Экзамен

4 июня 2012 - Морита ...

 Как же уверена в себе молодежь! 

Вот и я когда-то был таким же самоуверенным, заводным, заряженным энергией, будто самая мощная батарейка, молодым человеком. Сейчас, по происшествию нескольких лет, я значительно состарился, возмужал и молоко на моих губах практически полностью обсохло. И именно сейчас я хочу поведать вам один забавный случай из моей былой веселой студенческой жизни.
Это милое происшествие случилось со мной около десяти лет назад, когда было мне всего восемнадцать лет. Эх, где же они сейчас?! Куда же убежали, держась за руки, лихая юность и счастливое беззаботное детство? 
К сожалению, ответы на эти риторические вопросы навсегда останутся покрытыми пеленой тайны, зато я совершенно точно могу подтвердить, что молодость моя была полна удали и задора. Поэтому я с радостью расскажу вам тот забавный случай, который я буду с улыбкой вспоминать в старости, излагая интересные аспекты моей жизни своим маленьким, любимым и непоседливым внукам. 
Что ж, был я тогда выпускником школы, непоседливым, нетерпеливым, заводным и уже совершеннолетним высоким красавцем, жадно желающим поступить на факультет журналистики в престижный московский университет. Учился я довольно пристойно, поэтому и замахнулся на такую высокую планку. Хотя, таких персонажей как я было несметное количество, а бюджетных мест в университете по пальцам пересчитать. 
Но присутствовали в моем характере два значительных плюса, щедро подаренных моим дорогим отцом, – решительность и целеустремленность. (Также хочу выразить ему отдельное спасибо за мои умные карие глаза, усердно помогающие мне в достижении иных целей.) Именно благодаря им, я, наверное, мечту свою так просто в стороне не оставил и понемногу начал достигать цели. 
И вот сданы, наконец, все школьные экзамены, а я получил-таки заветную и долгожданную бумажку, именуемую аттестатом, содержащую положительные отметки; весело отметил выпускной (даже довольно прилично, помня, в отличие от большинства бывших одноклассников, на следующий день, кто я и где я родился) и отправился в «долгое плавание». Впереди светятся лучезарным светом вступительные экзамены, а мозг захватили надежды на удачное и такое желанное поступление.
И как обычно все мои труды и бессонные ночи оправдались – я успешно сдал три основных экзамена из четырех необходимых. Следовательно, остался последний и, как оказалось, самый сложный – русский язык.
 
* * *
 
Всю неделю перед экзаменом я провел будто во сне, а каждый мой день шел приблизительно одинаково, по четко отработанной схеме, включающей в себя только две составляющие: подготовка к экзамену, а это груды книг и тонны информации, уже въевшейся в кору моего головного мозга, и, конечно, естественная нужда, освободиться от которой я, к сожалению, никак не мог. Сон и еда практически растворились за учебниками и билетам, а про друзей и родных я вообще молчу – для них на эти семь дней я «уехал в командировку».
И вот тот самый ужасный понедельник наступил. Вот моя группа из двадцати четырех человек, вот кафедра профессора и огромный лекционный зал – до сих пор все это отчетливо проявляется в моей голове как качественный фотоснимок. Наконец, мы суетливо расселись по местам, пожелали друг другу удачи, потеребили тетради, в тысячный раз поерзали на новых стульях и услышали низкий бас профессора, прозвучавший как гром среди ясного неба:
-Уважаемые господа студенты, приветствую вас на вашем последнем вступительном экзамене по русскому языку! Пожалуй, я не буду отставать от других моих коллег и также попугаю вас, сказав, что этот экзамен самый важный и значительный, а также и то, что именно по результатам этой работы мы определим, кто из вас действительно достоин бюджетного места в нашем дорогом заведении. Верно, вы все сгораете в нетерпении испытать свои силы, поэтому мучить вас долгими речами я не буду. Лишь предоставлю вашему сведению последнюю информацию – я решил отменить все билеты и тесты, проведя сегодняшний экзамен в форме небольшого диктанта…
После этих слов я затрясся на стуле и заметил, как остальные пораженные студенты сделали то же самое, не забывая при этом смахивать громадные капли пота. В моей голове все перевернулось с ног на голову; все выученные мною, в ужасающих муках, билеты порхали в мозгу как разноцветные бабочки, посмеиваясь надо мной и иногда даже вылетая из моей головы через ушные раковины; а тело в секунду стало беспомощным и покрылось противной мелкой дрожью, которую я называл в детстве «пупырышками на огурцах». 
А профессор тем временем уже продиктовал нам название текста и начал довольно быстро читать произведение. 
Целых два часа я, пребывая в коматозном состоянии, старательно и скрупулезно выводил в тетради буквы; писал предложения, расставляя и по сто раз перепроверяя в них знаки препинания; применял все правила пунктуации и орфографии, которые только мог вспомнить. (Прошу заметить, что с памятью у меня все в порядке, поэтому помнил я практически всё!)
Наконец, пришло время сдавать работы. Я тщательно проверил этот «небольшой» экзаменационный диктант, разместившийся на пяти тетрадных листах. После чего, не обнаружив ошибок, я, уверенный и ожидающий почетного высокого балла, сдал свои труды. Далее, вся наша группа нервно сложила тетради на кафедру и с шумом удалилась из помещения.
 
