ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → СТРАШНАЯ МЕСТЬ (Не по Гоголю)

 

СТРАШНАЯ МЕСТЬ (Не по Гоголю)

 Страшная месть.

(Не по Гоголю)

С.Кочнев


 

 

Из служебной характеристики.

«Ермолов Павел Павлович, 1963 года рождения, работает на нашем предприятии более 10-ти лет.

За время работы проявил себя грамотным, инициативным специалистом. С коллегами по работе всегда корректен, умеет оперативно решать производственные вопросы. Автор 3-х рационализаторских предложений, которые помогли увеличить производительность труда и существенно облегчили рабочий процесс.

Имеет поощрения. За высокие производственные показатели награждался туристической поездкой в Тайланд (на двоих с женой).

Хорошо умеет фотографировать, сайт предприятия наполняется выполненными Ермоловым фотографиями, за что поощрялся денежными премиями и ценными подарками.

В быту очень спокоен, выдержан, всегда вежлив, даже при обсуждении самых сложных технологических моментов, умеет держать себя в руках...»

 

Из протокола дознания. (Орфография сохранена полностью.)

«Ермолов П.П., 1963 г/р нанёс гр-ну Тряхоблудову И.С. удар бутылкой «Путинка» водки по шапке теменной части головы, отчего она разбилась и залила водкой дублёнку гр-на Тряхоблудова И.С. А гр-нин Тряхоблудов И.С. водку не пьёт и от запаха севухи потерял сознание отчего упал лицом в нис на асфальт и разбил его...»

 

 

Утро началось с предвкушения скорой встречи. Пока Пашка досыпал положенные часы, Лариса сходила в магазин и вернулась с полными сумками деликатесов.

А как же?! Лёха приезжает!

Армейский Пашкин друг, с которым они не виделись семнадцать лет, сегодня должен был прилететь из Норильска проездом в Адлер. От самолёта до поезда было почти шесть часов, так что Лёха обещался приехать около полудня, и у них был целый час, даже с запасом, чтобы посидеть, поговорить.

Пашка, конечно, встретил бы друга в аэропорту, но никак не удалось отпроситься с ночной смены - сменщик заболел ещё три дня назад, и заменить было некому. А Лариса тоже работала допоздна и домой пришла уже заполночь.

 

Разлепив веки, Пашка сквозь узенькие щелочки посмотрел на зелёненькие цифры часов на панели телевизора и вскочил, как ошпаренный - цифры показывали 11.20! Через сорок минут должен приехать Лёха.

Спешно одевшись и умывшись, Пашка кинулся помогать Ларисе на кухне.

- Сыр порезать... Угу... А ещё что?

- Ты пока постругай колбасу, сыр я сама потом порежу... Его ещё потереть надо, в салат... Я хотела тёртого купить, а у него срок годности... Понимаешь.... Да не суетись, картошка уже варится, утку, как ты просил, я натёрла... Только ты уж извини, я куркумы много бухнула, жёлтая будет...

- Да ты ж моя золотая! Ты ж знаешь, я люблю... И тебя люблю и утку, но тебя больше, а утку есть люблю.

И чмокнул жену ласково в маковку.

- Колбаса на нижней полке, в углу за молоком... справа... Справа - это «солома».

Достал Пашка колбасу, острейший ножик приготовил, досочку разделочную и вдруг задумался.

- Подожди, а водку ты купила?

- Зачем, у нас ром есть и мартини.

- Тьфу ты!

- Что? Что не так?

- Да всё так... Я забыл тебе сказать... Лёха же только водку пьёт... Вот, дурак, забыл!

Схватился, выскочил в прихожую, куртку накинул, в кроссовки сунул ноги и - за дверь!

- Я быстро! Ой, деньги забыл! Дай мне кошелёк - в правом кармане сумки.

Лариса ему: «У меня руки в фарше! Возьми сам!»

На пятках, чтобы кроссовки не снимать, прошествовал Пашка в комнату, достал кошелёк и мобильник прихватил.

- Всё! Я побежал! Дверь закрой за мной!

 

Супермаркет известной всем фирмы находился за углом дома, через дорогу. Минуты всего четыре быстрого ходу. В него Пашка и направился. По дороге деньги в кошельке проверил - хватает, даже не на одну поллитру.

Подойдя к дверям магазина, был он неожиданно остановлен какими-то парнями в ярких спецовках.

