ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Зимняя сказка " Воробушек Чирик и мальчик Ваня"

 

Зимняя сказка " Воробушек Чирик и мальчик Ваня"

Вторую неделю за окном выло и свистело. Зима была настоящей, русской. Пришлось на время отложить поездку к бабушке с дедушкой. «Как жаль, каникулы скоро кончатся, а я так и просижу дома»,- чуть не со слезами сказал я родителям.

Но случаются же чудеса, особенно под Новый Год.

Родители расстарались, но не мои, а моих друзей Ваньки и Костика. И привезли целый автобус своей и нашей родни. А среди них прекрасного рассказчика деда Ивана. Уж с ним точно не будет скучно.

Весело мы расселись возле камина, глядя на седовласого, всего в морщинах, сгорбленного старика. Но вид тщедушного деда вызывал лишь уважение. Когда установилась тишина, Иван Дмитриевич начал свой рассказ. И хотя я был тогда маленьким, но спустя многих лет, привожу его почти полностью. Но вы же не будете меня за это винить.

Погода, между тем, изменилась: на дворе шел мелкий снег, посыпая белой крупой огромные сугробы и автобус, который стоял напротив нашего дома. Сонное село мирно дремало под теплым снежным покрывалом. Лишь только в нашем доме было оживленно. Мы слушали.

- Я был совсем маленьким мальчиком,- начал повествование старик.
Послышался тихий смешок. Это хихикал глупый Мишка. Он был среди нас самым малым. Кто-то дал ему затрещину, и пристыженный пацан, опустил стриженую голову, похожую на колючего ежика.
-Как и сейчас,- продолжал дед Иван, не обращая внимания на временную заминку, была зима. Наш сад был весь в снегу. Молодые деревца, посаженные отцом, были похожи на невест в подвенечных нарядах. Но я лишь мельком взглянул на них. Я старался смотреть во все глаза на стайку голодных воробушек.

На белом снегу желтела солома. Видно ее обронили во время молотьбы. И теперь смешные серые комочки выискивали в ней зернышка.
Я стоял в жарко натопленной избе и смотрел в окно. От дыхания стекло запотело, и я протер его ладошкой.
Давайте перенесемся туда, увидим, услышим то, что обычно сокрыто от человеческого уха и глаза.

Взъерошенные птички на тонких ножках приближались к ловушке, ловко расставленной для них.
Ваньке не терпелось проверить, как она сработает. Ему очень хотелось, чтобы взрослые оценили его как мастера.
« Золотые руки. Мастер»,- скажет верно бабушка Наталья и даст самую лучшую маковку- пирожок, который он любил кушать с медом. Правда, мед хранился на случай болезни домочадцев. Но разве это не тот случай, когда можно сделать исключение.
Чувствуя, себя без пяти минут героем, мальчик затаив дыхание, следил за воробьями.
Ловушка была сделана из двух досок. На одной из них было просо, целая горсть. Другая доска была поставлена над ней под углом. Две рогатины легко подпирали верхний край.
Желторотик воробушек увидев просо, да еще в таком изобилии, радостно чирикнул и бросился клевать.
Его сестрички и братья осторожничали и нервно крутили головами, высматривая опасность.
- Осторожнее, Чирик, здесь что-то не так!
Но голодный малыш уже не слушал никого.
На безмерную радость, хозяина ловушки, он прыгнул прямо в капкан и с жадностью начал клевать вкуснейшие зернышки.
Он так торопился утолить голод, что ненароком задел одну из рогатин и доска упала, накрыв Чирика, несчастного воробушка.

