ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → ТЯЖЁЛЫЕ ВРЕМЕНА

ТЯЖЁЛЫЕ ВРЕМЕНА

26 июля 2014 - Татьяна Уразова

 Тяжёлые времена. Война… От телеэкрана не оторвать Машку, не пропускает ни одно сообщение с  фронтов карательных действий в Украине. Сердце изболелось, душа исстрадалась, понимает всю свою несостоятельность и беспомощность. Чем она может  помочь Новороссии? Слезами горю не поможешь… В своей жизни не может разобраться, а что уж про чужую сказать. Там большая семья, а у неё маленькая, но проблемы схожи: не заметили, как чужими стали, вернее врагами. А тогда давным-давно при советской власти влюбилась в красавчика Саньку и замуж вышла за него. Счастливая была! И он с неё  глаз не сводил, только на руках не носил, потому что она дама пышная, а Санька- то не Жаботинский. Лет пять прожили душа в душу. Когда первая трещина пробежала Машка и не заметила. В доме всегда порядок, дочка подрастала. Счастье её не давало покоя соседке. Всё время язвила, пыталась Машку укусить. И почему Санька зовёт  её Манюней, и как это она его окрутила, толстая и некрасивая? Машка  только посмеивалась. Наверное, она не только её  кусала и Саньку  тоже. Вдруг он стал ко всему придираться, и то не так, и сё не так.   И дочку неправильно воспитывает. Вспыхивал мгновенно, иногда казалось, что набросится вот-вот с кулаками. Беда пришла в их дом. Радость испарилась. Забыли даже, как  любили попеть вечерами. Оба голосистые. Как запоют вечерком бывало, вся округа притихнет. А теперь страх поселился в семье. Выпивать стал.  Умоляла Машка его остановиться, подумать о дочке, о ней. Бесполезно. Однажды привели его пьяного в стельку друзья собутыльники, кинули на пол, а Машка от обиды зелёнкой на его лбу написала: дурак. Когда он проснулся, орал до хрипоты, зелёнка не стиралась. Несколько дней летом ходил в шапке, надвинутой на лоб. И пошло, и поехало. Не только в загул кинулся, но и в разврат. А она всё терпела, любила сильно, не могла представить свою жизнь без него. Дошло до того, что всей семьёй лечились несколько раз и от гонореи, и от других пакостей. Стыдобища! И  не Манюня любимая …  - Манька!  Другого   имени не стало.  Терпению пришёл конец,  когда привёл полюбовницу в дом. Верите, не верите, не помнит она, как схватилась за ружьё, как жахнула, слава Богу, что мимо него. Не попала. Руки тряслись от гнева и слёз.  Как  бежал,  Санька! Как бежал! Полюбовница впереди, он за ней. Что Машка пережила в эту ночь! Не знает, как и выжила. И застрелиться хотела, и отравиться. Дочка спасла. Не дала.А Санька пришёл через три дня, прощения просить. Встал на колени.  Чужой… Такой чужой!  Посмотрела она на него и впервые подумала: ничтожество!  И как  могла его полюбить? Как?  Разве она сможет после всего произошедшего с ним жить? Разве любовь вернётся?  Нет!  Пусть живёт без них. Как хочет… а, они без него.  Проживут  с дочкой. Может их кто-нибудь и полюбит по-настоящему.

Вот и Новороссии надо бежать от Украины. Чужие стали.  И надежда у неё есть и подмога.  Смотришь,  жизнь наладится у неё, а  может и  у них. Так хочется надеяться, что Бог не оставит всех!

 

 А может, простить?  Простить…  Забыть… и с чистого листа… Как?

