Экскурсия

22 декабря 2011 - Петр Корытко

 Так получилось, что мы вместе вышли на площадь трёх вокзалов.

Москва, как обычно в последние годы, встречала неприветливо. Сыпал мелкий дождь, от шин проносящихся автомобилей в разные стороны летела грязная мокрая пакость. Мы с Витьком разом посмотрели на часы и хором зевнули, а наш попутчик - богообразный старичишко - никуда не посмотрел, он стоял, сложив руки на груди, и со своим умилённым видом выглядел странным в человеко-машинном потоке.

- Что будем делать, Витёк? - спросил я, впадая в ещё большую зевоту при виде старичка. - До следующего поезда времени немерено, есть-пить не хочется...

Витёк радостно зареготал, размахивая руками. Ещё бы! Вчерашний вечер возлияний в поезде ещё был так свеж в памяти. Я даже икнул непроизвольно.

- А давай на экскурсию! - И, не спрашивая моего согласия, он тут же договорился с курносой гидшей, и спустя минуту мы уже сидели в удобных креслах "Икаруса" и пялили глаза на тот же пейзаж, но теперь уже имея статус сторонних наблюдателей. К нашему удивлению, и попутчик-старичок примостился впереди нас у окошка.

Естественно, разговор наш был, как говорится, не в тему. Мы не слушали гида, не вертели головой по сторонам. Тоже мне, чудеса - Москва! Это раньше она столицей России была, а теперь это место тусовки новых русских и их заграничных приятелей... Да у нас в Неелово... Да ладно, чего там. Мы говорили промеж себя о своём, душевном. И порой, видно, повышали тон, ибо стали замечать неприязненные взгляды других малочисленных экскурсантов. Старичок наш тоже, казалось, ничего вокруг не замечал и к словам бойкой девицы не прислушивался. Ясное дело: убить бы время, и все лады.

Вдруг мы услышали тихое, но громоподобное, левитановское:

- Стой!

Автобус качнулся и послушно пришуршал к тротуару. Мы разом разинули рты. Старичок, весь преобразившийся и ставший при этом вдохновенным до внутреннего свечения, неспешно, с превеликим достоинством вышел из самих собой раскрывшихся дверей и подошёл к группе ребятишек, копошащихся у мусорной урны. Оказывается, он разглядел, что с проезжавшего мимо "Мерса" в окно выбросили нечто, небрежно завёрнутое в газету, но в урну, конечно, не попали, свёрток распался, содержимое просыпалось под ноги прохожих. Это были объедки от очень богатой закуски!..

Здесь же случились пять или шесть таджикских (или узбекских - кто их разберёт?) ребятишек во главе с беременной мамкой или тёткой. Дети поспешно и с воплями, и чуть ли не с дракой стали собирать свалившуюся невесть откуда манной небесной невиданную благодать, мамка стояла и равнодушно наблюдала, скрестив руки на животе. Прохожие шли мимо, иные брезгливо сторонились, иные улыбались сочувственно, а большинство и вовсе ничего не замечали. 

Наш старичок подошёл к детишкам, остановился, и стал что-то шептать, простирая руки над головами людей.

И - о чудо! - далеко уже укативший "Мерс" задним ходом вернулся, прохожие остановились, застыв в странных позах, дети бросили на асфальт грязные куски газеты и пищи, у мамки засветились глаза и на лице проявилась улыбка чуть ли не Джоконды, а то и вовсе Девы Марии. (Или Мариам, как там у них, в исламе?).

Из шикарного автомобиля вышли трое людей в чёрных фраках, троих ребятишек взяли на руки, а других за руки, кивком пригласили мамку следовать за ними - и торжественной процессией вошли в случившийся тут же знаменитый ресторан. Мы изумлённо наблюдали сквозь сиятельные огромные стёкла, как люди из "Мерса" рассаживали детишек у стола, с добрыми улыбками поглаживая их по никогда нечёсаным и давно немытым головам, за белы (о, так ли это?) ручки брали мамку и воссажали её во главе всей трапезы...

Подскочивший официант и подкатившийся набриллиантиненный ресторатор угодливо заглядывали в глаза троих людей в строгой одежде и кивали с частотой отбойных молотков, делая стенографические записи в блокнотах с глянцевыми обложками.

Наш богообразный старичок даже не посмотрел в их сторону. Он неторопко вернулся в автобус, сел на прежнее место и тем же раскатистым голосом попросил водителя:

- Поехали!

Все ошарашенно молчали. Мы с Витьком переглянулись, дружно икнули, вразнобой заулыбались, не веря глазам своим, и тоже притихли. Но Витёк славился своей общительностью, а потому его молчание длилось недолго. Он тронул впереди сидящего старца за плечо и голосом, полным дружелюбия и уважительности, спросил:

- Ты кто, батя? - и, сглаживая свою бестактность и словно извиняясь, добавил: - А едешь-то куда? Нам, случаем, не по пути с тобой? - И Витёк, мигом устав от собственной вежливости, радостно захохотал на весь автобус, всем своим видом показывая, что он человек весёлый и никого не может обидеть.

Старец обернулся, внимательно посмотрел сначала на Витька, потом на меня. В его глазах был весь мир. Я себя почувствовал на краю бездонно высокого неба.

Словно убедившись в нашей безобидности и дурьей малости, старик улыбнулся и тихо прошептал:

- Аз есьм Сущий. 

И в следующее мгновение Он исчез. Как не бывало Его. А гидша писклявым голосом продолжала на все лады нахваливать достоинства столицы великого государства.

© Copyright: Петр Корытко, 2011

Регистрационный номер №0007631

от 22 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0007631 выдан для произведения:

 Так получилось, что мы вместе вышли на площадь трёх вокзалов.

