Шахор-5

25 февраля 2014 - Филипп Магальник

В каждом своем очередном повествования стараюсь напомнить о себе, может кто забыл. Итак, я ворон Шахор, вкусивший пол-яблока с дерева познания из райского сада, в результате чего моя жизнь кардинально изменилась, по-другому мир увидел, к людям пришел, на компьютере пишу. Провожу опыты над разными животными и участвую в создании сада привитых яблонь. Мы уже получили первый урожай, но плоды не полностью еще унаследовали ожидаемые компоненты воздействия на мозг. Натуральных же, выращенных на родном дереве познания, у нас на сохранение имеются полтора плода в холодильнике, под замком.

На очередном совещании Центра рассматривались вопросы посадки черенков диких яблонь, и долгий спор был по использованию хранимых плодов. Технарь нашего Центра, обычно молчун Евгений Лаптев, своими предложениями помог разрешить проблему. Лаптев выразил сомнение в возможности обеспечить всех землян яблоками с волшебными свойствами, чтобы человечество поумнело. Какой сад понадобится? Посчитать даже трудно. По поводу изобилия дураков на Земле и необходимости принятия мер по их поумнению, то с этим он полностью согласен. Добиться выращивания плодов познания в нашем саду задача важная, но это маломощный путь. Поэтому коснулся другого направления воздействия на интеллект.

- Современная медицина, – поведал Лаптев, – много достигла в борьбе с недугами человека, вплоть до замены важных органов жизнедеятельности, кроме головного мозга. Мозг им недоступен пока. По достоверным, уже проверенным данным, на интеллект трудиться 8-10 % объема мозга, остальная часть работает на контроль организма. В экстремальных условиях мыслительная часть мозга достигает 40-45 %. Конечно, сплошной экстрим создавать не нужно, а вот инициировать деятельность мозга по увеличению выдачи интеллектуальной информации нужно. А как – должен определить специалист ультра-класса. Вот этому будущему мастеру и следует дать райский плод для расширения его умственных способностей.

Предложение технаря было принято Центром к размышлению с повторным рассмотрением на следующем заседании. Мне же, скрепя сердце, выделили четвертинку для проведения опытов на животных в естественных условиях. Как и в предыдущие разы, помните (читай отчеты 1-4), героев себе я уже присмотрел. Их опять два было, и очень несхожие. Это примитивный петух Гарик с двумя желаниями и самый близкий человеку по ДНК примат – шимпанзе.

До нашего знакомства петух жил в курятнике в окружении многочисленных, милых курочек. С рассвета до захода солнца Гарик бодро разгребал лапками грунт и навоз в поисках лакомства для милых дам, никого не обделяя, чтобы зависть предотвратить среди очень даже наблюдательных подруг. Курочки в ответ его баловали вниманием, и остальным.

Обезьяна семейства шимпанзе по имени Чони жила уже более трех лет в семье состоятельного магната. Чони, еще малым, подобрали люди в лесу у трупа умершей матери, откормили в питомнике и продали на аукционе в качестве рождественского подарка для дочери хозяина. Обезьянка близко сошлась с пятнадцатилетней милой девушкой Заррой, став, практически, молчаливым другом её (Зарра росла также сиротой, без матери, в окружении нянь, прислуги и молодой мачехи). Шимпанзе научился всему в доме среди людей: варить, стирать, речь людскую понимать, телек смотреть и за столом прилично себя вести. Невдалеке от дома дикие сородичи в лесу проживали. Чони их навещал иногда, гостиниц доставлял, общался в пределах приличия, и только. Это была уже не его среда, где на досуге подружки блох друг у дружки вычесывали. Поэтому Чони после леса всегда душ принимал.

Так, или почти так, протекала жизнь у моих героев до опытов. В один и тот же день мне удалось по ломтику яблока подсунуть в пищу подопытным животным. Я уже знал, что стимулятор интеллекта начинает действовать через шесть-восемь часов. У ослика, правда, двадцать часов понадобилось, помню. Поэтому, сделав свое дело, пошел к компьютеру стучать первую часть отчета. Ну что, вы прочли? Очень хорошо. Продолжение завтра настучу, как только будет что-то новое. Еще хочу напомнить читателям, что я ворон, еле освоивший разговорную речь, мучаюсь бесконечно с запятыми, тире, точками, которых много, а я один. Поэтому в отчетах порядка с ними не ищите и не ругайте.

