Бригантина

25 мая 2012 - Игорь Коркин

На третьем курсе педагогического института я женился на хорошенькой первокурснице, родители которой жили в южном морском городке. Рождение нашего ребёночка совпало с летними каникулами, мы решили провести их у моей жены. Наши карманные студенческие денежки быстро закончились, и я решил найти какую-нибудь подработку.
«Кто ищет, тот всегда найдёт» - обрадовался я, остановившись у старой каменной стены, на которой красовалось объявление:
«Базе отдыха БРИГАНТИНА требуются спасатели. Работа сезонная».

- Плавать умеешь? – спросил меня усатый здоровяк.
- Вроде умею.
- А греблей занимался?
- Чем?
- Ну, грести вёслами на лодке.
- Да, в детстве байдарки-подарки.
- А дзюдо-кимоно?
- Не приходилось.
Посмотрев мою заполненную анкету, главный спасатель сказал:
- Запомни главное – ни одного пловца не пускай за буйки. Утопающего тянуть надо только за волосы, никаких рук, ног, шеи, только за волосы.
- А если лысый или коротко стриженый?
- Значит, скажи ему, чтобы в следующей жизни коротко не стригся.

Первый рабочий день не встретил меня хорошей погодой. Работал шторм, в море никто не купался. Все четверо спасателей, включая меня, сидели в тесной прокуренной каморке и рассказывали друг другу о победах и потехах на женском фронте. Я скучно смотрел на них, мне нечем было поделиться.
- Связан? – спросил меня худощавый блондин
- Чем? – я стыдливо опустил глаза.
- Узами Гименея.
- Да, вроде бы.
На третьи сутки, когда шторм закончился, бригадир закрепил за мной шлюпку и участок с двумя буйками.
Утро не принесло никаких опасных клиентов – все плескались возле берега. Солнце проползло свои полкруга небосвода и остановилось в зените. Я поправил шляпу и осмотрел в бинокль закреплённый за мной участок. Кто-то плыл к моему бую, от которого меня отделяли метров сорок. Объект сравнялся с ограничителем, миновал его и, не сбавляя хода, взял курс в открытое море. Это была девушка.
«Вот, чёрт».
Я лёг на вёсла и через минуту вошёл в зону слышимости моего рупора:
- Девушка, не заплывайте за буёк!
Пловчиха была в белом купальнике. Услышав меня, она круто изменила направление и довольно быстро стала приближаться ко мне, энергично рассекая руками мелкие волны.
«Неплохой кроль, спортсменка, наверное».
По инструкции, каждого человека, находящегося в воде, я должен был рассматривать как потенциального утопающего и, соответственно, быть начеку. Когда расстояние до лодки сократилось вдвое, пловчиха нырнула, и остаток пути прошла под водой. Почти полный штиль позволил мне наблюдать сквозь толщу кристально чистой воды её точёную фигуру и пряди светлых волос.
- Вас из даз куёк? – спросила русалка на выдохе, почти по пояс, вынырнув из воды.
«Ёлки-палки, немка. Вот, чёрт, а я изучал инглиш, и то плохо».
- Куёк, найн, нельзя, - кричал я, кивал в сторону открытого моря и складывал руки крестом.
Русалка легла на спину, грациозно покачиваясь на волнах. Белый топ купальника разрывался от двух хорошо заметных под ним подруг. По количеству материала, израсходованного на его пошив, я заключил, что пловчиха надела его только из-за «галочки». Гладко выбритый лобок был открыт любому посетителю, как на выставке Пабло Пикассо. Только тонкая белая полоска низа виднелась где-то между загорелыми ногами.
«Интересно, как это она так свободно держится на воде? Словно, это не человек, а надувной матрац».
Буёк, ласкаемый тёплым ветром и щедрым солнцем, начал крепчать.
- Кататься, лодка, боут, лэц гоу ту опен си, - крикнул я, вспоминая английский и оглядываясь по сторонам.
- Шпрехен э дойч? – улыбаясь, пропела фея.
- Найн, найн, - сказал я, имитируя греблю вёслами по воздуху.
