беременности. Но к обеду я съездил за ними и привёз на дачу. Лида хвастает цветами, их на даче очень много.
Съездили на кладбище. На обелиске только фотография мамы. Папа просил ничего на его могиле не писать. Они оба в одной. Обелиск огорожен хорошей оградой. Внутри ограды порядок, Лида и Боря его поддерживают.
Приехала из Оренбурга Наташа Гуменникова Она учится в Оренбургском педагогическом институте на факультете учителей английского языка. 
Огурцы на даче свои. Помидоры пока покупаем на рынке. 
У Бори шалит сердце, и его положили в больницу.
Ходим на Самарку. Это лето сухое, и дорога на речку от дачи хорошая. Плаваем на надувных матрацах. Красивы окрестности дачи, красива Самарка с её берегами.
Мы загораем на противоположном от дачи пологом песчаном берегу речки. Играем в волейбол. Возвращение на дачу начинается с форсирования Самарки. О глубинах я писал раньше. Даже семилетняя Юля переходит речку за руку с папой. Потом частичное одевание на противоположном берегу, подъём по крутой тропинке наверх, и, не спеша, по тропинкам через лесок на дачу. 
14 июля, в четверг, я, Надя и Наташа Гуменникова едем в Сорочинск. До него 85 километров. Дорога неважная, особенно в тех участках, где её строят. Приходится ехать по крупному гравию. А там, где простой просёлок, там сейчас хорошо. Только пыль вьется за машиной. Я интуитивно понял, где нужно сворачивать с дороги и въезжать в Сорочинск. Только по очертаниям Кузьмича и Маяка, которые сохранились с давних пор в памяти, повернул я влево на просёлок. Переезд через железную дорогу. Наверно это тот самый, где мы с Володей Волковым клали пятаки на полотно. Но ничего я не узнал, ни поля аэродрома, ни сбросовых ям мясокомбината, ни пчельника вдали. Всё застроено и пошёл асфальт городской улицы. По этой асфальтированной улице и поехали. Да, это улица Карла Маркса, но я её такой не видел. Здесь новая застройка.
Справа старинное двухэтажное кирпичное белое здание. Да это же третья школа! Да, это она. Тот же огороженный штакетником садик вдоль обоих крыльев здания. Посередине входная дверь и над ней вывеска "Неполная средняя школа № 3". Это здесь в правом крыле первого этажа начинал я учиться в четвёртом классе в сентябре 1941 года, 36 лет тому назад. Здесь со мной учились Володя Волков, Миша Зубков, Валя Козлова, Клава Никитина. Где они теперь? Они все жили здесь рядом. 
А как же я просмотрел свой дом? Возвращаемся назад.
Дом, в котором я прожил всю войну, на месте. 
Я свернул на Саратовскую. Она та же. Тропинка вдоль улицы у домов, остальное заросло травой. Дом, забор, ворота не изменились. Только и Фалеевская часть сада огорожена штакетником. Раньше были просто жерди. Фалеевская я говорю условно, наверно там уже нет Фалеевых. То же крылечко. Та же крыша и вход на чердак, где я держал голубей. Даже дверца чердака та же, с вырезом, чтобы голуби свободно проходили. Теперь вырез забит. А вот во дворе деревьев не было. Теперь есть. Напротив стоит тот же двухэтажный дом Певчуков. Теперь деревья закрывают окна второго этажа, где снимали квартиру Танненберги. А весь первый этаж закрыт разросшимся бурьяном.
Наша часть дома на обеих улицах покрашена синей краской. Обшивка угловой части и наличники окон покрашены жёлтой краской. Ниже окон - бетонный фундамент. Дом аккуратный, ухоженный. За оградой садика только не разросшиеся деревья, цветов и травы нет. У покрашенной синей краской входной двери стоит стриженый наголо мальчик лет шести, очень похожий на меня в детстве. Тюль за окнами. Номер дома теперь 103. Такая же, как была, скамейка не двух столбиках под тем же окном. Тот же дом Абрамовых справа. Тридцать два года прошло, как мы уехали из этого дома на улицу Орджоникидзе. В этом садике я стрелял из рогатки воробьёв. Сюда приходили лётчики. Эту дверь я закрывал на засов от Пелагеи Павловны. Мы вернулись ещё назад, на улицу, название которой я забыл. Дом Волковых на месте. Дома Маколдиных нет. Проехали на Красноармейскую. Она, как и прежде, заросла травой. На месте колодца, в который меня опускали за ведром, обычная водопроводная колонка. Здесь на месте все дома, даже дом Зигулихи, угловой на Саратовской и Красноармейской. Это у её квартирантов-эвакуированных мальчик потерял глаз. Он вечером, когда все остальные играли в кулюкушки, ковырял ножницами винтовочный патрон. Хотел выковырять капсюль, но он сработал.
По Саратовской вернулись на Карла Маркса и поехали вверх, к прокуратуре. Всё на месте! И ограда садика, и деревянный дом прокуратуры, и пристройка в три окна, в которой я жил в 1945 - 48 годах, а родители до 1950 года, и кирпичный сарай, где мы держали корову, борова и кур. Только нет пожарной каланчи. То же крылечко с навесом. 
Арка ворот. Калитка открыта. Тот же двор. Справа вместо городской библиотеки жилой дом.
На противоположной стороне улицы Орджоникидзе тот же двухэтажный дом, в котором жили девочки Гагаевы Вера и Лиза, с которыми я учился в школе, и их мама Елена Дмитриевна Романова, которая лечила меня от скарлатины в 1941 году. Вера вышла замуж за Колю Маколдина и уехала с ним в Грузию. Куда делась Лиза - не знаю.
Городской садик на месте, но вместо тенистых аллей выходящей на Коммунистическую улицу части сада стоит неуклюжее серое бетонное здание. 
Поехали дальше.
Вот родная первая средняя школа. Само здание без изменений. Надпись гласит

Средняя школа № 1
города Сорочинска 

Двадцать девять лет назад я закончил обучение в этой школе. У меня сохранились о ней самые тёплые воспоминания. У меня ностальгия по тем временам. Здесь мы взрослели. Где теперь те ребята? Даже из ушедших со мной на флот остался на виду только Миша Махортов. Он сейчас в Ленинграде, старший преподаватель кафедры тактики надводных кораблей Военно-Морской Академии, капитан 1 ранга. Он после выпуска 22 года прослужил на Тихоокеанском флоте. Был командиром группы, командиром боевой части, командиром эскадренного миноносца, начальником штаба бригады эскадренных миноносцев, заочно окончил Военно-Морскую Академию. Юру Позднякова я последний раз видел ещё в лейтенантские годы в Красноводске. Беник Мангасаров сказал, что Юра через пару лет вернулся на флотилию, вскоре демобилизовался и куда-то уехал. 
Миша Махортов сказал, что видел лет десять назад Виктора Меркулова. Тот был командиром дивизиона катеров-охотников на Сахалине, капитаном 3 ранга.
Миша Махортов также имеет сведения, что Коля Батищев через два года после выпуска был студентом одного из московских ВУЗ"ов.
Об остальных ребятах ни слуху, ни духу. Может, ещё что здесь узнаю.
Школа закрыта. Каникулы. 
А парк около школы есть! Почти как на картинах Коли Маколдина. 
Поехали обратно. Рынок на Красноармейской на том же месте. Так же продают из мешков семечки. Нет махорки, как было раньше. Заговаривал с несколькими пожилыми мужичками. Все живут здесь очень давно, но никого из названных мной не знают. 
Самарка. То место, где мы купались. Изменились берега и растительность. Много деревьев, кустарников, травы. Меньше песчаных полян. Ни одного купающегося, хотя полдень. Где же вы, пацаны? Может, сменился район купания, может, разъехались по дачам.