Он оказался в западне. Что они могли сделать его собратья, если у них нет рук, они просто улетели. Страх двигал ими.
Иван мчался с радостным возгласом:
- Попался, я так и знал.
И побежал, как и был, в одних носках во двор, бросившись к ловушке.
Схватив капкан с крылатым пленником, мигом вернулся в теплую комнату, закрыв за собой дверь.
И только тогда поднял доску. Чирик с шумом выпорхнул из ловушки. Свобода пьянила страдальца.
Серая птичка взмыла вверх и ударилась крыльями о потолок. Больно.
Еще раз и еще воробей поднимался вверх, бился головой о металлические прутья , о стекло. Чирик выбился из сил и рухнул. Воробей упал. И тогда ликующий Ванька схватил воробушка.
- Ага, попался,- сказал мальчик,- сейчас возьму ножницы и подрежу крылья, тогда посмотрим, как ты будешь летать!- гневно сверкая карими глазами, сказал пленнику победитель.
Но большие мамины ножницы висели в недосягаемом месте, на большом гвозде. Ими мама кроила ткань. Мама была известная во всей округе швея.
- Мама скоро вернется и достанет ножницы- с угрозой в голосе, произнес мальчишка и ущипнул птичку за крыло. Его сердце переполнилось злобой.
Он сунул Чирика за пазуху и сел у окна. Птица возилась под рубахой, перья щекотали нежную детскую кожу.
Мысли, разные мысли полезли в голову.
- Тук-тук-тук!- Стучало сердце Ивана.
- Кто это стучит?- спросил воробушек.
- Я стучу,- ответило сердце.
- А ты кто?
- Я сердце мальчика Вани.
- Знаешь,- пожаловалась птичка, - Иван хочет подрезать мне крылья ножницами.
- Ох уж этот мне Ванька!- Сердце глубоко вздохнуло. – Ему бы только озорничать.
- А ты можешь мне помочь?
- Нет, не могу,- ответило сердце. – У Ивана уши не слышат. Я позову на помощь сон.
Близился вечер. На село незаметно опускались синие сумерки. Сон Ивана невидимкой стал перед ним и прикоснулся к его длинным черным ресницам.
Сердце рассказало ему о том, что задумал Иван.
- Помоги воробушку- попросило оно.
- Ладно, тихонько прошептал сон и смежил веки мальчишки.

Иван спал, сладко, как только умею дети.
И ему привиделось, что он босиком бредет по дремучему лесу. Метель замела все стежки-дорожки. Ему хочется поесть, подкрепиться. Его руки холодные, как ледышки. Но откуда в зимнем лесу быть хлебу или огню.
Шел он так и шел, пробовал стоять, но от этого становилось только хуже. Ноги еле слушались. Еще чуть-чуть и быть ему снежной глыбой.
И вдруг перед ним открылось зрелище.
Дом большой с красными наличниками, а перед ним лежит большое корыто, из дерева. Один край приподнят, подперт жердочкой.

Под корытом, Иван все это видел так, как будто это было реальностью, огромная тарелка с брынзой, куском хлеба.
В животе заурчало от голода. Он подкрался на трясущихся ногах к корыту. Огляделся: кругом ни души.
И тогда мальчик юркнул под корыто и протянул руку к тарелке.
Ловушка мигом захлопнулась, успев больно хлопнуть Ваню.
Ему не хватало воздуха, он бился в истерике, звал на помощь. Но голос тонул. И не было слышно ни звука.
Тщетно!
Тут дверь дома со скрипом отворилась, и выбежал старик, потирая от удовольствия руки.
Седой старец ухватил мальчика за ноги , заглянув в самое сердце, заглянул в глаза.
- Так это ты и есть тот самый мальчишка, что ловит пернатых. Ну, погоди, я тебя сейчас проучу!.
Схватив за волосы, поволок упирающегося Ивана по снегу в свое жилище.

- Что ты собираешься со мной сделать?- спросил Мальчик, дрожа всем телом.
- Я отрежу тебе руки, которыми ты делаешь зло. Ведь ты подрезаешь крылья беззащитным птицам.

И огромные ножницы щелкнули у самых глаз, а потом у рук Ваньки.
Мальчик пытался вырваться, но только делал себе больнее. Он пытался бежать, но костлявая рука старика настигала его.
- Не уйдешь от кары. – кричал дед беззубым ртом.
- Ой, мамочка, спаси! – завизжал не своим голосом мальчик и проснулся.
Ванька огляделся по сторонам. Но никого постороннего не было. Не было и матери.
Значит, это был лишь сон. Но какой ужасный!
Вспомнил Иван про воробушка. Чирик жалобно попискивал за пазухой.
Иван долго потирал сонные глаза. Радость переполнила его сердце: это сон и не больше.
Потом встал, сунул руку за пазуху, достал притихшую птичку, ласково прижался щекой к серой головке, к щуплому тельцу.
И открыл настежь окно.
- Прости, малыш, я больше так никогда не буду. Лети к своим друзьям, маме, папе.
Воробушек вспорхнул и растаял в холодных зимних сумерках.

Огонь трещал в камине. Мы, дети слушали сказку или быль, переживая за судьбу воробышка по имени Чирик.
Каждый из нас стал чуточку взрослее.

 

© Copyright: Екатерина Рафальская, 2014

Регистрационный номер №0253881

от 19 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0253881 выдан для произведения: Вторую неделю за окном выло и свистело. Зима была настоящей, русской. Пришлось на время отложить поездку к бабушке с дедушкой. «Как жаль, каникулы скоро кончатся, а я так и просижу дома»,- чуть не со слезами сказал я родителям.

