Вой-на

 
Война... Вой-на... Для меня? Что она для меня? Заимствованная память? Память чужих свидетельств?

Мои деды не воевали. Один погиб в 37-м. Нет! Не НКВД - лошадь, вставшая на дыбы и попавшая копытом в висок. НКВД было потом - с другим дедом, маминым отцом. 15 лет лагерей. Так что деды мне ничего не рассказали... О войне. 

О войне рассказали книги и фильмы. Она бы так и осталась "общей" войной, Великой Отечественной, для всех. Несказанной личной болью, казалось бы, минувшей наш дом. Но... она пришла и в мое, тогда еще детское сердце, когда однажды мы с родителями приехали к бабушке.

Я, бежавшая впереди всех, ворвалась в ее дом, как тайфун, практически сорвав дверь с петель, и моя старая бабушка, ослепшая несколько лет назад, кинулась мне навстречу и, сжав своими худыми руками мое лицо, начала его ощупывать пальцами. Слезы катились по ее щекам и она повторяла и повторяла, как заведенная пластинка: "Ваня, Ванечка... Вернулся. Я знала. Ты придешь меня проводить…" 
Моя мама вошла следом и тоже заплакала:
- Мама, Ваня погиб. Еще в 43-м.
- Нет, - твердым молодым голосом сказала бабушка и ее рука скользнула по моим волосам, задержавшись на моей косе, - он пропал без вести и, значит - вернется.

Бабушка умерла через полгода. 
Дядя Ваня, Кузнецов Иван Семенович, не вернулся, но я надеюсь, что он пришел ее проводить... А война стала частью меня.

Я помню.

© Copyright: Марина Друзь (Мира Кузнецова), 2013

Регистрационный номер №0174206

от 10 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0174206 выдан для произведения:
 
Война... Вой-на... Для меня? Что она для меня? Заимствованная память? Память чужих свидетельств?

Мои деды не воевали. Один погиб в 37-м. Нет! Не НКВД - лошадь, вставшая на дыбы и попавшая копытом в висок. НКВД было потом - с другим дедом, маминым отцом. 15 лет лагерей. Так что деды мне ничего не рассказали... О войне. 

О войне рассказали книги и фильмы. Она бы так и осталась "общей" войной, Великой Отечественной, для всех. Несказанной личной болью, казалось бы, минувшей наш дом. Но... она пришла и в мое, тогда еще детское сердце, когда однажды мы с родителями приехали к бабушке.

Я, бежавшая впереди всех, ворвалась в ее дом, как тайфун, практически сорвав дверь с петель, и моя старая бабушка, ослепшая несколько лет назад, кинулась мне навстречу и, сжав своими худыми руками мое лицо, начала его ощупывать пальцами. Слезы катились по ее щекам и она повторяла и повторяла, как заведенная пластинка: "Ваня, Ванечка... Вернулся. Я знала. Ты придешь меня проводить…" 
Моя мама вошла следом и тоже заплакала:
- Мама, Ваня погиб. Еще в 43-м.
- Нет, - твердым молодым голосом сказала бабушка и ее рука скользнула по моим волосам, задержавшись на моей косе, - он пропал без вести и, значит - вернется.

Бабушка умерла через полгода. 
Дядя Ваня, Кузнецов Иван Семенович, не вернулся, но я надеюсь, что он пришел ее проводить... А война стала частью меня.

Я помню.
Рейтинг: +2 158 просмотров
Комментарии (5)
Серов Владимир # 12 декабря 2013 в 07:34 0
Пронзительно!
Марина Друзь (Мира Кузнецова) # 12 декабря 2013 в 08:36 0
Я так рада, Володь, что тебе нравится!
Серов Владимир # 12 декабря 2013 в 10:30 0
Отличная работа!
Алексей Матвеев # 12 декабря 2013 в 07:39 0
!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Марина Друзь (Мира Кузнецова) # 12 декабря 2013 в 08:36 0
Леш, спасибо.
Популярная проза за месяц
117
116
112
111
107
96
95
92
91
88
87
83
81
79
74
73
72
71
70
69
66
64
64
63
63
Непогода. 23 апреля 2017 (Лариса Чайка)
61
58
57
56
56