ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Исповедь грешницы

 

Исповедь грешницы

31 мая 2012 - Игорь Коркин

 Один молдавский бизнесмен по фамилии Кукол мечтал открыть в Москве по улице Юных Ленинцев виноводочный магазинчик. Но боялся Кукол, что подрастут ленинцы, вступят в коммунистическую партию и национализируют его магазинчик. Он целыми сутками ходил по улицам в поисках этих ленинцев, но, увы, не встретил даже ни одного вшивого экземпляра.
"Неужели удача?" – думал молдованин.
Когда место было выбрано, документы и все взятки были собраны и отданы, Кукол всерьёз задумался над названием магазинчика.
- Бутылок и сортов будет очень много, поэтому я назову его "Алкогольный мир". Представляешь, целый мир алкоголя, - сказал он жене – молдаванке Кукол.
Бизнесмен заказал красивую вывеску из больших букв, но монтажники потеряли по дороге несколько фигурок русского алфавита. Пришлось слепить название из того, что было. Кстати, получилось неплохо: "Алкомир".
Действительно, в течение недели полки магазина заполнились целыми батареями из бутылок молдавских, грузинских, краснодарских, крымских вин, армянских и азербайджанских коньяков. Было тут, где разгуляться бомжу и бизнесмену, профессору и шоумену, музыканту и алкоголику, дуэлянту и трудоголику. На любой карман и вкус – тут и купаж-винтаж, отвёртка-пассатижи, вертолёт-улёт, Балтика-Антарктика, анальное-Арсенальное, сидор-фидор.
Ну, а сорта молдавских вин нельзя было ни сосчитать ни пересчитать. Всевозможного вида и размера бутылки красовались перед покупателем, показывая свои яркие разукрашенные различными красками этикетки. Они так и кричали, так и манили:
"Эй, выбери меня! Выбери меня! Я самая вкусная и красивая!"
Недаром хозяин заведения носил фамилию "Кукол". Батареи бутылок стояли, как красивые, нарядные и дорогие куклы в детском театре, готовые вот-вот начать своё театральное представление. Удивлённый покупатель с открытым ртом глазел на красиво оформленную витрину, не зная, что выбрать, а из динамиков доносился ранее модный шлягер:
"А если б я не пил вино,
Я бы засох давным-давно,
Ведь даже бочка без вина
Рассыхается до дна."
А когда в полночь магазинчик закрывался, бутылки начинали жить своей, винной жизнью. Они разговаривали, смеялись, рассказывали о своих впечатлениях увиденного в течении дня.
- Чего разгалделись? – громко сказал молдавский "Белый аист"
- Ну, почему? Мы теперь одни и не можем молчать даже ночью, - заплакала "Утренняя роса".
- Ладно, говорите, только тихо и между собой, - рявкнул коньяк "Колораш".
А на самой нижней полке одиноко стояли две бутылки молдавского вина "Шопот монаха" и "Исповедь грешницы". Их соседей распродали днём, а новых не поставили, поэтому сегодня они могли поговорить довольно громко, не боясь, что их услышит кто-нибудь.
- А, что, ты на самом деле грешница? – шопотом спросил монах.
- Да, я тогда была замужем за коньяком "Нистру". Я любила его..
- А потом? Что помешало вашему счастью?
- Захаживал к нам сосед, армянский коньяк "Арарат"
- И, что, Арарат был лучше Нистру?
- Нет, он был такой напористый..
- Как это произошло? – шопотом спросил монах.
- Нистру пошёл на Днестр поймать рыбы к ужину, а Арарат тут как тут, словно караулил мужа. Он набросился на меня, взял силой..Дождь начался и Нистру пришёл домой..Ну, вот, теперь вот здесь молюсь, чтобы купил меня кто-нибудь, выпил и прекратил мои страдания. А, ты, монах, как попал в монастырь? По своему желанию?
- Да, в миру я видел страдания, прелюбодеяния, кровь. Я решил прийти к богу с чистой душой, проведя свои последние дни в молитвах с Библией в руках. Хочешь, я почитаю тебе?
- Нет, монах, я знаю молитвы.
- А почему тогда уступила Арарату? Ведь ты почти не сопротивлялась..
- Эх, монах, сильно сладко было тогда..
- И ты не жалеешь о грехе?
- Нет, монах, не жалею.
- Хорошо с тобой разговаривать. Если завтра меня купят, ты будешь скучать?
- Очень. А, если меня первую?
- Да, буду. Неплохо было бы, если нас купил один хозяин. Мы бы присутствовали на казне друг друга, принося кому-то радость и наслаждение..
- Можно я тебя поцелую? – спросил монах.
-А вам, монахам, можно?
- Нет, но я не могу удержаться.
- Вот видишь, и я не могла удержаться в объятиях Арарата.
Монах поцеловал грешницу. В долгом жарком поцелуе пролетел остаток короткой летней ночи. Внезапно дверь магазина открылась, и в зал зашёл продавец и семейная пара бальзаковского возраста.
- Ой, гляди, - сказала женщина, указывая на прижавшихся друг к другу бутылок. – Как раз этих двух сортов вина нам не хватает в коллекции. Давай купим их.


Так и перекочевали бутылки в большой буфет одного частного дома. Они до сих пор стоят там и любят друг друга.

