ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → СОВСЕМ НЕ СМЕШНОЙ РАССКАЗ

 

СОВСЕМ НЕ СМЕШНОЙ РАССКАЗ

29 января 2013 - Ольга Баранова

 

 

       История, которой я хочу поделиться, мой дорогой читатель, была однажды подслушана мной невольно во время поездки в Суздаль. Дорога занимала около четырех часов. Рейсовый автобус полз по зимней трассе, притормаживая перед встречными машинами. Из окон, по обе стороны  хорошо просматривались почти бескрайние снега Владимиро-Суздальской земли. Время от времени поодаль возникали купола, венчающие белокаменные храмы и церквушки, коими так богаты эти древние края. Пейзаж убаюкивал, и раскрытая книга чуть было не выпала из расслабленных рук, и, вероятнее всего, вскоре я забылась бы беспокойным дорожным сном, если бы не возмущенно-сочувствующие возгласы, начавшие раздаваться позади меня. Две пассажирки, одна  горестно-гневно, а другая, поддакивая, говорили достаточно громко, и то, что я услышала, повергло меня в невеселые раздумья. По необъяснимой причине, эта история, забытая по прошествии некоторого времени, теперь вновь всплыла в моей памяти…

 
       Мужчина, вернувшись с работы домой, сидел за кухонным столом. Перед ним стояла начатая бутылка водки. Нет, напиться не было его целью, ему хотелось слегка расслабиться в отсутствии жены, которая как раз отбыла с младшим ребенком на лето в деревню к своей матери. На столе появился нарезанный хлеб, тарелка с солеными огурцами и вилки. Это Соня, семнадцатилетняя падчерица, дочь жены от первого брака. Она оканчивала школу и готовилась к выпускным экзаменам, заодно мама поручила дом ее заботам. Девушка хлопотала у плиты, чувствуя себя ответственной за отца, так она называла этого мужчину, зная его с раннего детства. Отношения их с самого начала складывались по-доброму, он заботился о маленькой девочке, как о родной. Правда, с недавних пор она стала ловить на себе его пристальные взгляды, но не придавала этому никакого значения. Мужчина краем глаза наблюдал за ней. Вот она потянулась к крану с водой, и коротенький сарафанчик пополз вверх, еще больше обнажая ноги. Вот, девушка вернулась к плите, и его взгляд задержался на четко очерченной линии ее груди. Он отвел глаза, но мысли вертелись вокруг Сони: «Совсем выросла…надо же…такая нежная, улыбчивая…и фигурка …кто бы мог подумать…». Он был горд, и в то же время волна запретного желания прокатилась внутри него. Мужчина постарался заглушить эту волну в себе. Налил еще водки. Сонечка разложила жареную картошку по тарелкам и села за стол напротив отца. В их семье было заведено обедать вместе.

- Сонь, выпьешь со мной? – неожиданно для себя самого спросил он.
- Нет, конечно, пап! – она вспыхнула и взглянула на него с недоумением.
- Когда у тебя следующий экзамен?
- Послезавтра.
- Какой?
- Сочинение.
- Ну, с этим у тебя проблем не будет, как думаешь?

      И тут Соня заметила, что взгляд отца застыл на ее груди. Ей впервые стало не по себе. Она опустила глаза в свою тарелку, быстро доела картошку и поднялась из-за стола.

- Папа, ты оставь тарелки, отдыхай,  я позанимаюсь, а потом вымою, - бросила она, уже  покидая кухню.

       Войдя в свою комнату, Соня интуитивно защелкнула дверной замок изнутри, постояла у двери, прислушалась, и, успокоившись,  устроилась на своем диванчике с учебником.  Неожиданно снаружи в замочной скважине заскрежетал ключ, дверь открылась, и на пороге показался отец. Он был в трусах и майке и смотрел на девушку, как-то заискивающе улыбаясь.

