ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → ПИТЕРСКИЕ СТРАСТИ

 

ПИТЕРСКИЕ СТРАСТИ

16 марта 2013 - Ольга Баранова


 

 

 

Тр-тр-тррр…тр-тр-трррррр…

  

Телефонный звонок застал Соню за мытьем посуды.  Вытерев руки,  она взяла трубку.

 

- Алло! Алло!! – знакомый голос в панике.

 

-  Виолетта  Львовна,  не кричите,  пожалуйста, я Вас отлично слышу, что случилось?

  

- Сонюшка, дорогая моя, как хорошо, что я тебя застала! Тут такое произошло, я должна тебе рассказать…просто не знаю, что делать.

 

 Эта странная дружба Сони, которая без натяжки годилась восьмидесятидвухлетней Виолетте Львовне в дочери,  длилась  почти двадцать лет, с тех пор, как последняя переехала из Северной Пальмиры в Москву.  Сначала их связывала работа, а когда несколько лет назад Виолетта вышла на пенсию, оказалось, что у нее никого нет, кроме семьи ее сына и Сони.  Но сын живет отдельно, и общаются они в основном по телефону. А Соня - рядом, в десяти минутах ходьбы через парк.

 

- Я слушаю Вас, Виолетта Львовна. Вы здоровы?

 

- Да здорова, здорова… - женщина торопится, заметно нервничая.

 

- Ты помнишь, я говорила тебе о презентации оратории моего сына в Питере? – сын Виолетты – композитор.

 

- Ну, конечно, помню.  И Вы собирались поехать.

 

- Так вот, я никуда не еду!!  Потому что мой сын, которому я посвятила всю свою жизнь и даже поменяла нашу роскошную квартиру на набережной Фонтанки на бетонную двушку в спальном районе города, который я никогда не полюблю! – возмущение нарастает. – Потому что мой сын вместо меня, как было условлено заранее, берет свою новую жену, и они будут жить в люксе шикарной гостиницы напротив филармонии!

 

- Подождите, Виолетта Львовна, успокойтесь, - Соня понимает, что разговор быстро не закончится.

 

- Мне кажется, это совершенно нормально, - Сонино заключение гремит, как приговор.

 

- Что ты такое говоришь, Соня! Это мой город! Меня там еще многие помнят! – Виолетта в бытность работала редактором музыкальной газеты, и Соня не сомневалась в том, что каждая ступенька Питерской филармонии еще хранит отголоски уверенной поступи этой женщины.

 

- Значит, Вам надо ехать, - категорично заявляет Соня.

 

- Сонюшка, ты же знаешь, с НИМИ я не поеду, а одна – не могу, все-таки возраст и все такое… - на минуту Виолетта замолкает и затем продолжает с ноткой легкой  неловкости просящего человека. – Вот если бы ты смогла поехать со мной…а? Соня, а?

«Ну, как можно отказать», - подумалось Соне, а вероятнее всего, она и сама была не прочь отвлечься от работы, хоть на пару дней.

 

И вот, они катят ночным поездом, привычным для Виолетты.  Соня уже  давно перестала удивляться этому невероятному соединению энергии и консерватизма в натуре приятельницы, поэтому не настаивала на поездке «Сапсаном».

Город всей Виолеттиной жизни встречает их морозным, но солнечным и безветренным утром. Подкрепившись в привокзальной кофейне «Чижик-Пыжик», они двигаются к давней приятельнице Виолетты Львовны.  Аэлита живет на Обводном канале, в старом пятиэтажном доме,  по форме представляющем  замкнутый треугольник с аркой со стороны канала. Дом без лифта, но с домофоном, по которому  сообщают, что подняться придется на пятый этаж.  Это является неприятной неожиданностью для Виолетты.

 

- О, Боже! Если бы я знала, ни за что не согласилась бы остановиться у Аэлиты! – с неподдельным разочарованием восклицает Виолетта. – Когда я была у нее последний раз, она жила на Невском, в старой квартире, но потом разъехалась с дочерью и попала в эту тьмутаракань!