- Извините, магазин закрыт - авария.

- А надолго закрыт?

- А кто его знает. Сейчас аварийка разберётся, в чём дело. Воду откачает... Часа на два, наверное.

 

О, как! И что прикажете делать?

 

Только Пашка сразу сообразил - во дворе, через два дома, недавно новый магазин открылся, надо туда. Можно, конечно, в павильончике купить, только Пашка павильончику не очень доверял. Как-то вечером он там хлеб и банку горбуши купил. Хлеб оказался недельной, если не больше, выпечки, твёрдый, как кирпич, а в банке вместо горбуши какая-то мутноватая жижа была и подозрительные белесоватые  куски не понятно чего.

Так что лучше - в новый магазин.

 

Ух! Хороший оказался магазин. Всё есть, все толково расставлено, разложено. Кр-р-асота!

 

Выбрал Пашка известную водочку (сам-то он давно водку не пил - врачи запретили) и направился к кассе.

Всего касс в зале было штук, наверное, восемь, но работали только три, а потому у каждой из них толпилось человек по десять. День был выходной и поэтому, а ещё потому, вероятно, что супермаркет был закрыт из-за аварии, в магазин постоянно прибывал страждущий люд.

 

Навскидку определив, в какой кассе народу поменьше, пристроился Пашка за пожилым гражданином с девочкой лет двенадцати.

 

Ох, лучше бы он этого не делал!

 

Однако, обо всём по-порядку.

Стоял себе Пашка в очереди и в мыслях уже встречался с другом. Так замечтался, что не заметил, как оказался уже у самой кассы. Вот гражданин с девочкой сейчас расплатится, и его очередь.

- Пап! - пискнуло гражданину юное создание, - Очень жарко! Я пойду на улицу, к Барсику.

- Иди! Только далеко не уходите, чтоб я не искал.

- Угу! - и создание растворилось среди спешащих на выход, а гражданин стал выкладывать из тележки продукты.

Продуктов было мно-о-ого!

Кассирша бойко подносила одну упаковку за другой к сканеру, и что-то внутри кассы весело пищало.

Не ожидая подвоха, Пашка спокойно ожидал своей очереди.

Вот и место освободилось, можно на резиновую ленту поставить бутылочку.

Вдруг гражданин заволновался.

- Подождите, это не надо было пробивать, - указал он на какую-то красочную коробку.

- Оля! - звонким голоском провозгласила кассирша, - Оля!

Оля молчала в недрах магазина, и потому кассирша, подождав немного, повторила призывный вопль: «Оля! коррекция!».

- Остальное пробивать? - обратилась она к гражданину.

- Угу! - буркнул тот.

- И ещё пакет большой, - добавил он через паузу.

- Оля! Коррекция! - снова разнёсся крик кассирши, - Оля!

Пашка машинально полез в карман, вынул мобильник и нажал клавишу, чтобы посмотреть время.

Экран телефона вспыхнул на секунду и тут же, проиграв бравурную мелодию, погас.

- Чёрт! - подумал Пашка, - Зарядить забыл.

- Извините, - повернулся он к стоящей за ним девушке, - Сколько сейчас времени?

- Без десяти!

- Спасибо.

В голове пронеслось: «Как бы не опоздать!», и спокойный обычно Пашка немного занервничал.

- Оля! Где ты ходишь?! У меня коррекция! - уже вопила кассирша во все лёгкие.

- Иду, не ори! - раздался голос почти за спиной Пашки, - Подвиньтесь, девушка! Разрешите, гражданин... или господин...

Оля оказалась огненно-рыжей и очень большой, лет пятидесяти с гаком, в украшенном бурыми пятнами форменном халате. Огромного размера тело Оли притиснуло Пашку к транспортёру кассы, и он едва на потерял равновесие. Чтобы не упасть он опёрся о стеллаж со жвачками, сигаретами и прочей мелочью, от чего стеллаж поехал в сторону и закачался.

- Что вы делаете, мужчина! - завизжало у него над ухом так пронзительно, что даже зазвенело в ушах, - Охрана! Охрана! Здесь хулиганят!

- Кто хулиганит? - удивился Пашка, - Вы меня чуть не уронили своим животом!

- Хам! Бандит! Охрана! Вот этот вот товар уронил и хамит!

За кассой мелькнули два грозного вида упитанных мужичка в форменных куртках.

