ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Тропинки любви

Тропинки любви

15 марта 2017 - Вениамин Ефимов
article379789.jpg


 

 

Глава 1

Валерка Фёдоров коренной мурманчанин. Все свои тридцать два года он прожил в Заполярье. Выезжал на Юг с друзьями только последние несколько лет. И надо заметить, ему ни в Ялте, ни в Сочи не нравилось. Как ни странно, в этих курортных местах из-за жары у него появлялось ощущение нехватки воздуха. Тёплое море было великолепно, но Валерка не умел плавать и ему приходилось купаться там, где барахтались детишки. Собственно его друзья, такие же мурманчане, как он, тоже пловцами особыми не были. В Заполярье особо не покупаешься, хоть все они жили в районе Семёновского озера, которое находится почти в центре города. Вода в нём в самое теплое лето обжигающе холодная и купальщики тонут с ужасающей регулярностью.

Друзья-это муж и жена Смирновы- Валеркины одноклассники. Николай специалист по техническому обеспечению атомной группы судов, а Лида цеховой врач этой самой группы. Валерка с восьмого класса дружил с Лидой до самого окончания школы. Тогда говорили «ходил с ней». Потом Лида уехала на учёбу в Ленинград. Её отец был не последним человеком в пароходстве, а у Валерки мать работала вахтёром в общежитии, отца своего он не знал вообще. Да и учился он в основном на тройки. О каком институте можно было думать? Первый год они перезванивались довольно часто, но скоро Валерку призвали на срочную службу. Служил он матросом. Стали переписываться, хоть писать письма он не любил. В одном из них Лида сообщила, что Коля Смирнов тоже учится в Питере, только в политехническом. Потом о нём она стала сообщать в каждом письме, но Валерка не ревновал.  Он вообще по своему складу не был ревнивцем, кроме того перед отъездом в Питер, Лида доказала ему свою любовь самым серьёзным и не двусмысленным образом. Но совершенно неожиданно он получил письмо от Николая. Тот сообщал, что они с Лидой полюбили друг друга и собираются пожениться. О том, что между вами произошло в Мурманске, писал Николай, мне Лида рассказала, но это ничего не меняет. В конце письма была коротенькая приписка, сделанная рукой Лиды. Извини, Валерка, но жизнь есть жизнь. Прошу тебя не обижайся. Я поняла, что любила тебя лишь, как брата.

Валерка ответил одной единственной фразой, которая, пожалуй, отражала тогда его состояние. Он написал - «Ну и хрен с вами».

После демобилизации Валерка устроился работать в морской порт водителем и постарался забыть Лиду с Николаем. Ему стало известно, что после окончания учёбы они уехали работать на Урал. С годами эта история стала забываться, но вдруг Валерий встретил на улице Лиду. Самое удивительное, что она кинулась к нему в объятия, расцеловала его так, словно они не расставались.

-Валерка, дорогой ты мой. Как же я соскучилась. Ну, рассказывай. Как живешь? Женился, детки есть?

-Да погоди ты с расспросами. Я на работу опаздываю. Всё у меня отлично - соврал Валерка.

- Если опаздываешь, я тебя провожу - взяв его под руку, сказала Лида - А мы с Колей вернулись навсегда. У меня папа умер, вот я и вернулась, чтобы квартиру не потерять. Коля в пароходство инженером устроился, а я в бассейновую поликлинику. У нас сын, зовут Валерий, в твою честь его назвала.

- Муж-то был не против?

- Да ты что совсем забыл, какой он человек, разве он мог быть против.

Они поравнялись с проходной порта. Лидия, глядя на Валерия счастливыми глазами, предложила

- Давай сегодня после работы к нам приходи. Посидим, поболтаем. Разве мы чужие.

- Родные, родней не бывает - с сарказмом ответил Валерий - ладно, мне опаздывать нельзя. И двинулся к проходной.

- Так ты придёшь? - Крикнула ему вслед Лида - я не поняла. Но он в ответ только махнул рукой.

Он был потрясен этой встречей. Лида за эти годы стала ещё привлекательней. Но мы с ней на разных планетах. Надо мной вот это. Валерий посмотрел на низкие свинцовые облака. А над ней, похоже, солнышко. Я примерно знаю, зачем вам нужен, размышлял он. У вас всё хорошо, вот и слава Богу. Захотелось, чтобы ещё лучше стало, когда я вам расскажу про своё житьё бытьё. Холостой, детей нет, живу в коммуналке, простой работяга. Из радостей только в пятницу напиться, в субботу опохмелиться. Ну, ещё по ящику футбол посмотреть, так тоже непременно с пивком.                   После работы, купив чекушку водки, Валерий пошёл домой. Бутылочку для аппетита он водрузил на стол в своей комнате и, прежде чем пойти на кухню сварить пару сосисок, ласково шепнул - Побудь тут одна, не скучай, я быстро. И в это время в дверь позвонили. Соседка открыла дверь и в квартиру вошёл Николай. Узнать его Валерке удалось только по черным колючим глазам. Всё остальное в его облике, казалось, принадлежит другому человеку. От густой шевелюры остался только пушок на затылке. Кроме того, он был худ и сильно сутулился. Однокашники поздоровались. Валерий пригласил гостя в свою комнату.

-Заходи, садись, выпьем, только с закуской у меня швах - поставив блюдечко с двумя сосисками на стол, сказал Валерий. Николай достал из внутреннего кармана бутылку французского коньяка и консервную банку семги в масле. Бывшие соперники выпили по полстакана коньяка.

- Лида точно определила, что ты не придёшь. Она меня за тобой прислала. Может к нам всё-таки поедем. Она там еды наготовила, стол накрыла. Выходит, годы прошли, а ты зло помнишь, не простил.

- Не в этом дело. Я на вас не обижаюсь. Вы верно поступили тогда. Это главное. А прошло, не прошло уже ничего не значит. У каждого своя судьба. Вернёшься к жене, расскажешь ей. Мол, молодец верный выбор сделала. Валерка, как был рванью, так ею остался. Не женился, детей не завёл. В комнате диван проваленный, стол и шифоньер фанерный.  Больше ни черта нет. Ты Лиду в этой комнате представить можешь? Я тебе честно говорю, правильно всё вы сделали тогда.

-Не известно, Валера, правильно, или нет. Я там, на Урале, по собственной глупости хапнул дозу. Шевелюру- то разметал радиоактивный вихрь, а не годы лишений. Лечился в Москве почти целый год. Кстати, Лида тебя никогда не забывала. Первое время частенько меня твоим именем называла. Сына в твою честь Валеркой нарекла. Вот так-то.

- К чему ты это мне рассказываешь?

- Исключительно к тому, что не настолько она виновата, чтобы её игнорировать

- У вас своя жизнь, у меня своя. Вот и всё.

- Так почему не хочешь пойти к нам? Она там ждёт. Не хорошо. Пойдём я тебя с сыном познакомлю - Николай разлил коньяк и как-то очень мягко предложил - давай за дружбу выпьем.

- Ну, за дружбу, так за дружбу. Только мы друзьями были с Лидкой. С тобой особо не дружили. И она, а не я, наплевала на дружбу.

- Я, собственно, о вас и говорю. Неужели простить не можешь?

- Да ладно тебе «простить не можешь» – передразнил его Валерий - всё это слова одни. Всё прошло. Ну, хочешь так давай, пойдём к вам.

Глава 2

Однокашники отправились к Смирновым. Валерий прекрасно знал их квартиру. В школьные годы он почти каждый день в ней бывал. За десять лет ничего в доме не изменилось. Валерка почувствовал, как часто забилось сердце, когда поднялись на третий этаж и прошли мимо подъездного окошка, выходящего на детскую площадку во дворе. Именно здесь впервые он решился поцеловать Лиду. Он вспомнил, как после этого первого поцелуя, они стояли, обнявшись, неумело сжимая друг друга в объятиях, пока не щелкнул замок и в проёме двери не показался Лидин отец. Он шел выгуливать Спиридона, пса, с которым ходил на охоту.

-Вон ты где, доча, - сказал он прокуренным голосом - идите с кавалером в дом, чего вы как беспризорные в подъезде торчите. Прозвучало это так обыденно и по-свойски, что Валерка перестал стесняться и послушно проследовал в квартиру вслед за Лидой. После этого его всегда принимали в этом доме, как своего.

Дверь отворила сияющая Лида

- Пришли, а я уж надеяться перестала. Из комнаты выскочил мальчишка лет восьми. Николай, указывая на Валерия, сказал сыну

- Смотри внимательно, в честь этого человека тебя назвали. Валерий пожал ручку мальчугану.

- Идите, садитесь за стол, сейчас я горячее подам - сказала Лида.             Квартира тоже была узнаваема, несмотря на то, что мебель почти вся поменялась. Впрочем, в центре гостиной стоял старый резной стол хорошо знакомый Валерию. А в прихожей такой же резной комод. Раньше в правом верхнем ящике его у Лидиного отца хранился в специальном, металлическом ящике немецкий пистолет "Вальтер" и патроны к нему.

Сели за стол. Николай наполнил рюмки. Выпили, закусывая салатом. Вошла Лида с фаянсовым блюдом в руках, на котором лежали куски оленины, приготовленные по охотничьему рецепту. Это, кстати, было фирменным блюдом её матери. Его подавали в праздники, или, когда Лидин отец приезжал с охоты. Лида, накладывая мясо гостю, сказала

- Ты любил раньше, как мама оленину готовила. А я в её записях отыскала рецепт. Для тебя. Оцени, как получилось. Тут оказывается главное мясо выдержать в вине пару часов и не жалеть можжевельник, стебли брусники, тимьян, перец, чеснок и лук. Мясо было вкусным и ароматным. Его запах напомнил мимо промчавшиеся, счастливые времена. Выпили за умелую хозяйку. Николай уже основательно опьянел. Это чувствовалось по его речи. Лида принесла альбом, стали рассматривать фотографии школьных времён. Такие же когда-то были и у Валерия. Только свои он уничтожил, когда вернулся из армии. Ни одной не оставил. Сейчас он рассматривал фотографии совершенно спокойно. Они сидели с Лидой, касаясь друг друга локтями, и чувствовали разряды от этих прикосновений. Каждый рассказывал, что знал о персонажах, которые были на фотографиях. Про Николая на какое-то время забыли. А он опьянел и дремал, положив голову на руки. Наконец Лида обратила на него внимание

- Пойдем, поможешь довести его до постели. Вдвоём они под руки отвели Николая в спальню и, когда вернулись в гостиную, Лида с горечью сказала

- Не надо бы ему пить. Он совсем слабый стал. Но попробуй скажи. Он об этом даже слушать не хочет. Говорит, что алкоголь помогает ему справиться с болезнью. Лучевая болезнь штука коварная. Его пролечили в Москве, костный мозг донорский пересадили.  Добились стойкой ремиссии, но он уже совсем не тот, что до болезни. Настоял на рабочей группе инвалидности. И я его понимаю. Сидеть дома в его годы и ждать неизвестно чего, согласись, кошмар.  Она положила свою руку ему на плечо.

Ты, Валера, пока посмотри фотографии, а я уложу спать Валерку маленького.

 Когда через несколько минут она вернулась, Валерий засобирался домой.

- Пора и честь знать - сказал он Лиде - пойду я восвояси. Завтра рано вставать.

