Шутка

25 мая 2012 - Игорь Коркин

 Служба в строительном батальоне подходила к своему логическому завершению, и я уже горел желанием заключить в объятия родителей, друзей и подруг, которые заждались меня на гражданке. Надев комнатные тапочки на босые ноги, и проглотив два бутерброда, я пошёл в медсанбат к своему армейскому другу, лейтенанту медслужбы Небейбабо Олегу. Эх, время времечко! Как тянется оно на службе и летит на гражданке! Олежек не был психологом, но беседуя с ним, я всегда убивал пару-тройку часов, и это радовало.
- Привет, Вован! – сказал с порога доктор, - давно тебя не было.
- Извини, Олежка, исправляюсь. Как дела?
- У меня хорошие новости! Скоро я женюсь.
Я пожал ему руку.
- Поздравляю! Кто она?
- Торговый представитель.
- Какой товар она представляет?
- Детские игрушки.
В дверь кабинета постучали.
- Да, входите, - сказал лейтенант, переходя на строгий, командный тон.
В кабинет зашли два солдата.
- Что случилось?
- Товарищ лейтенант, у меня живот болит, положите меня в лазарет.
- А у тебя что?
- Голова раскалывается и зубы ломит.
Небейбабо вручил солдатам градусники.
- Эх, братан, - сказал я тоскливо, - будет мне тебя не хватать, приезжай ко мне в Питер, прошвырнёмся по Северной столице, пивка попьём, на футбол сходим. Да не переживай ты – оторвёмся по полной.
- Ты что, серьёзно?
- Конечно, Олежа, когда у тебя отпуск?
- В августе. Ну, я тогда уже буду женат….
- Вот, и приезжайте с женой. Кстати, как её зовут?
- Марина.
- Красивое имя, морское.
Лейтенант забрал градусники у солдат и уселся за стол.
- Как фамилии?
- Рядовой Нургалиев!
- Рядовой Шойгу!
- Что это за фамилии такие, вы русские?
- Товарищ лейтенант, разве вы не знаете, что сказал Президент России?
- Нет, а, что он сказал?
- Что слово «русский» нельзя произносить.
- А, что надо произносить?
- Россияне. Так вот, товарищ лейтенант, мы – россияне.
Врач сделал необходимые записи в журнале.
- Так, я, действительно, болен? – радостно спросил Нургалиев?
- Да, рядовой, вы больны, но лечиться будете амбулаторно.
- Это, как, товарищ лейтенант?
- На дому.
- Так, я только четыре месяца прослужил, кто же меня домой отпустит?
- Нургалиев, сейчас твой дом – солдатская казарма и лечиться вы будете в ней. Кстати, где вы собираетесь работать после службы?
- В милиции.
- В милиции? Интересно…Нургалиев, а. может, на самом деле, это выход из тупиковой жизненной ситуации?

Офицер выдвинул ящик стола, извлёк оттуда упаковку аспирина, разломил таблетку на две равные части и дал солдату.
- А мне? – занервничал Шойгу.
- И тебе, - успокоил его доктор, - подвигая лежащую на столе вторую половинку таблетки.
- А мне тоже амба…амба
- Амбулаторно?
- Так точно, товарищ рядовой Шайгу, амбулаторно! А теперь, господа россияне, кру-уго-о-ом! В расположение роты шаг-о-ом марш!
Честно говоря, за время службы я насмотрелся чудес, так что выступление этих клоунов не рассмешило меня.
- Олежик, ну, а Марина…
- Чего?
- Она красивая?
- Очень.
- Она местная?
- Нет, приезжая, но живёт у меня.
- У тебя?! Как долго вы знакомы?
- Целую неделю.
- Да, действительно, долго. Кстати, а ваша любовь уже прошла испытания?
- Какие испытания?
В дверь постучали.
- Заходите!
- Я на укол, товарищ лейтенант.
- Хорошо, снимайте штаны и ложитесь на кушетку. Так, Вован, какие говоришь, испытания?
- Любовь надо проверить на прочность.
- Это как?
- На разлуку, нищету, богатство, известность, радость, верность.
- Володя, мне уже скоро тридцатник, на испытания нет времени.
- Понимаешь, это серьёзный жизненный шаг и сейчас важно не допустить роковой ошибки.
Человек на кушетке кашлянул.
- Товарищ лейтенант, мне ещё долго ждать?
- Вы готовы для инъекции, рядовой?
- Разве вы не видите, товарищ лейтенант.
- Кто вас так научил отвечать старшим по званию?
- Так точно, товарищ лейтенант, рядовой Сердюков к инъекции готов!
- Вы где работаете, Сердюков?
- В столярной мастерской, мебель изготавливаем.
- Понятно. Кстати, Сердюков, вы не помните, какие уколы я вам прописал?
- Не помню, но очень болезненные…
Доктор просмотрел несколько страниц журнала, быстро и небрежно их перелистывая.
- Сердюков, тебя в списках нет. Давай, я сделаю тебе витаминчик, а потом разберёмся, видишь, у меня гости.
Только за мебельщиком закрылась дверь, Олег спросил:
- Ну, так как, говоришь, испытать?
- Есть у меня один план, очень хитроумный, но выполнимый. При твоём большом желании, конечно…
- И в чём же он заключается?
- Это испытание на верность. Олег, ты же довольно частенько мотаешься в полк за медикаментами, так?
- Так, два раза в месяц.
- Так вот, сообщи Марине, что уезжаешь на два дня с ночёвкой, а сам проследи за ней.
- И, как я за ней прослежу? По пятам, что-ли, ходить буду?
- Нет, ты спрячешься дома, и всё происходящее в квартире будет у тебя, как на ладони.
- Где же я спрячусь? Ты не раз бывал в моей «однушке», и знаешь, что там всего шестнадцать квадратов.
- Очень просто. Поговори с комбатом, пусть Сердюков сделает тебе шкаф-купе. Ты заберёшься туда перед приходом Марины, а остальное дело рук техники.
Доктор пришёл в замешательство.
- Вован, ты серьёзно?
- Серьёзней не бывает.
- И как ты меня представляешь сидящим в шкафу?
- Нормально. Он сделает его по заказу, чтобы можно там было лечь, если, например, ноги затекут.
- Братан, как-то необычно всё это, как будто какой-то прикол…Слушай, давай вдвоём спрячемся там, на пару веселей будет.
- Добро, давай вместе, но ты меня отмазываешь за отсутствие в части, идёт?

