ГлавнаяАвторыВалерий Рябых → Комментарии
Валерий Рябых → Комментарии
0
Лидия, добрый вечер!
Спасибо за ваше поздравление. Извините, сразу не зашел на эту страницу, желаю вам творческих удач.
Степан — 18 мая 2022
+1
Спасибо за отзыв. Вы поняли посыл моего рассказа...
0
Тупорылые воронежские властя... Подоляка писал - они и "Z" не приветствуют... и на Московском проспекте к Дню Победы нет баннеров и флагов...
Степан — 17 мая 2022
0
Рассказ "Степан" написан в разгар горбачевской перестройки, естественно, печатать его никто не стал. Правда тогда никому была не нужна (как впрочем, и сейчас). Повторно отдаю на ваш суд, немного подправив знаки препинания...
0
Второй раз прошелся по тексту романа, исправил многие синтаксические недочеты. Теперь придется исправить все обращения на "Вы" с прописной буквы на строчную (совет Александра Джуми). Надеюсь, может кто внесет и свои коррективы в мой текст...
0
Роман "Случай на станции Кречетовка" в принципе завершен, осталась редакционная рихтовка... Прошу читателя высказаться по этой книге, даже самая нелицеприятная критика будет мне крайне полезна.
С уважением,
Валерий Рябых
+1
Да познавательно. Но не для кого не секрет, что их брак был "пропагандисткой" затеей Хруща.
Успеха Вам.
В.Р.
+1
Спасибо, что заинтересовались этой "вещью"...
Есть одна история. Некий художник писал картины, ну, скажем так, - мало востребованные. Положил на них всю свою жизнь, конечно, не разбогател. Его спросили - Зачем?!
А, чтобы было! - последовал ответ.
Вот и я так, да и задача всей литературы состоит в том, чтобы ЗАСВИТЕЛЬСТВОВАТЬ !
История (как наука) - служанка правящей элиты, каждый раз переписывается в угоду ей, а литература, - это, в своем роде, - застывшее время.
И еще, понимаете, Крученых (с его "Дыр бул щыл убещур...")помнят единицы,а "нормальный" язык будет жить до тех пор, пока существует его носитель - сам тот этнос.
Надеюсь Вы читали "Имя розы" Умберто Эко (так и не дали ему Нобеля)? Если нет, то советую. Так вот, у него есть одна интересная мысль (ее высказал человек средневековья). Как-то так... Всякое событие, имевшее место среди людей, если оно не будет засвидетельствовано письменно сотрется временем.
Удачи Вам в Вашем творчестве!
+1
Хорошо))) 30
+1
Добро пожаловать!
0
Это уже шестая переработанная мною глава. Ей начинается вторая часть романа.
Но дам некоторые пояснения.
У Александра Солженицына есть знаменитый рассказ «Случай на станции Кочетовка». Правда, при хрущевской публикации значилась «Кречетовка», из-за совпадения с фамилией главного редактора «Октября» В. Кочетова. Рассказ как рассказ.
Но я-то знаю эту станцию Кочетовку - огромная узловая станция, одна из крупнейших в СССР. А у Солженицына это какой-то железнодорожный полустанок, судьбой которого ведает затюханный тыловой лейтенантик Зотов. По Станиславскому – не верю!
Понятен пафос Солженицына, развенчан культ личности, молодой автор попал в самый фарватер «оттепели».
Но меня как-то все это заедало. Поэтому пишу свою «Кречетовку». Предупреждаю, содержание глав порой будет серьезно меняться. Хочу, чтобы выглядело правдой, а не надуманным приспособленчеством на злобу дня.
P.S. Молодого читателя не должны смущать низкие звание работников НКВД, смело прибавляйте два-три армейских, так что капитан госбезопасности того времени – это по-нашему – полковник, а майор – комбриг, бригадный генерал.
Успеха Вам.
Автор.
0
Это уже пятая переработанная мною глава после "V", "I", "II" и "III".

