Вьюга

5 ноября 2013 - Владимир Исаков
Вьюга
(автор В. Исаков)
Вьюга   мела   невыносимо,  «дворники»  сбрасывали с лобового стекла  снег, летящий  навстречу машине  с огромной скоростью.  Они  работали  быстро,  мелькая   перед глазами  на  максимальных  оборотах.   Злая   вьюга  хотела   взять  меня своей  снежной  лапой в плен   вместе  с  машиной. Со  стороны  машина  была похожа  на снежную комету в  черной  ночи, за которой  двигалась  мгла   белого  шлейфа.   Вьюга мела  и снег, подчиняясь ей,  летел параллельно   сугробам,  забрасывая     трассу и  заполняя ее  собой.   Путь в  холодной  кутерьме непогоди  зимней  ночи  пробивался   дальним  светом: на километры  вперед  никого  не было, а сто сорок лошадей  под капотом  преодолевали  снег  на ура!  Вьюга злилась,  набрасываясь на машину с новой  силой, а  она  не обращая внимания на неё,  летела  по трассе   мягкой  поступью  на шипованной  широкой   резине, съедая километры, и  держа  трассу   легко  устойчиво.   Мотора  почти  не было слышно, его  мерный  тихий звук иногда  нарушался громким  фырканьем,  преодолевая  очередной  подъем,   не замечая  нагрузки,   показывая свой  норов.  В салоне  было тепло:   «климат-контроль»  стоял   на плюс 23  градусах тепла  и за  рулем  я сидел в джемпере. Девушка пела мне  (диск  купил в  придорожном  кафе  в дорогу   наугад), что  «я мармеладный  и она  не права,  и уговаривала  меня  попробовать   джага,  джага».    Для   меня  слово « джага»   на всем пути  оставалось загадкой.   Ломал  голову  над его  расшифровкой, прослушивая   песню,  раз за разом (когда – то имел  отношение к шифровальному  делу), но,  так  и не решив этот  ребус, бросил:  пусть её!   Её  голос  была  красивым сопровождением  скорости.   
Да, вьюга  разыгралась не на шутку,   протянул руку  и включил  «противотуманки»: береженого  БОГ  бережет. Хотя  увидеть  встречную машину  было  бы  здорово,  мигнул  фарами,  остановились  бы и   покурили    минут   десять  с таким же, как  и я,  спешащим  на  новый год  домой!  Поговорили  бы за жизнь, хотя   куда мне  спешить: кроме   моего  пса -  Оргона  меня   никто не ждал  дома  да   одинокой  соседки по площадке  бабушки Нюры.  Но елочку  живую  каждый  новый год   заранее   наряжал дома  и всегда,   какой  уж год  объяснял  Оргонычу, что  елочными шарами  играть запрещено  своими  огромными лапами и белыми клыками- ножницами:  он  грешил   этим  в  молодости. 
 Бабушка  Нюра   моя  соседка  по  площадке выгуливала  Оргона  каждый день: они  дружили.   Оргон был без ума  от ее  пирожков  с мясом  и   ласковых пальцев (мы все  волчьей  породы  таем и не знаем, как себя вести   от  нежности прикосновения доброты).  Бабушка   теперь  ходила   каждый  вечер   гулять, ей всегда  хотелось  пройти спокойно по вечернему  городу и никого   не бояться, и теперь ее желание  осуществлялось.   А Оргоныч  был  послушен  и не обращал внимания   на  прохожих.  Да и сам  был сложен  хорошо:     моих  пацанов под 140 кг  валил  на землю  в споре  на раз  своей  массой в  74  килограмма.   Оргонычу   надоедал   ежедневный  рацион    из  заграничного сухого  корма   и импортных  костей с мясом.   А  бабушка Нюра  с ее  пирожками   была  для него   праздником  и отдушиной  в его нелегкой собачьей  жизни.  
Что для  меня, так  бабушка   Нюра  была палочкой - выручалочкой по  уходу  за псом, когда  задерживался  на работе  или   уезжал в  командировки.  Вот  мы  втроем   и дружили  три одиночества, хотя   про пса  этого  не  скажешь. 
 У бабы  Нюры   муж   Иван  Палыч  умер  5 лет  назад, а внук  Иван служил  на   флоте  во  Владике,  они воспитали  его вдвоем  одни  с  дедом:  сын с невесткой погиб  в 94  в  аварии.   Внуком   она гордилась:  капитан  третьего ранга морской   пехоты с боевыми  орденами, но  холостой.    Бабушка  просила каждый  день БОГА, чтобы   дожить до тех времен,  чтобы правнуков   понянчить.  А он не женится  «зараза» и всё!
 Я   устал немного  и поэтому  не спешил,  шел всего  на   100 километрах, мог и быстрее,  видеокамер нет, а где  тут камеры  поставишь  на  все   600  километров  трассы, идущей  среди   леса, но  мобильная  связь была  устойчивой.   Включил  громкую связь и  набрал  бабу   Нюру.   И  на сердце стало теплее  от ее   слегка  нижегородского  выговора. 
-Вовк,  ты  скоро ль  приедешь  касатик?!
-Мы ж  с Оргоном  заждались, он  от двери  не отходит, верный  признак, что ты   в дороге. 
- Стало быть,  ты  уже  едешь?
Вдруг  впереди на «дальнем»   увидел  одинокую  фигуру  на бровке  трассы.  В такую непогодь  и  откуда?!  Связь   прервал.