- Да никто ничего не уронил, - вмешалась девушка, у которой Пашка спрашивал время, - Вы сами его толкнули.

- А ты стой и молчи! - мгновенно отреагировала опытная в словесных баталиях Оля, - Я лучше видела. Охрана, карманы у него проверьте. Он жвачку в карман сунул.

Кровь бросилась в голову Пашке. Он в жизни своей никогда на брал чужого.

Еле сдерживаясь, чтобы не закипеть, он медленно и внушительно повернул голову к обидчице и как можно спокойнее произнёс: «Я ничего лишнего не брал. Вы меня толкнули и, чтобы не упасть, я взялся за этот ваш чёртов стеллаж, а он поехал. Всё!»

- Сунул! Сунул! - вдруг совершенно неожиданно вмешался гражданин у кассы, - Я видал, точно.

Лица охранников стали суровы и неприступны, как бастионы Петропавловки, и неизвестно, чем бы всё кончилось, но обстановку разрядила кассирша.

- Оля, мне коррекцию надо делать. Давай! А мальчика не тронь. Хороший мальчик. Ничего он не брал. Вам, господин хороший, стыдно так говорить. Где у вас очки? Вон, деньги сосчитать не можете. Как вы могли жвачку увидеть?

Гражданин запыхтел, но не нашёлся, что сказать и полез искать по карманам очки.

Рыжая большая Оля, произведя коррекцию кассы, что-то буркнула охранникам и гордо, как броненосец на дозоре, покинула место боя.

Гражданин искал очки долго… Очень долго… Очень-преочень долго… Так долго, что, казалось, не найдёт никогда…

Пашка, питая слабую надежду, что в других кассах народу может быть меньше, попытался развернуться, чтобы дать задний ход, но из этого ничего не вышло. Покупатели сзади него стояли плотной стеной.

Девушка сзади, заметив Пашкино телодвижение, глухо сказала, как бы сама себе: «Ага, я смотрела. Касс больше не стало, а народу явно набежало – ого-го!»

Наблюдая, как гражданин копался в карманах, пытаясь обрести вожделенные очки, Пашка вдруг поймал себя на том, что в голове пронеслось: «Вот бы сейчас подойти к этому кретину, да по голове его...» Но он тут же спохватился, взял себя в руки и стал придумывать выход из ситуации.

Тут в голову Пашке пришла спасительная мысль: «А что если бросить эту бутылку и просто пойти домой? Бог с ней, с этой водкой!»

Он уже решил, что именно так и надо поступить, но тут гражданин нашёл очки и начал расплачиваться.

- Слава тебе, господи! – сказал кто-то из стоящих сзади, но кто, Пашка не понял. Мечты его уже унеслись в далёкую даль...

 

Сидели Пашка с Лёхой на мягком диване, поднимали рюмки, и Лёха говорил что-то про старшего лейтенанта Проценко и про рядового Палубного…

 

Машинально протянул Пашка руку с рюмкой, в которой был пахучий сладкий ром… и вдруг увидел, что в руке у него не рюмка, а бутылка, и сам он не на диване, а в очереди…

 

- Будем расплачиваться? – спрашивала кассирша гражданина.

- Да-да, минутку, – гражданин по карманам выискивал мелочь, – Щас я, минутку, у дочки деньги.

И неожиданно пошёл к выходу.

- Вы куда?! - растерянно пискнула кассирша.

- Щас, она здесь, рядом!

Что-то нехорошо щёлкнуло в черепной коробке у Пашки, и он стал часто дышать. Снова в голове родилась картинка, и было на картинке той, как подходит он к гражданину, говорит ему слова нехорошие, а потом достаёт поллитру, размахивается и...

- Девушка! – обратился он к кассирше, прогнав нехорошую картинку, – Может вы пробьёте… у меня одна бутылка, больше ничего.

- Меня Света зовут, вот на бейджике написано, - кассирша показала на кусочек картона, прикреплённый булавкой на пышной груди, – Не могу я пробить, пока касса занята.

- Я опаздываю, я очень сильно опаздываю! – взмолился Пашка…

- Погодите, вот уже пришли…

 

В самом деле, гражданин и девочка уже стояли возле кассы, и девочка выгребала из кармана мелочь.

Выскребя всё, что было на дне одного кармана, девочка взялась за другой, потом вынула скомканный носовой платок, развернула его и высыпала гору копеек.

