Ловерсы

25 мая 2012 - Игорь Коркин

Сон не шёл, а ночь никак не кончалась. Страшно хотелось курить. Ближайший ночной магазин находился в десяти минутах ходьбы от дома, но одеваться, выходить на мороз очень уж не хотелось. К четырём утра я созрел, чтобы стрельнуть сигарету у дома, поэтому наспех оделся и выбежал на улицу. Как назло, никто не курил, или, просто не хотел делиться со мной никотином. Через десять минут поняв, что волка ноги кормят, я стремглав ринулся к ночному магазинчику и за рекордное время достиг финишной черты. Женщина-продавец копошилась с коробками, повернувшись ко мне задом.
- Пачку Парламента, пожалуйста, - проворчал я на выдохе и сунул купюру в заветное окошко.
Хотя капитализм и располагал на немедленное обслуживание клиента, но мой заказ так и остался заказом.
- Женщина, у меня уши пухнут, дайте пачку сигарет, а потом копайтесь в своих коробках.
- У вас больные уши? – отреагировала продавец. – Обратитесь к лору.
Судя по голосу, возраст женщины давно перевалил за «хихи-хаха», и я хмуро огляделся в поисках альтернативной палатки. Альтернативы не было.
- Простите, дайте, пожалуйста, пачку Парламента, - взмолился я.
Ночная монополистка развернула корму, подошла к окну, положив на прилавок два увесистых батона шестого размера. Судя по единственной футболке, надетой на продавце, лифчики такого размера были в дефиците, а двадцатиградусный мороз не имел для неё никакого значения.
- Как называется любитель Парламента? – серьёзно спросила она.
- Не понял?!
- Па-рла-мен-тарий.
- Нет, это просто название сигарет..
- Вот что, парламентарий, тебе восемнадцать-то есть?
Мужчины только после сорока начинают следить за собой, поэтому, в свои тридцать я заорал, что есть мощи:
- Ты, булка, давай сигареты или я…
- Что, я? – проворчала Булка, глядя в боковое стекло палатки – у дороги стояли два полисмена с дубинами.
- Мне уже тридцать, - тихо простонал я, - разве не видно?
- Нет, не видно, давай паспорт.
- Разве есть закон, запрещающий не продавать сигареты?
- Ты, ведь, парламентарий, тебе виднее.
Булка закрыла окошко и повернулась к своим коробкам. Я огляделся – у фонарного столба стояла молодая женщина. Как вы думаете, что она делала? Правильно – она курила, даже, я так выразился бы, дымила, словно зная о моей неудаче в Булкиной палатке. Длинные белые волосы стелились по её расстёгнутому короткому полушубку, а длинные, до колена, сапоги, завершали портрет обычной ночной проститутки. Я натянул лыжную шапку на уши и медленно подошёл к ночной курильщице. Нет, эта девушка не продавала себя, она просто нервно курила, кого-то ожидая. Может, сейчас из-под угла вынырнет иномарка, унесёт ночную странницу в лабиринты ночного города, и я никогда не узнаю её имени.
- Доброй ночи, - сказал я, - вы не продадите мне сигаретку?
Ночная фея протянула мне полуоткрытую пачку Вог с метолом и щёлкнула зажигалкой. Я затянулся несколько раз, с наслаждением выпуская дым.
- Извини, мужских нет, - прокуренным, но красивым женским голосом сказала женщина.
Когда добрая половина сигареты превратилась в пепел, я сказал, кивая в сторону палатки:
- Представляешь, мне не дали сигарет, говорят, нет восемнадцати.
Фея усмехнулась, выпустив дым тонкой струёй:
- Наверное, у неё что-то с головой, после двадцати часов работы начинаешь путать водку с сигаретами.
Теперь, когда никотин сделал своё гнусное дело в организме, голова начала соображать и адекватно отвечать на внешние раздражители. А раздражали меня едва прикрытая грудь и почти голые ноги ночной феи. Чисто физически, я хотел эту кралю, а теоретически..До часа Х мне надо будет терпеть все эти рассказы про разрыв с Никитой, любовь с Данилой, пикник с Кириллой, тур с Денисой и прочую, никому ненужную мутотень. Боже, как это всё надоело! Я буду рассказывать ей сказки тёти Мюсли о любви, а она будет отсылать сообщение за сообщением со своей навороченной сенсорной мобилы. И это всё из-за какого-то фул-контакта. Да, иногда я понимал и завидовал онанистам.
