ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Жил-был у бабушки…

 

Жил-был у бабушки…

18 января 2012 - Владимир Винников



- Эх, Михайловна, какое же у тебя вкусное молочко!

Лицо Ольги Михайловны Макагоновой, и без того круглое от природы, покраснело, словно солнышко на восходе. Она процедила через чистую марлю, в стеклянную двухлитровую банку молоко от своей любимицы, козы Белки.
Соседка, еще раз поблагодарив за молоко, вышла из летней кухни.

- Вкусно, вкусно, ягодка, - поддакивал ей самый старый представитель «мужеской» половины, как он сам себя называл, Кузьма Дмитриевич, владелец единственного козла в округе.
Жители села, издалека чувствовали приближение старика, уж так сильно от него несло кислым, бьющим в нос, запахом коза, терпеть, силы не было!
Он пришел с дальней стороны села, проверить, как подросли козлята, детки его производителя.
Но задумка у него была куда как больше.
Который год, он клялся Ольге Михайловне в любви, когда ему в очередной раз отказывали, просился в примаки. Он так и говаривал:
-  Возьми ты меня, Михална, в примаки, коли не мужем, так в приемны… сыны, а?

Был он моложе, но не признавался, на сколько лет.
При разговоре, он проглатывал окончание слов, за что ему «невеста», как он называл Ольгу Михайловну, делала замечания.
- Ну, пойде…, гляне… на приплод. Как там сын царя Бориса?

Своего козла, Кузьма называл то Беней, то царем Борисом. Когда у Ольги Михайловны появился козленок, предложил и его назвать Борисом, та согласилась.

Михална, так ее называли жители села, пошла в сарай, открыла загон для коз. Пятимесячный козленок Борька, сразу рванулся к матери - козе Белке, пробегая мимо Михалны и Кузьмы Дмитриевича, он боднул своей головой, стоящее на его пути пустое ведро, которое покатилось и больно ударило по голени хозяйку.
- Ах ты, разбойник, - в сердцах крикнула Ольга Михайловна, - вот я тебя, она взяла ивовый прутик, стоящий у стены, но Борька, смешно взбрыкивая задними ножками, побежал к калитке.
По дороге, он хотел боднуть и дворового пса Мишку. Но тот, зная повадки козленка, заранее спрятался в будку.

- Боевой! – подтвердил Кузьма Дмитриевич. – Почти, как когда-то тот…
Он поднял свой указательный, желтый от табака палец к небу и, хитро поглядывая на Михалну, продолжил:
- Это я в честь него, - не отрывая пальца от неба, продолжил Кузьма, - назва… своего производителя. Все думал, вот сотворит чего непотребно…, если, - Кузьма Дмитриевич, поглядывая на свой палец, опустил его, - рога-то ему и обло…
Кузьма будто поперхнулся, хитро посмотрел на Михалну.
- А ты все спрашивала, почему Борис…

Он еще раз поглядел на свою «невесту», на  Бориску, глубоко вздохнул:
- Ну, пойде… помаленьку.
Не оглядываясь, вышел со двора.

Ольга Михайловна, прожив всю жизнь в селе, не смотря на свой возраст, недавно справила восьмидесятилетие, сама управлялась по хозяйству.
Старика своего, она схоронила десять лет назад. При другой власти, как говаривал Кузьма, друг ее покойного мужа.
Дети, три дочери и два сына, разъехались по стране. Старший сын жил на Камчатке, младший, в Калиниграде, дочери поближе, в Хабаровске.
Дочери, предлагали ей переехать к ним, жила бы у нас, нянчила внуков. Но она отвечала, что не оставит дом своих родителей. Лучше, она внучатам будет откармливать гусей, да кур, пока ноги носят. Яйцами и мясом, она регулярно снабжала своих дочерей с их семейством.
Да и то сказать, как же она оставит своих козочек! Вот они у нее какие!
Ольга Михайловна, любовно посмотрела на свое стадо: три дойные козы, две козочки, да этот непоседа, Борька.

Козленок, пытался прорезавшимися рожками, открыть калитку, которая вела на берег реки  Шукинка, потом, опускал голову, и, тряся головой, словно подметал своей бородкой пыль на дорожке.

Соседские мальчишки, возвращавшиеся с утренней рыбалки, о чем-то спорили, потом, увидев Михайловну и ее козленка, подметающего дорожку, рассмеялись и хором запели:
- Бабушка козлика очень любила!

Ольга Михайловна, улыбнулась им, позвала за собой все свое стадо коз, открыла калитку.