Сказано – сделано. Через два дня шкаф сделали и установили, а мы с Олегом сидели на кухне и разрабатывали план слежки за объектом, потягивая пивко.
- Во, смотри, плывёт моя краля!
- Где?
Через тюлевые занавески открывался вид на детскую площадку, через которую шла довольно стройная девушка, беседуя по телефону.
- Да, доктор, она даже очень ничего!
- Странно, Вован, она обычно в шесть вечера приходит, а сейчас только четыре.
- Ладно, ты объяснил ей, что шкаф ещё не готов и не открывается снаружи?
- Да, да, Сердюков сделал всё так, как я просил.
- Молодец, Сердюков! Зачем ему в Вооружённых Силах служить? Сидел бы дома и табуретки делал…
- Во – во…
Только мы уселись на свои места, послышался скрип открываемой двери и стук каблуков по новому ламинату. По моему заказу мастер сделал две амбразуры с видом на кровать, одну мне, другую – доктору.
- Ну, что, удобно? – спросил я Олега шопотом.
- Просто класс! – пошипел он, - всю жизнь мечтал жить в кубрике.
Каблуки, между тем, вошли в спальню. Чиркнули зажигалкой. Едкий табачный дым наполнил наше убежище. Некурящий лейтенант еле сдержался, чтобы не закашляться.
- Она же сказала, что никогда не курила.
- Сказать можно всё, что угодно…
Запел шлягер сотового телефона.
- Да….да, конечно представляем. Что? Сколько? По номиналу. Когда? Да можно прямо сейчас… Хорошо, записывайте. Улица Миклухи Барклая…Чего? Какой такой Маклай? Не поняла…Так, вы не один будете, а с Маклаем? Тогда два номинала. В 16 – 30 устраивает?.. Тогда не опаздывайте, точность – вежливость королей! Дом пятнадцать, квартира девять, второй этаж.
- Вован, а что такое «по номиналу»? – зашипел Олежка.
- Ну, ты говорил, что она в торговле работает, так? Так это, когда товар отпускают по самой низкой цене, которой возможно.
- Понятно…
Опять раздалась телефонная трель.
- Аллё. Да, да, предоставляем. По номиналу. Улица Маклука – Барклая. Дом пятнадцать, квартира девять, второй этаж. Время 16 – 45. Приходите точно и не опаздывайте.
Олег «приклеился» к амбразуре, пытаясь что-нибудь разглядеть.
- Вован, а какой товар она собралась толкать?
- Ты же с ней живёшь, а не я. Вспоминай, если у тебя дома какие-нибудь коробки?
- Ну, детских игрушек, точно, нет. Молодец, Маринка, деловая какая – каждому покупателю по пятнадцать минут!
Каблуки непрерывно цокали по полу. Скоро в дверь позвонили. Мы затаили дыхание, припав к своим амбразурам.
Пол заскрипел под ногами визитёра.
- А, мы успеем за пятнадцать минут? – раздался хриплый бас с восточным акцентом.
- Всё будет зависеть от вас, - ответил ему женский голос, - я сейчас приведу себя в порядок и приду, подождите минутку.
В дверь нашего кубрика постучали костяшками пальцев.
- Ха-а-роший матерьял!
К высокому звуку костяшками добавился бас – стук ногой в низ боковой стенки шкафа. Барабанщик простучал фанатскую футбольную мелодию несколько раз, с каждым разом увеличивая темп.
- Может, вылезем, настучим по репе? – не выдержал я.
- Тогда, провалим операцию.
К стуку добавилось собачье завывание.
- Ну, вот и я, время пошло, - сказала Марина.
- Ха-а-ро-оший матерьял! – повторил бас, продолжая долбить наше укрытие, словно барабаны ударной установки.
- Так, я не поняла, вам нужны услуги нашей компании или нет?
- Очень нужны, но мне надо настроиться, я же музыкант.
- Таким образом?
- Да, когда я стучу, я прихожу в норму.
Олег весь извёлся, пытаясь увидеть в узкую щель сцену, происходящую вне зоны её видимости.
- Не рассчитали мы немного, - с сожалением прошептал он. – Слышь, Вован, а на что этому барабанщику надо настроиться?
Я, конечно, мог сказать другу всё, что думаю, но без явных доказательств все сказанные мною слова не имели бы ни какого смысла.
- На торговлю, наверное…
- Почему ты так думаешь?
- Потому что она – торговый представитель.
В этот момент стук прекратился.
- Ну, вот, это то, что надо! – воскликнула Марина.
- Давай вылезем и застукаем её, - нервно воскликнул лейтенант.
- Застукаем с чем?
- Ну, может, она сейчас…это…
- Ты слышишь характерные звуки этого…
- Нет.
- Тогда, сидим и ждём, чтоб уже наверняка.
- Странная тишина..
- Может, деньги пересчитывают?
- Две минуты?
- Наверное, купюры мелкие…
В дверь позвонили.
- Спасибо, - произнёс бас, - я доволен, в следующий раз обязательно обращусь к вам.
Через минуту звуки шагов известили нас о новом визитёре.
- Какой хороший шкаф! – пропел тенор, пытаясь растворить створки купе.
Олег поправил запор.
- Чего это они пристали к этому шкафу? – прошипел он.
Звуки каблуков заставили нас замолчать.
- Какой хороший у вас футляр! Что там?
- Это флейта.
- Зачем вы достаёте её из футляра?
- Мне надо сыграть.
- Зачем?
- Хочу настроиться.
- На что настроиться? – зашипел лейтенант.
- Успокойся, - успокоил я его, - будем ждать.
Флейта заиграла «Шутку» Баха.
- Неплохо, - улыбнулся Небейбабо.
- Да, мне тоже нравится эта мелодия.
Флейта продолжала играть, а я решил размять затёкшие ноги и привстал, нечаянно упёршись спиной в тонкие раздвижные двери. Раздался хруст, и моё грузное тело вывалилось из шкафа.

Картина, которую мы увидели, шокировала нас – кудрявый сопляк-флейтист играл на своём инструменте, а Марина, стоя на коленях, дула в кожаную трубку музыканта.
- Олег, это совсем не то, что ты думаешь, - заикаясь от испуга, пролепетала девушка.
Юноша, словно каменный, стоял, не решаясь спрятать в штаны свой инструмент.
- Марин, это, что такое? – спросил лейтенант, едва сдерживая гнев и указывая пальцем в рожок музыканта, - на детскую игрушку эта штука, вроде бы, не похожа.
- Разве?
- Даже отдалённо не напоминает её.
Олег сжал кулаки, намереваясь броситься на сожительницу и разорвать её в клочья, но я предугадал его шаг, загородив собой потенциальную жертву.
- Я убью тебя! – что есть мочи, завопил доктор, отодвигая меня в сторону.
Я решил действовать, как опытный психолог.
- Олег, как твоя фамилия?
- Небейбабо.
- Вот именно. Так соблюдай же традиции своих предков – не бей баб.
Но лейтенанту необходимо было вылить свою ярость на кого-нибудь, и он бросился на музыканта.
- А твою дудку я расквашу у тебя на голове!
Стручок флейтиста начал клониться к закату, но он, услышав слова о его кормилице, мигом спрятал флейту в футляр.
- Олег, ты всё не так понял! – продолжала кричать Марина.
- А как мне всё это понимать?
- Помнишь, ты говорил, что разбираешься в музыке?
- Да, я не отказываюсь от своих слов.
- Тогда, скажи мне, кто автор музыки, которую сыграла флейта?
- Это «Шутка» Иоганна Баха.
- Вот, именно! Это шутка, и всё, чем мы здесь занимались – шутка, так что, об этом не стоит и вспоминать.
Юноша, наконец, натянул штаны, собираясь уходить. В дверь позвонили.
- Володя, открой!
Я выполнил приказ старшего по званию. На пороге стоял мужчина довольно респектабельной наружности. Подняв пластиковый футляр на уровень груди, и оттолкнув меня, он вошёл внутрь.
- Это что? - рявкнул Олег, указывая на футляр.
- Гитара. А, что, вам тоже требуются услуги? Мне назначено на 17-00, так что, выметайтесь, у меня через час концерт.
Олег выхватил у музыканта футляр, открыл окно, и, не раздумывая, выкинул его на улицу.
- Ты, что, съехал с катушек, олух? Ты знаешь, сколько стоит этот гавайский инструмент?
- Не переживай, парнишка, - улыбнулся доктор, - это шутка!
- Шутка?!
-Ведь, ты же собирался «Шутку» изобразить?
- Я в милиции сообщу, какую вы сыграли со мной шутку!
Теперь ярость рогоносца перекочевала на гитариста. Он схватил его за длинные засаленные волосы и поволок к открытому окну.
- Что вы себе позволяете?
- Слушай, милиционер, если ты сейчас не испаришься, то полетишь вслед за своей балалайкой!