- Не спеши, мы ведь так и не поговорили. Мне кое-что важное надо тебе сказать. Ты знаешь, я о нашем общем прошлом много стала последнее время размышлять. Тогда в Питере год без тебя прошёл и вдруг Коля появился. Я его случайно на улице встретила. Разговорились, и дальше пошло, поехало. Тебя нет, а он рядом каждый день, потом каждый свободный от занятий час. Добрый, всё понимающий и я влюбилась. У меня появилось странное ощущение любви к вам обоим. Это правда. Можешь не верить, но я тебя и его любила одновременно.  Только новое чувство, на тот момент, оказалось более ярким. После того, как мы с ним сошлись, прошло несколько месяцев и появилась жуткая тоска по тебе. Но во мне уже Валерка был. Так, что особо анализировать свои чувства и времени уже не стало.

- Ну что ж, во мне тоже тоска была, после того, как получил от вас совместное письмо. Что, Лида, про прошлогодний снег болтать? Десять лет прошло. Мне ведь и правда завтра рано вставать. Я пойду.

- Ладно, я тебя провожу, - решительно сказала Лида.

- Потом мне тебя придётся провожать. Так и будем ходить?

- Не надо будет меня провожать, я не маленькая -возразила Лида. Она решительно набросила шубу прямо на свой халатик.

- Смотри, какой вечер чудесный - взяв Валерия под руку уже на улице, сказала она и спросила – тебе это ничего не напоминает?

- Да нет, вроде ничего.

- Значит забыл.  Была такая же погода, снежок так же неторопливо падал, и мы шли, только наоборот, от тебя ко мне. Мои уехали на три дня в Финляндию. Ну вспомнил?

- Вспомнил. Вернее, и не забывал. Но у меня тот вечер связан с другим. Ты уезжала в Питер. Нам оставалась неделя быть вместе. Ты была счастлива от того, что уезжаешь, а мне было грустно. Что заставило тебя тогда мне отдаться я до сих пор не знаю.

Они поравнялись с Валеркиным домом. Он спросил

- Ну что, теперь пойдём обратно, я тебя буду провожать?

- Нет, я хочу посмотреть, как ты живёшь?

- Да что там смотреть, всё как при матери было. Ничего нового.

- Ничего, пойдём. Я тебе там отвечу на твой вопрос, коль уж ты такой недогадливый.

Они поднялись на второй этаж. Валерий открыл дверь и прежде, чем пройти, заглянул внутрь, убедился, что соседей в коридоре нет. Только после этого, они прошли в его комнату. Лида огляделась, сняла шубу и бросила на один из двух стульев, которые были в комнате.

- Правда, ничего не изменилось - пробормотала она тихо и тут же добавила отчетливо – и между нами всё по-прежнему. Ведь ты тоже это чувствуешь? Она повернулась к нему, положила руки ему на плечи, потом привлекла к себе для поцелуя. Они устроились на диване. Через два часа, когда он пошёл провожать её, она сказала

- Я чувствую себя точно так же, как тогда, десять лет назад. Я счастлива от того, что мы сделали это.

- Что ты скажешь Николаю?

- Он ничего не спросит. Более того, он в курсе дела.

- Что значит в курсе дела?

-Он в курсе того, что я ему не изменяла никогда и то, что произошло между нами, ни я, ни он не считаем изменой. Лучевая болезнь исключает не только возможность, но и желание. Вот что с Николаем происходит. Понимаешь, какая это подлая хвороба. А я, как на зло, терпеть не могу суррогатов.

 

Глава 3

С этого времени они зажили общей семьёй. Николай никогда даже намёком не упрекнул жену. С Валерием был предупредителен и дружен. Разговоры об отношениях были исключены. Разумеется, такого рода положение дел здоровья Николаю не добавляло, но тем не мнение, вида он не подавал, хоть выглядел порой не лучшим образом. Всё это казалось странным только первое время. Шли годы, отношения стали настолько привычными, что иными их представить было невозможно. У Николая после родителей была однокомнатная квартира, её и комнату Валерия обменяли на двухкомнатную в Лидином доме. Валерий перебрался в эту квартиру. Лидия жила на два дома. Летом втроём ездили на Юг к морю. Вокруг них, конечно, ходило множество сплетен.  Но точно никто ничего не знал. Через четыре года началась перестройка. Николая сократили, как инвалида, на работе. Он решил заняться предпринимательской деятельностью. С этой целью он отправился на Урал и через друзей смог договориться о поставках радио деталей на Север. Первый его магазин располагался в крошечном подвальном помещении. Как ни странно, дела сразу пошли в гору. Он стал поставщиком теле и радио мастерских. Через несколько месяцев он наладил поступление телеаппаратуры из Гонконга и открыл два больших магазина в Мурманске и ещё несколько в городах области. Дела шли великолепно. Валерий перешёл на работу к Николаю. Купили подержанный, но в очень хорошем состоянии внедорожник. Целые дни мотались между магазинами, решая производственные вопросы. Всё это выматывало, но Николай, впервые за многие годы, начал ощущать себя счастливым, так как в семье появились большие деньги. Причем, произошло это благодаря исключительно ему. И действительно, он оказался отличным бизнесменом. Конкуренты разорялись, а он только набирал силу. Ещё через два года он стал монополистом. В Карелии, рядом с Петрозаводском, выстроил большой дом и летом все перебирались на жительство туда. Зимой приезжали втроём охотиться на зайцев.

- Эх после успешной охоты - говаривал не раз Валерка старший своему тёзке - жаль твой дед не дожил. Вот кто охотником настоящим был. Я смотрю ты в него. Николай поддакивал.

- Они и внешне похожи. Действительно жаль, что не дожил. Грустно, что человека нет давно, а ружьям его ничего не делается.

Казалось всё шло замечательно, пока местный авторитет Кротов грубо не вмешался в их жизнь.

 Кротов Александр Владимирович бывший спортсмен, мастер спорта по классической борьбе и ещё уголовный авторитет, который крышевал над многими предприятиями. Причем, первое время он не наглел и дань, которой были обложены предприниматели, была не особо обременительной и обидной. Ему платили все. Довольно быстро он стал не только очень богатым, но и фантастически влиятельным человеком. Без него мало что решалось в городе. Силовые структуры противопоставить ему ничего не могли.

Однако в один прекрасный день он сам бросил своё хлебное место и уехал из города. Прошёл слух, что кто-то за долги передал ему завод по производству одного из заменителей сахара в Южной Америке. Так это было, или нет никто точно не знал, но в течении полутора лет главного бандита не было. Разумеется, его место пытались занимать другие проходимцы рангом помельче. Между ними моментально возникли разборки. То и дело стали постреливать в разных местах города. В центре дважды взрывались машины с кем-то из авторитетов.

Многие предприниматели, воспользовавшись этим временным безвластием, вообще перестали платить рэкетирам. Но тут неожиданно вернулся в город Кротов.  Фабриканта из него не получилось. Чтобы руководить заводом необходимо было не только знание экономических законов, но хотя бы умение объясниться на чужом языке. Словом, от производственной деятельности остались только фотографии, на которых служанки, на фоне открытого бассейна, обувают несостоявшегося бизнесмена в кожаные плетёнки. Одну из этих фотографий Крот увеличил до гигантских размеров и наклеил на стену в своём кабинете. Теперь в махровом халате он восседал на фоне этой фотографии, принимая частников и объявляя, что слегка в Америке поиздержался и поэтому дань с каждого увеличивается в три раза. С некоторыми из них он разговаривал, как с закадычными друзьями. Николая он в частности знал ещё со школы. Они учились в одной школе, только Крот на несколько лет позже.

Пытаясь добиться хоть небольшого послабления, Николай начал рассказывать о трудностях в бизнесе, возникших последнее время, но Крот его перебил

- Слушай, Коля, -сказал он - ты оказывается на Лиде Малютиной женат? Я тебе хочу сказать, тётка она очень красивая. Я её в поликлинике недавно встретил у Жоры главврача в кабинете. Она ещё симпатичней стала. Он встал из-за стола и по-приятельски приобнял Николая в то же время подталкивая его к выходу

- Счастливчик ты, Коля, ей Богу счастливчик. Иметь такую женщину не каждому дано. Мы с тобой сколько уже работаем? Недоразумений пока не было и, надеюсь, не будет. Кстати, в Москве и Питере за такие услуги ещё больше берут. Вот где беспредел, дружище.

Когда охранник, по кличке Чуня, закрыл за Николаем дверь, Крот обратился к нему

- Видал ты это недоразумение? А жена у него красавица, Клавдии Шиффер рядом делать нечего. Я с ней в одной школе учился. Она была самой красивой девчонкой. А сейчас самая настоящая красавица. Просто Голливуд! Ну, скажи каким местом эти бабы думают? Ведь это не мужик, а слизняк какой-то. Харкни на него, упадёт.

- Так за чем дело, Александр Владимирович? Может сгонять за ней? - Крот задумался на секунду потом стукнул одобрительно охранника по плечу

- Молоток, Чуня, соображаешь. Только тут надо не нахрапом. Узнай про неё побольше, где чего и что почём. Я сейчас Жоре позвоню, ты к нему сгоняй, он даст нужные сведения.

 

Глава 4

 

Через некоторое время Чуня сидел у Жоры.  Глав врач Георгий Иванович - человек осторожный, сам никаких сведений давать не стал. Он вызвал старшую сестру и, представив Чуню, как сотрудника органов, оставил их в своём кабинете. Та рассказала, что Лидия Сергеевна живёт скучной рутинной жизнью. Иногда ходит в театр, на концерты приезжих звёзд в «Клуб моряков». Не до развлечений ей. Муж больной. Да ещё по пятницам в бане бывает. Очень любит сауну.                 -  -В какую баню ходит? - уточнил Чуня.                                              - На южных кварталах, в новую баню. Мы туда втроём ходим. Я, Лидия Сергеевна и Нина Николаевна, подростковый врач.  Каждую пятницу на последний сеанс с двадцати до ноля часов. У нас постоянный абонемент на номер люкс. И затем поинтересовалась                                                                      - А что собственно случилось? - Чуня успокоил женщину                            - Дело не в ней, а в её окружении. Но вас попрошу помалкивать. Не стоит людей напрасно тревожить. Медсестра немедленно рассказала Лиде об этом разговоре. Однако та, не зная за собою чего-либо компрометирующего, не придала этому значения.

Эту информацию Чуня доложил Кроту. Тот приказал на пятницу в баню кроме Лидии с подругами никого не пускать. Объявить баню закрытой на ремонт.

- Только «тёлок» пропустить.  Мы чуть позже подскочим, но посторонних чтобы не было никого - распорядился он. Всё было выполнено точно. В двадцать часов три, ничего не подозревающие, женщины вошли в помещение сауны. Они вошли в номер, не торопясь разделись, приняли душ и погрузились в жар парилки. В это время Крот с двумя своими охранниками вошли в номер, дверь которого снаружи отперла банщица. Бандиты разделись, выставили на стол выпивку и расположились в ротанговых креслах у небольшого бассейна. Довольно скоро из парилки вышли женщины. Перепуганные до смерти они принялись визжать. Затем похватали простыни и прикрыли ими свои обнаженные распаренные тела. Это помогло им сосредоточиться. Старшая медсестра с изумлением узнала в одном из бандитов «сотрудника органов», Лида же узнала Крота. Она, обращаясь к нему, спросила                                 

- В чем дело, Кротов? Что вам нужно?  Он усмехнувшись ответил                     

- Так это ж вам надо. Не мы же мужиков заказывали. Садитесь девочки за стол. Наливайте что хотите. У нас самообслуживание и никакого насилия. В ассортименте Французское шампанское, коньяк, виски, водка, само собой и пиво, ну и дары моря. -Потом видя, что женщины не желают садиться, кивнул «шестёркам». Те подтолкнули несчастных к столу. 