 

Лично я не против мелочи, и копеек в том числе, Пашка тоже был не против, но кассирша этому явно не обрадовалась.

Тут же возникла перепалка.

Кассирша отказывалась брать мелкие деньги, гражданин с девочкой убеждали её, что эти деньги ничуть не хуже, чем крупные, тем более, что других всё равно нет.

 

Тяжесть в сердце у Пашки росла столь стремительно, что он стал бояться упасть в обморок.

- Господи! – думал Пашка, - Зачем мне нужна эта водка?! А… Лёха приезжает… Лёха… Лёха… Сколько время? – он снова повернулся к девушке, и та ответила не глядя на часы: «Двадцать минут».

- Двадцать минут! – вспыхнуло в голове, – Всё, к чёрту эту водку! А-а-а!! Нет, нельзя! Лёха ничего другого не употребляет...

Снова сложилось где-то в мозгу сладкое видение возмездия над тупым гражданином. И в видении этом представилось, что будто бы есть у Пашки скорострельный автомат, а вместо пуль в этом автомате страшно вонючая жидкость, как у скунсов. И вот вынимает Пашка этот новейшей конструкции автомат, ловит на мушку того гражданина, нажимает на курок и...

 

- Девушка, ещё вот этот тортик уберите... У нас не хватает... - проскрипел гражданин.

- Оля! - снова закричала кассирша, - Ещё коррекция!

- Папа! - вдруг чуть не заплакала девочка, - Ты обещал! Давай сосиски оставим!

И стали они решать, что же вместо тортика оставить - сосиски или...

- Лучше пельмени оставим. У нас ещё в морозилке есть.

- Нет, сосиски. Я их не люблю!

Пока шла перепалка на тему, что оставить, опять в голове у Пашки нарисовался проект страшной мести. Нужно такую плиточку нагревательную изобрести на батарейках, чтобы свинец можно быстро расплавить. А как расплавится, то гражданину этому прямо в глаза его белесые этот свинец...

Потом, конечно, милиция, разбирательство, может даже суд... Но Пашка встаёт для последнего слова и, когда заканчивает своё повествование, все аплодируют ему... А судья произносит: «Невиновен!»

Нет, суд, это не то...

А! Вот что, лучше маленькую такую бомбочку звуковую, чтоб, когда взрывалась, звук был страшной силы, от которого лопаются перепонки и кровь летит из ушей... Нет, бомбочка, это тоже не то... От неё у тебя самого перепонки лопнут.

Тогда... Вот! Самое лучшее - группу мгновенного реагирования, чтобы скрутили такого урода, и в сумасшедший дом до конца жизни! Точно!

Пашка уже собрался телефон вынуть и номер придумал набрать: 987654321!

И тут же бегут, на землю валят, коленом в спину, руки назад, наручники сверкнули и защёлкнулись. Всё, уже ведут, сейчас повезут. Прощай, тупица!

 

...

 

- Мы будем расчитываться? Или не будем? - раздался вдруг голос прямо над ухом.

Пашка вздрогнул, вернулся из мыслей своих и оказался перед кассой. На него вопросительно смотрела молоденькая кассирша.

- Здравстуйте! Пакет нужен?

- Нет.

- Нельзя ли поскорее. Вы же не один стоите здесь, - снова произнёс голос над ухом.

Пашка машинально повернулся. За его спиной стоял бугай в кожаной куртке, держа в руках бутылку водки.

- А где девушка? - почему-то удивлённо спросил Пашка.

- Давай, приятель, шевелись, не задерживай! - произнёс бугай, - Я вместо девушки. Что, не нравится?

Руки Пашки сами выкладывали продукты из корзинки.

- Извините, - сказал он бугаю, - я задумался немного.

 

Выходя из магазина, Пашка уже на улице обнаружил мирно беседующих гражданина и девочку.

- Щас подойду... - подумал он... но ни к кому не подошёл, а направился прямо домой.

 

Начинался вечер, погода была прекрасная, дышалось необыкновенно легко, и Пашка вскоре забыл всё, что пригрезилось ему, пока он стоял в очереди в кассу.

 

...

 

Но, придя домой, поцеловав жену и сдав ей пакеты с продуктами, он пошёл за компьютер, открыл любимую программу объёмного проектирования и долго, до полуночи что-то выдумывал, чертил, прикидывал.

