ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Эффект Казимира 2

 

Эффект Казимира 2

9 октября 2012 - Евгений Родимин
article83114.jpg

 

/Продолжение. Начало см. от 26.09.2012/

 

 

 

 

 

   Ирина

    


    В старом домике заброшенном,
Где погасли фонари
Поселились нехорошие
Вурдалаки - упыри.

    …………………………………
Только стены отражаются
В старых пыльных зеркалах.
В доме тихо умирающем
Поселился чей-то страх.
 
 

      Ольга Хворост. Страх

     

 

  Ох, если бы я только знала, чем закончится эта поездка в деревню. Не поехала бы ни за какие шоколадки. Но Гена мне понравился. Он  с такой готовностью принял участие в моих опытах в зеркальном кабинете, так заинтересовался… Хотя, судя по взглядам, которые он то и дело бросал на мою фигуру, его больше интересовала я, а не психокоррекция. Но кому не понравится мужское внимание. Да, мне было приятно. И гордится мне есть чем – фигурка как у тренированной гимнастки, не то что у этой коровы Альбины, секретарши директора, перед которой все ходят на цырлах.  Жаль, что Гена уже женат.

 Как же они нас с Антоном встретили – Гена и его жена, Марина! Наготовили закусок всяких: солений, маринадов, вино из ирги, собственного приготовления. Гена даже прикупил у местного охотника дичи,  приготовил шашлык из дикого кабана и перепелов под грибным соусом – грибы  сам собирал. А когда Марина показала мне два старинных зеркала и светильник, который специально к моему приезду принесли с чердака и повесили на цепях, я даже простила ей, что она жена Гены. Чудная женщина!

  Неприятности начались с ночи. Антон  все ворочался, вставал, скрипя – то ли  зубами, то ли старыми половицами.  А на рассвете всех переполошил своим  ором.

 Когда нашли клад, место схрона которого Антон видел в ночном кошмаре, все были потрясены. Все, но не я. Я всегда знала – космическая энергия несет информацию.  Антон спал в комнате у самого зеркала. Да и полнолуние было, а Меркурий покидал  второй дом. В общем, если рассуждать здраво, ничего удивительного не случилось.

 Может и плохого ничего  не произошло, если бы Антона не посетила «светлая» мысль, что о кладе следует куда-то там заявить.  Он позвонил в районную милицию. И кто  вы думаете приехал? Участковый инспектор? Как бы ни так. Уже к двенадцати часам в деревню прибыл микроавтобус с группой телерепортеров. Начались, съемки, интервью, т.п. Очень мне не понравился ассистент оператора. Так и зыркал, так и щупал  меня своими черными глазищами. Я сразу поняла – не к добру это, у меня на таких особый нюх. Взяла корзину и сбежала от этой суматохи в лес за калиной, чтоб не сглазил. Не догадалась я тогда сплюнуть через плечо. А надо было.

  Люблю осенний лес: никаких комаров тебе, а красотища кругом какая –  со всеми цветами радуги. Правда, тетерева меня насмерть перепугали, когда шумно хлопая крыльями, сорвались с поляны, где пламенели калины.

  К трем часом пополудни корзинка наполнилась алыми ягодами. Когда я вернулась в деревню, автобус все ещё стоял у генкиного дома, хоть телевизионщиков и не было видно. Конечно, Марина не могла отпустить, не накормив, эту ораву.  Не иначе, пригласила к столу на свои деликатесы. Встречаться опять с черноглазым не хотелось, и я зашла к соседке Таньке. Даром, что ей седьмой десяток идет и куча внуков – все в деревне Танькой кличут. Они с мужем – Валеркой – вроде как фермеры. Держат полтора десятка коров. Валерка целыми днями на выпасе с коровами, а Танька дома, с курами да утками.