Здесь же расположились перекусить. Наташа и Надя здесь впервые, для них здесь интересного мало.
Вернулись в Бузулук. Я остался очень доволен поездкой. Жаль, что не встретили никого из знакомых или друзей-одноклассников.
Наташа с Борей и Юлей ходят на рыбалку, приносят пескарей, которых жарят и едят, а также угощают остальных.
На даче много клубники, достаётся тоже всем.
16 июля приехала поездом Галя Гуменникова. В этот же день уехала в Оренбург Наташа Гуменникова. Однако успели сфотографироваться на даче все вместе.
.........................
Ах, мало мы побыли в родном Оренбуржье! Всего десять дней. 
Во вторник 19 июля в 5 часов утра, через две недели после выезда из Ленинграда, мы поехали обратно. Лида осталась с семьёй Валерия одна. Боря всё ещё в больнице. 
Через Куйбышев мы не поехали. Дорогу я запомнил, но последние дни шли дожди. Мы поехали на север, в объезд через Бугуруслан. До Бугуруслана 111 километров старой, узкой, асфальтированной ещё при царе Горохе дороги. Сплошные выбоины, опасные ещё тем, что они залиты водой, и в луже не видно не только их глубину, но и саму выбоину.
Приходится ехать очень медленно. Местами дорога ремонтируется, объезды скользкие и грязные. Когда совсем рассвело, стало приятнее глазу. Вокруг пшеничные и подсолнуховые поля. Сквозь тучи проглянуло Солнце. В 8 утра приехали в Бугуруслан. От Бугуруслана дорога пошла получше, да и погода улучшилась.
В 12-05 приехали в Куйбышев. Началась трасса союзного значения на Москву.
Первую ночёвку сделали на берегу речки Кадада в Пензенской области между Махалино и Чаадаевкой. 
В 5-05 20 июля продолжили путь.
Вторая ночёвка - под Бронницами на подъезде к Москве. 
В 5 утра 21 июля поехали дальше. Перед городом Калинин Наташа почувствовала себя неважно, и нам пришлось оставить её в больнице.
Вечером в четверг 21 июля мы без Наташи возвратились в Ленинград.
.....................................
У Серёжи гость. К нам приехал выпустившийся из Каспийского ВВМУ лейтенант флота Сергей Львович Родин, сын Карины Козловой. 
В воскресенье 24 июля я свозил обоих Сергеев за Систу-Палкино на поляну "А зори здесь тихие".
С Наташей разговариваем по телефону. Её обещают отпустить. 
В 8 вечера 28 июля мы с Борей выехали из Ленинграда. Попали в большой ливень, во время которого наблюдали массовую миграцию лягушек. Они сплошной массой пересекали шоссе слева направо. Они гибли под колёсами автомобилей, но продолжали движение. Как только кончился ливень - исчезли лягушки. 
Где-то посередине пути мы заночевали.
В 8 утра приехали в Калинин. Боря забрал Наташу и мы поехали обратно. 
Ровно в 8 вечера 29 июля мы приехали домой, проехав за сутки 1060 километров.
....................................
В августе приехала Шура.
Возил её на машине в Разлив, в музей Ленина.
Ездили все в Выру, в музей станционного смотрителя. В трактире "У Самсона Вырина" я по ошибке выпил кружку медовухи. Обратно машину вёл Серёжа Гаранин. 
Ездим за грибами, купаться в окрестные водоёмы. 
Хорошее грибное недалекое место в районе деревни Борки у станции Чайка в 50 км от нас. Берём с собой Соню Обухову. 
Нашли очень хороший грибной огород с преобладанием моховиков в районе дороги Кингисепп - Сланцы. Мы назвали его "Заовражье". Проехав 5 км от Кингисеппа, поворачиваем вправо и по лесной дороге едем ещё два километра. Дорогу преграждает довольно широкий коричневый ручей. Мы его смело проезжаем и тут, между двумя такими ручьями, оставляем машину. Грибы начинаем собирать здесь, за вторым и до третьего ручья-оврага, или в обратную сторону вдоль просеки у высоковольтной линии, или в сухом бору вдоль автодороги, или в болотах севернее этого бора. 

Основным видом деятельности Военно-Морского Флота СССР стала Боевая служба. Она несётся во всех районах Мирового океана. Флот вновь вырос, получил на вооружение новые боевые надводные корабли и подводные лодки. 
В Институте образуется новый отдел - Навигационного обеспечения Боевой службы. Функции отдела - анализ качества навигационного обеспечения кораблей Боевой службы и выработка предложений по совершенствованию средств и методов навигационного обеспечения. 
Штатная численность отдела - 11 офицеров, из них один начальник и один заместитель начальника отдела, остальные старшие и младшие научные сотрудники. 
Меня назначили начальником отдела в сентябре. Кроме меня пока никого. Я должен подобрать кадры и с нового 1978 года начать работы, а также представить темы и направления исследований. Отвели кабинет для начальника и большую комнату для сотрудников.
И я начал работу по вербовке сотрудников. 
Первым делом мне с удовольствием отдали в Гидрографическом управлении Института капитана 3 ранга Колосова Александра Сергеевича. Он стал первым младшим научным сотрудником отдела. Характеризуется как разгильдяй и пьяница. Но я знаю, что он очень пробивной и достанет всё в довольствующих органах, где у него много друзей-собутыльников. К тому же Александр Сергеевич физически очень силён. Он один в течение дня перетаскал всю мебель для отдела.
Взял у себя в отделе младшего научного сотрудника боевой лаборатории 
капитана 3 ранга Кузнецова Михаила Владимировича, да сразу в заместители начальника отдела. Миша Кузнецов на год моложе меня. Он выпускник штурманского факультета Училища им.М.В.Фрунзе 1954 года. Начал службу штурманом тральщика на Севере. Потом попросился в подводники. Стал штурманом подводной лодки в Полярном. Перед приходом в Институт в 1969 году был штурманом атомной ракетной подводной лодки. Часто и с удовольствием ездит в командировки на флоты, особенно Северный. Знает всех флагманских штурманов соединений подводных лодок. Миша - внучатый племянник полярного исследователя Георгия Седова. В войну он был юнгой. Окончить среднюю школу и поступить в Училище ему помогла бабушка - вдова Георгия Седова. 
Я езжу по флотам, подбираю кадры. 
Взял на должность старшего научного сотрудника штурмана 335 ОД ЭОС капитана 3 ранга Казбана Николая Ивановича. Когда я сам был в этой должности, лейтенант Казбан был штурманом ЭОС "Створ". Он и тогда был сосредоточенным и серьёзным. 
Одного СНС мне прислали. Это капитан 1 ранга Ежов Александр Александрович. Он моложе меня выпуском на два года. Был несколько лет советником командующего Военно-Морским флотом республики Южный Йемен, до этого командовал эскадренным миноносцем. 
Младшего научного сотрудника капитан-лейтенанта Антонова Василия Неоновича мне тоже прислали. Его папа командовал в войну Амурской флотилией и погиб после войны на охоте. 
Младшего научного сотрудника капитана 3 ранга Коровушкина Николая Ивановича мне подарили на Северном флоте. В училищной характеристике сказано, что способности средние, учится с трудом, но трудом же постигает пройденное. Схожие характеристики и на службе. А взял я его со ставшей в ремонт атомной ракетной подводной лодки, где он был командиром БЧ-1.
Одна из поездок на Северный флот увенчалась большим успехом. В Гремихе, где в 1952 году жили саами, где я был в гостях с командиром МБ-73 Андреем Алексеевичем Орловым, я приобрёл трёх старших научных сотрудников: флагманского штурмана дивизии ракетных подводных лодок стратегического назначения капитана 2 ранга Хлыпало Юрия Григорьевича и двух штурманов РПК СН проекта 667-Б капитанов 3 ранга Богданова Виктора Николаевича и Толстых Виктора Алексеевича. 
....................................
В ноябре 1977 года было много событий.
Первое - Серёжу проводили в армию. Он попал в Ракетные войска стратегического назначения на полигон в Мирном. Это Архангельская область. Я там бывал неоднократно в качестве члена Государственной комиссии по запускам навигационно-связных спутников серии "Космос". Служить почётно, но климат гнилой. 

Второе - 26 ноября родился внук Серёжа Храмов.

Третье - за участие в создании и вводе в строй Тяжёлого авианесущего крейсера "Киев" Указом Президиума Верховного Совета СССР меня наградили орденом Трудового Красного Знамени. 
Из военных орденом Трудового Красного Знамени наградили ещё Председателя Комиссии по средствам связи капитана 1 ранга Вострикова.
Председатель Комиссии по навигации капитан 1 ранга Васильев Валерий Павлович награждён орденом Красной Звезды.
Заместитель нашего председателя капитан 2 ранга Аверенко Владимир Иванович награждён орденом Знак Почёта.
Член комиссии по гироскопии капитан 2 ранга Горчаков Владимир Ильич награждён медалью За боевые заслуги.
Член комиссии по системе электропитания комплекса капитан 2 ранга Завгородний Анатолий Иванович награждён медалью За трудовое отличие.
Первый заместитель нашего Председателя Миша Куражёв ограничился благодарностью Главкома.

Четвёртое - меня вместе со всеми сотрудниками отдела отправили учиться на Академические курсы офицерского состава в Военно-Морскую Академию.
Я должен был учиться с полным откомандированием, но в связи с формированием нового отдела я по пятницам обязательно во второй половине дня приезжаю в Институт. Кроме того, меня дважды отзывали на 5 - 7 дней для поездок на сборы штурманов ЧФ и СФ, где я делал доклады по боевой службе и занимался вербовкой кадров. Чтобы всё совместить, ездил на службу и в Академию на машине. И даже когда летал на Север, то оставлял машину на платной автостоянке в аэропорту.

В процессе обучения была недельная практика в Москве в ЦУКСиН"е - Центре управления космической связью и навигацией. В это время ездил на экскурсию в Горки Ленинские и встречался с приезжавшими в Москву Валерием Гуменниковым и Мишей Хасанджановым. В числе других лекции мне читал капитан 1 ранга Селиховкин Витим Викторович, доктор наук, профессор, бывший в 1952 году флагманским артиллеристом 122 бригады эсминцев Северного флота. Мы друг друга узнали. 


1978 год

До середины февраля отдел учился, закончил обучение и получил свидетельства специалистов космических систем навигации.

28 января мне присвоили звание капитан 1 ранга. Во вторых рангах я ходил почти 13 лет. 

Итак, отдел навигационного обеспечения Боевой службы. Пятый этаж. Окна отдела выходят на Большой проспект Васильевского острова. Дверь в мой кабинет, где располагаюсь я и Миша Кузнецов, находится в помещении отдела. Окно кабинета с балконом, но сейчас на балконе холодно и ветрено. 
Раз мы - отдел навигационного обеспечения Боевой службы, значит и тема "Поход-78" уже наша. Мы отобрали её у Хребтова и 12 отдела. Я - руководитель, Миша Кузнецов - заместитель. Исполнители отделов замыкаются на нас.
...................................
Часто ездим с Надей к Храмовым на улицу Пограничника Гарькавого. Там живёт внук Серёжа. Я фотографирую его на слайды в различных позах вместе с родителями и отдельно, с бабушкой и дедушкой, с игрушками и без игрушек, крупным и мелким планом. Взгляд вроде бы осознанный. 
На руках у папы Бори. Папа Боря похож на папу Карло с Буратино на руках. Главная игрушка - жёлтый пластмассовый лев. 

