Девочка в синей кофточке.

2 мая 2014 - Игорь Фомин
article212678.jpg

Действие происходит осенью 1970 года.

Первый раз в новом учебном году, в школе №9 у старшеклассников собрался литературный клуб. Не смотря на то, что занятие клуба проходило после урока, а учились старшеклассники во вторую смену, в большой аудитории свободных мест не было, за некоторыми партами сидели даже по три человека. В дверях, и вдоль задней стенки, стояли. Костяк литературного клуба, естественно составляли ученики 9-е класса, класса с литературным уклоном, и мы, любители литературы из других классов, с другими уклонами: физики, химики, машиноведы, чертежники и «англичане».

В аудитории стоял шум, как перед обычным уроком, но стоило только встать Нинель Леонтьевне Рубинштейн, руководителю литературного клуба, как сразу стало тихо.

Нинель Леонтьевна - классный руководитель 9-е класса, невысокого роста, полная женщина, лет сорока - сорока пяти, приятным, но сильным поставленным голосом, на вид строгая и бескомпромиссная.

- Ребята!- сказала она,- Мы собрались на первое занятие нашего литературного клуба, каждую среду, мы будем собираться в этой аудитории.

Будем говорить о поэтах и писателях, их творчестве, о их жизни, о их судьбах. Вы сами будете готовить доклады и диспуты, но все это будет впереди… А сегодня, тема нашего занятия «ПОЭТЫ И ПОЭЗИЯ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ».

Она остановилась, сделала большую паузу, как бы показывая, что вступление окончено. На секунду, закрыв глаза и глубоко вздохнув, она продолжила:

-Как сейчас помню, у нас в школе был выпускной бал, в это субботний вечер мы прощались со школой. А уже, в четыре часа утра, на нашу землю посыпались бомбы. Началась война. Вскоре мы, девчата, провожали наших ребят на фронт. Уходили на фронт и поэты, писатели нашей Родины: Аркадий Гайдар, Юрий Крымов, Муса Джалиль, Константин Симонов. Более тысячей писателей ушло на фронт. Каждый третий отдал свою жизнь в борьбе с врагом. С первых же дней войны появились стихи и песни о войне.

Вам всем хорошо известна песня на слова Лебедева-Кумача «Священная война». Она была напечатана в газетах «Известия» и «Красная звезда» 24июня 1941 года, а уже двадцать седьмого я ее услышала на Белорусском вокзале, когда провожала своего папу на фронт. Музыку написал Александр Васильевич Александров. Давайте послушаем эту песню.

Наступила торжественная тишина, и в этой тишине слышно было только тихое гудение проигрывателя, потом шипение иглы о пластинку, затем раздались первые мужественные слова песни.

«Вставай, страна огромная,

Вставай на смертный бой…»

НО, в этот момент в классе что-то изменилось, произошла какая-то перемена. Но какая? Я обвел глазами весь класс и увидел. За второй партой у окна стояла девочка в синей кофточке, в очках. Ничего не обычного. Но! Все сидели, а она стояла, и стояла не потому, что ей некуда было сесть, а потому, что она сама встала, как только прозвучали первые слова и звуки музыки этой песни. И пока они звучали, она стояла, а все сидели. Песня забиралась все глубже в души сидящих, мне кажется, что каждый почувствовал себя неловко из-за того ,что он сидит.

Наконец прозвучали последние слова и аккорды песни, все облегченно вздохнули (кому же охота чувствовать себя в неловком положении), а девочка в синей кофточке тихо села за парту.

После этого, кажется, все забыли о ней, а я не мог. Не мог забыть, как она одна стояла среди сидящего класса,, чувство стыда, пронзившего меня в тот миг. Мне сразу представилось, что в ее семье кто-то ушел на фронт и не вернулся, и эта песня у них, в семье, стала священной, перед которой они преклоняются и слушают ее в знак высочайшего уважения к погибшим, СТОЯ. Но ведь и у меня погиб мой дед, пропал без вести, еще вначале войны, НО Я ЖЕ НЕ ВСТАЛ, а сидел как все.