 Шлепнул себя  по  коленке, не  корзится ли?!  Нажал на газ, и машина  рванулась  вперед, заурчав  мотором  с  благодарностью   за скорость: привыкла  гонять.   
Правая  рука   поправила  черный  Вальтер под  левой  подмышкой  в кабуре  автоматическим  движением (всё  бывает), за метров  десять от фигуры  скинул скорость и,  поравнявшись,  резко ударил по тормозам.  
На  меня смотрели испуганные   глаза  девушки из – под голубой  шапки с серебряными  позументами, отороченной  белым мехом.    Беличья  шубка и  изящно - красивые  рукавички  с « коми» орнаментом  были пришиты  к резиночкам и безжизненно  висели на половину   из  рукавов, как у маленькой девочки.  На ногах были белые, украшенные   серебряными звездочками   валеночки. Вся  фигурка девушки была  сказочной,  сотканной из снега (мне  так почудилось  на мгновение)  особенно поражали  глаза: голубые и  чистые, как  у ребенка.  В  голове  промелькнула мысль, неужели  не заметил аварии?!  
Как  говорил  мой  командир давным,  давно:  «Первое  впечатление всегда  верное,  твоя  полевая система  тебе  подскажет, кто перед тобой: враг или   друг!».   
Но увидеть  девушку  по  среди трассы, где  ближайшую  деревню проехал 2 часа  назад, а  впереди  еще  4 часа   езды без деревень и  сел, странно. Она  была   другом,  я это  почувствовал сразу.
-Девушка   садитесь в машину!
Прокричал  ей через  вой  вьюги. 
Она  посмотрела  мне в  глаза доверчиво, как  ребенок  в них было такое  доверие  и  женская   незащищенность, что я  замолчал  в раз.  Девушка села  в машину.  Обошел  машину  захлопнул  двери с  ее стороны, сев  в салон  попросил  пристегнуться.  
 У меня  было странное  ощущение, что   она сидела в машине  в первый  раз.  Взглянув   на меня, как бы прося   разрешения,  стала  прикасаться  ко всем  хромированным  кнопкам  бортового компьютера, музыки  и слегка  вздрогнула, когда я  сделал  по громче  музыку с  руля.  Посмотрела  мне  в глаза  в испуге, когда  я  взял  ремень безопасности  и пристегнул  его. Отвернулась, посмотрев в темноту  ночи,  погладила  прохладное  окно ладошкой.  Ладошка была  худенькой  и неумолимо  красивой, пальцы   ухожены, ногти без лака и  лицо  без косметики.  Сняла  шапку, и  белоснежные   косы  лавиной   упали  на её  плечики.
Не привык    много  разговаривать  особенно с женщинами,  подвез,  да и ладно!
Девушка  испугалась  скорости  машины, сжавшись в  кресло, в обиду   машине  я скинул скорость.
-  Девушка, что-то случилось,  чем  могу   помочь?  Куда  Вас  отвезти!?
- Простите, а можно сделать  похолодней здесь, очень  жарко. 
-Легко!
- Не  знаю, куда мне  ехать!  
-Просилась у   тятеньки людей   посмотреть  да жизни  научиться  одной:   рассорились.
- Маменька  - то на моей  стороне была, а  тятенька и на  нее осерчал, я  и ушла  из дому, не  спрося  благословения. И не знаю, куда   и зачем  иду в неизвестность.
В машине   повисла   напряженная тишина.  
Я нажал  кнопку,  и вызов  звонка   пошел  искать  телефон бабушки  Нюры.
-Что   случилось сынок?  
Голос  бабушки  был  тревожен.  
-Баб  Нюр везу  Вам   внучку!  Примите? Не в гостиницу  же ее везти!
-Вовк  у тебя, откуда  внучка -  то?  Молод  ешо для внучат. 
-Девушка  - то хорошая? 
- Баб  Нюр! Была бы   плохая,   не звонил.
-Ты смотри   Вовк  не забижай  мне девочку-  то, не отвлекайся от дороги,  потом   все расскажешь.  Я тогда  пирожки пошла  печь.    
- Тебе Оргон  хвостом  машет: голос твой  услыхал. 
Девушка  внимательно  прислушивалась  к моему  разговору с бабой  Нюрой,  и очень  внимательно  смотрела  на  телефон.
-  А, что  у  вас  за коробочка  над  ухом и огонек  там?! 
-  Вас, как  зовут  девушка?!  А это   телефон  висит,  говорил с бабушкой Нюрой  о Вас, она   вас приветит, а  потом решим,  что  и как! 
- Так, как  Вас  зовут?!
-Тятенька  с  матушкой  называли меня  Снегурочкой,  видимо из  - за цвета  волос!
Руль у меня  от  услышанного  вильнул в сторону,  и нога  плотней  легла  на педаль  газа.  Машина,   обрадовавшись,   понеслась.  Утихомирил.  
 Повернулся  к  девушке, а  она  спала!  Бахрома   ресниц   накрыла  уставшие  глаза,  эх, постаралась   природа   матушка,  залюбовался  ее красотой,  вот  кому - то  жена  достанется, а  какие дети  красивые  народятся от неё!  
 Вьюга   внезапно  утихла,  тихонько притормозил  машину,   взял с заднего сиденья   тонкий  плед  и  прикрыл девушку.  Она спала, как  малыша: так  спят  обычно дети  или   очень  добрые  люди.  