    Ну, конечно, начались расспросы: что да почему. Зачем это автобус с логотипом «НТВ» приехал? Мне за этим автобусом было очень удобно наблюдать из танькиного окна. Я и воспользовалась. Наплела, что прибыл крупный ученый из НИИ ТОиЭТО (научно-исследовательский институт токсикомании и экстрасенсорной топологии). Не удержалась, рассказала и про клад. Тут Танька стала серьезной и полезла куда-то за шкаф. Достала бутылку самогона (заначка от Валерки), принесла квашеной капусты с брусникой и яблоками. Стала угощать и уговаривать, чтобы ученый посетил её дом – может и здесь найдет чего. Я уже и не знала как отбояриться – дух самогона терпеть не могу.

- Так Танька,  ведь ему потребуется здесь сканировать,  значит надо и спать здесь, а у тебя только одна кровать – пыталась я отговориться.

- Ничего, пущай спит. Могу  рядом с собой положить. Валерка и на полу перекантуется. Он возражать не станет – все равно к ночи пьяный уже.

Я представила картину, где Антон лежит рядом с неопрятнойи беззубой Танькой, вдыхая её сивушные ароматы, рядом на полу храпящего Валерку, и не смогла удержаться от хохота.  Она поняла мой смех по-своему:

- Знаю, знаю – все они кобели.  А я не против, пусть сканирует, меня не убудет.

Судя по сладкому выражению, появившемся на её лице, Танька очень даже была не против сканирования.

Благо, репортеры закончили трапезничать, и автобус отчалил в Москву. Я пообещала Таньке похлопотать за неё перед «топологом экстрасенсорной токсикомании», она тут же отпустила меня.

От всей этой суеты, а может от молодого вина из ирги, что мы выпили за ужином, у меня разболелась голова. Я попросила у Антона серебряный венец, с которым он не расстается. Надела и, действительно, головная боль прошла. Я так и уснула в венце, крепко, как ребенок.

 Не знаю почему, ночью проснулась. В окне стояла огромная полная луна. Рядом с окном висело зеркало – одно из тех, что принесли с чердака. В этом зеркале многократно отражались луны от другого зеркала, висевшего напротив. Словно бесконечная цепочка фонарей, вдоль дороги, уходящей в бездонную даль. Красиво и тревожно. Внезапно, из темноты к моему дивану подошла фигура. Я подумала, что это Антон – не может уснуть без своего венца. И уже открыла рот успокоить его: сейчас верну твой ненаглядный венец. Слова застряли. На меня смотрели знакомые черные глаза. Значит, он вернулся! Но что за манера в деревнях не запирать двери на ночь – входи кто хочешь, когда хочешь. Хотела отругать ночного гостя за его беспардонность. И не смогла. Черноглазый взял меня за руку и потянул к себе. Я не сопротивлялась, моя воля была парализована. Встала с дивана – хорошо хоть легла в спортивном костюме – и последовала за ассистентом оператора. Он вывел меня  из дома и повел через весь сад к дальней калитке. Вышли за ограду и направились к старому сараю, где хранилось сено. 

Вошли в сарай. Яркий лунный свет, падающий сквозь щели прохудившейся крыши, освещал помещение загадочным светом.  В углу стояла бочка. Черноглазый поднял крышку и жестом пригласил посмотреть что там внутри. Когда я заглянула, то кроме пустой темноты, ничего не увидела. И, вдруг,  почувствовала на своем затылке руку, которая силой толкала меня в эту темноту. Такого ужаса я не испытывала никогда раньше. Мой паралич прошел, и я издала такой крик, что на секунду сама от него оглохла.

И тут же наваждение исчезло. Я снова лежала на диване, хоть и продолжала истошно визжать. Только успела заметить спину черноглазого,  поспешно выскочившего за дверь.

Ну и переполох я устроила! Антон разволновался, бегал вокруг, приговаривая:

- Ирочка, Ирочка, успокойся…это луна…её свет так влияет на женщин…

Гена прибежал с черпаком родниковой воды и, кажется, уже хотел окатить ею меня. Спасибо Марина его удержала – не хватало мне ещё простудиться. Антон  схватил одеяло и завесил им окно, закрыв ночное светило. И правда, мне полегчало.  Успокоилась и рассказала про черноглазого. Все стали переглядываться. Понятно,  они подумали что у Иры «крыша поехала».