* * *
 
Ровно через день, проведенный мною в томительных ожиданиях и беспокойствах, мне выслали результат. Бережно раскрыв тетрадь, я увидел крупную, гордо украшающую лист в полоску оценку – два с минусом длиной до моего дома. 
Я не находил себе места около часа, бегая по углам своей квартиры, как хомяк по тесной и новой клетке, после чего помчался в университет к профессору, готовясь умолять его на коленях о скорейшей пересдаче. 
Прибежав в необходимый лекционный зал, я застыл в огромном изумлении – вся наша группа столпилась у высокой кафедры преподавателя, махая в воздухе своими работами и душераздирающе крича о пересдаче.
«Что за черт?!» - пронеслось в моей голове, пока я втиснулся в толпу заплаканных и нервных девушек. 
-Успокойтесь, господа! – скомандовал профессор и попросил всех сесть. – К сожалению, мне придется сообщить вам эту прискорбную новость, повергшую и меня самого в крайнюю степень удивления. Да, вы все, вся ваша замечательная, одаренная и талантливая группа сдала экзамен на два в чистом, извините, виде. Но поздравить вас все-таки можно, ибо так искусно и умело, диктанты на моем веку еще никто не проваливал!
Я чуть не упал от шока и ужаса в проход со своего места, но край парты, за который я успел схватиться, заботливо спас меня от падения и последующей боли. 
-Честно говоря, я не ожидал от вас такого. Поэтому, готовьтесь к пересдаче, назначенной на следующий вторник. Будьте добры, в этот раз действительно хорошо постараться и как следует подготовиться! А теперь, желаю вам удачи и до свидания.
После этих слов все мы, как контуженые тараканы, выползли из зала и столпились в коридоре, в негодовании поглядывая друг на друга. Приблизительно через пять минут нервная обстановка вокруг нас начала становиться более расслабленной, а еще через десять минут произошло совершенно невообразимое – все двадцать четыре студента, позорно провалившие русский язык, разразились истеричным хохотом, нарушив могильную тишину, царившую в этом длинном коридоре ранее. Все мы в тот момент до слез смеялись и над своими глупыми и не очень ошибками; и над смешным кривым носом профессора; и на неаккуратно повешенную табличку на дверь лекционного зала; и на гневную старушку-уборщицу, бранившую нас в каких-то пакостях, известных при этом лишь ей одной; и над остальными мелочами жизни. Казалось, будто все мы тогда стали единым целом, хотя практически и не были знакомы друг с другом, вот как сильно сплотил нас тот случай! 
А ровно через неделю мы, как и полагается, повторно написали этот сложный экзамен. Я, надо сказать, сдал его лучше всех, утвердившись среди остальных как явный знаток русского языка и мастер меткого слова. В общем, все хорошо, что хорошо кончается!
К чему же, можете спросить вы, начал историю эту я со слов: «Как же уверена в себе молодежь»? Просто, в момент сдачи экзамена, надо признаться, я беспокоился и суетился не меньше других, но был более чем уверен, что сдам если и не лучше всех, то точно уж на отлично. А после нашего провала, каждый признался мне, что думал точно также. Поэтому я столь уверенно и сделал этот вывод.
И все-таки, как же уверена в себе молодежь!

© Copyright: Морита ..., 2012

Регистрационный номер №0053271

от 4 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0053271 выдан для произведения:

 Как же уверена в себе молодежь! 