Борька, рванул, было, вдогонку за ребятами, но передумал. Крутнулся, словно юла на месте, и, услышав в стороне лай собак, побежал туда.
Михайловна погнала свое стадо в сторону карьера, где жители села, брали для добавления на грядки в огороды, крупнозернистый речной песок. Почва здесь глинистая, кислая.
Рядом на лугу, росла высокая сочная трава, вперемешку с полевыми цветами, раздолье коровам, баранам, да козам.

Михайловна, вбила, припрятанным заранее, камнем «голышом», чем-то похожим на большой молоток колышки, привязала на длинные веревки сначала дойных коз, потом,  молодых козочек.
Огляделась по сторонам, Борьки не видно…

…Горе, Михалны, было не поддельным. Она два часа искала своего любимца, просила ребят помочь, те, громко покрикивая: «Борька! Борька!», бегали по округе, распугивая прятавшихся в траве лягушек.
Вот, они притихли, собравшись в тесный кружок.
Ольга Михайловна, почувствовав недоброе, поспешила к ним. Ребята расступились…
У них под ногами, лежал на боку Борька, его маленькие, словно точеные копытца, блестели под солнечными лучами.

Из искового заявления:
«Макагонова О.М. обратилась в суд с иском к Коренчук В.М. о возмещении материального ущерба, пояснив, что 12 июня 1995 года, днем, на берегу карьера, в селе Ивановка, собака, принадлежащая Коренчук В.М., покусала ее коз. В результате этого, умер козленок «Борька».

Кто, подсказал Ольге Михайловне идею, судится с владельцами ротвеллера, недавно переехавшими в село городскими жителями Коренчук, Михална никому не рассказывала.

В судебном заседании, она, поминутно вытирая глаза, оглядываясь на владельца собаки, долго и жалобно рассказывала:
          
          - 12-го в понедельник, посла коз на берегу карьера. На некоторое время отошла, потом увидела соседку, которая сказала, что собака Коренчук покусала ее коз. Я пошла на берег, и обнаружила козленка, покусанного собакой, козленка принесла домой. Он некоторое время жил, смотрел на нее, да так жалобно.
Через некоторое время, козленок умер. Она просит суд взыскать эту сумму с ответчика.

Сидящий в зале ответчик, внимательно слушал истицу и морщился. Потом не выдержал:
Михална! Да я…
Макагонова, его перебила и заявила:
- Для вас, я Ольга Михайловна! Ваш зверюга и то больше переживал, он хоть головищу свою от меня прятал, а вы? Для вас это только козленок! Но это мой член семьи, как вы говорите, что собака, ваш член семьи, вот и отвечайте за своего монстра!
Микагонова с таким чувством, произнесла последнее слово, что ответчик сразу успокоился.

Макагонова посмотрела на судью и продолжила:
- Я сорок пять лет проработала учительницей, меня все в селе знают, а эти…. Просто козленок…

Она оглянулась на ответчика:
- Вы, даже цветы весной во дворе не высадили, только гамаки на столбах и висят, тополь вам помешал со скворечником, солнце, видишь ли, закрывает! Спилили такое дерево!
Ответчик, дородный, загорелый мужчина, шестидесяти одного года, покраснел еще сильнее. Вот он стал копаться в кармане брюк, что-то достал из них.
Когда судья ему представил ему слово, Коренчук заявил:
- Ваша честь! Я признаю иск!
Он оглянулся, посмотрел на истицу:
 - Извините, Ольга Михайловна, он раскрыл ладонь, протянул руку к истице, вот, деньги!

Через неделю, соседи увидели, что стадо Михалны, увеличилось. Теперь, она выводила на берег еще одну молодую козу и взрослого козла, с огромными кривыми рогами и длинной бородой. Его, как говорили в селе, привез из соседнего района и подарил старой учительнице, Коренчук.
Соседи приметили, что он удивительно был похож, на козла Кузьмы Дмитриевича. Но тот заявлял, что продал своего в соседний район, собирается, мол, переезжать к своим сынам. Но все знали, что детей то у него и нет…

В мае следующего года, вдоль металлического забора, отделяющего дом Коренчук, от остального села, были высажены деревца рябины, а во дворе, у входа в дом, стройные ели. Сзади дома, на месте бывшего огорода, жители села увидели много молодых фруктовых саженцев.

По утрам, жители села, могли услышать во дворе Михалны:
- Борис, успокойся, Борис, не толкай, да сейчас пойдем гулять.

Калитка открывалась, из нее степенно выходил, поводя своими рогами, Борис, за ним, козы и, наконец, сама хозяйка стада, Михална.
А запах от козла, распространялся далеко по сторонам. Совсем как от  несостоявшегося жениха, деда Кузьмы.

 

© Copyright: Владимир Винников, 2012

Регистрационный номер №0015990

от 18 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0015990 выдан для произведения:



- Эх, Михайловна, какое же у тебя вкусное молочко!