 

© Copyright: Игорь Коркин, 2012

Регистрационный номер №0052228

от 31 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0052228 выдан для произведения:

 Один молдавский бизнесмен по фамилии Кукол мечтал открыть в Москве по улице Юных Ленинцев виноводочный магазинчик. Но боялся Кукол, что подрастут ленинцы, вступят в коммунистическую партию и национализируют его магазинчик. Он целыми сутками ходил по улицам в поисках этих ленинцев, но, увы, не встретил даже ни одного вшивого экземпляра.
"Неужели удача?" – думал молдованин.
Когда место было выбрано, документы и все взятки были собраны и отданы, Кукол всерьёз задумался над названием магазинчика.
- Бутылок и сортов будет очень много, поэтому я назову его "Алкогольный мир". Представляешь, целый мир алкоголя, - сказал он жене – молдаванке Кукол.
Бизнесмен заказал красивую вывеску из больших букв, но монтажники потеряли по дороге несколько фигурок русского алфавита. Пришлось слепить название из того, что было. Кстати, получилось неплохо: "Алкомир".
Действительно, в течение недели полки магазина заполнились целыми батареями из бутылок молдавских, грузинских, краснодарских, крымских вин, армянских и азербайджанских коньяков. Было тут, где разгуляться бомжу и бизнесмену, профессору и шоумену, музыканту и алкоголику, дуэлянту и трудоголику. На любой карман и вкус – тут и купаж-винтаж, отвёртка-пассатижи, вертолёт-улёт, Балтика-Антарктика, анальное-Арсенальное, сидор-фидор.
Ну, а сорта молдавских вин нельзя было ни сосчитать ни пересчитать. Всевозможного вида и размера бутылки красовались перед покупателем, показывая свои яркие разукрашенные различными красками этикетки. Они так и кричали, так и манили:
"Эй, выбери меня! Выбери меня! Я самая вкусная и красивая!"
Недаром хозяин заведения носил фамилию "Кукол". Батареи бутылок стояли, как красивые, нарядные и дорогие куклы в детском театре, готовые вот-вот начать своё театральное представление. Удивлённый покупатель с открытым ртом глазел на красиво оформленную витрину, не зная, что выбрать, а из динамиков доносился ранее модный шлягер:
"А если б я не пил вино,
Я бы засох давным-давно,
Ведь даже бочка без вина
Рассыхается до дна."
А когда в полночь магазинчик закрывался, бутылки начинали жить своей, винной жизнью. Они разговаривали, смеялись, рассказывали о своих впечатлениях увиденного в течении дня.
- Чего разгалделись? – громко сказал молдавский "Белый аист"
- Ну, почему? Мы теперь одни и не можем молчать даже ночью, - заплакала "Утренняя роса".
- Ладно, говорите, только тихо и между собой, - рявкнул коньяк "Колораш".
А на самой нижней полке одиноко стояли две бутылки молдавского вина "Шопот монаха" и "Исповедь грешницы". Их соседей распродали днём, а новых не поставили, поэтому сегодня они могли поговорить довольно громко, не боясь, что их услышит кто-нибудь.
- А, что, ты на самом деле грешница? – шопотом спросил монах.
- Да, я тогда была замужем за коньяком "Нистру". Я любила его..
- А потом? Что помешало вашему счастью?
- Захаживал к нам сосед, армянский коньяк "Арарат"
- И, что, Арарат был лучше Нистру?
- Нет, он был такой напористый..
- Как это произошло? – шопотом спросил монах.
- Нистру пошёл на Днестр поймать рыбы к ужину, а Арарат тут как тут, словно караулил мужа. Он набросился на меня, взял силой..Дождь начался и Нистру пришёл домой..Ну, вот, теперь вот здесь молюсь, чтобы купил меня кто-нибудь, выпил и прекратил мои страдания. А, ты, монах, как попал в монастырь? По своему желанию?
- Да, в миру я видел страдания, прелюбодеяния, кровь. Я решил прийти к богу с чистой душой, проведя свои последние дни в молитвах с Библией в руках. Хочешь, я почитаю тебе?
- Нет, монах, я знаю молитвы.
- А почему тогда уступила Арарату? Ведь ты почти не сопротивлялась..
- Эх, монах, сильно сладко было тогда..
- И ты не жалеешь о грехе?
- Нет, монах, не жалею.
- Хорошо с тобой разговаривать. Если завтра меня купят, ты будешь скучать?
- Очень. А, если меня первую?
- Да, буду. Неплохо было бы, если нас купил один хозяин. Мы бы присутствовали на казне друг друга, принося кому-то радость и наслаждение..
- Можно я тебя поцелую? – спросил монах.
-А вам, монахам, можно?
- Нет, но я не могу удержаться.
- Вот видишь, и я не могла удержаться в объятиях Арарата.
Монах поцеловал грешницу. В долгом жарком поцелуе пролетел остаток короткой летней ночи. Внезапно дверь магазина открылась, и в зал зашёл продавец и семейная пара бальзаковского возраста.
- Ой, гляди, - сказала женщина, указывая на прижавшихся друг к другу бутылок. – Как раз этих двух сортов вина нам не хватает в коллекции. Давай купим их.


Так и перекочевали бутылки в большой буфет одного частного дома. Они до сих пор стоят там и любят друг друга.

 

Рейтинг: +1 1049 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!