Понадобилось немало усилий, чтобы разогнать эту музыкальную тусовку. Мы поспешили в часть, а на выходе, в подъезде, встретили мужчину с аккордеоном.
- Девятая квартира в этом подъезде? – спросил он.
- Да, мы тоже музыканты и только что оттуда.
- Извините, можно вопрос?
- Валяйте.
- Правда, что нашему брату оказывают интимные услуги по номиналу?
- Откуда вы это взяли?
- А, вот, читайте, - отрезал мужчина, извлекая из кармана клетчатого пиджака сложенную в несколько раз газету.
Олег прочёл подчёркнутые синим фломастером строки:
- Предоставляю интимные услуги мужчинам. Музыкантам – по номиналу. Марина. Телефон.
- Батя, ты, хоть, играть умеешь? – нервно спросил Олег.
- Конечно, я на отлично закончил музучилище.
Аккордеонист расправил грудь, гордо поднял голову и объявил:
- Бах. Шутка.
Олег пошатнулся, закатил глаза, намекая на то, что сейчас упадёт, но я в последний момент подстраховал его.

Через месяц я благополучно демобилизовался и приехал домой, в свой родной Питер. Добрая половина моих друзей за это время успела жениться, поэтому, немного погуляв, я решил подыскать себе вторую половинку. Мать всегда твердила мне, что мужчина должен построить дом, родить дерево и посадить сына. Ой, ошибся, родить сына и посадить дерево.
- Ищи жену в поле или в библиотеке! – твердила матушка, - по барам и клубам таскаются одни пришмандовки.
В поле гулял ветер, а читальный зал в ближайшей библиотеке был так же пуст, как моя молодая голова. Скоро мама уехала в санаторий подлечиться, а я, не обнаружив в холодильнике ничего вкусненького, заказал пиццу на дом и глотал слюни в ожидании курьера. Наконец, в двенадцать ночи я сообразил, что пицмейкеры просто положили на меня и уснул не солоно хлебавши. Под утро меня разбудил звонок в дверь.
- Кто? – спросил я заспанным голосом.
- Пиццу заказывали? – пропел тонкий ангельский голосочек.
- Вы знаете, который сейчас час?
- Конечно, у меня даже часы есть – четыре пятнадцать.
- По телефону мне сказали, что заказ будет доставлен в течение часа.
- Верно. Я получила заказ ровно в четыре часа, так что, у меня есть целых сорок пять минут. Слушайте, не морочьте мне голову. Вы, что, хотите, чтобы мне надавали по шапке?
- Но я заказал пиццу в четыре вечера, то есть, вчера.
- Вчера ушло в прошлое, и о нём нет смысла говорить. Не всё равно, четыре вечера или четыре утра – кушать-то хочется всегда.
Мне понравилась настойчивость курьера, и я решил взглянуть на утреннюю гостью. На пороге стояла хрупкая девушка со стопкой коробок. Её голубые невинные глазки говорили только о кротости и послушании.
- Ну, и где твоя шапка? – спросил я вместо приветствия.
- Какая шапка?
- Ты сказала, что получишь по шапке.
Девушке понравилась шутка, и она отблагодарила меня счастливой улыбкой.
- У вас круглосуточная доставка этих коробок?
- Да, круглая доставка…
- И много дураков, которые жрут это итальянское дерьмо на зорьке?
- Один из них передо мной.
Я не стал отвечать грубостью, тем более заметил, что девушка валится от усталости.
- Заходите, не будем же мы стоять на пороге.
Она спокойно прошла в гостиную, поставила коробки на стол и плюхнулась в кресло.
- Как тебя зовут?
- Марина.
- Хорошее имя, морское. Я Владимир.
- Мономах?
- Что?
- Ладно, проехали, гони денежки, и я сваливаю.
Не могу сказать, что я запал на неё, но что-то внутри меня зачесалось, зашевелилось, захотело общения.
- Марин, помоги мне приготовить пиццу, а то я не знаю, как.
- Приготовить? Её надо только разогреть. У тебя есть духовой шкаф?
- Конечно.
Через десять минут квартира наполнилась сногсшибательным ароматом ветчины, грибов и томата. Я поставил на стол бутылку «Кьянти».
- Ничего себе! Это настоящее «Кьянти»?
- Прямо из Тосканы?
- Конечно, откуда ж больше, и мы сейчас продегустируем его
Вдруг, заиграла «Шутка» Баха. Я вытаращил глаза на Марину.
- Что, музыка нравится?
- Нравится, нравится.
- Это мой брат звонит. Мы вместе пиццы разносим. Я слишком долго задержалась у тебя…
- И, что же делать?
- Сейчас что-нибудь придумаем.
Марина нажала кнопку ответа.
- Архипушка, выручи, отвези остальные заказы сам.
Через минуту пришёл Архипушка, долговязый паренёк с увесистым рюкзаком на спине. Он сухо поздоровался, забрал коробки и исчез.
- Что-то не похож на тебя твой брат.
- Все так говорят. У нас разные отцы.
Мы выпили вино, съели пиццу и пошли на балкон встречать рассвет.
- Красивый город! – воскликнула утренняя красавица.
- Ты не местная?
- Нет, мы с братом долго искали работу и жильё, скитались по вокзалам. Потом нашли пиццерию, которая приютила нас и дала работу.
- Ничего, скоро всё образуется. Я вижу, ты девушка трудолюбивая. Выучишься, потом, карьерный рост и полный бонус.
- Нет, Володя, для этого, как минимум, нужна питерская прописка.
Мне нравился ход её мыслей, а откровенность, вообще, поражала. Сказать честно, меня заинтересовала Марина, и мы стали встречаться. Всего неделя понадобилась нам, чтобы разобраться в своих чувствах и решиться на брак. Она переехала ко мне, и братик её, Архип, тоже не остался в накладе – ему я выделил комнату в родительской «трёшке».

И вот, когда я уже полным ходом готовился к свадьбе и потратил почти все свои сбережения, приехал Олег. Сказать честно, я был несказанно рад приезду армейского друга и всячески извинялся за молчание.
- У меня хорошая новость, Олежка. Я женюсь.
Мы отметили встречу, а потом, когда наши языки развязались и стали говорить, что думали, лейтенант задал мне несколько вопросов относительно моей будущей жены.
- Ты же понимаешь, Вован, знакомы вы всего неделю и сразу решили связать себя узами Гименея…
- И, что ты предлагаешь, отказаться от женитьбы? А, как же дом, дерево, сын?
Вопрос завис в воздухе. Олег разлил спиртное по стаканам, выпил свою долю и закусил солёным огурцом.
- Вован, давай не будем изобретать велосипед, а просто пройдём по протоптанной тропинке.
Я понял его и тут же набрал телефон фирмы, занимающейся изготовлением и сборкой шкафов-купе. Вечером я сказал Марине о моей поездке к Олегу, чем очень огорчил её.
- Ты, что, Володя, у нас скоро свадьба.
- Не переживай, любимая, ровно через два дня я возвращусь. Всего лишь два дня.
- Целых два дня, - поправила Марина.