- Я ведь говорю, у нас без насилия. Наливайте себе девочки сами.

- И не подумаем - крикнула подростковый врач.

– У меня муж в милиции работает, он капитан милиции.

- Ого! - отозвался Крот, наливая себе виски – целый капитан! Ребята, наливайте девочкам. Они сами стесняются.  Один из охранников Крота подошел со спины к подростковой врачихе и поинтересовался

- Тебя как, красавица, зовут?

- Нина меня зовут, но пить я не собираюсь.

- Надо, Нина, - возразил ласково здоровенный мужик. Одной рукой он обхватил женщину на уровне груди, прижав с обеих сторон к туловищу её руки, другой запрокинул ей голову. Второй охранник залил ей в рот коньяк. Только когда женщина закашлялась её отпустили.

- Ну что? - спросил Крот после этой экзекуции - сами будем выпивать, или ребят трудиться заставим? Лида и медсестра, поняв, что может последовать дальше, налили себе по бокалу шампанского и отпили по глотку.

- Наполненные бокалы на стол ставить, нельзя девочки. Пить у нас положено до дна - командовал Крот. Как только женщины выпили, им было предложено повторить. Затем ещё раз. После этого включили магнитофон.

- Танцуют все - глумливо выкрикнул Крот и потащил Лиду за руку из-за стола.  Крот с Лидой остались одни. Старшую сестру и Нину, не смотря на их слёзы, крики и жалкие попытки сопротивления, силой увели в соседние пустующие номера, где тут же изнасиловали.  Это длилось, наверное, с полчаса. Крот сорвал с Лиды простыню и когда она попыталась вновь завладеть ею, так сжал ей запястья рук, что она чуть не потеряла сознание. Сопротивляться этой горе мышц было совершенно бессмысленно. Рассматривая обнажённую женщину, Крот изменившимся от возбуждения голосом прохрипел

- Всё больше не могу.  Затем повалил Лиду на кушетку и изнасиловал её. Когда издевательство прекратилось, бандиты приказали своим жертвам старательно подмыться. Крот пообещал Лиде

- Теперь будем видеться часто. В ментовку жаловаться не советую. Во-первых, накажу, во-вторых, дело это бесполезное. Уж вы мне поверьте.  Наконец, оставив на столе выпивку, они ушли, на прощанье издевательски попросили Нину передать привет мужу, капитану милиции.

Как только за ними закрылась дверь, Нина набрала телефон мужа и сквозь слёзы рассказала, что произошло в бане. Потом сообщила подругам по несчастью

- Он велел ничего не трогать. Сейчас сказал подъедут.

Глава 5

И действительно через несколько минут прибыла целая бригада. Всё старательно сфотографировали. Женщин допросили. Сняли отпечатки пальцев. Дали направление на экспертизу. Около двух часов ночи Лида наконец вернулась домой.

Дома все спали. Лида рассказала о случившемся заспанному Николаю. Тот слушал её с изумлением и ужасом.

-Валере пока не говори ничего - попросила Лида - а, впрочем, скоро сам узнает. Мы милицию вызвали. Нина Васильева мужу позвонила.

 Продолжать массировать эту тему ей не хотелось и она легла спать. Николай так до утра не мог уснуть. Он думал о том, что возможно наконец и на Крота найдётся управа. А утром, когда Николай с Валерием младшим завтракали, зазвонил телефон. Трубку взяла Лида и услышала голос Крота.

 - Лида, - проворковал он - зачем ментов вызвали? Я же говорил пустое это дело. Думал мы с тобой станем друзьями. Придется вас наказать. Позови-ка Николашу.

Лида бледная, как смерть, зашла на кухню и жестом отослала Николая к телефону. Тот сразу понял кто звонит и подошёл к телефону, готовый услышать, что угодно. Но Крот его удивил. Он потребовал, чтобы Николай после обеда привёз жену к нему домой. Николай спросил

– Саша, что с тобою сталось. Тебе баб гулящих мало. Ты ведь раньше себе такого не позволял.

- Много ты обо мне знаешь. Я, Николаша, всегда был конченым уродом. Не позднее четырнадцати часов жду вас у себя.

Николай тут же позвонил Валерию. Тот через пять минут появился у Смирновых. Благо идти было не далеко. Ему рассказали, что произошло и тут же решили увезти Лиду с младшим Валерием в Карелию. Про наш дом в Карелии никто не знает. Поживете там, пока здесь что-то прояснится, заключил Николай. Валерка в Петрозаводске у Марины, управляющей магазином, поживёт. Там этот год доучится. Быстро собрались, забили машину нужными вещами, заехали в школу, взяли Валеркины документы и около тринадцати часов выехали из Мурманска. Николай, проводив их, поднялся в квартиру, где достал из комода металлический ящик. В нём хранился трофейный пистолет Лидиного отца.  Он сунул его в карман и отправился к Кроту.

Крот встретил его в халате в своём кабинете.

- Николаша, что же это ты меня так подводишь. Я разделся, сижу в одном халатике, а ты Лиду не привез. А знаешь ли ты какой урон наносят организму не сбывшиеся ожидания?

-Чуня, скажи - обратился он к своему охраннику. Тот усмехнувшись проговорил

-  Яйца пухнут, шеф.

- Точно.  Отсутствие Лиды вызвало чувство дискомфорта в моих трусах. А это дорогого стоит. Ты меня, Николаша, понимаешь?

- Лида не шлюха, а жена и главное мать - возразил Николай, всё больше наливаясь гневом.

- Вот как? А менты, которым она думала нас вчера сдать, говорят, что она как раз шлюха. В сауне давно проституцией промышляет, подрабатывает вместе со своими подругами.

-Сам ты шлюха - крикнул Николай, выхватывая пистолет и нажимая на курок. В то же мгновение Крот схватил его за руку в которой был пистолет и сжал своей рукой словно тисками. Другой рукой он оттолкнул Чуню, который своим пистолетом пытался ударить Николая по голове.

- Стой, придурок, - крикнул он - неси сюда пакет.

- Какой пакет? - Не понял Чуня.

- Обычный, в который ты хлеб кладёшь в магазине.

 Чуня принёс пакет с кухни. Пистолет извлекли из руки Николая и поместили в пакет. После этого Крот закатил оплеуху Чуне.

- Охранник хренов - заорал он - а если бы не осечка, где бы я сейчас был? Сколько раз говорилось обыскивайте всех до одного. Стереги его пока я оденусь.

Через несколько минут Николая запихнули в автомобиль и повезли к Наташке Дмитриевой, личному нотариусу Крота. Там было составлено завещание, по которому все магазины отходили после смерти Николая, Кротову Александру Владимировичу. Надо сказать, что Николай безропотно всё подписал. Владельцем всего имущества был его сын. Николаю было наплевать на это завещание и на то, что всё фиксировалось на камеру, специально установленную в кабинете.

- Ты как, Николаша, себя чувствуешь?  Вроде как-то размазался - поинтересовался Крот, когда снова все уселись в машину. Но Николай ему не ответил.

Машина остановилась у дома Смирновых. Все трое поднялись в квартиру. При ближайшем рассмотрении стало очевидным, что её обитатели куда-то в панике собирались

- Где Лида не скажешь? - поинтересовался Крот. Николай промолчал.

- А написать пару строк жене и сыну не хочешь?

- Не желаю - ответил тот.

- Ладно, вольному воля. А не поделишься, о чем сейчас думаешь?

- Думаю в ванной лучше сделать то, что вы хотите. Зачем в комнате пачкать.

- Да не так много грязи будет.

- Тебе насильнику и душегубу виднее конечно.

После этих слов Чуня выстрелил Николаю в сердце, а пистолет вложил ему в руку.

Глава 6

Крот распорядился искать Лиду. Его «шестёрки» прочёсывали в поисках любых сведений город. Очень скоро слух про Валерку Фёдорова дошёл до бандита. Верилось в «шведскую» семью этой женщины с трудом, но Крот эту сплетню на всякий случай имел в виду, тем более, что квартира Валерия оказалась закрытой. Когда её вскрыли, и в ней обнаружились признаки торопливых сборов. Крота это поразило больше всего.

- Знаю я этого алкаша Фёдорова. Он водилой в порту работал на буханке. Обычный простой работяга с глупой рожей. Ай да Лидочка монашка! Что-то тут не то.                               Чуня в это же время наведался домой к своей жертве, старшей медсестре. Плохо соображая от страха, женщина рассказала, что у Лиды где-то есть дом и муж Лиды, года два назад, покупал котельное оборудование для него. Но где находится дом и она не знала.  Люди Крота выяснили, что такое оборудование продавалось в одном месте в городе. В бухгалтерских документах этого магазина отыскали адрес куда оно было доставлено. Нашли даже водителя, который переправил его. Он припомнил и подробно объяснил, как найти нужный дом в дачном посёлке.

- Чуня, - распорядился Крот. – Бери кого-то из ребят, езжай в Карелию и привези девку.

- Так она похоже там с сыном.

- С сыном и привези. И это, культурненько себя ведите, без хамства. Она мне нужна не очень расстроенная.

- А с Фёдоровым что?

- Да ничего. Не обращайте на придурка внимания. В крайнем случае пинков надавайте.

Глава 7

 Двухэтажный, белого кирпича дом с черепичной крышей, находился в двадцати километрах от Петрозаводска, в дачной зоне. Место было великолепное, в сосновом бору, на берегу озера. На первом этаже располагался гараж кухня, просторная столовая и сауна. Из неё через дверь, в глубь озера вели бутовые мостки.  С них после парной ныряли в озеро. Гаражная яма заканчивалась ступеньками, которые вели к двери в глубокий подвал. Из подвала можно было выйти, поднявшись по ступенькам, в кирпичное подсобное помещение с противоположной стороны участка. Подсобка состояла из двух комнат. В одной хранились лопаты, тяпки, газонокосилка и прочий огородный инвентарь. В другой была врыта емкость под сжиженный газ. Поскольку большую часть года дом пустовал, все двери и окна были оснащены выдвижными стальными ставнями немецкой фирмы Hormann.

Валерий с Лидой приехали в дачный посёлок в двадцатых числах марта. В посёлке никого ещё не было. Обитаем был только один дом старика Афанасьевича, который жил на даче круглый год, так как свою квартиру оставил сыну, у которого было трое, или даже четверо детей. Валерий в день приезда после того, как высадил Лиду с сыном, отправился поздороваться к старику. С собой он захватил, как обычно, бутылку. Но выпивать с хозяином не стал. Нужно было протопить дом, навели в нём чистоту и порядок. Через день поехали в Петрозаводск к управляющей магазином.  Договорились, что Валерий младший поживёт пока у неё. В школу устроили парня без каких-либо проблем. Заночевали в городе, а утром весть о том, что Николай застрелился достигла Петрозаводска, сразу засобирались домой.

- Может быть тебе, Лида, не ехать? - сомневался Валерий.

- Валера, ну о чем ты говоришь! - сквозь слёзы возражала Лидия - Как не ехать. И Валерка малый должен ехать отца хоронить.