© Copyright: Татьяна Уразова, 2014

Регистрационный номер №0228937

от 26 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0228937 выдан для произведения:

Тяжёлые времена. Война… От телеэкрана не оторвать меня, не пропускаю ни одно сообщение с  фронтов карательных действий в Украине. Сердце изболелось, душа исстрадалась, понимаю всю свою несостоятельность и беспомощность. Чем я могу помочь Новороссии? Слезами горю не поможешь… В своей жизни не могу разобраться, а что уж про чужую сказать. Там большая семья, а у меня маленькая, но проблемы схожи: не заметили, как чужими стали, вернее врагами. А тогда давным-давно при советской власти влюбилась в красавчика Саньку и замуж вышла за него. Счастливая была! И он с меня глаз не сводил, только на руках не носил, потому что я дама пышная, а Санька- то не Жаботинский. Лет пять прожили душа в душу. Когда первая трещина пробежала я и не заметила. В доме всегда порядок, дочка подрастала. Счастье наше не давало покоя соседке. Всё время язвила, пыталась меня укусить. И почему Санька зовёт меня Манюней, и как это я его окрутила, толстая и некрасивая? Я только посмеивалась. Наверное, она не только меня кусала и Саньку моего тоже. Вдруг он стал ко всему придираться, и то не так, и сё не так.   И дочку неправильно воспитываю. Вспыхивал мгновенно, иногда казалось, что набросится вот-вот с кулаками. Беда пришла в наш дом. Радость испарилась. Забыли даже, как мы любили попеть вечерами. Оба голосистые. Как запоём вечерком бывало, вся округа притихнет. А теперь страх поселился в семье. Выпивать стал.  Умоляла остановиться, подумать о дочке, обо мне. Бесполезно. Однажды привели его пьяного в стельку друзья собутыльники, кинули на пол, а я от обиды зелёнкой на его лбу написала: дурак. Когда он проснулся, орал до хрипоты, зелёнка не стиралась. Несколько дней летом ходил в шапке, надвинутой на лоб. И пошло, и поехало. Не только в загул кинулся, но и в разврат. А я всё терпела, любила сильно, не могла представить свою жизнь без него. Дошло до того, что всей семьёй лечились несколько раз и от гонореи, и от других пакостей. Стыдобища! И  не Манюня любимая …  - Манька!  Другого   имени не стало.  Терпению пришёл конец,  когда привёл полюбовницу в дом. Верите, не верите, не помню я, как схватилась за ружьё, как жахнула, слава Богу, что мимо его. Не попала. Руки тряслись от гнева и слёз.  Как  бежал, мой Санька! Как бежал! Полюбовница впереди, он за ней. Что я пережила в эту ночь! Не знаю, как я выжила. И застрелиться хотела, и отравиться. Дочка спасла. Не дала. А Санька пришёл через три дня, прощения просить. Встал на колени.  Чужой… Такой чужой!  Посмотрела я на него и впервые подумала: ничтожество!  И как я могла его полюбить? Как?  Разве смогу после всего произошедшего с ним жить? Разве любовь вернётся?  Нет!  Пусть живёт без нас. Как хочет… а, мы без него. Мы проживём с дочкой. Может нас кто-нибудь и полюбит по-настоящему.Вот и Новороссии надо бежать от Украины. Чужие стали.  И надежда у неё есть и подмога.  Смотришь,  жизнь наладится у неё, а  может и  у меня. Так хочется надеяться, что Бог не оставит нас!

  А может, простить?  Простить…  Забыть… и с чистого листа… Как?

 

Рейтинг: +3 207 просмотров
Комментарии (3)
Татьяна Уразова # 26 июля 2014 в 23:39 +1
Мне тоже странно! В лично моей семье всё нормально.Это всего лишь литературный приём. А что думала бы моя ЛГ о карательной операции и без слов понятно: переживала бы за Новороссию.
Алена Викторова # 28 июля 2014 в 16:13 0
t7304 Спасибо, за рассказ, Татьяна.
Татьяна Уразова # 28 июля 2014 в 19:49 0

 

Популярная проза за месяц
158
В плену у моря... 28 августа 2017 (Анна Гирик)
137
129
112
109
107
Синее море 25 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
Ловец жемчуга 28 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
99
98
92
89
88
87
86
86
81
78
78
77
76
75
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
73
ПРИНЦ 29 августа 2017 (Елена Бурханова)
71
71
Песочный замок 6 сентября 2017 (Аида Бекеш)
70
65
65
64
63