Уже вечером следующего дня мы оккупировали новый шкаф и с наслаждением вдыхали аромат новых пиломатериалов. На этот раз мы не облажались – просверлили две амбразуры с хорошим углом обзора.
- Скажи, друг, - начал лейтенант. – Что заставило тебя принять столь поспешное решение?
- Хочешь честно?
- Валяй.
- Я с ней ещё не был и ничего не видел, кроме скромных объятий и невинных поцелуйчиков в щёчку. Я думаю, что так и должно быть.
- И даже голой не видел?
- Нет, мы спим одетыми.
- Неужели девственница?
- Мать мне говорила, что жену надо искать на поле.
- На футбольном?
- Это не шутка. Чтобы жена была деревенская, работящая, а не избалованная горожанка.
- Так, она из деревни?
- Вроде того.
Звуки шагов в прихожей заставили нас замолчать и припасть к своим наблюдательным пунктам.
- Наблюдаю в свой перископ неизвестного типа, - прошипел лейтенант.
- Это её брат, Архип.
- Как он?
- Скромный, честный паренёк, не болтун.
Сильный удар в шкаф заставил меня пожалеть о своих словах.
- Марина, что этот олух туда засунул?
- Он закрыл шкаф и просил не открывать до нашей свадьбы. Там сюрприз.
После слова «олух» моя челюсть немного деформировалась. Я боялся, что Олег включит подсветку, чтобы увидеть мою реакцию на происходящее, а Архип, между тем, стал раздеваться, небрежно скидывая свои вещи на полированный столик. Я знал, что лейтенант тоже следит за «сценой», поэтому сдерживал себя, как мог. Чаша терпения переполнилась тогда, этот пицкурьер снял трусы и повесил их на мой букет цветов, подаренный Марине. Я уже нащупал засов, чтобы покинуть укрытие, но бдительный Олег опередил меня:
- Спокойно, дружбан, ты сорвёшь всю операцию. Всему своё время.
Юноша с разбега прыгнул на нашу с Мариной кровать, выставив напоказ свой торчащий мухомор.
- Я догадывался, что он онанист, ведь тёлки у него нет, - надеясь на лучшее, произнёс я.
Продолжение фильма очень не понравилось мне – в створе наших наблюдалок появилась голая Марина. Она подошла к трюмо, играя грудями и ягодицами, а Архип вытаращился на неё, медленно мастурбируя своё достояние. Марина грациозно перебралась на кровать, нащупала цель и оседлала скакуна. Да, они были прекрасной парой, и мы не захотели им мешать. Конечно, можно было устроить разбор полётов с битьём посуды, играя роль обманутого жениха, но всё это не устраивало меня. Я хотел более весомого, крутого реванша. А, между тем, гладкая миниатюрная попка Марины пустилась в скач. Я любовался ею, и, где-то в глубине души, жалел, что никогда не буду её скакуном. Вместо ярости и злобы я, почему-то, ощущал нестерпимое желание присоединиться к этой темпераментной паре, но прекрасно знал, что это только мечта, которой, увы, не суждено сбыться. Мой «архип» так возбудился, что я выпустил его на свободу, развернувшись к Олегу боком. Лейтенант же, как ни странно, молчал. Я взглянул в его сторону, как раз, в этот момент, он поменял положение головы, и луч света из комнаты осветил его готовое к бою ружьё. Он тёр его рукой, тяжело дыша. Партнёры, между тем, поменяли позицию – Марина развернулась к нам лицом, а мы увидели обратную сторону луны с двумя трясущимися холмиками и счастливым, почти блаженным лицом. Все мои мысли сплелись в одном мозговом хаосе. Неумение распознавать людей, обман, обида, простое невезение в жизни – всё это витало в моей голове, а я пытался разобраться в этих понятиях, понять их реальный смысл. Я, вдруг, вспомнил, как Марина чмокала меня в нос перед сном, и теперь, вот она, словно зная, я сижу в первом ряду на её эротическом шоу, проводит нам с Олегом сексликбез. Наконец, измученная быстрой ездой, девушка слезла с седла и упала рядом со своим скакуном. Не знаю, какие чувства руководили нами, но мы не хотели покидать своего блиндажа, в тайне желая второй части представления. Никогда бы не подумал, что меня так возбудит наблюдение над моей несостоявшейся женой.
А молодые любовники, тем временем, готовили зрителям новую сценку. Архип привязал руки партнёрши к спинке кровати, завязал ей глаза и заткнул рот.
- Марин, схожу на кухню, попью воды, - довольно чётко и громко произнёс юноша.
И тут Олег включил подсветку своего сотового.
- Ваше слово, товарищ маузер!

Да, это был шанс, и упустить его я не имел права. Только Архип вышел из комнаты, Олег тихо отодвинул засов, и мы на цыпочках выбрались из укрытия. Архип рылся в холодильнике и так увлёкся этим занятием, что я подкрался к нему почти незаметно.
- Что, Архипушка, пришёл к ручью воды напиться?
От неожиданности юноша выронил бутылку пива, которая, к счастью, не разбилась. Надо было срочно разрядить обстановку, потому, что за труп в результате сердечного приступа я отвечать не хотел. Похлопав бравого «братца» по плечу, я тихо сказал:
- Ладно, дружок, ты побудь здесь, попей пивка, а потом мы решим, что с тобой делать. Думаю, ты не наделаешь глупостей.
Теперь, когда Архип был нейтрализован, всё вдруг встало на свои места. Вот два кобеля, готовые к случке. Слова «любовь», «верность», «женитьба» как-то вдруг, испарились, уступив место необузданным животным желаниям. Пока я разбирался с «братиком», Олег разделся, надеясь на роль актёра, а не пассивного зрителя в первом ряду домашнего эротического театра.
Почему она предпочла такой странный вид сексуальных утех? Может, когда-то её изнасиловали и это, как ни странно, понравилось ей. Характеры, нравы, психология, миллионы характеров, в дебрях которых роются сотни тысяч психологов, сексопатологов и психиатров.
Олег кивнул головой, предоставляя мне приоритетное право воспользоваться услугами суки, которая в ожидании кобеля покачивала бритым лобком. Почувствовав присутствие партнёра, она разбросала ноги в стороны, пытаясь таким образом оккупировать всё свободное место секс-площадки.
Моё судно легко зашло в гавань, встало на якорь, надеясь погостить, но, увы, сразу дало течь и пошло ко дну. Марина, почувствовав неладное, завыла, пытаясь освободиться, но лейтенант навалился на пленницу всем своим грузным телом. Девушке удалось сбросить его и ударить ногой в голову. Вторая попытка увенчалась успехом – я придержал ноги юной извращенки, а доктор вставил свой градусник в центр женской гинекологии. Олегу пришлось хуже, чем мне, так как жертва находилась в состоянии «землетрясения», пытаясь сбросить с себя тяжёлый гнёт, а доктор, тяжело дыша, надеялся остудить кипящий вулкан и достичь оргазма.
Конечно, где-то на задворках моего сознания, витала мысль о групповухе, неотвратимости наказания, позорной статье, следственных экспериментах, но, в данный момент, животный чувства возвышались над юридическими законами и всеми нормами морали. Глядя на пляску лейтенанта, я почувствовал прилив сил и с нетерпением ждал смены караула. Действительно, скоро Олег дёрнулся, застонал, выливая запас ртути своего термометра внутрь пациентки.
- Ну, что будем делать? - едва отдышавшись, спросил он.
- Придержи её…
И вот, когда я уже был готов нанести повторный визит вежливости моей несостоявшейся жене, заиграла музыка сотового телефона.
- Шутка Баха! – воскликнул лейтенант.
- Точно, это шутка, - повторил я.
- Вы, на самом деле, думаете, что это шутка? – раздался голос за спиной.
Я забыл про Архипа, а он спокойно стоял и наблюдал за сценой изнасилования его подружки. Его вопрос застал меня врасплох, но я не растерялся, пытаясь сохранить чувство юмора.
- Да, Архип, я думаю, что это, действительно, неплохая шутка.

Когда пленницу развязали и сняли повязку с глаз, она виновато посмотрела на меня. В комнате находились четверо раздетых людей, и каждый из них не знал, чем это закончится. Нужно было срочно разрядить обстановку и расставить все точки над «i».
- Марина, - сказал я, - может, у вас не только отцы разные?
- Бог их знает, этих отцов, разные они или одинаковые, - тихо пробормотала девушка и, немного прихрамывая, заковыляла в душ.
   




