ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Выстуженая душа

Выстуженая душа

  

   Пять минут назад он сказал:

   -Я ухожу от тебя.

   Она сидела в это время за компьютером, корректировала написанное и слушала его в пол-уха.

   -Сейчас, сейчас,- ответила она рассеянно. –Немного осталось. Я быстро…

   Он стоял справа от неё и молчал. Наташа видела его силуэт боковым зрением. Но уж слишком интересно было словосочетание этого норвежца- и так можно перевести, и так, и что красивее- не поймёшь, выбирать самой надо- что ей было не до мужа.  Стоит же, ждёт.  Не к спеху, значит…

   И лишь эта звенящая тяжелая тишина заставила отвести её взгляд от экрана и оглянуться на Владимира.

   -Извини, я не расслышала. Что ты сказал?

   Он по голосу и по этим отрешенным, немного безумным глазам понял: она всё- равно там, в переводе. Но не мигая продолжал смотреть на неё.

   -Я правда не слышала! Трудно повторить, что ли? У меня самая концовка «не вырисовывается»… Ну, что ты смотришь? Повтори, я же извинилась!..

   -Я ухожу от тебя.

   -Куда?

   Его передёрнуло. Он не ответил и ушел в другую комнату.

   Она ещё тупо проводила его глазами, затем резко вскочила и бросилась следом.

   -Володь, что случилось?

   Она обхватила рукой дверной косяк и смотрела, как муж пакует чемодан.

   -Да ничего не случилось,- обычным голосом ответил он. Рубашка никак не хотела аккуратно складываться. Он скомкал её и засунул сбоку. –Ты не знаешь, где мой костюм спортивный? Хотя… откуда…

   Он сам залез в неглаженное, достал костюм и так же запихал вслед за рубашкой. Прошёл мимо неё- она посторонилась – в ванну за бритвой и зубной щеткой.

   -Там, в холодильнике, рагу!- прокричал оттуда. –И салат! Ешь, пока свежий!

   -У тебя кто-то появился?

   Как она прошла следом- он не слышал. Поэтому вздрогнул от неожиданности.

   -Нет. У меня никто не появился. Я просто ухожу от тебя.

   И смотрел ей прямо в глаза.

   -Почему?- Голос её стал беззащитным и немного плаксивым.

   -Потому, что я живу с тобой, а ты живёшь со своей Норвегией…

   -Я с тобой живу! Я люблю тебя!

   -Родная,- непроизвольно ударил он её под дых. –Мы живём с тобой уже двадцать пять лет. И из них ты любила меня максимум 2-3 года. До рождения сына. А, может, и ещё меньше… Остальное время ты любила, что угодно: детей наших, работу, кофе, дачу… Что угодно… Сейчас, вот, Норвегию… А меня… так… полюбливала на досуге…  

   -Кто у тебя появился?- прервала она мужа.

   Он не отвел глаз.

   -Как-то… Без толку с тобой говорить… Ты помнишь, например, чем я занимаюсь?

   -Материалы какие-то испытываешь…- растерянно ответила она.

   -Какие-то… где-то… с кем-то… А когда мы последний раз вместе были? Помнишь? Не так, чтобы от меня отвязаться, а чтоб самой захотеть?..

   -Кто у тебя появился?- вновь ухватилась она за соломинку.

   -Значит, не помнишь.- Ему стало скучно и противно. Он сгрёб с полочки свою парфюмерию. –А я помню. До свадьбы это было. Да и то сейчас не уверен- искренне ли было?..

   -Вов, как тебе не стыдно!- Она всё-таки беззвучно расплакалась.

   -А за что, Наташа? За то, что я тебя любил, устал жить без ответа и ухожу?

   -Ты тоже работаешь.- Она размазала ладошками слезы по щекам.

   -Правильно, работаю. И люблю свою работу. Но я и тебя тоже люблю! И это не мешает друг другу. А ты… Я у тебя, как персик на базаре у южан. «Возми, дарагая, это бэсплатно!»- коверкая язык, протянул он. –Я не хочу быть довеском к твоим переводам. Ты и с детьми-то общаешься наскоро, когда приезжают: раз-два- и опять к компьютеру…

   -Да что ты знаешь о моей работе?- уже со всхлипыванием возразила она.

