ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Случайное счастье

 

Случайное счастье

Случайное счастье

 

На улице в самом разгаре стояла осень. Морозный воздух за ночь, опустившись к минус одному, оповещал, что пора одевать головной убор. В то же время чистое голубое небо и нежные лучи восходящего солнца ещё  согревали надеждой о теплых деньках.

Придерживая рукой сумку, висевшую на правом плече, Зоя, как всегда спешила на работу в больницу, в которой она вот уже четыре года работала терапевтом после окончания университета.  Завораживающая красота замечательного утра радовала глаз и грела душу. Но все- же жила в Зое какая-то капелька грусти.

 Нет, она ни в коем случае не жаловалась на жизнь. Наоборот, Зоя была довольна тем, что у неё есть любимая  мама, работа, на которой  выкладывается по полной, и цель по карьерной линии. Просто она понимала, что для полной гармонии ей не хватает ещё каких-то чувств. Впрочем она знала каких, вот только найти их не получалось.

С Андреем они расстались два года назад, а  на новые отношения с мужчинами не было   ни времени, ни желания.  После стольких лет,  потраченных на бесполезную суету вокруг его личности, не возникало желания тратить свою энергию на нового человека.

   Андрей был неплохим парнем, они встречались ещё со школьной скамьи, и  можно было предположить, что все окончится законным браком. Вот только он  не решался на него, а ей уже порядком надоело вытягивать его из всякого рода нелепых ситуаций и долгов. Он постоянно куда-то влазил, кому-то был должен деньги. Кажется, он должен был заботится о ней, а получалось совсем наоборот. В очередной раз он влез в долги, им с мамой пришлось собрать все свои сбережения и помочь ему выбраться из них, иначе для него всё могло бы закончиться плохо.

Вот и пришло время, когда надо было сделать выбор между чувствами и страхом от того, что завтра ты проснешься на улице  из-за его несерьезного отношения к их будущему.

В своих воспоминаниях Зоя и не заметила, как подошла  почти к зданию больницы.

   В это мгновение она услышала женский крик.

 -Ой, ой, - причитала  женщина, стоявшая метрах  в десяти впереди, и склонившись над телом лежащего на земле мужчины в черном пальто.

 - Кто-нибудь, помогите, мужчине плохо стало! - продолжала звать на помощь женщина.

У Зои сработало уже выработавшееся профессиональное чувство, что нужно помочь, и она почти бегом преодолела отделявшее её расстояние от лежавшего на земле мужчины. Думать о том, что шпильки на её сапожках могут сломаться, было некогда. Впрочем, и на них она чувствовала себя уверенно.  Высокие каблуки Зоя носила давно. Она была невысокого роста и поэтому старалась покупать обувь  на высоком каблуке. Нет, уверенности в себе у неё и так было достаточно. Но все же хотелось быть чуточку повыше.

 Оказавшись рядом,  спросила : «Что с ним?»

- Ой, да я и не знаю, шел впереди меня, а потом резко так остановился, взялся за грудь и опустился на колени. Я то сразу и не сообразила, а пока додумалась, что ему плохо стало, он  совсем упал.

Женщина еще что-то продолжала говорить, но Зоя её уже не слушала. Она склонилась над лицом мужчины. Глаза его были закрыты. Затем взяла  запястье мужчины в свои руки и стала прощупывать пульс. Тот был очень слабым, но мужчина был ещё жив.

От здания, в котором находилось терапевтическое отделение, их отделяло метров сто.

Звонить своей медсестре, с которой они последнее время работали на приеме в поликлиннике, не хотелось, потому что понимала,  пока  дозвонится, пока та сообразит в чём дело, потом кого-то найдёт с отделения, уйдёт много времени. Вообщем выбора не было. Сказав женщине, чтобы та побыла рядом с мужчиной, она бросилась бежать в отделение.

Хорошо, что отделение находилось на первом этаже четырёхэтажного  корпуса.

Вбежав в помещение, она  позвала дежурную медсестру и сказала ей, чтобы та быстро нашла носилки и позвала еще кого-нибудь на помощь.

Благо, сестра оказалась опытной и объяснять ей долго ничего не пришлось. Зоя только крикнула, что мужчине плохо и он лежит за зданием поликлинники. Дежурившая с ночной смены медсестра, была женщиной крепкой, ростом под метр восемьдесят,  поэтому сама взяла носилки и уже на выходе командирским голосом почти приказала какому- то мужчине идти с ней, так как нужна его помощь. На больного он не был похож, может бать, пришёл навестить кого-то в столь ранний час.

Впрочем, Зое уже до этого дела не было. Втроем они быстрым шагом устремились к  месту, где она оставила женщину с  лежащим на холодной земле мужчиной.

 На всё это  ушло не больше десяти минут, и когда они прибыли на место, там уже стояли ещё двое ребят лет по двадцать. Все вместе они  уложили мужчину на носилки и ребята вызвались отнести его в отделение. Пока они несли, Зоя смогла рассмотреть  мужчину. На вид ему было лет шестьдесят, среднего роста, седые волосы на голове были акуратно подстрижены. Одет  он был в чёрное  пальто из добротной ткани, на ногах чистая обувь. Вобщем, мужчина как мужчина, однозначно не бомж. Наверное немного не дошёл до больницы. Можно предположить, что его уже что-то беспокоило и он шёл на приём к врачу. Может и к ней бы попал. Но это только предположение.

- Диагноз ставить ещё рано, но думаю, что это сердце. Гадать  не стоит, сейчас обследуют и тогда уже точно можно будет сказать.

В отделении началась обычная суета, когда поступает тяжёлый больной. Их уже ждала и заведующаяя отделением, и другой врач.  Кто-то побежал за документами, кто-то звонит кардиологу, а кто-то готовит лекарственные препараты.

  Зоя посмотрела на часы.  Они показывали девять тридцать восемь. Почти сорок минут идёт её приём, там тоже под кабинетом ждут люди.

- Нужно бежать.

- Маргарита Аркадиевна, - позвала она старшую медсестру, - мне нужно бежать в поликлиннику на приём. Вы позвоните  потом, какой будет результат? Хорошо?

- Да, конечно, - ответила медсестра, которая помогала ей,  и затем  снова включилась в рабочий процесс.

  Зоя вышла из отделения и быстрым шагом направилась в поликлиннику. В  кабинете медсестра встретила её вопросительным взглядом.

- Что-то случилось, Зоя?

-У меня всё впорядке, просто на улице мужчина потерял сознание и мне пришлось бежать в отделение за помощью.

- Что-то серьёзное?

 

 

Зоя сняла пальто, повесила его на тремпель и спрятала в шкаф. Потом присела за рабочий стол и начала приём больных, которые  с нетерпением ожидали  под дверями  кабинета.

В кармане халата зазвонил мобильный телефон, Зоя на минутку оторвалась от пациента и достав его, посмтрела на экран. Номер  был не знаком, но может это Маргарита Аркадиевна.

- Да, я слушаю.

- Зоя, это Маргарита Аркадиевна. С вашим мужчиной всё впорядке. Он уже пришёл в себя.

- Спасибо вам, Маргарита Аркадиевна. Я позже зайду к нему.

Зоя отключила телефон и продолжила задавать вопросы своему пациенту.

   Время приёма больных закончилось в пятнадцать ноль - ноль. Принять всех посетителй она успела до четырнадцати, а потом провела время в ожидании следующего пациента, но никто так и не пришёл.  С утра день получился очень насыщенным, сейчас, наоборот, как-то непривычно тихо, - подумала Зоя и стала собираться.

Нужно было ещё забежать в отделение к больному, убедиться что у него всё впорядке.

  - Добрый день, - войдя в палату, тихо поздоровалась Зоя с больными.

Из четырех стоявших коек  в палате были заняты все. Да, много людей последнее время болеют, люди  жалуются на сердце. Все больше нервных стрессов. Постоянно какие-то кризисы, инфляция. Люди нервничают, а тут ещё и атмосферные перепады давления бывают довольно резкими.

- Задрвствуйте, - ответили ей больные.

       Она подошла к кровати уже знакомого ей мужчины. Он смотрел на неё и пытался улыбнуться.

- Константин Сергеевич, меня зовут Зоя, я пришла поинтересоваться, как  у вас дела. Насколько я знаю, вам уже рассказали, как вы оказались в этой палате. С вашей историей болезни я тоже ознакомилась. Лежать вам придётся минимум три недели, поэтому я хотела бы спросить, - может вам что-то нужно? Есть ли у вас родственники, чтобы можно было сообщить им о том, что вы здесь?

  Константин Сергеевич по отчески посмотрел на Зою, чуть краем губ улыбнулся и сказал: - Спасибо большое вам, Зоюшка, за беспокойство. Спасибо за то, что подобрали меня на улице. Мне тоже уже рассказали всё.   Зоя, я бы хотел позвонить сыну. Он у меня живёт в Москве, а я тут один. Так что беспокоится здесь за меня некому.

 - Давайте я позвоню ему. Вы мне можете сказать его номер телефона?

- Могу, Зоя, только на память я его не помню, уж больно длинные их номера. Это нужно посмотреть в телефоне. Он где-то лежит на тумбочке. Его туда положила медсестра.

Зоя посмотрела на тумбочку и под пакетом с лекарствами увидела выглядывающий край

мобильного телефона. Взяв его в правую руку, она вопросительно посмотрела на Константина Сергеевича.

- Зоя, его зовут Анатолий. Там в телефонной книге он первый в списке.

Зоя открыла список телефонной книги и  сразу нашла имя Анатолий.

- Константин Сергеевич, а деньги на счету у вас были? С Россией разговаривать дорого. Может, давайте я со  своего позвоню?