- Пап, ты чего?
- Занимаешься? А я вот, заглянул спокойной ночи тебе пожелать.
- Спокойной ночи, папа, - Соня уткнулась в книгу.

В голове мужчины шумело от выпитого, он, уже не сопротивляясь силе, подтолкнувшей его к диванчику, взял учебник из рук Сони и отбросил в сторону.

- Папа! Ты что…что ты делаешь?

       Конечно, Сонечка была начитанной, но несколько тургеневской барышней. Она испытывала необъяснимое горячее волнение, перечитывая некоторые страницы из Мопассана по нескольку раз, и в то же время все еще чуралась молодых людей.  Но, папа! Как он может!

- Сонечка, доченька, не бойся, я ничего тебе не сделаю… - мужчина окончательно потерял контроль над собой. Между ними завязалась отчаянная борьба. Соне хотелось кричать, а голос пропал. Она слабела, но в последний момент с силой ударила отца коленом в пах.

- Дрянь! Дрянь!– вскрикнул он, согнувшись  пополам.

       Соня бросилась из комнаты, выскочила из квартиры, как была, босиком и почти скатилась по лестнице на  этаж ниже. Девушку  колотило так, что она еле попала пальцем  в дверной звонок тети Зои, соседки.

- Что, Соня, что? – Зоя Ивановна запаниковала и буквально втащила ее в квартиру. Ночь не спали. Соня долго не могла успокоиться. Утром она попросила тетю Зою дать матери телеграмму.

Мать приехала через два дня. И вот тут Соня испытала настоящий ужас.

- Ну, и что у вас произошло? Рассказывайте сейчас же!

       Мама кричала на мужа, на Соню, плакала, заставляла дочь пересказывать тот отвратительный вечер, выспрашивая мерзкие детали. Наконец, она резко проговорила: « Но ведь ничего не случилось, я правильно поняла?».

- А если бы что-то действительно случилось, мама, тебе было бы легче? – Соня еще никогда не испытывала такого унижения, горечи и стыда. Она отчего-то чувствовала себя виноватой в том, что мама не поверила ей.


 
- А экзамен-то Соня сдала? – спросила одна из двух пассажирок.
- Сдала, все сдала! Она ведь умница у меня, внученька-то моя…так в тапочках соседских, да в домашнем сарафане и пошла на экзамен. Уж полгода, как в институте учится. Вот еду к ним, сердце мое изболелось за нее. Растила я ведь ее с измальства самого, пока мать-то ее,  да отчим по работам все разъезжали. Она мне письмо вот такое  как написала, я с тех пор места себе не нахожу. Поживу у них, присмотрю, а в обиду больше не дам. Отношения у них между собой-то разладились. …Забрала бы Сонюшку-то мою к себе, да вот, учится она.

       К этому времени наш автобус достиг развилки. Я вышла, чтобы поймать попутку до Суздаля. А две мои случайные попутчицы, очевидно, ехали до конца, во  Владимир. Добравшись до места и бросив дорожную сумку в гостинице, я отправилась в Спасо-Ефимовский монастырь, где в этот день исполняли духовную музыку. Несколько туристов расположились на двух каменных скамьях. Голоса небольшого хора резонировали в почти пустых стенах центрального собора, вытягивая душу, и когда  звуки «Да исправится молитва моя» на высокой ноте взлетели под купол, слезы сами собой хлынули у меня из глаз…
 
 
 
 
 
 
 

© Copyright: Ольга Баранова, 2013

Регистрационный номер №0113230

от 29 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0113230 выдан для произведения:

 

 