 

 

 

 

 

 

© Copyright: С.Кочнев (Бублий Сергей Васильевич), 2011

Регистрационный номер №0009616

от 27 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0009616 выдан для произведения:

 Страшная месть.

(Не по Гоголю)

С.Кочнев


 

 

Из служебной характеристики.

«Ермолов Павел Павлович, 1963 года рождения, работает на нашем предприятии более 10-ти лет.

За время работы проявил себя грамотным, инициативным специалистом. С коллегами по работе всегда корректен, умеет оперативно решать производственные вопросы. Автор 3-х рационализаторских предложений, которые помогли увеличить производительность труда и существенно облегчили рабочий процесс.

Имеет поощрения. За высокие производственные показатели награждался туристической поездкой в Тайланд (на двоих с женой).

Хорошо умеет фотографировать, сайт предприятия наполняется выполненными Ермоловым фотографиями, за что поощрялся денежными премиями и ценными подарками.

В быту очень спокоен, выдержан, всегда вежлив, даже при обсуждении самых сложных технологических моментов, умеет держать себя в руках...»

 

Из протокола дознания. (Орфография сохранена полностью.)

«Ермолов П.П., 1963 г/р нанёс гр-ну Тряхоблудову И.С. удар бутылкой «Путинка» водки по шапке теменной части головы, отчего она разбилась и залила водкой дублёнку гр-на Тряхоблудова И.С. А гр-нин Тряхоблудов И.С. водку не пьёт и от запаха севухи потерял сознание отчего упал лицом в нис на асфальт и разбил его...»

 

 

Утро началось с предвкушения скорой встречи. Пока Пашка досыпал положенные часы, Лариса сходила в магазин и вернулась с полными сумками деликатесов.

А как же?! Лёха приезжает!

Армейский Пашкин друг, с которым они не виделись семнадцать лет, сегодня должен был прилететь из Норильска проездом в Адлер. От самолёта до поезда было почти шесть часов, так что Лёха обещался приехать около полудня, и у них был целый час, даже с запасом, чтобы посидеть, поговорить.

Пашка, конечно, встретил бы друга в аэропорту, но никак не удалось отпроситься с ночной смены - сменщик заболел ещё три дня назад, и заменить было некому. А Лариса тоже работала допоздна и домой пришла уже за полночь.

 

Разлепив веки, Пашка сквозь узенькие щелочки посмотрел на зелёненькие цифры часов на панели телевизора и вскочил, как ошпаренный - цифры показывали 11.20! Через сорок минут должен приехать Лёха.

Спешно одевшись и умывшись, Пашка кинулся помогать Ларисе на кухне.

- Сыр порезать... Угу... А ещё что?

- Ты пока постругай колбасу, сыр я сама потом порежу... Его ещё потереть надо, в салат... Я хотела тёртого купить, а у него срок годности... Понимаешь.... Да не суетись, картошка уже варится, утку, как ты просил, я натёрла... Только ты уж извини, я куркумы много бухнула, жёлтая будет...

- Да ты ж моя золотая! Ты ж знаешь, я люблю... И тебя люблю и утку, но тебя больше, а утку есть люблю.

И чмокнул жену ласково в маковку.

- Колбаса на нижней полке, в углу за молоком... справа... Справа - это «солома».

Достал Пашка колбасу, острейший ножик приготовил, досочку разделочную и вдруг задумался.

- Подожди, а водку ты купила?

- Зачем, у нас ром есть и мартини.

- Тьфу ты!

- Что? Что не так?

- Да всё так... Я забыл тебе сказать... Лёха же только водку пьёт... Вот, дурак, забыл!

Схватился, выскочил в прихожую, куртку накинул, в кроссовки сунул ноги и - за дверь!

- Я быстро! Ой, деньги забыл! Дай мне кошелёк - в правом кармане сумки.

Лариса ему: «У меня руки в фарше! Возьми сам!»

На пятках, чтобы кроссовки не снимать, прошествовал Пашка в комнату, достал кошелёк и мобильник прихватил.

- Всё! Я побежал! Дверь закрой за мной!

 

Супермаркет известной всем фирмы находился за углом дома, через дорогу. Минуты всего четыре быстрого ходу. В него Пашка и направился. По дороге деньги в кошельке проверил - хватает, даже не на одну поллитру.

Подойдя к дверям магазина, был он неожиданно остановлен какими-то парнями в ярких спецовках.