Я решил после занятия подойти к ней, познакомиться, расспросить о ее семье, посочувствовать, если получится.

Между тем, как все эти мысли носились у меня в голове, заседание клуба продолжалось. Нинель Леонтьевна читала стихи военных лет, рассказывала о поэтах не вернувшихся с фронта. Звучали песни войны: «Темная ночь», «В землянке», «Синий платочек»…

Но вот занятие подошло к концу. Нинель Леонтьевна Рубинштейн простилась с нами. Все пошли в раздевалку. Я собрался подойти к той девочке в синей кофточке, но увидел, что она окружена подружками, которые о чем-то с ней говорят, может быть о том же, о чем хотел и я поговорить, а может о своем - о девичьем. Я постеснялся подойти к ней в тот момент и решил это сделать в другой раз. Но так и не сделал.

Родители уже заснули, а я не мог. Не шел сон  и все тут.  Стоило закрыть глаза, как сразу же вставала картина стоящей девочки и сидящих вокруг нее ребят. А ведь война и не так давно уж кончилась, двадцать пять лет праздновали весной. У меня у самого дед не вернулся, пропал безвести в сорок первом, воевал на бронепоезде. Отец знает что такое оккупанты не понаслышке, повидал их, да и пожил под ними на Кубани. У многих наших знакомых, да почти всех задела война своим крылом. А мы стали забывать. Конечно, легко забыть того чего не знаешь, чего сам не попробовал, да и родители ограждают, оберегают от неприятных воспоминаний. Как же, лишь бы не было войны. Ведь мир, это такое счастье. А нам он кажется скучным. Жить без войны, это же так естественно. Чего стоил мир, могли только догадываться. Вспомнился октябрь 1967 года. На кануне 50 лет Октябрьской революции. А ожидание тревожное. Вдруг буржую нападут на нас в этот праздник. Не напали. И опять жизнь потекла своим руслом. Но эта девочка,- мысль опять перескочила на сегодняшнее заседание литературного клуба,- как она нас всех сделала. Мы, сидящие вокруг нее, зажрались, успокоились, забыли, что наша сытая, мирная жизнь, заслуга не наша, а наших отцов и дедов, наших бабушек и матерей, а мы элементарного уважения не смогли проявить, стоя выслушать эту священную песню. Я крепко закрыл глаза и представил войну. Окоп, грязь, над головой свистят пули, и грохот ползущего на тебя немецкого танка. Открыл глаза. Ночь, тьма, в углу на кровати спят родители. И в голове застучал мысль, как пулемет, наружу запросились слова. Они как пули из амбразуры стали вылетать из меня. Быстро поднялся, вышел на кухню, нашел тетрадку, карандаш и  стал писать.

В квартире ночь,

в квартире тьма,

мне снова

вспоминается война.

Сырой окоп,

лежит мой взвод,

немецкий танк

с пехотой прет.

Ползет он гад,

у нас гранат,

осталась связка

на всех ребят.

Раздался взрыв,

и танк стоит,

Сергея нет,

Но танк подбит.

Взвод вперед

Штыком коли

У них автомат

У нас винтарь

Прикладом вдарь

Пусть знают нас

Мы не простим,

Мы отомстим

За всю страну,

За всех ребят

За нашу боль

За матерей.

За всех людей.

© Copyright: Игорь Фомин, 2014

Регистрационный номер №0212678

от 2 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0212678 выдан для произведения:

Действие происходит осенью 1970 года.

Первый раз в новом учебном году, в школе №9 у старшеклассников собрался литературный клуб. Не смотря на то, что занятие клуба проходило после урока, а учились старшеклассники во вторую смену, в большой аудитории свободных мест не было, за некоторыми партами сидели даже по три человека. В дверях, и вдоль задней стенки, стояли. Костяк литературного клуба, естественно составляли ученики 9-е класса, класса с литературным уклоном, и мы, любители литературы из других классов, с другими уклонами: физики, химики, машиноведы, чертежники и «англичане».