       История, которой я хочу поделиться, мой дорогой читатель, была однажды подслушана мной невольно во время поездки в Суздаль. Дорога занимала около четырех часов. Рейсовый автобус полз по зимней трассе, притормаживая перед встречными машинами. Из окон, по обе стороны  хорошо просматривались почти бескрайние снега Владимиро-Суздальской земли. Время от времени поодаль возникали купола, венчающие белокаменные храмы и церквушки, коими так богаты эти древние края. Пейзаж убаюкивал, и раскрытая книга чуть было не выпала из расслабленных рук, и, вероятнее всего, вскоре я забылась бы беспокойным дорожным сном, если бы не возмущенно-сочувствующие возгласы, начавшие раздаваться позади меня. Две пассажирки, одна  горестно-гневно, а другая, поддакивая, говорили достаточно громко, и то, что я услышала, повергло меня в невеселые раздумья. По необъяснимой причине, эта история, забытая по прошествии некоторого времени, теперь вновь всплыла в моей памяти…

 
       Мужчина, вернувшись с работы домой, сидел за кухонным столом. Перед ним стояла начатая бутылка водки. Нет, напиться не было его целью, ему хотелось слегка расслабиться в отсутствии жены, которая как раз отбыла с младшим ребенком на лето в деревню к своей матери. На столе появился нарезанный хлеб, тарелка с солеными огурцами и вилки. Это Соня, семнадцатилетняя падчерица, дочь жены от первого брака. Она оканчивала школу и готовилась к выпускным экзаменам, заодно мама поручила дом ее заботам. Девушка хлопотала у плиты, чувствуя себя ответственной за отца, так она называла этого мужчину, зная его с раннего детства. Отношения их с самого начала складывались по-доброму, он заботился о маленькой девочке, как о родной. Правда, с недавних пор она стала ловить на себе его пристальные взгляды, но не придавала этому никакого значения. Мужчина краем глаза наблюдал за ней. Вот она потянулась к крану с водой, и коротенький сарафанчик пополз вверх, еще больше обнажая ноги. Вот, девушка вернулась к плите, и его взгляд задержался на четко очерченной линии ее груди. Он отвел глаза, но мысли вертелись вокруг Сони: «Совсем выросла…надо же…такая нежная, улыбчивая…и фигурка …кто бы мог подумать…». Он был горд, и в то же время волна запретного желания прокатилась внутри него. Мужчина постарался заглушить эту волну в себе. Налил еще водки. Сонечка разложила жареную картошку по тарелкам и села за стол напротив отца. В их семье было заведено обедать вместе.

- Сонь, выпьешь со мной? – неожиданно для себя самого спросил он.
- Нет, конечно, пап! – она вспыхнула и взглянула на него с недоумением.
- Когда у тебя следующий экзамен?
- Послезавтра.
- Какой?
- Сочинение.
- Ну, с этим у тебя проблем не будет, как думаешь?

      И тут Соня заметила, что взгляд отца застыл на ее груди. Ей впервые стало не по себе. Она опустила глаза в свою тарелку, быстро доела картошку и поднялась из-за стола.

- Папа, ты оставь тарелки, отдыхай,  я позанимаюсь, а потом вымою, - бросила она, уже  покидая кухню.

       Войдя в свою комнату, Соня интуитивно защелкнула дверной замок изнутри, постояла у двери, прислушалась, и, успокоившись,  устроилась на своем диванчике с учебником.  Неожиданно снаружи в замочной скважине заскрежетал ключ, дверь открылась, и на пороге показался отец. Он был в трусах и майке и смотрел на девушку, как-то заискивающе улыбаясь.

- Пап, ты чего?
- Занимаешься? А я вот, заглянул спокойной ночи тебе пожелать.
- Спокойной ночи, папа, - Соня уткнулась в книгу.

В голове мужчины шумело от выпитого, он, уже не сопротивляясь силе, подтолкнувшей его к диванчику, взял учебник из рук Сони и отбросил в сторону.

- Папа! Ты что…что ты делаешь?

       Конечно, Сонечка была начитанной, но несколько тургеневской барышней. Она испытывала необъяснимое горячее волнение, перечитывая некоторые страницы из Мопассана по нескольку раз, и в то же время все еще чуралась молодых людей.  Но, папа! Как он может!