   -Да мне на хрен твоя такая работа не нужна!- чуть было не закричал Владимир, но сдержался. –«Работа, работа»… Отдать всю жизнь работе, наплевать на всех близких… Что-то вечное творишь, да? Нетленку?  «Детские стихи норвежских авторов». Дура!- всё-таки произнёс он зло. –Ты хоть одного Маршака среди них видела? Или Чуковского? «Нетленка»… И из-за этой дребедени- вся жизнь вокруг вдребезги?! Ну, ты и…- он сдержал язык и быстро прошел мимо неё обратно в комнату.

   Затянул ремни на чемодане. Почувствовал: она здесь.

   -Я пока на даче поживу,- сказал он, не оборачиваясь. –За месяц, думаю, сниму что-нибудь.  Ребятишки приедут- можешь им всё рассказать. Они поймут.- Выпрямился. Оглядел комнату. –Машину я забираю. Подготовишь документы на квартиру- позвони, я подпишу.- Ещё раз огляделся. –Всё. Счастливо тебе. Да, вот, ключи мои от квартиры… Всё. Привет Норвегии.

   И вышел.

 

 

   Она проревела до вечера.

   Сидела на просторной двуспальной кровати и выла белугой, утопив лицо в ладошках. И медленно- медленно качалась из стороны в сторону, будто метроном с ослабленной пружиной.

   А за стеной у соседей «плакала» труба из Свиридовской «Метели»…

   И сгущались сумерки.

   Стемнело.

   Она поднялась на ослабших ногах и прошла в ванну.

   Опухшее от слёз лицо немолодой привлекательной женщины смотрело на неё из зеркала безразличными глазами.  Долго умывалась холодной водой. Утёрлась. И так, с полотенцем  в руках прошла на кухню. Включила кофеварку. Закурила. Увидела полотенце в руках, повесила его на спинку стула.

    -Ты только не раскисай, Наташа,- прошептала она. Только не раскисай. Образуется…

   Вновь непроизвольно покатились слёзы.

   Звякнул зуммер кофеварки. И слёзы остановились. Налила. И снова закурила.

   В углу ласково и таинственно светился экран компьютера. И манил к себе.

 

   -Володя, может, останешься?- спросила она, не поднимаясь с кровати.

   -Поздно уже.- Носок вывернулся наизнанку и никак не хотел одеваться. Но включать свет было как-то стыдновато. –Да и тебе пора на смену…

   -Ага,- легко согласилась она, зевнула с наслаждением, потянулась. –Хорошо хоть парами стали на проходной дежурить. А то ни поспать, ни …

   Она сказала это просто, обыденно, не смущаясь.

   -Это точно,- подтвердил он и обрадовался, что ночник не включен: покраснел невольно от чужой простоты. –Ну, всё. Пока.- Наклонился к ней, ткнулся губами куда-то в область виска.

   -Придёшь завтра?

   -Постараюсь. Как лекции поставят…

   …Выстуженный салон машины казался голубым и туманным.

   Он долго грел мотор. Ехать на промороженную дачу не хотелось. Но и оставаться здесь, в теплом, мягком, уютном после «ни поспать, ни …» тоже не хотелось ни за какие блага.

   Сорокапятилетний мужчина, профессор, заведующий кафедрой «Сопротивление материалов» сидел в машине. Курил.

   «А небесный калькулятор ни на миг…» тихо-тихо неслось из динамика.

   Владимир не гадал - где ему остаться. Ни «высоколобая» Норвегия, ни низменное «Может, останешься?» его не манило. Выбирать было не из чего. Его тошнило и от того, и от другого.

   Ему жаль было прожитой жизни. А как жить по  другому он тоже не знал.

   Взглянул на себя в зеркало заднего вида. Худое окаменевшее лицо с напряженными скулами.

   -Затоплю печку,- сказал он вслух себе. –В тепло мне надо… И выпью… Посмотрим дальше…

   Машина тронулась.

 

© Copyright: Владимир Потапов, 2012

Регистрационный номер №0061060

от 8 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0061060 выдан для произведения:

  

   Пять минут назад он сказал:

   -Я ухожу от тебя.

   Она сидела в это время за компьютером, корректировала написанное и слушала его в пол-уха.

