ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Постыдная любовь. Рассказ полный

 

Постыдная любовь. Рассказ полный

«Постыдная любовь»



Он всегда был домоседом. Его друзья, знакомые рвались на юга, к морю.
Егор с Анютой ездили в теплые края всего лишь несколько раз.

Зачем, если им хорошо в российской глубинке.
Казалось, что счастью не будет конца. Жалели лишь об одном, что Бог не дал деток.

Егор Николаевич был детдомовский, а у Анны Павловны были отец с матерью. Были, да вскоре после их свадьбы друг за дружкой померли.

И остались они в целом мире одни. Хорошо, что хоть друзей всегда полон двор. Соберутся, бывало и давай рассказы сказывать, небылицы, да песни петь.
С хорошими друзьями не соскучишься.


Однажды к ним в дом постучал бомж: грязный, весь в лохмотьях.
Увидел Егор его в окошко, и всего передернуло, и хотел было прогнать. Но добрая душа у его женушки- стала она выговаривать: « Егорушка, зачем человека упавшего топчешь, иль не жаль»

А он, этот несчастный и впрямь был жалок.

Так, в один из зимних вечеров у них появился новый жилец. В бане бомж приобрел вполне человеческий вид.


Сначала хозяева не могли взять в толк как его зовут: мужчина заикался, что-то невнятное бормотал. Но, Анюта, притянув страдальца к себе и погладив по шершавой, небритой щеке, сказала: « Колей его зовут. Теперь он будет жить у нас»

Сколько же ему лет, если нет никаких документов, какого роду-племени…Загадки часто мучили добрейшего Егора Николаевича, когда он видел вместе жену и странного человека, нового жильца.

Ему казалось, он это чувствовал, что все не просто так, что этих двоих, связывают невидимые нити родства.
Он даже пошутил на этот счет: « Вы так похожи, словно брат и сестра».


Отчего молодой мужчина вздрогнул и отшатнулся, словно от удара кнутом. А в глазах Анюты мелькнул страх.

Время шло, еще не старый, молодой мужчина обрел друзей. Но не стал с ними выпивать, а кратко сказал: « Свое отпил».
О прошлом Коля ничего не вспоминал, но наколки на теле говорили, что немало натворил он дел.

Супруги поселили его в отдельный флигелек. Пусть живет человек, места всем хватит, да и хлебом не объест. Руки у жильца золотые: картины пишет, плотник да столяр. А еще играет на гитаре.

На ее звуки часто забредали девушки. И тогда, глядя на воркующих молодых людей, светлели взоры.
Хорошо, что есть любовь.

Жизнь потихоньку налаживалась. И теперь они не знали, как дальше будут жить, если Николай уйдет.

Под раскидистой липой уже стоял новый дом Коли и его жены Лизы. Соседка влюбила в себя смазливого Николку.

Однажды, морщась от мурашек в затекших ногах, Егор Николаевич решил пройтись к новоселам. Его разлюбезной Аннушки дома не было. Часом раньше она ушла к молодоженам.

« Помочь надо, как теперь Николка управится без нас»- с тихой грустью произнесла Аня. А на ресницах блеснула слеза.
И это сбило с толку и не давало покоя.
Потирая поочередно икры и спину, проклятый ревматизм, Егор брел тихонечко в сумерках.

И вдруг услышал, приглушенное рыдание и жаркий шепот:
« Ну, что удумал, пора забыть. Ты мой брат, как ты можешь. Или тюрьма ничему не научила!»

От этих слов мужчине стало дурно, в глазах потемнело, и Егор окунулся в ночь.
Он не знал, сколько находился в таком состоянии: сердце подвело, очнулся.

Рожок луны блестел, скалился- как там люди в шуры- муры играют.
Шептались звезды: «Ах, бесстыдники!»

Трещали кузнечики в садах: « Так, так»

«Сколько же я здесь провалялся, сломал молодой клен,- Поднимаясь с трудом на ноги, думал обманутый муж.- Жаль деревца. Наверное, не долго. Ишь, шепчутся, милуются»- пронеслось в голове Николаевича, ранив еще раз больное сердце.
- Когда ты собираешься сказать о нашем сыне,- спросил напрямую, голос с хрипотцой.
Это был все тот же Никола. Бывший зек.
- Как я могу признаться. Я все эти годы врала, изворачивалась. Егор считает меня святой. Мы с тобой изгои. Люди нас проклянут. Пусть уж лучше сын будет счастлив. Ах, милый Ванька. Хочется хоть глазком на него сейчас взглянуть. – сквозь слезы, всхлипывание, говорила Анна Павловна.

Их силуэты высвечивала луна, как грех, который нельзя скрыть.
Мужчина в летах, Егор Николаевич, смотрел на двоих, как они сцепились руками, прижимались - друг к другу.

И ему, Егору, казалось, что это всего лишь продолжение обморока. Больше всего ему хотелось, чтобы это было так.
« Проклятие»,- повторил он три раза и смачно сплюнул на землю, пахнущую мятой.