- Сонечка, доченька, не бойся, я ничего тебе не сделаю… - мужчина окончательно потерял контроль над собой. Между ними завязалась отчаянная борьба. Соне хотелось кричать, а голос пропал. Она слабела, но в последний момент с силой ударила отца коленом в пах.

- Дрянь! Дрянь!– вскрикнул он, согнувшись  пополам.

       Соня бросилась из комнаты, выскочила из квартиры, как была, босиком и почти скатилась по лестнице на  этаж ниже. Девушку  колотило так, что она еле попала пальцем  в дверной звонок тети Зои, соседки.

- Что, Соня, что? – Зоя Ивановна запаниковала и буквально втащила ее в квартиру. Ночь не спали. Соня долго не могла успокоиться. Утром она попросила тетю Зою дать матери телеграмму.

Мать приехала через два дня. И вот тут Соня испытала настоящий ужас.

- Ну, и что у вас произошло? Рассказываете сейчас же!

       Мама кричала на мужа, на Соню, плакала, заставляла дочь пересказывать тот отвратительный вечер, выспрашивая мерзкие детали. Наконец, она резко проговорила: « Но ведь ничего не случилось, я правильно поняла?».

- А если бы что-то действительно случилось, мама, тебе было бы легче? – Соня еще никогда не испытывала такого унижения, горечи и стыда. Она отчего-то чувствовала себя виноватой в том, что мама не поверила ей.


 
- А экзамен-то Соня сдала? – спросила одна из двух пассажирок.
- Сдала, все сдала! Она ведь умница у меня, внученька-то моя…так в тапочках соседских, да в домашнем сарафане и пошла на экзамен. Уж полгода, как в институте учится. Вот еду к ним, сердце мое изболелось за нее. Растила я ведь ее с измальства самого, пока мать-то ее,  да отчим по работам все разъезжали. Она мне письмо вот такое  как написала, я с тех пор места себе не нахожу. Поживу у них, присмотрю, а в обиду больше не дам. Отношения у них между собой-то разладились. …Забрала бы Сонюшку-то мою к себе, да вот, учится она.

       К этому времени наш автобус достиг развилки. Я вышла, чтобы ловить попутку до Суздаля. А две мои случайные попутчицы, очевидно, ехали до конца, во  Владимир. Добравшись до места и бросив дорожную сумку в гостинице, я отправилась в Спасо-Ефимовский монастырь, где в этот день исполняли духовную музыку. Несколько туристов расположились на двух каменных скамьях. Голоса небольшого хора резонировали в почти пустых стенах центрального собора, вытягивая душу, и когда «Да исправится молитва моя» на высокой ноте взлетела под купол, слезы сами собой хлынули у меня из глаз…
 
 
 
 
 
 
 