*

Ранним утром следующего дня начал с курятника. Осторожненько подлетел и заглянул в сарай, где птицы, к моему удивлению, еще на насесте сидели в ожидании зова петуха. Гарик же находился там же, только ярусом выше и в дремотном состоянии. Курочки, проголодавшись, стали потихоньку спускаться на землю, кормушку окружили, принялись за завтрак, кудахча что-то по поводу общего любимца. Сердобольная Рябушка, отыскав в кормушке лакомую крупную фасолину, понесла ее быстрыми шажками петушку, которого посчитала заболевшим. Гарик с удовольствием проглотил фасоль, бодро помахал крыльями и на Рябушку взобрался. То же проделал с Голошейкой и с последующими дамочками, приносившими вкусные преподношения. Как видите, все идет нормально – мозгочки Гарика шевельнулись и выдали оптимальное решение для подконтрольного организма. Конечно, новое поведение наглеца идет в разрез с устоявшимися порядками в жизни этих птиц. Замечена мной была и небольшая группка курочек, не идущих на поводу у петуха. Произошел раскол в милом семействе. У поилки драчку даже устроили несколько смирненьких несушек, причины не выяснял. Пусть разбираются сами, решил я, и полетел ко второму подопытному, Чони.

Шимпанзе Чони жилось у магната как у бога за пазухой: ни тревог, ни забот, лишь одни удовольствия окружали его. В его обязанности входило показывать небольшие представления для знатных гостей по команде хозяина, но это по праздникам. Пиком его выступления являлись отправки SMS на смартфоне гостям по визитным карточкам, притом содержание отправлений было разным. Этому Зарра его научила. После же удачного первого представления хозяин миниатюрный аппарат подарил Чони, на солнечной батарейке. Ему еще из кожаных ремней снаряжение сшили с карманом для смартфона на боку. Как вы поняли, это не зачухонная обезьянка была, умеющая лишь плясать за конфету, а современный цивилизованный примат, довольный жизнью и положением, пока нашу приманку не проглотил.

А далее, на следующий день какие-то незнакомые мысли появились в голове, теребить стали узкий лоб его беззаботной головки. У животных отсутствует привычка заглядывать в будущее, их временной горизонт близок, в пределах суток. Но к поумневшему примату Чони вопрос о будущем постучался во всю, нарушив привычный покой. Сказочная, сытая, легкая жизнь обезьянки – игрушки, и его уже не устраивала. Он стал ковыряться в своем будущем в поисках своего пути в жизни, по которому следовать будет. Конечно, решил Чони, ему необходимо к своим сородичам вернуться, семьей обзавестись и род продлить. И еще, соображал он, проживание среди людей, познание их жизни должны помочь ему организовать свою жизнь по новым, разумным правилам.

«Думать и еще раз думать, – решил наш герой, – Спешки не надо. Может, Зарре изложу обо всем, она друг надежный и не глупа. Возьмем тайм-аут на неделю, но пока – никому ни слова».

Чони в конце концов понял, отчего у людей вечно голова болит – от дум оказывается. У него тоже боли возникали иногда, но лишь от ушибов. Как видите, и у Чони что-то в головке происходит нестандартное, подождем…

Паузу в своих наблюдениях решил использовать для посещения бывших подопытных героев, участников эксперимента. Слетал в район обитания орла, помните, надеюсь, что поумневший царь птиц выбрал в жены по конкурсу самую смышленую орлицу. Вот я и решил их потомство посмотреть, в надежде, что они унаследовали только хорошее от родителей. В большущем знакомом орлином гнезде копошились два крупных птенца у разодранной тушки зайчонка, принесенной, видимо, орлом малышам на завтрак. Неожиданно к птенцам подлетел молодой орел, оттолкнул молодняк, пытаясь вырвать из их лапок пищу. На отчаянный визг птенцов прилетела орлица, которая прогнала старшего сына из гнезда, крепко ругая его за нежелание трудиться, чтобы себя прокормить. Старшой же, не глядя на мать, нагло вырвал кусок зайчатины у птенцов, прежде чем убраться вон.