Музыку  я спрятал  в наушники  и увеличил скорость,   плавный  ход убаюкивал  мою   незваную гостью.  Вел  машину на большой  скорости, изредка   поглядывая  на  спящую гостью.  Машина   сияла  в  белом  покрывале метели от скорости, ей всегда приятно  побегать.
Бабушка  Нюра   встретила  нас  у подъезда,   Оргон     прямиком мимо меня  кинулся  к девушке  и на мое удивление сел рядом с  ней.  Ее рука  легла  ему на его широкий  лоб, он собака,  даже закрыл  глаза от удовольствия.  Оргон чуял всегда  людей. Бабушка  захлопотала  над  Снегурочкой и,  не обращая на меня  внимания,  повела   Снегурочку  в дом,  крикнув  мне
- Вовк  внук  ко мне  приехал  ночью! 
 - Он будет жить в твоей  квартире, уже  разместила. Не вместе   же  селить   в  моей  однокомнатной квартире девушку  с прокуренным  внуком. 
И повела  девушку, не глядя на меня.  
Оргоныч  подбежав,  ткнулся  извиняющее  холодным мокрым  носом  мне в  ладонь и догнал   девушку с бабой  Нюрой.  Надо же, таким   счастливым пса  не видел  никогда!
Вот  так мы  и зажили: Иван   у меня,  а  Снегурочка   у бабы Нюры.  
 Бабушка   души в ней  не чуяла.  А та  все  по дому  хлопотала,  все  в  руках спорилось, а  какой   хлеб  пекла в духовке! Правда,  пришлось  долго   ее учить  включать  газ (у них  не было газа в доме)! А  платье  на ней  загляденье, как у  крестьянок  19 века.  И все она по дому  делала, а  Оргон не отходил   от нее, как  будто охранял. Он меня  удивлял.
     Хотя  я  понимал  его,  какую ему я  ласку  давал? Строго  команды и иногда   поглажу его за его  ухом  и все.  
 Надо же!  Приходили ко мне   в гости  женщины,  но ни с  кем  он так себя  не вел!  
Иван  приносил   Снегурочке   цветы  каждый день.    В форме  он выглядел таким  солидным  и  красивым.   Ивану  я подкинул  малость  деньжат, чтобы хватило  и на  цветы,  и на  кино с  рестораном, я был  таким  же   гусаром  в его  годы.   Когда – то  я был офицером…!
  Бабушка  Нюра   молча  вытирала концами   платочка   слезы, видя,  как  Иван   красиво ухаживает  за Снегурочкой.  Ну что сказать, пара была  красивой!   
Подходил   отпуск  Ивана  к концу  и  поздно  вечером  за пивом, смотрели с  ним  по телевизору   бокс:  Тайсан   делал, что – то невообразимое на ринге, 
- Валентиныч,  может, что – то не так сказал, но  вот  хочу  увезти Снегурочку  с собой  в статусе жены!
Неужели  этот  закоренелый  холостяк  решился, ха-ха-ха-ха!?
- Ваня  я понял, но!  Если  Снегурку   обидишь,   челюсть  вынесу на прочь, ты  же  меня  знаешь. 
- Береги  эту девочку, Вы  с ней  для меня  и бабой  Нюрой  самые  дорогие  люди.  А  Снегурочка   наивная,  добрая, вон  видишь даже Оргон от нее не на шаг.   
- Дядя  Володя,  будьте моим  посаженным отцом,  я  Снегурочке сделал  предложение!  
Я ждал  этих событий,  но  от услышанного  чуть  не  поперхнулся  пивом: заволновался, а это редко со мной случается. 
Через  знакомых Снегурочке  я давно  сделал  паспорт и теперь  ее  уже  официально  звали Снегурочкой.  
    Когда  Снегурочка   шла с  Иваном,   рядом справа  от ее ноги  величаво  шел   Оргоныч.   Шел  вальяжно,  прямо  держа  голову, как   на выставке  красиво вышагивая:  поводок  несла  же сама  Снегурочка!  Даже   наши  заядлые  сплетницы улыбались в след красивой  паре.   А  девушки на улице, увидев Ивана  со  Снегурочкой,  прижимались  сильней  к  плечу  своих  любимых:  от Снегурочки и Ивана  так вкусно  пахло  счастьем.
   Да,   фамилию  Снегурочке  я  попросил  девочек в  паспортном столе записать  Морозова.    Девчонкам   из паспортного   очень  понравились  духи  «Шампань,  Ескада, Коко  Шанель» и отчество  в  паспорте   Снегурочке  с улыбкой записали  мое, мне на  радость.
 Свадьбу  молодым  сыграли через  месяц.  
    Перед свадьбой   бабушка  Нюра, когда  молодежь ушла  гулять   на морозную улицу,  пожаловалась мне.
-Володя   у нее  руки  всегда  ледяные, как  - то  не хорошо у  меня на душе.
- И прости  Вовк,  она  купается   в холодной воде  и не замерзает, ей так это  нравится. Я спрашивала. 
- А   еще   вчера  Снегурочка  плакала во сне  и  просила  батюшку своего Мороза   оставить  ее  с  любимым  навсегда. 
- Мы  ж с тобой  не  знаем  ее  родителей,  нехорошо,  надо бы пригласить.
Я  обнял  бабушку.
- Всё хорошо  баб  Нюр!    Смотри, какая   пара!  А  кто  обидит Снегурку, тот  расстроит меня  и,  будет иметь   проблемы  не детские   с некоторыми  из моих  друзей, их еще  иногда за глаза  называют гоблинами. 
Она  смахнула  слезы с  глаз.