 

© Copyright: Игорь Коркин, 2012

Регистрационный номер №0050520

от 25 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0050520 выдан для произведения:

 Служба в строительном батальоне подходила к своему логическому завершению, и я уже горел желанием заключить в объятия родителей, друзей и подруг, которые заждались меня на гражданке. Надев комнатные тапочки на босые ноги, и проглотив два бутерброда, я пошёл в медсанбат к своему армейскому другу, лейтенанту медслужбы Небейбабо Олегу. Эх, время времечко! Как тянется оно на службе и летит на гражданке! Олежек не был психологом, но беседуя с ним, я всегда убивал пару-тройку часов, и это радовало.
- Привет, Вован! – сказал с порога доктор, - давно тебя не было.
- Извини, Олежка, исправляюсь. Как дела?
- У меня хорошие новости! Скоро я женюсь.
Я пожал ему руку.
- Поздравляю! Кто она?
- Торговый представитель.
- Какой товар она представляет?
- Детские игрушки.
В дверь кабинета постучали.
- Да, входите, - сказал лейтенант, переходя на строгий, командный тон.
В кабинет зашли два солдата.
- Что случилось?
- Товарищ лейтенант, у меня живот болит, положите меня в лазарет.
- А у тебя что?
- Голова раскалывается и зубы ломит.
Небейбабо вручил солдатам градусники.
- Эх, братан, - сказал я тоскливо, - будет мне тебя не хватать, приезжай ко мне в Питер, прошвырнёмся по Северной столице, пивка попьём, на футбол сходим. Да не переживай ты – оторвёмся по полной.
- Ты что, серьёзно?
- Конечно, Олежа, когда у тебя отпуск?
- В августе. Ну, я тогда уже буду женат….
- Вот, и приезжайте с женой. Кстати, как её зовут?
- Марина.
- Красивое имя, морское.
Лейтенант забрал градусники у солдат и уселся за стол.
- Как фамилии?
- Рядовой Нургалиев!
- Рядовой Шойгу!
- Что это за фамилии такие, вы русские?
- Товарищ лейтенант, разве вы не знаете, что сказал Президент России?
- Нет, а, что он сказал?
- Что слово «русский» нельзя произносить.
- А, что надо произносить?
- Россияне. Так вот, товарищ лейтенант, мы – россияне.
Врач сделал необходимые записи в журнале.
- Так, я, действительно, болен? – радостно спросил Нургалиев?
- Да, рядовой, вы больны, но лечиться будете амбулаторно.
- Это, как, товарищ лейтенант?
- На дому.
- Так, я только четыре месяца прослужил, кто же меня домой отпустит?
- Нургалиев, сейчас твой дом – солдатская казарма и лечиться вы будете в ней. Кстати, где вы собираетесь работать после службы?
- В милиции.
- В милиции? Интересно…Нургалиев, а. может, на самом деле, это выход из тупиковой жизненной ситуации?

Офицер выдвинул ящик стола, извлёк оттуда упаковку аспирина, разломил таблетку на две равные части и дал солдату.
- А мне? – занервничал Шойгу.
- И тебе, - успокоил его доктор, - подвигая лежащую на столе вторую половинку таблетки.
- А мне тоже амба…амба
- Амбулаторно?
- Так точно, товарищ рядовой Шайгу, амбулаторно! А теперь, господа россияне, кру-уго-о-ом! В расположение роты шаг-о-ом марш!
Честно говоря, за время службы я насмотрелся чудес, так что выступление этих клоунов не рассмешило меня.
- Олежик, ну, а Марина…
- Чего?
- Она красивая?
- Очень.
- Она местная?
- Нет, приезжая, но живёт у меня.
- У тебя?! Как долго вы знакомы?
- Целую неделю.
- Да, действительно, долго. Кстати, а ваша любовь уже прошла испытания?
- Какие испытания?
В дверь постучали.
- Заходите!
- Я на укол, товарищ лейтенант.
- Хорошо, снимайте штаны и ложитесь на кушетку. Так, Вован, какие говоришь, испытания?
- Любовь надо проверить на прочность.
- Это как?
- На разлуку, нищету, богатство, известность, радость, верность.
- Володя, мне уже скоро тридцатник, на испытания нет времени.
- Понимаешь, это серьёзный жизненный шаг и сейчас важно не допустить роковой ошибки.
Человек на кушетке кашлянул.
- Товарищ лейтенант, мне ещё долго ждать?
- Вы готовы для инъекции, рядовой?
- Разве вы не видите, товарищ лейтенант.
- Кто вас так научил отвечать старшим по званию?
- Так точно, товарищ лейтенант, рядовой Сердюков к инъекции готов!
- Вы где работаете, Сердюков?
- В столярной мастерской, мебель изготавливаем.
- Понятно. Кстати, Сердюков, вы не помните, какие уколы я вам прописал?
- Не помню, но очень болезненные…
Доктор просмотрел несколько страниц журнала, быстро и небрежно их перелистывая.
- Сердюков, тебя в списках нет. Давай, я сделаю тебе витаминчик, а потом разберёмся, видишь, у меня гости.
Только за мебельщиком закрылась дверь, Олег спросил:
- Ну, так как, говоришь, испытать?
- Есть у меня один план, очень хитроумный, но выполнимый. При твоём большом желании, конечно…
- И в чём же он заключается?
- Это испытание на верность. Олег, ты же довольно частенько мотаешься в полк за медикаментами, так?
- Так, два раза в месяц.
- Так вот, сообщи Марине, что уезжаешь на два дня с ночёвкой, а сам проследи за ней.
- И, как я за ней прослежу? По пятам, что-ли, ходить буду?
- Нет, ты спрячешься дома, и всё происходящее в квартире будет у тебя, как на ладони.
- Где же я спрячусь? Ты не раз бывал в моей «однушке», и знаешь, что там всего шестнадцать квадратов.
- Очень просто. Поговори с комбатом, пусть Сердюков сделает тебе шкаф-купе. Ты заберёшься туда перед приходом Марины, а остальное дело рук техники.
Доктор пришёл в замешательство.
- Вован, ты серьёзно?
- Серьёзней не бывает.
- И как ты меня представляешь сидящим в шкафу?
- Нормально. Он сделает его по заказу, чтобы можно там было лечь, если, например, ноги затекут.
- Братан, как-то необычно всё это, как будто какой-то прикол…Слушай, давай вдвоём спрячемся там, на пару веселей будет.
- Добро, давай вместе, но ты меня отмазываешь за отсутствие в части, идёт?