Но случаются же чудеса, особенно под Новый Год.

Родители расстарались, но не мои, а моих друзей Ваньки и Костика. И привезли целый автобус своей и нашей родни. А среди них прекрасного рассказчика деда Ивана. Уж с ним точно не будет скучно.

Весело мы расселись возле камина, глядя на седовласого, всего в морщинах, сгорбленного старика. Но вид тщедушного деда вызывал лишь уважение. Когда установилась тишина, Иван Дмитриевич начал свой рассказ. И хотя я был тогда маленьким, но спустя многих лет, привожу его почти полностью. Но вы же не будете меня за это винить.

Погода, между тем, изменилась: на дворе шел мелкий снег, посыпая белой крупой огромные сугробы и автобус, который стоял напротив нашего дома. Сонное село мирно дремало под теплым снежным покрывалом. Лишь только в нашем доме было оживленно. Мы слушали.

- Я был совсем маленьким мальчиком,- начал повествование старик.
Послышался тихий смешок. Это хихикал глупый Мишка. Он был среди нас самым малым. Кто-то дал ему затрещину, и пристыженный пацан, опустил стриженую голову, похожую на колючего ежика.
-Как и сейчас,- продолжал дед Иван, не обращая внимания на временную заминку, была зима. Наш сад был весь в снегу. Молодые деревца, посаженные отцом, были похожи на невест в подвенечных нарядах. Но я лишь мельком взглянул на них. Я старался смотреть во все глаза на стайку голодных воробушек.

На белом снегу желтела солома. Видно ее обронили во время молотьбы. И теперь смешные серые комочки выискивали в ней зернышка.
Я стоял в жарко натопленной избе и смотрел в окно. От дыхания стекло запотело, и я протер его ладошкой.
Давайте перенесемся туда, увидим, услышим то, что обычно сокрыто от человеческого уха и глаза.

Взъерошенные птички на тонких ножках приближались к ловушке, ловко расставленной для них.
Ваньке не терпелось проверить, как она сработает. Ему очень хотелось, чтобы взрослые оценили его как мастера.
« Золотые руки. Мастер»,- скажет верно бабушка Наталья и даст самую лучшую маковку- пирожок, который он любил кушать с медом. Правда, мед хранился на случай болезни домочадцев. Но разве это не тот случай, когда можно сделать исключение.
Чувствуя, себя без пяти минут героем, мальчик затаив дыхание, следил за воробьями.
Ловушка была сделана из двух досок. На одной из них было просо, целая горсть. Другая доска была поставлена над ней под углом. Две рогатины легко подпирали верхний край.
Желторотик воробушек увидев просо, да еще в таком изобилии, радостно чирикнул и бросился клевать.
Его сестрички и братья осторожничали и нервно крутили головами, высматривая опасность.
- Осторожнее, Чирик, здесь что-то не так!
Но голодный малыш уже не слушал никого.
На безмерную радость, хозяина ловушки, он прыгнул прямо в капкан и с жадностью начал клевать вкуснейшие зернышки.
Он так торопился утолить голод, что ненароком задел одну из рогатин и доска упала, накрыв Чирика, несчастного воробушка.

Он оказался в западне. Что они могли сделать его собратья, если у них нет рук, они просто улетели. Страх двигал ими.
Иван мчался с радостным возгласом:
- Попался, я так и знал.
И побежал, как и был, в одних носках во двор, бросившись к ловушке.
Схватив капкан с крылатым пленником, мигом вернулся в теплую комнату, закрыв за собой дверь.
И только тогда поднял доску. Чирик с шумом выпорхнул из ловушки. Свобода пьянила страдальца.
Серая птичка взмыла вверх и ударилась крыльями о потолок. Больно.
Еще раз и еще воробей поднимался вверх, бился головой о металлические прутья , о стекло. Чирик выбился из сил и рухнул. Воробей упал. И тогда ликующий Ванька схватил воробушка.
- Ага, попался,- сказал мальчик,- сейчас возьму ножницы и подрежу крылья, тогда посмотрим, как ты будешь летать!- гневно сверкая карими глазами, сказал пленнику победитель.
Но большие мамины ножницы висели в недосягаемом месте, на большом гвозде. Ими мама кроила ткань. Мама была известная во всей округе швея.
- Мама скоро вернется и достанет ножницы- с угрозой в голосе, произнес мальчишка и ущипнул птичку за крыло. Его сердце переполнилось злобой.
Он сунул Чирика за пазуху и сел у окна. Птица возилась под рубахой, перья щекотали нежную детскую кожу.
Мысли, разные мысли полезли в голову.
- Тук-тук-тук!- Стучало сердце Ивана.
- Кто это стучит?- спросил воробушек.
- Я стучу,- ответило сердце.
- А ты кто?
- Я сердце мальчика Вани.
- Знаешь,- пожаловалась птичка, - Иван хочет подрезать мне крылья ножницами.
- Ох уж этот мне Ванька!- Сердце глубоко вздохнуло. – Ему бы только озорничать.
- А ты можешь мне помочь?
- Нет, не могу,- ответило сердце. – У Ивана уши не слышат. Я позову на помощь сон.
Близился вечер. На село незаметно опускались синие сумерки. Сон Ивана невидимкой стал перед ним и прикоснулся к его длинным черным ресницам.
Сердце рассказало ему о том, что задумал Иван.
- Помоги воробушку- попросило оно.
- Ладно, тихонько прошептал сон и смежил веки мальчишки.