Даже здесь были приложены ее руки, его Анюты. Это она посадила все эти цветы. И он, ее муж, теперь топтался по этим грядкам и слушал.
« Идиот, нужно подойти и настучать им по башке. Чего я дурачок стою?!»- злился Егор сам на себе, но ноги не слушались.

Воздух был влажноват и бодрил, не оставляя надежды, что все это кажется. Горькая правда сдавила горло, было трудно дышать.

Все долгие годы Егора обманывали. И он снова почувствовал себя сиротой. Он в целом мире один.

Потерянный, несчастный ребенок- Егор заплакал тихо, по- детски. Как тогда, когда его нашли в лесу, когда он сбежал из казенных стен детдома. Кто его родители? Он так и не узнал. Подкидыш.

«Может быть, все знали, лишь я был глух и слеп. Словом, что взять с блаженного. Щадили? Или никто не знал, только эти двое. Но кто они? Кто они друг другу? Тюрьма. Да, он же был в тюрьме. Значит, не случайно к нам прибился»- думал, пытался анализировать уставший мозг. А сердце не хотело верить в происходящее.

Он вспомнил все: жалкий бомж стучится в калитку. С растрепанными волосами, халатик на голое тело, - она, его Анюта, бежит по первому зову, чтобы подсобить. Как же, это Николка зовет!

И все это Егор принимал за элементарную женскую жалость к ближнему.
Тяжесть в груди, боль под лопатку. Сердце. Да, он не молод. А она, его жена, Анюта свежа, хороша. Если он подойдет к ним, то все разом разрушит . И он струсил, тихонечко побрел назад.

« Пусть любуются, милуются, но у меня есть она, женщина с васильковыми глазами. Я все снесу от любимой. Даже предательство, обман»- твердил Егор сам себе, ковыляя по тропинке, вдоль нового забора, назад, домой.
- Коля, Аннушка, где вы?- зычно, прорезая темень крикнула Лиза- Домой, вечереть будем.
- Сейчас, сейчас- шагнули из своего укрытия двое. Липы, разлапистые липы, хранили молчание. Деревьям очень много лет- многое повидали.
«Вернуться. Сделать вид, что ничего не знаю» решил для себя Егор Николаевич, чтобы вытравить все мерзкое, что мешало ему дышать, жить как прежде.

3 часть.
- А вы меня ждали?- улыбаясь во весь рот, растягивая каждое слово, крикнул в глубину дома Егор Николаевич.
Оттуда неслась музыка, какая-то непонятная. «Иностранная. Что ж в чужой монастырь со своим уставом не сунешься.- Полезли в голову мысли. -
Не об этом следует думать обманутому мужу»- И он тихонечко, чтоб не услышал никто, застонал.
Его нос выхватил приятные запахи кухни вперемежку с запахом сосны- там, у стены лежали доски.
« Убрать бы, но кто я здесь. И что мы с Аней здесь забыли. Ах, да, она пришла к своему хахалю. Господи, куда смотришь. Это же грех. Брат и сестра. Как такое возможно»- От таких размышлений, которые вихрем пронеслись в сознании Николаевича, разболелась голова.
- А это ты, Егор, скорее проходи. Сегодня не грех и по рюмочке выпить,- подбежав к мужу и обняв за плечи, проговорила Анна Павловна.
Краем глаза Егор посмотрел на супругу. Она была невозмутима. Все так же хороша и стройна. « Надо же! И как так может, вон, как попой виляет. Бог ничего у нее не отнял»- отметил про себя Егор Николаевич.

Лиза с Колей ворковали как голуби. Молодая хозяйка постаралась на славу. Стол ломился от кушаний, выпивки. В тот вечер они пели песни, танцевали, легко меняясь парами.
Когда Егор с Лизой кружились в вальсе, на них можно было заглядеться. Куда девались хвори старика. Как часто называл сам себя Николаевич.

Каштановые волосы Елизаветы рассыпались по плечаи и касались рук, лица Егора. Неожиданно для пожилого мужчины, но в нем проснулось естество, как бы он деликатно назвал то, что с ним происходило.
- Лиза, закружила меня, пойдем на улицу,- с хрипотцой, таинственно улыбаясь, попросил Егор молодую соседку.

Они вышли, Егор и Лиза, крепко взявшись за руки на глазах двоих. Но Коля и Аня даже не встрепенулись.
- Пусть пошепчутся, помилуются,- улыбаясь через силу, сказала Анна Николаю.
Никола, вдохнув воздуха на полную грудь. Он так устал бояться, жить настороже. И тревогой посмотрел на дверь- не вернулись бы Егор с Лизой- что тогда делать, как дальше жить. Опять скитания?!
- Иди ко мне, малышка,- одними губами произнес молодой мужчина, а в его синих бездонных глазах плескалась боль.
- Как же я тебя люблю, братец! – сказала Анна Павловна и обхватила за шею того, кто был ей дороже всего на свете.- Как мне жить с этим. Как нам быть.
- Давай убежим, туда, где нас не знают. Заберем Саньку. Ну, сколько он будет жить у тетки. Саша здоровый ребенок- начал трудный разговор Николай, поглаживая шершавыми, натруженными руками волосы, плечи своей любимой.
- Я подумаю, мне нужно все взвесить. Жаль Егора, у него здоровье неважное. – Как бы не догадался- примирительно произнесла Аня. В объятиях милого она чувствовала себя так, как тогда много лет назад, когда впервые вкусили запретный плод. В жилах заиграла молодая кровь, захотелось близости.
« Нет, не сейчас. Зачем скандал нам»- решила женщина и чуток отстранилась от любовника.
Помолчали. Выйти вслед за удалившейся парой не решились.