Константин Сергеевич прикрыл на несколько секунд глаза, потом снова открыл.  Видно ему тяжело. Он еще  слаб.

- Звоните, Зоя, звоните. Не переживайте.

Зоя не стала долго уговаривать. Она прекрасно знала, что ему сейчас нужен покой, поэтому нажала кнопку вызова и тихо вышла в коридор. Вначале в трубке раздались легкие щелчки соединений, потом ещё какие-то звуки, и только потом пошёл зумер.

Она остановилась в ожидании посреди коридора.

- Ало, отец, здравствуй. Что- то случилось? Мы же только вчера с тобой вроде все проблемы обсудили?

Голос у  Анатолия был приятный, чувствовалась в нем проявление заботы к отцу. Зоя предположила, что по возрасту ему лет тридцять - тридцать пять..

- Анатолий, здравствуйте. Меня зовут  Зоя.

- Что, что случилось с отцом? – не дал он договорить Зое?

 - Сейчас его состояние  стабильное, он перенес инфаркт и находится в отделении. Желательно, чтобы с ним кто-то был рядом. Ему нужны медикаменты и другие вещи.

- Девушка, вы меня извините, скажите ещё раз, как вас зовут?

-Зоя.

-Зоя, дело в том, что там на Украине у нас с ним уже из родственников никого не осталось. Прилететь смогу только я сам. Пожалуйста, Зоя, присмотрите за ним, а я  постараюсь  первым же самолетом вылететь к вам.

Зое ничего не оставалось, как ответить: «Хорошо, я присмотрю за ним, но ему требуется длительное лечение, а соответственно и лекарства. Вы уж постарайтесь, побыстрее прилететь.»

- Спасибо вам огромное, - услышала она ответ на том конце телефона.

- Я сейчас же займусь этим вопросом. За деньги не переживайте, я их привезу. Зоя, если есть  у вас возможность, пожалуйста, купите лекарства, какие требуются, а я вам обязательно верну, - Зоя, я вас очень прошу, - Анатолий уже полностью перешёл на ты и как-то расположил к себе своей просьбой. Если раньше Зоя могла  ещё подумать, а стоит ли тратить деньги, ведь таких случаев в её практике много, и не всегда деньги возвращались, то сейчас у неё как-то и доли сомнения не возникло.

- Хорошо, Анатолий, я присмотрю за вашим отцом и куплю что ему необходимо на первое время. Только вы, пожалуйста, поскорее приезжайте.

- Спасибо ещё раз вам большое, Зоя. Вы очень хороший человек, - услышала она в трубку.

Затем послышалось какое-то пиканье в телефоне, и связь оборвалась. Анатолий отключился. Зоя ещё несколько секунда постояла  в  коридоре, размышляя над ситуацией, а потом вошла в палату. Константин Сергеевич лежал, прикрыв глаза.

Она подумала, что он уже заснул, и положив телефон на тумбочку, хотела тихонько выйти из палаты.

- Зоя, скажите, Анатолий сможет приехать?

-Да, постарается прилететь первым самолетом.

- Вот я ему хлопот задам на старости лет. Он у меня человек занятой, работать ему приходится много, а я вот начинаю его дёргать.

- Вы в этом не виноваты, - ответила ему Зоя. Болезнь  не смотрит старый или молодой,  дети должны ухаживать за родителями и роптать тут, думаю, не стоит.

-Константин Сергеевич, вы отдыхайте, а я пока схожу в аптеку и принесу вам лекарства.

- Спасибо вам, Зоя, большое. Доставляю я и вам хлопот.

- Ничего, таких хлопот у меня   много. Это моя работа.

Зоя вышла в коридор и со списком назначений пошла в аптеку, которая находилась в здании поликлиники.

 

 

   Сигнал будильника  в телефоне заговорил нежным  голосом: « Вставай, соня, вставай.»

Он продолжал повторять эти слова, пока Зоя не протянула руку к телефону и не выключила его.

«Как быстро прошла ночь»,  - подумала она. Хочется ещё понежится немного в  теплой постели.  Отопительный сезон уже начался, но комунальщики не спешили активно топить в домах, а оставлять на всю ночь включенным кондиционер как-то не хотелось. За ночь квартира немного остыла и было прохладно. Зоя ещё какое-то время понежилась под теплым одеялом, потом слегка потянулась и решительно откинула его  в сторону.

Один час на утренние сборы, завтрак, и вот она уже идёт на остановку, чтобы в очередной раз погрузиться в набивающуюся до отказа, прованявшуюся всевозможными запахами скрипучую маршрутку с нервными водителями и спешащими людьми, и выехать на работу.

Еще тридцать пять минут езды в маршрутке по улицам просыпающегося города, и она  уверенно бежит по знакомому до каждой ямочки тротуару.  Настроение у неё обычное, наверное, как и у всех, утреннее. Сонно тягучее состояние плавно перешло в рабочее, и уже в задние поликлинники входил уверенный в себе доктор.

- Доброе утро, произнесла она подойдя к дверям кабинета, в котором ей приходилось вести приём больных.

- Здравствуйте.

- Доброе утро,- услышала она в ответ разрозненные голоса больных, котороых уже  было не меньше десяти человек.

«День сегодня будет как всегда – загруженным», - подумала она и вошла в кабинет.

Поздаровавшись с медсестрой,  сняла пальто, повесила его на тремпель в шкаф и стала готовить  свой врачебный инвентарь  к работе. Перебросившись еще пару новостями с Валентиной Петровной, повернулась  и, протянув руку к кнопке вызова посетителей, нажала её.

- Процес пошёл,- промелькнула уже избитая всеми фраза в голове.

 

- Ну что, Валентина Петровна, много еще там у нас карточек? Зоя и сама видела, что на столе Валентины Петровны ещё досточно толстая стопка амбулаторных карт, но как бы в подтверждение этого просто хотелось спросить, чтобы таким образом  оторвать свои мысли от болезней, о которых приходится думать вот уже три часа к ряду.

В этот момент открылась дверь, и Зоя машинально повернулась в её сторону, чтобы снова встретить своим сочувствующим, а может быть уже и не таким сочувствующим от усталости взглядом, очерердного больного. Но вместо больного в дверях она увидела большой букет из нежно-розовых роз. Букет полностью закрывал туловище человека и только его голова с верху и ноги снизу выглядывали как неродные друг другу. Как будто их отделили необитаемым островом из живописной фауны.

 - Здравствуйте, - произнес молодой человек.

 

 

- Скажите, продолжал в свою очередь увереныым голосом молодой человек. -Доктора Зою я могу увидеть?

-Я вас слушаю, произнесла Зоя и уловила, что её голос где-то потерялся. Настолько он был тихим. Показалось, что он ей совсем не пренадлежит. Кажется, всегда такая бойкая и уверенная в себе, а тут как будто её подменили. Может бать, её очаровал этот огромный букет из бархатных и нежных роз, а может, и молодой человек своим поведением так обезаружил? Разобраться в этом  быстро она не могла. Но пока размышляла,  неотразимый букет уже был перед ней и поверх него она уловила серьезный и признательный взгляд решительно настроенного человека.

- Уважаемая Зоя, пожалуйста, примите в знак моей благодарности эти цветы. Я вам очень признателен, что оказали помощь моему отцу.

И тут только Зоя вспомнила про мужчину, которого вот уже треттий день присматривала в отделении терапии.  Этот мелодичный голос. Он приятной музыкой лился тогда из телефонной трубки.

- Вы Анатолий? - Спросила в ответ Зоя, чтобы хоть как-то привести себя в норму и поддержать разговор.

- Да. Вы уж меня извините, Зоя. Я обещал вам вылететь первым же самолетом, но неотложные дела на работе меня не отпустили и пришлось задержаться.

Спасибо вам огромное, что вы позаботились о моем отце, и примите пожалуйста мой подарок в знак благодарности. Он протянул Зое букет. Она с нерешительностью взяла его и, продолжая смотреть Анатолию  в глаза, сказала: «Спасибо».

 

 

  Анатолий растегнул верхнюю пуговицу  пальто из дорогой ткани черного цвета,   достал из внутреннего кармана конверт и положил его на стол рядом с Зоей.

- Зоя, здесь я постарался возместить ваши затраты на лекарства. Еще раз спасибо вам большое.  Вы уж извините, что прервал  приём. Может, еще встретимся? - Анатолий бросил последний пронзительный взгляд прямо в глаза Зое и не дав ей опомниться,  прикрыв  дверь, вышел из кабинета.

Какое-то время Зоя ещё продолжала стоять на прежнем месте, как-будто соображая над тем, что делать с букетом и конвертом. Потом всё же произнесла: « Валентина Петровна, а у нас есть во что поставить цветы?»

- Зоя, для такого букета нужно только ведро. Зоя и сама это понимала.

- Пожалуйста, поищите где-нибудь его. Может, у сестры хозяйки есть, а я пока положу букет  на стул и продолжу приём.

Медсестра вышла из кабинета, а Зоя стала пристраивать огромный букет на стул. Дело это оказалось непростым. Он еле помещался на сидение, вот-вот норовил упасть на пол.

Справившисьс ним, она убрала со стола конверт, котороый положил Анатолий и открыла дверь в коридор, чтобы пригласить следующего больного.

 

Ровно в шестнадцать ноль, ноль, Зоя стала собираться домой. Медсестра ушла немного раньше. У неё дома намечалось  семейное мероприятие. Набросив пальто, Зоя взяла сумку и стала укладывать свои вещи. И тут она увидела конверт Анатолия, который поспешно прибрала со стола, чтобы не оказаться в неловком положении. Взяв его в руки, она открыла неприклеенную  часть и увидела деньги. Это были доллары.

- Ну этого еще мне не хватало. Мог бы хотябы спросить, сколько он мне должен.