Но оставаться в доме с привидениями я  больше не желала.  И потребовала, чтобы меня немедленно отвезли в Москву.

 - Хорошо, хорошо – не стал спорить умный Гена – только давай сначала убедимся, что в сарае ничего нет. Иначе может возникнуть устойчивый условный рефлекс и  длительная фобия.

Подцепить фобию  мне не хотелось. И, преодолев себя, я согласилась на осмотр сарая. Только пусть умники идут впереди.

Мужчины взяли фонари и пошли к сараю, подшучивая.  Подойдя к развалюхе, Гена смело вошел внутрь. За ним, чуть помедлив – Антон.

- Ну вот, видишь, нет здесь ничего, кроме прелого сена. Заходи и убедись сама – предложил Гена.

Я осторожно заглянула внутрь и вошла. Мой нос учуял какой-то слабый, но знакомый запах.

- А что там,  за сеном? -  указала я на дальний угол, где видела бочку.

- Несомненно, там спрятался  черноглазый, ждет удобного случая, чтобы овладеть тобой. Эй, злодей, выходи!

С этими словами Гена отшвырнул охапку сена. Что-то хотел добавить и осекся: показался верх бочки.

Наступила тишина. Я почувствовала, что со мной вот-вот начнется истерика. Антон отодвинул крышку и, подсвечивая фонарем, заглянул внутрь. Знакомый запах усилился, и я сразу поняла – что там. Антон расхохотался, с явным облегчением – бочка наполовину была заполнена самогоном.

Не знаю почему, запах сивухи успокоил меня.

Здесь же, в сарае, нашли второй бочонок с брагой и самогонный аппарат. Когда возвращались в дом, уже стало светать. Решили, что ложиться уже не имеет смысла – да и кто уснул бы после всего.

Антон уговорил меня ехать в Москву после восьми часов вечера – так меньше вероятность попасть в пробку. Я, помня с каким трудом мы добирались сюда в деревню, легко согласилась.

После завтрака Гена пошёл по соседям выяснять – чьё это добро мы нашли в сарае. Никто не признался, но слух о вещем сне быстро облетел деревню и к сараю стали подтягиваться жители, желающие откушать богом посланный напиток.

К полудню, возле сарая, уже вовсю шло народное гуляние. Пили за мое здоровье, играла гармонь и распевались частушки с матерком.
К вечеру гуляние достигло апогея. В это время  Валерка, большой любитель выпить, пригнал с выпаса стадо. Увидев толпу, он бросил коров и бегом помчался к сараю.

- Что случилось? – спросил, встревожено.

 Деревенские поспешили обрадовать:

 - Нашли самогон, гуляй!

 И наслаждались произведенным эффектом – от этой новости Валерка стал задыхаться, его брови ползли вверх и соединялись с затылком. Потом он издал крик смертельно раненого зверя и с воплем:

 - Мой первач … выпили! –  бросился в сарай.

 Оказывается, два месяца Валера тайком от жены гнал самогон и делал запасы на зиму. Присутствующая здесь же его супруга Татьяна, будучи, как все, в изрядном подпитии, обиделась. Своей тяжёлой крестьянской рукой она стала хлестать суженного «по сусалам», приговаривая: «Ах ты свинья, сам пил кажиный день, а мне хота бы стаканчик поднёс!». Супругов разняли, замирили. Валера махнул рукой и присоединился к всеобщему веселью. И уже пел вместе со всеми:

 

Если гонишь самогонку,

И супружнице налей.

 А иначе, враз схлопочешь

 От Татьяны пи…дюлей!