Лизе давно нравился Егор, его могучие плечи, торс литой. Во сне он приходил к ней, и они занимались любовью. И вот сейчас этот случай .
« Он будет моим- твердо решила смазливая Лизонька и пошатнулась.- Держи, Егор»
Мягкое тело, податливое- плюхнулось прямо на пожилого мужчину. Да, нет, в эти минуты у Николаевича кровь бросилась не только к щекам, но и ниже пояса. Мальчик взыграл.
И двое покатились, смеясь, дурачась. Они покатились по мягкой траве.
- Егор, вставай, пойдем, я покажу тебе нашу баню, сарай. – без обиняков предложила хитрая женщина,- Да не бойся, мой Никола доверчив, вслед не пойдет. У нас есть время.
Надо сказать, что по молодости бывший агроном был еще тот проказник. Как тут отказаться, тем более что женщина сама просит. С совестью у него было все в порядке. Она не мучила его, как прежде, когда он ходил налево при первой жене Клавдии.
« А сейчас и не грех, если жена блудлива»
- Егорчик, где вы, - услышал крик жены Егор Николаевич совсем рядом. Захрустело сено под ногами – Как бы с сердцем плохо не стало. Ему пить совсем нельзя- с тревогой произнесла Аня.
- Да с ним пошла моя Лизонька. Они так редко видятся, может быть, пошли к вам,- предположил Никола.
- Наверное, нас не хотели беспокоить. Видят, что у нас свои разговоры.- сказала Аня и потянула Колю за руку, увлекая за собой.
И парочка удалилась. Ночь укрыла еще одну пару от любопытных глаз.
- Ой, что это было,- совсем трезво произнесла Лиза.
- Не переживай, все нормально. – Давай поменяемся местами. – предложил новую игру Егор своей партнерше.
- С тобой я на все согласна. –Ты такой страстный, Егорушка, - прошептала молодая наездница, забыв обо всем на свете.

Когда Егор вернулся домой, его немного качало: то ли от усталости, то ли еще от чего. Но ревматизм, коленки он уж точно вылечил.
Дома его ждал сюрприз.

4 ЧАСТЬ РАССКАЗА.

Шмыгая носом, Аня стояла рядом с Колей. Они были одеты по-дорожному.
Разговор был длинный. Егору не хотелось верить в происходящее. Да, они уезжают. Карточный домик семейного счастья рухнул.
- Да, мы любим друг друга. Это сильнее людских законов. Мы изгои в обществе. У нас есть ребенок.- говорил больше Николай, а на его спутницу, Анну Павловну, было смотреть больно.
Куда девалась ее истома в глазах, женская привлекательность.
- А как же я?- с тяжелым вздохом, промолвил Егор Николаевич, горестно опустив руки на плечи той, которая столько лет была его опорой, - Кто я без тебя, Анна? Сын, да я знаю, неважно как давно, но знаю. Будем вместе воспитывать.- Поспешно добавил Николаевич.
Душа его поняла, что уже все, не будет ничего такого, что составляет безмятежное счастье, даже этого звериного инстинкта- чужая жена- блуд уже больше не будет. Ему даже померещилась фигура в окне. Оскал злобного лица. Да, да, за все нужно платить рано или поздно.
И когда Коля и Аня уже стояли за порогом дома, во дворе с дорожной поклажей, седовласый Егор выскочил вслед за ними. Руки тряслись. Рот был перекошен, а глазах- икрились огоньки безумия. Но усилием воли он пытался сохранить разум.
- Нужно расспросить у Дарьи Ильиничны. Я знаю, это у нее живет ваш сын, я все узнал про Ивана.
Может быть, вы и не брат с сестрой. Всякое в жизни бывает. Я желаю вам счастья и любви.
- Прости нас,- сказали чуть не в один голос Анна и Никола.
Что же Лиза? Подумаете вы. Эта женщина оказалась ветреной. Куча любовников. Еще бы, какой дом оставил Коля своей жене Лизоньке. Есть где развернуться.
Краса ее еще добрые лет десять будоражила мужчин. Родились одна за другой девочки, а потом и мальчишка.
Вскоре пронеслись слухи, что старшая дочка подрабатывает на таможне. Слухи были гаденькие. Мол, за деньги работает старшая дочка Олеся.
Егор захаживал лишь изредка в дом Елизаветы. И то за тем, что нравилась ему ее самогонка. Выпьешь много, а голова не болит.
Спать с ней он больше не хотел. Да и Лиза не пылала страстью к пожилому агроному. Как по обоюдному уговору они не обсуждали тему: что было в тот вечер, когда все в одночасье рухнуло.
Но все- таки однажды Егор спросил у Лизы, когда она наливала ему с трехлитровой банки стакан чуть мутноватой жидкости:
- Где же ты была, когда Коля от тебя уходил.
- На что она со смехом, тряхнув крашеными кудрями, сказала:
- А у нас красивых нет времени на проводы отгоревшей любви. Я после тебя,- На этом слове тебя она сделала упор, чуть помолчала. Видно, что вспомнила. – Егор, прости, но тогда ко мне прибежала подруга Людмила. К ней приехал на побывку морячок с другом. Сам понимаешь, не могла отказать. Записку нашла от Кольки. Да, что там говорить. Давай лучше выпьем,- смахнув невидимые крошки со стола рукой, жестом пригласила соседа присесть.
- Сядем,- согласился Николаевич. Расскажи, что дальше собираешься делать. Детям нужен отец.
- И ты туда же, хочешь научить уму-разуму. Как-нибудь сама разберусь.
Однажды вспыхнул пожар. Причину выявить не удалось. Остались без дома дети Лизы. Сама же она, не приходя в сознание, умерла.
У одной пары не было своих детей. Сначала они захотели взять лишь Кирюшку, но подумав, забрали еще и Оксану. Что до Олеси, то гулящая, никчемная для всех девка, вышла замуж за инженера Валерия Викторовича из соседней области.
Знал ли он про подвиги невесты, остается загадкой. Вскоре у них родился сын Антон, весь в отца. А дальше жизнь покажет.
Егор Николаевич часто ходит на могилу своей первой жены Клавки и соседки Лизоньки. Они на одном кладбище. Каждой из них он приносит по букету цветов. Сидит долго, всматриваясь в фотографии. Иногда можно услышать шепот старика. Как не поговорить теми, кто всегда выслушает и поймет.
Как же оказался прав Егор Николаевич, когда сказал, что может быть, Никола с Аннушкой и не брат с сестрой, раз уж их так тянет друг к другу.
Однажды Егор получил телеграмму: « Встречай, буду проездом. Никола»