- Ждёшь кого-то? – спросил я, чтобы заполнить вакуум.
- Молодец, пока ещё не отморозил мозги.
На обочине затормозил Крайслер, клаксон которого весело сообщил о прибытии мистера Х.
«Ну, вот и всё, прощай фул-контакт и сказки тёти Мюсли. Сейчас она прыгнет в «американку» и свалит на хату к этому мистеру в костюме» - подумал я.
Но я переоценил возможности леди Вог – она даже не повернула голову в сторону машину, а клаксон продолжал действовать мне на нервы.
- Надин, ты идёшь или нет? – материализовался мистер Х.
Конечно, по теории, я должен был свалить, но я решил дождаться развязки.
Это был парень бойцовской натуры с американских боевиков. По манере вести себя – деревенский неотёсанный громила-водитель, поднакачавшийся в спортзале шефа. Не надевая куртки, в одной футболке, он подбежал к ночной фее и схватил её за руку.
- Ты, что, мартышка, ослепла? Я целую минуту сигналю тебе.
- Тогда, оглохла, а не ослепла.
- Ты, что, нюх потеряла? – напирал боец, - прыгай и покатили.
- А извини?!
- Что, что ты промычала?
Я прекрасно знал, что будет дальше – он ударит несколько раз женщину, посадит в машину и увезёт подальше от меня, где я никогда не встречу и не найду её. А потом, дома, пустит слезу, и всё..Боже, как это всё надоело! Умным людям не хотят нормальных денег платить, вот и гоняют по ночным улицам такие отморозки, возомнившие себя ночными ангелами. Громила, действительно, сжал кулак и замахнулся, но, в последний момент, вроде подумал о чём-то и развернулся в мою сторону.
- Не понял, а это что за папуас? Надин, у вас, что, любовь?
- А тебе какое дело? Ты опоздал на целый час, а обещал приехать через десять минут.
- И, что, он пригрел тебя за это время? Ты, бомж подзаборный, иди-ка, я покажу тебе, как любить жизнь.
Честно говоря, я не любил силовых методов решения мужских вопросов, а тем более, пустую показуху. Два года на границе не прошли даром для меня, и я всегда, даже когда был прав, старался избежать ненужной драки, но вот в этом случае была затронута честь города, и мне выпала честь защитить её. Боец не думал ни о какой чести, он просто хотел возвыситься в глазах знакомой ему женщины. Громила сжал кулак правой руки – значит, удар мог состояться только один – размашистый, тяжёлый хук. Попасться под него означало потерю сознания с сотрясением мозга. Я решил провести психологическую подготовку.
- Что вы, молодой человек, у нас не было ничего общего с этой женщиной, у меня нет жилья, я приехал из деревни…- тихо сказал я, сделав пару шагов назад.
Это манёвр только раззадорил громилу, он потерял бдительность и, не претендуя на отпор, широко отвёл кулак для удара. В это время я, чуть пригнувшись, с силой нанёс ему удар ногой в коленную чашечку. Падая, громила успел схватить меня за куртку. Он выл от боли на всю улицу, продолжая трепать меня, цепко ухватившись за отворот куртки. Мне ничего не оставалось, как взять его руку на излом. Видать, я не рассчитал свои силы, поломав его накачанную руку в локте.
Надин не было интересно, за время своих ночных вылазок она привыкла к боям самцов, поэтому не сделала ни шага, чтобы помешать нам.
- Ты уж извини, Надин, я испортил тебе вечер.
- Вечер? Ты знаешь, который сейчас час?
Я сделал вид, будто ищу несуществующие наручные часы.
- Уже половина пятого, я замёрзла и хочу спать, куда теперь мне идти?
Громила корчился на ледяном асфальте, Булка копошилась в своих коробках, полисмены продолжали базарить, а мы с Надин, взявшись за руки, направились в скромное холостяцкое жилище.

