Тыща

15 февраля 2012 - Игорь Фомин

 

   Радость от удачно провернутого дела распирала Лехину грудь.  Он летел на мотоцикле по грунтовке и прохладный ночной воздух никак не мог  остудить разгоряченное тело.  А дело он провернул клёвое.
Их поселок находился в пятнадцати километрах от райцентра. Единственная дорога была в хорошем состоянии только жарким летом и холодной зимой, но весной или осенью, а особенно после дождей, пробраться по ней можно было разве, что на тракторе.
Вдоль дороги, как положено, стояли столбы. По одну сторону ЛЭП, по другую связь.   Раньше на столбах связи висели провода, но уже года три назад, как их сняли и подвесили кабель. А кабель то с медными жилами. Вот его то и умудрился срезать, метров двести. По дороге, хоть и глубокий вечер, люди все равно ездят.   За двадцать минут с четырех пролетов скинуть кабель, резануть его, свернуть и оттащить в овраг и там спрятать – это надо суметь.     Причем  все доводы совести о том, что это не хорошо, были заглушены ласковым внутренним голосом :
- Ничего, завтра дядька Колька (это местный  монтер связи) линию восстановит, связь и появится. Чай не обеднеют связисты. У них этого кабеля море, а ты  всего метров двести взял.  Денька два полежит, потом отвезешь его в лес подальше, обожжешь.  Меди в нем килограмм пять, а может и больше, жилы то толстые. А потом в райцентр в палатке Вторсырья сдашь, может на пятьсот, а может и на всю тыщу выйдет, а на тыщу много чего купить можно.
Так успокаивал его внутренний голос. Леха и сам знал, что на тыщу можно много чего купить, за тыщу в поселке надо пахать и пахать, а тут раз, двадцать минут  и она почти в кармане. 
Еще до поселка Леха свернул на объездную дорогу, решив заехать с другого конца. Все-таки осторожность не помешает, кто его знает.
Подъезжая к дому, Леха удивился, второй час ночи, а в окне свет. На шум мотоцикла из калитки вышел отец.
- Где тебя носит, Леха?  Беда у нас.
- Да что случилось-то?
- С матерью худо. Пошла после вечерней дойки молоко в погреб ставить, да, толи поскользнулась, толи  нога подвернулась, упала она туда, в  погребуху. Да видать сильно зашиблась, да я  ещё, пока вытаскивал. Кажись добавил. На кровати она лежит, без сознания.
Сергей Иванович, так звали Лехиного отца, нервно достал из пачки сигарету, закурив, продолжил.
- Пока за фельдшером бегал, а он пьяный, как всегда, засранец. Привел. Осмотрел он её, говорит, мол, внутренние у неё какие-то повреждения, ни чего , мол, не могу сделать. Скорую из района надо вызывать, возможно, операция потребуется.   Ну я к Михалычу, у него телефон дома.  В райцентр звоню, а связи нет. И, что интересно, по посёлку связь есть, а с райцентром нет. Ну, я к Николе – связисту, так мол и так, что делать, выручай. Ну, он то, мужик правильный, хороший. Говорит мне, мол, обрыв видимо на линии поеду, посмотрю. Да вон, кажись, и он едет.
Действительно к ним на  служебном «Урале» подкатил Николай – связист местного РУЭСа, обслуживающий этот поселок.
- Ну, что там, Никола, как на линии? С нетерпением спросил Лехин отец.
- Что, что, зла не хватает на этих козлов. Опять кабель срезали. Целых двести метров.
Николай не слезая с мотоцикла закурил, стараясь не смотреть на отца с сыном сказал:
-  Иваныч, ничем не могу помочь, разве, что в район сгонять, так у тебя свой гонец есть, и как бы оправдываясь, добавил:
-Пойми, ты. У меня в люльке всего пять метров этого чертого кабеля, думал, если обрыв, так хоть вставку можно сделать. А тут, целых двести метров, четыре пролета. В районе просил кабель. Нет, говорят, весь разошелся, а новый пока не подвезли. Он ведь не дешевый.   Ну, что за люди. Своруют, сдадут эту чертову медь, получат сто, двести, ну пусть тыщу рублей, а того не понимают, что он стоит сотни тысяч. Где их взять то?
Наступила тягостная тишина. И тут, вдруг до Лехи доходит, что это про него говорят, что это тот самый кабель, который он так ловко срезал и спрятал…  И что, самое страшное, это из-за него сейчас не могут вызвать скорую из района его матери.
Из раскрытого окна раздался женский голос:
- Леша, Леша, сынок…
- Очнулась, пойду к ней,- засуетился Сергей Иванович, - А ты, Леха, может, и в правду в район сгоняешь. Что делать то? Надо что то делать.
- Сейчас, батя, погоди, все будет – решительно заявил Алексей.
Отец, вздохнув, направился в дом.
- Дядя Коля, я знаю где лежит этот кабель.
- Так это ты…
Николай резко завел мотоцикл, коротко бросил:
- Садись, показывай.
Пока они ехали до места преступления, в голове  Лехи стучала одна фраза «Тыща рублей, тыща рублей, а он сотни тысяч стоит».
Восстановили связь они быстро. Все-таки вдвоем. Использовали вставку, скрутили нужные пары,  и,  не подвешивая кабель целиком, закрепили только его концы, вернулись в поселок. Вызвали скорую.
Лешка радостный бежал домой. Связь есть. Скорая уже едет. Ему с нетерпением хотелось сообщить об  этом отцу и матери.
Светало. На крыльце сидел отец.
-Батя, батя, мы связь сделали,  в район позвонили, скорая едет.
- Поздно, сынок. Мать умерла. Тебя хотела посмотреть, да не дождалась.
- Как же так???
А в голове опять, как будто кто то зашептал: -Тыща рублей, на них можно было многое что купить.-
- Но не жизнь матери,- еле слышно добавила совесть.