-  Дай  бы БОГ  Володенька, дай  бы БОГ! Что – то мне   нехорошо   на душе, тоска  разбирает, как  тогда  Ивана послали  на войну.
    Свадьба!  Весь двор  гулял!   Иван   в  черной   парадной форме  морского пехотинца  с орденами на  широченной  груди и она с точеной  фигуркой  наша  Снегурочка   красавица   северная. Они  улыбались, Снегурочка скромно прятала  улыбку в  глазах, а  Иван  широко улыбался  во все  тридцать два зуба, ГОСПОДИ, как они были счастливы! Баба Нюра  плакала  от счастья за  Ивана и Снегурочку.
Тогда  я  понял,  что   ангел счастья есть на земле, и  он   расправил  над ними  свои  крылья. Все желали им счастья!  Солнышко  пригревало  на улице! 
   На третий  день свадьбы  решил  ребят с  бабой Нюрой  свозить   ко мне   на дачу.   Так  захотелось посидеть в тишине, а то   дверь в квартиру   целых два  дня   не закрывалась от посещений моих друзей,  желающих  поздравить молодоженов. Уверен,  все хотели  посмотреть на  Снегурочку, полюбоваться ее  северной красотой и  женственностью, никто  не верил, что у меня  такая  взрослая  дочь (отчество – то моё, кто скажет, что не моя  дочь тому  будет стыдно  улыбаться всю жизнь  без зубов). 
На даче  солнышко  пригревало, баба  Нюра   пошла  к плите,  а  Ване  захотелось  сделать  языческий  обряд: прыгнуть  через костер вместе  со  Снегуркой.  
 Я сидел  на терраске, а Оргоныч   лежал   рядом подле   ног  Снегурочки.  
Неспокойным он был, подскуливал, глядя  на  Иванов   разгорающийся  костер.    Почему - то  тревожился,   слегка  подскуливая.
 Снегурочка  присела  рядом  со мной  на лавочку на террасе и тихо  сказала, глядя мне в  глаза,  так словно  в душу заглядывала своими, как  голубое небо   глазами.
- Дядя  Володя, спасибо Вам, что  взяли по  дороге.  Тогда я мир совсем  не знала. 
-  А  еще  я   узнала   любовь! 
-  Мне  хочется  летать дядя Володя! Я   жила в  глуши   далеко от людей и не знала, что  за  любимого  можно  жизнь отдать не задумываясь!  
Я  усмехнулся!  Понимаю, когда  жизнь отдать за  своих  бойцов, прикрывая  их отход при выходе  из боя!  А тут!?  
Ну, ей   видней,  хорошая у  меня  дочка!
Стук   об пол  хвоста  Оргоныча   вернул  меня   из задумчивости. Запах  пирожков шел  впереди  бабы  Нюры.  Иван,   прежде чем  сесть за стол, взял  на руки  Снегурку. 
-  Валентиныч, бабушка, нам надо   прыгнуть через костер  со Снегуркой, чтобы  стереть все грехи  прошлой жизни   на огне! 
- Какие  грехи у  Снегурки –то?! Окстись  оглашенный!
Повысила  голос  на него баба  Нюра.
Я  заметил, как  побледнела  Снегурочка.   При  нас  поцеловала   Ивана,  и слова  ее тогда   меня  поразили.
- Ванечка! Любовь моя, я ради тебя  всюду и даже  на  костер!  Пальцы ее   побелели  на его сильной   шее,  она  улыбалась, но  я в ее глазах  увидел испуг. Он  со смехом, как пушинку взял ее на руки и   понес  к костру.  
Тут я все понял, откуда  она  и кто она.   И  почему я  нашел ее  посреди  трассы, и до  меня дошло, почему  она так   любила    ледяную воду. 
Я  в крике  метнулся   к костру в прыжке,  как  вратарь  из последних сил  за мячом, а он  скользким боком, задевая  перчатки,  проскальзывал    в ворота. 
У бабы  Нюры  тарелка с  пирожками  упала  на пол терраски, разбившись на мелкие осколки.     Пирожки  рассыпались по  ледяному   полу в  облаке  белого пара.  Бабушка   присела в испуге,  обхватив  голову  руками и зажмурив  глаза.  
Иван  не услышал моего   крика,  откуда  - то налетел сильный,  вдруг взявшийся из  ниоткуда  ветер, а  Иван  уже  был в  прыжке   на руках со  Снегуркой над  костром.  Пламя  лизнуло   ноги  Снегурки.  
  На руках  у Ивана  осталось  лишь  свадебное платье   Снегурочки.
На  голубом   небе  появилось   маленькая   белоснежная  тучка  и  на наши лица    стали падать  теплые  капельки дождя. 
Я  стоял  молча, подняв   глаза в небо, не  отрывая   взгляда от белоснежной  тучки - моей  дочки  Снегурочки. Моей  дочери, моей белоснежной  красавицы!
 Теплые  капельки  дождя   вперемешку  с моими слезами,  сиротливо ползли по моим   небритым    щекам,   в одно мгновение  ставшими  старыми.  Ветер  вкрадчиво жалея меня,   гулял по  вмиг поседевшей моей седой шевелюре.   Оргон  надрывно  протяжно  завыл!   Я понял в одно мгновение: мы с ним  навсегда   остались одни…

Я восхищаюсь   теми,  кто  испытал  чувство  любви и   любил так, что    мог  пойти  на  костер  за  любимого!


