Человек, которому повезло

Судьба этого человека уникальна, и в то же время многие эпизоды необычной судьбы повторили его сверстники и друзья. Многие из них, не пережив и части того, что пережил этот человек, ушли из жизни раньше времени или сошли с ума. Он выжил, ему, по его словам, повезло. Зовут человека Давид Людвигович Крайслер. 

Приветливое лицо, голубые озорные глаза с искринкой - выдают в нём того бывшего мальчишку, который выстоял и победил. Он улыбнулся, словно помолодел на много лет, и начал свой рассказ. Давид всю свою жизнь, с момента рождения, жил в нескольких странах, но всегда в одном и том же городе - Ужгороде. В 1926 году, когда он родился, Ужгород принадлежал Чехословакии. 

У родителей Давида было семеро детей, сын один. Отца Давида называли праведником, у него были земля и хозяйство. Мать Давида, Малка или Мальвина, занималась домом и детьми. Родители Давида Крайслера родились в Ужгороде в период Австро-Венгрии. Согласно Мюнхенского сговора Закарпатье было отдано на откуп фашистской Венгрии. Семья Крайслеров оказалась в Венгрии. Евреев в Закарпатской области в то время было довольно много. 

Из-за отсутствия у большинства евреев земельных участков, они занимались ремёслами и торговлей. Семья Крайслеров считалась зажиточной: была земля, скот. Но вторая мировая война в тех краях началась гораздо раньше, чем в России и на Украине, уже в 1939 году каждая новая власть устанавливала в Ужгороде свои порядки, свой язык и свой менталитет. Кроме русского, Давид владеет несколькими языками: родным идиш, венгерским, чешским, немецким. Немецкий язык он изучал не только в школе, во время войны ему пришлось учить этот язык в концлагерях. 

Шестнадцатилетним подростком, только окончившим школу, Давид бы арестован якобы за связь с партизанами. Это произошло в феврале месяце 1942 года, полгода был под следствием. Венгерские гестаповцы жестоко пытали подростка. Через шесть месяцев Давида выпустили из гестапо, но забрали его отца Людвига Крайслера. Людвигу дали срок 16 лет тюрьмы. Давид считает, что отцу повезло, он остался жив, его близкие друзья были казнены. 

Если в Чехословакии к евреям относились доброжелательно, то, когда Закарпатские земли отошли к Венгрии, у евреев забрали землю и скот, оставили только жильё. Давид работал, как каторжный: погрузка вагонов на станции, лесосплав и работа в лесу – ведь он теперь был единственным мужчиной в семье. Работа была принудительная, но кормила. Дома были мама и три сестрёнки, из них две младшие. Старшая сестра жила в Словакии, вся её семья погибла. В 1944 году всех евреев Закарпатья, в том числе семью Крайслеров, отправили в гетто, а затем в концлагеря. Давид не по книгам знает, что такое Бухенвальд, Освенцим, Кровинкали и другие концлагеря, всё это он испытал на себе с лихвой. Но даже там жили люди, не теряя надежды остаться живыми. 

Сверхтяжёлые работы в шахтах, в каменоломнях, смог Давид Крайслер вынести только благодаря тому, что был молодым и сильным. После пережитого он, человек сильной воли, достиг многого в своей жизни, получил высшее экономическое образование. Но это было после войны. Даже в его трудной военной судьбе выживать помогал юмор. 

Улыбаясь, рассказал мне Давид один трагикомический случай, приключившийся с ним в концлагере. Однажды он с одним юношей, голодные и измождённые, решили покушать то, что было оставлено в шахте поляками-взрывниками, работавшими вольнонаёмниками. Схватив пищу, они ушли в укромное местечко, покушали, а затем оба уснули. Когда проснулись, поняли: смена кончилась, их ищут, значит, расстреляют. На их счастье, на шахте немцы не командовали, их заменяли штейгеры – наёмные люди. Когда они вернулись в лагерь, вся бригада стояла на улице, бесновались гестаповцы. Расправа грозила не только Давиду и его напарнику, но и другим узникам. Гестаповец спросил, где они были? Два совсем юных парня соврали, что им пришлось ещё работать в шахте: заставили штейгеры. 

Какого же было удивление парней, когда им дали выходной и разрешили завтра не выходить на работу. До конца войны Давид работал в штольнях. Переходя из концлагеря в концлагерь, за линию фронта пешком, он оказался в американской зоне. После освобождения вернулся в родной Ужгород. Из всей семьи домой вернулись только трое: Давид, отец, умерший в Ужгороде в 1967 году, и сестра, которая теперь, как и брат, живёт в Израиле. 