04. 10. 2007

© Copyright: Игорь Фомин, 2012

Регистрационный номер №0026779

от 15 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0026779 выдан для произведения:

 

   Радость от удачно провернутого дела распирала Лехину грудь.  Он летел на мотоцикле по грунтовке и прохладный ночной воздух ни как не мог  остудить разгоряченное тело.  А дело он провернул клёвое.
Их поселок находился в пятнадцати километрах от райцентра. Единственная дорога была в хорошем состоянии только жарким летом и холодной зимой, но весной или осенью, а особенно после дождей, пробраться по ней можно было разве, что на тракторе.
Вдоль дороги, как положено, стояли столбы. По одну сторону ЛЭП, по другую связь.   Раньше на столбах связи висели провода, но уже года три назад, как их сняли и подвесили кабель. А кабель то с медными жилами. Вот его то и умудрился срезать, метров двести. По дороге, хоть и глубокий вечер, люди все равно ездят.   За двадцать минут с четырех пролетов скинуть кабель, резануть его, свернуть и оттащить в овраг и там спрятать – это надо суметь.     Причем  все доводы совести о том, что это не хорошо, были заглушены ласковым внутренним голосом :
- Ничего, завтра дядька Колька (это местный  монтер связи) линию восстановит, связь и появится. Чай не обеднеют связисты. У них этого кабеля море, а ты  всего метров двести взял.  Денька два полежит, потом отвезешь его в лес подальше, обожжешь.  Меди в нем килограмм пять, а может и больше, жилы то толстые. А потом в райцентр в палатке Вторсырья сдашь, может на пятьсот, а может и на всю тыщу выйдет, а на тыщу много чего купить можно.
Так успокаивал его внутренний голос. Леха и сам знал, что на тыщу можно много чего купить, за тыщу в поселке надо пахать и пахать, а тут раз, двадцать минут  и она почти в кармане. 
Еще до поселка Леха свернул на объездную дорогу, решив заехать с другого конца. Все-таки осторожность не помешает, кто его знает.
Подъезжая к дому, Леха удивился, второй час ночи, а в окне свет. На шум мотоцикла из калитки вышел отец.
- Где тебя носит, Леха?  Беда у нас.
- Да что случилось-то?
- С матерью худо. Пошла после вечерней дойки молоко в погреб ставить, да, толи поскользнулась, толи  нога подвернулась, упала она туда, в  погребуху. Да видать сильно зашиблась, да я  ещё, пока вытаскивал. Кажись добавил. На кровати она лежит, без сознания.
Сергей Иванович, так звали Лехиного отца, нервно достал из пачки сигарету, закурив, продолжил.
- Пока за фельдшером бегал, а он пьяный, как всегда, засранец. Привел. Осмотрел он её, говорит, мол, внутренние у неё какие-то повреждения, ни чего , мол, не могу сделать. Скорую из района надо вызывать, возможно, операция потребуется.   Ну я к Михалычу, у него телефон дома.  В райцентр звоню, а связи нет. И, что интересно, по посёлку связь есть, а с райцентром нет. Ну, я к Николе – связисту, так мол и так, что делать, выручай. Ну, он то, мужик правильный, хороший. Говорит мне, мол, обрыв видимо на линии поеду, посмотрю. Да вон, кажись, и он едет.