Я, конечно, немного стеснялся бардака, который был неразлучным другом в моей конуре, но леди Вог быстро вывела меня из состояния нерешительности.
- Слушай, народный мститель, я не хочу спиртного, покорми меня, я весь день ничего не ела.
Я ринулся к холодильнику, в котором, кроме трёх десятков яиц не было ничего. Почему именно яиц? Год назад соседи уехали за границу, а своего питомца, рыжего кота Фили настолько поразили меня, что я сразу сдался на милость победителя.
- Что он ест? – спросил я бывших хозяев.
- Всё натуральное.
- Как, натуральное?
- Печень, мясо, рыбу, а самое любимое его лакомство – это варёные яйца.
Вот так и появился в моём пустом холодильнике запас яиц. Каждый божий день, в шесть утра Филипп будил меня, мяукая во всё кошачье горло, а вечером тихо тёрся в ногах, требуя заветное очищенное яйцо.
- Что будешь? – тоном заправского повара спросил я.
- Знаешь, что, ковбой, я очень люблю жареные яйца. Это моя слабость.
- Сколько штук одолеешь?
- Десяток, если не жалко.
«Бинго!» - воскликнул я про себя и помчался на кухню.
Вот так я стал ковбоем, народным мстителем, она даже не желала узнать моего имени. Стоп! Имени? Зачем оно ей, если мы просто зашли провести остаток ночи?
- Ты, как волшебник из сказки, - произнесла Надин, накалывая вилкой ломтик скудного яичного завтрака.
- Почему?
- Не у всех в запасе такое количество яиц.
Филя, реально оценив ситуацию, лениво вышел из-под кухонного стола.
- Ой, какой красавец! Как его зовут?
- Филипп.
- Какое чудное имя, главное, оригинальное.
- Хочешь стать его другом?
- Конечно.
- Дай ему варёное яйцо.
- Но у меня жареное..
Я вытащил из кармана заранее приготовленное яйцо. Надин очистила его и положила в кошачью миску на полу. Кот, урча и мурлыкая, набросился на еду.
- Можно я немного погреюсь в ванне? – спросила женщина.
- Только у меня нет банного халата…
- Я накину полотенце.
«Вот так, всё так просто, ларчик оказался без ключика, не надо добиваться любви, читать сказки тёти Мюсли, даже неинтересно…»
Пока я расправлялся с такой же порцией яиц, Надин незаметно прошмыгнула в спальню, а я, не доев пару яиц, поспешил за ней.
Как я завидовал несмышленым мальчишкам, неопытным юношам, которые впервые взбирались на гору Эрато. Первые ощущения, воспоминания, радость побед. А я, тридцатилетний дурак, знал наперёд, чем будет заниматься моя ночная гостья. Ну, зачем, зачем мне такой опыт?
Да, Надин, в костюме Евы возлежала на моём ложе. Я стоял в дверях, не решаясь зайти, а она жала всеми своими цветными ногтями на кнопки этого чёртового смартфона.
- Гаджет зависимость? – улыбнувшись, спросил я.
- Нет, мне надо отправить сотню сообщений.
- В такую рань? Кому?
- Моим ловерсам.
«Арми ов ловерс» - пронеслось в голове.
- Зачем?
- Ну, мы всегда в чате, завтра собираемся немного потусить.
«Она будет давить на кнопки, а я…как будто, совсем ненужный элемент в этой комнате».
- Да ты пристраивайся, не теряй времени, - не глядя на меня, произнесла Надин.
- Тоесть?
- Тебе, наверное, на самом деле нет восемнадцати.
Женщина подняла ноги, согнув их в коленях.
- Так удобно? Ты, извини, я не люблю тратить время на прелюдии и сказки..
«Тёти Мюсли» - мысленно добавил, натягивая изолятор на своего пограничника.
Служивый спокойно зашёл в расположение Надин, не встретив ни малейшего препятствия. Я увеличил скорость, пытаясь раскочегарить эту живую резиновую куклу. Красивая, полная грудь покачивалась в такт моих фрикций, тело требовало полного контакта, и я попытался опуститься на неё, но фея чётко сказала:
- Ковбой, не мешай мне.
