ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → ГОРЮЧЕЕ ДЛЯ ТОРПЕДЫ. А КАК НА МОРЯЦКИЙ ВКУС?

 

ГОРЮЧЕЕ ДЛЯ ТОРПЕДЫ. А КАК НА МОРЯЦКИЙ ВКУС?

3 сентября 2012 - юрий елистратов
article74116.jpg

 

ГОРУЧЕЕ ДЛЯ ТОРЕДЫ А КАК НА МОРЯЦКИЙ ВКУС? - морская травля

(отрывок из повести "ТОРПЕДА НА СПИРТЕ")

 

 

 

 

 

Теперь насчет торпеды. Вторая «хитрость» торпеды заключалась в том, что вместо

обычного авиационного керосина в неё заливали чистейший спирт. Спирт был настолько

чистым, что если на зеркальной поверхности поджечь каплю, она сгорала без следа.

Главный конструктор в первую же встречу специально остановился на этом важном  обстоятельстве.

 

Дело в том, что по его личному распоряжению, чтобы исключить воровство спирта,

его распитие было легализовано следующим образом.

После дневного проведения испытаний и возвращения на берег, весь персонал

выстраивался в очередь затылок в затылок, с кружками, склянками, стаканами

возле бочки со спиртом. Над очередью стоял возбужденный мужской гул, как

всегда бывает в ожидании выпивки.

 

Специально обученный инженер конструкторского бюро раздавал каждому

порцию спирта. Для этого у него была длинная стеклянная трубка с шаровидным

утолщением. Трубка опускалась в бочку, а с другого конца зажималась

большим пальцем. Заполненная спиртом трубка вынималась и опускалась в

подставленную из очереди посудину. На мгновение палец отрывался от трубки,

и в посудине оказывались заветные сто грамм спирта, который, если развести

водой вполне заменял собой двести грамм водки.

 

Разводить эту прелесть водой народ брезговал.

Вода не отвергалась, но техника «разведения» была такая. Глоток воды

выпивался «до» и затем без вздоха надо было быстро опрокинуть в себя

«дозу спирта» и запить другим глотком воды, также без вздоха. Затем все

это действо «занюхивалось» что было под рукой. На этот случай у каждого

в очереди кроме кружки, в другой руке находились: кусок огурца и хлеб.

В отсутствии их сходил просто рукав куртки.

 

Сообщив нам эту важную информацию, главный конструктор решил, что на

этом инструктаж закончился, но он не знал Мишу-командира. Миша произнес

целую речь из которой, если убрать все лишнее и непечатное, получалось, что

офицерам боевых кораблей стоять каждый день с кружками в очереди, это значит

давать плохой пример матросам. Закатив глаза к потолку, он что-то быстро

подсчитал в уме и предложил главному конструктору торпеды выдавать

ему – командиру боевой группы кораблей ежемесячно сорок литров спирта

на протирку корабельной оптики!

 

Не для пьянства же?!

 

После короткого препирательства высокие договаривающиеся стороны сошлись

на двадцати литрах. Доверенным лицом для выполнения столь важной миссии

командир тут же назначил меня.

 

Отлив спирта на группу боевых кораблей происходил в тишине склада, куда

я приходил с двумя самодельными канистрами из нержавеющей стали. Где уж

подсуетился мой командир, кто сварил эти канистры, сколько это стоило, я так

никогда и не узнал.

 

С учетом недопитой бутыли «неприкосновенного командирского запаса», а также

остатков ещё Таллинских не тронутых бутылок, двух канистр спирта общий объём

горючего выглядел достаточно внушительно, о чем я и доложил командиру.

Он довольно хмыкнул и промолчал.

 

Каждый вечер, уставшие после трудового дня, увёртывания в озере от этой

бешенной торпеды, в нашей кают-компании собирались все командиры кораблей

обеспечения. На столе появлялась селедочка с петрушкой. На камбузе благоухали

гордеевские котлеты.

 

Поминая не злым морским словом торпеду, которая на спирте развивает

сумасшедшую скорость, а от этой гадости надо все время уворачиваться,

офицерство пробовало это горючее на вкус.

 

Стрессовое состояние от дневного неприятного общения с торпедой постепенно

уходило, народ веселел не по минутам, а по секундам.

 

Это продолжалось много
часов, так как другой культурной программы на морской базе отыскать было

не возможно.

 

Ожидался, правда, со дня на день приезд группы женщин научных исследовательниц конструкторского бюро торпеды, а пока делать по вечерам

было не чего.

 

Создано

Юрий Елистратов

пос. Развилка

3 сентября 2012г.

© Copyright: юрий елистратов, 2012

Регистрационный номер №0074116

от 3 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0074116 выдан для произведения:

 

ГОРУЧЕЕ ДЛЯ ТОРЕДЫ А КАК НА МОРЯЦКИЙ ВКУС? - морская травля

 

 

Теперь насчет торпеды. Вторая «хитрость» торпеды заключалась в том, что вместо

обычного авиационного керосина в неё заливали чистейший спирт. Спирт был настолько

чистым, что если на зеркальной поверхности поджечь каплю, она сгорала без следа.