 

Наконец, с привалами, но цель достигнута. Отдышавшись, Виолетта жмет на дверной звонок.

 

- Рррр-ав! Гав- гав! – тут же весело раздается из-за двери.

 

- Ах! Ой! Я боюсь собак! Уберите собаку!! – что есть силы вопит  Виолетта Львовна, отпрянув назад и чуть было не оступившись. Соня успевает подхватить ее под руку.

 

- Она совсем не кусается! – заверяет из-за той же двери детский голосок.

 

- Гав-гав-рррр-ав! – с готовностью подтверждает собака.

 

Виолетта хватается  за сердце и со слезами в голосе восклицает: «Что же делать, Сонюшка! Я туда не пойду!».

 

- Ну, успокойтесь, - тихо говорит Соня, - вспомните, с каким трудом Вы сюда поднялись. Вам необходимо отдохнуть, вечером концерт!

 

После недолгой возни, дверь лающей квартиры отворяется,  и на пороге появляются двое мальчиков лет восьми и десяти, а за ними их бабушка.  Аэлита выглядит уставшей и даже поникшей. Виолетта с опаской входит в квартиру. Дальнейшее пребывание московских гостей превращается в сущий ад для ничего не понимающей собаки, которую оба мальчугана таскают за загривок из комнаты в ванную и опять в комнату, пока Аэлита показывает Виолетте свои владения и устраивает чаепитие.

 

- А теперь мой младший внук сыграет нам на балалаечке, - с гордостью произносит Аэлита, и все следуют за ней  в комнату, где стоит рояль. Бабушка садится за рояль, а внук усердно, но невпопад  начинает щипать струны своего инструмента. Собака глухо подвывает из другой комнаты. Виолетта Львовна умоляюще смотрит на Соню, всем видом показывая, что она не выдержит всего этого кошмара больше пяти минут. Соня смотрит на часы. К счастью, времени остается ровно столько, чтобы не торопясь добраться до филармонии.

  

- Как жаль, что вам уже пора, - сокрушается Аэлита. Программа ее вечера должна была завершиться игрой старшенького внука на скрипочке.  Это обстоятельство ускоряет исход Виолетты из квартиры старинной подруги.

 

- В другой раз, миленькая, в другой раз, - уже в дверях женщины церемонно троекратно целуются, как положено.

  

- Бедная Аэлита! – глубоко вдохнув свежий воздух, рассуждает Виолетта, когда они с Соней оказываются на улице, - она ведь разъехалась со своей непутевой дочерью, чтобы пожить одной, но, как видишь, внуки опять на ней, и работа, а ведь здоровье уже не то… Как время идет!

Виолетта грустнеет, и  весь путь до филармонии вздыхает. Только немеркнущее великолепие концертного зала понемногу успокаивает ее. Сцена заполняется. Оркестр, хор, последним выходит дирижер, и начинается таинство звуков. Забыв все свои обиды, Виолетта  замирает. Она ловит каждую ноту – музыка ее сына! Голоса хора то сливаются с оркестром, то опережая его, будто парят над всеми. Мало-помалу музыка словно уводит Соню в глубину ее мыслей, которые несутся только к одному человеку, ставшему таким близким и ощутимым. Она закрывает глаза, дотрагивается до шрама над его губой и едва проводит по нему пальцем… со всей нерастраченной нежностью…«Как же ты устал, родной мой», - она шепчет ему, касаясь губами его щеки.  Как ей хочется, чтобы он услышал, почувствовал ее. Звуки сплетаются, сплетаются их руки… 

 

- Соня, тебе не понравилось? Где ты? О чем ты думаешь? – Виолетта Львовна своим шепотом врывается в хрупкий мир Сониных ощущений. Зал аплодирует. Концерт закончился. Соня провожает приятельницу в гримерную, наблюдая, как к ней подходят разные люди, узнают ее и поздравляют с успехом сына. Виолетта горда и счастлива, а Соня думает, что вот такие минуты, вероятно, способны продлить жизнь, пусть совсем чуть-чуть.