Чего же я хотел? Любви? Вовсе нет. Я же мечтал без прелюдий. Вот тебе, получи. В принципе, конура Надин ничем не отличалась от искусственной вагины с подогревом в интим-салоне. Оргазм никак не наступал, а стойкая фригидность моей партнёрши убивала во мне всё мужское, я начал потеть и нервничать. Надин, о чём-то подумав, повернула ко мне крупный дисплей смартфона. На нём была фотка молодого человека с длинными волнистыми волосами.
- Смотри, это мой ловерс Никита. Нравится?
- Ничё, - пролепетал я, переводя дыхания и сбавляя ход поршня.
«Теперь Данило».
Словно поймав мои мысли, женщина нажала кнопку и опять повернула ко мне этот долбаный дисплей.
- А это Данило, - не выдержал я.
- Вы, что, знакомы? Вроде мы не тусили вместе..
«Вроде не тусили, а, вроде, тусили» - подумал я, выводя пограничника на просторы заставы и проверяя прочность его обмундирования.
- Может, и тусили, хочешь, я скажу тебе имя следующего ловерса?
- Конечно, - ответила Надин, меняя мужское изображение.
- Это Кирюха.
- Правильно.
- А это Ден.
- Правильно.
- А это Макс.
В течение этой «угадайки» я не останавливался, пытаясь заполнить изолятор и немного поспать.
- Вот, я не знаю, что написать Максу.
- Напиши, чтобы приходил потусить.
- Так просто нельзя, он писатель, надо придумать что-нибудь оригинальное.
- В каком жанре пишет твой ловерс?
- Фаник.
- Напиши, что ждёшь его под эротическим созвездием Рака в стране Магии.
- Разве Рак – эротическое созвездие?
- Эротичнее не бывает.
Надин всё ворковала и ворковала, наконец, мне надоела эта болтовня, и я решил заткнуть ей рот.
- Пора закругляться, воин-освободитель, ноги устали.
- Хорошо, - ответил я, снимая скользкую одежду с розовощёкого пограничника.
Передислокация заняла несколько секунд, Надин захватила три четверти пограничника, вяло работая языком. Заиграла альтернатива в смартфоне и на дисплее появилась морда Никиты. Зная, что работнице нечем говорить, я нажал кнопку ответа.
- Привет, Никита, как ты? – начал я.
- Привет, ты, кто?
- Новый ловерс.
- А где Надин?
- У неё интервью.
- Ладно, скажи ей, что я получил её мессидж и обязательно приеду на стрелку.
Звонки не прекращались, а я всё говорил и говорил. Мне не хватало темпа, скорости для достижения оргазма. Я вывел пограничника из укрытия и помогая ему рукой, слил весь запас прочности на лицо Надин. Она сразу перехватила трубу:
- Привет, да, да, клёво..обязательно приходи, потусим..
Её речь превратилась в песню, которая затихала, а потом, опять оживала. Я провалился в царство Морфея. Мне приснился искалеченный мною боец.
- Что ж ты наделал, земеля? – спросил он.
- Извини, братан, я не хотел.
- А ты знаешь, как меня зовут?
- Нет.
- Ты посмотри в книжке Надин, там я есть.
Боец уходил, а я пытался остановить его, повторяя «Стой! Стой!»

Меня разбудили усы Филиппа и звук жареных яиц на кухне. Натянув штаны, босиком, я приплёлся на кухню.
- Привет, выспался?
- Немного.
- Щас перекусим и валим на тусовку.
- Прям с утра?
- Ловерсы уже ждут.
- Где ждут?
Надин подошла к окну.
- Вон они, три тачки и восемь мотоциклов.
- Ты хоть занесла меня в свой блокнот?
- Конечно.
- А, под каким именем?
- Пограничник.
- Почему?
- Твой сон был коротким, но ты постоянно повторял одну и ту же фразу.
- Какую?
- Стой! Кто идёт?