Зоя пересчитала стодолларовые купюры.

Пятьсот долларов. Это в два с лишним раза больше, чем она потратила. Нет, взять их она не могла. Как-то неуютно она себя чувствовала от этих денег.

А может плюнуть на эту совесть, да положить спокойно их в  сумку и купить маме подарок? Чего тут смущаться. Другие берут и всё впорядке с совестью. Если посмотреть прямо, то за зарплату врача сейчас можно только купить покушать и скромно одеться. О плнировании какого-либо материального улучшения можно и не мечтать.

- Нет, не могу. Надо отнести лишнее и отдать Константину Сергеевичу. Ему сейчас тоже нужны деньги. - Большую часть денег Зоя оставила в конверте, себе забрала только то, что ей должны и решительно вышла из кабинета.

Открыв дверь в палату , Зоя увидела Антолия, стоявшего возле кровати отца. На звук открывшейся двери он обернулся и их взгляды встретились. Какие –то доли секунды она постояла в нерешительности, но потом все же вошла в палату.

- Хорошо, что вы здесь, сказала она. Уверенность к ней уже вернулась во всем своем обличии. Поэтому, не дав опомниться  Анатолию,  продолжила наступление.

- Добрый вечер, Константин Сергеевич, как вы себя чувствуете? Вы уж извините, я буквально на пару минут. Рабочий деньу меня  закончился, и мне нужно спешить. Впрочем, спешить ей было некуда, просто Зое хотелось поскорее разрешить щикотливый вопрос и удалиться.

- Лекарства все принимаете?

- Да, спасибо, Зоечка. Все как врач говорит.

- Вот и замечательно, значит скоро пойдёте на поправку.

Зоя достала из сумки конверт и положила его на тумбочку возле кровати. Анатолий посмотрел на нее вопросительно.

- Спасибо Вам, Анатолий. Но вы мне положили лишнее. Они вашему отцу сейчас нужнее.

Отойдя к двери она все ж обернулась  и сказала: «Да, спасибо за цветы».

- До свидания, - попрощалсь Зоя и открыла дверь.

- Зинаида,- услышала она, как Анатолий хотел обратиться к ней, но видно забыл её отчество, а просто по имени было неудобно в присутствии больных. И все же, сделав небольшую паузу, он продолжил: «Пожалуйста, подождите минутку». И он вышел за ней в коридор.

   - Зоя, вы уж извините меня, пожалуйста, я не хотел вас обидеть. Наоборот, я очень благодарен вам за вашу доброту и заботу о моем отце. И мне от всей души хотелось  вас отблагодарить. Тем более, что  у меня не получилось сразу вылететь сюда.

- Спасибо вам большое.

Зоя остановилась, повернулась к Антолию и посмотрела  ему в глаза. Они был сероватого цвета. В них она увидела открытость его фраз и обижать их грубым ответом не хотелось. Уже более спокойным и тихом голосом она произнесла: «Спасибо Вам,  Анатолий. Ваш подарок мне приятен и большей благодарности не нужно. А вот деньги могут еще вам пригодиться. Отцу вашему придется ещё полежать. Учитывая, что он не может пока вставать, а вы, наверное, не можете на долго оставить работу, то вам придётся кого-то нанимать, чтобы присматривали за отцом.

- За это не беспокойтесь, я уже дговорился со старыми знакомыми. Они помогут.

 

 

- Извините, Анатолий. Мне нужно идти. Спасибо вам ещё раз. До свидания.

Анатолий как будто хотел ещё что-то спросить, но не решился и только ответил ей вслед: - До свидания.

 

    Зоя красила губы и немного нервничала.

Вот так всегда, когда спешишь, обязательно где-то мазнешь лишнего. В общем-то к выходу она уже была практически готова. Осталось только навести губы и  нанести на свое тело полюбившиеся духи.

    Зоя прекрасно осознавала, отчего нервничает. И причина вовсе не в помаде или в вещах. Причина в другом. Анатолий пригласил её на ужин в кафе, и она как не сопротивлялась своим правилам, всё же его приняла.

  Что ей не нравилось во всей этой ситуации? То, что он был старше на одинадцать лет? Но так люди живут и с большей разницей в возрасте, и нормально. Прекрасные семейные отношения у них.

  Может, она просто боялась начинать серьёзные отношения, которые ведут к определенным обязательствам? А, может, она хочет быть одинокой на всю жизнь?

  Нет, наверне, не хочет.

  Так чего ты сопротивляешься? Ты же прекрасно осознаешь, что он тебе нравиться. Чего ты упираешься?  Бог даёт возможности, а уж тебе решать, воспользоваться ими или нет.

  Может ты погрязла в своих стереотипах и не хочешь менять удобную для тебя обстановку? Тогда признайся себе в этом и не нужно киснуть от того, что нет любви.

  Нет, не погрязла? Тогда одевай пальто и бегом на выход. Хватит оттягивать момент первого шага на встречу своему будущему.

  Зоя закончила свой внутренний диалог,  решительно набросила пальто, взяла в руки сумочку, проверила, выключен ли свет в комнатах, и вышла из квартиры.

 

       Анатолий ждал у подъезда. Он встретил её  с одной, но очаровательной розой, бархатные лепестки которой излучали теплый и нежный алый цвет.

- Спасибо, - ответила Зоя, взяв розу в руки, и сразу же подняла её к лицу, чтобы вдохнуть. Легкий аромат Божественного творения проник в  сознание, отчого Зое захотелось закрыть глаза.

- Анатолий не торопил Зою. Он дал ей возможность насладиться красотой и теплом подаренного цветка. Ему  было прияно наблюдать за ней. В этом движении он уловил полёт её души, и ему захотелось проникнуть в неё. Узнать, чем она живёт, ощутить тепло, исходящее из неё. За все свои самостоятельные годы он не испытывал такого желания. В его жизни были женщины, с которыми он поддерживал продолжительные отношения, но ни одна из них не смогла разжечь в нём огонь познания чужой души.

Может, просто он не был готов к такому шагу и жизнь предоставила эту возможность только тогда, когда его душа прошла определённый период формирования взглядов на окружающих его людей?

 

- Ну что, пойдём? – услышал Анатолий голос Зои. Он понял, что его чувства и сознание отделились от плоти и пребывали в своём узком кругу общения где-то рядышком, поэтому, когда прозвучал голос Зои, им пришлось очень быстро вернуться обратно, чтобы она не заметила его замешательство.

  О, голос! Её чудесный голос! Он завораживает. Анатолий готов был слушать и слушать его. Но Зоя больше ничего не говорила и только ждала его дальнейших действий.

Машина такси стояла немного дальше. Анатолий аккуратно взял Зою за локоть, как бы таким образом желая выразить свою заботу и внимание, и повёл к машине. Ростом он был метр восемьдеся два, но это никак не мешало им.

Оказавшись в тёплой машине, Зоя положила розу себе на колени  и расправила аккуратно пальто, чтобы оно не мялось.

- Куда едем? - спросила она, чтобы хоть как-то начать разговор.

- Это сюрприз.  А впрочем, немного открою тайну. Один мой старый знакомый держит замечательное кафе с европейской кухней и прекрасным обслуживанием. Вот с этим кафе и с его кухней я и хочу тебя познакомить.

 Зоя села поудобнее в кресле и попыталась расслабиться, но это не сразу получилось. Мозг интенсивно работал, он постоянно что-то анализировал и вычислял. А что вычислять? Что гадать о завтрашнем дне, когда ещё не прожит сегодняшний вечер? 

- Оставь все мысли  о том, как у вас может сложиться, - говорила она себе. Не нужно ничего планировать сейчас. Это будут только твои предположения. Ещё ничего не ясно, а ты уже начинаешь бояться каких-то ситуаций, которые могут возникнуть у вас в будущем. Зачем жить тебе сегодня будущими и еще несуществующими страхами? Зачем?

Вот он, замечательный вечер. Анатолий рядом. Да, у них еще нет тесных отношений, только дружеское общение, но, тем не менее, он располагает к себе и ей с ним хорошо. Она чувствует себя рядом с ним спокойно. Какая-то надёжность в нём есть. Его внимание. Нет, оно не назойливое. Наоборот, он очень аккуратен в высказываниях и сдерживает свои порывы. Это заметно. Сейчас больше проблем в ней, в её страхах и нежелании расставаться с той жизнью, которая у неё сформировалась в последние годы.

Анатолий, повернувшись в полуоборота к ней, продолжал рассказывать о своём друге. Она же старалась поддерживать  беседу, но вникнуть глубже в неё, как-то не получалось. В окнах машины мелькали освещённые фонарями унылые фасады домов. Поздняя осень с дождями и морозами наложила на них грустный отпечаток. Словно беспризорные и голодные, они жались друг  к дружке мрачными стенами, пытаясь согреться в этот морозный и холодный вечер.

 «Прямо, как люди», - подумала Зоя. - У них свой мир. Их строят, потом рушат. Кого-то прихорашивают, а кто-то умирает в запустении. Они не разделимы с нами и живут в нашем ритме. Наверное, в них тоже есть душа. А почему бы и нет? Как бы там ни было, строят их люди, и вкладывают душу в свои творения».

  Незаметно они выехали на центральные улицы их миллионного города и хмурую унылость серых домов сменили яркие рекламные щиты с неоновым освещением. Оранжево-желтый свет фонарей делал улицы сказочным творением в мире бетонных и металлических персонажей. Яркие вывески, как модные и стильные девицы, показывали свою красоту, обращая на себя внимание прохожих и зевак, едущих в машинах.  Рекламные вывески  добросовестно выполняли роль зазывал.  Как всё сложно, и в то же время, как всё просто: стоит только расслабить  мозг и проникнуть в окружающий тебя мир.