 

Ко мне на ветку подсела орлица, поздоровалась, пообщались. Совместная жизнь с прекрасным орлом протекает прекрасно, поведала она. Никаких шашней за ним не заметила, отец отличный... С шумом и криками подлетела группа птиц к нашему дереву и села вблизи. Это было странное зрелище для меня, которое орлица прояснила. Оказывается, молодежь у них, следуя моде, общипывает себя догола, особо девочки. Крылья, конечно, не трогают. Да, эта голенькая – ее дочь, семьи нет, живет с ними. С ней дружки, такие же. Что касается отца, то он занят созданием школы для молодняка. Он говорит, что мозгам давать надо качественную пищу с детства, чтобы достойные дети созрели, а не пустоцвет. Просила посетить их через год, чтобы на результаты посмотреть.

*

На птичнике изменения уже ощущались. Петух Гарик от чрезмерной кормежки сердобольными курочками раздался во все стороны и, естественно, на насест взобраться уже не мог, как и на несушек. Куры что-то постоянно кудахтали, но яйца несли, как и ранее. Наседки своим делом заняты были в ожидании цыплят, как обычно. Гром грянул в пятницу, когда хозяйка птичьего царства к субботнему рынку собираться стала. Она, Полина, тридцатилетняя миловидная женщина, воспитательница детсада, буквально нищенствовала на своей зарплате (мужнину же сроду в глаза не видела). Ожила чуть после создания птичника, яйца раз в неделю на базар отвозила, затем и цыплят продавать стала. Вот она-то и раскрыла беду в курятнике: насиженные яйца к сроку цыплят не дали, чисто женскими оказались. Полина поняла сразу, что петух выдохся весь, и он теперь на суп лишь пригоден.

Где взять нового петуха?.. Представления не имела. На базаре не купишь, их там нет нужных, да и денег кот наплакал (Степа все вчера пропил). Вот беда. Разве что к Науму обратиться, бородатому отшельнику с соседней улицы, чудаку, что тоже курей разводит? Постучалась, сильнее – ни звука.

«Открываю дверь – он на кровати с головой укрыт и сопит с закатанными глазами, – рассказывала позже Полина подруге. – Пощупала лоб – горит весь. Короче – компрессы, чай, пощечины… привела его в чувство, узнал меня, глаза отводит. Малярия его доконала, вторые сутки вот так лежал. Перехожу к своей просьбе – петуху. Он долго соображал, не понимая сути, но когда разобрался, так улыбнулся, Люся, что я рот открыла, ошеломленная его доброй красотой. Конечно, дал петухов, аж двух, чтобы соперничество было, как Наум сказал. Нет, с курами у меня все давно хорошо, но вдовца все одно навещала, пока болел. Нет, иудейской веры он. Религия его запрещает ему даже взглянуть на женщину своей веры. Как, как, но это относится только к единоверкам. Нам же, Наум сказал, ничего не запрещено (разноверцам). Вот и все, что сказать тебе хотела про петуха... Третий год уже пошел, как и Пете, сынишке нашему. Со Степой развелась. Жду к осени прибавления. Как, где живу? Да у Наума, конечно, а того петуха съели. Пока».

*

Ранним утром встретил Чони на спортивной площадке, где он усиленно выполнял сложные силовые упражнения, вплоть до боксирования с грушей. Он мне выросшие мышцы показал, упражнения на снарядах продемонстрировал, и сальто через голову проделал. Сев удобно рядом на ветке, Чони поведал мне о своих делах, замыслах. Еще раз подтвердил свое решение вернуться к сородичам. С местом обитания так же определился уже, после долгих колебаний. Это большой зеленый массив вокруг озера глубоководного, голубого-голубого. Не природная красота его там пленила, а светло-зеленные глаза одной шимпанзетки. Описать не сможет – увидеть их надо.