© Copyright: Владимир Исаков, 2013

Регистрационный номер №0167948

от 5 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0167948 выдан для произведения:
Вьюга
(автор В. Исаков)
Вьюга   мела   невыносимо,  «дворники»  сбрасывали с лобового стекла  снег, летящий  навстречу машине  с огромной скоростью.  Они  работали  быстро,  мелькая   перед глазами  на  максимальных  оборотах.   Злая   вьюга  хотела   взять  меня своей  снежной  лапой в плен   вместе  с  машиной. Со  стороны  машина  была похожа  на снежную комету в  черной  ночи, за которой  двигалась  мгла   белого  шлейфа.   Вьюга мела  и снег, подчиняясь ей,  летел параллельно   сугробам,  забрасывая     трассу и  заполняя ее  собой.   Путь в  холодной  кутерьме непогоди  зимней  ночи  пробивался   дальним  светом: на километры  вперед  никого  не было, а сто сорок лошадей  под капотом  преодолевали  снег  на ура!  Вьюга злилась,  набрасываясь на машину с новой  силой, а  она  не обращая внимания на неё,  летела  по трассе   мягкой  поступью  на шипованной  широкой   резине, съедая километры, и  держа  трассу   легко  устойчиво.   Мотора  почти  не было слышно, его  мерный  тихий звук иногда  нарушался громким  фырканьем,  преодолевая  очередной  подъем,   не замечая  нагрузки,   показывая свой  норов.  В салоне  было тепло:   «климат-контроль»  стоял   на плюс 23  градусах тепла  и за  рулем  я сидел в джемпере. Девушка пела мне  (диск  купил в  придорожном  кафе  в дорогу   наугад), что  «я мармеладный  и она  не права,  и уговаривала  меня  попробовать   джага,  джага».    Для   меня  слово « джага»   на всем пути  оставалось загадкой.   Ломал  голову  над его  расшифровкой, прослушивая   песню,  раз за разом (когда – то имел  отношение к шифровальному  делу), но,  так  и не решив этот  ребус, бросил:  пусть её!   Её  голос  была  красивым сопровождением  скорости.   
Да, вьюга  разыгралась не на шутку,   протянул руку  и включил  «противотуманки»: береженого  БОГ  бережет. Хотя  увидеть  встречную машину  было  бы  здорово,  мигнул  фарами,  остановились  бы и   покурили    минут   десять  с таким же, как  и я,  спешащим  на  новый год  домой!  Поговорили  бы за жизнь, хотя   куда мне  спешить: кроме   моего  пса -  Оргона  меня   никто не ждал  дома  да   одинокой  соседки по площадке  бабушки Нюры.  Но елочку  живую  каждый  новый год   заранее   наряжал дома  и всегда,   какой  уж год  объяснял  Оргонычу, что  елочными шарами  играть запрещено  своими  огромными лапами и белыми клыками- ножницами:  он  грешил   этим  в  молодости. 
 Бабушка  Нюра   моя  соседка  по  площадке выгуливала  Оргона  каждый день: они  дружили.   Оргон был без ума  от ее  пирожков  с мясом  и   ласковых пальцев (мы все  волчьей  породы  таем и не знаем, как себя вести   от  нежности прикосновения доброты).  Бабушка   теперь  ходила   каждый  вечер   гулять, ей всегда  хотелось  пройти спокойно по вечернему  городу и никого   не бояться, и теперь ее желание  осуществлялось.   А Оргоныч  был  послушен  и не обращал внимания   на  прохожих.  Да и сам  был сложен  хорошо:     моих  пацанов под 140 кг  валил  на землю  в споре  на раз  своей  массой в  74  килограмма.   Оргонычу   надоедал   ежедневный  рацион    из  заграничного сухого  корма   и импортных  костей с мясом.   А  бабушка Нюра  с ее  пирожками   была  для него   праздником  и отдушиной  в его нелегкой собачьей  жизни.  
Что для  меня, так  бабушка   Нюра  была палочкой - выручалочкой по  уходу  за псом, когда  задерживался  на работе  или   уезжал в  командировки.  Вот  мы  втроем   и дружили  три одиночества, хотя   про пса  этого  не  скажешь. 
 У бабы  Нюры   муж   Иван  Палыч  умер  5 лет  назад, а внук  Иван служил  на   флоте  во  Владике,  они воспитали  его вдвоем  одни  с  дедом:  сын с невесткой погиб  в 94  в  аварии.   Внуком   она гордилась:  капитан  третьего ранга морской   пехоты с боевыми  орденами, но  холостой.    Бабушка  просила каждый  день БОГА, чтобы   дожить до тех времен,  чтобы правнуков   понянчить.  А он не женится  «зараза» и всё!
 Я   устал немного  и поэтому  не спешил,  шел всего  на   100 километрах, мог и быстрее,  видеокамер нет, а где  тут камеры  поставишь  на  все   600  километров  трассы, идущей  среди   леса, но  мобильная  связь была  устойчивой.   Включил  громкую связь и  набрал  бабу   Нюру.   И  на сердце стало теплее  от ее   слегка  нижегородского  выговора. 
-Вовк,  ты  скоро ль  приедешь  касатик?!
-Мы ж  с Оргоном  заждались, он  от двери  не отходит, верный  признак, что ты   в дороге. 
- Стало быть,  ты  уже  едешь?
Вдруг  впереди на «дальнем»   увидел  одинокую  фигуру  на бровке  трассы.  В такую непогодь  и  откуда?!  Связь   прервал.