Рейтинг: +22 518 просмотров
Комментарии (38)
Анна Магасумова # 29 января 2013 в 23:12 +3
Бесподобно..."Да исправится молитва моя" rose Да отхлынут беды и напасти!
Ольга Баранова # 29 января 2013 в 23:30 +2
Спасибо за прочтение, Аня!
Елена Бурханова # 29 января 2013 в 23:49 +3
Бедная девочка! И после этого, ее мать продолжает жить с этим, даже не знаю, как назвать, типом!
Страшно! Сколько бывает насилия в семьях! И, в основном, все скрывается, умалчивается!
Действительно, страшный рассказ!
Оля, хорошо написала! Тронуло за душу!
Ольга Баранова # 29 января 2013 в 23:52 +3
Ну, вот захотелось такую проблему поднять...
Спасибо за понимание,Леночка!
Света Цветкова # 30 января 2013 в 10:23 +3
Может, если бы не водка, не произошёл бы тот случай.
Я тоже с отчимом жила, который всего на 16 лет был меня старше.
Но и сама дистанцию чувствовала, да и он соображал.
Зато подружки мои все в него влюблялись.
Хороший рассказ, Оля. Ты умница.
Ольга Баранова # 30 января 2013 в 20:36 +2
Спасибо, Света! Больная тема больного общества...Травмирует многих, обговаривается исключительно редко...потому, что не хотят выносить сор из избы, наверное.
Игорь Кичапов # 30 января 2013 в 10:29 +4
Однако....
А ведь наверное имеет место быть. Спасибо Оль, зацепило....
Ольга Баранова # 30 января 2013 в 20:42 +2
Не ожидала, что один из самых популярных на сайте авторов прочтет и...даже скромно одобрит )))
Да, Игорь, события те случались, случаются и будут случаться, к прискорбию. Потому что семья - это довольно закрытый социум. Да и обсуждение на публике часто приводит к еще большим страданиям жертвы. Наверное, общество наше еще не вполне готово обсуждать подобные темы правильно, без последующего психологического давления на пострадавшего.
Спасибо тебе за НЕРАВНОДУШИЕ, Игорь!
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 30 января 2013 в 11:14 +3
М-да...Бывает и такое...Не знаю,что и сказать...Наверно бывает.Хотя у меня на глазах также вырос НЕ мой (только по крови,относился я к ней всегда,как к своей...) и для меня она и в сорок лет останется РЕБЁНКОМ...И все непотребные желания в отношении РЕБЁНКА -это извращение и должно караться соответственно...
Ольга Баранова # 30 января 2013 в 20:43 +3
Юрий, рада видеть Вас на своей странице, спасибо за искренний комментарий!
Ольга Постникова # 30 января 2013 в 12:47 +4
Оля, невзначай услышанный разговор, вылился у Вас в хороший рассказ! Действительно, не смешной и невесёлый. И проблема, в нём поднятая, нешуточная. Неужели материнский инстинкт гаснет перед инстинктом женщины? Не знаю, чтобы понять, наверное, надо оказаться "в той шкуре". Без неё - непостижимо.
Ольга Баранова # 30 января 2013 в 20:46 +3
Олечка! Спасибо за поддержку и понимание. Да, разнообразными и, порой, до странного жестокими бывают отношения в семье. Со всеми вытекающими от сюда последствиями.
Люди-человеки...
Елена Нацаренус # 30 января 2013 в 15:20 +3
СТЫДНО...Но в наше время - это совсем не редкость. Люди ожесточились, нет уважения ни к спутникам жизни, ни к детям (особенно во хмелю!) Больно читать такое, душа плачет... Спасибо, Оля, за поднятую тему. Об этом надо писать! 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd kata
Ольга Баранова # 30 января 2013 в 20:48 +3
К сожалению, ты права, Лена, нравы упали, что приводит к равнодушию безнаказанности.
Мне тоже вот показалось, что нужно написать.
Спасибо тебе!!
Бен-Иойлик # 1 февраля 2013 в 11:37 +1
Печально... Но таковы реалии...
Спасибо!
big_smiles_138
Ольга Баранова # 4 февраля 2013 в 21:28 0
Григорий, рада Вашему прочтению этой истории!
Спасибо за поддержку!
Валига # 1 февраля 2013 в 16:25 +1
Рассказанному не удивляюсь... Случаи такого рода, к сожалению, не единичны... И чем дальше, тем больше таких, для кого удовлетворение страсти выше разума...
Спасибо, Незнайка, за рассказ! Взволновал...
Ольга Баранова # 4 февраля 2013 в 21:29 +1
Благодарна Вам, Валентина, за то, что не остались в стороне и отозвались.
Татьяна Стафеева # 5 февраля 2013 в 22:01 +2
Оля, этот рассказ написан сердцем! Больно за девочку, а позиция матери не очень понятна, но действительно,
"имеет место быть". Закрывать глаза на подобные вещи и подставлять под удар
ребенка - способствовать преступлению. С самоотверженностью материнской не очень вяжется!
Спасибо за этот пронзительный рассказ. Успехов и тепла!
korzina
Ольга Баранова # 5 февраля 2013 в 22:29 +1
Таня, спасибо Вам за понимание и поддержку.
А по поводу поведения матери? Многое может быть причиной такой реакции: шок и растерянность от произошедшего, ревность и злость (она/мать/ могла заметить интерес своего мужа к старшей дочери), или элементарное нежелание осознать глубину назревающей проблемы...Душа женщины - потемки)).
Спасибо, Таня, и Вам успехов и самого хорошего!
Татьяна Чанчибаева # 6 февраля 2013 в 14:21 +1
Тронуло до донышка души! 38