Миролюбиво проживают там сорок восемь особей по древним устоям его сородичей. Во главе стаи мудрый вожак стоит, поддерживая порядок и спокойствие среди шумливых обитателей. Все бы, казалось, хорошо там, кабы не периодические набеги воинственной стаи, обитающей в гористом лесу на востоке. Уклад жизни у горцев странный. Всех младенцев мужского пола с детства забирают в лагеря, где их учат воинственным приемам и набегам. Сбором пищи и воспитанием детенышей занимается лишь слабый пол. Обитатели стаи полуголодны всегда, злобны и агрессивны. Голодом и внушением их доводят до точки кипения и пускают в набег, где ими свирепо все уничтожается на пути. Весело, правда? Соседи вынуждены создавать военизированные отряды защиты, ущемлять себя. В общем, как и у людей – диктатору враг нужен, чтобы от себя угрозу отвести. Вот в такой обстановке Чони согласился возглавить стаю по предложению старого вожака. Поэтому с главного он и начал.

Чони пригласил к себе восемь самых привлекательных шимпанзеток своей стаи и разослал их во все зоны проживания сородичей в окружности с посланием или рекламой, если хотите. В бодром послании сообщалось, что через пальцы одной лапы дней, перед заходом солнца у родника черепах состоится поединок вождей стай горцев и озерных обитателей. Приглашались на поединок все желающие, угощения будут. Еще, согласно старой традиции, дама побежденного переходит на пять дней в услужение победителя безропотно. Отказ от дуэли засчитывается, как поражение, все знают. Горцы уже согласились участвовать, утром посланник от них приходил.

- Нет, не поражения Чони боится в поединке, а победы – даму горского диктатора случайно увидел вчера, повеситься можно.

Вот. Обменялись с Чони емайлом, даже не знаю, что ему и пожелать на прощание. А сам подумал, что не мешало бы на большом стадионе всемирный поединок организовать, где соревновались бы президенты Америки и России, Ирана и Израиля, Азербайджана и Армении, и остальные конфликтующие правители. Пусть дерутся до опупения меж собой, лишь бы народы не трогали.

*

PS. О результате поединка сообщу в следующем отчете. ШАХОР.

© Copyright: Филипп Магальник, 2014

Регистрационный номер №0195345

от 25 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0195345 выдан для произведения:

В каждом своем очередном повествования стараюсь напомнить о себе, может кто забыл. Итак, я ворон Шахор, вкусивший пол-яблока с дерева познания из райского сада, в результате чего моя жизнь кардинально изменилась, по-другому мир увидел, к людям пришел, на компьютере пишу. Провожу опыты над разными животными и участвую в создании сада привитых яблонь. Мы уже получили первый урожай, но плоды не полностью еще унаследовали ожидаемые компоненты воздействия на мозг. Натуральных же, выращенных на родном дереве познания, у нас на сохранение имеются полтора плода в холодильнике, под замком.

На очередном совещании Центра рассматривались вопросы посадки черенков диких яблонь, и долгий спор был по использованию хранимых плодов. Технарь нашего Центра, обычно молчун Евгений Лаптев, своими предложениями помог разрешить проблему. Лаптев выразил сомнение в возможности обеспечить всех землян яблоками с волшебными свойствами, чтобы человечество поумнело. Какой сад понадобится? Посчитать даже трудно. По поводу изобилия дураков на Земле и необходимости принятия мер по их поумнению, то с этим он полностью согласен. Добиться выращивания плодов познания в нашем саду задача важная, но это маломощный путь. Поэтому коснулся другого направления воздействия на интеллект.

- Современная медицина, – поведал Лаптев, – много достигла в борьбе с недугами человека, вплоть до замены важных органов жизнедеятельности, кроме головного мозга. Мозг им недоступен пока. По достоверным, уже проверенным данным, на интеллект трудиться 8-10 % объема мозга, остальная часть работает на контроль организма. В экстремальных условиях мыслительная часть мозга достигает 40-45 %. Конечно, сплошной экстрим создавать не нужно, а вот инициировать деятельность мозга по увеличению выдачи интеллектуальной информации нужно. А как – должен определить специалист ультра-класса. Вот этому будущему мастеру и следует дать райский плод для расширения его умственных способностей.