 Шлепнул себя  по  коленке, не  корзится ли?!  Нажал на газ, и машина  рванулась  вперед, заурчав  мотором  с  благодарностью   за скорость: привыкла  гонять.   
Правая  рука   поправила  черный  Вальтер под  левой  подмышкой  в кабуре  автоматическим  движением (всё  бывает), за метров  десять от фигуры  скинул скорость и,  поравнявшись,  резко ударил по тормозам.  
На  меня смотрели испуганные   глаза  девушки из – под голубой  шапки с серебряными  позументами, отороченной  белым мехом.    Беличья  шубка и  изящно - красивые  рукавички  с « коми» орнаментом  были пришиты  к резиночкам и безжизненно  висели на половину   из  рукавов, как у маленькой девочки.  На ногах были белые, украшенные   серебряными звездочками   валеночки. Вся  фигурка девушки была  сказочной,  сотканной из снега (мне  так почудилось  на мгновение)  особенно поражали  глаза: голубые и  чистые, как  у ребенка.  В  голове  промелькнула мысль, неужели  не заметил аварии?!  
Как  говорил  мой  командир давным,  давно:  «Первое  впечатление всегда  верное,  твоя  полевая система  тебе  подскажет, кто перед тобой: враг или   друг!».   
Но увидеть  девушку  по  среди трассы, где  ближайшую  деревню проехал 2 часа  назад, а  впереди  еще  4 часа   езды без деревень и  сел, странно. Она  была   другом,  я это  почувствовал сразу.
-Девушка   садитесь в машину!
Прокричал  ей через  вой  вьюги. 
Она  посмотрела  мне в  глаза доверчиво, как  ребенок  в них было такое  доверие  и  женская   незащищенность, что я  замолчал  в раз.  Девушка села  в машину.  Обошел  машину  захлопнул  двери с  ее стороны, сев  в салон  попросил  пристегнуться.  
 У меня  было странное  ощущение, что   она сидела в машине  в первый  раз.  Взглянув   на меня, как бы прося   разрешения,  стала  прикасаться  ко всем  хромированным  кнопкам  бортового компьютера, музыки  и слегка  вздрогнула, когда я  сделал  по громче  музыку с  руля.  Посмотрела  мне  в глаза  в испуге, когда  я  взял  ремень безопасности  и пристегнул  его. Отвернулась, посмотрев в темноту  ночи,  погладила  прохладное  окно ладошкой.  Ладошка была  худенькой  и неумолимо  красивой, пальцы   ухожены, ногти без лака и  лицо  без косметики.  Сняла  шапку, и  белоснежные   косы  лавиной   упали  на её  плечики.
Не привык    много  разговаривать  особенно с женщинами,  подвез,  да и ладно!
Девушка  испугалась  скорости  машины, сжавшись в  кресло, в обиду   машине  я скинул скорость.
-  Девушка, что-то случилось,  чем  могу   помочь?  Куда  Вас  отвезти!?
- Простите, а можно сделать  похолодней здесь, очень  жарко. 
-Легко!
- Не  знаю, куда мне  ехать!  
-Просилась у   тятеньки людей   посмотреть  да жизни  научиться  одной:   рассорились.
- Маменька  - то на моей  стороне была, а  тятенька и на  нее осерчал, я  и ушла  из дому, не  спрося  благословения. И не знаю, куда   и зачем  иду в неизвестность.
В машине   повисла   напряженная тишина.  
Я нажал  кнопку,  и вызов  звонка   пошел  искать  телефон бабушки  Нюры.
-Что   случилось сынок?  
Голос  бабушки  был  тревожен.  
-Баб  Нюр везу  Вам   внучку!  Примите? Не в гостиницу  же ее везти!
-Вовк  у тебя, откуда  внучка -  то?  Молод  ешо для внучат. 
-Девушка  - то хорошая? 
- Баб  Нюр! Была бы   плохая,   не звонил.
-Ты смотри   Вовк  не забижай  мне девочку-  то, не отвлекайся от дороги,  потом   все расскажешь.  Я тогда  пирожки пошла  печь.    
- Тебе Оргон  хвостом  машет: голос твой  услыхал. 
Девушка  внимательно  прислушивалась  к моему  разговору с бабой  Нюрой,  и очень  внимательно  смотрела  на  телефон.
-  А, что  у  вас  за коробочка  над  ухом и огонек  там?! 
-  Вас, как  зовут  девушка?!  А это   телефон  висит,  говорил с бабушкой Нюрой  о Вас, она   вас приветит, а  потом решим,  что  и как! 
- Так, как  Вас  зовут?!
-Тятенька  с  матушкой  называли меня  Снегурочкой,  видимо из  - за цвета  волос!
Руль у меня  от  услышанного  вильнул в сторону,  и нога  плотней  легла  на педаль  газа.  Машина,   обрадовавшись,   понеслась.  Утихомирил.  
 Повернулся  к  девушке, а  она  спала!  Бахрома   ресниц   накрыла  уставшие  глаза,  эх, постаралась   природа   матушка,  залюбовался  ее красотой,  вот  кому - то  жена  достанется, а  какие дети  красивые  народятся от неё!  
 Вьюга   внезапно  утихла,  тихонько притормозил  машину,   взял с заднего сиденья   тонкий  плед  и  прикрыл девушку.  Она спала, как  малыша: так  спят  обычно дети  или   очень  добрые  люди.  