В аудитории стоял шум, как перед обычным уроком, но стоило только встать Нинель Леонтьевне Рубинштейн, руководителю литературного клуба, как сразу стало тихо.

Нинель Леонтьевна - классный руководитель 9-е класса, невысокого роста, полная женщина, лет сорока - сорока пяти, приятным, но сильным поставленным голосом, на вид строгая и бескомпромиссная.

- Ребята!- сказала она,- Мы собрались на первое занятие нашего литературного клуба, каждую среду, мы будем собираться в этой аудитории.

Будем говорить о поэтах и писателях, их творчестве, о их жизни, о их судьбах. Вы сами будете готовить доклады и диспуты, но все это будет впереди… А сегодня, тема нашего занятия «ПОЭТЫ И ПОЭЗИЯ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ».

Она остановилась, сделала большую паузу, как бы показывая, что вступление окончено. На секунду, закрыв глаза и глубоко вздохнув, она продолжила:

-Как сейчас помню, у нас в школе был выпускной бал, в это субботний вечер мы прощались со школой. А уже, в четыре часа утра, на нашу землю посыпались бомбы. Началась война. Вскоре мы, девчата, провожали наших ребят на фронт. Уходили на фронт и поэты, писатели нашей Родины: Аркадий Гайдар, Юрий Крымов, Муса Джалиль, Константин Симонов. Более тысячей писателей ушло на фронт. Каждый третий отдал свою жизнь в борьбе с врагом. С первых же дней войны появились стихи и песни о войне.

Вам всем хорошо известна песня на слова Лебедева-Кумача «Священная война». Она была напечатана в газетах «Известия» и «Красная звезда» 24июня 1941 года, а уже двадцать седьмого я ее услышала на Белорусском вокзале, когда провожала своего папу на фронт. Музыку написал Александр Васильевич Александров. Давайте послушаем эту песню.

Наступила торжественная тишина, и в этой тишине слышно было только тихое гудение проигрывателя, потом шипение иглы о пластинку, затем раздались первые мужественные слова песни.

«Вставай, страна огромная,

Вставай на смертный бой…»

НО, в этот момент в классе что-то изменилось, произошла какая-то перемена. Но какая? Я обвел глазами весь класс и увидел. За второй партой у окна стояла девочка в синей кофточке, в очках. Ничего не обычного. Но! Все сидели, а она стояла, и стояла не потому, что ей некуда было сесть, а потому, что она сама встала, как только прозвучали первые слова и звуки музыки этой песни. И пока они звучали, она стояла, а все сидели. Песня забиралась все глубже в души сидящих, мне кажется, что каждый почувствовал себя неловко из-за того ,что он сидит.

Наконец прозвучали последние слова и аккорды песни, все облегченно вздохнули (кому же охота чувствовать себя в неловком положении), а девочка в синей кофточке тихо села за парту.

После этого, кажется, все забыли о ней, а я не мог. Не мог забыть, как она одна стояла среди сидящего класса,, чувство стыда, пронзившего меня в тот миг. Мне сразу представилось, что в ее семье кто-то ушел на фронт и не вернулся, и эта песня у них, в семье, стала священной, перед которой они преклоняются и слушают ее в знак высочайшего уважения к погибшим, СТОЯ. Но ведь и у меня погиб мой дед, пропал без вести, еще вначале войны, НО Я ЖЕ НЕ ВСТАЛ, а сидел как все.

Я решил после занятия подойти к ней, познакомиться, расспросить о ее семье, посочувствовать, если получится.

