ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Пусть небо будет мирным!

Пусть небо будет мирным!

30 октября 2014 - Анна Магасумова
article249307.jpg
Фото автора

1 сентября. Солнечное утро. Дети спешат в школу. Улыбки, веселые лица. Закончилось лето. Впереди новый учебный год. После торжественной линейки все разошлись по кабинетам на классные часы.
  "Моя малая Родина" — написала на доске Людмила Ивановна.
— Малая Родина — это место, где родился человек. Большая Родина — это Россия. Скажите, ребята, — обратилась она к своим третьеклассникам, — как называется наша малая Родина?
 Выше всех тянет руку  белокурая девочка с белыми бантами.
— Ответит Лена Самойлова.
— Наша малая Родина — Башкортостан, село Жуково Уфимского района.
— Молодец! Садись на место.
Вдруг раздается звонкий мальчишеский голос с камчатки — последней парты.
— Где родился, там и пригодился!
Все заулыбались
— Верно, Рамиль! Но ты забыл, что нужно поднимать руку, если хочешь что -то сказать?
— Я вот дома тебе задам!
Мама Рамиля одергивает сына.
— Я больше не буду, Людмила Ивановна.
— Пословица верная. Но бывают исключения, когда у человека две Родины.
Ребята притихли.
Учительница продолжала:
— Сегодня у нас в гостях ветеран труда Рыхлик Тамара Филипповна. Она родилась в Белоруссии, но  в 1951 году с сестрой Таисией приехала в Башкирию.
Перед ребятами предстала маленькая, седая, худенькая женщина в сером пиджаке с георгиевской ленточкой на воротнике.
— Дорогие ребята! Я очень рада в такой светлый и торжественный для вас день оказаться в школе, — начала она. — Для меня слово Родина священно.  Башкортостан приютил, дал вторую жизнь, поэтому Башкирия, как и Белорусь,  для меня —  малая Родина.
Тамара Филипповна улыбнулась ребятам. Показалось даже, что её улыбка  разгладила морщинки у уголка глаз.
— 42 года я проработала проводницей в вагонном депо "Уфа" Куйбышевской железной дороги.
Людмила Ивановна увидела, как Рамиль тянет руку.
— Рамиль, ты что — то хочешь спросить?
— Да! Тамара Филипповна! Расскажите пожалуйста, как вы попали в наше село.
— Мне было 5 лет, когда началась Великая Отечественная война. Жили мы в деревне Щербачи. Уже в конце июня 1941 года Могилевская область, в том числе и наша деревня, оказалась в оккупации. Сначала гитлеровцы отбирали продовольствие и скот, кто сопротивлялся, расстреливали на месте. Потом несколько человек бросили в колодец и ждали, когда они утонут.
  Все в классе притихли и внимательно слушали.
— Иногда не помню, что было вчера, — продолжает рассказывать Тамара Филипповна, а годы оккупации отпечатались в памяти навсегда.
  Она тяжело вздохнула. Видно было, что мучительные воспоминания даются ей с трудом.
— Наступило, как сейчас, 1 сентября, но ни мои старшие брат 
Коля и сестра  Тася, ни другие ребята не приступили к учебе. Фашисты сделали школу штабом.
Тамарам Филипповна опять вздохнула, но чуть погодя, оживилась.
— Советские солдаты, уходя, бросили во ржи пулемет. Рожь высокая, его  немцы и не заметили. Николаша, шутя, навёл пулемёт на школу. А его друг Сашка как дернёт за рычажок. Пулемёт оказался заряженным, и пулеметная очередь ударила по школе.
Ребята оживились, закричали:
— Так им и надо, фрицам!
Громче всех кричал  Рамиль.
— Тише, ребята, тише! — стала успокаиватть учеников Людмила Ивановна.
Родители  сидели тихо, но и их переполняли эмоции. 
 Тамара Филипповна продолжила:
— Немцы повыскакивали с испуганными криками:  "Партизаны!"  Стали прочёсывать окрестности. Маленьких мальчишек во ржи не заметили и они спаслись.
Она замолчала, вытирая платочком  слёзы, выступившие на глазах.
-  В Белоруссии было немало партизанских отрядов, — вступила учительница. — Могилёв — одна из крупных узловых станций. Партизаны взрывали пути, мосты, пускали под откос составы.