   -Сейчас, сейчас,- ответила она рассеянно. –Немного осталось. Я быстро…

   Он стоял справа от неё и молчал. Наташа видела его силуэт боковым зрением. Но уж слишком интересно было словосочетание этого норвежца- и так можно перевести, и так, и что красивее- не поймёшь, выбирать самой надо- что ей было не до мужа.  Стоит же, ждёт.  Не к спеху, значит…

   И лишь эта звенящая тяжелая тишина заставила отвести её взгляд от экрана и оглянуться на Владимира.

   -Извини, я не расслышала. Что ты сказал?

   Он по голосу и по этим отрешенным, немного безумным глазам понял: она всё- равно там, в переводе. Но не мигая продолжал смотреть на неё.

   -Я правда не слышала! Трудно повторить, что ли? У меня самая концовка «не вырисовывается»… Ну, что ты смотришь? Повтори, я же извинилась!..

   -Я ухожу от тебя.

   -Куда?

   Его передёрнуло. Он не ответил и ушел в другую комнату.

   Она ещё тупо проводила его глазами, затем резко вскочила и бросилась следом.

   -Володь, что случилось?

   Она обхватила рукой дверной косяк и смотрела, как муж пакует чемодан.

   -Да ничего не случилось,- обычным голосом ответил он. Рубашка никак не хотела аккуратно складываться. Он скомкал её и засунул сбоку. –Ты не знаешь, где мой костюм спортивный? Хотя… откуда…

   Он сам залез в неглаженное, достал костюм и так же запихал вслед за рубашкой. Прошёл мимо неё- она посторонилась – в ванну за бритвой и зубной щеткой.

   -Там, в холодильнике, рагу!- прокричал оттуда. –И салат! Ешь, пока свежий!

   -У тебя кто-то появился?

   Как она прошла следом- он не слышал. Поэтому вздрогнул от неожиданности.

   -Нет. У меня никто не появился. Я просто ухожу от тебя.

   И смотрел ей прямо в глаза.

   -Почему?- Голос её стал беззащитным и немного плаксивым.

   -Потому, что я живу с тобой, а ты живёшь со своей Норвегией…

   -Я с тобой живу! Я люблю тебя!

   -Родная,- непроизвольно ударил он её под дых. –Мы живём с тобой уже двадцать пять лет. И из них ты любила меня максимум 2-3 года. До рождения сына. А, может, и ещё меньше… Остальное время ты любила, что угодно: детей наших, работу, кофе, дачу… Что угодно… Сейчас, вот, Норвегию… А меня… так… полюбливала на досуге…  

   -Кто у тебя появился?- прервала она мужа.

   Он не отвел глаз.

   -Как-то… Без толку с тобой говорить… Ты помнишь, например, чем я занимаюсь?

   -Материалы какие-то испытываешь…- растерянно ответила она.

   -Какие-то… где-то… с кем-то… А когда мы последний раз вместе были? Помнишь? Не так, чтобы от меня отвязаться, а чтоб самой захотеть?..

   -Кто у тебя появился?- вновь ухватилась она за соломинку.

   -Значит, не помнишь.- Ему стало скучно и противно. Он сгрёб с полочки свою парфюмерию. –А я помню. До свадьбы это было. Да и то сейчас не уверен- искренне ли было?..

   -Вов, как тебе не стыдно!- Она всё-таки беззвучно расплакалась.

   -А за что, Наташа? За то, что я тебя любил, устал жить без ответа и ухожу?

   -Ты тоже работаешь.- Она размазала ладошками слезы по щекам.

   -Правильно, работаю. И люблю свою работу. Но я и тебя тоже люблю! И это не мешает друг другу. А ты… Я у тебя, как персик на базаре у южан. «Возми, дарагая, это бэсплатно!»- коверкая язык, протянул он. –Я не хочу быть довеском к твоим переводам. Ты и с детьми-то общаешься наскоро, когда приезжают: раз-два- и опять к компьютеру…

   -Да что ты знаешь о моей работе?- уже со всхлипыванием возразила она.

   -Да мне на хрен твоя такая работа не нужна!- чуть было не закричал Владимир, но сдержался. –«Работа, работа»… Отдать всю жизнь работе, наплевать на всех близких… Что-то вечное творишь, да? Нетленку?  «Детские стихи норвежских авторов». Дура!- всё-таки произнёс он зло. –Ты хоть одного Маршака среди них видела? Или Чуковского? «Нетленка»… И из-за этой дребедени- вся жизнь вокруг вдребезги?! Ну, ты и…- он сдержал язык и быстро прошел мимо неё обратно в комнату.