 

© Copyright: Игорь Коркин, 2012

Регистрационный номер №0050522

от 25 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0050522 выдан для произведения:

Сон не шёл, а ночь никак не кончалась. Страшно хотелось курить. Ближайший ночной магазин находился в десяти минутах ходьбы от дома, но одеваться, выходить на мороз очень уж не хотелось. К четырём утра я созрел, чтобы стрельнуть сигарету у дома, поэтому наспех оделся и выбежал на улицу. Как назло, никто не курил, или, просто не хотел делиться со мной никотином. Через десять минут поняв, что волка ноги кормят, я стремглав ринулся к ночному магазинчику и за рекордное время достиг финишной черты. Женщина-продавец копошилась с коробками, повернувшись ко мне задом.
- Пачку Парламента, пожалуйста, - проворчал я на выдохе и сунул купюру в заветное окошко.
Хотя капитализм и располагал на немедленное обслуживание клиента, но мой заказ так и остался заказом.
- Женщина, у меня уши пухнут, дайте пачку сигарет, а потом копайтесь в своих коробках.
- У вас больные уши? – отреагировала продавец. – Обратитесь к лору.
Судя по голосу, возраст женщины давно перевалил за «хихи-хаха», и я хмуро огляделся в поисках альтернативной палатки. Альтернативы не было.
- Простите, дайте, пожалуйста, пачку Парламента, - взмолился я.
Ночная монополистка развернула корму, подошла к окну, положив на прилавок два увесистых батона шестого размера. Судя по единственной футболке, надетой на продавце, лифчики такого размера были в дефиците, а двадцатиградусный мороз не имел для неё никакого значения.
- Как называется любитель Парламента? – серьёзно спросила она.
- Не понял?!
- Па-рла-мен-тарий.
- Нет, это просто название сигарет..
- Вот что, парламентарий, тебе восемнадцать-то есть?
Мужчины только после сорока начинают следить за собой, поэтому, в свои тридцать я заорал, что есть мощи:
- Ты, булка, давай сигареты или я…
- Что, я? – проворчала Булка, глядя в боковое стекло палатки – у дороги стояли два полисмена с дубинами.
- Мне уже тридцать, - тихо простонал я, - разве не видно?
- Нет, не видно, давай паспорт.
- Разве есть закон, запрещающий не продавать сигареты?
- Ты, ведь, парламентарий, тебе виднее.
Булка закрыла окошко и повернулась к своим коробкам. Я огляделся – у фонарного столба стояла молодая женщина. Как вы думаете, что она делала? Правильно – она курила, даже, я так выразился бы, дымила, словно зная о моей неудаче в Булкиной палатке. Длинные белые волосы стелились по её расстёгнутому короткому полушубку, а длинные, до колена, сапоги, завершали портрет обычной ночной проститутки. Я натянул лыжную шапку на уши и медленно подошёл к ночной курильщице. Нет, эта девушка не продавала себя, она просто нервно курила, кого-то ожидая. Может, сейчас из-под угла вынырнет иномарка, унесёт ночную странницу в лабиринты ночного города, и я никогда не узнаю её имени.
- Доброй ночи, - сказал я, - вы не продадите мне сигаретку?
Ночная фея протянула мне полуоткрытую пачку Вог с метолом и щёлкнула зажигалкой. Я затянулся несколько раз, с наслаждением выпуская дым.
- Извини, мужских нет, - прокуренным, но красивым женским голосом сказала женщина.
Когда добрая половина сигареты превратилась в пепел, я сказал, кивая в сторону палатки:
- Представляешь, мне не дали сигарет, говорят, нет восемнадцати.
Фея усмехнулась, выпустив дым тонкой струёй:
- Наверное, у неё что-то с головой, после двадцати часов работы начинаешь путать водку с сигаретами.
Теперь, когда никотин сделал своё гнусное дело в организме, голова начала соображать и адекватно отвечать на внешние раздражители. А раздражали меня едва прикрытая грудь и почти голые ноги ночной феи. Чисто физически, я хотел эту кралю, а теоретически..До часа Х мне надо будет терпеть все эти рассказы про разрыв с Никитой, любовь с Данилой, пикник с Кириллой, тур с Денисой и прочую, никому ненужную мутотень. Боже, как это всё надоело! Я буду рассказывать ей сказки тёти Мюсли о любви, а она будет отсылать сообщение за сообщением со своей навороченной сенсорной мобилы. И это всё из-за какого-то фул-контакта. Да, иногда я понимал и завидовал онанистам.