Вот и я когда-то был таким же самоуверенным, заводным, заряженным энергией, будто самая мощная батарейка, молодым человеком. Сейчас, по происшествию нескольких лет, я значительно состарился, возмужал и молоко на моих губах практически полностью обсохло. И именно сейчас я хочу поведать вам один забавный случай из моей былой веселой студенческой жизни.
Это милое происшествие случилось со мной около десяти лет назад, когда было мне всего восемнадцать лет. Эх, где же они сейчас?! Куда же убежали, держась за руки, лихая юность и счастливое беззаботное детство? 
К сожалению, ответы на эти риторические вопросы навсегда останутся покрытыми пеленой тайны, зато я совершенно точно могу подтвердить, что молодость моя была полна удали и задора. Поэтому я с радостью расскажу вам тот забавный случай, который я буду с улыбкой вспоминать в старости, излагая интересные аспекты моей жизни своим маленьким, любимым и непоседливым внукам. 
Что ж, был я тогда выпускником школы, непоседливым, нетерпеливым, заводным и уже совершеннолетним высоким красавцем, жадно желающим поступить на факультет журналистики в престижный московский университет. Учился я довольно пристойно, поэтому и замахнулся на такую высокую планку. Хотя, таких персонажей как я было несметное количество, а бюджетных мест в университете по пальцам пересчитать. 
Но присутствовали в моем характере два значительных плюса, щедро подаренных моим дорогим отцом, – решительность и целеустремленность. (Также хочу выразить ему отдельное спасибо за мои умные карие глаза, усердно помогающие мне в достижении иных целей.) Именно благодаря им, я, наверное, мечту свою так просто в стороне не оставил и понемногу начал достигать цели. 
И вот сданы, наконец, все школьные экзамены, а я получил-таки заветную и долгожданную бумажку, именуемую аттестатом, содержащую положительные отметки; весело отметил выпускной (даже довольно прилично, помня, в отличие от большинства бывших одноклассников, на следующий день, кто я и где я родился) и отправился в «долгое плавание». Впереди светятся лучезарным светом вступительные экзамены, а мозг захватили надежды на удачное и такое желанное поступление.
И как обычно все мои труды и бессонные ночи оправдались – я успешно сдал три основных экзамена из четырех необходимых. Следовательно, остался последний и, как оказалось, самый сложный – русский язык.
 
* * *
 
Всю неделю перед экзаменом я провел будто во сне, а каждый мой день шел приблизительно одинаково, по четко отработанной схеме, включающей в себя только две составляющие: подготовка к экзамену, а это груды книг и тонны информации, уже въевшейся в кору моего головного мозга, и, конечно, естественная нужда, освободиться от которой я, к сожалению, никак не мог. Сон и еда практически растворились за учебниками и билетам, а про друзей и родных я вообще молчу – для них на эти семь дней я «уехал в командировку».
И вот тот самый ужасный понедельник наступил. Вот моя группа из двадцати четырех человек, вот кафедра профессора и огромный лекционный зал – до сих пор все это отчетливо проявляется в моей голове как качественный фотоснимок. Наконец, мы суетливо расселись по местам, пожелали друг другу удачи, потеребили тетради, в тысячный раз поерзали на новых стульях и услышали низкий бас профессора, прозвучавший как гром среди ясного неба:
-Уважаемые господа студенты, приветствую вас на вашем последнем вступительном экзамене по русскому языку! Пожалуй, я не буду отставать от других моих коллег и также попугаю вас, сказав, что этот экзамен самый важный и значительный, а также и то, что именно по результатам этой работы мы определим, кто из вас действительно достоин бюджетного места в нашем дорогом заведении. Верно, вы все сгораете в нетерпении испытать свои силы, поэтому мучить вас долгими речами я не буду. Лишь предоставлю вашему сведению последнюю информацию – я решил отменить все билеты и тесты, проведя сегодняшний экзамен в форме небольшого диктанта…
После этих слов я затрясся на стуле и заметил, как остальные пораженные студенты сделали то же самое, не забывая при этом смахивать громадные капли пота. В моей голове все перевернулось с ног на голову; все выученные мною, в ужасающих муках, билеты порхали в мозгу как разноцветные бабочки, посмеиваясь надо мной и иногда даже вылетая из моей головы через ушные раковины; а тело в секунду стало беспомощным и покрылось противной мелкой дрожью, которую я называл в детстве «пупырышками на огурцах». 
А профессор тем временем уже продиктовал нам название текста и начал довольно быстро читать произведение. 
Целых два часа я, пребывая в коматозном состоянии, старательно и скрупулезно выводил в тетради буквы; писал предложения, расставляя и по сто раз перепроверяя в них знаки препинания; применял все правила пунктуации и орфографии, которые только мог вспомнить. (Прошу заметить, что с памятью у меня все в порядке, поэтому помнил я практически всё!)
Наконец, пришло время сдавать работы. Я тщательно проверил этот «небольшой» экзаменационный диктант, разместившийся на пяти тетрадных листах. После чего, не обнаружив ошибок, я, уверенный и ожидающий почетного высокого балла, сдал свои труды. Далее, вся наша группа нервно сложила тетради на кафедру и с шумом удалилась из помещения.
 