Решили заскочить в дом, взять кое-что из вещей и, не теряя времени, ехать в Мурманск. Но, когда подъехали к воротам, обнаружили у ворот 745 BMW. Валерий проехал мимо и остановился только у дома Афанасьевича. Он загнал машину к нему во двор. Лиду и Валерку завёл в дом к старику, сам в обход вдоль озера отправился к дому. Поравнявшись с тыльной стороной подсобного помещения Валерий заглянул во двор. Там находились три бандита. Они приволокли лестницу, которая лежала за домом, опёрли её на стену. Один из них полез на крышу. Там он подошёл к трубе, потрогал её и заорал

- Здесь, здесь они, труба горячая.  Проследовал к чердачному окошку и через него влез на чердак. Через несколько минут он выглянул оттуда и сообщил          -  Здесь тоже дверь железная, но с висячим замком. Нужна болгарка. Дел на три минуты.

- Где её взять-то болгарку? - Недовольно возразил один из двух стоящих внизу.

- В Шую съездить, купить в магазине. До Шуи километра два не больше.

-Ну, давай съезди, мы пока тут покурим.

 Валерка, услышав это, немедленно помчался к дому Афанасьевича. Он завел джип и выехал в сторону Шуи. Через пять минут его обогнала серебристая BMW745.

Не теряя эту машину из вида, Валерка доехал до хозяйственного магазина. Проводив взглядом водителя, он не торопясь вышел из машины, и проткнул ножом одно из передних колёс. После этого на максимальной скорости отправился обратно в дачный посёлок. Там, поставив машину, он повторил свой путь к подсобному помещению. Во дворе произошли небольшие изменения. Бандиты перешли в беседку, которая располагалась справа от подсобки. Валерка перелез через забор и, стараясь не шуметь, открыл дверь подсобки ключом и проник внутрь. Через несколько секунд он был в доме. Взяв одно из ружей, зарядил его патронами с мелкой дробью. Убивать он никого не собирался. Потом вернулся через гараж в подсобный дом. Оттуда не таясь, прошел к беседке и как чёрт из табакерки возник перед бандитами. Они его никак не ожидали.

- Встали, ребята, - скомандовал Валерий направив на них ствол ружья.

- Мы это, за Лидией Сергеевной. Нас Крот послал - сообщил Чуня.

- Ясно. Стволы на пол положили. Ты - первый -  указал  Валерка на Чуню, тот послушно положил пистолет на пол – теперь - второй.

- У меня пистолета нет, только нож. Сказал второй бандит.

- Брось на пол. Теперь оба из беседки вышли - скомандовал он - только не торопясь. Как вы сюда попали?  

- Перелезли через забор.

- Вот. Теперь назад также перелазьте.

Бандиты полезли на забор. Когда им оставалось только перекинуть ногу, Валерка дважды выстрелил по ногам. Оба слетели с забора за территорию.

 Ещё раз явитесь, убью - крикнул он им вслед. Минут через пятнадцать подъехала BMW. Водитель помог раненым сесть в машину. Затем она выехала из посёлка. Было ясно, что сегодня они не вернутся. Валерка пошёл за Лидой к Афанасьевичу.                              И старик, и Лида были в большой тревоге.

- Что там была за стрельба - поинтересовалась Лида, как только он вошёл.

- Это я гостей провожал мелкой дробью.

- Ранил?

- Едва ли. Скорее всего даже брюки не прострелил, но без синяков, наверняка, не обошлось. Лида немного успокоилась, но спросила

- Так что мы едем в Мурманск?

- У Афанасьевича телефон есть. Может позвонить прежде чем ехать?  - Предложил Валерий - здесь мы, как в крепости, а в Мурманске они с нами могут сделать что угодно. Лида последовала его совету. Она набрала телефон кого-то из своих коллег и попросила, чтобы ей помогли устроить тело Николая на несколько дней, в связи с форс-мажорными обстоятельствами, на сохранение в холодильник морга. Затем, поблагодарив Афанасьевича за приют, все пошли в свой дом. День прошёл без приключений. Лида успокаивала сына, который сильно переживал за своего отца.

Глава 8

Крот тоже не избежал нервотрёпки. Когда он поехал, чтобы поближе осмотреть магазины, которые должны были в скором бедующем оказаться его собственностью, выяснилось, что хозяин их не Николай, а его четырнадцатилетний сын Валерий. Таким образом, Николай над ним перед смертью потешился. Вся возня, начиная с изнасилования и кончая убийством Николая, оказалось глупой, бессмысленной затеей и стоила больших денег. На деньги, впрочем, плевать, дело наживное, самое неприятное было в осознании себя, как болвана, делающего одну глупость за другой. Весь день он пребывал в отвратительном настроении, а к вечеру вернулись его посланцы с ногами, нашпигованными дробью.

Когда они рассказали о своих злоключениях, он хоть и находился в бешенстве, сдержал свои эмоции. С момента, когда выяснилось, что у Лиды был любовник, его не оставляла одна мысль. Если это так, можно было её не насиловать. Если она такая же, как и прочее бабьё, можно было добиться всего обычным ухаживанием, подарками и вниманием. Это же так очевидно. Ведь если выбирать между мной и этим работягой, любая нормальная тётка предпочтение отдаст мне. Какого же рожна меня в грязь всегда тянет. Разве не приятней обладать женщиной, которая этого хочет. Словом, он решил попытаться всё исправить. И распорядился

- Завтра утром едем в Карелию, а пока раненые отправляйтесь в травмпункт. Ни хрена вы не можете. Всё самому приходится делать.                                Всерьёз к Валерию с его жалким ружьём он не отнёсся. Многие годы люди сознавая его силу позволяли делать с ними что угодно. И сейчас ничего не изменилось. Значит всё будет, как всегда.

- Утром, в джипе вновь отправились в Карелию. Ехали не торопясь, попивая пиво. Погода была замечательная. Крот сидел на заднем сиденье и на экранах мониторов, вмонтированных в подголовники, смотрел мультики. Время прошло незаметно, но добрались они до места поздно вечером. Остановив машину возле ворот, Крот вышел из неё и приказал шофёру давить на клаксон. На втором этаже дома железная ставня съехала в сторону и в окне показался Валерий.

- Ворота открой - крикнул Крот.

- Ещё чего прикажешь? - Спросил с явной издёвкой Валерий.

- Лиду позови, для неё есть срочное сообщение. Внезапно рядом с Валерием появился подросток. Срывающимся голосом он закричал

- Сволочь толстожопая, я тебя убью, вот увидишь убью.  Затем ставня неторопливо выехала на прежнее место.

- Смотри-ка, какой мальчуган боевой. Ладно поехали в Петрозаводск покушаем. Сюда вернёмся, когда стемнеет.

До закрытия бандиты просидели в ресторане и только в полночь вернулись к воротам.

- Ну, что, Дима, болгарка у тебя с собой, срезай замок с ворот. Я тут стоять, как бедный родственник не собираюсь - приказал Крот. Тот послушно пошел к воротам и довольно быстро срезал замок. Ворота распахнулись настежь. Джип загнали во двор. Лестница, как её поставили бандиты, стояла прислонённая к стене. Дима, прихватив болгарку, полез на крышу. Он почти проделал весь путь, когда под ним обрушились две, заранее подпиленные Валеркой, перекладины и он рухнул со второго этажа на цементные плитки, выстилающие двор. Упал он не сумев сконцентрироваться и похоже сломал себе челюсть.

- Переставьте лестницу так, чтобы её верх поменялся с низом - распорядился Крот. Дима, хоть говорить совсем не мог, жестами показал, что на крышу полезет снова он. На этот раз ему это удалось, и он проник через слуховое окно на чердак. Однако через пару минут голова его вновь показалась в окне. Он силился что-то сказать, но до приятелей доходило только тихое мычание. На помощь полез Чуня, у которого ещё отчаянно болела нога.

- Дайте мне только до вас добраться - бормотал он, неуверенно поднимаясь по лестнице – уж я отведу душу.  Он проник на чердак и обнаружил, что Димина левая нога зажата в огромный капкан. С трудом вдвоем они разжали зазубренные створки и высвободили поврежденную ногу. Дима сунул болгарку Чуне, рукой указывая, где находится дверь. Тот поднялся и, хромая пошёл в указанном направлении, но в это время дверь открылась и в направлении Чуни прозвучал выстрел. Тот дико заорал и рухнул, как подкошенный. Димка успел выстрелить из пистолета несколько раз в дверной проём, но Валерка стрелял снизу из положения лёжа и пули его не задели. Он просто захлопнул дверь и закрыл её изнутри на ключ.

Дима с Чуней с огромным трудом выбрались на крышу, к лестнице и теперь пытались по ней спуститься. С их повреждениями это было совсем не просто.

Раздражённый Крот достал из машины автомат и дал очередь из него по ставне. Звук был громкий. Следы пуль остались, но сама ставня не деформировалась. Когда он рассматривал эти следы, Валерий прошел через погреб в подсобное помещение, оттуда осторожно пересёк двор и из-за машины загнал заряд дроби ему в задницу. Из второго ствола он выстрелил по ногам четвертому из бандитов. Оба они упали тут же. Валерка подобрал автомат и хотел уже бежать обратно, когда Валерка малый распахнув дверь гаража, появился с ружьём деда на перевес. Он выстрелил почти в упор и снёс половину черепа Кроту. В это время, спускающийся по лестнице Димка, выстрелил в него из пистолета. Ружьё выпало у мальчишки из рук. Валерка подхватил мальчишку и затащил его в гараж, быстро прикрыв за собой дверь. Ранение было в руку касательное.  Валерка отвел мальчишку к Лиде, та и без этого перепуганная, увидев ранение у сына, чуть не потеряла сознание.

- Перевяжи его и держи возле себя. Всё практически закончилось. Ничего не бойся - сообщил Валерка. Он вернулся в гараж, захватил автомат и через подвал прошел в подсобное помещение. Приоткрыв дверь, огляделся. Шёл шестой час утра, светало. Никакого движения не было заметно. Держа автомат наготове, Валерка приблизился к машине. Картинка, которая ему представилась, была жуткая. Крот, практически без свода черепа, лежал на животе, рядом с ним, опираясь на капот, сидели два бандита, третий Дима тоже сидел с противоположной стороны, наваливаясь на стену дома. Чуня, увидев Валерку, спросил

- Пацан живой?

- Живой - ответил Валерка.

- Не сильно он его?

- Слегка зацепил.

-Ну, слава Богу. Всё, мы уезжаем. Помоги шефа в машину погрузить, нам это не под силу.

Валерка принёс капроновый мешок, одел его на плечи убитого, потом волоком притащил его тело к машине и водрузил на заднее сиденье. Потом по очереди помог бандитам забраться в машину. Они, ни слова не говоря, отъехали. Валерка вошёл в дом и позвал Лиду. Потом достал шланг и смыл кровь с цементных плит.

Глава 9

Через три часа они выехали в Мурманск. Лида с Валеркой младшим спали на задних сидениях.

У Медвежьегорска Валерка увидел ДТП. Джип Чероки, на котором приезжали бандиты, врезался в бетонную опору. Внутри были только трупы. Валерка вернулся в свою машину и сказал проснувшейся Лиде, указывая на джип

- Это наши гости. Никто не спасся.

Она ничего не ответила, только поправила повязку на руке у сына.