- Гуд, - коротко ответила иностранка и уцепилась своими худыми и длинными пальцами за борт лодки.
Играя бицепсами, я схватил мокрую руку девушки и помог ей забраться внутрь. Она села на доску у носа, поправила мокрые волосы, брызги от которых сразу привели меня в чувство.
Учился я на историческом факультете. Я вспомнил Древний Рим, корабли Эллады в Эгейском море, красавиц с амфорами и фруктами. Блондинка улыбалась, глядя на распухшую в плавках красоту. Она жестом показала движение лыжника по снегу. Я понял это своеобразно – лёг на вёсла и повёз длинноногую русалку на необитаемый волшебный остров.
«Немка, натуральная немка. Кому ни скажи – не поверят. Надо что-то делать. Может, удача улыбнётся мне и я, как и все спасатели, смогу рассказать свою необыкновенную историю со счастливым концом. Тем более, я – историк и приукрашу её. Думаю, спасатели будут завидовать мне и уважать. Ладно, вперёд, труба зовёт!».
- Их либэн зи, - тихо сказал я, встал и аккуратно, не раскачивая лодку, сделал шаг навстречу моей необыкновенной истории.
- Я, я, - протянула она и пересела со скамейки на дно лодки.
Фея попыталась лечь, но доски оказались слишком горячими. Она вскрикнула. Консервной банкой я зачерпнул воды и вылил её на пол.
- Ком, - улыбнулась она и позвала меня к себе.
На прекрасных губах девушки запеклась соль морской воды, и в прекрасном долгом поцелуе я ощущал её вкус.
«Да, уж, совсем не русская баба. Эта такая раскованная, нежная и женственная».
Я покрывал поцелуями её шею, грудь, плоский бархатный животик. Когда разгорячённый буёк упёрся и немного вошёл в глубину царства Нептуна, русалка простонала, обняла меня, прижалась, спасателю протиснуться сквозь глубину моря и лечь на дно.
- Их либэн зих, - я набирал темп, разрабатывая тесный батискаф глубинного спасателя.
Русалка подстроилась под монотонные движения, и помогая мне, начала своё восхождение на гору Эрато.
- Гуд, гуд! Дас из фантастиш!
«Слава богу, что я бросил якорь».
Лодка раскачивалась под нашими интенсивными фрикциями.
- Так, значит, правду о тебе люди говорят! – раздался хриплый мужской голос откуда-то сверху.
Я встал на колени, пытаясь скрыть свой пульсирующий компас от посторонних глаз, и украдкой посмотрел на хозяина хриплого баритона. Это был мужчина средних лет. Он сидел в небольшой резиновой лодке. Лоб незнакомца занимала маска ныряльщика, на голове – какая-то оптика, из-за шеи высовывалась дыхательная трубка.
- Ну, ладно, ты сама этого захотела! – повысил тон мужчина.
- Извините, вы перепутали, это иностранка, немка! – начал, было, я.
- Да, немка, только в русской школе. Она учительница немецкого языка и по совмещению моя жена.
- Влад, не убивай меня, - прокричала немка на чисто русском языке.
Она вскочила, сверкнув своим прекрасным телом, и спряталась за мою спину.
- Выбирай, умник: или ты отходишь в сторону, или я продырявлю вас вместе, так и останетесь на кукане, - разозлился ревнивец и направил на меня ружьё для подводной охоты, которое достал из лодки.
Я задрожал и сказал, заикаясь:
- Честное слово, я не знал, не стреляйте.
Мой компас успокоился, сжался от страха и теперь не представлял никакой эротической опасности для женщин.
- Защитите меня, - кричала блондинка, - не дайте ему убить меня. Влад, не стреляй, я больше не буду!
На миг я представил себя нанизанным на шампур, как шашлык. От страха я обмочился. Подводный охотник улыбнулся и медленно сказал:
- Ладно, живи, а ты, стерва, завтра на развод.
Он оттолкнулся от моей лодки и, работая небольшими вёслами, поплыл к берегу. Когда я обернулся, пловчихи и след простыл.
«Чудеса!».
Естественно, я не смог рассказать эту душещипательную историю на базе спасателей. Скоро лето закончилось, и мы уехали заканчивать учёбу.