* * *
 
Ровно через день, проведенный мною в томительных ожиданиях и беспокойствах, мне выслали результат. Бережно раскрыв тетрадь, я увидел крупную, гордо украшающую лист в полоску оценку – два с минусом длиной до моего дома. 
Я не находил себе места около часа, бегая по углам своей квартиры, как хомяк по тесной и новой клетке, после чего помчался в университет к профессору, готовясь умолять его на коленях о скорейшей пересдаче. 
Прибежав в необходимый лекционный зал, я застыл в огромном изумлении – вся наша группа столпилась у высокой кафедры преподавателя, махая в воздухе своими работами и душераздирающе крича о пересдаче.
«Что за черт?!» - пронеслось в моей голове, пока я втиснулся в толпу заплаканных и нервных девушек. 
-Успокойтесь, господа! – скомандовал профессор и попросил всех сесть. – К сожалению, мне придется сообщить вам эту прискорбную новость, повергшую и меня самого в крайнюю степень удивления. Да, вы все, вся ваша замечательная, одаренная и талантливая группа сдала экзамен на два в чистом, извините, виде. Но поздравить вас все-таки можно, ибо так искусно и умело, диктанты на моем веку еще никто не проваливал!
Я чуть не упал от шока и ужаса в проход со своего места, но край парты, за который я успел схватиться, заботливо спас меня от падения и последующей боли. 
-Честно говоря, я не ожидал от вас такого. Поэтому, готовьтесь к пересдаче, назначенной на следующий вторник. Будьте добры, в этот раз действительно хорошо постараться и как следует подготовиться! А теперь, желаю вам удачи и до свидания.
После этих слов все мы, как контуженые тараканы, выползли из зала и столпились в коридоре, в негодовании поглядывая друг на друга. Приблизительно через пять минут нервная обстановка вокруг нас начала становиться более расслабленной, а еще через десять минут произошло совершенно невообразимое – все двадцать четыре студента, позорно провалившие русский язык, разразились истеричным хохотом, нарушив могильную тишину, царившую в этом длинном коридоре ранее. Все мы в тот момент до слез смеялись и над своими глупыми и не очень ошибками; и над смешным кривым носом профессора; и на неаккуратно повешенную табличку на дверь лекционного зала; и на гневную старушку-уборщицу, бранившую нас в каких-то пакостях, известных при этом лишь ей одной; и над остальными мелочами жизни. Казалось, будто все мы тогда стали единым целом, хотя практически и не были знакомы друг с другом, вот как сильно сплотил нас тот случай! 
А ровно через неделю мы, как и полагается, повторно написали этот сложный экзамен. Я, надо сказать, сдал его лучше всех, утвердившись среди остальных как явный знаток русского языка и мастер меткого слова. В общем, все хорошо, что хорошо кончается!
К чему же, можете спросить вы, начал историю эту я со слов: «Как же уверена в себе молодежь»? Просто, в момент сдачи экзамена, надо признаться, я беспокоился и суетился не меньше других, но был более чем уверен, что сдам если и не лучше всех, то точно уж на отлично. А после нашего провала, каждый признался мне, что думал точно также. Поэтому я столь уверенно и сделал этот вывод.
И все-таки, как же уверена в себе молодежь!
Рейтинг: +2 379 просмотров
Комментарии (2)
Татьяна Белая # 4 июня 2012 в 20:57 0
zyy
Морита ... # 5 июня 2012 в 10:27 0
smile