 

© Copyright: Вениамин Ефимов, 2017

Регистрационный номер №0379789

от 15 марта 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0379789 выдан для произведения:

 

 

Глава 1

Валерка Фёдоров коренной мурманчанин. Все свои тридцать два года он прожил в Заполярье. Выезжал на Юг с друзьями только последние несколько лет. И надо заметить, ему ни в Ялте, ни в Сочи не нравилось. Как ни странно, в этих курортных местах из-за жары у него появлялось ощущение нехватки воздуха. Тёплое море было великолепно, но Валерка не умел плавать и ему приходилось купаться там, где барахтались детишки. Собственно его друзья, такие же мурманчане, как он, тоже пловцами особыми не были. В Заполярье особо не покупаешься, хоть все они жили в районе Семёновского озера, которое находится почти в центре города. Вода в нём в самое теплое лето обжигающе холодная и купальщики тонут с ужасающей регулярностью.

Друзья-это муж и жена Смирновы- Валеркины одноклассники. Николай специалист по техническому обеспечению атомной группы судов, а Лида цеховой врач этой самой группы. Валерка с восьмого класса дружил с Лидой до самого окончания школы. Тогда говорили «ходил с ней». Потом Лида уехала на учёбу в Ленинград. Её отец был не последним человеком в пароходстве, а у Валерки мать работала вахтёром в общежитии, отца своего он не знал вообще. Да и учился он в основном на тройки. О каком институте можно было думать? Первый год они перезванивались довольно часто, но скоро Валерку призвали на срочную службу. Служил он матросом. Стали переписываться, хоть писать письма он не любил. В одном из них Лида сообщила, что Коля Смирнов тоже учится в Питере, только в политехническом. Потом о нём она стала сообщать в каждом письме, но Валерка не ревновал.  Он вообще по своему складу не был ревнивцем, кроме того перед отъездом в Питер, Лида доказала ему свою любовь самым серьёзным и не двусмысленным образом. Но совершенно неожиданно он получил письмо от Николая. Тот сообщал, что они с Лидой полюбили друг друга и собираются пожениться. О том, что между вами произошло в Мурманске, писал Николай, мне Лида рассказала, но это ничего не меняет. В конце письма была коротенькая приписка, сделанная рукой Лиды. Извини, Валерка, но жизнь есть жизнь. Прошу тебя не обижайся. Я поняла, что любила тебя лишь, как брата.

Валерка ответил одной единственной фразой, которая, пожалуй, отражала тогда его состояние. Он написал - «Ну и хрен с вами».

После демобилизации Валерка устроился работать в морской порт водителем и постарался забыть Лиду с Николаем. Ему стало известно, что после окончания учёбы они уехали работать на Урал. С годами эта история стала забываться, но вдруг Валерий встретил на улице Лиду. Самое удивительное, что она кинулась к нему в объятия, расцеловала его так, словно они не расставались.

-Валерка, дорогой ты мой. Как же я соскучилась. Ну, рассказывай. Как живешь? Женился, детки есть?

-Да погоди ты с расспросами. Я на работу опаздываю. Всё у меня отлично - соврал Валерка.

- Если опаздываешь, я тебя провожу - взяв его под руку, сказала Лида - А мы с Колей вернулись навсегда. У меня папа умер, вот я и вернулась, чтобы квартиру не потерять. Коля в пароходство инженером устроился, а я в бассейновую поликлинику. У нас сын, зовут Валерий, в твою честь его назвала.

- Муж-то был не против?

- Да ты что совсем забыл, какой он человек, разве он мог быть против.

Они поравнялись с проходной порта. Лидия, глядя на Валерия счастливыми глазами, предложила

- Давай сегодня после работы к нам приходи. Посидим, поболтаем. Разве мы чужие.

- Родные, родней не бывает - с сарказмом ответил Валерий - ладно, мне опаздывать нельзя. И двинулся к проходной.

- Так ты придёшь? - Крикнула ему вслед Лида - я не поняла. Но он в ответ только махнул рукой.

Он был потрясен этой встречей. Лида за эти годы стала ещё привлекательней. Но мы с ней на разных планетах. Надо мной вот это. Валерий посмотрел на низкие свинцовые облака. А над ней, похоже, солнышко. Я примерно знаю, зачем вам нужен, размышлял он. У вас всё хорошо, вот и слава Богу. Захотелось, чтобы ещё лучше стало, когда я вам расскажу про своё житьё бытьё. Холостой, детей нет, живу в коммуналке, простой работяга. Из радостей только в пятницу напиться, в субботу опохмелиться. Ну, ещё по ящику футбол посмотреть, так тоже непременно с пивком.                   После работы, купив чекушку водки, Валерий пошёл домой. Бутылочку для аппетита он водрузил на стол в своей комнате и, прежде чем пойти на кухню сварить пару сосисок, ласково шепнул - Побудь тут одна, не скучай, я быстро. И в это время в дверь позвонили. Соседка открыла дверь и в квартиру вошёл Николай. Узнать его Валерке удалось только по черным колючим глазам. Всё остальное в его облике, казалось, принадлежит другому человеку. От густой шевелюры остался только пушок на затылке. Кроме того, он был худ и сильно сутулился. Однокашники поздоровались. Валерий пригласил гостя в свою комнату.

-Заходи, садись, выпьем, только с закуской у меня швах - поставив блюдечко с двумя сосисками на стол, сказал Валерий. Николай достал из внутреннего кармана бутылку французского коньяка и консервную банку семги в масле. Бывшие соперники выпили по полстакана коньяка.

- Лида точно определила, что ты не придёшь. Она меня за тобой прислала. Может к нам всё-таки поедем. Она там еды наготовила, стол накрыла. Выходит, годы прошли, а ты зло помнишь, не простил.

- Не в этом дело. Я на вас не обижаюсь. Вы верно поступили тогда. Это главное. А прошло, не прошло уже ничего не значит. У каждого своя судьба. Вернёшься к жене, расскажешь ей. Мол, молодец верный выбор сделала. Валерка, как был рванью, так ею остался. Не женился, детей не завёл. В комнате диван проваленный, стол и шифоньер фанерный.  Больше ни черта нет. Ты Лиду в этой комнате представить можешь? Я тебе честно говорю, правильно всё вы сделали тогда.

-Не известно, Валера, правильно, или нет. Я там, на Урале, по собственной глупости хапнул дозу. Шевелюру- то разметал радиоактивный вихрь, а не годы лишений. Лечился в Москве почти целый год. Кстати, Лида тебя никогда не забывала. Первое время частенько меня твоим именем называла. Сына в твою честь Валеркой нарекла. Вот так-то.

- К чему ты это мне рассказываешь?

- Исключительно к тому, что не настолько она виновата, чтобы её игнорировать

- У вас своя жизнь, у меня своя. Вот и всё.

- Так почему не хочешь пойти к нам? Она там ждёт. Не хорошо. Пойдём я тебя с сыном познакомлю - Николай разлил коньяк и как-то очень мягко предложил - давай за дружбу выпьем.

- Ну, за дружбу, так за дружбу. Только мы друзьями были с Лидкой. С тобой особо не дружили. И она, а не я, наплевала на дружбу.

- Я, собственно, о вас и говорю. Неужели простить не можешь?

- Да ладно тебе «простить не можешь» – передразнил его Валерий - всё это слова одни. Всё прошло. Ну, хочешь так давай, пойдём к вам.

Глава 2

Однокашники отправились к Смирновым. Валерий прекрасно знал их квартиру. В школьные годы он почти каждый день в ней бывал. За десять лет ничего в доме не изменилось. Валерка почувствовал, как часто забилось сердце, когда поднялись на третий этаж и прошли мимо подъездного окошка, выходящего на детскую площадку во дворе. Именно здесь впервые он решился поцеловать Лиду. Он вспомнил, как после этого первого поцелуя, они стояли, обнявшись, неумело сжимая друг друга в объятиях, пока не щелкнул замок и в проёме двери не показался Лидин отец. Он шел выгуливать Спиридона, пса, с которым ходил на охоту.

-Вон ты где, доча, - сказал он прокуренным голосом - идите с кавалером в дом, чего вы как беспризорные в подъезде торчите. Прозвучало это так обыденно и по-свойски, что Валерка перестал стесняться и послушно проследовал в квартиру вслед за Лидой. После этого его всегда принимали в этом доме, как своего.

Дверь отворила сияющая Лида

- Пришли, а я уж надеяться перестала. Из комнаты выскочил мальчишка лет восьми. Николай, указывая на Валерия, сказал сыну

- Смотри внимательно, в честь этого человека тебя назвали. Валерий пожал ручку мальчугану.

- Идите, садитесь за стол, сейчас я горячее подам - сказала Лида.             Квартира тоже была узнаваема, несмотря на то, что мебель почти вся поменялась. Впрочем, в центре гостиной стоял старый резной стол хорошо знакомый Валерию. А в прихожей такой же резной комод. Раньше в правом верхнем ящике его у Лидиного отца хранился в специальном, металлическом ящике немецкий пистолет Вальтер и патроны к нему.

Сели за стол. Николай наполнил рюмки. Выпили, закусывая салатом. Вошла Лида с фаянсовым блюдом в руках, на котором лежали куски оленины, приготовленные по охотничьему рецепту. Это, кстати, было фирменным блюдом её матери. Его подавали в праздники, или, когда Лидин отец приезжал с охоты. Лида, накладывая мясо гостю, сказала

- Ты любил раньше, как мама оленину готовила. А я в её записях отыскала рецепт. Для тебя. Оцени, как получилось. Тут оказывается главное мясо выдержать в вине пару часов и не жалеть можжевельник, стебли брусники, тимьян, перец, чеснок и лук. Мясо было вкусным и ароматным. Выпили за умелую хозяйку. Николай уже основательно опьянел. Это чувствовалось по его речи. Лида принесла альбом, стали рассматривать фотографии школьных времён. Такие же когда-то были и у Валерия. Только свои он уничтожил, когда вернулся из армии. Ни одной не оставил. Сейчас он рассматривал фотографии совершенно спокойно. Они сидели с Лидой, касаясь друг друга локтями, и чувствовали разряды от этих прикосновений. Каждый рассказывал, что знал о персонажах, которые были на фотографиях. Про Николая на какое-то время забыли. А он опьянел и дремал, положив голову на руки. Наконец Лида обратила на него внимание

- Пойдем, поможешь довести его до постели. Вдвоём они под руки отвели Николая в спальню и, когда вернулись в гостиную, Лида с горечью сказала

- Не надо бы ему пить. Он совсем слабый стал. Но попробуй скажи. Он об этом даже слушать не хочет. Говорит, что алкоголь помогает ему справиться с болезнью. Лучевая болезнь штука коварная. Его пролечили в Москве, костный мозг донорский пересадили.  Добились стойкой ремиссии, но он уже совсем не тот, что до болезни. Настоял на рабочей группе инвалидности. И я его понимаю. Сидеть дома в его годы и ждать неизвестно чего, согласись, кошмар.  Она положила свою руку ему на плечо.

Ты, Валера, пока посмотри фотографии, а я уложу спать Валерку маленького.

 Когда через несколько минут она вернулась, Валерий засобирался домой.

- Пора и честь знать - сказал он Лиде - пойду я восвояси. Завтра рано вставать.

- Не спеши, мы ведь так и не поговорили. Мне кое-что важное надо тебе сказать. Ты знаешь, я о нашем общем прошлом много стала последнее время размышлять. Тогда в Питере год без тебя прошёл и вдруг Коля появился. Я его случайно на улице встретила. Разговорились, и дальше пошло, поехало. Тебя нет, а он рядом каждый день, потом каждый свободный от занятий час. Добрый, всё понимающий и я влюбилась. У меня появилось странное ощущение любви к вам обоим. Это правда. Можешь не верить, но я тебя и его любила одновременно.  Только новое чувство, на тот момент, оказалось более ярким. После того, как мы с ним сошлись, прошло несколько месяцев и появилась жуткая тоска по тебе. Но во мне уже Валерка был. Так, что особо анализировать свои чувства и времени уже не стало.