Целый день старик не находил себе места. Думы разные лезли? А где Аня. Коля едет. Да какие счеты, не чужие же люди. А где Ванька их сын.
Вскоре все разъяснилось. С поезда сошли двое: мальчик лет десяти и с ним статный мужчина, его отец Николай.
Когда Егор их увидел, сильно обрадовался, но сердце было не на месте, трудно было дышать. С трудом сдерживал себя от ненужных расспросов.
Все оказалось банально просто: Аня умерла этим летом, быстро, не мучилась. Сердце. Перед этим все прояснилось.

Оказывается, Николку их родители усыновили, когда жили в Сахалине. И всему виной врачи. После внематочной беременности Алле- матери Анны и ее отцу Павлу, святила науки сказали, что детей больше не будет, несовместимость резус фактора супругов. Бывает.
Молодая семья радовалась сыну и не ждала милости от судьбы.
А потом, когда они побывали на озере Байкал и пожив на острове Ольхон, Аллочка стала счастливой матерью.
Замечали ли шалости своих детей? Да, нет. Советские люди так много работали, что приходили домой уставшие, выжаты как лимон. Дети были предоставлены часто сами себе. Рассказывать правду они так и не решились. Зачем? Для всех Аня и Коля были брат и сестра. Тем более они внешне были так похожи. Еще одна загадка природы.
Тюрьма. Да, Коля сел за убийство по неосторожности. И ничуть не жалел. Зато спас от насильника, вечно пьяного Васьки Козла. Хлипкий оказался гаденыш.
Коля с Аней пришлось прочесть письма умерших родителей, поездить по друзьям, чтобы узнать истину. Они добрались и до Сахалина. Там еще живы были соседи по бараку, которые помнили родителей Коли и его самого маленького. Так все и встало на свои места.
Бабушка, вырастившая Ивана, жива и поныне. Скрипит костями. Когда Аня, решившись, рассказала про свою злосчастную судьбу. Женщина, повидавшая много на веку, сказала: « А зачем нужно было далеко ездить. Я все знала, но думала, что у молодых свои дороги. Мне Ванька не был в тягость. Он мне как сын»

Прошло много времени, много воды утекло. Коля с сыном так и не уехали к морю, а остались в глубинке России. Им нечего больше делить. Иногда они ездят в Иркутск. Байкал не отпускает их долго. Озеро обладает живительной силой, особой энергией.
Но главная причина это могилы родных, Анны Павловны.
Иногда, Коля скажет, а давай переедем поближе к Аннушке.
На что Егор обычно говорит:
- Ее душа рядом с нами, с теми, кто помнит и любит. А потом у Ивана семья: жена, дети. Наши внуки. Москва, считай под боком. Пусть уж решают молодые.

Давай лучше пойдем, посмотрим ульи. Урожай хороший будет в нынешнем году.
И два старика, поддерживая друг друга за руку, углубилась в заброшенный сад. Силы уже не те. А молодые все колесят по дорогам. Им недосуг.
Спасибо читателям. Остается добавить, что прототипов я нашла в обычной жизни. Что-то изменила, добавила. И прожила с ними целую жизнь.