   Машина остановилась  на одном из центральных проспектов прямо напротив многоэтажного дома. Анатолий вышел из машины и сразу же открыл дверь для Зои. Придерживаясь за поданную руку Анатолия, она аккуратно вылезла из машины, стараясь не вымазать пальто о дорожную грязь, прилипшую к металлу.  Кафе расположилось на первом этаже освещенного  со всех сторон ярким светом здания. На входе приветствовал швейцар, открыв перед ними дверь.  Войдя во внутрь, Зоя ощутила атмосферу уюта и комфорта. Приятный нежный свет внутри зала, тихая спокойная музыка и небольшое число посетителей полностью избавили от той напирающей, активной жизни на  улице. Здесь царил другой мир. Мир гармонии. Подошёл  работник зала, принял   верхнюю одежду, а администратор провёл их к столику, на котором стояла табличка «Заказ». Убрав её, он пожелал приятного отдыха и удалился.

- Ну вот, это и есть то замечательное место, которое я хотел тебе показать. Я когда бываю в Украине, всегда заезжаю сюда к товарищу пообщаться и отдохнуть. Атмосфера здесь располагает к осмысливанию происходящего.

- Да, атмосфера в кафе приятная, я тоже сразу это ощутила, - поддержала его мысль Зоя.

Подошёл официант и подал меню.

Пробежавшись по его страницам, Зоя уловила, что кушать ей совсем не хочется. Вот легкий десерт, мороженое, немного белого вина, от этого она не отказалась бы.

- Зоя, я все же предложу тебе попробовать их  фирменные блюда, чтобы не обижать моего товарища. Он хотел бы по возможности услышать твои отзывы о них. А ты уж решишь, кушать их или просто попробовать на вкус.

Зоя не стала возражать, но попросила учесть и её пожелания.

Легкая и приятная музыка, белое полусухое вино, непринуждённая беседа с Анатолием сделали своё дело, и Зоя почувствовала, что впервые за последнее время смогла расслабиться. Её мозг, как ей иногда казалось, работал уже на пределе.

 

  Ложась в постель, Зоя вспоминала музыку, под которую они с Анатолием танцевали. Перед глазами всплывали его красивые и сильные руки, которыми он нежно сжимал её маленькие ладони. Его дыхание. Оно было прерывистым. Нет, не от напряжения, скорее всего от волнения, так как он хотел обходиться с ней нежно  и ласково. Сегодняшний вечер. Он словно из сказки ворвался в её обыденную жизнь и заставил взглянуть по-новому   вокруг. Она засыпала в эйфории нахлынувшего внимания и заботы. Как мало иногда нужно человеку для ощущения счастья. Стоит только почувствовать внимание, заботу, ласку и понять, что ты кому-то нужен и дорог. Неужели к ней пришли такие ощущения?

- Спать, спать, а утром посмотрим, улетучится эта эйфория или нет,- тихо промолвила себе Зоя.

 

С работы, по дороге домой, Зоя забежала в магазин за продуктами. Завтра суббота и прилетает Анатолий.  Они договорились, что вечер проведут у них дома, и Зоя познакомит его со своей мамой. Вот уже третий месяц подряд Анатолий практически каждый выходной летает из Москвы в Украину, чтобы навестить отца и её. Она прекрасно понимает, что ему тяжело в таком ритме. Эти постоянные перелеты. Да и работа у него напряженная. В понедельник утром он всегда должен быть на работе, так как работает в государственном аппарате, только в каком, Зоя не интересовалась. Ей это было ни к чему, так как считала некорректным лезть с постоянными расспросами о работе. Она доверяла ему и не   допускала ничего плохого.

 Мороз щипал нос, а ветер, подхватив снежинки, бросал их в лицо, как будто  хотел поиграть с ней  в догонялки. Утоптанный снежок резво хрустел под подошвой Зоиных полусапожек, подзадоривая и напоминая, что шутить с  морозом не стоит. Нужно прятаться в тепле.  Погода замечательная. По-настоящему зимняя, только вот ей некогда была любоваться ею. Зоя спешила скупиться и бежать домой. Все мысли были  заняты встречей с Анатолием. Она улавливала, что ведёт себя  как влюблённая девчонка. Нет, она не считала такое чувство глупостью, просто раньше думала, что такое  состояние она уже себе не позволит. А вот жизнь показывает другое. Она бегает, суетится, думает, что приготовить к его приходу, какой наряд одеть, и ей это доставляет удовольствие.

  Эйфория любви - ей все возрасты подвластны. В памяти жили вечера, проведённые с ним.  Она постоянно ощущала запах его тела,  и перед глазами были его красивые и сильные руки. Их прикосновение к её телу. Какое ж это все-таки волшебное состояние. Признайся честно себе, Зоя. Это состояние любви. Пусть и чуть с эйфорией, но оно прекрасно. Вчера он позвонил, взволнованный весь такой, и долго извинялся за постоянную занятость. Зоя уже подумала, что он не сможет приехать. Но вместо этого, он произнес: «Зоя, выходи, пожалуйста, за меня замуж. Ты прости, что говорю тебе это по телефону. Но я должен тебе сказать это именно сейчас. Терпеть больше не могу и ждать до завтра тоже. Я очень тебя люблю, и мне хочется быть с тобой».

 Зоя выдержала небольшую паузу, чтобы не показаться поспешной в своих решениях, и тихо сказала: «Толя, я тоже тебя люблю и хочу быть с тобой рядом. Я согласна».

Она понимала, что они провели еще мало времени вместе. Три месяца. По меркам старшего поколения это маленький срок, чтобы близко узнать друг друга. Но по меркам нынешней жизни, в постоянно ускоряющемся темпе, нормальный.  Ни у него, ни у неё, нет времени на долгие взвешивания и сомнения. Они понимали главное: они нужны сейчас друг другу.

 

В дверь позвонили. Зоя подошла к ней и посмотрела в глазок. Это был Анатолий. Ловкими привычными движениями она открыла замок и отворила дверь.  Чарующий аромат цветов хлынул на неё морской волной.

  - Здравствуй, дорогая. Извини, что немного задержался, дороги плохо чищены от снега. Таксист и так молодец, бойко пробивался среди машин и сугробов.

- Привет, милый. Ничего, проходи. 

В это время в коридор вышла мама Зои, Анастасия Ильинична.

- Здравствуйте, Анатолий.

- Добрый вечер, Анастасия Ильинична.

- Анастасия Ильинична,  вы уж меня извините, но в знак моего уважения, примите, пожалуйста, эти цветы. Он протянул роскошный букет нежных алых  благоухающих роз. -  Анастасия Ильинична, я прошу у вас руки вашей дочери. Вы уж простите меня, что я прямо так с порога с таким напором. Но поверьте, я от всего сердца, и по-другому не умею.

Анастасия Ильинична улыбнулась в ответ Анатолию легкой улыбкой и, приняв его извинения, предложила пройти в комнату и обсудить все вопросы за столом.

 

Открыв глаза, Зоя посмотрела на часы.

- Тридцать пять минут шестого. Можно  вставать. Через час нужно выбираться на работу, а ещё надо покормить сыночка Димочку грудью, потом дать маме указания,  какие приготовить каши и в какое время его покормить. Впрочем, мама и сама уже всё прекрасно знает, но Зоино молодое материнское сердце переживает за каждую мелочь. И это понятно. Она же впервые родила и ей хочется быть хорошей, заботливой мамой. Только недавно она начала получать удовольствие от сна, когда Дима немного подрос и стал реже просыпаться по ночам, чтобы просить грудь. Днём мама с ним уже сама справлялась. Когда Диме исполнился год, Зоя была вынуждена выйти на работу, так как место заведующей отделением терапии в престижной клинике пустовать долго не может. Всегда найдутся желающие протолкнуть кого-то на это место. Её ценят как специалиста, но все ж она переживала за свое место. Поэтому, чтобы не выпасть из набранного ритма, Зоя с Анатолием забрали к себе в Москву и её маму, и папу Анатолия. Они с удовольствием вместе присматривают за внучком. Анатолию тоже приходится много проводить времени на работе. Но он старается семью не забывать и по максимуму  всё свободное время проводит с ними.

Вот и вчера их выходной прошел в замечательной уютной домашней атмосфере. Зоя

посмотрела на  сынишку, калачиком свернувшегося под одеялом и тихо сопевшего в свои две маленькие дырочки в носике, и в её душе разлилась нега от просто человеческого  счастья. Ни пасмурное небо за окном, ни пробки, в которых ей сейчас придётся толкаться на своей машине как минимум полтора часа до работы, не могли  уже повлиять на это состояние.

Она счастлива. Неужели оно пришло к ней случайно? А может она его просто дождалась?

Впрочем, это уже было не важно.

 

 

Анатолий, не отводя взгляд смотрел Зое прямо в глаза, как будто хотел увидеть в них ответ на его немой вопрос. Вот только сформулировать правильно его не мог. 

- Это вам, Зоюшка спасибо. 

-Здравствуйте, нерешительно ответили ему в свою очередь Зоя и Валентина Петровна. Они явно не ожидали такого поворота и теперь думали, не ошибся ли человек кабинетом. 

- По первым признакам предполагаю, что инфаркт, а так нужно ждать результатов кардиограммы. 

© Copyright: Валентин Акатов, 2013

Регистрационный номер №0139658

от 31 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0139658 выдан для произведения:

Случайное счастье

 

На улице в самом разгаре стояла осень. Морозный воздух за ночь, опустившись к минус одному, оповещал, что пора одевать головной убор. В то же время чистое голубое небо и нежные лучи восходящего солнца ещё  согревали надеждой о теплых деньках.