Предложение технаря было принято Центром к размышлению с повторным рассмотрением на следующем заседании. Мне же, скрепя сердце, выделили четвертинку для проведения опытов на животных в естественных условиях. Как и в предыдущие разы, помните (читай отчеты 1-4), героев себе я уже присмотрел. Их опять два было, и очень несхожие. Это примитивный петух Гарик с двумя желаниями и самый близкий человеку по ДНК примат – шимпанзе.

До нашего знакомства петух жил в курятнике в окружении многочисленных, милых курочек. С рассвета до захода солнца Гарик бодро разгребал лапками грунт и навоз в поисках лакомства для милых дам, никого не обделяя, чтобы зависть предотвратить среди очень даже наблюдательных подруг. Курочки в ответ его баловали вниманием, и остальным.

Обезьяна семейства шимпанзе по имени Чони жила уже более трех лет в семье состоятельного магната. Чони, еще малым, подобрали люди в лесу у трупа умершей матери, откормили в питомнике и продали на аукционе в качестве рождественского подарка для дочери хозяина. Обезьянка близко сошлась с пятнадцатилетней милой девушкой Заррой, став, практически, молчаливым другом её (Зарра росла также сиротой, без матери, в окружении нянь, прислуги и молодой мачехи). Шимпанзе научился всему в доме среди людей: варить, стирать, речь людскую понимать, телек смотреть и за столом прилично себя вести. Невдалеке от дома дикие сородичи в лесу проживали. Чони их навещал иногда, гостиниц доставлял, общался в пределах приличия, и только. Это была уже не его среда, где на досуге подружки блох друг у дружки вычесывали. Поэтому Чони после леса всегда душ принимал.

Так, или почти так, протекала жизнь у моих героев до опытов. В один и тот же день мне удалось по ломтику яблока подсунуть в пищу подопытным животным. Я уже знал, что стимулятор интеллекта начинает действовать через шесть-восемь часов. У ослика, правда, двадцать часов понадобилось, помню. Поэтому, сделав свое дело, пошел к компьютеру стучать первую часть отчета. Ну что, вы прочли? Очень хорошо. Продолжение завтра настучу, как только будет что-то новое. Еще хочу напомнить читателям, что я ворон, еле освоивший разговорную речь, мучаюсь бесконечно с запятыми, тире, точками, которых много, а я один. Поэтому в отчетах порядка с ними не ищите и не ругайте.

*

Ранним утром следующего дня начал с курятника. Осторожненько подлетел и заглянул в сарай, где птицы, к моему удивлению, еще на насесте сидели в ожидании зова петуха. Гарик же находился там же, только ярусом выше и в дремотном состоянии. Курочки, проголодавшись, стали потихоньку спускаться на землю, кормушку окружили, принялись за завтрак, кудахча что-то по поводу общего любимца. Сердобольная Рябушка, отыскав в кормушке лакомую крупную фасолину, понесла ее быстрыми шажками петушку, которого посчитала заболевшим. Гарик с удовольствием проглотил фасоль, бодро помахал крыльями и на Рябушку взобрался. То же проделал с Голошейкой и с последующими дамочками, приносившими вкусные преподношения. Как видите, все идет нормально – мозгочки Гарика шевельнулись и выдали оптимальное решение для подконтрольного организма. Конечно, новое поведение наглеца идет в разрез с устоявшимися порядками в жизни этих птиц. Замечена мной была и небольшая группка курочек, не идущих на поводу у петуха. Произошел раскол в милом семействе. У поилки драчку даже устроили несколько смирненьких несушек, причины не выяснял. Пусть разбираются сами, решил я, и полетел ко второму подопытному, Чони.

Шимпанзе Чони жилось у магната как у бога за пазухой: ни тревог, ни забот, лишь одни удовольствия окружали его. В его обязанности входило показывать небольшие представления для знатных гостей по команде хозяина, но это по праздникам. Пиком его выступления являлись отправки SMS на смартфоне гостям по визитным карточкам, притом содержание отправлений было разным. Этому Зарра его научила. После же удачного первого представления хозяин миниатюрный аппарат подарил Чони, на солнечной батарейке. Ему еще из кожаных ремней снаряжение сшили с карманом для смартфона на боку. Как вы поняли, это не зачухонная обезьянка была, умеющая лишь плясать за конфету, а современный цивилизованный примат, довольный жизнью и положением, пока нашу приманку не проглотил.