Серёжа Гаранин пишет письма из Мирного. Шлёт фотографии. 
В первых числах апреля я поехал в Мирный на запуск юбилейного "Космос-1000", тысячный запуск КА серии "Космос". Он пришёлся на навигационно-связной КА.
Весёлый вице-адмирал Толстолуцкий уволился в запас и стал заместителем министра связи СССР. Председателем Госкомиссии стал хмурый, мрачный, не признающий шуток адмирал Рассохо Анатолий Иванович, начальник ГУНиО МО СССР. Мы едем поездом в вагоне СВ, каждый в своём купе. Собрались в купе Доведова, чтобы распить бутылку коньяка, только после того, как закрылся в своём купе Рассохо.
Запуск тысячного объекта прошёл успешно. Серёжу отпускали ко мне на день. Он служит в фельдсвязи.
.
Я получил отпуск и во вторник 27 июня поехал с Надей на машине в Черкассы. Первую остановку сделали у танков около Пулковской обсерватории, где сфотографировались. Теперь мы едем на юг. Шоссе Ленинград - Киев - Одесса. По нему мы уже ездили до Пушкинских Гор. Едем не спеша. Делаем остановки после каждых 100 километров пути. Заехали в Псков. В районе Новгородки поднялись с шоссе на одну из Пушкинских горушек и сделали обеденный перерыв. Вокруг красота псковской природы. Тут есть и речушки, и озёра, и нивы, и островки леса на близлежащих горушках. Машину поставили на самом холме. Рядом поставили раскладные стол и стулья. Приготовили на "Шмеле" обед и чай. Пообедали, отдохнули и поехали дальше. Опочка, Алоль, Пустошка. Дорога идёт то вверх, то вниз через красивый боровой лес. Много раз пересекаем самую большую реку Псковщины - Великую. Невель. Езерище. Это уже Белоруссия. Городок. Скоро Витебск. Пора думать о ночлеге. Перед самым въездом в Витебск - справа второстепенная дорога и указатель "Кемпинг". Мы повернули на эту второстепенную дорогу и через пару километров на берегу какой-то речушки обнаружили кемпинг. Полутораэтажный деревянный домик с крыльцом. Дверь закрыта, никого нет. В хибарке недалеко обнаружили белорусского мужичка - не то сторожа, не то администратора. Он ворчал и ругал заочно директора, который что-то не так сделал. Рядом огороженная сеткой автостоянка, на которой никто давно не стоял, потому что она заросла высокой травой. Сторож открыл стоянку, выкосил косой участок, на который я поставил машину. 
Потом сторож открыл домик, указал комнату и выдал постельное бельё и предупредил, что "комары в Белоруссии двухмоторные". Заплатили ему трёшку. Комары оказались не только в комнате, но и в белье. Надя хотела уйти ночевать в машину, но сторож уже куда-то исчез. Пришлось перед сном устроить охоту на комаров. 
Утром встали, умылись, позавтракали и поехали дальше. Погода отличная, ни облачка. Витебск, Западная Двина. Орша. Пересекаем Днепр. Могилёв. Дорога по Атласу идёт параллельно Днепру, но мы его не видим. На границе Могилёвской и Гомельской областей делаем остановку на обед. Красивая поляна в сосновом лесу. Стол, стулья, горячий обед и полуторачасовой отдых. Едем дальше. Довск. Меркуловичи. Гомель. Проезжаем мост через реку Сож. Так же называется один из разрабатываемых навигационных комплексов для подводных лодок. Вообще разработки носят названия рек. Например, Салгир - речка в Крыму. А вот и граница Белоруссии и Украины. Репки. Голубичи. Чернигов. Мост через реку Десна. Колычёвка. Ивановка. Темнеет. Пора думать о ночлеге. За Ивановкой съехали с дороги и заночевали в чистом поле.
В дальнейший путь тронулись утром 29 июня.
Проехали минут 20, и за селом Красное обнаружили справа от дороги красиво оборудованную стоянку. Чисто, оборудованные столы и стулья из пней разного диаметра. Остановились на завтрак. Едем дальше. Красиловка, Копти, Козелец. Киевская область. Бровары. Въезжаем в Киев. Проспект 60-летия Октября. Проспект Юрия Гагарина. Остановка на Ленинградской площади. Надя пошла по магазинам. После полуторачасовой остановки поехали дальше. Харьковское шоссе. Скоростная дорога на Борисполь. Скорость 110 км/час. Повернули на Рогозов. Поехали спокойно. Узкая, по ряду в каждую сторону, хорошо асфальтированная дорога. Проехали Переяслав-Хмельницкий. Остановились на обочине пообедать. На обочине вишни со зрелыми ягодами. Объехали Золотоношу и поехали по дамбе через Кременчугское водохранилище. Длина дамбы 12 километров. Поднялись с дамбы вверх и въехали в Черкассы. 
Переулок Ломоносова, дом 77. Домик-коттедж в саду. Времянка напротив. Во дворе стол, кровать под пологом. Огород. Машину поставили в огороде. От дома до дома мы проехали 1422 километра.
Валентину 54 года. Вера на пять лет моложе.. Олег женился, у него сын Женя трёх лет. Люда тоже вышла замуж, у неё годовалая дочь Лена. 
Недалеко живёт в таком же личном доме дядя Петя. Он моложе папы на двенадцать лет. Он на пенсии, но работает садовником в городском парке. Да и дом его стоит в парке. У дяди Пети четверо детей. Старший из них - Володя - работает инженером на химическом заводе, живёт отдельно, дочке Ире девятый год. Володя был у нас в Ленинграде. Это было ещё до ухода Серёжи в армию. Сначала к Серёже, который был дома один, пришёл мужчина лет тридцати и представился его дядей Владимиром Гараниным. Через час раздался звонок и пришёл ещё один Владимир Гаранин, такого же возраста. Друг друга дяди не знают. Потом пришёл со службы я. Первый Владимир оказался сыном моего дяди Миши из Вологодской области, моим двоюродным братом. Второй оказался сыном дяди Пети из Черкасс, тоже моим двоюродным братом. Обоих я видел впервые. Выяснилось, что в раннем детстве оба Владимира жили вместе на станции Сокол в Вологодской области. В 1944 году Валентин, семьи дяди Феди и дяди Пети переехали в Черкассы, а дядя Миша не поехал. Ещё у дяди Пети есть дочь Наташа. Она тоже живёт в Черкассах, замужем, тоже приезжала к нам в Ленинград. Младший сын Юрий Петрович Гаранин служит в армии, офицер.
Вечером собралась вся семья Валентина. Накрыли стол в саду. Валентин показывал записную книжку деда Кузьмы, в которой он записывал, когда и где родились его многочисленные дети. Оказывается, мой отец был старшим из живых. Двое умерли в младенческом возрасте до его рождения.
В пятницу 30 июня дядя Петя показывал нам городской парк, а вечером были у них в гостях. Были Валентин с Верой, дядя Петя и тётя Оля, его жена, Володя и Наташа со своими семьями. Вспоминали, как приезжал в гости в Черкассы мой отец. Поздно вечером, когда уходили к Валентину, на улице встретилась весёлая поющая компания. Ко мне подошла, обняла и расцеловала хохлушка-хохотушка. 
- Ой, цеж мий ридный братику, я ж твоя сестричка!
Это была не то Люся, не то Люда, дочь дяди Пети. Она была у кого-то на дне рождения. 
У Владимира Петровича есть прогулочный катер. Субботу 1 июля мы провели на островах, образовавшихся из возвышенностей на берегах Днепра после затопления водохранилищем. Ездили Володя, Валентин, я, Надя и дочка Володи Иришка. 
У Володи есть не только катер, но и автомашина "Жигули" ВАЗ-2101, как у нас, но красного цвета. Её недавно купили, и Володя ещё не имеет водительских прав. 
В воскресенье 2 июля я, Надя, Володя, Валентин и Олег поехали на машине Володи в городок Канев, что в 70 км от Черкасс вверх по Днепру. На высоком городском холме этого городка покоится прах Тараса Шевченко, а внизу, под городком - прах Аркадия Гайдара, погибшего здесь в 1941 году. 
Утром 3 июля мы выехали из Черкасс. С нами едут дядя Петя и тётя Оля. В Киеве мы заедем к дяде Феде. Там мы побудем немного и поедем дальше, а дядя Петя и тётя Оля останутся. Дядя Федя живёт в Дарнице, районе Киева, расположенном на левом берегу Днепра. Он работает здесь же у дома на лодочной станции. Дядя Федя на 10 лет моложе моего папы. Он теперь старший из оставшихся в живых братьев. Раньше он тоже жил в Черкассах. Потом дочь вышла замуж за военного и переехала в Киев. Потом перебрался и дядя Федя. Дочь работает преподавателем математики в военном училище, кандидат наук. Она сейчас на работе. Приехали мы без предупреждения, неожиданно. 
После обеда мы поехали с Надей в Ленинград. На подъезде к нам Шура и Виктор. 
Заночевали мы уже в Белоруссии, перед Гомелем.
Утром 4 июля продолжили путь с рассветом. Завтракали перед Могилёвом, обедали и мыли машину в речушке на границе Белоруссии и Псковской области. Ехали на торопясь, думали сделать ещё одну ночёвку.
Наступила светлая ночь, и мы проехали без остановки оставшийся путь. В Гатчине срезали угол, поехали через Красное Село. В 3 часа утра, проехав от Черкасс 1390 км, приехали домой. 