- Ждёшь кого-то? – спросил я, чтобы заполнить вакуум.
- Молодец, пока ещё не отморозил мозги.
На обочине затормозил Крайслер, клаксон которого весело сообщил о прибытии мистера Х.
«Ну, вот и всё, прощай фул-контакт и сказки тёти Мюсли. Сейчас она прыгнет в «американку» и свалит на хату к этому мистеру в костюме» - подумал я.
Но я переоценил возможности леди Вог – она даже не повернула голову в сторону машину, а клаксон продолжал действовать мне на нервы.
- Надин, ты идёшь или нет? – материализовался мистер Х.
Конечно, по теории, я должен был свалить, но я решил дождаться развязки.
Это был парень бойцовской натуры с американских боевиков. По манере вести себя – деревенский неотёсанный громила-водитель, поднакачавшийся в спортзале шефа. Не надевая куртки, в одной футболке, он подбежал к ночной фее и схватил её за руку.
- Ты, что, мартышка, ослепла? Я целую минуту сигналю тебе.
- Тогда, оглохла, а не ослепла.
- Ты, что, нюх потеряла? – напирал боец, - прыгай и покатили.
- А извини?!
- Что, что ты промычала?
Я прекрасно знал, что будет дальше – он ударит несколько раз женщину, посадит в машину и увезёт подальше от меня, где я никогда не встречу и не найду её. А потом, дома, пустит слезу, и всё..Боже, как это всё надоело! Умным людям не хотят нормальных денег платить, вот и гоняют по ночным улицам такие отморозки, возомнившие себя ночными ангелами. Громила, действительно, сжал кулак и замахнулся, но, в последний момент, вроде подумал о чём-то и развернулся в мою сторону.
- Не понял, а это что за папуас? Надин, у вас, что, любовь?
- А тебе какое дело? Ты опоздал на целый час, а обещал приехать через десять минут.
- И, что, он пригрел тебя за это время? Ты, бомж подзаборный, иди-ка, я покажу тебе, как любить жизнь.
Честно говоря, я не любил силовых методов решения мужских вопросов, а тем более, пустую показуху. Два года на границе не прошли даром для меня, и я всегда, даже когда был прав, старался избежать ненужной драки, но вот в этом случае была затронута честь города, и мне выпала честь защитить её. Боец не думал ни о какой чести, он просто хотел возвыситься в глазах знакомой ему женщины. Громила сжал кулак правой руки – значит, удар мог состояться только один – размашистый, тяжёлый хук. Попасться под него означало потерю сознания с сотрясением мозга. Я решил провести психологическую подготовку.
- Что вы, молодой человек, у нас не было ничего общего с этой женщиной, у меня нет жилья, я приехал из деревни…- тихо сказал я, сделав пару шагов назад.
Это манёвр только раззадорил громилу, он потерял бдительность и, не претендуя на отпор, широко отвёл кулак для удара. В это время я, чуть пригнувшись, с силой нанёс ему удар ногой в коленную чашечку. Падая, громила успел схватить меня за куртку. Он выл от боли на всю улицу, продолжая трепать меня, цепко ухватившись за отворот куртки. Мне ничего не оставалось, как взять его руку на излом. Видать, я не рассчитал свои силы, поломав его накачанную руку в локте.
Надин не было интересно, за время своих ночных вылазок она привыкла к боям самцов, поэтому не сделала ни шага, чтобы помешать нам.
- Ты уж извини, Надин, я испортил тебе вечер.
- Вечер? Ты знаешь, который сейчас час?
Я сделал вид, будто ищу несуществующие наручные часы.
- Уже половина пятого, я замёрзла и хочу спать, куда теперь мне идти?