А далее, на следующий день какие-то незнакомые мысли появились в голове, теребить стали узкий лоб его беззаботной головки. У животных отсутствует привычка заглядывать в будущее, их временной горизонт близок, в пределах суток. Но к поумневшему примату Чони вопрос о будущем постучался во всю, нарушив привычный покой. Сказочная, сытая, легкая жизнь обезьянки – игрушки, и его уже не устраивала. Он стал ковыряться в своем будущем в поисках своего пути в жизни, по которому следовать будет. Конечно, решил Чони, ему необходимо к своим сородичам вернуться, семьей обзавестись и род продлить. И еще, соображал он, проживание среди людей, познание их жизни должны помочь ему организовать свою жизнь по новым, разумным правилам.

«Думать и еще раз думать, – решил наш герой, – Спешки не надо. Может, Зарре изложу обо всем, она друг надежный и не глупа. Возьмем тайм-аут на неделю, но пока – никому ни слова».

Чони в конце концов понял, отчего у людей вечно голова болит – от дум оказывается. У него тоже боли возникали иногда, но лишь от ушибов. Как видите, и у Чони что-то в головке происходит нестандартное, подождем…

Паузу в своих наблюдениях решил использовать для посещения бывших подопытных героев, участников эксперимента. Слетал в район обитания орла, помните, надеюсь, что поумневший царь птиц выбрал в жены по конкурсу самую смышленую орлицу. Вот я и решил их потомство посмотреть, в надежде, что они унаследовали только хорошее от родителей. В большущем знакомом орлином гнезде копошились два крупных птенца у разодранной тушки зайчонка, принесенной, видимо, орлом малышам на завтрак. Неожиданно к птенцам подлетел молодой орел, оттолкнул молодняк, пытаясь вырвать из их лапок пищу. На отчаянный визг птенцов прилетела орлица, которая прогнала старшего сына из гнезда, крепко ругая его за нежелание трудиться, чтобы себя прокормить. Старшой же, не глядя на мать, нагло вырвал кусок зайчатины у птенцов, прежде чем убраться вон.

 

Ко мне на ветку подсела орлица, поздоровалась, пообщались. Совместная жизнь с прекрасным орлом протекает прекрасно, поведала она. Никаких шашней за ним не заметила, отец отличный... С шумом и криками подлетела группа птиц к нашему дереву и села вблизи. Это было странное зрелище для меня, которое орлица прояснила. Оказывается, молодежь у них, следуя моде, общипывает себя догола, особо девочки. Крылья, конечно, не трогают. Да, эта голенькая – ее дочь, семьи нет, живет с ними. С ней дружки, такие же. Что касается отца, то он занят созданием школы для молодняка. Он говорит, что мозгам давать надо качественную пищу с детства, чтобы достойные дети созрели, а не пустоцвет. Просила посетить их через год, чтобы на результаты посмотреть.

*

На птичнике изменения уже ощущались. Петух Гарик от чрезмерной кормежки сердобольными курочками раздался во все стороны и, естественно, на насест взобраться уже не мог, как и на несушек. Куры что-то постоянно кудахтали, но яйца несли, как и ранее. Наседки своим делом заняты были в ожидании цыплят, как обычно. Гром грянул в пятницу, когда хозяйка птичьего царства к субботнему рынку собираться стала. Она, Полина, тридцатилетняя миловидная женщина, воспитательница детсада, буквально нищенствовала на своей зарплате (мужнину же сроду в глаза не видела). Ожила чуть после создания птичника, яйца раз в неделю на базар отвозила, затем и цыплят продавать стала. Вот она-то и раскрыла беду в курятнике: насиженные яйца к сроку цыплят не дали, чисто женскими оказались. Полина поняла сразу, что петух выдохся весь, и он теперь на суп лишь пригоден.

Где взять нового петуха?.. Представления не имела. На базаре не купишь, их там нет нужных, да и денег кот наплакал (Степа все вчера пропил). Вот беда. Разве что к Науму обратиться, бородатому отшельнику с соседней улицы, чудаку, что тоже курей разводит? Постучалась, сильнее – ни звука.