© Copyright: Екатерина Рафальская, 2014

Регистрационный номер №0254231

от 20 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0254231 выдан для произведения: «Постыдная любовь»



Он всегда был домоседом. Его друзья, знакомые рвались на юга, к морю.
Егор с Анютой ездили в теплые края всего лишь несколько раз.

Зачем, если им хорошо в российской глубинке.
Казалось, что счастью не будет конца. Жалели лишь об одном, что Бог не дал деток.

Егор Николаевич был детдомовский, а у Анны Павловны были отец с матерью. Были, да вскоре после их свадьбы друг за дружкой померли.

И остались они в целом мире одни. Хорошо, что хоть друзей всегда полон двор. Соберутся, бывало и давай рассказы сказывать, небылицы, да песни петь.
С хорошими друзьями не соскучишься.


Однажды к ним в дом постучал бомж: грязный, весь в лохмотьях.
Увидел Егор его в окошко, и всего передернуло, и хотел было прогнать. Но добрая душа у его женушки- стала она выговаривать: « Егорушка, зачем человека упавшего топчешь, иль не жаль»

А он, этот несчастный и впрямь был жалок.

Так, в один из зимних вечеров у них появился новый жилец. В бане бомж приобрел вполне человеческий вид.


Сначала хозяева не могли взять в толк как его зовут: мужчина заикался, что-то невнятное бормотал. Но, Анюта, притянув страдальца к себе и погладив по шершавой, небритой щеке, сказала: « Колей его зовут. Теперь он будет жить у нас»

Сколько же ему лет, если нет никаких документов, какого роду-племени…Загадки часто мучили добрейшего Егора Николаевича, когда он видел вместе жену и странного человека, нового жильца.

Ему казалось, он это чувствовал, что все не просто так, что этих двоих, связывают невидимые нити родства.
Он даже пошутил на этот счет: « Вы так похожи, словно брат и сестра».


Отчего молодой мужчина вздрогнул и отшатнулся, словно от удара кнутом. А в глазах Анюты мелькнул страх.

Время шло, еще не старый, молодой мужчина обрел друзей. Но не стал с ними выпивать, а кратко сказал: « Свое отпил».
О прошлом Коля ничего не вспоминал, но наколки на теле говорили, что немало натворил он дел.

Супруги поселили его в отдельный флигелек. Пусть живет человек, места всем хватит, да и хлебом не объест. Руки у жильца золотые: картины пишет, плотник да столяр. А еще играет на гитаре.

На ее звуки часто забредали девушки. И тогда, глядя на воркующих молодых людей, светлели взоры.
Хорошо, что есть любовь.

Жизнь потихоньку налаживалась. И теперь они не знали, как дальше будут жить, если Николай уйдет.

Под раскидистой липой уже стоял новый дом Коли и его жены Лизы. Соседка влюбила в себя смазливого Николку.

Однажды, морщась от мурашек в затекших ногах, Егор Николаевич решил пройтись к новоселам. Его разлюбезной Аннушки дома не было. Часом раньше она ушла к молодоженам.

« Помочь надо, как теперь Николка управится без нас»- с тихой грустью произнесла Аня. А на ресницах блеснула слеза.
И это сбило с толку и не давало покоя.
Потирая поочередно икры и спину, проклятый ревматизм, Егор брел тихонечко в сумерках.

И вдруг услышал, приглушенное рыдание и жаркий шепот:
« Ну, что удумал, пора забыть. Ты мой брат, как ты можешь. Или тюрьма ничему не научила!»

От этих слов мужчине стало дурно, в глазах потемнело, и Егор окунулся в ночь.
Он не знал, сколько находился в таком состоянии: сердце подвело, очнулся.

Рожок луны блестел, скалился- как там люди в шуры- муры играют.
Шептались звезды: «Ах, бесстыдники!»

Трещали кузнечики в садах: « Так, так»

«Сколько же я здесь провалялся, сломал молодой клен,- Поднимаясь с трудом на ноги, думал обманутый муж.- Жаль деревца. Наверное, не долго. Ишь, шепчутся, милуются»- пронеслось в голове Николаевича, ранив еще раз больное сердце.
- Когда ты собираешься сказать о нашем сыне,- спросил напрямую, голос с хрипотцой.
Это был все тот же Никола. Бывший зек.
- Как я могу признаться. Я все эти годы врала, изворачивалась. Егор считает меня святой. Мы с тобой изгои. Люди нас проклянут. Пусть уж лучше сын будет счастлив. Ах, милый Ванька. Хочется хоть глазком на него сейчас взглянуть. – сквозь слезы, всхлипывание, говорила Анна Павловна.

Их силуэты высвечивала луна, как грех, который нельзя скрыть.
Мужчина в летах, Егор Николаевич, смотрел на двоих, как они сцепились руками, прижимались - друг к другу.

И ему, Егору, казалось, что это всего лишь продолжение обморока. Больше всего ему хотелось, чтобы это было так.
« Проклятие»,- повторил он три раза и смачно сплюнул на землю, пахнущую мятой.

Даже здесь были приложены ее руки, его Анюты. Это она посадила все эти цветы. И он, ее муж, теперь топтался по этим грядкам и слушал.
« Идиот, нужно подойти и настучать им по башке. Чего я дурачок стою?!»- злился Егор сам на себе, но ноги не слушались.