Музыку  я спрятал  в наушники  и увеличил скорость,   плавный  ход убаюкивал  мою   незваную гостью.  Вел  машину на большой  скорости, изредка   поглядывая  на  спящую гостью.  Машина   сияла  в  белом  покрывале метели от скорости, ей всегда приятно  побегать.
Бабушка  Нюра   встретила  нас  у подъезда,   Оргон     прямиком мимо меня  кинулся  к девушке  и на мое удивление сел рядом с  ней.  Ее рука  легла  ему на его широкий  лоб, он собака,  даже закрыл  глаза от удовольствия.  Оргон чуял всегда  людей. Бабушка  захлопотала  над  Снегурочкой и,  не обращая на меня  внимания,  повела   Снегурочку  в дом,  крикнув  мне
- Вовк  внук  ко мне  приехал  ночью! 
 - Он будет жить в твоей  квартире, уже  разместила. Не вместе   же  селить   в  моей  однокомнатной квартире девушку  с прокуренным  внуком. 
И повела  девушку, не глядя на меня.  
Оргоныч  подбежав,  ткнулся  извиняющее  холодным мокрым  носом  мне в  ладонь и догнал   девушку с бабой  Нюрой.  Надо же, таким   счастливым пса  не видел  никогда!
Вот  так мы  и зажили: Иван   у меня,  а  Снегурочка   у бабы Нюры.  
 Бабушка   души в ней  не чуяла.  А та  все  по дому  хлопотала,  все  в  руках спорилось, а  какой   хлеб  пекла в духовке! Правда,  пришлось  долго   ее учить  включать  газ (у них  не было газа в доме)! А  платье  на ней  загляденье, как у  крестьянок  19 века.  И все она по дому  делала, а  Оргон не отходил   от нее, как  будто охранял. Он меня  удивлял.
     Хотя  я  понимал  его,  какую ему я  ласку  давал? Строго  команды и иногда   поглажу его за его  ухом  и все.  
 Надо же!  Приходили ко мне   в гости  женщины,  но ни с  кем  он так себя  не вел!  
Иван  приносил   Снегурочке   цветы  каждый день.    В форме  он выглядел таким  солидным  и  красивым.   Ивану  я подкинул  малость  деньжат, чтобы хватило  и на  цветы,  и на  кино с  рестораном, я был  таким  же   гусаром  в его  годы.   Когда – то  я был офицером…!
  Бабушка  Нюра   молча  вытирала концами   платочка   слезы, видя,  как  Иван   красиво ухаживает  за Снегурочкой.  Ну что сказать, пара была  красивой!   
Подходил   отпуск  Ивана  к концу  и  поздно  вечером  за пивом, смотрели с  ним  по телевизору   бокс:  Тайсан   делал, что – то невообразимое на ринге, 
- Валентиныч,  может, что – то не так сказал, но  вот  хочу  увезти Снегурочку  с собой  в статусе жены!
Неужели  этот  закоренелый  холостяк  решился, ха-ха-ха-ха!?
- Ваня  я понял, но!  Если  Снегурку   обидишь,   челюсть  вынесу на прочь, ты  же  меня  знаешь. 
- Береги  эту девочку, Вы  с ней  для меня  и бабой  Нюрой  самые  дорогие  люди.  А  Снегурочка   наивная,  добрая, вон  видишь даже Оргон от нее не на шаг.   
- Дядя  Володя,  будьте моим  посаженным отцом,  я  Снегурочке сделал  предложение!  
Я ждал  этих событий,  но  от услышанного  чуть  не  поперхнулся  пивом: заволновался, а это редко со мной случается. 
Через  знакомых Снегурочке  я давно  сделал  паспорт и теперь  ее  уже  официально  звали Снегурочкой.  
    Когда  Снегурочка   шла с  Иваном,   рядом справа  от ее ноги  величаво  шел   Оргоныч.   Шел  вальяжно,  прямо  держа  голову, как   на выставке  красиво вышагивая:  поводок  несла  же сама  Снегурочка!  Даже   наши  заядлые  сплетницы улыбались в след красивой  паре.   А  девушки на улице, увидев Ивана  со  Снегурочкой,  прижимались  сильней  к  плечу  своих  любимых:  от Снегурочки и Ивана  так вкусно  пахло  счастьем.
   Да,   фамилию  Снегурочке  я  попросил  девочек в  паспортном столе записать  Морозова.    Девчонкам   из паспортного   очень  понравились  духи  «Шампань,  Ескада, Коко  Шанель» и отчество  в  паспорте   Снегурочке  с улыбкой записали  мое, мне на  радость.
 Свадьбу  молодым  сыграли через  месяц.  
    Перед свадьбой   бабушка  Нюра, когда  молодежь ушла  гулять   на морозную улицу,  пожаловалась мне.
-Володя   у нее  руки  всегда  ледяные, как  - то  не хорошо у  меня на душе.
- И прости  Вовк,  она  купается   в холодной воде  и не замерзает, ей так это  нравится. Я спрашивала. 
- А   еще   вчера  Снегурочка  плакала во сне  и  просила  батюшку своего Мороза   оставить  ее  с  любимым  навсегда. 
- Мы  ж с тобой  не  знаем  ее  родителей,  нехорошо,  надо бы пригласить.
Я  обнял  бабушку.
- Всё хорошо  баб  Нюр!    Смотри, какая   пара!  А  кто  обидит Снегурку, тот  расстроит меня  и,  будет иметь   проблемы  не детские   с некоторыми  из моих  друзей, их еще  иногда за глаза  называют гоблинами. 
Она  смахнула  слезы с  глаз.