— Фашисты зверстовали, беспощадно истребляли евреев, — вспоминала дальше Тамара Филипповна. — Однажды и я попала в ряды расстрельных, когда собирала щавель в канаве. Случайно меня увидели немцы. Полицай вытянул из оврага и поставил замыкающей в колонну. Людей выстроили в ряд лицом к глубокому  рву, спиной к  немцам с автоматами. Один из конвоиров сжалился надо мной, я была самая маленькая, он с силой толкнул меня так, что я кубарем покатилась в ров и замерла, чуть дыша. Так было страшно!  Раздалась автоматная очередь, потом другая, третья.  Я долго лежала с закрытыми глазами. Только ночью выбралась. Старалась не смотреть на трупы. 
Тамара Филипповна замолчала, будто окаменела,  уставившись в одну точку.
— А что   было дальше?
В нетерпении спрашивали третьеклассники. Тамара Филипповна очнулась.
— Долгих два года на нашей земле хозяйничали немцы. Однажды полицаи стали ходить по домам и составлять список  детей и подростков, объясняя это тем, что их отправят для работы в Германию. Этот список сразу же назвали "чёрным". В "чёрный список" попала и моя сестра Тася.
Видно было, что это воспоминание даётся Тамаре Филипповне с трудом. Она даже сгорбилась. 
— Вскоре был назначен  день отправки. Тася и ещё двое ребят опоздали на станцию, где советских детей сажали в товарные вагоны. Учительница, увидев их, велела бежать, что есть мочи домой. Так сестра осталась на Родине.
Третьеклассники  вздохнули с облегчением.
— Но тысячи детей и подростков были отправлены в Германию.
-О-о-о-х!
Выдохнули ребята, слушавшие рассказ Тамары Филипповны.
-Было голодно. Наступила весна, сошёл снег, но земля была ещё ледяной. Босиком мы бегали на поле собирать прошлогоднюю картошку. Ели её, мороженую, червивую. Ребята! — обратилась Тамара Филипповна к третьеклассникам. — Мне больно видеть, когда  сейчас некоторые выбрасывают хлеб. А мы тогда забыли, как он и выглядит.  У нас в деревне был слепой дед, так я по утрам водила его по домам. Побираться. Сама пела. Давали нам кусочки старого сала, хлеб пополам с лебедой. Потом по совести делили  и я бежала домой. Берегите хлеб, дети!
— Будем, будем!
В один голос закричали третьеклассники.
 -  Мне пришлось даже встретиться с Геббельсом. Рейхминистр  народного просвещения и пропаганды Германии сам приехал в нашу деревню, — продолжала Тамара Филипповна. — Нас, детей, одели в лохмотья. Сам Геббельс  фотографировал. Потом мы узнали, что снимки послали в Германию, чтобы там увидели, как плохо живут в Советском Союзе.
— Неужели в это поверили?
Не выдержал Сергей, отличник.
— Пропаганды среди немцев была на высоком уровне, если в гитлерюгенд вступали молодые ребята.
— Сейчас немцы неохотно вспоминают события Второй мировой войны. Эта тему у них под запретом, -   прокомментировала Людмила Ивановна  рассказ ветерана.
— Красная Армия освободила Щербачи в октябре 1943 года. Отступая, немцы оставили выжженную землю. Домашних животных и собак  расстреляли, а кур и птиц съели. Из ста домов в деревне не уцелел ни один, разбомбили. Дети наравне со взрослыми копали землянки,  так  готовились к зиме. Построить дома было невозможно.
  Глаза Тамары Филипповны опять наполнились слезами.
— Мама и Коля пережили войну, но не смогли пережить голод.Всё, что с трудом доставали, отдавали нам, как самым маленьким.  Мы остались с  Тасей  одни, а потом приехал дядя и увёз нас в Башкирию. Вернулся раненый отец Филипп  Кузьменков  и присоединился к нам...
  Тамара Филипповна немного повеселела.
— Здесь, в Башкирии, я получила профессию, вышла замуж.
  Потом снова стала серьёзной.
-  Цену свободы и жизни мы, дети войны, познали на себе. Это далось нам дорогой ценой.
Пусть ваше и последующие поколения никогда не узнают тех ужасов, через которые  прошли мы!
— Тамара Ивановна объехала всю нашу необъятную страну – Россию. Но Белоруссия и Башкирия – два равнозначных слова – её малая Родина, — сказала Людмила Ивановна, завершая  классный час.   А потом  добавила:
— На свете есть доброе слово: «милосердие», про которое никогда нельзя забывать. Неважно, какую профессию вы выберете, важно,чтобы вы оставались людьми. 