Москва, как обычно в последние годы, встречала неприветливо. Сыпал мелкий дождь, от шин проносящихся автомобилей в разные стороны летела грязная мокрая пакость. Мы с Витьком разом посмотрели на часы и хором зевнули, а наш попутчик - богообразный старичишко - никуда не посмотрел, он стоял, сложив руки на груди, и со своим умилённым видом выглядел странным в человеко-машинном потоке.

- Что будем делать, Витёк? - спросил я, впадая в ещё большую зевоту при виде старичка. - До следующего поезда времени немерено, есть-пить не хочется...

Витёк радостно зареготал, размахивая руками. Ещё бы! Вчерашний вечер возлияний в поезде ещё был так свеж в памяти. Я даже икнул непроизвольно.

- А давай на экскурсию! - И, не спрашивая моего согласия, он тут же договорился с курносой гидшей, и спустя минуту мы уже сидели в удобных креслах "Икаруса" и пялили глаза на тот же пейзаж, но теперь уже имея статус сторонних наблюдателей. К нашему удивлению, и попутчик-старичок примостился впереди нас у окошка.

Естественно, разговор наш был, как говорится, не в тему. Мы не слушали гида, не вертели головой по сторонам. Тоже мне, чудеса - Москва! Это раньше она столицей России была, а теперь это место тусовки новых русских и их заграничных приятелей... Да у нас в Неелово... Да ладно, чего там. Мы говорили промеж себя о своём, душевном. И порой, видно, повышали тон, ибо стали замечать неприязненные взгляды других малочисленных экскурсантов. Старичок наш тоже, казалось, ничего вокруг не замечал и к словам бойкой девицы не прислушивался. Ясное дело: убить бы время, и все лады.

Вдруг мы услышали тихое, но громоподобное, левитановское:

- Стой!

Автобус качнулся и послушно пришуршал к тротуару. Мы разом разинули рты. Старичок, весь преобразившийся и ставший при этом вдохновенным до внутреннего свечения, неспешно, с превеликим достоинством вышел из самих собой раскрывшихся дверей и подошёл к группе ребятишек, копошащихся у мусорной урны. Оказывается, он разглядел, что с проезжавшего мимо "Мерса" в окно выбросили нечто, небрежно завёрнутое в газету, но в урну, конечно, не попали, свёрток распался, содержимое просыпалось под ноги прохожих. Это были объедки от очень богатой закуски!..

Здесь же случились пять или шесть таджикских (или узбекских - кто их разберёт?) ребятишек во главе с беременной мамкой или тёткой. Дети поспешно и с воплями, и чуть ли не с дракой стали собирать свалившуюся невесть откуда манной небесной невиданную благодать, мамка стояла и равнодушно наблюдала, скрестив руки на животе. Прохожие шли мимо, иные брезгливо сторонились, иные улыбались сочувственно, а большинство и вовсе ничего не замечали. 

Наш старичок подошёл к детишкам, остановился, и стал что-то шептать, простирая руки над головами людей.

И - о чудо! - далеко уже укативший "Мерс" задним ходом вернулся, прохожие остановились, застыв в странных позах, дети бросили на асфальт грязные куски газеты и пищи, у мамки засветились глаза и на лице проявилась улыбка чуть ли не Джоконды, а то и вовсе Девы Марии. (Или Мариам, как там у них, в исламе?).

Из шикарного автомобиля вышли трое людей в чёрных фраках, троих ребятишек взяли на руки, а других за руки, кивком пригласили мамку следовать за ними - и торжественной процессией вошли в случившийся тут же знаменитый ресторан. Мы изумлённо наблюдали сквозь сиятельные огромные стёкла, как люди из "Мерса" рассаживали детишек у стола, с добрыми улыбками поглаживая их по никогда нечёсаным и давно немытым головам, за белы (о, так ли это?) ручки брали мамку и воссажали её во главе всей трапезы...

Подскочивший официант и подкатившийся набриллиантиненный ресторатор угодливо заглядывали в глаза троих людей в строгой одежде и кивали с частотой отбойных молотков, делая стенографические записи в блокнотах с глянцевыми обложками.

Наш богообразный старичок даже не посмотрел в их сторону. Он неторопко вернулся в автобус, сел на прежнее место и тем же раскатистым голосом попросил водителя:

- Поехали!

Все ошарашенно молчали. Мы с Витьком переглянулись, дружно икнули, вразнобой заулыбались, не веря глазам своим, и тоже притихли. Но Витёк славился своей общительностью, а потому его молчание длилось недолго. Он тронул впереди сидящего старца за плечо и голосом, полным дружелюбия и уважительности, спросил:

- Ты кто, батя? - и, сглаживая свою бестактность и словно извиняясь, добавил: - А едешь-то куда? Нам, случаем, не по пути с тобой? - И Витёк, мигом устав от собственной вежливости, радостно захохотал на весь автобус, всем своим видом показывая, что он человек весёлый и никого не может обидеть.

Старец обернулся, внимательно посмотрел сначала на Витька, потом на меня. В его глазах был весь мир. Я себя почувствовал на краю бездонно высокого неба.

Словно убедившись в нашей безобидности и дурьей малости, старик улыбнулся и тихо прошептал:

- Аз есьм Сущий. 

И в следующее мгновение Он исчез. Как не бывало Его. А гидша писклявым голосом продолжала на все лады нахваливать достоинства столицы великого государства.

Рейтинг: +1 462 просмотра
Комментарии (1)
Людмила Корнилова # 10 февраля 2012 в 20:38 0
Презамечательно,Петр!С теплом,Л.К. kissfor
Популярная проза за месяц
91
80
75
70
69
64
59
58
57
56
54
54
53
52
52
51
49
49
48
48
47
47
45
45
45
40
40
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
40
34
30