С теплом, Татьяна.
Ольга Баранова # 6 февраля 2013 в 21:12 0
Рада Вам, Татьяна!Спасибо за отзыв.
ЛИТЛЕДИ (Рина Воронцова) # 7 февраля 2013 в 12:58 +1

сказать что-то или не сказать совсем..? если он мужлан, то ему все-равно, кто перед ним - дочь, падчерица или блудная девица...
одно утешает - девочка оказалась смелой и не побоялась ударить этого урода.
мать..? на мой взгляд, ей не до дочери. Свою жизнь устроила и все, а там - трава не расти.

Фу-у-у... мерзкий осадок на душе! Была б моя воля - таких мужланов - кастрировала, без сожаления,
а равнодушных мамаш, лишала бы материнства и вывешивала бы её фото с надписью - "Преступница против своего ребенка.."

извините, Незнайка, но до тошноты стало гадко от такой истории!

Ольга Баранова # 7 февраля 2013 в 20:58 +1
Ирочка!
Я безмерно благодарна Вам за такой эмоциональный комментарий, который характеризует Вас, как глубоко неравнодушного человека.
Я рада такому читателю. Взрыв Ваших эмоций как раз свидетельствует о том, что история, которая не предполагалась быть красивой, написана не зря.
СПАСИБО!
soln
Evgeniy VEK # 7 февраля 2013 в 21:02 +1
да..., совсем невеселый...
Ольга Баранова # 7 февраля 2013 в 21:06 +1
Ой, Женя!
Жизнь такая разная...такая разная...))
Спасибо тебе большое за прочтение и понимание проблемы.
Марочка # 9 февраля 2013 в 02:57 +1
Да.. Человекам до совершенства далеко... Об этом надо писать! То, как рассказали вы, Олечка, проникновенно, с болью, до глубины доходит и остаётся в сознании.
«Да исправится молитва моя»
Ольга Баранова # 13 февраля 2013 в 21:54 0
Рада, что прочли и прониклись, Марочка!
Спасибо!!
alexandr # 10 февраля 2013 в 15:39 +1
c0137
Ольга Баранова # 13 февраля 2013 в 21:55 0
c0411
Спасибо!
.. # 11 февраля 2013 в 19:01 +1
Ольга Баранова # 13 февраля 2013 в 21:56 0
Рада Вашему визиту!
Спасибо!
Владимир Макуров # 14 февраля 2013 в 08:11 +1
Грустно это...
Ольга Баранова # 17 февраля 2013 в 20:31 0
Да уж, ничего веселого...
Спасибо, что прочли и почувствовали!
ORIT GOLDMANN # 7 марта 2013 в 23:42 +1
Ольга Баранова # 8 марта 2013 в 02:06 0
soln
Валентина Попова # 30 ноября 2014 в 18:10 +1
у меня был слишком идеальный (в смысле - серьёзный) отец, поэтому я всех взрослых мужчин приравнивала к нему. В юности такой бы рассказ привел бы меня в шок, а сейчас редко чему удивишься И ОТ ЭТОГО ПЕЧАЛЬНО.
Ольга Баранова # 10 марта 2015 в 15:00 0
Здравствуйте, Валентина!Благодарю за визит и прочтение. А удивить в настоящее сверхциничное время вряд ли нас чем-то возможно...и Вы правы, это грустно.