- Извините, магазин закрыт - авария.

- А надолго закрыт?

- А кто его знает. Сейчас аварийка разберётся, в чём дело. Воду откачает... Часа на два, наверное.

 

О, как! И что прикажете делать?

 

Только Пашка сразу сообразил - во дворе, через два дома, недавно новый магазин открылся, надо туда. Можно, конечно, в павильончике купить, только Пашка павильончику не очень доверял. Как-то вечером он там хлеб и банку горбуши купил. Хлеб оказался недельной, если не больше, выпечки, твёрдый, как кирпич, а в банке вместо горбуши какая-то мутноватая жижа была и куски непонятно чего белесого присутствовали.

Так что лучше - в новый магазин.

 

Ух! Хороший оказался магазин. Всё есть, все толково расставлено, разложено. Кр-р-асота!

 

Выбрал Пашка известную водочку (сам-то он давно водку не пил - врачи запретили) и направился к кассе.

Всего касс в зале было штук, наверное, восемь, но работали только три, а потому у каждой из них толпилось человек по десять. День был выходной и поэтому, а ещё потому, вероятно, что супермаркет был закрыт из-за аварии, в магазин постоянно прибывал страждущий люд.

 

Навскидку определив, в какой кассе народу поменьше, пристроился Пашка за пожилым гражданином с девочкой лет двенадцати.

 

Ох, лучше бы он этого не делал!

 

Однако, обо всём по-порядку.

Стоял себе Пашка в очереди и в мыслях уже встречался с другом. Так замечтался, что не заметил, как оказался уже у самой кассы. Вот гражданин с девочкой сейчас расплатится, и его очередь.

- Пап! - пискнуло гражданину юное создание, - Очень жарко! Я пойду на улицу, к Барсику.

- Иди! Только далеко не уходите, чтоб я не искал.

- Угу! - и создание растворилось среди спешащих на выход, а гражданин стал выкладывать из тележки продукты.

Продуктов было мно-о-ого!

Кассирша бойко подносила одну упаковку за другой к сканеру, и что-то внутри кассы весело пищало.

Не ожидая подвоха, Пашка спокойно ожидал своей очереди.

Вот и место освободилось, можно на резиновую ленту поставить бутылочку.

Вдруг гражданин заволновался.

- Подождите, это не надо было пробивать, - указал он на какую-то красочную коробку.

- Оля! - звонким голоском провозгласила кассирша, - Оля!

Оля молчала в недрах магазина, и потому кассирша, подождав немного, повторила призывный вопль: «Оля! коррекция!».

- Остальное пробивать? - обратилась она к гражданину.

- Угу! - буркнул тот.

- И ещё пакет большой, - добавил он через паузу.

- Оля! Коррекция! - снова разнёсся крик кассирши. - Оля!

Пашка машинально полез в карман, вынул мобильник и нажал клавишу, чтобы посмотреть время.

Экран телефона вспыхнул на секунду и тут же, проиграв бравурную мелодию, погас.

- Чёрт! - подумал Пашка. - Зарядить забыл.

- Извините, - повернулся он к стоящей за ним девушке, - Сколько сейчас времени?

- Без десяти!

- Спасибо.

В голове пронеслось: «Как бы не опоздать!», и спокойный обычно Пашка немного занервничал.

- Оля! Где ты ходишь?! У меня коррекция! - уже вопила кассирша во все лёгкие.

- Иду, не ори! - раздался голос почти за спиной Пашки. - Подвиньтесь, девушка! Разрешите, гражданин... или господин...

Оля оказалась огненно-рыжей и очень большой, лет пятидесяти с гаком, в форменном халате с бурыми пятнами. Огромного размера тело Оли притиснуло Пашку к транспортёру кассы и он едва на потерял равновесие. Чтобы не упасть он опёрся о стеллаж со жвачками, сигаретами и прочей мелочью, от чего стеллаж поехал в сторону и закачался.

- Что вы делаете, мужчина! - завизжало у него над ухом так пронзительно, что даже зазвенело в ушах. - Охрана! Охрана! Здесь хулиганят!

- Кто хулиганит? - удивился Пашка. - Вы меня чуть не уронили своим животом!

- Хам! Бандит! Охрана! Вот этот вот товар уронил и хамит!

За кассой мелькнули два грозного вида упитанных мужичка в форменных куртках.