- Ну что ж, во мне тоже тоска была, после того, как получил от вас совместное письмо. Что, Лида, про прошлогодний снег болтать? Десять лет прошло. Мне ведь и правда завтра рано вставать. Я пойду.

- Ладно, я тебя провожу, - решительно сказала Лида.

- Потом мне тебя придётся провожать. Так и будем ходить?

- Не надо будет меня провожать, я не маленькая -возразила Лида. Она решительно набросила шубу прямо на свой халатик.

- Смотри, какой вечер чудесный - взяв Валерия под руку уже на улице, сказала она и спросила – тебе это ничего не напоминает?

- Да нет, вроде ничего.

- Значит забыл.  Была такая же погода, снежок так же неторопливо падал, и мы шли, только наоборот, от тебя ко мне. Мои уехали на три дня в Финляндию. Ну вспомнил?

- Вспомнил. Вернее, и не забывал. Но у меня тот вечер связан с другим. Ты уезжала в Питер. Нам оставалась неделя быть вместе. Ты была счастлива от того, что уезжаешь, а мне было грустно. Что заставило тебя тогда мне отдаться я до сих пор не знаю.

Они поравнялись с Валеркиным домом. Он спросил

- Ну что, теперь пойдём обратно, я тебя буду провожать?

- Нет, я хочу посмотреть, как ты живёшь?

- Да что там смотреть, всё как при матери было. Ничего нового.

- Ничего, пойдём. Я тебе там отвечу на твой вопрос, коль уж ты такой недогадливый.

Они поднялись на второй этаж. Валерий открыл дверь и прежде, чем пройти, заглянул внутрь, убедился, что соседей в коридоре нет. Только после этого, они прошли в его комнату. Лида огляделась, сняла шубу и бросила на один из двух стульев, которые были в комнате.

- Правда, ничего не изменилось - пробормотала она тихо и тут же добавила отчетливо – и между нами всё по-прежнему. Ведь ты тоже это чувствуешь? Она повернулась к нему, положила руки ему на плечи, потом привлекла к себе для поцелуя. Они устроились на диване. Через два часа, когда он пошёл провожать её, она сказала

- Я чувствую себя точно так же, как тогда, десять лет назад. Я счастлива от того, что мы сделали это.

- Что ты скажешь Николаю?

- Он ничего не спросит. Более того, он в курсе дела.

- Что значит в курсе дела?

-Он в курсе того, что я ему не изменяла никогда и то, что произошло между нами, ни я, ни он не считаем изменой. Лучевая болезнь исключает не только возможность, но и желание. Вот что с Николаем происходит. Понимаешь, какая это подлая хвороба. А я, как на зло, терпеть не могу суррогатов.

 

Глава 3

С этого времени они зажили общей семьёй. Николай никогда даже намёком не упрекнул жену. С Валерием был предупредителен и дружен. Разговоры об отношениях были исключены. Разумеется, такого рода положение дел здоровья Николаю не добавляло, но тем не мнение, вида он не подавал, хоть выглядел порой не лучшим образом. Всё это казалось странным только первое время. Шли годы, отношения стали настолько привычными, что иными их представить было невозможно. У Николая после родителей была однокомнатная квартира, её и комнату Валерия обменяли на двухкомнатную в Лидином доме. Валерий перебрался в эту квартиру. Лидия жила на два дома. Летом втроём ездили на Юг к морю. Вокруг них, конечно, ходило множество сплетен.  Но точно никто ничего не знал. Через четыре года началась перестройка. Николая сократили, как инвалида, на работе. Он решил заняться предпринимательской деятельностью. С этой целью он отправился на Урал и через друзей смог договориться о поставках радио деталей на Север. Первый его магазин располагался в крошечном подвальном помещении. Как ни странно, дела сразу пошли в гору. Он стал поставщиком теле и радио мастерских. Через несколько месяцев он наладил поступление телеаппаратуры из Гонконга и открыл два больших магазина в Мурманске и ещё несколько в городах области. Дела шли великолепно. Валерий перешёл на работу к Николаю. Купили подержанный, но в очень хорошем состоянии внедорожник. Целые дни мотались между магазинами, решая производственные вопросы. Всё это выматывало, но Николай, впервые за многие годы, начал ощущать себя счастливым, так как в семье появились большие деньги. Причем, произошло это благодаря исключительно ему. И действительно, он оказался отличным бизнесменом. Конкуренты разорялись, а он только набирал силу. Ещё через два года он стал монополистом. В Карелии, рядом с Петрозаводском, выстроил большой дом и летом все перебирались на жительство туда. Зимой приезжали втроём охотиться на зайцев.

- Эх после успешной охоты - говаривал не раз Валерка старший своему тёзке - жаль твой дед не дожил. Вот кто охотником настоящим был. Я смотрю ты в него. Николай поддакивал.

- Они и внешне похожи. Действительно жаль, что не дожил. Грустно, что человека нет давно, а ружьям его ничего не делается.

Казалось всё шло замечательно, пока местный авторитет Кротов грубо не вмешался в их жизнь.

 Кротов Александр Владимирович бывший спортсмен, мастер спорта по классической борьбе и ещё уголовный авторитет, который крышевал над многими предприятиями. Причем, первое время он не наглел и дань, которой были обложены предприниматели, была не особо обременительной и обидной. Ему платили все. Довольно быстро он стал не только очень богатым, но и фантастически влиятельным человеком. Без него мало что решалось в городе. Силовые структуры противопоставить ему ничего не могли.

Однако в один прекрасный день он сам бросил своё хлебное место и уехал из города. Прошёл слух, что кто-то за долги передал ему завод по производству одного из заменителей сахара в Южной Америке. Так это было, или нет никто точно не знал, но в течении полутора лет главного бандита не было. Разумеется, его место пытались занимать другие проходимцы рангом помельче. Между ними моментально возникли разборки. То и дело стали постреливать в разных местах города. В центре дважды взрывались машины с кем-то из авторитетов.

Многие предприниматели, воспользовавшись этим временным безвластием, вообще перестали платить рэкетирам. Но тут неожиданно вернулся в город Кротов.  Фабриканта из него не получилось. Чтобы руководить заводом необходимо было не только знание экономических законов, но хотя бы умение объясниться на чужом языке. Словом, от производственной деятельности остались только фотографии, на которых служанки, на фоне открытого бассейна, обувают несостоявшегося бизнесмена в кожаные плетёнки. Одну из этих фотографий Крот увеличил до гигантских размеров и наклеил на стену в своём кабинете. Теперь в махровом халате он восседал на фоне этой фотографии, принимая частников и объявляя, что слегка в Америке поиздержался и поэтому дань с каждого увеличивается в три раза. С некоторыми из них он разговаривал, как с закадычными друзьями. Николая он в частности знал ещё со школы. Они учились в одной школе, только Крот на несколько лет позже.

Пытаясь добиться хоть небольшого послабления, Николай начал рассказывать о трудностях в бизнесе, возникших последнее время, но Крот его перебил

- Слушай, Коля, -сказал он - ты оказывается на Лиде Малютиной женат? Я тебе хочу сказать, тётка она очень красивая. Я её в поликлинике недавно встретил у Жоры главврача в кабинете. Она ещё симпатичней стала. Он встал из-за стола и по-приятельски приобнял Николая в то же время подталкивая его к выходу

- Счастливчик ты, Коля, ей Богу счастливчик. Иметь такую женщину не каждому дано. Мы с тобой сколько уже работаем? Недоразумений пока не было и, надеюсь, не будет. Кстати, в Москве и Питере за такие услуги ещё больше берут. Вот где беспредел, дружище.

Когда охранник, по кличке Чуня, закрыл за Николаем дверь, Крот обратился к нему

- Видал ты это недоразумение? А жена у него красавица, Клавдии Шиффер рядом делать нечего. Я с ней в одной школе учился. Она была самой красивой девчонкой. А сейчас самая настоящая красавица. Просто Голливуд! Ну, скажи каким местом эти бабы думают? Ведь это не мужик, а слизняк какой-то. Харкни на него, упадёт.

- Так за чем дело, Александр Владимирович? Может сгонять за ней? - Крот задумался на секунду потом стукнул одобрительно охранника по плечу

- Молоток, Чуня, соображаешь. Только тут надо не нахрапом. Узнай про неё побольше, где чего и что почём. Я сейчас Жоре позвоню, ты к нему сгоняй, он даст нужные сведения.

 

Глава 4

 

Через некоторое время Чуня сидел у Жоры.  Глав врач Георгий Иванович - человек осторожный, сам никаких сведений давать не стал. Он вызвал старшую сестру и, представив Чуню, как сотрудника органов, оставил их в своём кабинете. Та рассказала, что Лидия Сергеевна живёт скучной рутинной жизнью. Иногда ходит в театр, на концерты приезжих звёзд в «Клуб моряков». Не до развлечений ей. Муж больной. Да ещё по пятницам в бане бывает. Очень любит сауну.                 -  -В какую баню ходит? - уточнил Чуня.                                              - На южных кварталах, в новую баню. Мы туда втроём ходим. Я, Лидия Сергеевна и Нина Николаевна, подростковый врач.  Каждую пятницу на последний сеанс с двадцати до ноля часов. У нас постоянный абонемент на номер люкс. И затем поинтересовалась                                                                      - А что собственно случилось? - Чуня успокоил женщину                            - Дело не в ней, а в её окружении. Но вас попрошу помалкивать. Не стоит людей напрасно тревожить. Медсестра немедленно рассказала Лиде об этом разговоре. Однако та, не зная за собою чего-либо компрометирующего, не придала этому значения.

Эту информацию Чуня доложил Кроту. Тот приказал на пятницу в баню кроме Лидии с подругами никого не пускать. Объявить баню закрытой на ремонт.

- Только «тёлок» пропустить.  Мы чуть позже подскочим, но посторонних чтобы не было никого - распорядился он. Всё было выполнено точно. В двадцать часов три, ничего не подозревающие, женщины вошли в помещение сауны. Они вошли в номер, не торопясь разделись, приняли душ и погрузились в жар парилки. В это время Крот с двумя своими охранниками вошли в номер, дверь которого снаружи отперла банщица. Бандиты разделись, выставили на стол выпивку и расположились в ротанговых креслах у небольшого бассейна. Довольно скоро из парилки вышли женщины. Перепуганные до смерти они принялись визжать. Затем похватали простыни и прикрыли ими свои обнаженные распаренные тела. Это помогло им сосредоточиться. Старшая медсестра с изумлением узнала в одном из бандитов «сотрудника органов», Лида же узнала Крота. Она, обращаясь к нему, спросила                                 

- В чем дело, Кротов? Что вам нужно?  Он усмехнувшись ответил                     

- Так это ж вам надо. Не мы же мужиков заказывали. Садитесь девочки за стол. Наливайте что хотите. У нас самообслуживание и никакого насилия. В ассортименте Французское шампанское, коньяк, виски, водка, само собой и пиво, ну и дары моря. -Потом видя, что женщины не желают садиться, кивнул «шестёркам». Те подтолкнули несчастных к столу. 