 

Продолжение будет

© Copyright: Евгений Родимин, 2012

Регистрационный номер №0083114

от 9 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0083114 выдан для произведения:

Эффект Казимира 2

/Продолжение. Начало см. от 26.09.2012/

*   Ирина

*     

*    В старом домике заброшенном,
Где погасли фонари
Поселились нехорошие
Вурдалаки - упыри.
………………………………

*    Только стены отражаются
В старых пыльных зеркалах.
В доме тихо умирающем
Поселился чей-то страх.

*       

*      Ольга Хворост. Страх

*     

 

  Ох, если бы я только знала, чем закончится эта поездка в деревню. Не поехала бы ни за какие шоколадки. Но Гена мне понравился. Он  с такой готовностью принял участие в моих опытах в зеркальном кабинете, так заинтересовался… Хотя, судя по взглядам, которые он то и дело бросал на мою фигуру, его больше интересовала я, а не психокоррекция. Но кому не понравится мужское внимание. Да, мне было приятно. И гордится мне есть чем – фигурка как у тренированной гимнастки, не то что у этой коровы Альбины, секретарши директора, перед которой все ходят на цырлах.  Жаль, что Гена уже женат.

 Как же они нас с Антоном встретили – Гена и его жена, Марина! Наготовили закусок всяких: солений, маринадов, вино из ирги, собственного приготовления. Гена даже прикупил у местного охотника дичи,  приготовил шашлык из дикого кабана и перепелов под грибным соусом – грибы  сам собирал. А когда Марина показала мне два старинных зеркала и светильник, который специально к моему приезду принесли с чердака и повесили на цепях, я даже простила ей, что она жена Гены. Чудная женщина!

  Неприятности начались с ночи. Антон  все ворочался, вставал, скрипя – то ли  зубами, то ли старыми половицами.  А на рассвете всех переполошил своим  ором.

 Когда нашли клад, место схрона которого Антон видел в ночном кошмаре, все были потрясены. Все, но не я. Я всегда знала – космическая энергия несет информацию.  Антон спал в комнате у самого зеркала. Да и полнолуние было, а Меркурий покидал  второй дом. В общем, если рассуждать здраво, ничего удивительного не случилось.

 Может и плохого ничего  не произошло, если бы Антона не посетила «светлая» мысль, что о кладе следует куда-то там заявить.  Он позвонил в районную милицию. И кто  вы думаете приехал? Участковый инспектор? Как бы ни так. Уже к двенадцати часам в деревню прибыл микроавтобус с группой телерепортеров. Начались, съемки, интервью, т.п. Очень мне не понравился ассистент оператора. Так и зыркал, так и щупал  меня своими черными глазищами. Я сразу поняла – не к добру это, у меня на таких особый нюх. Взяла корзину и сбежала от этой суматохи в лес за калиной, чтоб не сглазил. Не догадалась я тогда сплюнуть через плечо. А надо было.

  Люблю осенний лес: никаких комаров тебе, а красотища кругом какая –  со всеми цветами радуги. Правда, тетерева меня насмерть перепугали, когда шумно хлопая крыльями, сорвались с поляны, где пламенели калины.

  К трем часом пополудни корзинка наполнилась алыми ягодами. Когда я вернулась в деревню, автобус все ещё стоял у генкиного дома, хоть телевизионщиков и не было видно. Конечно, Марина не могла отпустить, не накормив, эту ораву.  Не иначе, пригласила к столу на свои деликатесы. Встречаться опять с черноглазым не хотелось, и я зашла к соседке Таньке. Даром, что ей седьмой десяток идет и куча внуков – все в деревне Танькой кличут. Они с мужем – Валеркой – вроде как фермеры. Держат полтора десятка коров. Валерка целыми днями на выпасе с коровами, а Танька дома, с курами да утками.