Итак, мы вернулись домой из Черкасс, и к нам приехали Шура и Виктор. 
На рассвете субботы 22 июля мы вчетвером выехали в Пушкинские Горы. 
В 10-40 трое из приехавших уже шли с экскурсоводом по пройденному нами раньше маршруту, а я поехал сооружать становище. Купил в магазине около Савкиной Горки спиртное и закуски, переехал мост через Сороть и поставил свою жёлтую польскую четырёхместную палатку на самом берегу реки метрах в 300 выше моста. Экскурсанты пришли часам к трём, сразу к накрытому столу. Погода ясная, солнечная. Очень красивое место. Пировали, резвились. После ужина Надя мыла в Сороти туфли и упустила одну. Я не хотел лезть в холодную реку и сказал, что купим новые. Надя столкнула меня в воду, пришлось достать. Меня вытерли, положили в палатку и дали ещё водки.
Ночевали я и Виктор в палатке, а Надя и Шура в автомобиле, потому что Виктор сильно храпит. Я не слышал. Утром проснулись - вокруг плотный туман. Реки не видно, только камыш у берега. Разбудили замерзших в машине женщин. У нас в палатке тепло. Приготовили горячий завтрак. Вскоре туман разошёлся, и во всём великолепии перед нами развернулась панорама Пушкиногорья. 
Мы ещё пообедали на Сороти, потом свернули палатку и поехали в Ленинград.

К осени внук Серёжа пошёл. Любит кататься на качелях на детской площадке у нашего дома, Любит ковыряться в песочнице. Очень любит кушать яички. Съест и кричит "Коко!", требуя ещё.

В сентябре десять дней провёл в Севастополе. Был в составе Инспекции Главкома. Проверял штурманские боевые части соединений надводных кораблей ЧФ.
Из Севастополя ездил на выделенном мне ГАЗ-69 через Николаевку, Саки, Евпаторию в Донузлав. Там расположена Крымская ВМБ. Я инспектировал корабли дислоцированной здесь бригады. Начальник штаба бригады капитан 1 ранга Веденин Вячеслав мой давний товарищ. Мы оба были штурманами эсминцев на Севере в 1952 - 54 годах. 
На заключительном этапе Инспекции был посредником на учениях в бригаде ОВР"а в Стрелецкой бухте.

Последний квартал 1978 года завершает многие темы первого года деятельности отдела. Все темы с грифом "Сов.Секретно". Они связаны с особенностями боевого использования кораблей Боевой службы в различных районах Мирового океана, с фактическими характеристиками ракетных подводных крейсеров стратегического назначения.

Богданов ушёл домой, не сдав в секретную часть сов.секретный документ, который ему вообще не положено было выдавать. Все стояли на ушах, пока не нашли документ в его рабочем чемодане.
Много рутинной работы начальника, не связанной с наукой. 
Старшие научные сотрудники Богданов и Толстых и младший Колосов пьют дома и в командировках. Политотдел требует усиления воспитательной работы. А им всем за сорок. Старшие ещё до призыва работали на судах Мурманского тралового флота, а в ВВМУ им.Фрунзе пришли после мореходки. Колосова мне потому и отдали, что он пьяница. Оба старшие лучшие специалисты по эксплуатации самых современных навигационных комплексов "Тобол". На флоте были лучшими штурманами РПК СН, но в перерывах между несениями Боевой службы резвились и пьянствовали на берегу, почему мне их так легко и отдали. У них в противоположность некоторым достаточно тупым сотрудникам нет "руки". Они свободно решают сложные проблемы, касающиеся специальных вопросов, но обладают недостатком, за который меня таскают по начальству. Это, конечно, политотдел. Требуют усилить воспитательную работу. И я усиливаю. У меня, что ли обоняние ослаблено, но о том, что два друга, два Вити пришли на службу с запахом я узнаю от начальника политотдела капитана 1 ранга Казакова Сергея Петровича. Он в принципе не плохой среди своего сословия человек. Был бы лучше - давно выгнали бы из политработников. Он меня давно знает. Когда я вернулся с Камчатки и жил в Кронштадте, старший лейтенант Казаков был помощником начальника политотдела 4 УДиК по комсомолу. Это он мне сказал, потому что видел меня, тогда капитана 2 ранга, у командира дивизии капитана 1 ранга Пилипенко, бывшего командира "Чукотки", у командира крейсера "Киров" капитана 1 ранга Макарова. Теперь мы оба капитаны 1 ранга, но он в этом звании уже давно. 
Вызываю Викторов к себе в кабинет.
- Вы оба, когда и сколько выпили?
- По пол-литра на нос, товарищ капитан 1 ранга.
- Я вчера выпил столько же, но от меня не пахнет!
- А Вы когда кончили пить?
- Вчера вечером.
- А мы разошлись в 5 утра.
Действительно, ещё не проветрились.
А МНС Саня Колосов талантов по специальности не имеет. В Институт его устроил папа, в то время преподаватель Училища им.Фрунзе. Но честен и в трезвом виде работоспособен. С этим приключения примерно раз в квартал. Послали в командировку на корабль, собирающийся идти к Северному полюсу. Неделю перед выходом сидел на корабле, а перед самым выходом ушёл на берег и к выходу опоздал. Вернулся, получил прозвище "Полярник". Потом стал Карлсоном, который упал с крыши. Это потому, что, будучи на своей даче упал с крыши и месяц пролежал в госпитале. Приходилось вытаскивать его и из КВЗ городской комендатуры. 
Николай Иванович Коровушкин тоже не трезвенник. Этого бьёт жена. Со всем приходится разбираться.

Юрию Ивановичу Максюте в марте исполнилось 60 лет. Осенью проводили его на заслуженный отдых. Начальником Института стал Анатолий Васильевич Федотов. Проводили на пенсию Владимира Александровича Масленникова. Начальником 12 отдела стал Юра Стецун. Проводили на пенсию начальника 1 управления капитана 1 ранга Овчинникова Льва Константиновича. Начальником управления стал Станислав Долгих. В 12 отделе открыли третью лабораторию - математического обеспечения, начальником которой стал Миша Куражёв.
А я закончил начатую еще в бытность СНС 12 отдела тему "Баксан" - Исследование путей совершенствования навигационных комплексов надводных кораблей.
На 1979 год я запланировал лично для себя тему "Методика 3-79". Она называется "Разработка Методики обработки навигационных измерений с оценкой точности на электронных клавишных вычислительных машинах типа "Электроника Б3-34". Жалко терять наработанное при написании проекта диссертации. В это время появились программируемые микрокалькуляторы Б3-34 с объёмом памяти около 500 байт. Машинки в теме для прикрытия от начальства. Пробить просто Методику обработки без привязки к чему-либо трудно. 

1979 год

В январе я был на сборах штурманов Северного флота в Североморске. Среди претензий к 9 Институту со стороны штурманов одна высказывается не первый год и в крепких выражениях. 
Речь идёт о ведении так называемых ГВНП или ГРВНП - графиков разностей выходных навигационных параметров. Их начали вести с испытаний нового инерциального навигационного комплекса "Тобол" и ведут до настоящего времени. Регулярно каждые два часа штурман снимает со шкал прибора 26 значения этих разностей и наносит их на миллиметровку. За поход на Боевую службу уходит два и более рулона миллиметровки. Эти разности первоначально служили для контроля стабильности работы разнородных средств одной и той же информации. Теперь цель ведения шире. Штурмана пытаются использовать ГВНП для выработки так называемых "автономных корректур" к координатам места. Единой методики нет. Флагманские штурмана соединений и даже штурмана кораблей разрабатывают свои методики. Иногда они помогают, иногда вредят. Специалисты-инерциальщики Института обещали помочь, но не помогли. Они даже считают попытки выработки автономных корректур гаданием на кофейной гуще.

Я обещал разобраться и что-то порекомендовать уже к предстоящим в апреле большим сборам штурманов и гидрографов всех флотов в Ленинграде в ГУНиО МО.
С возвращением я засел за эту работу. Начальник отдела, занимающегося ИНС, капитан 1 ранга Морозов Александр, к которому я пришёл на консультацию, сказал, что дифференциальные уравнения движения ГСП - гиростабилизированных платформ инерциального навигационного комплекса НКСО-72 (название комплекса "Тобол" после принятия на вооружение) слишком сложны, чтобы выделить из них любым методом по избыточным наблюдениям полезную информацию. Идя навстречу пожеланиям флотов, в этом году их 13 отдел открыл соответствующую тему со сроком исполнения три года. В отрицательном результате работы Морозов не сомневается и уже сейчас говорит, что по результатам этой трёхлетней работы вывод будет один: ГВНП для выработки корректур комплекса использовать нельзя. Впрочем, из теории известно, что погрешности выработки инерциальных координат тем больше, чем больше дрейф ГСП в азимуте.