Воздух был влажноват и бодрил, не оставляя надежды, что все это кажется. Горькая правда сдавила горло, было трудно дышать.

Все долгие годы Егора обманывали. И он снова почувствовал себя сиротой. Он в целом мире один.

Потерянный, несчастный ребенок- Егор заплакал тихо, по- детски. Как тогда, когда его нашли в лесу, когда он сбежал из казенных стен детдома. Кто его родители? Он так и не узнал. Подкидыш.

«Может быть, все знали, лишь я был глух и слеп. Словом, что взять с блаженного. Щадили? Или никто не знал, только эти двое. Но кто они? Кто они друг другу? Тюрьма. Да, он же был в тюрьме. Значит, не случайно к нам прибился»- думал, пытался анализировать уставший мозг. А сердце не хотело верить в происходящее.

Он вспомнил все: жалкий бомж стучится в калитку. С растрепанными волосами, халатик на голое тело, - она, его Анюта, бежит по первому зову, чтобы подсобить. Как же, это Николка зовет!

И все это Егор принимал за элементарную женскую жалость к ближнему.
Тяжесть в груди, боль под лопатку. Сердце. Да, он не молод. А она, его жена, Анюта свежа, хороша. Если он подойдет к ним, то все разом разрушит . И он струсил, тихонечко побрел назад.

« Пусть любуются, милуются, но у меня есть она, женщина с васильковыми глазами. Я все снесу от любимой. Даже предательство, обман»- твердил Егор сам себе, ковыляя по тропинке, вдоль нового забора, назад, домой.
- Коля, Аннушка, где вы?- зычно, прорезая темень крикнула Лиза- Домой, вечереть будем.
- Сейчас, сейчас- шагнули из своего укрытия двое. Липы, разлапистые липы, хранили молчание. Деревьям очень много лет- многое повидали.
«Вернуться. Сделать вид, что ничего не знаю» решил для себя Егор Николаевич, чтобы вытравить все мерзкое, что мешало ему дышать, жить как прежде.

3 часть.
- А вы меня ждали?- улыбаясь во весь рот, растягивая каждое слово, крикнул в глубину дома Егор Николаевич.
Оттуда неслась музыка, какая-то непонятная. «Иностранная. Что ж в чужой монастырь со своим уставом не сунешься.- Полезли в голову мысли. -
Не об этом следует думать обманутому мужу»- И он тихонечко, чтоб не услышал никто, застонал.
Его нос выхватил приятные запахи кухни вперемежку с запахом сосны- там, у стены лежали доски.
« Убрать бы, но кто я здесь. И что мы с Аней здесь забыли. Ах, да, она пришла к своему хахалю. Господи, куда смотришь. Это же грех. Брат и сестра. Как такое возможно»- От таких размышлений, которые вихрем пронеслись в сознании Николаевича, разболелась голова.
- А это ты, Егор, скорее проходи. Сегодня не грех и по рюмочке выпить,- подбежав к мужу и обняв за плечи, проговорила Анна Павловна.
Краем глаза Егор посмотрел на супругу. Она была невозмутима. Все так же хороша и стройна. « Надо же! И как так может, вон, как попой виляет. Бог ничего у нее не отнял»- отметил про себя Егор Николаевич.

Лиза с Колей ворковали как голуби. Молодая хозяйка постаралась на славу. Стол ломился от кушаний, выпивки. В тот вечер они пели песни, танцевали, легко меняясь парами.
Когда Егор с Лизой кружились в вальсе, на них можно было заглядеться. Куда девались хвори старика. Как часто называл сам себя Николаевич.

Каштановые волосы Елизаветы рассыпались по плечаи и касались рук, лица Егора. Неожиданно для пожилого мужчины, но в нем проснулось естество, как бы он деликатно назвал то, что с ним происходило.
- Лиза, закружила меня, пойдем на улицу,- с хрипотцой, таинственно улыбаясь, попросил Егор молодую соседку.

Они вышли, Егор и Лиза, крепко взявшись за руки на глазах двоих. Но Коля и Аня даже не встрепенулись.
- Пусть пошепчутся, помилуются,- улыбаясь через силу, сказала Анна Николаю.
Никола, вдохнув воздуха на полную грудь. Он так устал бояться, жить настороже. И тревогой посмотрел на дверь- не вернулись бы Егор с Лизой- что тогда делать, как дальше жить. Опять скитания?!
- Иди ко мне, малышка,- одними губами произнес молодой мужчина, а в его синих бездонных глазах плескалась боль.
- Как же я тебя люблю, братец! – сказала Анна Павловна и обхватила за шею того, кто был ей дороже всего на свете.- Как мне жить с этим. Как нам быть.
- Давай убежим, туда, где нас не знают. Заберем Саньку. Ну, сколько он будет жить у тетки. Саша здоровый ребенок- начал трудный разговор Николай, поглаживая шершавыми, натруженными руками волосы, плечи своей любимой.
- Я подумаю, мне нужно все взвесить. Жаль Егора, у него здоровье неважное. – Как бы не догадался- примирительно произнесла Аня. В объятиях милого она чувствовала себя так, как тогда много лет назад, когда впервые вкусили запретный плод. В жилах заиграла молодая кровь, захотелось близости.
« Нет, не сейчас. Зачем скандал нам»- решила женщина и чуток отстранилась от любовника.
Помолчали. Выйти вслед за удалившейся парой не решились.