    Ну, конечно, начались расспросы: что да почему. Зачем это автобус с логотипом «НТВ» приехал? Мне за этим автобусом было очень удобно наблюдать из танькиного окна. Я и воспользовалась. Наплела, что прибыл крупный ученый из НИИ ТОиЭТО (научно-исследовательский институт токсикомании и экстрасенсорной топологии). Не удержалась, рассказала и про клад. Тут Танька стала серьезной и полезла куда-то за шкаф. Достала бутылку самогона (заначка от Валерки), принесла квашеной капусты с брусникой и яблоками. Стала угощать и уговаривать, чтобы ученый посетил её дом – может и здесь найдет чего. Я уже и не знала как отбояриться – дух самогона терпеть не могу.

- Так Танька,  ведь ему потребуется здесь сканировать,  значит надо и спать здесь, а у тебя только одна кровать – пыталась я отговориться.

- Ничего, пущай спит. Могу  рядом с собой положить. Валерка и на полу перекантуется. Он возражать не станет – все равно к ночи пьяный уже.

Я представила картину, где Антон лежит рядом с неопрятной Танькой, вдыхая её сивушные ароматы, рядом на полу храпящего Валерку, и не смогла удержаться от хохота.  Она поняла мой смех по-своему:

- Знаю, знаю – все они кобели.  А я не против, пусть сканирует, меня не убудет.

Судя по сладкому выражению, появившемся на её лице, Танька очень даже была не против сканирования.

Благо, репортеры закончили трапезничать, и автобус отчалил в Москву. Я пообещала Таньке похлопотать за неё перед «топологом экстрасенсорной токсикомании», она тут же отпустила меня.

От всей этой суеты, а может от молодого вина из ирги, что мы выпили за ужином, у меня разболелась голова. Я попросила у Антона серебряный венец, с которым он не расстается. Надела и, действительно, головная боль прошла. Я так и уснула в венце, крепко, как ребенок.

 Не знаю почему, ночью проснулась. В окне стояла огромная полная луна. Рядом с окном висело зеркало – одно из тех, что принесли с чердака. В этом зеркале многократно отражались луны от другого зеркала, висевшего напротив. Словно бесконечная цепочка фонарей, вдоль дороги, уходящей в бездонную даль. Красиво и тревожно. Внезапно, из темноты к моему дивану подошла фигура. Я подумала, что это Антон – не может уснуть без своего венца. И уже открыла рот успокоить его: сейчас верну твой ненаглядный венец. Слова застряли. На меня смотрели знакомые черные глаза. Значит, он вернулся! Но что за манера в деревнях не запирать двери на ночь – входи кто хочешь, когда хочешь. Хотела отругать ночного гостя за его беспардонность. И не смогла. Черноглазый взял меня за руку и потянул к себе. Я не сопротивлялась, моя воля была парализована. Встала с дивана – хорошо хоть легла в спортивном костюме – и последовала за ассистентом оператора. Он вывел меня  из дома и повел через весь сад к дальней калитке. Вышли за ограду и направились к старому сараю, где хранилось сено.  Вошли в сарай. Яркий лунный свет, падающий сквозь щели прохудившейся крыши, освещал помещение загадочным светом.  В углу стояла бочка. Черноглазый поднял крышку и жестом пригласил посмотреть что там внутри. Когда я заглянула, то кроме пустой темноты, ничего не увидела. И, вдруг,  почувствовала на своем затылке руку, которая силой толкала меня в эту темноту. Такого ужаса я не испытывала никогда раньше. Мой паралич прошел, и я издала такой крик, что на секунду сама от него оглохла.

И тут же наваждение исчезло. Я снова лежала на диване, хоть и продолжала истошно визжать. Только успела заметить спину черноглазого,  поспешно выскочившего за дверь.

Ну и переполох я устроила! Антон разволновался, бегал вокруг, приговаривая:

- Ирочка, Ирочка, успокойся…это луна…её свет так влияет на женщин…

Гена прибежал с черпаком родниковой воды и, кажется, уже хотел окатить ею меня. Спасибо Марина его удержала – не хватало мне ещё простудиться. Антон  схватил одеяло и завесил им окно, закрыв ночное светило. И правда, мне полегчало.  Успокоилась и рассказала про черноглазого. Все стали переглядываться. Понятно,  они подумали что у Иры «крыша поехала».