Громила корчился на ледяном асфальте, Булка копошилась в своих коробках, полисмены продолжали базарить, а мы с Надин, взявшись за руки, направились в скромное холостяцкое жилище.

Я, конечно, немного стеснялся бардака, который был неразлучным другом в моей конуре, но леди Вог быстро вывела меня из состояния нерешительности.
- Слушай, народный мститель, я не хочу спиртного, покорми меня, я весь день ничего не ела.
Я ринулся к холодильнику, в котором, кроме трёх десятков яиц не было ничего. Почему именно яиц? Год назад соседи уехали за границу, а своего питомца, рыжего кота Фили настолько поразили меня, что я сразу сдался на милость победителя.
- Что он ест? – спросил я бывших хозяев.
- Всё натуральное.
- Как, натуральное?
- Печень, мясо, рыбу, а самое любимое его лакомство – это варёные яйца.
Вот так и появился в моём пустом холодильнике запас яиц. Каждый божий день, в шесть утра Филипп будил меня, мяукая во всё кошачье горло, а вечером тихо тёрся в ногах, требуя заветное очищенное яйцо.
- Что будешь? – тоном заправского повара спросил я.
- Знаешь, что, ковбой, я очень люблю жареные яйца. Это моя слабость.
- Сколько штук одолеешь?
- Десяток, если не жалко.
«Бинго!» - воскликнул я про себя и помчался на кухню.
Вот так я стал ковбоем, народным мстителем, она даже не желала узнать моего имени. Стоп! Имени? Зачем оно ей, если мы просто зашли провести остаток ночи?
- Ты, как волшебник из сказки, - произнесла Надин, накалывая вилкой ломтик скудного яичного завтрака.
- Почему?
- Не у всех в запасе такое количество яиц.
Филя, реально оценив ситуацию, лениво вышел из-под кухонного стола.
- Ой, какой красавец! Как его зовут?
- Филипп.
- Какое чудное имя, главное, оригинальное.
- Хочешь стать его другом?
- Конечно.
- Дай ему варёное яйцо.
- Но у меня жареное..
Я вытащил из кармана заранее приготовленное яйцо. Надин очистила его и положила в кошачью миску на полу. Кот, урча и мурлыкая, набросился на еду.
- Можно я немного погреюсь в ванне? – спросила женщина.
- Только у меня нет банного халата…
- Я накину полотенце.
«Вот так, всё так просто, ларчик оказался без ключика, не надо добиваться любви, читать сказки тёти Мюсли, даже неинтересно…»
Пока я расправлялся с такой же порцией яиц, Надин незаметно прошмыгнула в спальню, а я, не доев пару яиц, поспешил за ней.
Как я завидовал несмышленым мальчишкам, неопытным юношам, которые впервые взбирались на гору Эрато. Первые ощущения, воспоминания, радость побед. А я, тридцатилетний дурак, знал наперёд, чем будет заниматься моя ночная гостья. Ну, зачем, зачем мне такой опыт?
Да, Надин, в костюме Евы возлежала на моём ложе. Я стоял в дверях, не решаясь зайти, а она жала всеми своими цветными ногтями на кнопки этого чёртового смартфона.
- Гаджет зависимость? – улыбнувшись, спросил я.
- Нет, мне надо отправить сотню сообщений.
- В такую рань? Кому?
- Моим ловерсам.
«Арми ов ловерс» - пронеслось в голове.
- Зачем?
- Ну, мы всегда в чате, завтра собираемся немного потусить.
«Она будет давить на кнопки, а я…как будто, совсем ненужный элемент в этой комнате».
- Да ты пристраивайся, не теряй времени, - не глядя на меня, произнесла Надин.
- Тоесть?
- Тебе, наверное, на самом деле нет восемнадцати.
Женщина подняла ноги, согнув их в коленях.
- Так удобно? Ты, извини, я не люблю тратить время на прелюдии и сказки..
«Тёти Мюсли» - мысленно добавил, натягивая изолятор на своего пограничника.
Служивый спокойно зашёл в расположение Надин, не встретив ни малейшего препятствия. Я увеличил скорость, пытаясь раскочегарить эту живую резиновую куклу. Красивая, полная грудь покачивалась в такт моих фрикций, тело требовало полного контакта, и я попытался опуститься на неё, но фея чётко сказала:
- Ковбой, не мешай мне.