Лизе давно нравился Егор, его могучие плечи, торс литой. Во сне он приходил к ней, и они занимались любовью. И вот сейчас этот случай .
« Он будет моим- твердо решила смазливая Лизонька и пошатнулась.- Держи, Егор»
Мягкое тело, податливое- плюхнулось прямо на пожилого мужчину. Да, нет, в эти минуты у Николаевича кровь бросилась не только к щекам, но и ниже пояса. Мальчик взыграл.
И двое покатились, смеясь, дурачась. Они покатились по мягкой траве.
- Егор, вставай, пойдем, я покажу тебе нашу баню, сарай. – без обиняков предложила хитрая женщина,- Да не бойся, мой Никола доверчив, вслед не пойдет. У нас есть время.
Надо сказать, что по молодости бывший агроном был еще тот проказник. Как тут отказаться, тем более что женщина сама просит. С совестью у него было все в порядке. Она не мучила его, как прежде, когда он ходил налево при первой жене Клавдии.
« А сейчас и не грех, если жена блудлива»
- Егорчик, где вы, - услышал крик жены Егор Николаевич совсем рядом. Захрустело сено под ногами – Как бы с сердцем плохо не стало. Ему пить совсем нельзя- с тревогой произнесла Аня.
- Да с ним пошла моя Лизонька. Они так редко видятся, может быть, пошли к вам,- предположил Никола.
- Наверное, нас не хотели беспокоить. Видят, что у нас свои разговоры.- сказала Аня и потянула Колю за руку, увлекая за собой.
И парочка удалилась. Ночь укрыла еще одну пару от любопытных глаз.
- Ой, что это было,- совсем трезво произнесла Лиза.
- Не переживай, все нормально. – Давай поменяемся местами. – предложил новую игру Егор своей партнерше.
- С тобой я на все согласна. –Ты такой страстный, Егорушка, - прошептала молодая наездница, забыв обо всем на свете.

Когда Егор вернулся домой, его немного качало: то ли от усталости, то ли еще от чего. Но ревматизм, коленки он уж точно вылечил.
Дома его ждал сюрприз.

4 ЧАСТЬ РАССКАЗА.

Шмыгая носом, Аня стояла рядом с Колей. Они были одеты по-дорожному.
Разговор был длинный. Егору не хотелось верить в происходящее. Да, они уезжают. Карточный домик семейного счастья рухнул.
- Да, мы любим друг друга. Это сильнее людских законов. Мы изгои в обществе. У нас есть ребенок.- говорил больше Николай, а на его спутницу, Анну Павловну, было смотреть больно.
Куда девалась ее истома в глазах, женская привлекательность.
- А как же я?- с тяжелым вздохом, промолвил Егор Николаевич, горестно опустив руки на плечи той, которая столько лет была его опорой, - Кто я без тебя, Анна? Сын, да я знаю, неважно как давно, но знаю. Будем вместе воспитывать.- Поспешно добавил Николаевич.
Душа его поняла, что уже все, не будет ничего такого, что составляет безмятежное счастье, даже этого звериного инстинкта- чужая жена- блуд уже больше не будет. Ему даже померещилась фигура в окне. Оскал злобного лица. Да, да, за все нужно платить рано или поздно.
И когда Коля и Аня уже стояли за порогом дома, во дворе с дорожной поклажей, седовласый Егор выскочил вслед за ними. Руки тряслись. Рот был перекошен, а глазах- икрились огоньки безумия. Но усилием воли он пытался сохранить разум.
- Нужно расспросить у Дарьи Ильиничны. Я знаю, это у нее живет ваш сын, я все узнал про Ивана.
Может быть, вы и не брат с сестрой. Всякое в жизни бывает. Я желаю вам счастья и любви.
- Прости нас,- сказали чуть не в один голос Анна и Никола.
Что же Лиза? Подумаете вы. Эта женщина оказалась ветреной. Куча любовников. Еще бы, какой дом оставил Коля своей жене Лизоньке. Есть где развернуться.
Краса ее еще добрые лет десять будоражила мужчин. Родились одна за другой девочки, а потом и мальчишка.
Вскоре пронеслись слухи, что старшая дочка подрабатывает на таможне. Слухи были гаденькие. Мол, за деньги работает старшая дочка Олеся.
Егор захаживал лишь изредка в дом Елизаветы. И то за тем, что нравилась ему ее самогонка. Выпьешь много, а голова не болит.
Спать с ней он больше не хотел. Да и Лиза не пылала страстью к пожилому агроному. Как по обоюдному уговору они не обсуждали тему: что было в тот вечер, когда все в одночасье рухнуло.
Но все- таки однажды Егор спросил у Лизы, когда она наливала ему с трехлитровой банки стакан чуть мутноватой жидкости:
- Где же ты была, когда Коля от тебя уходил.
- На что она со смехом, тряхнув крашеными кудрями, сказала:
- А у нас красивых нет времени на проводы отгоревшей любви. Я после тебя,- На этом слове тебя она сделала упор, чуть помолчала. Видно, что вспомнила. – Егор, прости, но тогда ко мне прибежала подруга Людмила. К ней приехал на побывку морячок с другом. Сам понимаешь, не могла отказать. Записку нашла от Кольки. Да, что там говорить. Давай лучше выпьем,- смахнув невидимые крошки со стола рукой, жестом пригласила соседа присесть.
- Сядем,- согласился Николаевич. Расскажи, что дальше собираешься делать. Детям нужен отец.
- И ты туда же, хочешь научить уму-разуму. Как-нибудь сама разберусь.
Однажды вспыхнул пожар. Причину выявить не удалось. Остались без дома дети Лизы. Сама же она, не приходя в сознание, умерла.
У одной пары не было своих детей. Сначала они захотели взять лишь Кирюшку, но подумав, забрали еще и Оксану. Что до Олеси, то гулящая, никчемная для всех девка, вышла замуж за инженера Валерия Викторовича из соседней области.
Знал ли он про подвиги невесты, остается загадкой. Вскоре у них родился сын Антон, весь в отца. А дальше жизнь покажет.
Егор Николаевич часто ходит на могилу своей первой жены Клавки и соседки Лизоньки. Они на одном кладбище. Каждой из них он приносит по букету цветов. Сидит долго, всматриваясь в фотографии. Иногда можно услышать шепот старика. Как не поговорить теми, кто всегда выслушает и поймет.
Как же оказался прав Егор Николаевич, когда сказал, что может быть, Никола с Аннушкой и не брат с сестрой, раз уж их так тянет друг к другу.
Однажды Егор получил телеграмму: « Встречай, буду проездом. Никола»