-  Дай  бы БОГ  Володенька, дай  бы БОГ! Что – то мне   нехорошо   на душе, тоска  разбирает, как  тогда  Ивана послали  на войну.
    Свадьба!  Весь двор  гулял!   Иван   в  черной   парадной форме  морского пехотинца  с орденами на  широченной  груди и она с точеной  фигуркой  наша  Снегурочка   красавица   северная. Они  улыбались, Снегурочка скромно прятала  улыбку в  глазах, а  Иван  широко улыбался  во все  тридцать два зуба, ГОСПОДИ, как они были счастливы! Баба Нюра  плакала  от счастья за  Ивана и Снегурочку.
Тогда  я  понял,  что   ангел счастья есть на земле, и  он   расправил  над ними  свои  крылья. Все желали им счастья!  Солнышко  пригревало  на улице! 
   На третий  день свадьбы  решил  ребят с  бабой Нюрой  свозить   ко мне   на дачу.   Так  захотелось посидеть в тишине, а то   дверь в квартиру   целых два  дня   не закрывалась от посещений моих друзей,  желающих  поздравить молодоженов. Уверен,  все хотели  посмотреть на  Снегурочку, полюбоваться ее  северной красотой и  женственностью, никто  не верил, что у меня  такая  взрослая  дочь (отчество – то моё, кто скажет, что не моя  дочь тому  будет стыдно  улыбаться всю жизнь  без зубов). 
На даче  солнышко  пригревало, баба  Нюра   пошла  к плите,  а  Ване  захотелось  сделать  языческий  обряд: прыгнуть  через костер вместе  со  Снегуркой.  
 Я сидел  на терраске, а Оргоныч   лежал   рядом подле   ног  Снегурочки.  
Неспокойным он был, подскуливал, глядя  на  Иванов   разгорающийся  костер.    Почему - то  тревожился,   слегка  подскуливая.
 Снегурочка  присела  рядом  со мной  на лавочку на террасе и тихо  сказала, глядя мне в  глаза,  так словно  в душу заглядывала своими, как  голубое небо   глазами.
- Дядя  Володя, спасибо Вам, что  взяли по  дороге.  Тогда я мир совсем  не знала. 
-  А  еще  я   узнала   любовь! 
-  Мне  хочется  летать дядя Володя! Я   жила в  глуши   далеко от людей и не знала, что  за  любимого  можно  жизнь отдать не задумываясь!  
Я  усмехнулся!  Понимаю, когда  жизнь отдать за  своих  бойцов, прикрывая  их отход при выходе  из боя!  А тут!?  
Ну, ей   видней,  хорошая у  меня  дочка!
Стук   об пол  хвоста  Оргоныча   вернул  меня   из задумчивости. Запах  пирожков шел  впереди  бабы  Нюры.  Иван,   прежде чем  сесть за стол, взял  на руки  Снегурку. 
-  Валентиныч, бабушка, нам надо   прыгнуть через костер  со Снегуркой, чтобы  стереть все грехи  прошлой жизни   на огне! 
- Какие  грехи у  Снегурки –то?! Окстись  оглашенный!
Повысила  голос  на него баба  Нюра.
Я  заметил, как  побледнела  Снегурочка.   При  нас  поцеловала   Ивана,  и слова  ее тогда   меня  поразили.
- Ванечка! Любовь моя, я ради тебя  всюду и даже  на  костер!  Пальцы ее   побелели  на его сильной   шее,  она  улыбалась, но  я в ее глазах  увидел испуг. Он  со смехом, как пушинку взял ее на руки и   понес  к костру.  
Тут я все понял, откуда  она  и кто она.   И  почему я  нашел ее  посреди  трассы, и до  меня дошло, почему  она так   любила    ледяную воду. 
Я  в крике  метнулся   к костру в прыжке,  как  вратарь  из последних сил  за мячом, а он  скользким боком, задевая  перчатки,  проскальзывал    в ворота. 
У бабы  Нюры  тарелка с  пирожками  упала  на пол терраски, разбившись на мелкие осколки.     Пирожки  рассыпались по  ледяному   полу в  облаке  белого пара.  Бабушка   присела в испуге,  обхватив  голову  руками и зажмурив  глаза.  
Иван  не услышал моего   крика,  откуда  - то налетел сильный,  вдруг взявшийся из  ниоткуда  ветер, а  Иван  уже  был в  прыжке   на руках со  Снегуркой над  костром.  Пламя  лизнуло   ноги  Снегурки.  
  На руках  у Ивана  осталось  лишь  свадебное платье   Снегурочки.
На  голубом   небе  появилось   маленькая   белоснежная  тучка  и  на наши лица    стали падать  теплые  капельки дождя. 
Я  стоял  молча, подняв   глаза в небо, не  отрывая   взгляда от белоснежной  тучки - моей  дочки  Снегурочки. Моей  дочери, моей белоснежной  красавицы!
 Теплые  капельки  дождя   вперемешку  с моими слезами,  сиротливо ползли по моим   небритым    щекам,   в одно мгновение  ставшими  старыми.  Ветер  вкрадчиво жалея меня,   гулял по  вмиг поседевшей моей седой шевелюре.   Оргон  надрывно  протяжно  завыл!   Я понял в одно мгновение: мы с ним  навсегда   остались одни…

Я восхищаюсь   теми,  кто  испытал  чувство  любви и   любил так, что    мог  пойти  на  костер  за  любимого!


Рейтинг: 0 191 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!