Они вдвоем выходят на Невский.  Праздничный день, еще не поздно, но на проспекте почти ни души. Виолетта, очевидно, на подъеме чувства вдруг  произносит: «Надо же, как безлюдно здесь… А у нас в Москве в это время народу везде полно…». Соня улыбнулась, ей показалось, что на мгновение Виолетта и сама поразилась  произнесенным ею словам. И тут же глаза ее наполняются слезами. Виолетта знает наверняка, что она не скоро вернется в свой город, а может….

 

Через пару часов ночной поезд уносил их в Москву.

 

 

 

 


 

© Copyright: Ольга Баранова, 2013

Регистрационный номер №0123905

от 16 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0123905 выдан для произведения:


 

 

Тр-тр-тррр…тр-тр-трррррр…

Телефонный звонок застал Соню за мытьем посуды.  Вытерев руки,  она взяла трубку.

- Алло! Алло!! – знакомый голос в панике.

-  Виолетта  Львовна,  не кричите,  я Вас отлично слышу, что случилось?

- Сонюшка, дорогая моя, как хорошо, что я тебя застала! Тут такое произошло, я должна тебе рассказать…просто не знаю, что делать.

 Эта необычная дружба Сони, которая без натяжки годилась восьмидесятидвухлетней Виолетте Львовне в дочери,  длилась  почти двадцать лет, с тех пор, как последняя переехала из Северной Пальмиры в Москву.  Сначала их связывала работа, а когда несколько лет назад Виолетта вышла на пенсию, оказалось, что у нее никого нет, кроме семьи ее сына и Сони.  Но сын живет отдельно, и общаются они в основном по телефону.

- Я слушаю Вас, Виолетта Львовна. Вы здоровы?

- Да здорова, здорова… - женщина торопится, заметно нервничая.

- Ты помнишь, я говорила тебе о презентации оратории моего сына в Питере? – сын Виолетты – композитор.

- Ну, конечно, помню.  И Вы собирались поехать.

- Так вот, я никуда не еду!!  Потому что мой сын, которому я посвятила всю свою жизнь и даже поменяла нашу роскошную квартиру на набережной Фонтанки на бетонную двушку в спальном районе города, который я никогда не полюблю! – возмущение нарастает. – Потому что мой сын вместо меня, как было условлено заранее, берет свою новую жену, и они будут жить в люксе шикарной гостиницы напротив филармонии!

- Подождите, Виолетта Львовна, успокойтесь, - Соня понимает, что разговор быстро не закончится.

- Мне кажется, это совершенно нормально, - Сонино заключение гремит, как приговор.

- Что ты такое говоришь, Соня! Это мой город! Меня там еще многие помнят! – Виолетта в бытность работала редактором музыкальной газеты, и Соня не сомневалась в том, что каждая ступенька Питерской филармонии еще хранит отголоски уверенной поступи этой женщины.

- Значит, Вам надо ехать, - категорично заявляет Соня.

- Сонюшка, ты же знаешь, с НИМИ я не поеду, а одна – не могу, все-таки возраст и все такое… - на минуту Виолетта замолчала и затем продолжила с ноткой легкой  неловкости просящего человека. – Вот если бы ты смогла поехать со мной…а? Соня, а?

«Ну, как можно отказать», - подумалось Соне, а вероятнее всего, она и сама была не прочь отвлечься от работы, хоть на пару дней.

И вот, они катят ночным поездом, привычным для Виолетты.  Соня уже  давно перестала удивляться этому странному соединению энергии и консерватизма в натуре приятельницы, поэтому не настаивала на поездке «Сапсаном».