Целый день старик не находил себе места. Думы разные лезли? А где Аня. Коля едет. Да какие счеты, не чужие же люди. А где Ванька их сын.
Вскоре все разъяснилось. С поезда сошли двое: мальчик лет десяти и с ним статный мужчина, его отец Николай.
Когда Егор их увидел, сильно обрадовался, но сердце было не на месте, трудно было дышать. С трудом сдерживал себя от ненужных расспросов.
Все оказалось банально просто: Аня умерла этим летом, быстро, не мучилась. Сердце. Перед этим все прояснилось.

Оказывается, Николку их родители усыновили, когда жили в Сахалине. И всему виной врачи. После внематочной беременности Алле- матери Анны и ее отцу Павлу, святила науки сказали, что детей больше не будет, несовместимость резус фактора супругов. Бывает.
Молодая семья радовалась сыну и не ждала милости от судьбы.
А потом, когда они побывали на озере Байкал и пожив на острове Ольхон, Аллочка стала счастливой матерью.
Замечали ли шалости своих детей? Да, нет. Советские люди так много работали, что приходили домой уставшие, выжаты как лимон. Дети были предоставлены часто сами себе. Рассказывать правду они так и не решились. Зачем? Для всех Аня и Коля были брат и сестра. Тем более они внешне были так похожи. Еще одна загадка природы.
Тюрьма. Да, Коля сел за убийство по неосторожности. И ничуть не жалел. Зато спас от насильника, вечно пьяного Васьки Козла. Хлипкий оказался гаденыш.
Коля с Аней пришлось прочесть письма умерших родителей, поездить по друзьям, чтобы узнать истину. Они добрались и до Сахалина. Там еще живы были соседи по бараку, которые помнили родителей Коли и его самого маленького. Так все и встало на свои места.
Бабушка, вырастившая Ивана, жива и поныне. Скрипит костями. Когда Аня, решившись, рассказала про свою злосчастную судьбу. Женщина, повидавшая много на веку, сказала: « А зачем нужно было далеко ездить. Я все знала, но думала, что у молодых свои дороги. Мне Ванька не был в тягость. Он мне как сын»

Прошло много времени, много воды утекло. Коля с сыном так и не уехали к морю, а остались в глубинке России. Им нечего больше делить. Иногда они ездят в Иркутск. Байкал не отпускает их долго. Озеро обладает живительной силой, особой энергией.
Но главная причина это могилы родных, Анны Павловны.
Иногда, Коля скажет, а давай переедем поближе к Аннушке.
На что Егор обычно говорит:
- Ее душа рядом с нами, с теми, кто помнит и любит. А потом у Ивана семья: жена, дети. Наши внуки. Москва, считай под боком. Пусть уж решают молодые.

Давай лучше пойдем, посмотрим ульи. Урожай хороший будет в нынешнем году.
И два старика, поддерживая друг друга за руку, углубилась в заброшенный сад. Силы уже не те. А молодые все колесят по дорогам. Им недосуг.
Спасибо читателям. Остается добавить, что прототипов я нашла в обычной жизни. Что-то изменила, добавила. И прожила с ними целую жизнь.
Рейтинг: +2 118 просмотров
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 21 ноября 2014 в 01:14 0
Очень печально!
Татьяна Антипова # 21 ноября 2014 в 03:43 0