Сказано – сделано. Через два дня шкаф сделали и установили, а мы с Олегом сидели на кухне и разрабатывали план слежки за объектом, потягивая пивко.
- Во, смотри, плывёт моя краля!
- Где?
Через тюлевые занавески открывался вид на детскую площадку, через которую шла довольно стройная девушка, беседуя по телефону.
- Да, доктор, она даже очень ничего!
- Странно, Вован, она обычно в шесть вечера приходит, а сейчас только четыре.
- Ладно, ты объяснил ей, что шкаф ещё не готов и не открывается снаружи?
- Да, да, Сердюков сделал всё так, как я просил.
- Молодец, Сердюков! Зачем ему в Вооружённых Силах служить? Сидел бы дома и табуретки делал…
- Во – во…
Только мы уселись на свои места, послышался скрип открываемой двери и стук каблуков по новому ламинату. По моему заказу мастер сделал две амбразуры с видом на кровать, одну мне, другую – доктору.
- Ну, что, удобно? – спросил я Олега шопотом.
- Просто класс! – пошипел он, - всю жизнь мечтал жить в кубрике.
Каблуки, между тем, вошли в спальню. Чиркнули зажигалкой. Едкий табачный дым наполнил наше убежище. Некурящий лейтенант еле сдержался, чтобы не закашляться.
- Она же сказала, что никогда не курила.
- Сказать можно всё, что угодно…
Запел шлягер сотового телефона.
- Да….да, конечно представляем. Что? Сколько? По номиналу. Когда? Да можно прямо сейчас… Хорошо, записывайте. Улица Миклухи Барклая…Чего? Какой такой Маклай? Не поняла…Так, вы не один будете, а с Маклаем? Тогда два номинала. В 16 – 30 устраивает?.. Тогда не опаздывайте, точность – вежливость королей! Дом пятнадцать, квартира девять, второй этаж.
- Вован, а что такое «по номиналу»? – зашипел Олежка.
- Ну, ты говорил, что она в торговле работает, так? Так это, когда товар отпускают по самой низкой цене, которой возможно.
- Понятно…
Опять раздалась телефонная трель.
- Аллё. Да, да, предоставляем. По номиналу. Улица Маклука – Барклая. Дом пятнадцать, квартира девять, второй этаж. Время 16 – 45. Приходите точно и не опаздывайте.
Олег «приклеился» к амбразуре, пытаясь что-нибудь разглядеть.
- Вован, а какой товар она собралась толкать?
- Ты же с ней живёшь, а не я. Вспоминай, если у тебя дома какие-нибудь коробки?
- Ну, детских игрушек, точно, нет. Молодец, Маринка, деловая какая – каждому покупателю по пятнадцать минут!
Каблуки непрерывно цокали по полу. Скоро в дверь позвонили. Мы затаили дыхание, припав к своим амбразурам.
Пол заскрипел под ногами визитёра.
- А, мы успеем за пятнадцать минут? – раздался хриплый бас с восточным акцентом.
- Всё будет зависеть от вас, - ответил ему женский голос, - я сейчас приведу себя в порядок и приду, подождите минутку.
В дверь нашего кубрика постучали костяшками пальцев.
- Ха-а-роший матерьял!
К высокому звуку костяшками добавился бас – стук ногой в низ боковой стенки шкафа. Барабанщик простучал фанатскую футбольную мелодию несколько раз, с каждым разом увеличивая темп.
- Может, вылезем, настучим по репе? – не выдержал я.
- Тогда, провалим операцию.
К стуку добавилось собачье завывание.
- Ну, вот и я, время пошло, - сказала Марина.
- Ха-а-ро-оший матерьял! – повторил бас, продолжая долбить наше укрытие, словно барабаны ударной установки.
- Так, я не поняла, вам нужны услуги нашей компании или нет?
- Очень нужны, но мне надо настроиться, я же музыкант.
- Таким образом?
- Да, когда я стучу, я прихожу в норму.
Олег весь извёлся, пытаясь увидеть в узкую щель сцену, происходящую вне зоны её видимости.
- Не рассчитали мы немного, - с сожалением прошептал он. – Слышь, Вован, а на что этому барабанщику надо настроиться?
Я, конечно, мог сказать другу всё, что думаю, но без явных доказательств все сказанные мною слова не имели бы ни какого смысла.
- На торговлю, наверное…
- Почему ты так думаешь?
- Потому что она – торговый представитель.
В этот момент стук прекратился.
- Ну, вот, это то, что надо! – воскликнула Марина.
- Давай вылезем и застукаем её, - нервно воскликнул лейтенант.
- Застукаем с чем?
- Ну, может, она сейчас…это…
- Ты слышишь характерные звуки этого…
- Нет.
- Тогда, сидим и ждём, чтоб уже наверняка.
- Странная тишина..
- Может, деньги пересчитывают?
- Две минуты?
- Наверное, купюры мелкие…
В дверь позвонили.
- Спасибо, - произнёс бас, - я доволен, в следующий раз обязательно обращусь к вам.
Через минуту звуки шагов известили нас о новом визитёре.
- Какой хороший шкаф! – пропел тенор, пытаясь растворить створки купе.
Олег поправил запор.
- Чего это они пристали к этому шкафу? – прошипел он.
Звуки каблуков заставили нас замолчать.
- Какой хороший у вас футляр! Что там?
- Это флейта.
- Зачем вы достаёте её из футляра?
- Мне надо сыграть.
- Зачем?
- Хочу настроиться.
- На что настроиться? – зашипел лейтенант.
- Успокойся, - успокоил я его, - будем ждать.
Флейта заиграла «Шутку» Баха.
- Неплохо, - улыбнулся Небейбабо.
- Да, мне тоже нравится эта мелодия.
Флейта продолжала играть, а я решил размять затёкшие ноги и привстал, нечаянно упёршись спиной в тонкие раздвижные двери. Раздался хруст, и моё грузное тело вывалилось из шкафа.

Картина, которую мы увидели, шокировала нас – кудрявый сопляк-флейтист играл на своём инструменте, а Марина, стоя на коленях, дула в кожаную трубку музыканта.
- Олег, это совсем не то, что ты думаешь, - заикаясь от испуга, пролепетала девушка.
Юноша, словно каменный, стоял, не решаясь спрятать в штаны свой инструмент.
- Марин, это, что такое? – спросил лейтенант, едва сдерживая гнев и указывая пальцем в рожок музыканта, - на детскую игрушку эта штука, вроде бы, не похожа.
- Разве?
- Даже отдалённо не напоминает её.
Олег сжал кулаки, намереваясь броситься на сожительницу и разорвать её в клочья, но я предугадал его шаг, загородив собой потенциальную жертву.
- Я убью тебя! – что есть мочи, завопил доктор, отодвигая меня в сторону.
Я решил действовать, как опытный психолог.
- Олег, как твоя фамилия?
- Небейбабо.
- Вот именно. Так соблюдай же традиции своих предков – не бей баб.
Но лейтенанту необходимо было вылить свою ярость на кого-нибудь, и он бросился на музыканта.
- А твою дудку я расквашу у тебя на голове!
Стручок флейтиста начал клониться к закату, но он, услышав слова о его кормилице, мигом спрятал флейту в футляр.
- Олег, ты всё не так понял! – продолжала кричать Марина.
- А как мне всё это понимать?
- Помнишь, ты говорил, что разбираешься в музыке?
- Да, я не отказываюсь от своих слов.
- Тогда, скажи мне, кто автор музыки, которую сыграла флейта?
- Это «Шутка» Иоганна Баха.
- Вот, именно! Это шутка, и всё, чем мы здесь занимались – шутка, так что, об этом не стоит и вспоминать.
Юноша, наконец, натянул штаны, собираясь уходить. В дверь позвонили.
- Володя, открой!
Я выполнил приказ старшего по званию. На пороге стоял мужчина довольно респектабельной наружности. Подняв пластиковый футляр на уровень груди, и оттолкнув меня, он вошёл внутрь.
- Это что? - рявкнул Олег, указывая на футляр.
- Гитара. А, что, вам тоже требуются услуги? Мне назначено на 17-00, так что, выметайтесь, у меня через час концерт.
Олег выхватил у музыканта футляр, открыл окно, и, не раздумывая, выкинул его на улицу.
- Ты, что, съехал с катушек, олух? Ты знаешь, сколько стоит этот гавайский инструмент?
- Не переживай, парнишка, - улыбнулся доктор, - это шутка!
- Шутка?!
-Ведь, ты же собирался «Шутку» изобразить?
- Я в милиции сообщу, какую вы сыграли со мной шутку!
Теперь ярость рогоносца перекочевала на гитариста. Он схватил его за длинные засаленные волосы и поволок к открытому окну.
- Что вы себе позволяете?
- Слушай, милиционер, если ты сейчас не испаришься, то полетишь вслед за своей балалайкой!