Несколько лет пролетели быстро. Я работал учителем в одной из школ города. За мной, как за мужчиной, закрепили проблемный класс с прогульщиками, хулиганами и второгодниками. Я с ними боролся, как мог, а они ненавидели меня. Мой отец работал в мэрии городом чиновником небольшого ранга, но он смог составить мне протекцию на должность директора этой школы вместо моего предшественника, ушедшего на пенсию по состоянию здоровья. Я сразу отчислил двух хулиганов из моего бывшего класса, а через неделю ко мне на приём пришёл отец одного из них. Мужчина вёл себя довольно нагло, но я не выгнал его, решив выслушать до конца.
- Ладно, умник, - заключил он, - я сейчас уйду, а тебе оставлю диск, которыми завалены магазины жарких стран по десять бариков за экземпляр. Кстати, создатели и героиня фильма сколотили целое состояние на этом бизнесе. Думаю, мой сын с завтрашнего дня восстановится и закончит твой бардель с золотой медалью.
Только как закрылась дверь за последним посетителем, я повернул защёлку двери и вставил диск в дисковод компьютера. Заиграла музыка, раздался чей-то голос за кадром, а потом я увидел мою лодку, камера медленно приближалась к ней. Мой испуганный голос помог мне ощутить всю реальность и серьёзность ситуации, в которую я попал:
- Честное слово, я не знал, не стреляйте!
Камера приблизила моё насмерть перепуганное лицо, скрючившийся от страха компас и ручей слёз, который он пустил.
Утром я написал заявление об уходе. Как раз был июнь месяц и через сутки мы всем семейством оказались на берегу моря. Как ни странно, объявление никто не снял, оно гласило:
«Базе отдыха БРИГАНТИНА требуются спасатели. Работа сезонная:
       
      
       
  

© Copyright: Игорь Коркин, 2012

Регистрационный номер №0050519

от 25 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0050519 выдан для произведения:

На третьем курсе педагогического института я женился на хорошенькой первокурснице, родители которой жили в южном морском городке. Рождение нашего ребёночка совпало с летними каникулами, мы решили провести их у моей жены. Наши карманные студенческие денежки быстро закончились, и я решил найти какую-нибудь подработку.
«Кто ищет, тот всегда найдёт» - обрадовался я, остановившись у старой каменной стены, на которой красовалось объявление:
«Базе отдыха БРИГАНТИНА требуются спасатели. Работа сезонная».

- Плавать умеешь? – спросил меня усатый здоровяк.
- Вроде умею.
- А греблей занимался?
- Чем?
- Ну, грести вёслами на лодке.
- Да, в детстве байдарки-подарки.
- А дзюдо-кимоно?
- Не приходилось.
Посмотрев мою заполненную анкету, главный спасатель сказал:
- Запомни главное – ни одного пловца не пускай за буйки. Утопающего тянуть надо только за волосы, никаких рук, ног, шеи, только за волосы.
- А если лысый или коротко стриженый?
- Значит, скажи ему, чтобы в следующей жизни коротко не стригся.