Некоторое время назад группа РПК СН с навигационными комплексами НКСО-72 совершила кругосветное плавание без всплытия на поверхность. Эта сенсация уже после завершения похода была опубликована в военной печати. Не сообщено только, что имелся неприметный надводный навигационный лидер - обычное ЭОС, оснащённое спутниковой аппаратурой для определения места по системам "Циклон-Б" и "Цикада" (дальнейшее совершенствование системы) и УЗПС - ультразвуковой подводной связью. Начальником походного штаба обеспечения был капитан 1 ранга Махортов Михаил Иванович, а на спутниковой аппаратуре работал младший научный сотрудник 12 отдела капитан 3 ранга Ляцкий Станислав. 
ЭОС шло по плановой таблице перехода, определяя своё место по НИСЗ и передавая свои координаты по УЗПС, как своеобразный подвижный плавмаяк, с определённой дискретностью. Мы взяли ГВНП этих лодок и стали их анализировать. К работе я привлёк СНС своего отдела капитана 2 ранга Хлыпало Юрия Григорьевича. Он ведь сам был штурманом РПК СН с НКСО-72 и флагманским штурманом дивизии РПК, сам пытался использовать информацию с ГВНП.
Результаты мы получили быстро. Помогли элементарные знания в области статистики, аппроксимации, ещё некоторых разделов математики, в том числе правило буравчика для гироскопических систем.
Мы выдали обоснованные практические рекомендации и несложные математические зависимости для расчёта автономных корректур.
Мы также провели проверку рекомендаций по многочисленным ГВНП. Если бы лодки, совершавшие кругосветное плавание, не определяли периодически своё место по надводному кораблю, а пользовались нашей методикой, то место любой из них в любой точке перехода не имело бы погрешности, превышающей 5 километров, что было в данных условиях приемлемо.
На апрельских сборах я сделал доклад по методике выработки автономных корректур. Доклад заинтересовал штурманов РПК СН Северного и Тихоокеанского флотов. Особенно интересовался штурман одной из дивизий СФ капитан 3 ранга Макода.
Материалы доклада были опубликованы в очередном грифованном выпуске журнала "Записки по гидрографии".

В марте приезжал в краткосрочный отпуск Серёжа Гаранин. Он ефрейтор.

На празднование 1 мая мы с Обуховыми поехали в Ломоносов. Была хорошая маёвка в лесу с шашлыками, кострами, песнями и плясками. 

Ездили с Наташей, Борей, Серёжей и Валентиной Петровной Храмовыми в Сиверскую, подыскивать дачу на лето. Очень хорошая погода. В Сиверской пока ничего не нашли, но хорошо отдохнули на лесной полянке. Ставили палатку, варили обед.

В мае же отметили 20-летие ТОГЭ. Приехали Лена и Сергей Крейдуны из Орска, Дина и Валентин Сирожи из Лиепаи. Кроме того, у нас собрались Глазуновы, Обуховы, Бушмановы и Ершовы.
Общая встреча была на 14 этаже гостиницы "Советская". Погуляли хорошо. У нас теперь есть Совет Ветеранов ТОГЭ. Председатель Совета Юрий Иванович Максюта, я - заместитель, Валерий Николаевич Кефала - секретарь.

Дачу в Сиверской сняли. Часто ездим туда на машине. Серёжа уже говорит. Первое слово, не считая "Коко!" - "Пака", что значит "Палка". Это всё - от соломинки до дубины. Есть у него подружка - хозяйская дочка Юля, лет пяти от роду.
Я вышел во двор, завёл машину. Спавший Серёжа проснулся и произнёс фразу
- Дидя, гы, тютю.
Это значит, что дедушка завёл машину и уехал.
Ещё на даче есть маленькая собачка Сонька. 

С 1 июня меня отпустили в отпуск. Решили поехать по маршруту Ленинград - Добринка - Бузулук - Ленинград.
В Добринке живёт Тося, Надина тётя, та самая, что жила в Баку. И Юра Лотошников тоже в Добринке. А там рядом и деревня Стрельцы, где Надя родилась.
Выехали с Надей в 5-55 утра вторника 5 июня. 
Гладкий асфальт шоссе Ленинград - Москва. Тосно. Любань. Район Новгорода. Реки Волхов, Вишера, Мста. Крестцы. Новое Рахино. Время 11-15. Пора завтракать. Часовая остановка. Красивая лесная поляна. Горячий чай. Варёные яички. Бутерброды с колбасой. От Ленинграда отъехали уже 275 километров. Едем дальше. Надя, как и прежде, выполняет работу штурмана. Валдай. Вышний Волочёк. Торжок. Марьино. Пора думать об обеде. Река Тверца. Проехали мост и через 500 метров свернули вправо на просёлок. Вернулись по нему через сосновый лесок к берегу Тверцы, и ещё метров четыреста вверх по правому высокому берегу. Здесь между обрывистым берегом и сосновым леском сделали остановку на поляне. Полуторачасовая остановка на приготовление обеда, обед и короткий отдых.
Шмель, зелёная десятилитровая канистра с Ленинградской питьевой водой. Время 15-00, от Ленинграда отъехали 501 километр.
16-30 Едем дальше. Калинин. Клин. Солнечногорск.
В 19-37, проехав от Ленинграда 680 километров, съехали на МКАД и сразу у Волоколамского шоссе сделали полуторачасовую остановку на заправку и ужин.
В 21-00 поехали дальше и, сделав пятидесятикилометровый полукруг, в 22-00 выехали на Каширское шоссе. В 22-35, проехав от МКАД 35 километров, устроились на ночлег на берегу речушки Северки. Проехали от Ленинграда за первый день 770 километров.
Выехали в 5-40 6 июня. 
В 9-00 остановились на завтрак на речушке Красивая Меча. В 9-40 поехали дальше. Проехали Елец и в 11-12 повернули на Липецк. Вот мост через Тихий Дон. Проехали его и остановились на некоторое время полюбоваться картиной. "Тихий Дон" Шолохова - моя любимая книга. И вот Дон перед нами! 
В 12-20 въехали в Липецк, областной центр. Пересекли реку Воронеж и поехали по дороге в Добринку. Город Грязи. Хворостянка. Это не та Хворостянка, откуда мой друг-однокашник Вася Игонин. Та Хворостянка в Куйбышевской области. Дорога узенькая, но неплохая, асфальт.
В 15-40 приехали в Добринку к Тосе. Живёт она почти в центре посёлка на Комсомольской улице. Юра Лотошников лежит в поселковой больнице. У него рак лёгкого и он об этом не знает. 
От Ленинграда до Добринки мы проехали 1281 километр. Сегодня нашей машине два года, и проехали мы на ней за эти два года 46600 километров.

Здесь у Нади много родственников. Вечером многие из них собрались у Тоси.
В первой половине дня 7 июня сходили в больницу к Юре. Выглядит Юра неважно, но надеется на поправку. Это была последняя встреча с Юрой Лотошниковым. В Баку четверть века назад он был бравым лейтенантом МВД. Он работал в одном подразделении с Гейдаром Алиевым, оба были оперативными сотрудниками. В годы войны Юра был военным переводчиком. Здесь последние годы он был кочегаром местной теплостанции. А его одногодок и товарищ по службе сделал карьеру и теперь руководит Азербайджаном. 
Во второй половине дня мы пошли в гости к Полянским, родственникам Нади по линии мамы. Шура Полянская живёт в собственном доме на берегу пруда, в котором много карасей. Она работает старшей медсестрой в местной больнице. В этом же доме, но отдельно, живёт её брат Толя Полянский, который работает шофёром. Жена Толи Тоня надела гидрокомбинезон, взяла в руки большой сачок и прямо при нас в течение нескольких минут наловила крупных карасей на большую компанию. А компания была действительно большая. Тут были родственники Нади от бабушек до племянников. 
Утром в пятницу 8 июня мы снова приехали к Полянским. Опять были караси и гости. К Полянским приехала сестра Шуры Нина с мужем Ильёй Герасимовичем. У них тоже "Жигули" ВАЗ-21011. 
После обеда мы на двух машинах поехали в деревню Стрельцы, где родились Надя и Шура Мжачевы. До Стрельцов всего 12 километров по грунтовой дороге, но они находятся уже в Тамбовской области.
В Стрельцах живёт дядя Серёжа, брат Надиной мамы, со своей женой - тётей Мотей. Их дети выросли и уехали из деревни в города.

Дядя Серёжа и тётя Мотя - колхозники на пенсии. У них большой кирпичный дом под железной крышей, фруктовый сад и огород общей площадью один гектар. Дом от дома в деревне далеко, еле видно на горизонте.
В хозяйстве есть и корова, и телята, и свиньи, и птица всякая. Всё это для детей, которые регулярно к осени приезжают за плодами сельского труда. Здесь Черноземье, растёт всё, что посадишь в землю. А леса нет, только по берегам речушки Чамлычок. А так бескрайние поля, куда ни кинь глаз. 
В этот же день двумя машинами мы поехали в соседнюю деревню за 7 километров от Стрельцов. Заблудились в чистом поле. Вместо семи проехали тридцать километров, и только с помощью случайных прохожих нашли нужную деревню. В этой деревне, похожей на Оренбургские хутора Дикари и Бурьяны, потому что полы в избе глиняные, засыпанные полынью, тоже живут Надины и Тосины Родственники. Обратно в Стрельцы мы проехали уже без проблем.
В Стрельцах у дяди Серёжи гостит тётя Паня из Баку.
Надя мало что помнит о своей жизни здесь. Её увезли отсюда в 1935 году, в то же время, когда мои родители перевезли меня из села Каширинского в село Троицкое. У Нади такие же воспоминания о Стрельцах, как у меня о жизни в Каширинском. Я вроде бы сам вспоминаю бабушку Дуняшу, а Надя - мостик в две дощечки через Чамлычок. Надя через Чамлычок бегала по этому мостику к бабушке Гане.
Мы переночевали в Стрельцах и в субботу 9 июня обе машины вернулись в Добринку.