- Я ведь говорю, у нас без насилия. Наливайте себе девочки сами.

- И не подумаем - крикнула подростковый врач.

– У меня муж в милиции работает, он капитан милиции.

- Ого! - отозвался Крот, наливая себе виски – целый капитан! Ребята, наливайте девочкам. Они сами стесняются.  Один из охранников Крота подошел со спины к подростковой врачихе и поинтересовался

- Тебя как, красавица, зовут?

- Нина меня зовут, но пить я не собираюсь.

- Надо, Нина, - возразил ласково здоровенный мужик. Одной рукой он обхватил женщину на уровне груди, прижав с обеих сторон к туловищу её руки, другой запрокинул ей голову. Второй охранник залил ей в рот коньяк. Только когда женщина закашлялась её отпустили.

- Ну что? - спросил Крот после этой экзекуции - сами будем выпивать, или ребят трудиться заставим? Лида и медсестра, поняв, что может последовать дальше, налили себе по бокалу шампанского и отпили по глотку.

- Наполненные бокалы на стол ставить, нельзя девочки. Пить у нас положено до дна - командовал Крот. Как только женщины выпили, им было предложено повторить. Затем ещё раз. После этого включили магнитофон.

- Танцуют все - глумливо выкрикнул Крот и потащил Лиду за руку из-за стола.  Крот с Лидой остались одни. Старшую сестру и Нину, не смотря на их слёзы, крики и жалкие попытки сопротивления, силой увели в соседние пустующие номера, где тут же изнасиловали.  Это длилось, наверное, с полчаса. Крот сорвал с Лиды простыню и когда она попыталась вновь завладеть ею, так сжал ей запястья рук, что она чуть не потеряла сознание. Сопротивляться этой горе мышц было совершенно бессмысленно. Рассматривая обнажённую женщину, Крот изменившимся от возбуждения голосом прохрипел

- Всё больше не могу.  Затем повалил Лиду на кушетку и изнасиловал её. Когда издевательство прекратилось, бандиты приказали своим жертвам старательно подмыться. Крот пообещал Лиде

- Теперь будем видеться часто. В ментовку жаловаться не советую. Во-первых, накажу, во-вторых, дело это бесполезное. Уж вы мне поверьте.  Наконец, оставив на столе выпивку, они ушли, на прощанье издевательски попросили Нину передать привет мужу, капитану милиции.

Как только за ними закрылась дверь, Нина набрала телефон мужа и сквозь слёзы рассказала, что произошло в бане. Потом сообщила подругам по несчастью

- Он велел ничего не трогать. Сейчас сказал подъедут.

Глава 5

И действительно через несколько минут прибыла целая бригада. Всё старательно сфотографировали. Женщин допросили. Сняли отпечатки пальцев. Дали направление на экспертизу. Около двух часов ночи Лида наконец вернулась домой.

Дома все спали. Лида рассказала о случившемся заспанному Николаю. Тот слушал её с изумлением и ужасом.

-Валере пока не говори ничего - попросила Лида - а, впрочем, скоро сам узнает. Мы милицию вызвали. Нина Васильева мужу позвонила.

 Продолжать массировать эту тему ей не хотелось и она легла спать. Николай так до утра не мог уснуть. Он думал о том, что возможно наконец и на Крота найдётся управа. А утром, когда Николай с Валерием младшим завтракали, зазвонил телефон. Трубку взяла Лида и услышала голос Крота.

 - Лида, - проворковал он - зачем ментов вызвали? Я же говорил пустое это дело. Думал мы с тобой станем друзьями. Придется вас наказать. Позови-ка Николашу.

Лида бледная, как смерть, зашла на кухню и жестом отослала Николая к телефону. Тот сразу понял кто звонит и подошёл к телефону, готовый услышать, что угодно. Но Крот его удивил. Он потребовал, чтобы Николай после обеда привёз жену к нему домой. Николай спросил

– Саша, что с тобою сталось. Тебе баб гулящих мало. Ты ведь раньше себе такого не позволял.

- Много ты обо мне знаешь. Я, Николаша, всегда был конченым уродом. Не позднее четырнадцати часов жду вас у себя.

Николай тут же позвонил Валерию. Тот через пять минут появился у Смирновых. Благо идти было не далеко. Ему рассказали, что произошло и тут же решили увезти Лиду с младшим Валерием в Карелию. Про наш дом в Карелии никто не знает. Поживете там, пока здесь что-то прояснится, заключил Николай. Валерка в Петрозаводске у Марины, управляющей магазином, поживёт. Там этот год доучится. Быстро собрались, забили машину нужными вещами, заехали в школу, взяли Валеркины документы и около тринадцати часов выехали из Мурманска. Николай, проводив их, поднялся в квартиру, где достал из комода металлический ящик. В нём хранился трофейный пистолет Лидиного отца.  Он сунул его в карман и отправился к Кроту.

Крот встретил его в халате в своём кабинете.

- Николаша, что же это ты меня так подводишь. Я разделся, сижу в одном халатике, а ты Лиду не привез. А знаешь ли ты какой урон наносят организму не сбывшиеся ожидания?

-Чуня, скажи - обратился он к своему охраннику. Тот усмехнувшись проговорил

-  Яйца пухнут, шеф.

- Точно.  Отсутствие Лиды вызвало чувство дискомфорта в моих трусах. А это дорогого стоит. Ты меня, Николаша, понимаешь?

- Лида не шлюха, а жена и главное мать - возразил Николай, всё больше наливаясь гневом.

- Вот как? А менты, которым она думала нас вчера сдать, говорят, что она как раз шлюха. В сауне давно проституцией промышляет, подрабатывает вместе со своими подругами.

-Сам ты шлюха - крикнул Николай, выхватывая пистолет и нажимая на курок. В то же мгновение Крот схватил его за руку в которой был пистолет и сжал своей рукой словно тисками. Другой рукой он оттолкнул Чуню, который своим пистолетом пытался ударить Николая по голове.

- Стой, придурок, - крикнул он - неси сюда пакет.

- Какой пакет? - Не понял Чуня.

- Обычный, в который ты хлеб кладёшь в магазине.

 Чуня принёс пакет с кухни. Пистолет извлекли из руки Николая и поместили в пакет. После этого Крот закатил оплеуху Чуне.

- Охранник хренов - заорал он - а если бы не осечка, где бы я сейчас был? Сколько раз говорилось обыскивайте всех до одного. Стереги его пока я оденусь.

Через несколько минут Николая запихнули в автомобиль и повезли к Наташке Дмитриевой, личному нотариусу Крота. Там было составлено завещание, по которому все магазины отходили после смерти Николая, Кротову Александру Владимировичу. Надо сказать, что Николай безропотно всё подписал. Владельцем всего имущества был его сын. Николаю было наплевать на это завещание и на то, что всё фиксировалось на камеру, специально установленную в кабинете.

- Ты как, Николаша, себя чувствуешь?  Вроде как-то размазался - поинтересовался Крот, когда снова все уселись в машину. Но Николай ему не ответил.

Машина остановилась у дома Смирновых. Все трое поднялись в квартиру. При ближайшем рассмотрении стало очевидным, что её обитатели куда-то в панике собирались

- Где Лида не скажешь? - поинтересовался Крот. Николай промолчал.

- А написать пару строк жене и сыну не хочешь?

- Не желаю - ответил тот.

- Ладно, вольному воля. А не поделишься, о чем сейчас думаешь?

- Думаю в ванной лучше сделать то, что вы хотите. Зачем в комнате пачкать.

- Да не так много грязи будет.

- Тебе насильнику и душегубу виднее конечно.

После этих слов Чуня выстрелил Николаю в сердце, а пистолет вложил ему в руку.

Глава 6

Крот распорядился искать Лиду. Его «шестёрки» прочёсывали в поисках любых сведений город. Очень скоро слух про Валерку Фёдорова дошёл до бандита. Верилось в «шведскую» семью этой женщины с трудом, но Крот эту сплетню на всякий случай имел в виду, тем более, что квартира Валерия оказалась закрытой. Когда её вскрыли, и в ней обнаружились признаки торопливых сборов. Крота это поразило больше всего.

- Знаю я этого алкаша Фёдорова. Он водилой в порту работал на буханке. Обычный простой работяга с глупой рожей. Ай да Лидочка монашка! Что-то тут не то.                               Чуня в это же время наведался домой к своей жертве, старшей медсестре. Плохо соображая от страха, женщина рассказала, что у Лиды где-то есть дом и муж Лиды, года два назад, покупал котельное оборудование для него. Но где находится дом и она не знала.  Люди Крота выяснили, что такое оборудование продавалось в одном месте в городе. В бухгалтерских документах этого магазина отыскали адрес куда оно было доставлено. Нашли даже водителя, который переправил его. Он припомнил и подробно объяснил, как найти нужный дом в дачном посёлке.

- Чуня, - распорядился Крот. – Бери кого-то из ребят, езжай в Карелию и привези девку.

- Так она похоже там с сыном.

- С сыном и привези. И это, культурненько себя ведите, без хамства. Она мне нужна не очень расстроенная.

- А с Фёдоровым что?

- Да ничего. Не обращайте на придурка внимания. В крайнем случае пинков надавайте.

Глава 7

 Двухэтажный, белого кирпича дом с черепичной крышей, находился в двадцати километрах от Петрозаводска, в дачной зоне. Место было великолепное, в сосновом бору, на берегу озера. На первом этаже располагался гараж кухня, просторная столовая и сауна. Из неё через дверь, в глубь озера вели бутовые мостки.  С них после парной ныряли в озеро. Гаражная яма заканчивалась ступеньками, которые вели к двери в глубокий подвал. Из подвала можно было выйти, поднявшись по ступенькам, в кирпичное подсобное помещение с противоположной стороны участка. Подсобка состояла из двух комнат. В одной хранились лопаты, тяпки, газонокосилка и прочий огородный инвентарь. В другой была врыта емкость под сжиженный газ. Поскольку большую часть года дом пустовал, все двери и окна были оснащены выдвижными стальными ставнями немецкой фирмы Hormann.

Валерий с Лидой приехали в дачный посёлок в двадцатых числах марта. В посёлке никого ещё не было. Обитаем был только один дом старика Афанасьевича, который жил на даче круглый год, так как свою квартиру оставил сыну, у которого было трое, или даже четверо детей. Валерий в день приезда после того, как высадил Лиду с сыном, отправился поздороваться к старику. С собой он захватил, как обычно, бутылку. Но выпивать с хозяином не стал. Нужно было протопить дом, навели в нём чистоту и порядок. Через день поехали в Петрозаводск к управляющей магазином.  Договорились, что Валерий младший поживёт пока у неё. В школу устроили парня без каких-либо проблем. Заночевали в городе, а утром весть о том, что Николай застрелился достигла Петрозаводска, сразу засобирались домой.

- Может быть тебе, Лида, не ехать? - сомневался Валерий.

- Валера, ну о чем ты говоришь! - сквозь слёзы возражала Лидия - Как не ехать. И Валерка малый должен ехать отца хоронить.