Первый рабочий день не встретил меня хорошей погодой. Работал шторм, в море никто не купался. Все четверо спасателей, включая меня, сидели в тесной прокуренной каморке и рассказывали друг другу о победах и потехах на женском фронте. Я скучно смотрел на них, мне нечем было поделиться.
- Связан? – спросил меня худощавый блондин
- Чем? – я стыдливо опустил глаза.
- Узами Гименея.
- Да, вроде бы.
На третьи сутки, когда шторм закончился, бригадир закрепил за мной шлюпку и участок с двумя буйками.
Утро не принесло никаких опасных клиентов – все плескались возле берега. Солнце проползло свои полкруга небосвода и остановилось в зените. Я поправил шляпу и осмотрел в бинокль закреплённый за мной участок. Кто-то плыл к моему бую, от которого меня отделяли метров сорок. Объект сравнялся с ограничителем, миновал его и, не сбавляя хода, взял курс в открытое море. Это была девушка.
«Вот, чёрт».
Я лёг на вёсла и через минуту вошёл в зону слышимости моего рупора:
- Девушка, не заплывайте за буёк!
Пловчиха была в белом купальнике. Услышав меня, она круто изменила направление и довольно быстро стала приближаться ко мне, энергично рассекая руками мелкие волны.
«Неплохой кроль, спортсменка, наверное».
По инструкции, каждого человека, находящегося в воде, я должен был рассматривать как потенциального утопающего и, соответственно, быть начеку. Когда расстояние до лодки сократилось вдвое, пловчиха нырнула, и остаток пути прошла под водой. Почти полный штиль позволил мне наблюдать сквозь толщу кристально чистой воды её точёную фигуру и пряди светлых волос.
- Вас из даз куёк? – спросила русалка на выдохе, почти по пояс, вынырнув из воды.
«Ёлки-палки, немка. Вот, чёрт, а я изучал инглиш, и то плохо».
- Куёк, найн, нельзя, - кричал я, кивал в сторону открытого моря и складывал руки крестом.
Русалка легла на спину, грациозно покачиваясь на волнах. Белый топ купальника разрывался от двух хорошо заметных под ним подруг. По количеству материала, израсходованного на его пошив, я заключил, что пловчиха надела его только из-за «галочки». Гладко выбритый лобок был открыт любому посетителю, как на выставке Пабло Пикассо. Только тонкая белая полоска низа виднелась где-то между загорелыми ногами.
«Интересно, как это она так свободно держится на воде? Словно, это не человек, а надувной матрац».
Буёк, ласкаемый тёплым ветром и щедрым солнцем, начал крепчать.
- Кататься, лодка, боут, лэц гоу ту опен си, - крикнул я, вспоминая английский и оглядываясь по сторонам.
- Шпрехен э дойч? – улыбаясь, пропела фея.
- Найн, найн, - сказал я, имитируя греблю вёслами по воздуху.
- Гуд, - коротко ответила иностранка и уцепилась своими худыми и длинными пальцами за борт лодки.
Играя бицепсами, я схватил мокрую руку девушки и помог ей забраться внутрь. Она села на доску у носа, поправила мокрые волосы, брызги от которых сразу привели меня в чувство.
Учился я на историческом факультете. Я вспомнил Древний Рим, корабли Эллады в Эгейском море, красавиц с амфорами и фруктами. Блондинка улыбалась, глядя на распухшую в плавках красоту. Она жестом показала движение лыжника по снегу. Я понял это своеобразно – лёг на вёсла и повёз длинноногую русалку на необитаемый волшебный остров.
«Немка, натуральная немка. Кому ни скажи – не поверят. Надо что-то делать. Может, удача улыбнётся мне и я, как и все спасатели, смогу рассказать свою необыкновенную историю со счастливым концом. Тем более, я – историк и приукрашу её. Думаю, спасатели будут завидовать мне и уважать. Ладно, вперёд, труба зовёт!».
- Их либэн зи, - тихо сказал я, встал и аккуратно, не раскачивая лодку, сделал шаг навстречу моей необыкновенной истории.
- Я, я, - протянула она и пересела со скамейки на дно лодки.
Фея попыталась лечь, но доски оказались слишком горячими. Она вскрикнула. Консервной банкой я зачерпнул воды и вылил её на пол.
- Ком, - улыбнулась она и позвала меня к себе.
На прекрасных губах девушки запеклась соль морской воды, и в прекрасном долгом поцелуе я ощущал её вкус.
«Да, уж, совсем не русская баба. Эта такая раскованная, нежная и женственная».
Я покрывал поцелуями её шею, грудь, плоский бархатный животик. Когда разгорячённый буёк упёрся и немного вошёл в глубину царства Нептуна, русалка простонала, обняла меня, прижалась, спасателю протиснуться сквозь глубину моря и лечь на дно.
- Их либэн зих, - я набирал темп, разрабатывая тесный батискаф глубинного спасателя.
Русалка подстроилась под монотонные движения, и помогая мне, начала своё восхождение на гору Эрато.
- Гуд, гуд! Дас из фантастиш!
«Слава богу, что я бросил якорь».
Лодка раскачивалась под нашими интенсивными фрикциями.
- Так, значит, правду о тебе люди говорят! – раздался хриплый мужской голос откуда-то сверху.
Я встал на колени, пытаясь скрыть свой пульсирующий компас от посторонних глаз, и украдкой посмотрел на хозяина хриплого баритона. Это был мужчина средних лет. Он сидел в небольшой резиновой лодке. Лоб незнакомца занимала маска ныряльщика, на голове – какая-то оптика, из-за шеи высовывалась дыхательная трубка.
- Ну, ладно, ты сама этого захотела! – повысил тон мужчина.
- Извините, вы перепутали, это иностранка, немка! – начал, было, я.
- Да, немка, только в русской школе. Она учительница немецкого языка и по совмещению моя жена.
- Влад, не убивай меня, - прокричала немка на чисто русском языке.
Она вскочила, сверкнув своим прекрасным телом, и спряталась за мою спину.
- Выбирай, умник: или ты отходишь в сторону, или я продырявлю вас вместе, так и останетесь на кукане, - разозлился ревнивец и направил на меня ружьё для подводной охоты, которое достал из лодки.
Я задрожал и сказал, заикаясь:
- Честное слово, я не знал, не стреляйте.
Мой компас успокоился, сжался от страха и теперь не представлял никакой эротической опасности для женщин.
- Защитите меня, - кричала блондинка, - не дайте ему убить меня. Влад, не стреляй, я больше не буду!
На миг я представил себя нанизанным на шампур, как шашлык. От страха я обмочился. Подводный охотник улыбнулся и медленно сказал:
- Ладно, живи, а ты, стерва, завтра на развод.
Он оттолкнулся от моей лодки и, работая небольшими вёслами, поплыл к берегу. Когда я обернулся, пловчихи и след простыл.
«Чудеса!».
Естественно, я не смог рассказать эту душещипательную историю на базе спасателей. Скоро лето закончилось, и мы уехали заканчивать учёбу.