Понадобилось немало усилий, чтобы разогнать эту музыкальную тусовку. Мы поспешили в часть, а на выходе, в подъезде, встретили мужчину с аккордеоном.
- Девятая квартира в этом подъезде? – спросил он.
- Да, мы тоже музыканты и только что оттуда.
- Извините, можно вопрос?
- Валяйте.
- Правда, что нашему брату оказывают интимные услуги по номиналу?
- Откуда вы это взяли?
- А, вот, читайте, - отрезал мужчина, извлекая из кармана клетчатого пиджака сложенную в несколько раз газету.
Олег прочёл подчёркнутые синим фломастером строки:
- Предоставляю интимные услуги мужчинам. Музыкантам – по номиналу. Марина. Телефон.
- Батя, ты, хоть, играть умеешь? – нервно спросил Олег.
- Конечно, я на отлично закончил музучилище.
Аккордеонист расправил грудь, гордо поднял голову и объявил:
- Бах. Шутка.
Олег пошатнулся, закатил глаза, намекая на то, что сейчас упадёт, но я в последний момент подстраховал его.

Через месяц я благополучно демобилизовался и приехал домой, в свой родной Питер. Добрая половина моих друзей за это время успела жениться, поэтому, немного погуляв, я решил подыскать себе вторую половинку. Мать всегда твердила мне, что мужчина должен построить дом, родить дерево и посадить сына. Ой, ошибся, родить сына и посадить дерево.
- Ищи жену в поле или в библиотеке! – твердила матушка, - по барам и клубам таскаются одни пришмандовки.
В поле гулял ветер, а читальный зал в ближайшей библиотеке был так же пуст, как моя молодая голова. Скоро мама уехала в санаторий подлечиться, а я, не обнаружив в холодильнике ничего вкусненького, заказал пиццу на дом и глотал слюни в ожидании курьера. Наконец, в двенадцать ночи я сообразил, что пицмейкеры просто положили на меня и уснул не солоно хлебавши. Под утро меня разбудил звонок в дверь.
- Кто? – спросил я заспанным голосом.
- Пиццу заказывали? – пропел тонкий ангельский голосочек.
- Вы знаете, который сейчас час?
- Конечно, у меня даже часы есть – четыре пятнадцать.
- По телефону мне сказали, что заказ будет доставлен в течение часа.
- Верно. Я получила заказ ровно в четыре часа, так что, у меня есть целых сорок пять минут. Слушайте, не морочьте мне голову. Вы, что, хотите, чтобы мне надавали по шапке?
- Но я заказал пиццу в четыре вечера, то есть, вчера.
- Вчера ушло в прошлое, и о нём нет смысла говорить. Не всё равно, четыре вечера или четыре утра – кушать-то хочется всегда.
Мне понравилась настойчивость курьера, и я решил взглянуть на утреннюю гостью. На пороге стояла хрупкая девушка со стопкой коробок. Её голубые невинные глазки говорили только о кротости и послушании.
- Ну, и где твоя шапка? – спросил я вместо приветствия.
- Какая шапка?
- Ты сказала, что получишь по шапке.
Девушке понравилась шутка, и она отблагодарила меня счастливой улыбкой.
- У вас круглосуточная доставка этих коробок?
- Да, круглая доставка…
- И много дураков, которые жрут это итальянское дерьмо на зорьке?
- Один из них передо мной.
Я не стал отвечать грубостью, тем более заметил, что девушка валится от усталости.
- Заходите, не будем же мы стоять на пороге.
Она спокойно прошла в гостиную, поставила коробки на стол и плюхнулась в кресло.
- Как тебя зовут?
- Марина.
- Хорошее имя, морское. Я Владимир.
- Мономах?
- Что?
- Ладно, проехали, гони денежки, и я сваливаю.
Не могу сказать, что я запал на неё, но что-то внутри меня зачесалось, зашевелилось, захотело общения.
- Марин, помоги мне приготовить пиццу, а то я не знаю, как.
- Приготовить? Её надо только разогреть. У тебя есть духовой шкаф?
- Конечно.
Через десять минут квартира наполнилась сногсшибательным ароматом ветчины, грибов и томата. Я поставил на стол бутылку «Кьянти».
- Ничего себе! Это настоящее «Кьянти»?
- Прямо из Тосканы?
- Конечно, откуда ж больше, и мы сейчас продегустируем его
Вдруг, заиграла «Шутка» Баха. Я вытаращил глаза на Марину.
- Что, музыка нравится?
- Нравится, нравится.
- Это мой брат звонит. Мы вместе пиццы разносим. Я слишком долго задержалась у тебя…
- И, что же делать?
- Сейчас что-нибудь придумаем.
Марина нажала кнопку ответа.
- Архипушка, выручи, отвези остальные заказы сам.
Через минуту пришёл Архипушка, долговязый паренёк с увесистым рюкзаком на спине. Он сухо поздоровался, забрал коробки и исчез.
- Что-то не похож на тебя твой брат.
- Все так говорят. У нас разные отцы.
Мы выпили вино, съели пиццу и пошли на балкон встречать рассвет.
- Красивый город! – воскликнула утренняя красавица.
- Ты не местная?
- Нет, мы с братом долго искали работу и жильё, скитались по вокзалам. Потом нашли пиццерию, которая приютила нас и дала работу.
- Ничего, скоро всё образуется. Я вижу, ты девушка трудолюбивая. Выучишься, потом, карьерный рост и полный бонус.
- Нет, Володя, для этого, как минимум, нужна питерская прописка.
Мне нравился ход её мыслей, а откровенность, вообще, поражала. Сказать честно, меня заинтересовала Марина, и мы стали встречаться. Всего неделя понадобилась нам, чтобы разобраться в своих чувствах и решиться на брак. Она переехала ко мне, и братик её, Архип, тоже не остался в накладе – ему я выделил комнату в родительской «трёшке».

И вот, когда я уже полным ходом готовился к свадьбе и потратил почти все свои сбережения, приехал Олег. Сказать честно, я был несказанно рад приезду армейского друга и всячески извинялся за молчание.
- У меня хорошая новость, Олежка. Я женюсь.
Мы отметили встречу, а потом, когда наши языки развязались и стали говорить, что думали, лейтенант задал мне несколько вопросов относительно моей будущей жены.
- Ты же понимаешь, Вован, знакомы вы всего неделю и сразу решили связать себя узами Гименея…
- И, что ты предлагаешь, отказаться от женитьбы? А, как же дом, дерево, сын?
Вопрос завис в воздухе. Олег разлил спиртное по стаканам, выпил свою долю и закусил солёным огурцом.
- Вован, давай не будем изобретать велосипед, а просто пройдём по протоптанной тропинке.
Я понял его и тут же набрал телефон фирмы, занимающейся изготовлением и сборкой шкафов-купе. Вечером я сказал Марине о моей поездке к Олегу, чем очень огорчил её.
- Ты, что, Володя, у нас скоро свадьба.
- Не переживай, любимая, ровно через два дня я возвращусь. Всего лишь два дня.
- Целых два дня, - поправила Марина.