Город всей Виолеттиной жизни встречает их морозным, но солнечным и безветренным утром. Подкрепившись в вокзальной кофейне «Чижик-Пыжик», они двигаются к давней приятельнице Виолетты Львовны.  Аэлита живет на Обводном канале, в старом пятиэтажном доме,  по форме представляющем  замкнутый треугольник с аркой со стороны канала. Дом без лифта, но с домофоном, по которому нам сообщают, что подняться придется на пятый этаж.  Это является неприятной неожиданностью для Виолетты.

- О, Боже! Если бы я знала, ни за что не согласилась бы остановиться у Аэлиты! – с неподдельным разочарованием восклицает Виолетта. – Когда я была у нее последний раз, она жила на Невском, в старой квартире, но потом разъехалась с дочерью и попала в эту тьмутаракань!

Наконец, с привалами, но цель достигнута. Отдышавшись, Виолетта жмет на дверной звонок.

- Рррр-ав! Гав- гав! – тут же весело раздается из-за двери.

- Ах! Ой! Я боюсь собак! Уберите собаку!! – что есть силы вопит  Виолетта Львовна, отпрянув назад и чуть было не оступившись. Соня успевает подхватить ее под руку.

- Она совсем не кусается! – заверяет из-за той же двери детский голосок.

- Гав-гав-рррр-ав! – с готовностью подтверждает собака.

Виолетта хватается  за сердце и со слезами в голосе восклицает: «Что же делать, Сонюшка! Я туда не пойду!».

- Ну, успокойтесь, - тихо говорит Соня, - вспомните, с каким трудом Вы сюда поднялись. Вам необходимо отдохнуть, вечером концерт!

После недолгой возни, дверь лающей квартиры отворяется,  и на пороге появляются два мальчика лет восьми и десяти, а за ними их бабушка.  Аэлита выглядит уставшей и даже поникшей. Виолетта с опаской входит в квартиру. Дальнейшее пребывание московских гостей превращается в сущий ад для ничего не понимающей собаки, которую оба мальчугана таскают за загривок из комнаты в ванную и опять в комнату, пока Аэлита показывает Виолетте свои владения и устраивает чаепитие.

- А теперь мой младший внук сыграет нам на балалаечке, - с гордостью произносит Аэлита, и все следуют за ней  в комнату, где стоит рояль. Бабушка садится за рояль, а внук усердно, но невпопад  начинает щипать струны своего инструмента. Собака глухо подвывает из другой комнаты. Виолетта Львовна умоляюще смотрит на Соню, всем видом показывая, что она не выдержит всего этого кошмара больше пяти минут. Соня смотрит на часы. К счастью, времени остается ровно столько, чтобы не торопясь добраться до филармонии.

- Как жаль, что вам уже пора, - сокрушается Аэлита. Программа ее вечера должна была завершиться игрой старшенького внука на скрипочке.  Это обстоятельство ускоряет исход Виолетты из квартиры старинной подруги.

- В другой раз, миленькая, в другой раз, - уже в дверях женщины церемонно троекратно целуются, как положено.

 

- Бедная Аэлита! – глубоко вдохнув свежий воздух, рассуждает Вилетта, когда они с Соней оказываются на улице, - она ведь разъехалась со своей непутевой дочерью, чтобы пожить одной, но, как видишь, внуки опять на ней, и работа, а ведь здоровье уже не то… Как время идет!

Виолетта грустнеет, и  весь путь до филармонии вздыхает. Только немеркнущее великолепие концертного зала понемногу успокаивает ее. Сцена заполняется. Оркестр, хор, последним выходит дирижер, и начинается таинство звуков. Забыв все свои обиды, Виолетта  замирает. Она ловит каждую ноту – музыка ее сына! Голоса хора то сливаются с оркестром, то опережая его, словно парят над всеми. Мало-помалу музыка словно уводит Соню в глубину ее мыслей, которые несутся только к одному человеку, ставшему таким близким и ощутимым. Она закрывает глаза, дотрагивается до шрама над его губой и едва проводит по нему пальцем… со всей нерастраченной нежностью…«Как же ты устал, родной мой», - она шепчет ему, касаясь губами его щеки.  Как ей хочется, чтобы он услышал, почувствовал ее. Звуки сплетаются, сплетаются их руки…