- Да никто ничего не уронил, - вмешалась девушка, у которой Пашка спрашивал время. - Вы сами его толкнули.

- А ты стой и молчи! - мгновенно отреагировала опытная в словесных баталиях Оля. - Я лучше видела. Охрана, карманы у него проверьте. Он жвачку в карман сунул.

Кровь бросилась в голову Пашке. Он в жизни своей никогда на брал чужого.

Еле сдерживаясь, чтобы не закипеть, он медленно и внушительно повернул голову к обидчице и как можно спокойнее произнёс: «Я ничего лишнего не брал. Вы меня толкнули и, чтобы не упасть, я взялся за этот ваш чёртов стеллаж, а он поехал. Всё!»

- Сунул! Сунул! - вдруг совершенно неожиданно вмешался гражданин у кассы. - Я видал, точно.

Лица охранников стали суровы и неприступны, как бастионы Петропавловки. И неизвестно, чем бы всё кончилось, но обстановку разрядила кассирша.

- Оля, мне коррекцию надо делать. Давай! А мальчика не тронь. Хороший мальчик. Ничего он не брал. Вам, господин хороший, стыдно так говорить. Где у вас очки? Вон, деньги сосчитать не можете. Как вы могли жвачку увидеть?

Гражданин запыхтел, но не нашёлся, что сказать и полез искать по карманам очки.

Рыжая большая Оля, произведя коррекцию кассы, что-то буркнула охранникам и гордо, как броненосец на дозоре, покинула место боя.

Гражданин искал очки долго… Очень долго… Очень-преочень долго… Так долго, что, казалось, не найдёт никогда…

Пашка, питая слабую надежду, что в других кассах народу может быть меньше попытался развернуться, чтобы дать задний ход, но из этого ничего не вышло. Покупатели сзади него стояли плотной стеной.

Девушка сзади, заметив Пашкино телодвижение, глухо сказала, как бы сама себе: «Ага, я смотрела. Касс больше не стало, а народу явно набежало – ого-го!»

Наблюдая, как гражданин копался в карманах, пытаясь обрести вожделенные очки, Пашка вдруг поймал себя на том, что в голове пронеслось: «Вот бы сейчас подойти к этому кретину, да по голове его...» Но он тут же спохватился, взял себя в руки и стал придумывать выход из ситуации.

Тут в голову Пашке пришла спасительная мысль: «А что если бросить эту бутылку и просто пойти домой? Бог с ней, с этой водкой!»

Он уже решил, что именно так и надо поступить, но тут гражданин нашёл очки и начал расплачиваться.

- Слава тебе, господи! – сказал кто-то из стоящих сзади, но кто, Пашка не понял. Мечты его уже унеслись в далёкую даль...

 

Сидели Пашка с Лёхой на мягком диване, поднимали рюмки, и Лёха говорил что-то про старшего лейтенанта Проценко и про рядового Палубного…

 

Машинально протянул Пашка руку с рюмкой, в которой был пахучий сладкий ром… и вдруг увидел, что в руке у него не рюмка, а бутылка, и сам он не на диване, а в очереди…

 

- Будем расплачиваться? – спрашивала кассирша гражданина.

- Да-да, минутку, – гражданин по карманам выискивал мелочь. – Щас я, минутку, у дочки деньги.

И неожиданно пошёл к выходу.

- Вы куда?! - растерянно пискнула кассирша.

- Щас, она здесь, рядом!

Что-то нехорошо щёлкнуло в черепной коробке у Пашки и он стал часто дышать. Снова в голове родилась картинка, и было на картинке той, как подходит он к гражданину, говорит ему слова нехорошие, а потом достаёт поллитру, размахивается и...

- Девушка! – обратился он к кассирше, прогнав нехорошую картинку. – Может вы пробьёте… у меня одна бутылка, больше ничего.

- Меня Света зовут, вот на бейджике написано, - кассирша показала на кусочек картона, прикреплённый булавкой на пышной груди, – Не могу я пробить, пока касса занята.

- Я опаздываю, я очень сильно опаздываю! – взмолился Пашка…

- Погодите, вот уже пришли…

 

В самом деле, гражданин и девочка уже стояли возле кассы, и девочка выгребала из кармана мелочь.

Выскребя всё, что было на дне одного кармана, девочка взялась за другой, потом вынула скомканный носовой платок, развернула его и высыпала гору копеек.