© Copyright: Анна Магасумова, 2014

Регистрационный номер №0249307

от 30 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0249307 выдан для произведения:
Фото автора

1 сентября. Солнечное утро. Дети спешат в школу. Улыбки, веселые лица. Закончилось лето. Впереди новый учебный год. После торжественной линейки все разошлись по кабинетам на классные часы.
  "Моя малая Родина" — написала на доске Людмила Ивановна.
— Малая Родина — это место, где родился человек. Большая Родина — это Россия. Скажите, ребята, — обратилась она к своим третьеклассникам, — как называется наша малая Родина?
 Выше всех тянет руку  белокурая девочка с белыми бантами.
— Ответит Лена Самойлова.
— Наша малая Родина — Башкортостан, село Жуково Уфимского района.
— Молодец! Садись на место.
Вдруг раздается звонкий мальчишеский голос с камчатки — последней парты.
— Где родился, там и пригодился!
Все заулыбались
— Верно, Рамиль! Но ты забыл, что нужно поднимать руку, если хочешь что -то сказать?
— Я вот дома тебе задам!
Мама Рамиля одергивает сына.
— Я больше не буду, Людмила Ивановна.
— Пословица верная. Но бывают исключения, когда у человека две Родины.
Ребята притихли.
Учительница продолжала:
— Сегодня у нас в гостях ветеран труда Рыхлик Тамара Филипповна. Она родилась в Белоруссии, но  в 1951 году с сестрой Таисией приехала в Башкирию.
Перед ребятами предстала маленькая, седая, худенькая женщина в сером пиджаке с георгиевской ленточкой на воротнике.
— Дорогие ребята! Я очень рада в такой светлый и торжественный для вас день оказаться в школе, — начала она. — Для меня слово Родина священно.  Башкортостан приютил, дал вторую жизнь, поэтому Башкирия, как и Белорусь,  для меня —  малая Родина.
Тамара Филипповна улыбнулась ребятам. Показалось даже, что её улыбка  разгладила морщинки у уголка глаз.
— 42 года я проработала проводницей в вагонном депо "Уфа" Куйбышевской железной дороги.
Людмила Ивановна увидела, как Рамиль тянет руку.
— Рамиль, ты что — то хочешь спросить?
— Да! Тамара Филипповна! Расскажите пожалуйста, как вы попали в наше село.
— Мне было 5 лет, когда началась Великая Отечественная война. Жили мы в деревне Щербачи. Уже в конце июня 1941 года Могилевская область, в том числе и наша деревня, оказалась в оккупации. Сначала гитлеровцы отбирали продовольствие и скот, кто сопротивлялся, расстреливали на месте. Потом несколько человек бросили в колодец и ждали, когда они утонут.
  Все в классе притихли и внимательно слушали.
— Иногда не помню, что было вчера, — продолжает рассказывать Тамара Филипповна, а годы оккупации отпечатались в памяти навсегда.
  Она тяжело вздохнула. Видно было, что мучительные воспоминания даются ей с трудом.
— Наступило, как сейчас, 1 сентября, но ни мои старшие брат 
Коля и сестра  Тася, ни другие ребята не приступили к учебе. Фашисты сделали школу штабом.
Тамарам Филипповна опять вздохнула, но чуть погодя, оживилась.
— Советские солдаты, уходя, бросили во ржи пулемет. Рожь высокая, его  немцы и не заметили. Николаша, шутя, навёл пулемёт на школу. А его друг Сашка как дернёт за рычажок. Пулемёт оказался заряженным, и пулеметная очередь ударила по школе.
Ребята оживились, закричали:
— Так им и надо, фрицам!
Громче всех кричал  Рамиль.
— Тише, ребята, тише! — стала успокаиватть учеников Людмила Ивановна.
Родители  сидели тихо, но и их переполняли эмоции. 
 Тамара Филипповна продолжила:
— Немцы повыскакивали с испуганными криками:  "Партизаны!"  Стали прочёсывать окрестности. Маленьких мальчишек во ржи не заметили и они спаслись.
Она замолчала, вытирая платочком  слёзы, выступившие на глазах.
-  В Белоруссии было немало партизанских отрядов, — вступила учительница. — Могилёв — одна из крупных узловых станций. Партизаны взрывали пути, мосты, пускали под откос составы.
— Фашисты зверстовали, беспощадно истребляли евреев, — вспоминала дальше Тамара Филипповна. — Однажды и я попала в ряды расстрельных, когда собирала щавель в канаве. Случайно меня увидели немцы. Полицай вытянул из оврага и поставил замыкающей в колонну. Людей выстроили в ряд лицом к глубокому  рву, спиной к  немцам с автоматами. Один из конвоиров сжалился надо мной, я была самая маленькая, он с силой толкнул меня так, что я кубарем покатилась в ров и замерла, чуть дыша. Так было страшно!  Раздалась автоматная очередь, потом другая, третья.  Я долго лежала с закрытыми глазами. Только ночью выбралась. Старалась не смотреть на трупы. 