Но оставаться в доме с привидениями я  больше не желала.  И потребовала, чтобы меня немедленно отвезли в Москву.

 - Хорошо, хорошо – не стал спорить умный Гена – только давай сначала убедимся, что в сарае ничего нет. Иначе может возникнуть устойчивый условный рефлекс и  длительная фобия.

Подцепить фобию  мне не хотелось. И, преодолев себя, я согласилась на осмотр сарая. Только пусть умники идут впереди.

Мужчины взяли фонари и пошли к сараю, подшучивая.  Подойдя к развалюхе, Гена смело вошел внутрь. За ним, чуть помедлив – Антон.

- Ну вот, видишь, нет здесь ничего, кроме прелого сена. Заходи и убедись сама – предложил Гена.

Я осторожно заглянула внутрь и вошла. Мой нос учуял какой-то слабый, но знакомый запах.

- А что там,  за сеном? -  указала я на дальний угол, где видела бочку.

- Несомненно, там спрятался  черноглазый, ждет удобного случая, чтобы овладеть тобой. Эй, злодей, выходи!

С этими словами Гена отшвырнул охапку сена. Что-то хотел добавить и осекся, когда показался верх бочки.

Наступила тишина. Я почувствовала, что со мной вот-вот начнется истерика. Антон отодвинул крышку и, подсвечивая фонарем, заглянул внутрь. Знакомый запах усилился, и я сразу поняла – что там. Антон расхохотался, с явным облегчением – бочка наполовину была заполнена самогоном.

Не знаю почему, запах сивухи успокоил меня.

Здесь же, в сарае, нашли второй бочонок с брагой и самогонный аппарат. Когда возвращались в дом, уже стало светать. Решили, что ложиться уже не имеет смысла – да и кто уснул бы после всего.

Антон уговорил меня ехать в Москву после восьми часов вечера – так меньше вероятность попасть в пробку. Я, помня, с каким трудом мы добирались сюда в деревню, легко согласилась.

После завтрака Гена пошёл по соседям выяснять – чьё это добро мы нашли в сарае. Никто не признался, но слух о вещем сне быстро облетел деревню и к сараю стали подтягиваться жители, желающие откушать богом посланный напиток.

К полудню, возле сарая, уже вовсю шло народное гуляние. Пили за мое здоровье, играла гармонь и распевались частушки с матерком.
К вечеру гуляние достигло апогея. В это время  Валерка, большой любитель выпить, пригнал с выпаса стадо. Увидев толпу, он бросил коров и бегом помчался к сараю.

- Что случилось? – спросил, встревожено.

 Деревенские поспешили обрадовать:

 - Нашли самогон, гуляй!

 И наслаждались произведенным эффектом – от этой новости Валерка стал задыхаться, его брови ползли вверх и соединялись с затылком. Потом он издал крик смертельно раненого зверя и с воплем:

 - Мой первач … выпили! –  бросился в сарай.

 Оказывается, два месяца Валера тайком от жены гнал самогон и делал запасы на зиму. Присутствующая здесь же его супруга Татьяна, будучи, как все, в изрядном подпитии, обиделась. Своей тяжёлой крестьянской рукой она стала хлестать суженного «по сусалам», приговаривая: «Ах ты свинья, сам пил кажиный день, а мне хота бы стаканчик поднёс!». Супругов разняли, замирили. Валера махнул рукой и присоединился к всеобщему веселью. И уже пел вместе со всеми:

 

Если гонишь самогонку,

И супружнице налей.

 А иначе, враз схлопочешь

 От Татьяны пи…дюлей!

 

Продолжение будет

Рейтинг: +3 758 просмотров
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 9 октября 2012 в 22:34 +1
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e Интересно! Буду ждать продолжения!