Придерживая рукой сумку, висевшую на правом плече, Зоя, как всегда спешила на работу в больницу, в которой она вот уже четыре года работала терапевтом после окончания университета.  Завораживающая красота замечательного утра радовала глаз и грела душу. Но все- же жила в Зое какая-то капелька грусти.

 Нет, она ни в коем случае не жаловалась на жизнь. Наоборот, Зоя была довольна тем, что у неё есть любимая  мама, работа, на которой  выкладывается по полной, и цель по карьерной линии. Просто она понимала, что для полной гармонии ей не хватает ещё каких-то чувств. Впрочем она знала каких, вот только найти их не получалось.

С Андреем они расстались два года назад, а  на новые отношения с мужчинами не было   ни времени, ни желания.  После стольких лет,  потраченных на бесполезную суету вокруг его личности, не возникало желания тратить свою энергию на нового человека.

   Андрей был неплохим парнем, они встречались ещё со школьной скамьи, и  можно было предположить, что все окончится законным браком. Вот только он  не решался на него, а ей уже порядком надоело вытягивать его из всякого рода нелепых ситуаций и долгов. Он постоянно куда-то влазил, кому-то был должен деньги. Кажется, он должен был заботится о ней, а получалось совсем наоборот. В очередной раз он влез в долги, им с мамой пришлось собрать все свои сбережения и помочь ему выбраться из них, иначе для него всё могло бы закончиться плохо.

Вот и пришло время, когда надо было сделать выбор между чувствами и страхом от того, что завтра ты проснешься на улице  из-за его несерьезного отношения к их будущему.

В своих воспоминаниях Зоя и не заметила, как подошла  почти к зданию больницы.

   В это мгновение она услышала женский крик.

 -Ой, ой, - причитала  женщина, стоявшая метрах  в десяти впереди, и склонившись над телом лежащего на земле мужчины в черном пальто.

 - Кто-нибудь, помогите, мужчине плохо стало! - продолжала звать на помощь женщина.

У Зои сработало уже выработавшееся профессиональное чувство, что нужно помочь, и она почти бегом преодолела отделявшее её расстояние от лежавшего на земле мужчины. Думать о том, что шпильки на её сапожках могут сломаться, было некогда. Впрочем, и на них она чувствовала себя уверенно.  Высокие каблуки Зоя носила давно. Она была невысокого роста и поэтому старалась покупать обувь  на высоком каблуке. Нет, уверенности в себе у неё и так было достаточно. Но все же хотелось быть чуточку повыше.

 Оказавшись рядом,  спросила : «Что с ним?»

- Ой, да я и не знаю, шел впереди меня, а потом резко так остановился, взялся за грудь и опустился на колени. Я то сразу и не сообразила, а пока додумалась, что ему плохо стало, он  совсем упал.

Женщина еще что-то продолжала говорить, но Зоя её уже не слушала. Она склонилась над лицом мужчины. Глаза его были закрыты. Затем взяла  запястье мужчины в свои руки и стала прощупывать пульс. Тот был очень слабым, но мужчина был ещё жив.

От здания, в котором находилось терапевтическое отделение, их отделяло метров сто.

Звонить своей медсестре, с которой они последнее время работали на приеме в поликлиннике, не хотелось, потому что понимала,  пока  дозвонится, пока та сообразит в чём дело, потом кого-то найдёт с отделения, уйдёт много времени. Вообщем выбора не было. Сказав женщине, чтобы та побыла рядом с мужчиной, она бросилась бежать в отделение.

Хорошо, что отделение находилось на первом этаже четырёхэтажного  корпуса.

Вбежав в помещение, она  позвала дежурную медсестру и сказала ей, чтобы та быстро нашла носилки и позвала еще кого-нибудь на помощь.

Благо, сестра оказалась опытной и объяснять ей долго ничего не пришлось. Зоя только крикнула, что мужчине плохо и он лежит за зданием поликлинники. Дежурившая с ночной смены медсестра, была женщиной крепкой, ростом под метр восемьдесят,  поэтому сама взяла носилки и уже на выходе командирским голосом почти приказала какому- то мужчине идти с ней, так как нужна его помощь. На больного он не был похож, может бать, пришёл навестить кого-то в столь ранний час.

Впрочем, Зое уже до этого дела не было. Втроем они быстрым шагом устремились к  месту, где она оставила женщину с  лежащим на холодной земле мужчиной.

 На всё это  ушло не больше десяти минут, и когда они прибыли на место, там уже стояли ещё двое ребят лет по двадцать. Все вместе они  уложили мужчину на носилки и ребята вызвались отнести его в отделение. Пока они несли, Зоя смогла рассмотреть  мужчину. На вид ему было лет шестьдесят, среднего роста, седые волосы на голове были акуратно подстрижены. Одет  он был в чёрное  пальто из добротной ткани, на ногах чистая обувь. Вобщем, мужчина как мужчина, однозначно не бомж. Наверное немного не дошёл до больницы. Можно предположить, что его уже что-то беспокоило и он шёл на приём к врачу. Может и к ней бы попал. Но это только предположение.

- Диагноз ставить ещё рано, но думаю, что это сердце. Гадать  не стоит, сейчас обследуют и тогда уже точно можно будет сказать.

В отделении началась обычная суета, когда поступает тяжёлый больной. Их уже ждала и заведующаяя отделением, и другой врач.  Кто-то побежал за документами, кто-то звонит кардиологу, а кто-то готовит лекарственные препараты.

  Зоя посмотрела на часы.  Они показывали девять тридцать восемь. Почти сорок минут идёт её приём, там тоже под кабинетом ждут люди.

- Нужно бежать.

- Маргарита Аркадиевна, - позвала она старшую медсестру, - мне нужно бежать в поликлиннику на приём. Вы позвоните  потом, какой будет результат? Хорошо?

- Да, конечно, - ответила медсестра, которая помогала ей,  и затем  снова включилась в рабочий процесс.

  Зоя вышла из отделения и быстрым шагом направилась в поликлиннику. В  кабинете медсестра встретила её вопросительным взглядом.

- Что-то случилось, Зоя?

-У меня всё впорядке, просто на улице мужчина потерял сознание и мне пришлось бежать в отделение за помощью.

- Что-то серьёзное?

 

- По первым признакам предполагаю, что инфаркт, а так нужно ждать результатов кардиограммы. 

Зоя сняла пальто, повесила его на тремпель и спрятала в шкаф. Потом присела за рабочий стол и начала приём больных, которые  с нетерпением ожидали  под дверями  кабинета.

В кармане халата зазвонил мобильный телефон, Зоя на минутку оторвалась от пациента и достав его, посмтрела на экран. Номер  был не знаком, но может это Маргарита Аркадиевна.

- Да, я слушаю.

- Зоя, это Маргарита Аркадиевна. С вашим мужчиной всё впорядке. Он уже пришёл в себя.

- Спасибо вам, Маргарита Аркадиевна. Я позже зайду к нему.

Зоя отключила телефон и продолжила задавать вопросы своему пациенту.

   Время приёма больных закончилось в пятнадцать ноль - ноль. Принять всех посетителй она успела до четырнадцати, а потом провела время в ожидании следующего пациента, но никто так и не пришёл.  С утра день получился очень насыщенным, сейчас, наоборот, как-то непривычно тихо, - подумала Зоя и стала собираться.

Нужно было ещё забежать в отделение к больному, убедиться что у него всё впорядке.

  - Добрый день, - войдя в палату, тихо поздоровалась Зоя с больными.

Из четырех стоявших коек  в палате были заняты все. Да, много людей последнее время болеют, люди  жалуются на сердце. Все больше нервных стрессов. Постоянно какие-то кризисы, инфляция. Люди нервничают, а тут ещё и атмосферные перепады давления бывают довольно резкими.

- Задрвствуйте, - ответили ей больные.

       Она подошла к кровати уже знакомого ей мужчины. Он смотрел на неё и пытался улыбнуться.

- Константин Сергеевич, меня зовут Зоя, я пришла поинтересоваться, как  у вас дела. Насколько я знаю, вам уже рассказали, как вы оказались в этой палате. С вашей историей болезни я тоже ознакомилась. Лежать вам придётся минимум три недели, поэтому я хотела бы спросить, - может вам что-то нужно? Есть ли у вас родственники, чтобы можно было сообщить им о том, что вы здесь?

  Константин Сергеевич по отчески посмотрел на Зою, чуть краем губ улыбнулся и сказал: - Спасибо большое вам, Зоюшка, за беспокойство. Спасибо за то, что подобрали меня на улице. Мне тоже уже рассказали всё.   Зоя, я бы хотел позвонить сыну. Он у меня живёт в Москве, а я тут один. Так что беспокоится здесь за меня некому.

 - Давайте я позвоню ему. Вы мне можете сказать его номер телефона?

- Могу, Зоя, только на память я его не помню, уж больно длинные их номера. Это нужно посмотреть в телефоне. Он где-то лежит на тумбочке. Его туда положила медсестра.

Зоя посмотрела на тумбочку и под пакетом с лекарствами увидела выглядывающий край

мобильного телефона. Взяв его в правую руку, она вопросительно посмотрела на Константина Сергеевича.

- Зоя, его зовут Анатолий. Там в телефонной книге он первый в списке.

Зоя открыла список телефонной книги и  сразу нашла имя Анатолий.

- Константин Сергеевич, а деньги на счету у вас были? С Россией разговаривать дорого. Может, давайте я со  своего позвоню?

Константин Сергеевич прикрыл на несколько секунд глаза, потом снова открыл.  Видно ему тяжело. Он еще  слаб.

- Звоните, Зоя, звоните. Не переживайте.

Зоя не стала долго уговаривать. Она прекрасно знала, что ему сейчас нужен покой, поэтому нажала кнопку вызова и тихо вышла в коридор. Вначале в трубке раздались легкие щелчки соединений, потом ещё какие-то звуки, и только потом пошёл зумер.