Главный конструктор в первую же встречу специально остановился на этом важном  обстоятельстве.

Дело в том, что по его личному распоряжению, чтобы исключить воровство спирта,

его распитие было легализовано следующим образом.

После дневного проведения испытаний и возвращения на берег, весь персонал

выстраивался в очередь затылок в затылок, с кружками, склянками, стаканами

возле бочки со спиртом. Над очередью стоял возбужденный мужской гул, как

всегда бывает в ожидании выпивки.

 

Специально обученный инженер конструкторского бюро раздавал каждому

порцию спирта. Для этого у него была длинная стеклянная трубка с шаровидным

утолщением. Трубка опускалась в бочку, а с другого конца зажималась

большим пальцем. Заполненная спиртом трубка вынималась и опускалась в

подставленную из очереди посудину. На мгновение палец отрывался от трубки,

и в посудине оказывались заветные сто грамм спирта, который, если развести

водой вполне заменял собой двести грамм водки.

 

Разводить эту прелесть водой народ брезговал.

Вода не отвергалась, но техника «разведения» была такая. Глоток воды

выпивался «до» и затем без вздоха надо было быстро опрокинуть в себя

«дозу спирта» и запить другим глотком воды, также без вздоха. Затем все

это действо «занюхивалось» что было под рукой. На этот случай у каждого

в очереди кроме кружки, в другой руке находились: кусок огурца и хлеб.

В отсутствии их сходил просто рукав куртки.

 

Сообщив нам эту важную информацию, главный конструктор решил, что на

этом инструктаж закончился, но он не знал Мишу-командира. Миша произнес

целую речь из которой, если убрать все лишнее и непечатное, получалось, что

офицерам боевых кораблей стоять каждый день с кружками в очереди, это значит

давать плохой пример матросам. Закатив глаза к потолку, он что-то быстро

подсчитал в уме и предложил главному конструктору торпеды выдавать

ему – командиру боевой группы кораблей ежемесячно сорок литров спирта

на протирку корабельной оптики!

 

Не для пьянства же?!

 

После короткого препирательства высокие договаривающиеся стороны сошлись

на двадцати литрах. Доверенным лицом для выполнения столь важной миссии

командир тут же назначил меня.

 

Отлив спирта на группу боевых кораблей происходил в тишине склада, куда

я приходил с двумя самодельными канистрами из нержавеющей стали. Где уж

подсуетился мой командир, кто сварил эти канистры, сколько это стоило, я так

никогда и не узнал.

 

С учетом недопитой бутыли «неприкосновенного командирского запаса», а также

остатков ещё Таллинских не тронутых бутылок, двух канистр спирта общий объём

горючего выглядел достаточно внушительно, о чем я и доложил командиру.

Он довольно хмыкнул и промолчал.

 

Каждый вечер, уставшие после трудового дня, увёртывания в озере от этой

бешенной торпеды, в нашей кают-компании собирались все командиры кораблей

обеспечения. На столе появлялась селедочка с петрушкой. На камбузе благоухали

гордеевские котлеты.

 

Поминая не злым морским словом торпеду, которая на спирте развивает

сумасшедшую скорость, а от этой гадости надо все время уворачиваться,

офицерство пробовало это горючее на вкус.

 

Стрессовое состояние от дневного неприятного общения с торпедой постепенно

уходило, народ веселел не по минутам, а по секундам. Так продолжалось много

часов, так как другой культурной программы на морской базе отыскать было

не возможно. Ожидался, правда, со дня на день приезд группы женщин научных исследовательниц конструкторского бюро торпеды, а пока делать по вечерам

было не чего.

 

Создано

Юрий Елистратов

пос. Развилка

3 сентября 2012г.

Рейтинг: +3 649 просмотров
Комментарии (4)
0 # 4 сентября 2012 в 16:42 0
laugh
юрий елистратов # 4 сентября 2012 в 21:38 0
Танечка - спасибо за улыбчатый смайлик flo
Юрий Алексеенко # 4 сентября 2012 в 19:20 0
Представляю, что началось после того, как женщины конструкторского бюро вступили на палубу корабля. Одно нужно пожелать судну: чтоб не утонуло.... Прочитал с удовольствием.Посмеялся. А спиртик-то гарный был, че так себе ?
юрий елистратов # 4 сентября 2012 в 21:36 0
Женщины были очень хорошие и добрые.
Женщин на боевой корабль не допускают - плохая примета.
Всё происходило на берегу и в этом Миша командир - преуспел!
Спиртик обладал качествами необыкновенными - что однажды произошло
опубликую.
Следите за публикациями.
39