ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → КАК У МОРЯКА СРАБАТЫВАЕТ "ПАТРОН В ПАТРОННИКЕ" - морские байки

 

КАК У МОРЯКА СРАБАТЫВАЕТ "ПАТРОН В ПАТРОННИКЕ" - морские байки

26 августа 2012 - юрий елистратов
article72564.jpg

 

              КАК У МОРЯКА СРАБАТЫВАЕТ 

              "ПАТРОН В ПАТРОННИКЕ" - морские байки


                   

А со старшим помощником командира Гастоном случилось вот что.

Однажды утром бледный как мел Гастон Петрович ввалился в нашу каюту, рухнул в креслице, закрыл глаза и начал тяжело вздыхать. Я удивленно смотрел на эту картину и ничего не мог

понять.

Ситуация была угрожающей, и я кинулся за командиром. Он горошком скатился из боевой рубки, молча заглянул в каюту и тут же исчез. Через мгновение он вернулся с мензуркой. В каюте стал распространяться запах сердечных капель.

- Да нет братцы это не сердце, – очнулся Гастон – Жена родила! – потухшим голосом сказал он.
- Опять девочку? – догадливо спросил Миша-командир – Может жена чувствует себя плохо?
- Жена чувствует себя хорошо, – мямлил папаша нового дитяти – Я себя чувствую отвратительно.


Мы ничего не по нимали и вопросительно смотрели на моряка, которому жена родила третьего ребенка, и по всем житейским законам он должен был бы радоваться.


Наконец Гюстон пришел в себя, как-то жалостливо посмотрел на нас и сказал:
- Командир, дай мне выпить чего покрепче, чем эти капли.


После утвердительного командирского кивка, я бросился к сейфу и достал нераспечатанную бутылочку протирки. Выплеснув сердечные капли в иллюминатор, я заботливо налил в стакан и поднес его ко рту старпома. Выпив «успокаивающего» Гюстон, чуть порозовел, пару раз затянулся дымом сигареты вместо закуски и, наконец, произнес:


- Значит так мужики! Я, как обещал, забил патрон в патронник, а жена расстаралась и выполнила мою просьбу про мальчика. Мы с командиром радостно загалдели, поздравляя папашу, но он махнул рукой и продолжил.


- Родить то родила, но перестаралась! – он опять замолчал, потом горестно вздохнул и выпалил – Выдала, понимаешь, мне мальчика в трёх экземплярах!


Он искоса посмотрел на нас и молча протянул стакан для очередной порции «успокаивающего».
На какое-то мгновение мы с командиром онемели, а потом грохнулись в кресла в истерическом смехе. Посмотрев на нас, как-то визгливо захохотал и Гюстон. С этим смехом из него выходило напряжение от новости про «мальчуковую» тройню.


Продолжалось это долго. На шум в каюту стали заглядывать любопытные. Миша всех оповещал – «Гюстонова жена родила!» – остальные пояснения он давал на трех пальцах. Морячки, как правило, люди догадливые и дружно ржали, мысленно представляя ситуацию, в какую попал Гюстон.

Ситуация была, конечно, нервная.

На двухкомнатной жилплощади надо было соединить троих пацанов с двумя дочками, женой и с мужем. Можно было себе представить, как дружно три новорожденные мальчишеские попки будут разом какать и писать. Все это надо было во что-то принимать, убирать, мыть, сушить. Памперсов тогда и в помине не было, а всё выходящее из детей родители принимали в марлевые пеленки многоразового использования после стирки.


Вся эскадра боевых кораблей, по матросскому словесному телеграфу, была оповещена о событии на гвардейском дивизионе больших охотников. Морячки понимающие кивали головами – «Гвардейцы, они и в постели с женами гвардейцы!».

Рожать женщинам после них одно удовольствие – сразу по три сына!

Шутить, конечно, все горазды, а как быть с житейскими проблемами?

И тут морское командование показало себя в лучшем виде. Очень оперативно было принято решение о выделении семье Гастона  пяти-комнатной квартиры. Кроме ключа от квартиры все офицерство подсуетилось и знакомый столяр изготовил детскую коляску на три посадочных места. При общем стечении офицерства коляска с ключами от квартиры была торжественно вручена растроганному и размякшему Гастону.

После появления в семье трех долгожданных мальчишек, пятикомнатной квартиры и, конечно же, житейских проблем Гастон Петрович окончательно «завязал» со всеми «глупостями» на стороне и тихо и незаметно с флота исчез.


Флот понимающе покивал головами – «Какие там моря–океаны с пятью детьми!» Для такого случая моряк должен свою карьеру мужа аккуратно продолжить, но уже на берегу.


Это нехитрое правило понял и я. Решение списаться на берег в условиях холостого семейного положения, для настоящего маримана было неприлично, и я выбросил эти «глупости» из головы.

 

Создано

Юрий Елистратов

пос. Развилка

26 августа 2012г.

© Copyright: юрий елистратов, 2012

Регистрационный номер №0072564

от 26 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0072564 выдан для произведения:

 

              КАК У МОРЯКА СРАБАТЫВАЕТ 

              "ПАТРОН В ПАТРОННИКЕ" - морские байки


                   

А со старшим помощником командира Гюстоном случилось вот что.