   Затянул ремни на чемодане. Почувствовал: она здесь.

   -Я пока на даче поживу,- сказал он, не оборачиваясь. –За месяц, думаю, сниму что-нибудь.  Ребятишки приедут- можешь им всё рассказать. Они поймут.- Выпрямился. Оглядел комнату. –Машину я забираю. Подготовишь документы на квартиру- позвони, я подпишу.- Ещё раз огляделся. –Всё. Счастливо тебе. Да, вот, ключи мои от квартиры… Всё. Привет Норвегии.

   И вышел.

 

 

   Она проревела до вечера.

   Сидела на просторной двуспальной кровати и выла белугой, утопив лицо в ладошках. И медленно- медленно качалась из стороны в сторону, будто метроном с ослабленной пружиной.

   А за стеной у соседей «плакала» труба из Свиридовской «Метели»…

   И сгущались сумерки.

   Стемнело.

   Она поднялась на ослабших ногах и прошла в ванну.

   Опухшее от слёз лицо немолодой привлекательной женщины смотрело на неё из зеркала безразличными глазами.  Долго умывалась холодной водой. Утёрлась. И так, с полотенцем  в руках прошла на кухню. Включила кофеварку. Закурила. Увидела полотенце в руках, повесила его на спинку стула.

    -Ты только не раскисай, Наташа,- прошептала она. Только не раскисай. Образуется…

   Вновь непроизвольно покатились слёзы.

   Звякнул зуммер кофеварки. И слёзы остановились. Налила. И снова закурила.

   В углу ласково и таинственно светился экран компьютера. И манил к себе.

 

   -Володя, может, останешься?- спросила она, не поднимаясь с кровати.

   -Поздно уже.- Носок вывернулся наизнанку и никак не хотел одеваться. Но включать свет было как-то стыдновато. –Да и тебе пора на смену…

   -Ага,- легко согласилась она, зевнула с наслаждением, потянулась. –Хорошо хоть парами стали на проходной дежурить. А то ни поспать, ни …

   Она сказала это просто, обыденно, не смущаясь.

   -Это точно,- подтвердил он и обрадовался, что ночник не включен: покраснел невольно от чужой простоты. –Ну, всё. Пока.- Наклонился к ней, ткнулся губами куда-то в область виска.

   -Придёшь завтра?

   -Постараюсь. Как лекции поставят…

   …Выстуженный салон машины казался голубым и туманным.

   Он долго грел мотор. Ехать на промороженную дачу не хотелось. Но и оставаться здесь, в теплом, мягком, уютном после «ни поспать, ни …» тоже не хотелось ни за какие блага.

   Сорокапятилетний мужчина, профессор, заведующий кафедрой «Сопротивление материалов» сидел в машине. Курил.

   «А небесный калькулятор ни на миг…» тихо-тихо неслось из динамика.

   Владимир не гадал - где ему остаться. Ни «высоколобая» Норвегия, ни низменное «Может, останешься?» его не манило. Выбирать было не из чего. Его тошнило и от того, и от другого.

   Ему жаль было прожитой жизни. А как жить по  другому он тоже не знал.

   Взглянул на себя в зеркало заднего вида. Худое окаменевшее лицо с напряженными скулами.

   -Затоплю печку,- сказал он вслух себе. –В тепло мне надо… И выпью… Посмотрим дальше…

   Машина тронулась.

 

Рейтинг: +4 705 просмотров
Комментарии (6)
Анна Магасумова # 9 июля 2012 в 00:00 +1
Ка всё понятно. Такое в жизни случается часто. hurtrazb best
Владимир Потапов # 10 июля 2012 в 07:28 +1
К сожалению.
0 # 9 июля 2012 в 14:13 0
Отличная работа. Жизненная.Добавить нечего. Ты все сказал в рассказе.
Владимир Потапов # 10 июля 2012 в 07:29 +1
Спасибо, Тань
Бен-Иойлик # 9 августа 2012 в 11:24 +1
Жаль профессора!

cry2

А Вам:
5min
Владимир Потапов # 9 августа 2012 в 14:05 0
Спасибо Вам.
А почему это профессора жаль? Определится он. Если уж решился все концы обрубить... Определится.

 

Популярная проза за месяц
103
81
79
75
70
68
67
62
61
58
56
55
54
54
54
53
51
51
49
49
49
48
48
47
45
44
44
43
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
39
35