Она остановилась в ожидании посреди коридора.

- Ало, отец, здравствуй. Что- то случилось? Мы же только вчера с тобой вроде все проблемы обсудили?

Голос у  Анатолия был приятный, чувствовалась в нем проявление заботы к отцу. Зоя предположила, что по возрасту ему лет тридцять - тридцать пять..

- Анатолий, здравствуйте. Меня зовут  Зоя.

- Что, что случилось с отцом? – не дал он договорить Зое?

 - Сейчас его состояние  стабильное, он перенес инфаркт и находится в отделении. Желательно, чтобы с ним кто-то был рядом. Ему нужны медикаменты и другие вещи.

- Девушка, вы меня извините, скажите ещё раз, как вас зовут?

-Зоя.

-Зоя, дело в том, что там на Украине у нас с ним уже из родственников никого не осталось. Прилететь смогу только я сам. Пожалуйста, Зоя, присмотрите за ним, а я  постараюсь  первым же самолетом вылететь к вам.

Зое ничего не оставалось, как ответить: «Хорошо, я присмотрю за ним, но ему требуется длительное лечение, а соответственно и лекарства. Вы уж постарайтесь, побыстрее прилететь.»

- Спасибо вам огромное, - услышала она ответ на том конце телефона.

- Я сейчас же займусь этим вопросом. За деньги не переживайте, я их привезу. Зоя, если есть  у вас возможность, пожалуйста, купите лекарства, какие требуются, а я вам обязательно верну, - Зоя, я вас очень прошу, - Анатолий уже полностью перешёл на ты и как-то расположил к себе своей просьбой. Если раньше Зоя могла  ещё подумать, а стоит ли тратить деньги, ведь таких случаев в её практике много, и не всегда деньги возвращались, то сейчас у неё как-то и доли сомнения не возникло.

- Хорошо, Анатолий, я присмотрю за вашим отцом и куплю что ему необходимо на первое время. Только вы, пожалуйста, поскорее приезжайте.

- Спасибо ещё раз вам большое, Зоя. Вы очень хороший человек, - услышала она в трубку.

Затем послышалось какое-то пиканье в телефоне, и связь оборвалась. Анатолий отключился. Зоя ещё несколько секунда постояла  в  коридоре, размышляя над ситуацией, а потом вошла в палату. Константин Сергеевич лежал, прикрыв глаза.

Она подумала, что он уже заснул, и положив телефон на тумбочку, хотела тихонько выйти из палаты.

- Зоя, скажите, Анатолий сможет приехать?

-Да, постарается прилететь первым самолетом.

- Вот я ему хлопот задам на старости лет. Он у меня человек занятой, работать ему приходится много, а я вот начинаю его дёргать.

- Вы в этом не виноваты, - ответила ему Зоя. Болезнь  не смотрит старый или молодой,  дети должны ухаживать за родителями и роптать тут, думаю, не стоит.

-Константин Сергеевич, вы отдыхайте, а я пока схожу в аптеку и принесу вам лекарства.

- Спасибо вам, Зоя, большое. Доставляю я и вам хлопот.

- Ничего, таких хлопот у меня   много. Это моя работа.

Зоя вышла в коридор и со списком назначений пошла в аптеку, которая находилась в здании поликлиники.

 

 

   Сигнал будильника  в телефоне заговорил нежным  голосом: « Вставай, соня, вставай.»

Он продолжал повторять эти слова, пока Зоя не протянула руку к телефону и не выключила его.

«Как быстро прошла ночь»,  - подумала она. Хочется ещё понежится немного в  теплой постели.  Отопительный сезон уже начался, но комунальщики не спешили активно топить в домах, а оставлять на всю ночь включенным кондиционер как-то не хотелось. За ночь квартира немного остыла и было прохладно. Зоя ещё какое-то время понежилась под теплым одеялом, потом слегка потянулась и решительно откинула его  в сторону.

Один час на утренние сборы, завтрак, и вот она уже идёт на остановку, чтобы в очередной раз погрузиться в набивающуюся до отказа, прованявшуюся всевозможными запахами скрипучую маршрутку с нервными водителями и спешащими людьми, и выехать на работу.

Еще тридцать пять минут езды в маршрутке по улицам просыпающегося города, и она  уверенно бежит по знакомому до каждой ямочки тротуару.  Настроение у неё обычное, наверное, как и у всех, утреннее. Сонно тягучее состояние плавно перешло в рабочее, и уже в задние поликлинники входил уверенный в себе доктор.

- Доброе утро, произнесла она подойдя к дверям кабинета, в котором ей приходилось вести приём больных.

- Здравствуйте.

- Доброе утро,- услышала она в ответ разрозненные голоса больных, котороых уже  было не меньше десяти человек.

«День сегодня будет как всегда – загруженным», - подумала она и вошла в кабинет.

Поздаровавшись с медсестрой,  сняла пальто, повесила его на тремпель в шкаф и стала готовить  свой врачебный инвентарь  к работе. Перебросившись еще пару новостями с Валентиной Петровной, повернулась  и, протянув руку к кнопке вызова посетителей, нажала её.

- Процес пошёл,- промелькнула уже избитая всеми фраза в голове.

 

- Ну что, Валентина Петровна, много еще там у нас карточек? Зоя и сама видела, что на столе Валентины Петровны ещё досточно толстая стопка амбулаторных карт, но как бы в подтверждение этого просто хотелось спросить, чтобы таким образом  оторвать свои мысли от болезней, о которых приходится думать вот уже три часа к ряду.

В этот момент открылась дверь, и Зоя машинально повернулась в её сторону, чтобы снова встретить своим сочувствующим, а может быть уже и не таким сочувствующим от усталости взглядом, очерердного больного. Но вместо больного в дверях она увидела большой букет из нежно-розовых роз. Букет полностью закрывал туловище человека и только его голова с верху и ноги снизу выглядывали как неродные друг другу. Как будто их отделили необитаемым островом из живописной фауны.

 - Здравствуйте, - произнес молодой человек.

 

-Здравствуйте, нерешительно ответили ему в свою очередь Зоя и Валентина Петровна. Они явно не ожидали такого поворота и теперь думали, не ошибся ли человек кабинетом. 

- Скажите, продолжал в свою очередь увереныым голосом молодой человек. -Доктора Зою я могу увидеть?

-Я вас слушаю, произнесла Зоя и уловила, что её голос где-то потерялся. Настолько он был тихим. Показалось, что он ей совсем не пренадлежит. Кажется, всегда такая бойкая и уверенная в себе, а тут как будто её подменили. Может бать, её очаровал этот огромный букет из бархатных и нежных роз, а может, и молодой человек своим поведением так обезаружил? Разобраться в этом  быстро она не могла. Но пока размышляла,  неотразимый букет уже был перед ней и поверх него она уловила серьезный и признательный взгляд решительно настроенного человека.

- Уважаемая Зоя, пожалуйста, примите в знак моей благодарности эти цветы. Я вам очень признателен, что оказали помощь моему отцу.

И тут только Зоя вспомнила про мужчину, которого вот уже треттий день присматривала в отделении терапии.  Этот мелодичный голос. Он приятной музыкой лился тогда из телефонной трубки.

- Вы Анатолий? - Спросила в ответ Зоя, чтобы хоть как-то привести себя в норму и поддержать разговор.

- Да. Вы уж меня извините, Зоя. Я обещал вам вылететь первым же самолетом, но неотложные дела на работе меня не отпустили и пришлось задержаться.

Спасибо вам огромное, что вы позаботились о моем отце, и примите пожалуйста мой подарок в знак благодарности. Он протянул Зое букет. Она с нерешительностью взяла его и, продолжая смотреть Анатолию  в глаза, сказала: «Спасибо».

 

- Это вам, Зоюшка спасибо. 

  Анатолий растегнул верхнюю пуговицу  пальто из дорогой ткани черного цвета,   достал из внутреннего кармана конверт и положил его на стол рядом с Зоей.

- Зоя, здесь я постарался возместить ваши затраты на лекарства. Еще раз спасибо вам большое.  Вы уж извините, что прервал  приём. Может, еще встретимся? - Анатолий бросил последний пронзительный взгляд прямо в глаза Зое и не дав ей опомниться,  прикрыв  дверь, вышел из кабинета.

Какое-то время Зоя ещё продолжала стоять на прежнем месте, как-будто соображая над тем, что делать с букетом и конвертом. Потом всё же произнесла: « Валентина Петровна, а у нас есть во что поставить цветы?»

- Зоя, для такого букета нужно только ведро. Зоя и сама это понимала.

- Пожалуйста, поищите где-нибудь его. Может, у сестры хозяйки есть, а я пока положу букет  на стул и продолжу приём.

Медсестра вышла из кабинета, а Зоя стала пристраивать огромный букет на стул. Дело это оказалось непростым. Он еле помещался на сидение, вот-вот норовил упасть на пол.

Справившисьс ним, она убрала со стола конверт, котороый положил Анатолий и открыла дверь в коридор, чтобы пригласить следующего больного.

 

Ровно в шестнадцать ноль, ноль, Зоя стала собираться домой. Медсестра ушла немного раньше. У неё дома намечалось  семейное мероприятие. Набросив пальто, Зоя взяла сумку и стала укладывать свои вещи. И тут она увидела конверт Анатолия, который поспешно прибрала со стола, чтобы не оказаться в неловком положении. Взяв его в руки, она открыла неприклеенную  часть и увидела деньги. Это были доллары.

- Ну этого еще мне не хватало. Мог бы хотябы спросить, сколько он мне должен.

Зоя пересчитала стодолларовые купюры.

