Небо

9 марта 2014 - Вадим Ионов

Утверждение о том, что мы живём на земле, скорее всего не совсем верно. Чаще всего на земле живут подошвы наших ног. Вся же остальная часть конструкции пребывает в объятиях неба, пусть и «нижнего».

 

Поднимаясь же на третий или пятый этаж в свою квартиру, мы и вовсе становимся ответственными небосъёмщиками, отделёнными от родной планеты бетонными перекрытиями.

 

И лишь изредка, ныряя в моря и океаны, нам дано ощутить земные объятия. Но в них мы чувствуем себя неуютно под взглядами удивлённых рыб, наблюдающими, как мы пускаем пузыри, отказываясь дышать живительной влагой.

К чернозёмам и суглинкам мы также относимся с настороженностью, не находя удовольствия в их прилипчивости и стремлении замарать наши одежды.

И в связи с этим, выходя на улицу, мы надеваем калоши, а то и сапоги, чтобы защитить своё небесное естество от сырости и грязи, выказывая тем самым некое недоверие к земле-матушке.

 

В небе же, что начинается сразу над шнурками наших ботинок, мы чувствуем себя гораздо комфортней. В нём мы любим и негодуем, куда-то стремимся, культивируя собственную значимость, и вкушаем красные украинские борщи с пампушками. При этом относимся мы к утоптанной тверди, как к неким закромам, что снабжают нас питьём, углеводами, белками, желтками и синяками.

 

***

Борщ удался!

Такой борщ надо есть, мыча от удовольствия после каждой ложки, предваряя лакомство рюмкой горилки или же самогонкой от бабки Клавы. При отсутствии же «слезы», мы с Пашкой довольствовались горилкой из магазина.

Насытившись и перекуривая после горячего и горячительного, я и рассказал Пашке свою теорию о небожительстве.

 

Какое-то время Павлик молчал, дымя в потолок, а потом хмыкнул и сказал,

- Хреновая теория!

Я аж даже закашлялся от такого приговора, и уже не ожидая ничего хорошего от дальнейшего разговора, спросил,

- Это почему же?

- Потому что радоваться-то тут не чему. Это вот твоё небо, скорее наше наказание, чем награда.

- Поясни….

- А чего тут пояснять?! Всё ж кругом горит…

 

Он посмотрел на мои удивлённые глаза и продолжил,

- Ну, чего ты глаза выпучил? Везде где есть кислород – везде есть горение. Медленное ли, быстрое – это другой вопрос. Нужно лишь топливо и кислород. Топлива вокруг – хоть отбавляй! Ты – топливо, я – топливо…. Всё вокруг – топливо…. Так что небеса твои постоянно горят, пусть и без видимого пламени.

 

Он помолчал и хитро сощурившись, добавил,

 - А как святые отцы называют то местечко, где всё кругом пылает и плавится?.. То-то и оно….

 

После этих Пашкиных слов со мной случилась изжога, и мне вдруг так захотелось выгнать его из дома к чёртовой матери, а самому наполнить до краёв ванну и улечься на её дно.

Лежать и размышлять о жабрах, и о том, что вода это уже «зола» перегоревшего водорода, и что с виду глупые пучеглазые рыбы намного хитрей и дальновидней, чем кажутся….

 

 

© Copyright: Вадим Ионов, 2014

Регистрационный номер №0198981

от 9 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0198981 выдан для произведения:

Утверждение о том, что мы живём на земле, скорее всего не совсем верно. Чаще всего на земле живут подошвы наших ног. Вся же остальная часть конструкции пребывает в объятиях неба, пусть и «нижнего».

 

Поднимаясь же на третий или пятый этаж в свою квартиру, мы и вовсе становимся ответственными небосъёмщиками, отделёнными от родной планеты бетонными перекрытиями.

 

И лишь изредка, ныряя в моря и океаны, нам дано ощутить земные объятия. Но в них мы чувствуем себя неуютно под взглядами удивлённых рыб, наблюдающими, как мы пускаем пузыри, отказываясь дышать живительной влагой.

К чернозёмам и суглинкам мы также относимся с настороженностью, не находя удовольствия в их прилипчивости и стремлении замарать наши одежды.

И в связи с этим, выходя на улицу, мы надеваем калоши, а то и сапоги, чтобы защитить своё небесное естество от сырости и грязи, выказывая тем самым некое недоверие к земле-матушке.

 

В небе же, что начинается сразу над шнурками наших ботинок, мы чувствуем себя гораздо комфортней. В нём мы любим и негодуем, куда-то стремимся, культивируя собственную значимость, и вкушаем красные украинские борщи с пампушками. При этом относимся мы к утоптанной тверди, как к неким закромам, что снабжают нас питьём, углеводами, белками, желтками и синяками.

 

***

Борщ удался!

Такой борщ надо есть, мыча от удовольствия после каждой ложки, предваряя лакомство рюмкой горилки или же самогонкой от бабки Клавы. При отсутствии же «слезы», мы с Пашкой довольствовались горилкой из магазина.

Насытившись и перекуривая после горячего и горячительного, я и рассказал Пашке свою теорию о небожительстве.

 

Какое-то время Павлик молчал, дымя в потолок, а потом хмыкнул и сказал,

- Хреновая теория!

Я аж даже закашлялся от такого приговора, и уже не ожидая ничего хорошего от дальнейшего разговора, спросил,

- Это почему же?

- Потому что радоваться-то тут не чему. Это вот твоё небо, скорее наше наказание, чем награда.

- Поясни….

- А чего тут пояснять?! Всё ж кругом горит…

 

Он посмотрел на мои удивлённые глаза и продолжил,

- Ну, чего ты глаза выпучил? Везде где есть кислород – везде есть горение. Медленное ли, быстрое – это другой вопрос. Нужно лишь топливо и кислород. Топлива вокруг – хоть отбавляй! Ты – топливо, я – топливо…. Всё вокруг – топливо…. Так что небеса твои постоянно горят, пусть и без видимого пламени.

 

Он помолчал и хитро сощурившись, добавил,

 - А как святые отцы называют то местечко, где всё кругом пылает и плавится?.. То-то и оно….

 

После этих Пашкиных слов со мной случилась изжога, и мне вдруг так захотелось выгнать его из дома к чёртовой матери, а самому наполнить до краёв ванну и улечься на её дно.

Лежать и размышлять о жабрах, и о том, что вода это уже «зола» перегоревшего водорода, и что с виду глупые пучеглазые рыбы намного хитрей и дальновидней, чем кажутся….

 

 

Рейтинг: +1 120 просмотров
Комментарии (1)
Влад Устимов # 24 марта 2014 в 15:51 0
Лишь счастливчик "пребывает в объятиях неба". Успехов!