Несколько лет пролетели быстро. Я работал учителем в одной из школ города. За мной, как за мужчиной, закрепили проблемный класс с прогульщиками, хулиганами и второгодниками. Я с ними боролся, как мог, а они ненавидели меня. Мой отец работал в мэрии городом чиновником небольшого ранга, но он смог составить мне протекцию на должность директора этой школы вместо моего предшественника, ушедшего на пенсию по состоянию здоровья. Я сразу отчислил двух хулиганов из моего бывшего класса, а через неделю ко мне на приём пришёл отец одного из них. Мужчина вёл себя довольно нагло, но я не выгнал его, решив выслушать до конца.
- Ладно, умник, - заключил он, - я сейчас уйду, а тебе оставлю диск, которыми завалены магазины жарких стран по десять бариков за экземпляр. Кстати, создатели и героиня фильма сколотили целое состояние на этом бизнесе. Думаю, мой сын с завтрашнего дня восстановится и закончит твой бардель с золотой медалью.
Только как закрылась дверь за последним посетителем, я повернул защёлку двери и вставил диск в дисковод компьютера. Заиграла музыка, раздался чей-то голос за кадром, а потом я увидел мою лодку, камера медленно приближалась к ней. Мой испуганный голос помог мне ощутить всю реальность и серьёзность ситуации, в которую я попал:
- Честное слово, я не знал, не стреляйте!
Камера приблизила моё насмерть перепуганное лицо, скрючившийся от страха компас и ручей слёз, который он пустил.
Утром я написал заявление об уходе. Как раз был июнь месяц и через сутки мы всем семейством оказались на берегу моря. Как ни странно, объявление никто не снял, оно гласило:
«Базе отдыха БРИГАНТИНА требуются спасатели. Работа сезонная:
       
      
       
  

Рейтинг: 0 183 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!