Пятьсот долларов. Это в два с лишним раза больше, чем она потратила. Нет, взять их она не могла. Как-то неуютно она себя чувствовала от этих денег.

А может плюнуть на эту совесть, да положить спокойно их в  сумку и купить маме подарок? Чего тут смущаться. Другие берут и всё впорядке с совестью. Если посмотреть прямо, то за зарплату врача сейчас можно только купить покушать и скромно одеться. О плнировании какого-либо материального улучшения можно и не мечтать.

- Нет, не могу. Надо отнести лишнее и отдать Константину Сергеевичу. Ему сейчас тоже нужны деньги. - Большую часть денег Зоя оставила в конверте, себе забрала только то, что ей должны и решительно вышла из кабинета.

Открыв дверь в палату , Зоя увидела Антолия, стоявшего возле кровати отца. На звук открывшейся двери он обернулся и их взгляды встретились. Какие –то доли секунды она постояла в нерешительности, но потом все же вошла в палату.

- Хорошо, что вы здесь, сказала она. Уверенность к ней уже вернулась во всем своем обличии. Поэтому, не дав опомниться  Анатолию,  продолжила наступление.

- Добрый вечер, Константин Сергеевич, как вы себя чувствуете? Вы уж извините, я буквально на пару минут. Рабочий деньу меня  закончился, и мне нужно спешить. Впрочем, спешить ей было некуда, просто Зое хотелось поскорее разрешить щикотливый вопрос и удалиться.

- Лекарства все принимаете?

- Да, спасибо, Зоечка. Все как врач говорит.

- Вот и замечательно, значит скоро пойдёте на поправку.

Зоя достала из сумки конверт и положила его на тумбочку возле кровати. Анатолий посмотрел на нее вопросительно.

- Спасибо Вам, Анатолий. Но вы мне положили лишнее. Они вашему отцу сейчас нужнее.

Отойдя к двери она все ж обернулась  и сказала: «Да, спасибо за цветы».

- До свидания, - попрощалсь Зоя и открыла дверь.

- Зинаида,- услышала она, как Анатолий хотел обратиться к ней, но видно забыл её отчество, а просто по имени было неудобно в присутствии больных. И все же, сделав небольшую паузу, он продолжил: «Пожалуйста, подождите минутку». И он вышел за ней в коридор.

   - Зоя, вы уж извините меня, пожалуйста, я не хотел вас обидеть. Наоборот, я очень благодарен вам за вашу доброту и заботу о моем отце. И мне от всей души хотелось  вас отблагодарить. Тем более, что  у меня не получилось сразу вылететь сюда.

- Спасибо вам большое.

Зоя остановилась, повернулась к Антолию и посмотрела  ему в глаза. Они был сероватого цвета. В них она увидела открытость его фраз и обижать их грубым ответом не хотелось. Уже более спокойным и тихом голосом она произнесла: «Спасибо Вам,  Анатолий. Ваш подарок мне приятен и большей благодарности не нужно. А вот деньги могут еще вам пригодиться. Отцу вашему придется ещё полежать. Учитывая, что он не может пока вставать, а вы, наверное, не можете на долго оставить работу, то вам придётся кого-то нанимать, чтобы присматривали за отцом.

- За это не беспокойтесь, я уже дговорился со старыми знакомыми. Они помогут.

 

Анатолий, не отводя взгляд смотрел Зое прямо в глаза, как будто хотел увидеть в них ответ на его немой вопрос. Вот только сформулировать правильно его не мог. 

- Извините, Анатолий. Мне нужно идти. Спасибо вам ещё раз. До свидания.

Анатолий как будто хотел ещё что-то спросить, но не решился и только ответил ей вслед: - До свидания.

 

    Зоя красила губы и немного нервничала.

Вот так всегда, когда спешишь, обязательно где-то мазнешь лишнего. В общем-то к выходу она уже была практически готова. Осталось только навести губы и  нанести на свое тело полюбившиеся духи.

    Зоя прекрасно осознавала, отчего нервничает. И причина вовсе не в помаде или в вещах. Причина в другом. Анатолий пригласил её на ужин в кафе, и она как не сопротивлялась своим правилам, всё же его приняла.

  Что ей не нравилось во всей этой ситуации? То, что он был старше на одинадцать лет? Но так люди живут и с большей разницей в возрасте, и нормально. Прекрасные семейные отношения у них.

  Может, она просто боялась начинать серьёзные отношения, которые ведут к определенным обязательствам? А, может, она хочет быть одинокой на всю жизнь?

  Нет, наверне, не хочет.

  Так чего ты сопротивляешься? Ты же прекрасно осознаешь, что он тебе нравиться. Чего ты упираешься?  Бог даёт возможности, а уж тебе решать, воспользоваться ими или нет.

  Может ты погрязла в своих стереотипах и не хочешь менять удобную для тебя обстановку? Тогда признайся себе в этом и не нужно киснуть от того, что нет любви.

  Нет, не погрязла? Тогда одевай пальто и бегом на выход. Хватит оттягивать момент первого шага на встречу своему будущему.

  Зоя закончила свой внутренний диалог,  решительно набросила пальто, взяла в руки сумочку, проверила, выключен ли свет в комнатах, и вышла из квартиры.

 

       Анатолий ждал у подъезда. Он встретил её  с одной, но очаровательной розой, бархатные лепестки которой излучали теплый и нежный алый цвет.

- Спасибо, - ответила Зоя, взяв розу в руки, и сразу же подняла её к лицу, чтобы вдохнуть. Легкий аромат Божественного творения проник в  сознание, отчого Зое захотелось закрыть глаза.

- Анатолий не торопил Зою. Он дал ей возможность насладиться красотой и теплом подаренного цветка. Ему  было прияно наблюдать за ней. В этом движении он уловил полёт её души, и ему захотелось проникнуть в неё. Узнать, чем она живёт, ощутить тепло, исходящее из неё. За все свои самостоятельные годы он не испытывал такого желания. В его жизни были женщины, с которыми он поддерживал продолжительные отношения, но ни одна из них не смогла разжечь в нём огонь познания чужой души.

Может, просто он не был готов к такому шагу и жизнь предоставила эту возможность только тогда, когда его душа прошла определённый период формирования взглядов на окружающих его людей?

 

- Ну что, пойдём? – услышал Анатолий голос Зои. Он понял, что его чувства и сознание отделились от плоти и пребывали в своём узком кругу общения где-то рядышком, поэтому, когда прозвучал голос Зои, им пришлось очень быстро вернуться обратно, чтобы она не заметила его замешательство.

  О, голос! Её чудесный голос! Он завораживает. Анатолий готов был слушать и слушать его. Но Зоя больше ничего не говорила и только ждала его дальнейших действий.

Машина такси стояла немного дальше. Анатолий аккуратно взял Зою за локоть, как бы таким образом желая выразить свою заботу и внимание, и повёл к машине. Ростом он был метр восемьдеся два, но это никак не мешало им.

Оказавшись в тёплой машине, Зоя положила розу себе на колени  и расправила аккуратно пальто, чтобы оно не мялось.

- Куда едем? - спросила она, чтобы хоть как-то начать разговор.

- Это сюрприз.  А впрочем, немного открою тайну. Один мой старый знакомый держит замечательное кафе с европейской кухней и прекрасным обслуживанием. Вот с этим кафе и с его кухней я и хочу тебя познакомить.

 Зоя села поудобнее в кресле и попыталась расслабиться, но это не сразу получилось. Мозг интенсивно работал, он постоянно что-то анализировал и вычислял. А что вычислять? Что гадать о завтрашнем дне, когда ещё не прожит сегодняшний вечер? 

- Оставь все мысли  о том, как у вас может сложиться, - говорила она себе. Не нужно ничего планировать сейчас. Это будут только твои предположения. Ещё ничего не ясно, а ты уже начинаешь бояться каких-то ситуаций, которые могут возникнуть у вас в будущем. Зачем жить тебе сегодня будущими и еще несуществующими страхами? Зачем?

Вот он, замечательный вечер. Анатолий рядом. Да, у них еще нет тесных отношений, только дружеское общение, но, тем не менее, он располагает к себе и ей с ним хорошо. Она чувствует себя рядом с ним спокойно. Какая-то надёжность в нём есть. Его внимание. Нет, оно не назойливое. Наоборот, он очень аккуратен в высказываниях и сдерживает свои порывы. Это заметно. Сейчас больше проблем в ней, в её страхах и нежелании расставаться с той жизнью, которая у неё сформировалась в последние годы.

Анатолий, повернувшись в полуоборота к ней, продолжал рассказывать о своём друге. Она же старалась поддерживать  беседу, но вникнуть глубже в неё, как-то не получалось. В окнах машины мелькали освещённые фонарями унылые фасады домов. Поздняя осень с дождями и морозами наложила на них грустный отпечаток. Словно беспризорные и голодные, они жались друг  к дружке мрачными стенами, пытаясь согреться в этот морозный и холодный вечер.

 «Прямо, как люди», - подумала Зоя. - У них свой мир. Их строят, потом рушат. Кого-то прихорашивают, а кто-то умирает в запустении. Они не разделимы с нами и живут в нашем ритме. Наверное, в них тоже есть душа. А почему бы и нет? Как бы там ни было, строят их люди, и вкладывают душу в свои творения».

  Незаметно они выехали на центральные улицы их миллионного города и хмурую унылость серых домов сменили яркие рекламные щиты с неоновым освещением. Оранжево-желтый свет фонарей делал улицы сказочным творением в мире бетонных и металлических персонажей. Яркие вывески, как модные и стильные девицы, показывали свою красоту, обращая на себя внимание прохожих и зевак, едущих в машинах.  Рекламные вывески  добросовестно выполняли роль зазывал.  Как всё сложно, и в то же время, как всё просто: стоит только расслабить  мозг и проникнуть в окружающий тебя мир.