В 5 часов утра воскресенья 10 июня обе машины выехали из Добринки в южном направлении на населённый пункт Талицкий Чамлык, расположенный на шоссе Воронеж - Тамбов. Мы с Надей поедем по этой дороге в Бузулук, а Илья Герасимович с Ниной - попутно с нами в Ульяновскую область. 
Шестнадцать километров до Талицкого Чамлыка оказались средней сложности. По Атласу до него вообще нет дороги. На самом деле есть чернозёмный просёлок с глубокими колеями от колёсных тракторов. Но вот мы выехали на шоссе республиканского значения Воронеж - Тамбов и поняли, что зря поверили Атласу. Шоссе оказалось грунтовым, местами засыпанным крупным гравием, по которому ехать невозможно. Сплошные ремонтные работы, объезды. Только на подъездах к Тамбову начался асфальт. В 7-25, проехав за два часа двадцать пять минут сто восемнадцать километров, мы въехали в Тамбов. Дорога республиканского значения Тамбов - Пенза оказалась вполне приличной. В половине девятого за Платоновкой сделали часовую остановку на завтрак. 
Дорога идёт среди степей. Видно очень далеко, особенно когда дорога выше окружающей местности. Справа дорога ушла на Кирсанов. Граница Тамбовщины и 
Пензенской области. Пересекли реку Ворону. В 12 часов проехали Загоскино, а ещё через полчаса въехали в Пензу. Мы снова на автодороге Москва - Куйбышев. Городище. Кузнецк. Ульяновская область. Останавливаемся в первом же населённом пункте Ульяновской области, чтобы дать телеграмму в Бузулук. Почта закрыта.
-Чать Троица! - ответил местный житель.
В 16-30 сворачиваем с главной дороги. Слева под железнодорожным мостом дорога в населённый пункт Николаевка. Проезжаем Николаевку и едем по песчаной дороге в гору, потом горизонтально 25 километров. Деревня Поника. Здесь живут родственники Ильи Герасимовича. Богатые дома и дворы. Каждый дом с крыльцом и верандой. Сегодня праздник, гулянки и пение. Нас встретили радушно, хотя приезд был неожиданным. Мы то заехали переночевать. Сразу застолье. В связи с тем, что нам утром рано уезжать, хозяин предложил применяемый им напиток, состоящий из смеси 1:1 водки и парного молока. Смесь эта имеет вид и вкус молока, хмельные свойства водки, и не пахнет спиртным. Корову только что подоили, поэтому смесь попробовали все.
Приехал парень на мотоцикле. Слез с мотоцикла и упал. Ползком и за стол. Тоже родственник, приехал на минутку повидаться. А ходить не может.
- Как же ты пойдёшь?
- Чать, у меня мотоцикл!
- Да как же ты поедешь такой пьяный?
- Чать, Троица!
Вот это "чать", а иногда "чай", как у Чукчей "однако". У папы оно присутствовало почти в каждом предложении. Ведь он отсюда, совсем рядом село Базарная Кеньша, родина отца и сестры Лиды. Там и сейчас живёт многочисленная родня папы. Он приезжал сюда за два года до смерти проститься. Может и здесь есть мои родственники. Машину свою я оставил перед крыльцом дома. Илья Герасимович свою машину загнал в гараж во дворе. В гараже-сарае стоит новый "Москвич" хозяев. А во дворе стоит не зачехленный "Урал" с коляской, полностью засиженный курами. Мне кажется, его уже не отчистить. Когда я сказал об этом хозяину, он ответил, что у него есть автомобиль, а мотоцикл ему не нужен. Кому нужен, тот пусть и отчищает.

Чтобы не беспокоить хозяев, мы с Надей легли спать на полу веранды. Рано утром в 3-50 выехали из Поники. Это уже понедельник 11 июня, но ведь это не начало, а продолжение пути. 
В 7-50 приехали в Куйбышев. Решили ехать через Бугуруслан, поскольку по обочинам видно, что здесь шли дожди. В 8-38 сделали остановку на речушке - притоке Большого Кинеля. Умылись, позавтракали, и не торопясь поехали дальше. С 10-40 до 12-00 сделали остановку на Большом Кинеле. Помыли машину, отдохнули. В 12-25 приехали в Бугуруслан. Сделали остановку в районе вокзала. Надя прошлась по магазинам. До Бузулука отсюда 111 километров.
Дорога ремонтируется. Едем медленно.
В 14-50 приехали на дачу к Лиде. Лида и Боря здесь, мы ведь телеграмму о приезде не дали.
Утром следующего дня по дороге на дачу заехали на кладбище. Могила в порядке, ухожена. Боря вырубил заросли вокруг ограды. Церковь тоже прихорошилась. Голубые купола и жёлтые с белой окантовкой стены. Постояли, поговорили с родителями. Мы не верующие, но что-то суеверное в душах сохранилось. Хочется думать, что они нас слышат. 
Погода прохладная и влажная. Идут дожди. Был большой весенний разлив, половодье. Домик весной был полностью затоплен. Испортился холодильник. Еле-еле навели порядок. Высокий обрывистый правый берег Самарки во многих местах осыпался, разрушился. 
На даче буйство цветов.

14 июня в четверг я, Надя и Лида утром поехали навестить Сорочинск. Дорога теперь идёт довольно далеко от населённых пунктов. Она строится и частично заасфальтирована. 
Мы по дороге фотографируемся. До поворота на Сорочинск доехали без затруднений, но сразу за поворотом на грунтовке стоял застрявший в грязи "Урал". Не мотоцикл, а грузовой вездеход. Нам не проехать. Пришлось возвращаться в Бузулук.
Приехал Валерий. Почистили и покрасили с ним ограду могилы моих родителей, а его дедушки и бабушки.
Наташа Гуменникова приехала из Оренбурга с Серёжей Греховым, однокурсником, за которого недавно вышла замуж. 
Съездили на машине в Бузулукский Бор - я, Надя, Наташа Гуменникова и Серёжа Грехов. Бор остался таким же красивым, как в мои школьные годы. Пятидесятиметровые строевые сосны. Удивительный озонированный воздух. То место, где базировался наш военный лагерь, нам не попалось. Бор большой.
Из Бора ездили на берег Самарки в том месте, где она красивым изгибом примыкает к переезду через железную дорогу по грунтовой дороге на Куйбышев. Поездка всем очень понравилась. Мы брали "Шмель", продукты, канистру с водой. Варили обед.