Уже вечером следующего дня мы оккупировали новый шкаф и с наслаждением вдыхали аромат новых пиломатериалов. На этот раз мы не облажались – просверлили две амбразуры с хорошим углом обзора.
- Скажи, друг, - начал лейтенант. – Что заставило тебя принять столь поспешное решение?
- Хочешь честно?
- Валяй.
- Я с ней ещё не был и ничего не видел, кроме скромных объятий и невинных поцелуйчиков в щёчку. Я думаю, что так и должно быть.
- И даже голой не видел?
- Нет, мы спим одетыми.
- Неужели девственница?
- Мать мне говорила, что жену надо искать на поле.
- На футбольном?
- Это не шутка. Чтобы жена была деревенская, работящая, а не избалованная горожанка.
- Так, она из деревни?
- Вроде того.
Звуки шагов в прихожей заставили нас замолчать и припасть к своим наблюдательным пунктам.
- Наблюдаю в свой перископ неизвестного типа, - прошипел лейтенант.
- Это её брат, Архип.
- Как он?
- Скромный, честный паренёк, не болтун.
Сильный удар в шкаф заставил меня пожалеть о своих словах.
- Марина, что этот олух туда засунул?
- Он закрыл шкаф и просил не открывать до нашей свадьбы. Там сюрприз.
После слова «олух» моя челюсть немного деформировалась. Я боялся, что Олег включит подсветку, чтобы увидеть мою реакцию на происходящее, а Архип, между тем, стал раздеваться, небрежно скидывая свои вещи на полированный столик. Я знал, что лейтенант тоже следит за «сценой», поэтому сдерживал себя, как мог. Чаша терпения переполнилась тогда, этот пицкурьер снял трусы и повесил их на мой букет цветов, подаренный Марине. Я уже нащупал засов, чтобы покинуть укрытие, но бдительный Олег опередил меня:
- Спокойно, дружбан, ты сорвёшь всю операцию. Всему своё время.
Юноша с разбега прыгнул на нашу с Мариной кровать, выставив напоказ свой торчащий мухомор.
- Я догадывался, что он онанист, ведь тёлки у него нет, - надеясь на лучшее, произнёс я.
Продолжение фильма очень не понравилось мне – в створе наших наблюдалок появилась голая Марина. Она подошла к трюмо, играя грудями и ягодицами, а Архип вытаращился на неё, медленно мастурбируя своё достояние. Марина грациозно перебралась на кровать, нащупала цель и оседлала скакуна. Да, они были прекрасной парой, и мы не захотели им мешать. Конечно, можно было устроить разбор полётов с битьём посуды, играя роль обманутого жениха, но всё это не устраивало меня. Я хотел более весомого, крутого реванша. А, между тем, гладкая миниатюрная попка Марины пустилась в скач. Я любовался ею, и, где-то в глубине души, жалел, что никогда не буду её скакуном. Вместо ярости и злобы я, почему-то, ощущал нестерпимое желание присоединиться к этой темпераментной паре, но прекрасно знал, что это только мечта, которой, увы, не суждено сбыться. Мой «архип» так возбудился, что я выпустил его на свободу, развернувшись к Олегу боком. Лейтенант же, как ни странно, молчал. Я взглянул в его сторону, как раз, в этот момент, он поменял положение головы, и луч света из комнаты осветил его готовое к бою ружьё. Он тёр его рукой, тяжело дыша. Партнёры, между тем, поменяли позицию – Марина развернулась к нам лицом, а мы увидели обратную сторону луны с двумя трясущимися холмиками и счастливым, почти блаженным лицом. Все мои мысли сплелись в одном мозговом хаосе. Неумение распознавать людей, обман, обида, простое невезение в жизни – всё это витало в моей голове, а я пытался разобраться в этих понятиях, понять их реальный смысл. Я, вдруг, вспомнил, как Марина чмокала меня в нос перед сном, и теперь, вот она, словно зная, я сижу в первом ряду на её эротическом шоу, проводит нам с Олегом сексликбез. Наконец, измученная быстрой ездой, девушка слезла с седла и упала рядом со своим скакуном. Не знаю, какие чувства руководили нами, но мы не хотели покидать своего блиндажа, в тайне желая второй части представления. Никогда бы не подумал, что меня так возбудит наблюдение над моей несостоявшейся женой.
А молодые любовники, тем временем, готовили зрителям новую сценку. Архип привязал руки партнёрши к спинке кровати, завязал ей глаза и заткнул рот.
- Марин, схожу на кухню, попью воды, - довольно чётко и громко произнёс юноша.
И тут Олег включил подсветку своего сотового.
- Ваше слово, товарищ маузер!

Да, это был шанс, и упустить его я не имел права. Только Архип вышел из комнаты, Олег тихо отодвинул засов, и мы на цыпочках выбрались из укрытия. Архип рылся в холодильнике и так увлёкся этим занятием, что я подкрался к нему почти незаметно.
- Что, Архипушка, пришёл к ручью воды напиться?
От неожиданности юноша выронил бутылку пива, которая, к счастью, не разбилась. Надо было срочно разрядить обстановку, потому, что за труп в результате сердечного приступа я отвечать не хотел. Похлопав бравого «братца» по плечу, я тихо сказал:
- Ладно, дружок, ты побудь здесь, попей пивка, а потом мы решим, что с тобой делать. Думаю, ты не наделаешь глупостей.
Теперь, когда Архип был нейтрализован, всё вдруг встало на свои места. Вот два кобеля, готовые к случке. Слова «любовь», «верность», «женитьба» как-то вдруг, испарились, уступив место необузданным животным желаниям. Пока я разбирался с «братиком», Олег разделся, надеясь на роль актёра, а не пассивного зрителя в первом ряду домашнего эротического театра.
Почему она предпочла такой странный вид сексуальных утех? Может, когда-то её изнасиловали и это, как ни странно, понравилось ей. Характеры, нравы, психология, миллионы характеров, в дебрях которых роются сотни тысяч психологов, сексопатологов и психиатров.
Олег кивнул головой, предоставляя мне приоритетное право воспользоваться услугами суки, которая в ожидании кобеля покачивала бритым лобком. Почувствовав присутствие партнёра, она разбросала ноги в стороны, пытаясь таким образом оккупировать всё свободное место секс-площадки.
Моё судно легко зашло в гавань, встало на якорь, надеясь погостить, но, увы, сразу дало течь и пошло ко дну. Марина, почувствовав неладное, завыла, пытаясь освободиться, но лейтенант навалился на пленницу всем своим грузным телом. Девушке удалось сбросить его и ударить ногой в голову. Вторая попытка увенчалась успехом – я придержал ноги юной извращенки, а доктор вставил свой градусник в центр женской гинекологии. Олегу пришлось хуже, чем мне, так как жертва находилась в состоянии «землетрясения», пытаясь сбросить с себя тяжёлый гнёт, а доктор, тяжело дыша, надеялся остудить кипящий вулкан и достичь оргазма.
Конечно, где-то на задворках моего сознания, витала мысль о групповухе, неотвратимости наказания, позорной статье, следственных экспериментах, но, в данный момент, животный чувства возвышались над юридическими законами и всеми нормами морали. Глядя на пляску лейтенанта, я почувствовал прилив сил и с нетерпением ждал смены караула. Действительно, скоро Олег дёрнулся, застонал, выливая запас ртути своего термометра внутрь пациентки.
- Ну, что будем делать? - едва отдышавшись, спросил он.
- Придержи её…
И вот, когда я уже был готов нанести повторный визит вежливости моей несостоявшейся жене, заиграла музыка сотового телефона.
- Шутка Баха! – воскликнул лейтенант.
- Точно, это шутка, - повторил я.
- Вы, на самом деле, думаете, что это шутка? – раздался голос за спиной.
Я забыл про Архипа, а он спокойно стоял и наблюдал за сценой изнасилования его подружки. Его вопрос застал меня врасплох, но я не растерялся, пытаясь сохранить чувство юмора.
- Да, Архип, я думаю, что это, действительно, неплохая шутка.

Когда пленницу развязали и сняли повязку с глаз, она виновато посмотрела на меня. В комнате находились четверо раздетых людей, и каждый из них не знал, чем это закончится. Нужно было срочно разрядить обстановку и расставить все точки над «i».
- Марина, - сказал я, - может, у вас не только отцы разные?
- Бог их знает, этих отцов, разные они или одинаковые, - тихо пробормотала девушка и, немного прихрамывая, заковыляла в душ.
   




 

Рейтинг: 0 180 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!