Чего же я хотел? Любви? Вовсе нет. Я же мечтал без прелюдий. Вот тебе, получи. В принципе, конура Надин ничем не отличалась от искусственной вагины с подогревом в интим-салоне. Оргазм никак не наступал, а стойкая фригидность моей партнёрши убивала во мне всё мужское, я начал потеть и нервничать. Надин, о чём-то подумав, повернула ко мне крупный дисплей смартфона. На нём была фотка молодого человека с длинными волнистыми волосами.
- Смотри, это мой ловерс Никита. Нравится?
- Ничё, - пролепетал я, переводя дыхания и сбавляя ход поршня.
«Теперь Данило».
Словно поймав мои мысли, женщина нажала кнопку и опять повернула ко мне этот долбаный дисплей.
- А это Данило, - не выдержал я.
- Вы, что, знакомы? Вроде мы не тусили вместе..
«Вроде не тусили, а, вроде, тусили» - подумал я, выводя пограничника на просторы заставы и проверяя прочность его обмундирования.
- Может, и тусили, хочешь, я скажу тебе имя следующего ловерса?
- Конечно, - ответила Надин, меняя мужское изображение.
- Это Кирюха.
- Правильно.
- А это Ден.
- Правильно.
- А это Макс.
В течение этой «угадайки» я не останавливался, пытаясь заполнить изолятор и немного поспать.
- Вот, я не знаю, что написать Максу.
- Напиши, чтобы приходил потусить.
- Так просто нельзя, он писатель, надо придумать что-нибудь оригинальное.
- В каком жанре пишет твой ловерс?
- Фаник.
- Напиши, что ждёшь его под эротическим созвездием Рака в стране Магии.
- Разве Рак – эротическое созвездие?
- Эротичнее не бывает.
Надин всё ворковала и ворковала, наконец, мне надоела эта болтовня, и я решил заткнуть ей рот.
- Пора закругляться, воин-освободитель, ноги устали.
- Хорошо, - ответил я, снимая скользкую одежду с розовощёкого пограничника.
Передислокация заняла несколько секунд, Надин захватила три четверти пограничника, вяло работая языком. Заиграла альтернатива в смартфоне и на дисплее появилась морда Никиты. Зная, что работнице нечем говорить, я нажал кнопку ответа.
- Привет, Никита, как ты? – начал я.
- Привет, ты, кто?
- Новый ловерс.
- А где Надин?
- У неё интервью.
- Ладно, скажи ей, что я получил её мессидж и обязательно приеду на стрелку.
Звонки не прекращались, а я всё говорил и говорил. Мне не хватало темпа, скорости для достижения оргазма. Я вывел пограничника из укрытия и помогая ему рукой, слил весь запас прочности на лицо Надин. Она сразу перехватила трубу:
- Привет, да, да, клёво..обязательно приходи, потусим..
Её речь превратилась в песню, которая затихала, а потом, опять оживала. Я провалился в царство Морфея. Мне приснился искалеченный мною боец.
- Что ж ты наделал, земеля? – спросил он.
- Извини, братан, я не хотел.
- А ты знаешь, как меня зовут?
- Нет.
- Ты посмотри в книжке Надин, там я есть.
Боец уходил, а я пытался остановить его, повторяя «Стой! Стой!»

Меня разбудили усы Филиппа и звук жареных яиц на кухне. Натянув штаны, босиком, я приплёлся на кухню.
- Привет, выспался?
- Немного.
- Щас перекусим и валим на тусовку.
- Прям с утра?
- Ловерсы уже ждут.
- Где ждут?
Надин подошла к окну.
- Вон они, три тачки и восемь мотоциклов.
- Ты хоть занесла меня в свой блокнот?
- Конечно.
- А, под каким именем?
- Пограничник.
- Почему?
- Твой сон был коротким, но ты постоянно повторял одну и ту же фразу.
- Какую?
- Стой! Кто идёт?

 

Рейтинг: 0 540 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!