Во вторник 19 июня мы вновь поехали в Сорочинск. На этот раз с нами и Серёжа Грехов. Проехали нормально. Как будто и не было грязи. Теперь пыль.
Мы у дома на углу Карла Маркса и Саратовской. В садике осталось три крупных дерева, всё остальное вырублено, торчат пеньки. Трава по-прежнему только с внешней стороны штакетниковой ограды. Крыша Фалеевых осталась красной, крыша и стены дома, принадлежащего новым хозяевам, покрашены светло-голубой краской. Под "новыми" я понимаю тех, кто жили и живут здесь после 1945 года. Всё же сердце сжимает ностальгия. Что там, за этими окнами? Зайти не решились.
Где мои друзья-приятели тех лет? 
Саратовская и Красноармейская улицы заросли травой. Оставив автомобиль на Саратовской, пошли по Карла Маркса по нашей нечётной стороне мимо домов, где раньше жили Абрамовы, Чигирёвы, дядя Сеня Волков, и у водоразборной колонки встретили пожилую женщину, набиравшую воду. 
- Скажите, - обратился я к ней, - живут ли теперь в этом доме Волковы?
Я показал рукой на дом.
- Я Волкова, а вы Володя Гаранин?
- Да, тётя Лена, это я. Как дядя Ваня?
- Жив, дома сидит.
Мы пошли к Волковым. Дядя Ваня сидит в сенцах, крутит, как в давние годы, самокрутку.
- Здравствуйте, дядя Ваня, вы меня узнаёте?
- Нет, товарищ полковник.
И дядя Ваня встал, опираясь на костыль. 
- Я Володя Гаранин.
-
Мы беседовали и фотографировались в саду, около дома на скамеечке. Здесь всё осталось как тогда. И штакетниковая ограда густо заросшего травой и деревьями садика, и скамья перед оградой, и калитка, и ворота во двор. Нет только вьюнов в толстых жгутах. Видно некому ухаживать. 
- Где Николай, Володя, как живут?
Минутное замешательство. Улыбки пропали с лиц. 
- Николай в прошлом году умер. Рак лёгких. Только исполнилось 50 лет. Остались в Куйбышеве жена и двое детей. Володя живёт в Куйбышеве, работает на заводе. Женат. Две девочки. Живут хорошо. Было бы здоровье. 
Зашли в дом. Здесь заметно некоторое запустение. Ведь нет детей, они разъехались. Но на стене в комнате те же фотографии, и среди них моя, в бушлате и бескозырке, на первом или втором курсе Училища. 
Из всех своих родственников дядя Ваня остался один. Михаил погиб в войну. Отец и мать умерли. Умерли и младшие братья Семён и Лёня. Самому дяде Ване 76 лет. Немного меньше тёте Лене.
Николай много курил. Но отец, говорит тётя Лена, смолит почти непрерывно. Он по-прежнему сажает во дворе махорку, её и курит. А Николай курил папиросы. 
Что они знают о наших друзьях-приятелях? 
Про Колю Маколдина ничего не слышно. Дед его давно умер, и домишко снесли.
Юра Поздняков из армии уволился, вернулся в Сорочинск и с родителями и женой уехал куда-то, вроде как в Гурьев.
Михаил Зубков здесь, в Сорочинске, он стал баптистским священником. 
Володя Синицын отсидел десять лет за убийство по пьянке. Теперь остепенился, работает шофёром и живёт в благоустроенной квартире в конце улицы Карла Маркса, где на месте бывших голодных ям вырос новый жилой микрорайон.
У самого дяди Вани здоровье для возраста неплохое. У него, как инвалида Отечественной войны, бесплатный "Запорожец".
Я оставил Волковым свой адрес и взял Куйбышевский адрес Володи. Дали мне и маленькую фотографию Володи. 
От Волковых мы поехали к прокуратуре.
Здесь изменилась только вывеска. Теперь на красном фоне белыми буквами написано, что это межрайонная прокуратура. 
Это значит, что одна прокуратура осталась на несколько районов. 
Мы приехали в Оторвановку, в дом Лидиной давней подруги Татьяны Романовны. Это одна из учительниц второй школы, которая встречалась в войну у нас с лётчиками. Тогда у неё что-то не сложилось. Таня вышла замуж в конце войны за демобилизованного парня, у которого обе стороны гимнастёрки были увешаны орденами и медалями. Все засматривались на красавца-фронтовика. Но ордена и медали просто не давались. Лет через пять Татьяна Романовна стала вдовой. Теперь это старая седая женщина. Я у Татьяны Романовны не учился. Но она помнит меня по тому времени. Меня учила в первой школе в старших классах её сестра Зоя Романовна, которая вела зоологию. 
Красивый домик, аккуратный дворик. 
Знает ли Татьяна Романовна что-нибудь о моих одноклассниках? Очень мало кто живёт теперь здесь.
Здесь Вася Шеин. Он работает секретарём парткома совхоза "Сорочинский".
Здесь Володя Волков. Круглый отличник и романтик моря работает в местной газете, ведает литературным разделом.
Здесь Надя Казакова, наша Золотая медалистка. Она мать троих детей, есть внуки.
А Слава Гуськов теперь живёт в Оренбурге. Он врач - хирург областной больницы, слывёт хорошим специалистом. Больше Татьяна Романовна ничего сообщить не может. Но и за это спасибо.
Поездку в Сорочинск мы опять закончили на Самарке. теперь выше по течению со стороны Оторвановки.
Здесь мы с Алькой Кара-Калпаком проезжали на велосипедных прогулках. Правый крутой берег порос лесом.
Основные рабочие на даче Лида и Боря. Мы тоже немного помогаем. Надя пропалывала клубнику, я поливал.

Раньше всех уехал Валерий, там у него Галя ожидает пополнение. Потом уехали остальные. Мы уехали последними утром 21 июня.
Я рискнул поехать коротким путём. Мы благополучно проехали параллельные "Большаку" трассы, и в нескольких километрах то Заплавного упёрлись в слегка поднявшуюся от недавних дождей речушку. Когда я въехал передними колёсами на ветхий мостик через неё, он погрузился в воду. Но местный житель, оказавшийся неподалёку, сказал, что другого пути сейчас поблизости нет, а что мостик тонет, так это ничего, он дальше не утонет, грузовики проезжают. И мы проехали. От Заплавного до Куйбышева дорога отличная. Хлеба налево, хлеба направо. Об этом как раз поёт установленная между передними сидениями "Спидола".
Мы приехали к Валерию ещё до обеда. Гуменниковы теперь живут в новой квартире недалеко от вокзала. Дома Валерий и Галя. Юля в пионерском лагере. 
Этот день и вечер мы провели у Валерия.
Утром 22 июня мы не выехали. У меня болит голова от непривычной "Сибирской" водки. Пошли с Валерием и Галей гулять по Куйбышеву. 
Вышли на Волгу, она от дома Валерия недалеко. Красивая набережная. Ровная ширь Волги. Тёплая солнечная погода. День Летнего Солнцестояния - самый длинный день в году. Красивые белые пароходы плывут вниз и вверх по течению реки. Только бурлаков нет, да голова побаливает, поэтому и не едем, а гуляем. 
Вернулись домой к обеду. Пообедали, взяли со стоянки машину и поехали дальше. 
Мы проехали за вторую половину дня 428 километров и заночевали в Пензе на окружной дороге. 
За второй световой день 23 июня мы проехали 818 километров и заночевали на объездной дороге Калинина.
Завтраки, обеды и ужины проводили на красивых берегах тихих речушек.
Со стоянки под Калинином мы выехали, как всегда, рано, и ещё в первой половине дня воскресенья 24 июня приехали домой. 

А 5 июля в Куйбышеве у Валерия и Гали Гуменниковых родился сын, которого они назвали Костей. Наверно в память о дедушке Косте. 

Отпуск у меня до середины июля, и мы частые гости в Сиверской. Внук за это время подрос, стал самостоятельным. Он уже знает, что можно, а что нельзя. Клавиши приборов в первом салоне автомобиля включать "изя". Писать в машине тоже "изя". 
Сидеть и смотреть в окошки "моня". Но стоит оставить одного - включены и свет, и дворники, и написано на сидения. Ходим купаться в "лягушатник". Отдыхаем на красивых берегах реки Оредеж, ездим в коляске по улочкам посёлка. 
В конце августа приехала Шура. Возим в Сиверскую и её. Ездили в район Дружной Горки за черникой.

В октябре вернулся с военной службы Серёжа Гаранин. На завод работать не пошёл. Устроился шофёром на "Татру".
Надя с прошлого года работает заместителем главного бухгалтера Красносельского райпищеторга. Управление находится недалеко на Авангардной улице. 

В декабре провёл пять дней в Севастополе и неделю в Североморске на сборах штурманов.

1980 год

Новый год встречали у нас дома с Обуховыми. Надя с Соней вскоре заснули, а мы с Виктором Николаевичем сидели до рассвета.

Теперь я как начальник отдела частенько езжу в Москву в Главный штаб ВМФ. Встретил там много прошлых сослуживцев.
Капитан 1 ранга Попков Эдуард Риксович, в прошлом начальник ГМС "Сибири", теперь Начальник Гидрометеорологической службы всего ВМФ.
Капитан 1 ранга Суйтс Том Николаевич, в прошлом командир группы обработки "Сибири", теперь заместитель Попкова и Начальник Гидрометеорологической службы Главного штаба. Он каждое утро докладывает Главкому С.Г.Горшкову метеообстановку на флотах.
Капитан 1 ранга Егоров Валерий, в прошлом командир группы и начальник РТС "Справедливого", затем начальник РТС "Сучана", теперь офицер-оператор Боевого Информационного Центра ВМФ.

1 мая провели в лесу под Ломоносовом. Как раньше, застолье, шашлык, костёр. Были кроме нас и Бушмановых Обуховы и Шура с Виктором, приехавшие к нам в отпуск.

23 июля у Храмовых родилась дочь Надя. Так её назвали в честь бабушки. Серёжа Храмов очень радуется: будет с кем играть. Но он очень расстроился, когда мама в окошко показала сестрёнку. Как с такой играть?

В июне я летал на ТОФ с инспекцией заместителя Главкома по кораблестроению и вооружению адмирала Новикова. Я был по надводным кораблям, капитан 1 ранга Лущин Николай Гаврилович, начальник отдела ГУНиО МО, по подводным лодкам. Сначала мы приехали "Стрелой" в Москву. Три дня жили в гостинице ЦДСА в номерах "Люкс", потому что в связи с олимпиадой командировки военным были ограничены, и гостиница пустовала. Собранная в Москве Комиссия военно-транспортным самолётом ТУ-104 вылетела в Артём. Сначала инспектировали корабли Главной базы флота Стрелок. Потом полетели в Главную базу Сахалинской флотилии Советская Гавань. Я за семь лет службы на ТОФ не бывал здесь. Здесь своеобразная красота. Особенно мне понравилось на Запасном Командном пункте флотилии, в сопках. Сверху видна бескрайняя тайга. Местами она горит. Это летние пожары. Как горизонт океана с вертолёта, так и горизонт над тайгой бескраен, размыт. Как на Камчатских сопках, ближняя зелень постепенно переходит в голубизну дали. Только небо здесь не такое глубоко синее, как на Камчатке. Про эту тайгу поётся в песне "Бежал бродяга с Сахалина звериной узкою тропой". Мало надежды бежать и куда-нибудь прибежать. 
Командует Сахалинской флотилией контр-адмирал Захаров Фридрих Фёдорович, в прошлом командир ЭОС "Сибирь".
Третий день - Камчатка. Я в бригаде противолодочных кораблей в бухте Завойко. Здесь я инспектировал среди прочих и сторожевой корабль проекта 1135 "Разумный". Сжало сердце, как увидел это название. Новый "Разумный" вдвое больше эсминца проекта 7. На нём есть все виды современного оружия, самые современные системы управления. А встретил меня у трапа дежурный по кораблю старший лейтенант Кишанков Александр Владимирович, командир ракетно-артиллерийской боевой части корабля. С Камчатки военно-транспортный ТУ-104 доставил нас в Москву, откуда я рейсовым самолётом аэрофлота улетел домой. 