- Соня, тебе не понравилось? Где ты? О чем ты думаешь? – Виолетта Львовна своим шепотом врывается в хрупкий мир Сониных ощущений. Зал аплодирует. Концерт закончился. Соня провожает приятельницу в гримерную, наблюдая, как ней подходят люди, узнают ее и поздравляют с успехом сына. Виолетта горда и счастлива, а Соня думает, что вот такие минуты, вероятно, способны продлить жизнь, пусть совсем чуть-чуть.

Они вдвоем выходят на Невский.  Праздничный день, еще не поздно, но на проспекте почти ни души. Виолетта, очевидно, на подъеме чувства вдруг  произносит: «Надо же, как безлюдно здесь… А у нас в Москве в это время народу везде полно…». Соня улыбнулась, ей показалось, что на мгновение Виолетта и сама поразилась  произнесенным словам. И тут же глаза ее наполняются слезами. Виолетта знает наверняка, что она не скоро вернется в свой город, а может….

Через пару часов ночной поезд уносил их в Москву.

 


 

Рейтинг: +17 405 просмотров
Комментарии (26)
Света Цветкова # 16 марта 2013 в 17:51 +2
Оля!!!!!!!
Мне очень понравился твой рассказ.
И за волнительный сюжет, и за чистое написание, и за тонкое понимание человеческой натуры.
Вот такой замечательный, талантливый сыночек, к которому совсем старенькая мама примчалась только, чтобы послушать его концерт.
Но она сама приложила руку к воспитанию этого чуда....
capuchino smayliki-prazdniki-612 igrushka v supersmile
Ольга Баранова # 16 марта 2013 в 19:02 +1
Ой!! Света!
Спасибо тебе за такой развернутый комментарий и за твое видение характера! Правда, слегка не лояльный )). Но дай бог каждому дожить до такого возраста и оставаться в разуме!.

buket1
Ольга Постникова # 16 марта 2013 в 20:56 +1
Оля! Чудо, как хорош Ваш рассказ!Совершенно зримый образ Виолетты Львовны. Зримый и, словно, хорошо знакомый. К сожалению, люди того поколения, старые интеллигенты, уходят потихоньку, унося из нашей жизни невосполнимые ценности. Ради одного концерта, в таком солидном возрасте! Жаль, что сын не очень внимателен оказался к матери, но, думаю,что мать, как всегда простит его. Спасибо, Оля. Я словно побывала в кругу подруг своей мамы. 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Ольга Баранова # 16 марта 2013 в 21:05 +1
Олечка, спасибо Вам! Рада найти понимание в Вашем лице. Да, поколение таких людей с ужасающей быстротой уходит. А она ведь пережила блокаду в Питере, их эвакуировали уже только в самом конце. Для нее день снятия блокады и день Победы - два самых дорогих праздника.
А сыновья...недаром же говорят "ночная кукшка дневную всегда перекукует" ))