Лицо Ольги Михайловны Макагоновой, и без того круглое от природы, покраснело, словно солнышко на восходе. Она процедила через чистую марлю, в стеклянную двухлитровую банку молоко от своей любимицы, козы Белки.
Соседка, еще раз поблагодарив за молоко, вышла из летней кухни.

- Вкусно, вкусно, ягодка, - поддакивал ей самый старый представитель «мужеской» половины, как он сам себя называл, Кузьма Дмитриевич, владелец единственного козла в округе.
Жители села, издалека чувствовали приближение старика, уж так сильно от него несло кислым, бьющим в нос, запахом коза, терпеть, силы не было!
Он пришел с дальней стороны села, проверить, как подросли козлята, детки его производителя.
Но задумка у него была куда как больше.
Который год, он клялся Ольге Михайловне в любви, когда ему в очередной раз отказывали, просился в примаки. Он так и говаривал:
-  Возьми ты меня, Михална, в примаки, коли не мужем, так в приемны… сыны, а?

Был он моложе, но не признавался, на сколько лет.
При разговоре, он проглатывал окончание слов, за что ему «невеста», как он называл Ольгу Михайловну, делала замечания.
- Ну, пойде…, гляне… на приплод. Как там сын царя Бориса?

Своего козла, Кузьма называл то Беней, то царем Борисом. Когда у Ольги Михайловны появился козленок, предложил и его назвать Борисом, та согласилась.

Михална, так ее называли жители села, пошла в сарай, открыла загон для коз. Пятимесячный козленок Борька, сразу рванулся к матери - козе Белке, пробегая мимо Михалны и Кузьмы Дмитриевича, он боднул своей головой, стоящее на его пути пустое ведро, которое покатилось и больно ударило по голени хозяйку.
- Ах ты, разбойник, - в сердцах крикнула Ольга Михайловна, - вот я тебя, она взяла ивовый прутик, стоящий у стены, но Борька, смешно взбрыкивая задними ножками, побежал к калитке.
По дороге, он хотел боднуть и дворового пса Мишку. Но тот, зная повадки козленка, заранее спрятался в будку.

- Боевой! – подтвердил Кузьма Дмитриевич. – Почти, как когда-то тот…
Он поднял свой указательный, желтый от табака палец к небу и, хитро поглядывая на Михалну, продолжил:
- Это я в честь него, - не отрывая пальца от неба, продолжил Кузьма, - назва… своего производителя. Все думал, вот сотворит чего непотребно…, если, - Кузьма Дмитриевич, поглядывая на свой палец, опустил его, - рога-то ему и обло…
Кузьма будто поперхнулся, хитро посмотрел на Михалну.
- А ты все спрашивала, почему Борис…

Он еще раз поглядел на свою «невесту», на  Бориску, глубоко вздохнул:
- Ну, пойде… помаленьку.
Не оглядываясь, вышел со двора.

Ольга Михайловна, прожив всю жизнь в селе, не смотря на свой возраст, недавно справила восьмидесятилетие, сама управлялась по хозяйству.
Старика своего, она схоронила десять лет назад. При другой власти, как говаривал Кузьма, друг ее покойного мужа.
Дети, три дочери и два сына, разъехались по стране. Старший сын жил на Камчатке, младший, в Калиниграде, дочери поближе, в Хабаровске.
Дочери, предлагали ей переехать к ним, жила бы у нас, нянчила внуков. Но она отвечала, что не оставит дом своих родителей. Лучше, она внучатам будет откармливать гусей, да кур, пока ноги носят. Яйцами и мясом, она регулярно снабжала своих дочерей с их семейством.
Да и то сказать, как же она оставит своих козочек! Вот они у нее какие!
Ольга Михайловна, любовно посмотрела на свое стадо: три дойные козы, две козочки, да этот непоседа, Борька.

Козленок, пытался прорезавшимися рожками, открыть калитку, которая вела на берег реки  Шукинка, потом, опускал голову, и, тряся головой, словно подметал своей бородкой пыль на дорожке.

Соседские мальчишки, возвращавшиеся с утренней рыбалки, о чем-то спорили, потом, увидев Михайловну и ее козленка, подметающего дорожку, рассмеялись и хором запели:
- Бабушка козлика очень любила!

Ольга Михайловна, улыбнулась им, позвала за собой все свое стадо коз, открыла калитку.

Борька, рванул, было, вдогонку за ребятами, но передумал. Крутнулся, словно юла на месте, и, услышав в стороне лай собак, побежал туда.
Михайловна погнала свое стадо в сторону карьера, где жители села, брали для добавления на грядки в огороды, крупнозернистый речной песок. Почва здесь глинистая, кислая.
Рядом на лугу, росла высокая сочная трава, вперемешку с полевыми цветами, раздолье коровам, баранам, да козам.

