ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Жизнь - Юность. Часть 3

 

Жизнь - Юность. Часть 3

20 августа 2012 - Борис Хомяков
article71115.jpg



 


Непередаваемо то состояние души, когда пишутся стихи, это как полёт, это необыкновенная ясность ума – это состояние эйфории, почти не прекращающееся.

Ты как-бы живёшь отдельно от окружающего тебя мира в созданном тобой, может быть иллюзорном, но в твоём мире. Рифмы не ищешь, они готовы, они ждут, чтобы их взяли, совместили с прозой и выпустили на свободу.

Всё вокруг было наполнено гармонией, обычные вещи, облаченные в стихотворную форму, начинали жить другой, волшебной жизнью.

Вот так одаренный обожанием ограниченного круга людей, существуя в мире фантазий, созданном самим собою, я оказался на пороге взрослой жизни.

Вопрос куда идти и чем заниматься, как-то не тревожил.

На отправленный мной запрос об условиях поступления в Литературный институт вскоре пришёл ответ, он был сродни понятию «обухом по голове».

Одним из основных условий было хорошее знание иностранного языка и вещь не реальная – это наличие печатных работ в местной печати или ещё лучше в «Пионерской правде».

Я не мог выполнить ни одного из этих условий, и мир вокруг стал потихоньку принимать свою обычную световую гамму.

Я стремительно возвращался к суете реальной жизни.

Всплытие оказалось таким резким, что я не смог приспособиться к тому, что стихи мои, да и не только мои, почти никому не нужны, романтизм против грубости и силы как помощник, никакой, а сочинительский дар всего лишь хобби не способное дать мне достойного будущего.

Честно признаюсь, что в схватке с настоящей, не выдуманной жизнью мой романтизм потерпел поражение, я перестал быть стопроцентным романтиком, проблемы почти убили во мне поэта.

 Однако я считаю, что битва была не равной и не справедливой, у меня не было права на выбор оружия, а из предложенного мне реальной жизнью я ничем не владел.
Тем не менее, во мне навсегда остались чувство ритма, правильности стихотворного произведения. Неточности мгновенно бросаются в глаза и мозг, сам, автоматически делает исправления, подбирает более благозвучную рифму.

Стихи постоянно рождаются и уходят, уступая место новым. Я ничего не запоминаю и не записываю, во-первых: это никому не интересно, во-вторых: мне достаточно того, что способности этой я не лишился.

Оставшихся нескольких процентов непотерянного мною романтизма хватает для того, чтобы не ожесточиться окончательно и верить в светлое будущее, потому что я так и остался поэтом, маленьким таким, но поэтом, от этого никуда, это в крови.

Написанное выше не плод сегодняшний, всё в этой жизни меняется, я про настоящее, но суть остаётся.

 

© Copyright: Борис Хомяков, 2012

Регистрационный номер №0071115

от 20 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0071115 выдан для произведения:



 


Непередаваемо то состояние души, когда пишутся стихи, это как полёт, это необыкновенная ясность ума – это состояние эйфории, почти не прекращающееся.

Ты как-бы живёшь отдельно от окружающего тебя мира в созданном тобой, может быть иллюзорном, но в твоём мире. Рифмы не ищешь, они готовы, они ждут, чтобы их взяли, совместили с прозой и выпустили на свободу.

Всё вокруг было наполнено гармонией, обычные вещи, облаченные в стихотворную форму, начинали жить другой, волшебной жизнью.

Вот так одаренный обожанием ограниченного круга людей, существуя в мире фантазий, созданном самим собою, я оказался на пороге взрослой жизни.

Вопрос куда идти и чем заниматься, как-то не тревожил.

На отправленный мной запрос об условиях поступления в Литературный институт вскоре пришёл ответ, он был сродни понятию «обухом по голове».

Одним из основных условий было хорошее знание иностранного языка и вещь не реальная – это наличие печатных работ в местной печати или ещё лучше в «Пионерской правде».

Я не мог выполнить ни одного из этих условий, и мир вокруг стал потихоньку принимать свою обычную световую гамму.

Я стремительно возвращался к суете реальной жизни.

Всплытие оказалось таким резким, что я не смог приспособиться к тому, что стихи мои, да и не только мои, почти никому не нужны, романтизм против грубости и силы как помощник, никакой, а сочинительский дар всего лишь хобби не способное дать мне достойного будущего.

Честно признаюсь, что в схватке с настоящей, не выдуманной жизнью мой романтизм потерпел поражение, я перестал быть стопроцентным романтиком, проблемы почти убили во мне поэта.

 Однако я считаю, что битва была не равной и не справедливой, у меня не было права на выбор оружия, а из предложенного мне реальной жизнью я ничем не владел.
Тем не менее, во мне навсегда остались чувство ритма, правильности стихотворного произведения. Неточности мгновенно бросаются в глаза и мозг, сам, автоматически делает исправления, подбирает более благозвучную рифму.

Стихи постоянно рождаются и уходят, уступая место новым. Я ничего не запоминаю и не записываю, во-первых: это никому не интересно, во-вторых: мне достаточно того, что способности этой я не лишился.

Оставшихся нескольких процентов непотерянного мною романтизма хватает для того, чтобы не ожесточиться окончательно и верить в светлое будущее, потому что я так и остался поэтом, маленьким таким, но поэтом, от этого никуда, это в крови.

Написанное выше не плод сегодняшний, всё в этой жизни меняется, я про настоящее, но суть остаётся.

 

Рейтинг: +1 193 просмотра
Комментарии (1)
Галина Дашевская # 20 августа 2012 в 16:56 0
Жизненный рассказ. Читается легко. Тебе удачи! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e