Действительно к ним на  служебном «Урале» подкатил Николай – связист местного РУЭСа, обслуживающий этот поселок.
- Ну, что там, Никола, как на линии? С нетерпением спросил Лехин отец.
- Что, что, зла не хватает на этих козлов. Опять кабель срезали. Целых двести метров.
Николай не слезая с мотоцикла закурил, стараясь не смотреть на отца с сыном сказал:
-  Иваныч, ничем не могу помочь, разве, что в район сгонять, так у тебя свой гонец есть, и как бы оправдываясь, добавил:
-Пойми, ты. У меня в люльке всего пять метров этого чертого кабеля, думал, если обрыв, так хоть вставку можно сделать. А тут, целых двести метров, четыре пролета. В районе просил кабель. Нет, говорят, весь разошелся, а новый пока не подвезли. Он ведь не дешевый.   Ну, что за люди. Своруют, сдадут эту чертову медь, получат сто, двести, ну пусть тыщу рублей, а того не понимают, что он стоит сотни тысяч. Где их взять то?
Наступила тягостная тишина. И тут, вдруг до Лехи доходит, что это про него говорят, что это тот самый кабель, который он так ловко срезал и спрятал…  И что, самое страшное, это из-за него сейчас не могут вызвать скорую из района его матери.
Из раскрытого окна раздался женский голос:
- Леша, Леша, сынок…
- Очнулась, пойду к ней,- засуетился Сергей Иванович, - А ты, Леха, может, и в правду в район сгоняешь. Что делать то? Надо что то делать.
- Сейчас, батя, погоди, все будет – решительно заявил Алексей.
Отец, вздохнув, направился в дом.
- Дядя Коля, я знаю где лежит этот кабель.
- Так это ты…
Николай резко завел мотоцикл, коротко бросил:
- Садись, показывай.
Пока они ехали до места преступления, в голове  Лехи стучала одна фраза «Тыща рублей, тыща рублей, а он сотни тысяч стоит».
Восстановили связь они быстро. Все-таки вдвоем. Использовали вставку, скрутили нужные пары,  и,  не подвешивая кабель целиком, закрепили только его концы, вернулись в поселок. Вызвали скорую.
Лешка радостный бежал домой. Связь есть. Скорая уже едет. Ему с нетерпением хотелось сообщить об  этом отцу и матери.
Светало. На крыльце сидел отец.
-Батя, батя, мы связь сделали,  в район позвонили, скорая едет.
- Поздно, сынок. Мать умерла. Тебя хотела посмотреть, да не дождалась.
- Как же так???
А в голове опять, как будто кто то зашептал: -Тыща рублей, на них можно было многое что купить.-
- Но не жизнь матери,- еле слышно добавила совесть.

04. 10. 2007
Рейтинг: +3 234 просмотра
Комментарии (3)
Игорь Кичапов # 16 февраля 2012 в 04:43 0
Тезка, хороший рассказ! Написан правильно, и цепляет, действительно, тыщща..вот ведь. Такое дело случается. У меня тоже есть почти про это, но там с другой точки зрения. Если интересно глянь "Люди гибнут за МЕТАЛЛ.." Это я не к тому чтоб ты обязательно прочел)) Просто тема перекликается в чем то. А рассказ твой реально хорош, с чистой совестью жму нравится. Удачи!
kabaret dog # 16 февраля 2012 в 04:54 0
По-моему "ни как" пишется слитно. Никак.
Игорь Фомин # 17 февраля 2012 в 22:56 0
Спасибо. Исправил.