Иван спал, сладко, как только умею дети.
И ему привиделось, что он босиком бредет по дремучему лесу. Метель замела все стежки-дорожки. Ему хочется поесть, подкрепиться. Его руки холодные, как ледышки. Но откуда в зимнем лесу быть хлебу или огню.
Шел он так и шел, пробовал стоять, но от этого становилось только хуже. Ноги еле слушались. Еще чуть-чуть и быть ему снежной глыбой.
И вдруг перед ним открылось зрелище.
Дом большой с красными наличниками, а перед ним лежит большое корыто, из дерева. Один край приподнят, подперт жердочкой.

Под корытом, Иван все это видел так, как будто это было реальностью, огромная тарелка с брынзой, куском хлеба.
В животе заурчало от голода. Он подкрался на трясущихся ногах к корыту. Огляделся: кругом ни души.
И тогда мальчик юркнул под корыто и протянул руку к тарелке.
Ловушка мигом захлопнулась, успев больно хлопнуть Ваню.
Ему не хватало воздуха, он бился в истерике, звал на помощь. Но голос тонул. И не было слышно ни звука.
Тщетно!
Тут дверь дома со скрипом отворилась, и выбежал старик, потирая от удовольствия руки.
Седой старец ухватил мальчика за ноги , заглянув в самое сердце, заглянул в глаза.
- Так это ты и есть тот самый мальчишка, что ловит пернатых. Ну, погоди, я тебя сейчас проучу!.
Схватив за волосы, поволок упирающегося Ивана по снегу в свое жилище.

- Что ты собираешься со мной сделать?- спросил Мальчик, дрожа всем телом.
- Я отрежу тебе руки, которыми ты делаешь зло. Ведь ты подрезаешь крылья беззащитным птицам.

И огромные ножницы щелкнули у самых глаз, а потом у рук Ваньки.
Мальчик пытался вырваться, но только делал себе больнее. Он пытался бежать, но костлявая рука старика настигала его.
- Не уйдешь от кары. – кричал дед беззубым ртом.
- Ой, мамочка, спаси! – завизжал не своим голосом мальчик и проснулся.
Ванька огляделся по сторонам. Но никого постороннего не было. Не было и матери.
Значит, это был лишь сон. Но какой ужасный!
Вспомнил Иван про воробушка. Чирик жалобно попискивал за пазухой.
Иван долго потирал сонные глаза. Радость переполнила его сердце: это сон и не больше.
Потом встал, сунул руку за пазуху, достал притихшую птичку, ласково прижался щекой к серой головке, к щуплому тельцу.
И открыл настежь окно.
- Прости, малыш, я больше так никогда не буду. Лети к своим друзьям, маме, папе.
Воробушек вспорхнул и растаял в холодных зимних сумерках.

Огонь трещал в камине. Мы, дети слушали сказку или быль, переживая за судьбу воробышка по имени Чирик.
Каждый из нас стал чуточку взрослее.

 
Рейтинг: +3 174 просмотра
Комментарии (3)
Алена Викторова # 19 ноября 2014 в 13:36 0
...последние строки...до слёз
СПАСИБО!
Сергей Чернец # 19 ноября 2014 в 16:46 0
Очень положительно воспринимается! Удачи вам в вашем творчестве!
Татьяна Антипова # 21 ноября 2014 в 03:44 0
Чудесный рассказ.