Безвременье

3 марта 2014 - Вадим Ионов

Ветер….

Зима уходит, подвывая, как грязная дворовая псина. Она скулит по растраченному, то и дело, оглядываясь назад.

До весны ещё далеко и над миром висит серая пелена безвременья, - тугая и плотная, через которую нельзя думать.

 

Мысли вязнут в её клее, барахтаются и вскоре затихают, превращаясь в осклизлые мумии.

 

Время зевает, отказываясь поспешать, и с каждой минутой норовит остыть до лени тягучей смолы, в которой всё живое теряет свою подвижность.

 

В тёмных углах заводятся унылые косматые призраки – заезжие гастролёры иных вер и кровей. Они еле слышно тянут свою извечную заупокойную песню, в которой на первый взгляд нет никакого смысла и угрозы. С ними совсем невесело, но и в то же время не так зябко.

 

И когда уже становится совсем непонятно, в какие пУстыни волокут тебя эти заботливые тени, опутав мягкими, долгими звуками, приходят ОНИ. Древние и могучие.

 

Они молча смотрят тебе в душу до тех пор, пока ты сам не спохватываешься и не начинаешь спрашивать себя: «Как так могло случиться, что ты вдруг забыл кто ты? Чей ты?»

 

Когда же тебя всего заполняет стыд раскаяния, ОНИ, видя это, как начало твоего исцеления, уходят.

 

Ты же, выбросив сор из избы, понимаешь, что безвременье рухнуло, и что тебе опять дали схватиться за несокрушимую сердцевину.

Ты оставляешь дом и отправляешься в дорогу. Ты идёшь в горы и степи, в надежде укрепить своё сердце, отыскивая на своей земле их следы и лики – и Перуна, и Велеса, и Сварога….

 

© Copyright: Вадим Ионов, 2014

Регистрационный номер №0197232

от 3 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0197232 выдан для произведения:

Ветер….

Зима уходит, подвывая, как грязная дворовая псина. Она скулит по растраченному, то и дело, оглядываясь назад.

До весны ещё далеко и над миром висит серая пелена безвременья, - тугая и плотная, через которую нельзя думать.

 

Мысли вязнут в её клее, барахтаются и вскоре затихают, превращаясь в осклизлые мумии.

 

Время зевает, отказываясь поспешать, и с каждой минутой норовит остыть до лени тягучей смолы, в которой всё живое теряет свою подвижность.

 

В тёмных углах заводятся унылые косматые призраки – заезжие гастролёры иных вер и кровей. Они еле слышно тянут свою извечную заупокойную песню, в которой на первый взгляд нет никакого смысла и угрозы. С ними совсем невесело, но и в то же время не так зябко.

 

И когда уже становится совсем непонятно, в какие пУстыни волокут тебя эти заботливые тени, опутав мягкими, долгими звуками, приходят ОНИ. Древние и могучие.

 

Они молча смотрят тебе в душу до тех пор, пока ты сам не спохватываешься и не начинаешь спрашивать себя: «Как так могло случиться, что ты вдруг забыл кто ты? Чей ты?»

 

Когда же тебя всего заполняет стыд раскаяния, ОНИ, видя это, как начало твоего исцеления, уходят.

 

Ты же, выбросив сор из избы, понимаешь, что безвременье рухнуло, и что тебе опять дали схватиться за несокрушимую сердцевину.

Ты оставляешь дом и отправляешься в дорогу. Ты идёшь в горы и степи, в надежде укрепить своё сердце, отыскивая на своей земле их следы и лики – и Перуна, и Велеса, и Сварога….

 

Рейтинг: 0 118 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!