   Машина остановилась  на одном из центральных проспектов прямо напротив многоэтажного дома. Анатолий вышел из машины и сразу же открыл дверь для Зои. Придерживаясь за поданную руку Анатолия, она аккуратно вылезла из машины, стараясь не вымазать пальто о дорожную грязь, прилипшую к металлу.  Кафе расположилось на первом этаже освещенного  со всех сторон ярким светом здания. На входе приветствовал швейцар, открыв перед ними дверь.  Войдя во внутрь, Зоя ощутила атмосферу уюта и комфорта. Приятный нежный свет внутри зала, тихая спокойная музыка и небольшое число посетителей полностью избавили от той напирающей, активной жизни на  улице. Здесь царил другой мир. Мир гармонии. Подошёл  работник зала, принял   верхнюю одежду, а администратор провёл их к столику, на котором стояла табличка «Заказ». Убрав её, он пожелал приятного отдыха и удалился.

- Ну вот, это и есть то замечательное место, которое я хотел тебе показать. Я когда бываю в Украине, всегда заезжаю сюда к товарищу пообщаться и отдохнуть. Атмосфера здесь располагает к осмысливанию происходящего.

- Да, атмосфера в кафе приятная, я тоже сразу это ощутила, - поддержала его мысль Зоя.

Подошёл официант и подал меню.

Пробежавшись по его страницам, Зоя уловила, что кушать ей совсем не хочется. Вот легкий десерт, мороженое, немного белого вина, от этого она не отказалась бы.

- Зоя, я все же предложу тебе попробовать их  фирменные блюда, чтобы не обижать моего товарища. Он хотел бы по возможности услышать твои отзывы о них. А ты уж решишь, кушать их или просто попробовать на вкус.

Зоя не стала возражать, но попросила учесть и её пожелания.

Легкая и приятная музыка, белое полусухое вино, непринуждённая беседа с Анатолием сделали своё дело, и Зоя почувствовала, что впервые за последнее время смогла расслабиться. Её мозг, как ей иногда казалось, работал уже на пределе.

 

  Ложась в постель, Зоя вспоминала музыку, под которую они с Анатолием танцевали. Перед глазами всплывали его красивые и сильные руки, которыми он нежно сжимал её маленькие ладони. Его дыхание. Оно было прерывистым. Нет, не от напряжения, скорее всего от волнения, так как он хотел обходиться с ней нежно  и ласково. Сегодняшний вечер. Он словно из сказки ворвался в её обыденную жизнь и заставил взглянуть по-новому   вокруг. Она засыпала в эйфории нахлынувшего внимания и заботы. Как мало иногда нужно человеку для ощущения счастья. Стоит только почувствовать внимание, заботу, ласку и понять, что ты кому-то нужен и дорог. Неужели к ней пришли такие ощущения?

- Спать, спать, а утром посмотрим, улетучится эта эйфория или нет,- тихо промолвила себе Зоя.

 

С работы, по дороге домой, Зоя забежала в магазин за продуктами. Завтра суббота и прилетает Анатолий.  Они договорились, что вечер проведут у них дома, и Зоя познакомит его со своей мамой. Вот уже третий месяц подряд Анатолий практически каждый выходной летает из Москвы в Украину, чтобы навестить отца и её. Она прекрасно понимает, что ему тяжело в таком ритме. Эти постоянные перелеты. Да и работа у него напряженная. В понедельник утром он всегда должен быть на работе, так как работает в государственном аппарате, только в каком, Зоя не интересовалась. Ей это было ни к чему, так как считала некорректным лезть с постоянными расспросами о работе. Она доверяла ему и не   допускала ничего плохого.

 Мороз щипал нос, а ветер, подхватив снежинки, бросал их в лицо, как будто  хотел поиграть с ней  в догонялки. Утоптанный снежок резво хрустел под подошвой Зоиных полусапожек, подзадоривая и напоминая, что шутить с  морозом не стоит. Нужно прятаться в тепле.  Погода замечательная. По-настоящему зимняя, только вот ей некогда была любоваться ею. Зоя спешила скупиться и бежать домой. Все мысли были  заняты встречей с Алексеем. Она улавливала, что ведёт себя  как влюблённая девчонка. Нет, она не считала такое чувство глупостью, просто раньше думала, что такое  состояние она уже себе не позволит. А вот жизнь показывает другое. Она бегает, суетится, думает, что приготовить к его приходу, какой наряд одеть, и ей это доставляет удовольствие.

  Эйфория любви - ей все возрасты подвластны. В памяти жили вечера, проведённые с ним.  Она постоянно ощущала запах его тела,  и перед глазами были его красивые и сильные руки. Их прикосновение к её телу. Какое ж это все-таки волшебное состояние. Признайся честно себе, Зоя. Это состояние любви. Пусть и чуть с эйфорией, но оно прекрасно. Вчера он позвонил, взволнованный весь такой, и долго извинялся за постоянную занятость. Зоя уже подумала, что он не сможет приехать. Но вместо этого, он произнес: «Зоя, выходи, пожалуйста, за меня замуж. Ты прости, что говорю тебе это по телефону. Но я должен тебе сказать это именно сейчас. Терпеть больше не могу и ждать до завтра тоже. Я очень тебя люблю, и мне хочется быть с тобой».

 Зоя выдержала небольшую паузу, чтобы не показаться поспешной в своих решениях, и тихо сказала: «Толя, я тоже тебя люблю и хочу быть с тобой рядом. Я согласна».

Она понимала, что они провели еще мало времени вместе. Три месяца. По меркам старшего поколения это маленький срок, чтобы близко узнать друг друга. Но по меркам нынешней жизни, в постоянно ускоряющемся темпе, нормальный.  Ни у него, ни у неё, нет времени на долгие взвешивания и сомнения. Они понимали главное: они нужны сейчас друг другу.

 

В дверь позвонили. Зоя подошла к ней и посмотрела в глазок. Это был Анатолий. Ловкими привычными движениями она открыла замок и отворила дверь.  Чарующий аромат цветов хлынул на неё морской волной.

  - Здравствуй, дорогая. Извини, что немного задержался, дороги плохо чищены от снега. Таксист и так молодец, бойко пробивался среди машин и сугробов.

- Привет, милый. Ничего, проходи. 

В это время в коридор вышла мама Зои, Анастасия Ильинична.

- Здравствуйте, Анатолий.

- Добрый вечер, Анастасия Ильинична.

- Анастасия Ильинична,  вы уж меня извините, но в знак моего уважения, примите, пожалуйста, эти цветы. Он протянул роскошный букет нежных алых  благоухающих роз. -  Анастасия Ильинична, я прошу у вас руки вашей дочери. Вы уж простите меня, что я прямо так с порога с таким напором. Но поверьте, я от всего сердца, и по-другому не умею.

Анастасия Ильинична улыбнулась в ответ Анатолию легкой улыбкой и, приняв его извинения, предложила пройти в комнату и обсудить все вопросы за столом.

 

Открыв глаза, Зоя посмотрела на часы.

- Тридцать пять минут шестого. Можно  вставать. Через час нужно выбираться на работу, а ещё надо покормить сыночка Димочку грудью, потом дать маме указания,  какие приготовить каши и в какое время его покормить. Впрочем, мама и сама уже всё прекрасно знает, но Зоино молодое материнское сердце переживает за каждую мелочь. И это понятно. Она же впервые родила и ей хочется быть хорошей, заботливой мамой. Только недавно она начала получать удовольствие от сна, когда Дима немного подрос и стал реже просыпаться по ночам, чтобы просить грудь. Днём мама с ним уже сама справлялась. Когда Диме исполнился год, Зоя была вынуждена выйти на работу, так как место заведующей отделением терапии в престижной клинике пустовать долго не может. Всегда найдутся желающие протолкнуть кого-то на это место. Её ценят как специалиста, но все ж она переживала за свое место. Поэтому, чтобы не выпасть из набранного ритма, Зоя с Анатолием забрали к себе в Москву и её маму, и папу Анатолия. Они с удовольствием вместе присматривают за внучком. Анатолию тоже приходится много проводить времени на работе. Но он старается семью не забывать и по максимуму  всё свободное время проводит с ними.

Вот и вчера их выходной прошел в замечательной уютной домашней атмосфере. Зоя

посмотрела на  сынишку, калачиком свернувшегося под одеялом и тихо сопевшего в свои две маленькие дырочки в носике, и в её душе разлилась нега от просто человеческого  счастья. Ни пасмурное небо за окном, ни пробки, в которых ей сейчас придётся толкаться на своей машине как минимум полтора часа до работы, не могли  уже повлиять на это состояние.

Она счастлива. Неужели оно пришло к ней случайно? А может она его просто дождалась?

Впрочем, это уже было не важно.

 

 

Рейтинг: +5 228 просмотров
Комментарии (5)
Ульяна Ульянова # 31 мая 2013 в 18:02 +1
всё хорошо, но издревная привычка забывать имена героев имеет место быть.
Валентин Акатов # 1 июня 2013 в 09:39 0
Благодарю Вас, Ульяна, за добрый отзыв. Не без грехов. scratch smayliki-prazdniki-34 С уважением.
ЛИТЛЕДИ (Рина Воронцова) # 15 июня 2013 в 14:57 +1
плохая привычка -забывчивость!

творческих успехов!
Валентин Акатов # 17 июня 2013 в 13:09 0
Спасибо Вам, Ирина. bums zyy С улыбкой и с наилучшими пожеланиями!
Валентин Акатов # 21 июня 2013 в 09:51 0
Приношу свои извинения. Уже исправился. В тексте зацепилось имя второго моего героя из романа с которым продолжаю работать. Спасибо большое.