Решили заскочить в дом, взять кое-что из вещей и, не теряя времени, ехать в Мурманск. Но, когда подъехали к воротам, обнаружили у ворот 745 BMW. Валерий проехал мимо и остановился только у дома Афанасьевича. Он загнал машину к нему во двор. Лиду и Валерку завёл в дом к старику, сам в обход вдоль озера отправился к дому. Поравнявшись с тыльной стороной подсобного помещения Валерий заглянул во двор. Там находились три бандита. Они приволокли лестницу, которая лежала за домом, опёрли её на стену. Один из них полез на крышу. Там он подошёл к трубе, потрогал её и заорал

- Здесь, здесь они, труба горячая.  Проследовал к чердачному окошку и через него влез на чердак. Через несколько минут он выглянул оттуда и сообщил          -  Здесь тоже дверь железная, но с висячим замком. Нужна болгарка. Дел на три минуты.

- Где её взять-то болгарку? - Недовольно возразил один из двух стоящих внизу.

- В Шую съездить, купить в магазине. До Шуи километра два не больше.

-Ну, давай съезди, мы пока тут покурим.

 Валерка, услышав это, немедленно помчался к дому Афанасьевича. Он завел джип и выехал в сторону Шуи. Через пять минут его обогнала серебристая BMW745.

Не теряя эту машину из вида, Валерка доехал до хозяйственного магазина. Проводив взглядом водителя, он не торопясь вышел из машины, и проткнул ножом одно из передних колёс. После этого на максимальной скорости отправился обратно в дачный посёлок. Там, поставив машину, он повторил свой путь к подсобному помещению. Во дворе произошли небольшие изменения. Бандиты перешли в беседку, которая располагалась справа от подсобки. Валерка перелез через забор и, стараясь не шуметь, открыл дверь подсобки ключом и проник внутрь. Через несколько секунд он был в доме. Взяв одно из ружей, зарядил его патронами с мелкой дробью. Убивать он никого не собирался. Потом вернулся через гараж в подсобный дом. Оттуда не таясь, прошел к беседке и как чёрт из табакерки возник перед бандитами. Они его никак не ожидали.

- Встали, ребята, - скомандовал Валерий направив на них ствол ружья.

- Мы это, за Лидией Сергеевной. Нас Крот послал - сообщил Чуня.

- Ясно. Стволы на пол положили. Ты - первый -  указал  Валерка на Чуню, тот послушно положил пистолет на пол – теперь - второй.

- У меня пистолета нет, только нож. Сказал второй бандит.

- Брось на пол. Теперь оба из беседки вышли - скомандовал он - только не торопясь. Как вы сюда попали?  

- Перелезли через забор.

- Вот. Теперь назад также перелазьте.

Бандиты полезли на забор. Когда им оставалось только перекинуть ногу, Валерка дважды выстрелил по ногам. Оба слетели с забора за территорию.

 Ещё раз явитесь, убью - крикнул он им вслед. Минут через пятнадцать подъехала BMW. Водитель помог раненым сесть в машину. Затем она выехала из посёлка. Было ясно, что сегодня они не вернутся. Валерка пошёл за Лидой к Афанасьевичу.                              И старик, и Лида были в большой тревоге.

- Что там была за стрельба - поинтересовалась Лида, как только он вошёл.

- Это я гостей провожал мелкой дробью.

- Ранил?

- Едва ли. Скорее всего даже брюки не прострелил, но без синяков, наверняка, не обошлось. Лида немного успокоилась, но спросила

- Так что мы едем в Мурманск?

- У Афанасьевича телефон есть. Может позвонить прежде чем ехать?  - Предложил Валерий - здесь мы, как в крепости, а в Мурманске они с нами могут сделать что угодно. Лида последовала его совету. Она набрала телефон кого-то из своих коллег и попросила, чтобы ей помогли устроить тело Николая на несколько дней, в связи с форс-мажорными обстоятельствами, на сохранение в холодильник морга. Затем, поблагодарив Афанасьевича за приют, все пошли в свой дом. День прошёл без приключений. Лида успокаивала сына, который сильно переживал за своего отца.

Глава 8

Крот тоже не избежал нервотрёпки. Когда он поехал, чтобы поближе осмотреть магазины, которые должны были в скором бедующем оказаться его собственностью, выяснилось, что хозяин их не Николай, а его четырнадцатилетний сын Валерий. Таким образом, Николай над ним перед смертью потешился. Вся возня, начиная с изнасилования и кончая убийством Николая, оказалось глупой, бессмысленной затеей и стоила больших денег. На деньги, впрочем, плевать, дело наживное, самое неприятное было в осознании себя, как болвана, делающего одну глупость за другой. Весь день он пребывал в отвратительном настроении, а к вечеру вернулись его посланцы с ногами, нашпигованными дробью.

Когда они рассказали о своих злоключениях, он хоть и находился в бешенстве, сдержал свои эмоции. С момента, когда выяснилось, что у Лиды был любовник, его не оставляла одна мысль. Если это так, можно было её не насиловать. Если она такая же, как и прочее бабьё, можно было добиться всего обычным ухаживанием, подарками и вниманием. Это же так очевидно. Ведь если выбирать между мной и этим работягой, любая нормальная тётка предпочтение отдаст мне. Какого же рожна меня в грязь всегда тянет. Разве не приятней обладать женщиной, которая этого хочет. Словом, он решил попытаться всё исправить. И распорядился

- Завтра утром едем в Карелию, а пока раненые отправляйтесь в травмпункт. Ни хрена вы не можете. Всё самому приходится делать.                                Всерьёз к Валерию с его жалким ружьём он не отнёсся. Многие годы люди сознавая его силу позволяли делать с ними что угодно. И сейчас ничего не изменилось. Значит всё будет, как всегда.

- Утром, в джипе вновь отправились в Карелию. Ехали не торопясь, попивая пиво. Погода была замечательная. Крот сидел на заднем сиденье и на экранах мониторов, вмонтированных в подголовники, смотрел мультики. Время прошло незаметно, но добрались они до места поздно вечером. Остановив машину возле ворот, Крот вышел из неё и приказал шофёру давить на клаксон. На втором этаже дома железная ставня съехала в сторону и в окне показался Валерий.

- Ворота открой - крикнул Крот.

- Ещё чего прикажешь? - Спросил с явной издёвкой Валерий.

- Лиду позови, для неё есть срочное сообщение. Внезапно рядом с Валерием появился подросток. Срывающимся голосом он закричал

- Сволочь толстожопая, я тебя убью, вот увидишь убью.  Затем ставня неторопливо выехала на прежнее место.

- Смотри-ка, какой мальчуган боевой. Ладно поехали в Петрозаводск покушаем. Сюда вернёмся, когда стемнеет.

До закрытия бандиты просидели в ресторане и только в полночь вернулись к воротам.

- Ну, что, Дима, болгарка у тебя с собой, срезай замок с ворот. Я тут стоять, как бедный родственник не собираюсь - приказал Крот. Тот послушно пошел к воротам и довольно быстро срезал замок. Ворота распахнулись настежь. Джип загнали во двор. Лестница, как её поставили бандиты, стояла прислонённая к стене. Дима, прихватив болгарку, полез на крышу. Он почти проделал весь путь, когда под ним обрушились две, заранее подпиленные Валеркой, перекладины и он рухнул со второго этажа на цементные плитки, выстилающие двор. Упал он не сумев сконцентрироваться и похоже сломал себе челюсть.

- Переставьте лестницу так, чтобы её верх поменялся с низом - распорядился Крот. Дима, хоть говорить совсем не мог, жестами показал, что на крышу полезет снова он. На этот раз ему это удалось, и он проник через слуховое окно на чердак. Однако через пару минут голова его вновь показалась в окне. Он силился что-то сказать, но до приятелей доходило только тихое мычание. На помощь полез Чуня, у которого ещё отчаянно болела нога.

- Дайте мне только до вас добраться - бормотал он, неуверенно поднимаясь по лестнице – уж я отведу душу.  Он проник на чердак и обнаружил, что Димина левая нога зажата в огромный капкан. С трудом вдвоем они разжали зазубренные створки и высвободили поврежденную ногу. Дима сунул болгарку Чуне, рукой указывая, где находится дверь. Тот поднялся и, хромая пошёл в указанном направлении, но в это время дверь открылась и в направлении Чуни прозвучал выстрел. Тот дико заорал и рухнул, как подкошенный. Димка успел выстрелить из пистолета несколько раз в дверной проём, но Валерка стрелял снизу из положения лёжа и пули его не задели. Он просто захлопнул дверь и закрыл её изнутри на ключ.

Дима с Чуней с огромным трудом выбрались на крышу, к лестнице и теперь пытались по ней спуститься. С их повреждениями это было совсем не просто.

Раздражённый Крот достал из машины автомат и дал очередь из него по ставне. Звук был громкий. Следы пуль остались, но сама ставня не деформировалась. Когда он рассматривал эти следы, Валерий прошел через погреб в подсобное помещение, оттуда осторожно пересёк двор и из-за машины загнал заряд дроби ему в задницу. Из второго ствола он выстрелил по ногам четвертому из бандитов. Оба они упали тут же. Валерка подобрал автомат и хотел уже бежать обратно, когда Валерка малый распахнув дверь гаража, появился с ружьём деда на перевес. Он выстрелил почти в упор и снёс половину черепа Кроту. В это время, спускающийся по лестнице Димка, выстрелил в него из пистолета. Ружьё выпало у мальчишки из рук. Валерка подхватил мальчишку и затащил его в гараж, быстро прикрыв за собой дверь. Ранение было в руку касательное.  Валерка отвел мальчишку к Лиде, та и без этого перепуганная, увидев ранение у сына, чуть не потеряла сознание.

- Перевяжи его и держи возле себя. Всё практически закончилось. Ничего не бойся - сообщил Валерка. Он вернулся в гараж, захватил автомат и через подвал прошел в подсобное помещение. Приоткрыв дверь, огляделся. Шёл шестой час утра, светало. Никакого движения не было заметно. Держа автомат наготове, Валерка приблизился к машине. Картинка, которая ему представилась, была жуткая. Крот, практически без свода черепа, лежал на животе, рядом с ним, опираясь на капот, сидели два бандита, третий Дима тоже сидел с противоположной стороны, наваливаясь на стену дома. Чуня, увидев Валерку, спросил

- Пацан живой?

- Живой - ответил Валерка.

- Не сильно он его?

- Слегка зацепил.

-Ну, слава Богу. Всё, мы уезжаем. Помоги шефа в машину погрузить, нам это не под силу.

Валерка принёс капроновый мешок, одел его на плечи убитого, потом волоком притащил его тело к машине и водрузил на заднее сиденье. Потом по очереди помог бандитам забраться в машину. Они, ни слова не говоря, отъехали. Валерка вошёл в дом и позвал Лиду. Потом достал шланг и смыл кровь с цементных плит.

Глава 9

Через три часа они выехали в Мурманск. Лида с Валеркой младшим спали на задних сидениях.

У Медвежьегорска Валерка увидел ДТП. Джип Чероки, на котором приезжали бандиты, врезался в бетонную опору. Внутри были только трупы. Валерка вернулся в свою машину и сказал проснувшейся Лиде, указывая на джип

- Это наши гости. Никто не спасся.

Она ничего не ответила, только поправила повязку на руке у сына.

 
Рейтинг: +1 88 просмотров
Комментарии (1)
Влад Устимов # 16 марта 2017 в 12:45 0
Добротный, лихо закрученный современный детектив. Понравился. Приятный слог, динамичный, захватывающий сюжет.
Готовый сценарий для кино.
Поздравляю с успехом, Вениамин. Новых творческих удач!
Популярная проза за месяц
117
116
113
107
102
98
96
95
91
90
86
86
82
80
79
73
72
71
69
66
66
66
65
64
63
62
61
58
58
54