У Александра Солженицына есть знаменитый рассказ «Случай на станции Кочетовка». Правда, при хрущевской публикации значилась «Кречетовка», из-за совпадения с фамилией главного редактора «Октября» В. Кочетова. Рассказ как рассказ.
Но я-то знаю эту станцию Кочетовку - огромная узловая станция, одна из крупнейших в СССР. А у Солженицына это какой-то железнодорожный полустанок, судьбой которого ведает затюханный тыловой лейтенантик Зотов. По Станиславскому – не верю!
Понятен пафос Солженицына, развенчан культ личности, молодой автор попал в самый фарватер «оттепели».
Но меня как-то все это заедало. Поэтому пишу свою «Кречетовку». Предупреждаю, содержание глав порой будет серьезно меняться. Хочу, чтобы выглядело правдой, а не надуманным приспособленчеством на злобу дня.
P.S. Молодого читателя не должны смущать низкие звание работников НКВД, смело прибавляйте два-три армейских, так что капитан госбезопасности того времени – это по-нашему – полковник, а майор – комбриг, бригадный генерал.
Успеха Вам.
Автор.
0
Это уже четвертая переработанная мною глава после "V", "I" и "II".

У Александра Солженицына есть знаменитый рассказ «Случай на станции Кочетовка». Правда, при хрущевской публикации значилась «Кречетовка», из-за совпадения с фамилией главного редактора «Октября» В. Кочетова. Рассказ как рассказ.
Но я-то знаю эту станцию Кочетовку - огромная узловая станция, одна из крупнейших в СССР. А у Солженицына это какой-то железнодорожный полустанок, судьбой которого ведает затюханный тыловой лейтенантик Зотов. По Станиславскому – не верю!
Понятен пафос Солженицына, развенчан куль личности, молодой автор попал в самый фарватер «оттепели».
Но меня как-то все это заедало. Поэтому пишу свою «Кречетовку». Предупреждаю, содержание глав порой будет серьезно меняться. Хочу, чтобы выглядело правдой, а не надуманным приспособленчеством на злобу дня.
P.S. Молодого читателя не должны смущать низкие звание работников НКВД, смело прибавляйте два-три армейских, так что капитан госбезопасности того времени – это по-нашему – полковник, а майор – комбриг, бригадный генерал.
Успеха Вам.
Автор.
0
Это уже третья переработанная мною глава после "I" и "V".

У Александра Солженицына есть знаменитый рассказ «Случай на станции Кочетовка». Правда, при хрущевской публикации значилась «Кречетовка», из-за совпадения с фамилией главного редактора «Октября» В. Кочетова. Рассказ как рассказ.
Но я-то знаю эту станцию Кочетовку - огромная узловая станция, одна из крупнейших в СССР. А у Солженицына это какой-то железнодорожный полустанок, судьбой которого ведает затюханный тыловой лейтенантик Зотов. По Станиславскому – не верю!
Понятен пафос Солженицына, развенчан куль личности, молодой автор попал в самый фарватер «оттепели».
Но меня как-то все это заедало. Поэтому пишу свою «Кречетовку». Предупреждаю, содержание глав порой будет серьезно меняться. Хочу, чтобы выглядело правдой, а не надуманным приспособленчеством на злобу дня.
P.S. Молодого читателя не должны смущать низкие звание работников НКВД, смело прибавляйте два-три армейских, так что капитан госбезопасности того времени – это по-нашему – полковник, а майор – комбриг, бригадный генерал.
Успеха Вам.
Автор.
0
У Александра Солженицына есть знаменитый рассказ «Случай на станции Кочетовка». Правда, при хрущевской публикации значилась «Кречетовка», из-за совпадения с фамилией главного редактора «Октября» В. Кочетова. Рассказ как рассказ.
Но я-то знаю эту станцию Кочетовку - огромная узловая станция, одна из крупнейших в СССР. А у Солженицына это какой-то железнодорожный полустанок, судьбой которого ведает затюханный тыловой лейтенантик Зотов. По Станиславскому – не верю!
Понятен пафос Солженицына, развенчан куль личности, молодой автор попал в самый фарватер «оттепели».
Но меня как-то все это заедало. Поэтому пишу свою «Кречетовку». Предупреждаю, содержание глав порой будет серьезно меняться. Хочу, чтобы выглядело правдой, а не надуманным приспособленчеством на злобу дня.
P.S. Молодого читателя не должны смущать низкие звание работников НКВД, смело прибавляйте два-три армейских, так что капитан госбезопасности того времени – это по-нашему – полковник, а майор – комбриг, бригадный генерал.
Успеха Вам.
Автор.