 

Лично я не против мелочи, и копеек в том числе, Пашка тоже был не против, но кассирша этому явно не обрадовалась.

Тут же возникла перепалка.

Кассирша отказывалась брать мелкие деньги, гражданин с девочкой убеждали её, что эти деньги ничуть не хуже, чем крупные, тем более, что других всё равно нет.

 

Тяжесть в сердце у Пашки росла столь стремительно, что он стал бояться упасть в обморок.

- Господи! – думал Пашка, - Зачем мне нужна эта водка?! А… Лёха приезжает… Лёха… Лёха… Сколько время? – он снова повернулся к девушке, и та ответила не глядя на часы: «Двадцать минут».

- Двадцать минут! – Вспыхнуло в голове, – Всё, к чёрту эту водку! А-а-а!! Нет, нельзя! Лёха ничего другого не употребляет...

Снова сложилось где-то в мозгу сладкое видение возмездия над тупым гражданином. И в видении этом представилось, что будто бы есть у Пашки скорострельный автомат, а вместо пуль в этом автомате страшно вонючая жидкость, как у скунсов. И вот вынимает Пашка этот новейшей конструкции автомат, ловит на мушку того гражданина, нажимает на курок и...

 

- Девушка, ещё вот этот тортик уберите... У нас не хватает... - проскрипел гражданин.

- Оля! - снова закричала кассирша, - Ещё коррекция!

- Папа! - вдруг чуть не заплакала девочка. - Ты обещал! Давай сосиски оставим!

И стали они решать, что же вместо тортика оставить - сосиски или...

- Лучше пельмени оставим. У нас ещё в морозилке есть.

- Нет, сосиски. Я их не люблю!

Пока шла перепалка на тему, что оставить, опять в голове у Пашки нарисовался проект страшной мести. Нужно такую плиточку нагревательную изобрести на батарейках, чтобы свинец можно быстро расплавить. А как расплавится, то гражданину этому прямо в глаза его белесые этот свинец...

Потом, конечно, милиция, разбирательство, может даже суд... Но Пашка встаёт для последнего слова и, когда заканчивает своё повествование, все аплодируют ему... А судья произносит: «Невиновен!»

Нет, суд, это не то...

А! Вот что, лучше маленькую такую бомбочку звуковую, чтоб, когда взрывалась, звук был страшной силы, от которого лопаются перепонки и кровь летит из ушей... Нет, бомбочка, это тоже не то... От неё у тебя самого перепонки лопнут.

Тогда... Вот! Самое лучшее - группу мгновенного реагирования, чтобы скрутили такого урода, и в сумасшедший дом до конца жизни! Точно!

Пашка уже собрался телефон вынуть и номер придумал набрать: 987654321!

И тут же бегут, на землю валят, коленом в спину, руки назад, наручники сверкнули и защёлкнулись. Всё, уже ведут, сейчас повезут. Прощай, тупица!

 

...

 

- Мы будем расчитываться? Или не будем? - раздался вдруг голос прямо над ухом.

Пашка вздрогнул, вернулся из мыслей своих и оказался перед кассой. На него вопросительно смотрела молоденькая кассирша.

- Здравстуйте! Пакет нужен?

- Нет.

- Нельзя ли поскорее. Вы же не один стоите здесь. - Снова произнёс голос над ухом.

Пашка машинально повернулся. За его спиной стоял бугай в кожаной куртке, держа в руках бутылку водки.

- А где девушка? - почему-то удивлённо спросил Пашка.

- Давай, приятель, шевелись, не задерживай! - произнёс бугай. - Я вместо девушки. Что, не нравится?

Руки Пашки сами выкладывали продукты из корзинки.

- Извините, - сказал он бугаю, - Я задумался немного.

 

Выходя из магазина, Пашка уже на улице обнаружил мирно беседующих гражданина и девочку.

- Щас подойду... - подумал он, но ни к кому не подошёл, а направился прямо домой.

 

Начинался вечер, погода была прекрасная, дышалось необыкновенно легко, и Пашка вскоре забыл всё, что пригрезилось ему, пока он стоял в очереди в кассу.

 

...

 

Но, придя домой, поцеловав жену и сдав ей пакеты с продуктами, он пошёл за компьютер, открыл любимую программу объёмного проектирования и долго, до полуночи что-то выдумывал, чертил, прикидывал.

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: 0 624 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!