«Открываю дверь – он на кровати с головой укрыт и сопит с закатанными глазами, – рассказывала позже Полина подруге. – Пощупала лоб – горит весь. Короче – компрессы, чай, пощечины… привела его в чувство, узнал меня, глаза отводит. Малярия его доконала, вторые сутки вот так лежал. Перехожу к своей просьбе – петуху. Он долго соображал, не понимая сути, но когда разобрался, так улыбнулся, Люся, что я рот открыла, ошеломленная его доброй красотой. Конечно, дал петухов, аж двух, чтобы соперничество было, как Наум сказал. Нет, с курами у меня все давно хорошо, но вдовца все одно навещала, пока болел. Нет, иудейской веры он. Религия его запрещает ему даже взглянуть на женщину своей веры. Как, как, но это относится только к единоверкам. Нам же, Наум сказал, ничего не запрещено (разноверцам). Вот и все, что сказать тебе хотела про петуха... Третий год уже пошел, как и Пете, сынишке нашему. Со Степой развелась. Жду к осени прибавления. Как, где живу? Да у Наума, конечно, а того петуха съели. Пока».

*

Ранним утром встретил Чони на спортивной площадке, где он усиленно выполнял сложные силовые упражнения, вплоть до боксирования с грушей. Он мне выросшие мышцы показал, упражнения на снарядах продемонстрировал, и сальто через голову проделал. Сев удобно рядом на ветке, Чони поведал мне о своих делах, замыслах. Еще раз подтвердил свое решение вернуться к сородичам. С местом обитания так же определился уже, после долгих колебаний. Это большой зеленый массив вокруг озера глубоководного, голубого-голубого. Не природная красота его там пленила, а светло-зеленные глаза одной шимпанзетки. Описать не сможет – увидеть их надо.

Миролюбиво проживают там сорок восемь особей по древним устоям его сородичей. Во главе стаи мудрый вожак стоит, поддерживая порядок и спокойствие среди шумливых обитателей. Все бы, казалось, хорошо там, кабы не периодические набеги воинственной стаи, обитающей в гористом лесу на востоке. Уклад жизни у горцев странный. Всех младенцев мужского пола с детства забирают в лагеря, где их учат воинственным приемам и набегам. Сбором пищи и воспитанием детенышей занимается лишь слабый пол. Обитатели стаи полуголодны всегда, злобны и агрессивны. Голодом и внушением их доводят до точки кипения и пускают в набег, где ими свирепо все уничтожается на пути. Весело, правда? Соседи вынуждены создавать военизированные отряды защиты, ущемлять себя. В общем, как и у людей – диктатору враг нужен, чтобы от себя угрозу отвести. Вот в такой обстановке Чони согласился возглавить стаю по предложению старого вожака. Поэтому с главного он и начал.

Чони пригласил к себе восемь самых привлекательных шимпанзеток своей стаи и разослал их во все зоны проживания сородичей в окружности с посланием или рекламой, если хотите. В бодром послании сообщалось, что через пальцы одной лапы дней, перед заходом солнца у родника черепах состоится поединок вождей стай горцев и озерных обитателей. Приглашались на поединок все желающие, угощения будут. Еще, согласно старой традиции, дама побежденного переходит на пять дней в услужение победителя безропотно. Отказ от дуэли засчитывается, как поражение, все знают. Горцы уже согласились участвовать, утром посланник от них приходил.

- Нет, не поражения Чони боится в поединке, а победы – даму горского диктатора случайно увидел вчера, повеситься можно.

Вот. Обменялись с Чони емайлом, даже не знаю, что ему и пожелать на прощание. А сам подумал, что не мешало бы на большом стадионе всемирный поединок организовать, где соревновались бы президенты Америки и России, Ирана и Израиля, Азербайджана и Армении, и остальные конфликтующие правители. Пусть дерутся до опупения меж собой, лишь бы народы не трогали.

*

PS. О результате поединка сообщу в следующем отчете. ШАХОР.

Рейтинг: 0 127 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!