Тамара Филипповна замолчала, будто окаменела,  уставившись в одну точку.
— А что   было дальше?
В нетерпении спрашивали третьеклассники. Тамара Филипповна очнулась.
— Долгих два года на нашей земле хозяйничали немцы. Однажды полицаи стали ходить по домам и составлять список  детей и подростков, объясняя это тем, что их отправят для работы в Германию. Этот список сразу же назвали "чёрным". В "чёрный список" попала и моя сестра Тася.
Видно было, что это воспоминание даётся Тамаре Филипповне с трудом. Она даже сгорбилась. 
— Вскоре был назначен  день отправки. Тася и ещё двое ребят опоздали на станцию, где советских детей сажали в товарные вагоны. Учительница, увидев их, велела бежать, что есть мочи домой. Так сестра осталась на Родине.
Третьеклассники  вздохнули с облегчением.
— Но тысячи детей и подростков были отправлены в Германию.
-О-о-о-х!
Выдохнули ребята, слушавшие рассказ Тамары Филипповны.
-Было голодно. Наступила весна, сошёл снег, но земля была ещё ледяной. Босиком мы бегали на поле собирать прошлогоднюю картошку. Ели её, мороженую, червивую. Ребята! — обратилась Тамара Филипповна к третьеклассникам. — Мне больно видеть, когда  сейчас некоторые выбрасывают хлеб. А мы тогда забыли, как он и выглядит.  У нас в деревне был слепой дед, так я по утрам водила его по домам. Побираться. Сама пела. Давали нам кусочки старого сала, хлеб пополам с лебедой. Потом по совести делили  и я бежала домой. Берегите хлеб, дети!
— Будем, будем!
В один голос закричали третьеклассники.
 -  Мне пришлось даже встретиться с Геббельсом. Рейхминистр  народного просвещения и пропаганды Германии сам приехал в нашу деревню, — продолжала Тамара Филипповна. — Нас, детей, одели в лохмотья. Сам Геббельс  фотографировал. Потом мы узнали, что снимки послали в Германию, чтобы там увидели, как плохо живут в Советском Союзе.
— Неужели в это поверили?
Не выдержал Сергей, отличник.
— Пропаганды среди немцев была на высоком уровне, если в гитлерюгенд вступали молодые ребята.
— Сейчас немцы неохотно вспоминают события Второй мировой войны. Эта тему у них под запретом, -   прокомментировала Людмила Ивановна  рассказ ветерана.
— Красная Армия освободила Щербачи в октябре 1943 года. Отступая, немцы оставили выжженную землю. Домашних животных и собак  расстреляли, а кур и птиц съели. Из ста домов в деревне не уцелел ни один, разбомбили. Дети наравне со взрослыми копали землянки,  так  готовились к зиме. Построить дома было невозможно.
  Глаза Тамары Филипповны опять наполнились слезами.
— Мама и Коля пережили войну, но не смогли пережить голод.Всё, что с трудом доставали, отдавали нам, как самым маленьким.  Мы остались с  Тасей  одни, а потом приехал дядя и увёз нас в Башкирию. Вернулся раненый отец Филипп  Кузьменков  и присоединился к нам...
  Тамара Филипповна немного повеселела.
— Здесь, в Башкирии, я получила профессию, вышла замуж.
  Потом снова стала серьёзной.
-  Цену свободы и жизни мы, дети войны, познали на себе. Это далось нам дорогой ценой.
Пусть ваше и последующие поколения никогда не узнают тех ужасов, через которые  прошли мы!
— Тамара Ивановна объехала всю нашу необъятную страну – Россию. Но Белоруссия и Башкирия – два равнозначных слова – её малая Родина, — сказала Людмила Ивановна, завершая  классный час.   А потом  добавила:
— На свете есть доброе слово: «милосердие», про которое никогда нельзя забывать. Неважно, какую профессию вы выберете, важно,чтобы вы оставались людьми. 
Рейтинг: +3 272 просмотра
Комментарии (4)
Юлия Дидур # 31 октября 2014 в 15:08 0
Замечательно! osenpar2 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Анна Магасумова # 31 октября 2014 в 19:33 0
Юля!
Марина Попова # 3 мая 2015 в 20:11 0
Да, как хотелось бы, чтобы это не повторилось никогда...
Спасибо, Анна!!!
Мира вам и радости!!!
9may
Анна Магасумова # 5 мая 2015 в 18:34 0
Спасибо! С праздником! С 70-летием Великой Победы! lenta9m2

 

Популярная проза за месяц
103
81
79
75
70
69
68
62
61
58
56
55
54
54
54
54
53
51
49
49
49
48
48
47
47
46
45
44
43
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
39