Между тем, как все эти мысли носились у меня в голове, заседание клуба продолжалось. Нинель Леонтьевна читала стихи военных лет, рассказывала о поэтах не вернувшихся с фронта. Звучали песни войны: «Темная ночь», «В землянке», «Синий платочек»…

Но вот занятие подошло к концу. Нинель Леонтьевна Рубинштейн простилась с нами. Все пошли в раздевалку. Я собрался подойти к той девочке в синей кофточке, но увидел, что она окружена подружками, которые о чем-то с ней говорят, может быть о том же, о чем хотел и я поговорить, а может о своем - о девичьем. Я постеснялся подойти к ней в тот момент и решил это сделать в другой раз. Но так и не сделал.

Ночью, лежа в кровати, сон не шел. Стоило закрыть глаза, как тут же вставала картина стоящей девочки и сидящих вокруг нее ребят. А ведь война и не так давно уж кончилась, двадцать пять лет праздновали весной. У меня у самого дед не вернулся, пропал безвести в сорок первом, воевал на бронепоезде. Отец знает что такое оккупанты не понаслышке, повидал их, да и пожил под ними на Кубани. У многих наших знакомых, да почти всех задела война своим крылом. А мы стали забывать. Конечно, легко забыть того чего не знаешь, чего сам не попробовал, да и родители ограждают, оберегают от неприятных воспоминаний. Как же, лишь бы не было войны. Ведь мир это такое счастье. А нам он кажется скучным. Жить без войны, это же так естественно. Чего стоил мир, могли только догадываться. Вспомнился октябрь 1967 года. На кануне 50 лет Октябрьской революции. А ожидание тревожное. Вдруг буржую нападут на нас в этот праздник. Не напали. И опять жизнь потекла своим руслом. Но эта девочка,- мысль опять перескочила на сегодняшнее заседание литературного клуба,- как она нас всех сделала. Мы, сидящие вокруг нее, зажрались, успокоились, забыли, что наша сытая, мирная жизнь, заслуга не наша, а наших отцов и дедов, наших бабушек и матерей, а мы элементарного уважения не смогли проявить, стоя выслушать эту священную песню. Я крепко закрыл глаза и представил войну. Окоп, грязь, над головой свистят пули, и грохот ползущего на тебя немецкого танка. Открыл глаза. Ночь, тьма, в углу на кровати спят родители. И в голове застучал мысль, как пулемет, наружу запросились слова. Они как пули из амбразуры стали вылетать из меня. Быстро поднялся, вышел на кухню, нашел тетрадку, карандаш и быстро стал писать.

В квартире ночь,

в квартире тьма,

мне снова

вспоминается война.

Сырой окоп,

лежит мой взвод,

немецкий танк

с пехотой прет.

Ползет он гад,

у нас гранат,

осталась связка

на всех ребят.

Раздался взрыв,

и танк стоит,

Сергея нет,

Но танк подбит.

Взвод вперед

Штыком коли

У них автомат

У нас винтарь

Прикладом вдарь

Пусть знают нас

Мы не простим,

Мы отомстим

За всю страну,

За всех ребят

За нашу боль

За матерей.

За всех людей.

Рейтинг: +3 265 просмотров
Комментарии (3)
Серов Владимир # 4 мая 2014 в 00:56 0
"Ночью, лежа в кровати, сон не шел." - прочтите внимательно - о чём это предложение?
Татьяна Стафеева # 13 мая 2014 в 08:18 +1
Вы затронули важную тему, нельзя забывать! Песню "Вставай, страна огромная",
не могу слушать без слез, кровь в жилах стынет.
Успеха, автор!
lenta9m2
Ольга Постникова # 21 мая 2014 в 19:51 0
Великолепный рассказ. Чувствуется, что - из-под пера, потому и описки наличествуют. Но, ладно с ними, описками. Тема хорошая поднята. На месте беспамятства какая только дрянь не прорастает. Мы думали, что та война - последняя, а оно, вон, как повернулось.
Спасибо, Автор! lenta9m2