Вернувшись, Давид устроился работать. Жильё не уцелело. Крайслеры нашли комнату, стали учиться жить заново. Решили: будут жить в Ужгороде, теперь эта страна называлась Советский Союз. Людвиг говорил, что евреям лучше уехать в Палестину, но Давиду была по душе идеология коммунистов. Через некоторое время он собрался ехать в Палестину, даже доехал до Вены. Отец, уже тяжело больной, просил его вернуться. 

В Ужгороде Давид работал в лесопромышленности, изучил досконально работу, появилась тяга к учёбе. Пошёл в 10 класс вечерней школы, окончил с отличием, получил красный диплом Львовского института. Ему было трудно, особенно, большие сложности были с русским письменным. Стипендий тогда не было. Давид знал работу в лесной промышленности, устроился товароведом. Прекрасные русские люди Юдин и Селин многому его научили — русскому языку, работе, которую Давид, как и всё, чем занимался, изучил до тонкостей. 

После института – экономическая работа, транспортировка леса. Многому его научил лесничий-немец, у которого он работал по выходным. Он научился бухгалтерии. У сокурсницы Калошиной Давид осваивал русский язык, сдал его на «четыре». Всех этих людей он до сих пор вспоминает с теплом и благодарностью. После института – работа в торговле, женитьба на Клавочке, с которой он вместе уже более полвека. Есть сын Олег (Арье) – научный работник, два прекрасных внука, разве можно в этой статье описать целиком сложную судьбу Давида Крайслера? 

Согласно программы Стивена Спилберга, были записаны воспоминания Давида, снят фильм. В начале нашего разговора Давид спросил меня:
-Почему вы хотите поговорить со мной об этом, боитесь, что скоро некого будет спросить? 
Нет, Давид, не боюсь. Я от всей души желаю вам долгой счастливой жизни. Хочу, чтоб вашу судьбу никто не повторил. Потому пишу эти строки. Изучайте иврит, Давид, занимайтесь физическими упражнениями, и ещё долго улыбайтесь своей озорной, так молодящей вас улыбкой. Будьте здоровы, Давид, человек, которому повезло.

Закон природы отменить невозможно. Давид Крайслер, милый и улыбчивый человек, ушел из жизни в 2013 году. Светлая память!




© Copyright: Зинаида Маркина, 2014

Регистрационный номер №0212760

от 3 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0212760 выдан для произведения: Судьба этого человека уникальна, и в то же время многие эпизоды необычной судьбы повторили его сверстники и друзья. Многие из них, не пережив и части того, что пережил этот человек, ушли из жизни раньше времени или сошли с ума. Он выжил, ему, по его словам, повезло. Зовут человека Давид Людвигович Крайслер. 

Приветливое лицо, голубые озорные глаза с искринкой - выдают в нём того бывшего мальчишку, который выстоял и победил. Он улыбнулся, словно помолодел на много лет, и начал свой рассказ. Давид всю свою жизнь, с момента рождения, жил в нескольких странах, но всегда в одном и том же городе - Ужгороде. В 1926 году, когда он родился, Ужгород принадлежал Чехословакии. 

У родителей Давида было семеро детей, сын один. Отца Давида называли праведником, у него были земля и хозяйство. Мать Давида, Малка или Мальвина, занималась домом и детьми. Родители Давида Крайслера родились в Ужгороде в период Австро-Венгрии. Согласно Мюнхенского сговора Закарпатье было отдано на откуп фашистской Венгрии. Семья Крайслеров оказалась в Венгрии. Евреев в Закарпатской области в то время было довольно много. 

Из-за отсутствия у большинства евреев земельных участков, они занимались ремёслами и торговлей. Семья Крайслеров считалась зажиточной: была земля, скот. Но вторая мировая война в тех краях началась гораздо раньше, чем в России и на Украине, уже в 1939 году каждая новая власть устанавливала в Ужгороде свои порядки, свой язык и свой менталитет. Кроме русского, Давид владеет несколькими языками: родным идиш, венгерским, чешским, немецким. Немецкий язык он изучал не только в школе, во время войны ему пришлось учить этот язык в концлагерях. 

Шестнадцатилетним подростком, только окончившим школу, Давид бы арестован якобы за связь с партизанами. Это произошло в феврале месяце 1942 года, полгода был под следствием. Венгерские гестаповцы жестоко пытали подростка. Через шесть месяцев Давида выпустили из гестапо, но забрали его отца Людвига Крайслера. Людвигу дали срок 16 лет тюрьмы. Давид считает, что отцу повезло, он остался жив, его близкие друзья были казнены. 

Если в Чехословакии к евреям относились доброжелательно, то, когда Закарпатские земли отошли к Венгрии, у евреев забрали землю и скот, оставили только жильё. Давид работал, как каторжный: погрузка вагонов на станции, лесосплав и работа в лесу – ведь он теперь был единственным мужчиной в семье. Работа была принудительная, но кормила. Дома были мама и три сестрёнки, из них две младшие. Старшая сестра жила в Словакии, вся её семья погибла. В 1944 году всех евреев Закарпатья, в том числе семью Крайслеров, отправили в гетто, а затем в концлагеря. Давид не по книгам знает, что такое Бухенвальд, Освенцим, Кровинкали и другие концлагеря, всё это он испытал на себе с лихвой. Но даже там жили люди, не теряя надежды остаться живыми. 