Михайловна, вбила, припрятанным заранее, камнем «голышом», чем-то похожим на большой молоток колышки, привязала на длинные веревки сначала дойных коз, потом,  молодых козочек.
Огляделась по сторонам, Борьки не видно…

…Горе, Михалны, было не поддельным. Она два часа искала своего любимца, просила ребят помочь, те, громко покрикивая: «Борька! Борька!», бегали по округе, распугивая прятавшихся в траве лягушек.
Вот, они притихли, собравшись в тесный кружок.
Ольга Михайловна, почувствовав недоброе, поспешила к ним. Ребята расступились…
У них под ногами, лежал на боку Борька, его маленькие, словно точеные копытца, блестели под солнечными лучами.

Из искового заявления:
«Макагонова О.М. обратилась в суд с иском к Коренчук В.М. о возмещении материального ущерба, пояснив, что 12 июня 1995 года, днем, на берегу карьера, в селе Ивановка, собака, принадлежащая Коренчук В.М., покусала ее коз. В результате этого, умер козленок «Борька».

Кто, подсказал Ольге Михайловне идею, судится с владельцами ротвеллера, недавно переехавшими в село городскими жителями Коренчук, Михална никому не рассказывала.

В судебном заседании, она, поминутно вытирая глаза, оглядываясь на владельца собаки, долго и жалобно рассказывала:
          
          - 12-го в понедельник, посла коз на берегу карьера. На некоторое время отошла, потом увидела соседку, которая сказала, что собака Коренчук покусала ее коз. Я пошла на берег, и обнаружила козленка, покусанного собакой, козленка принесла домой. Он некоторое время жил, смотрел на нее, да так жалобно.
Через некоторое время, козленок умер. Она просит суд взыскать эту сумму с ответчика.

Сидящий в зале ответчик, внимательно слушал истицу и морщился. Потом не выдержал:
Михална! Да я…
Макагонова, его перебила и заявила:
- Для вас, я Ольга Михайловна! Ваш зверюга и то больше переживал, он хоть головищу свою от меня прятал, а вы? Для вас это только козленок! Но это мой член семьи, как вы говорите, что собака, ваш член семьи, вот и отвечайте за своего монстра!
Микагонова с таким чувством, произнесла последнее слово, что ответчик сразу успокоился.

Макагонова посмотрела на судью и продолжила:
- Я сорок пять лет проработала учительницей, меня все в селе знают, а эти…. Просто козленок…

Она оглянулась на ответчика:
- Вы, даже цветы весной во дворе не высадили, только гамаки на столбах и висят, тополь вам помешал со скворечником, солнце, видишь ли, закрывает! Спилили такое дерево!
Ответчик, дородный, загорелый мужчина, шестидесяти одного года, покраснел еще сильнее. Вот он стал копаться в кармане брюк, что-то достал из них.
Когда судья ему представил ему слово, Коренчук заявил:
- Ваша честь! Я признаю иск!
Он оглянулся, посмотрел на истицу:
 - Извините, Ольга Михайловна, он раскрыл ладонь, протянул руку к истице, вот, деньги!

Через неделю, соседи увидели, что стадо Михалны, увеличилось. Теперь, она выводила на берег еще одну молодую козу и взрослого козла, с огромными кривыми рогами и длинной бородой. Его, как говорили в селе, привез из соседнего района и подарил старой учительнице, Коренчук.
Соседи приметили, что он удивительно был похож, на козла Кузьмы Дмитриевича. Но тот заявлял, что продал своего в соседний район, собирается, мол, переезжать к своим сынам. Но все знали, что детей то у него и нет…

В мае следующего года, вдоль металлического забора, отделяющего дом Коренчук, от остального села, были высажены деревца рябины, а во дворе, у входа в дом, стройные ели. Сзади дома, на месте бывшего огорода, жители села увидели много молодых фруктовых саженцев.

По утрам, жители села, могли услышать во дворе Михалны:
- Борис, успокойся, Борис, не толкай, да сейчас пойдем гулять.

Калитка открывалась, из нее степенно выходил, поводя своими рогами, Борис, за ним, козы и, наконец, сама хозяйка стада, Михална.
А запах от козла, распространялся далеко по сторонам. Совсем как от  несостоявшегося жениха, деда Кузьмы.

 

Рейтинг: +1 196 просмотров
Комментарии (2)
Ольга Постникова # 18 января 2012 в 07:35 0
Хороший рассказ... только Коренчук очень, уж, идиллический. Неужели такие бывают? scratch
Владимир Винников # 19 января 2012 в 03:24 0
Конечно!
Посмотрите внимательнее, он где-то рядом... angel