Однажды утром бледный как мел Гюстон Петрович ввалился в нашу каюту, рухнул в креслице, закрыл глаза и начал тяжело вздыхать. Я удивленно смотрел на эту картину и ничего не мог

понять.

Ситуация была угрожающей, и я кинулся за командиром. Он горошком скатился из боевой рубки, молча заглянул в каюту и тут же исчез. Через мгновение он вернулся с мензуркой. В каюте стал распространяться запах сердечных капель.

- Да нет братцы это не сердце, – очнулся Гюстон – Жена родила! – потухшим голосом сказал он.
- Опять девочку? – догадливо спросил Миша-командир – Может жена чувствует себя плохо?
- Жена чувствует себя хорошо, – мямлил папаша нового дитяти – Я себя чувствую отвратительно.


Мы ничего не по нимали и вопросительно смотрели на моряка, которому жена родила третьего ребенка, и по всем житейским законам он должен был бы радоваться.


Наконец Гюстон пришел в себя, как-то жалостливо посмотрел на нас и сказал:
- Командир, дай мне выпить чего покрепче, чем эти капли.


После утвердительного командирского кивка, я бросился к сейфу и достал нераспечатанную бутылочку протирки. Выплеснув сердечные капли в иллюминатор, я заботливо налил в стакан и поднес его ко рту старпома. Выпив «успокаивающего» Гюстон, чуть порозовел, пару раз затянулся дымом сигареты вместо закуски и, наконец, произнес:


- Значит так мужики! Я, как обещал, забил патрон в патронник, а жена расстаралась и выполнила мою просьбу про мальчика. Мы с командиром радостно загалдели, поздравляя папашу, но он махнул рукой и продолжил.


- Родить то родила, но перестаралась! – он опять замолчал, потом горестно вздохнул и выпалил – Выдала, понимаешь, мне мальчика в трёх экземплярах!


Он искоса посмотрел на нас и молча протянул стакан для очередной порции «успокаивающего».
На какое-то мгновение мы с командиром онемели, а потом грохнулись в кресла в истерическом смехе. Посмотрев на нас, как-то визгливо захохотал и Гюстон. С этим смехом из него выходило напряжение от новости про «мальчуковую» тройню.


Продолжалось это долго. На шум в каюту стали заглядывать любопытные. Миша всех оповещал – «Гюстонова жена родила!» – остальные пояснения он давал на трех пальцах. Морячки, как правило, люди догадливые и дружно ржали, мысленно представляя ситуацию, в какую попал Гюстон.

Ситуация была, конечно, нервная.

На двухкомнатной жилплощади надо было соединить троих пацанов с двумя дочками, женой и с мужем. Можно было себе представить, как дружно три новорожденные мальчишеские попки будут разом какать и писать. Все это надо было во что-то принимать, убирать, мыть, сушить. Памперсов тогда и в помине не было, а всё выходящее из детей родители принимали в марлевые пеленки многоразового использования после стирки.


Вся эскадра боевых кораблей, по матросскому словесному телеграфу, была оповещена о событии на гвардейском дивизионе больших охотников. Морячки понимающие кивали головами – «Гвардейцы, они и в постели с женами гвардейцы!».

Рожать женщинам после них одно удовольствие – сразу по три сына!

Шутить, конечно, все горазды, а как быть с житейскими проблемами?

И тут морское командование показало себя в лучшем виде. Очень оперативно было принято решение о выделении семье Гюстона Каргро пяти-комнатной квартиры. Кроме ключа от квартиры все офицерство подсуетилось и знакомый столяр изготовил детскую коляску на три посадочных места. При общем стечении офицерства коляска с ключами от квартиры была торжественно вручена растроганному и размякшему Гюстону.

После появления в семье трех долгожданных мальчишек, пятикомнатной квартиры и, конечно же, житейских проблем Гастон Петрович окончательно «завязал» со всеми «глупостями» на стороне и тихо и незаметно с флота исчез.


Флот понимающе покивал головами – «Какие там моря–океаны с пятью детьми!» Для такого случая моряк должен свою карьеру мужа аккуратно продолжить, но уже на берегу.


Это нехитрое правило понял и я. Решение списаться на берег в условиях холостого семейного положения, для настоящего маримана было неприлично, и я выбросил эти «глупости» из головы.

 

Создано

Юрий Елистратов

пос. Развилка

26 августа 2012г.

Рейтинг: +1 740 просмотров
Комментарии (4)
0 # 26 августа 2012 в 21:55 0
apl smile Отлично!Весело и житейски. Чего только не бывает в жизни))))))))
юрий елистратов # 26 августа 2012 в 22:16 +1
Гастон весели Гвардейский дивизион больших
охотников за подводными лодками из всех своих сил!
Память о нём я вынес на бумагу - спасибо вам, что
прочитали и тем самым - помянули!
Бумага она хранится дольше чем надпись на
памятнике! flo
0 # 26 августа 2012 в 22:35 0
Пусть вечно хранится память!
юрий елистратов # 26 августа 2012 в 22:41 +1
Спасибо Таня! flo