Сверхтяжёлые работы в шахтах, в каменоломнях, смог Давид Крайслер вынести только благодаря тому, что был молодым и сильным. После пережитого он, человек сильной воли, достиг многого в своей жизни, получил высшее экономическое образование. Но это было после войны. Даже в его трудной военной судьбе выживать помогал юмор. 

Улыбаясь, рассказал мне Давид один трагикомический случай, приключившийся с ним в концлагере. Однажды он с одним юношей, голодные и измождённые, решили покушать то, что было оставлено в шахте поляками-взрывниками, работавшими вольнонаёмниками. Схватив пищу, они ушли в укромное местечко, покушали, а затем оба уснули. Когда проснулись, поняли: смена кончилась, их ищут, значит, расстреляют. На их счастье, на шахте немцы не командовали, их заменяли штейгеры – наёмные люди. Когда они вернулись в лагерь, вся бригада стояла на улице, бесновались гестаповцы. Расправа грозила не только Давиду и его напарнику, но и другим узникам. Гестаповец спросил, где они были? Два совсем юных парня соврали, что им пришлось ещё работать в шахте: заставили штейгеры. 

Какого же было удивление парней, когда им дали выходной и разрешили завтра не выходить на работу. До конца войны Давид работал в штольнях. Переходя из концлагеря в концлагерь, за линию фронта пешком, он оказался в американской зоне. После освобождения вернулся в родной Ужгород. Из всей семьи домой вернулись только трое: Давид, отец, умерший в Ужгороде в 1967 году, и сестра, которая теперь, как и брат, живёт в Израиле. 

Вернувшись, Давид устроился работать. Жильё не уцелело. Крайслеры нашли комнату, стали учиться жить заново. Решили: будут жить в Ужгороде, теперь эта страна называлась Советский Союз. Людвиг говорил, что евреям лучше уехать в Палестину, но Давиду была по душе идеология коммунистов. Через некоторое время он собрался ехать в Палестину, даже доехал до Вены. Отец, уже тяжело больной, просил его вернуться. 

В Ужгороде Давид работал в лесопромышленности, изучил досконально работу, появилась тяга к учёбе. Пошёл в 10 класс вечерней школы, окончил с отличием, получил красный диплом Львовского института. Ему было трудно, особенно, большие сложности были с русским письменным. Стипендий тогда не было. Давид знал работу в лесной промышленности, устроился товароведом. Прекрасные русские люди Юдин и Селин многому его научили — русскому языку, работе, которую Давид, как и всё, чем занимался, изучил до тонкостей. 

После института – экономическая работа, транспортировка леса. Многому его научил лесничий-немец, у которого он работал по выходным. Он научился бухгалтерии. У сокурсницы Калошиной Давид осваивал русский язык, сдал его на «четыре». Всех этих людей он до сих пор вспоминает с теплом и благодарностью. После института – работа в торговле, женитьба на Клавочке, с которой он вместе уже более полвека. Есть сын Олег (Арье) – научный работник, два прекрасных внука, разве можно в этой статье описать целиком сложную судьбу Давида Крайслера? 

Согласно программы Стивена Спилберга, были записаны воспоминания Давида, снят фильм. В начале нашего разговора Давид спросил меня:
-Почему вы хотите поговорить со мной об этом, боитесь, что скоро некого будет спросить? 
Нет, Давид, не боюсь. Я от всей души желаю вам долгой счастливой жизни. Хочу, чтоб вашу судьбу никто не повторил. Потому пишу эти строки. Изучайте иврит, Давид, занимайтесь физическими упражнениями, и ещё долго улыбайтесь своей озорной, так молодящей вас улыбкой. Будьте здоровы, Давид, человек, которому повезло.
Рейтинг: +3 352 просмотра
Комментарии (4)
Серов Владимир # 4 мая 2014 в 12:26 +1
Хорошая работа!
Светлая память прекрасному человеку!
Людмила Комашко-Батурина # 10 мая 2014 в 14:03 0
Рассказ понравился.Но, на мой взгляд, немного сухо изложен.Выжить в то время и не оскотиниться- это тоже героизм.Удачи автору!
Алиса Евселевская # 13 мая 2014 в 08:03 +1
Сложная судьба. Интересно написано. Поддержка и дружба разных народов помогли выжить многим людям того поколения. Удачи автору!
Наталья Андриянова # 17 мая 2014 в 21:14 +1
Сколько людям пришлось пережить .рассказ очень понравился .Удачи .