Я закончил "Методику обработки навигационных измерений с оценкой точности" и "Сборник программ СП-1-80". Всё это размножили в двух десятках экземпляров и разослали на отзыв на флоты и в учебные заведения ВМФ. 

В августе летали в отпуск в Ашхабад. 

В сентябре - командировки на Черноморский флот. Сначала участие в Инспекции Главкома. Я проверяю штурманскую подготовку всех надводных кораблей и судов ЧФ. Это базирующаяся в Севастополе 30-я дивизия, бригада ОВР"а в Стрелецкой, бригада сторожевых кораблей Крымской ВМБ, суда Черноморской Гидрографии. На подводных лодках в Балаклаве работает мой товарищ Николай Гаврилович Лущин. Мы теперь штатные инспектора. В Инспекции вообще состав почти постоянный. 
В свободное время звоню в Ленинград Наде, хожу в гости к Юлдашевым и Кишанковым. 
Володя Кишанков теперь Начальник службы снабжения кораблей Боевой службы Средиземноморской эскадры. Категория 1-го ранга, ждёт присвоения.
Во время Инспекции я жил на ЭОС "Адмирал Октябрьский". 
Инспекция завершила работу и улетела. Я остался в Севастополе по делам Института, переселился в гостиницу на Остряках. Работаю в Гидрографии. Начальник 2 отдела капитан 2 ранга Волгин Павел Степанович ушёл на пенсию, оставшись в отделе гражданским инженером. Начальником отдела стал капитан 3 ранга Богданов Игорь Николаевич, в прошлом командир ЭНГ ЭОС "Чажма". Здесь же работает инженером уволившийся в запас капитан 2 ранга Вагентов Сергей Иванович.
Погода в Севастополе замечательная, но пляжи уже не функционируют.

Я вернулся из Севастополя и тут же улетел в Николаев на макетную комиссию по ракетному крейсеру проекта 1164 - как размещать приборы навигационного вооружения на ГКП. 


В конце года - очередная реорганизация. Ушёл в запас по возрасту Начальник Управления Долгих. На его место назначили Стецуна. 
55-й отдел объединили с 12-м и меня назначили начальником этого объединённого отдела. В 12-м отделе три лаборатории и один несамостоятельный отдел, командовать которым назначили капитана 2 ранга Карякина Виталия Ивановича. Объединённый отдел насчитывает около 50 сотрудников и большое количество ответственных НИР и ОКР.

4 декабря 1980 года мне исполнилось 50 лет. Юбилей отмечали в столовой на втором этаже Торгового центра на улице Лёни Голикова. Были все сотрудники отдела, Юрий Иванович Максюта, Валерий и Юля Гуменниковы. Фотографий нет. Все гуляли. 
В конце декабря я подал начальству рапорт с просьбой уволить меня в запас по возрасту. В соответствии с действующим законодательством предельный возраст для капитана 1 ранга 50 лет.
Ответ получен быстро. Министр Обороны Маршал Советского Союза Устинов Дмитрий Фёдорович разрешил командирам и начальникам военно-учебных и военно-научных частей и учреждений своей властью продлевать срок службы офицеров на пять лет. Это разрешение использовано для продления мне срока службы до возраста 55 лет. Следовательно, я могу смело планировать свою военную карьеру ещё на пять лет.

Серёжа Гаранин поступил на службу в милицию.

1981 год
Новый год встретили у нас с Храмовыми и Обуховыми.
Часто бываем у Храмовых.

На службе дел много. Спущен со стапелей первый атомный крейсер "Киров" проекта 1144. Старый крейсер "Киров" 28 проекта уже разделали на иголки. На новом "Кирове" будет устанавливаться навигационный комплекс "Медведица-1144". Это уже инерциальный комплекс. 
Руковожу написанием Правил использования этого навигационного комплекса я, ответственный исполнитель капитан 2 ранга Заяц Леонид Андреевич.
Приходят отзывы на Методику обработки навигационных измерений с оценкой точности. Готовлю эту Методику к изданию. 

Майские праздники провели в лесу под Ломоносовом с Бушмановыми и Обуховыми. Весна запоздалая, но сервировка стола скрасила капризы природы.

10 июня - свадьба Серёжи и Иры. 
Серёжа переселился к Ире на Красную улицу. 
Мы с Надей остались в квартире одни. 

Я получил отпуск с 20 июля. У нас гостит Шура. Мы решили ехать в отпуск на машине в Бузулук и Добринку. Готовиться начали загодя, ещё до начала моего отпуска. Выехали в 15-20 в воскресенье 19 июля. Проехали 500 километров и заночевали на берегу реки Тверцы перед населённым пунктом Медное. Утром проспали. Поехали после полного утреннего туалета и завтрака. Сначала приехали в Калинин, где сёстры пошли по магазинам. Еле вывез их из Калинина. Едва проехали Эммаус, как сёстры ушли в лесной туалет и пропали. Нашёл их собирающими землянику. За первую половину дня, самую результативную, проехали от места ночёвки 50 километров. Я предупредил, что таким образом мы приедем в Бузулук к концу моего отпуска. 
Тут же остановились любоваться красотой Иваньковского водохранилища. 
Вторая ночёвка получилась недалеко за МКАД, как будто мы выехали не 19, а 20 числа. Перед ночёвкой, а мы в машине уместились втроём, я предупредил сестёр, что завтра встанем рано и поедем быстро. Встали рано, поехали быстро, но всё равно пришлось делать третью ночёвку в районе Сызрани. Утром 22 июля проехали Куйбышев и поехали в Бузулук короткой дорогой. Днём, проехав от Ленинграда 1974 километра, приехали в Бузулук. 
К нам из Орска приехали Сергей и Лена Крейдун, жили у нас три дня. Мы купались в Самарке, гуляли по окрестностям.
Приехали из Куйбышева Валерий, Галя, Костя и Юля. 
27 июля отметили 60-летие Бори Гуменникова. 

Утром 1 августа мы короткой дорогой выехали на Куйбышев, проехали его и заночевали под Пензой. Утром выехали на Тамбов, проехали его и поехали на Липецк новой дорогой, проложенной мимо населённых пунктов. Ехали быстро, почти без остановок. Весь период до подъезда к Липецку стояла хорошая сухая солнечная погода. Только закончилась новая автострада, перед самым Липецком начался дождь. В Добринку приехали в сплошном дожде. От Бузулука до Добринки получилось 1073 километра. 
Днём у Тоси собрались гости. А Юры Лотошникова уже нет. Он похоронен на местном кладбище. 
Машину я поставил в гараж к родственникам Тоси.
3 августа мы поездом выехали в Стрельцы. Шура не была на своей родине с 1935 года. 
Нас родственники Нади и Шуры уже видели, а Шуру приходили смотреть заново. Пришёл рано утром двоюродный брат Серёжа.
- Где тут Шурёнка?
С Шурёнкой Серёжа Мжачев играл до семилетнего возраста. Теперь им по пятьдесят три, прошло сорок шесть лет. Серёжа Шурёнку помнит, он всё время прожил здесь, а Шурёнка Серёжу забыла. Но делает вид, что помнит.
Деревня Стрельцы длинная. На другом её конце в трёх километрах от дома дяди Серёжи расположен вокзал железнодорожной станции Стрелецкая. Здесь проходят поезда от Москвы на Волгоград.
В получасе езды на Москву лежит станция Добринка. На третий день мы в неё вернулись. Дожди всё идут, а наша машина стоит в гараже в полутора километрах от асфальта. Надо уже ехать, а дорога непроезжая, только трактора ходят. 
Утром 7 августа мы всё же смогли взять машину и выехать на цивилизованную дорогу. Заночевали на МКАД. Вечером 8 августа, проехав от Добринки 1293 километра, мы приехали в Ленинград. А всего за отпуск мы проехали 4902 километра.

В октябре подошла наша очередь на гараж. Гараж совсем близко, 20 минут пешком. Это бетонный гараж № 51 в третьей секции коллективной гаражной стоянки "Таллинская" на улице Солдата Корзуна.

Продолжаю ездить на сборы штурманов Северного и Черноморского флотов. На Севере бываю у Андреевых, в Севастополе у Кишанковых и Юлдашевых.
Радик уже уволен в запас. Он работает инженером в Гидроотделе ЧФ.
А Володя Кишанков стал капитаном 1 ранга. Он был у нас в гостях в Ленинграде, и мы сфотографировались с ним в форме. 
Из наших с Володей парных фотографий можно составить альбом: курсанты и старшины в Баку, лейтенанты в Мурманске, капитан-лейтенанты в Ленинграде, капитаны 2 ранга в Тихоокеанском и, наконец, капитаны 1 ранга в Ленинграде. 

К концу года я передал в Центральное Картпроизводство ВМФ для издания Методику обработки навигационных измерений с оценкой точности и Сборник программ СП-1-82.
 

 
Рейтинг: 0 3163 просмотра
Комментарии (2)
александр морозов # 30 апреля 2012 в 17:42 0
Очень теплые подробные воспоминания о 9 институте ВМФ и его сотрудниках. Спасибо автору!
Владимир Гаранин # 27 мая 2012 в 13:23 0
Спасибо тебе, Саша!