buket1
Ольга Постникова # 16 марта 2013 в 21:26 +1
Оля, ну это просто жизнь-про кукушек. Не всегда мы в полной мере осознаём счастье общения с родителями. Потом каемся, но, зачастую, запоздало... и - по кругу. Но какое же счастье жить до обозначенного конца, не со сладострастным перечислением болячек и перечислением съеденных блюд!С душой, наполненной ценностями - музыкой, литературой, живописью. С живой душой, не изнемогающей от телесных недомоганий. А мы всё чаще отождествляем её, душу, с плотью.
Ольга Баранова # 16 марта 2013 в 21:35 +1
Ну, наверное сыновьям иногда не разорваться между женой и матерью...И часто эти две стороны противоборствуют, к сожалению. Бывает, что и браки распадаются из-за этого. Сложно все в отношениях. Но, кто-то должен быть мудрее, скорее всего мы, матери, в силу большего опыта. Кто же поймет наших детей, как не мы, родители?
А про болячки, лекарства и прочее подобное, вы правы ! Куда интереснее про высокое, вечное! )))
Владлена Денисова # 17 марта 2013 в 00:25 +2
Мне было интересно читать о жизни коренных жителей Питербурга,
представительниц уходящей эпохи.
Молодежь, вероятно, там теперь совсем не та.
Трогает дружба разных по возрасту женщин.
А отношения между разными поколениями, впрочем, как и везде.
Удачи в творчестве, вдохновения! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Ольга Баранова # 23 марта 2013 в 00:49 0
Спасибо за отзыв и пожелания, Владлена! Рада видеть Вас!
Елена Нацаренус # 17 марта 2013 в 00:42 +1
Оля, БРАВО! Замечательная работа! Образ Виолетты Львовны удался на славу! В короткий рассказ поместилась её жизнь, работа и любовь к сыну. И это всё так тонко, без лишних подробностей и отклонений... ПОТРЯСАЮЩЕ!!! Спасибо огромное!
Ольга Баранова # 23 марта 2013 в 00:50 0
Леночка, спасибо тебе за такой теплый комментарий! Рада, что тебе понравилось.
Бен-Иойлик # 17 марта 2013 в 08:59 +1
Рассказ понравился!
Думаю, что ленинградцам стоит его почитать!
А москвичам - призадуматься... 5min
Ольга Баранова # 23 марта 2013 в 00:51 0
Даже меня заинтриговали, Григорий! )))
Спасибо, что прочли! Рада Вас видеть!
Татьяна Стафеева # 17 марта 2013 в 14:08 +1
Оля, замечательный рассказ! И с грустным юмором, и с восторгом от прекрасной музыки! По ходу повествования очень сочувствовала Виолетте Львовне и искренне порадовалась, что не удалось послушать "игру старшенького внука на скрипочке".
И все же, невзирая на все трудности, конечная цель того стоила! Ведь это был успех ее сына, который перевесил все остальное!
Спасибо и успеха!
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Ольга Баранова # 23 марта 2013 в 00:52 0
Таня, спасибо! И правда, успех наших детей - это и наш успех!
Evgeniy VEK # 18 марта 2013 в 06:54 +2
очень точно психологически выстроен рассказ. Успехов!
Ольга Баранова # 23 марта 2013 в 00:53 0
Спасибо, Женя! Всегда рада твоему визиту и прочтению!
Игорь Кичапов # 21 марта 2013 в 01:54 +2
Как всегда.. изящно и "за жизнь!
Умочка!!!!
Ольга Баранова # 23 марта 2013 в 00:56 0
Спасибо, Игорь за то, что нашел время, заглянул!
Как бы ни было, мне безмерно приятно! ))
Валига # 22 марта 2013 в 07:12 +2
Прекрасно!!!!!!!!!!!!!! Душа полна эмоциями! Спасибо, Незнайка!
Ольга Баранова # 23 марта 2013 в 00:57 +1
Валя! Спасибо за прочтение. Если Вам пришлось по душе, мне приятно!
.. # 22 марта 2013 в 18:04 +1
Прекрасный рассказ) с большим интересом его прочла)))
Ольга Баранова # 23 марта 2013 в 00:58 0
От души благодарю за прочтение!
Спасибо!
Леонид Жмурко # 30 апреля 2013 в 02:10 +1
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Ольга Баранова # 30 апреля 2013 в 23:33 0
Спасибо за прочтение! 30
Карина Неожиданная # 23 мая 2013 в 21:44 +1
Вы точно прорисовываете психологические портреты! super
Ольга Баранова # 24 мая 2013 в 21:54 0
Кариночка! Рада читающему гостю и Вашему визиту в частности.
Спасибо за прочтение и отзыв!