ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Пшенка (2 сентября- день окончания Второй Мировой войны)

 

Пшенка (2 сентября- день окончания Второй Мировой войны)

14 июня 2012 - Марочка
article55651.jpg
          Жаркое и сухое лето 1945. Манчжурия. Узкие пыльные дороги, заполоненные повозками, машинами, солдатами, то виляющие между круглых безлесых сопок, то поднимающиеся в выматывающую крутизну. Ноги в сапогах гудят от долгого, почти бесконечного пути. Но вот колонна встала. Впереди крики, ругань, ржание. Дорогу перегородила павшая от усталости и обезвоживания лошадь, тянувшая за собой повозку с орудием. По команде командира с десяток  бойцов быстро принялись распрягать бедное животное и толкать в гору тяжёлую пушку. Лбы покрылись испариной, лица покраснели от натуги, гимнастерки насквозь пропитались потом.  
 
 - Пить, - простонал измождённый раненный с повозки, которую сопровождала Аннушка. Фляжка бойца была уже пуста. Она вздохнула и достала из вещмешка свою. Там ещё побулькивала водица. Смочив потрескавшиеся губы солдата, Аннушка осторожно приподняла его голову и дала отпить несколько глотков.
- Потерпи, родной, скоро придем в санчасть. Потерпи.
        Неожиданно налетел ветер, и из-за сопки показалась огромная черная туча, переполненная влагой. Дождь вывалился лавиной. Он принёс спасение от палящего солнца, но дорога превратилась в настоящее скользкое месиво.
   С трудом, из последних сил, утопая в грязи, солдатики сдвинули пушку с дороги, освободив путь.
К месту добрались уже по темноте. Четко полетели приказы и распоряжения вновь прибывшим.
- Раненного - в операционную, - взглянув на Аннушкиного подопечного, распорядился начальник полевого госпиталя, - а потом располагайтесь и отдыхайте с дороги.
  Передвижной военный госпиталь базировался в палатках разных размеров.  Ближе к дороге находились операционные, где прямо с колёс принимали раненных. По центру лагеря располагался перевалочный пункт, с кроватями и лежанками,  отсюда бойцов отправляли в тыл, в стационарный госпиталь на долечивание. А по окраинам военного лагеря ютились маленькие палатки для персонала. Аннушке досталась как раз одна из самых крайних. Сон настиг её сразу, как только она коснулась головой вещмешка, который заменял подушку.
 - Новенькая, к начальнику госпиталя!- разбудила её утром бойкая  белокурая медсестра, указав на командирский пост.
- Я – твоя соседка, - подмигнула весело она, и представилась, - Нина.
     Начальник госпиталя внимательно просмотрев Аннушкины документы, взглянул на неё из-под очков и пробормотал недовольно что-то вроде того, что вот уже конец войны, а безмозглые тыловики продолжают мобилизацию, - Зачем новичков на фронты направлять? Страну восстанавливать надо!
- Хорошо училась?- спросил он, обращаясь к Анне.
- Все пятерки, - поникшим голосом ответила она.
- Ладно, дивчина,- улыбнулся он, увидев, как расстроилась девушка таким нерадушным приёмом, - юная ты совсем, тонкая, звонкая. А тут война. Случись что – жаль жизнь молодую-то. Вон у нас давеча на соседний госпиталь напали японцы, ночью, всех повырезали. Жуткая картина,- он тяжело вздохнул.
- Осваивайся, Нина всё тебе покажет и введёт в курс дела.
 
       И дни полетели, закружили Аннушку в водовороте событий. Она оказалась понятливой, шустрой сестричкой. Всё у неё ладилось и спорилось – бинты всегда наготове, шприцы - стерильны, раненные перевязаны вовремя и с заботой, уколы – почти не больно. Самая маленькая из всех медсестёр, хрупкая, кареглазая, всегда отзывчивая, старалась с легкостью выполнить любую просьбу раненных, и этим  заслужила всеобщую любовь.
      Бойцы относились к ней как-то даже по-отцовски: кто-то угощал сахарком, кто-то доставал из вещмешка трофейную безделушку, желая её побаловать. Но она при этом смущалась, краснела и убегала.
- Ну что я, ребёнок им? – плакалась девушка подругам по медсанбату.
- Не расстраивайся. Ты им напоминаешь дочерей, вот они к тебе с теплом и гостинцами, - успокаивала её Нина
 За день раскаленное солнце нагревало брезент и в палатах становилось душно и нестерпимо жарко. Не помогали приподнятые полы при входе и прорезанные окна.  
- Сестричка, воды – то и дело раздавались просьбы лежачих раненных.
Аннушка каждую свободную минутку посвящала им, то кого-то надо было напоить из ложечки, то протереть влажной салфеткой лицо, перевязать сочащуюся рану.
- От це дивчина шустрая, да мелкая, як пшёнка. Визди успеваить,- похвалил её, смеясь, один из бойцов с перевязанной головой, - Бачишь, а вона то туть, то там.
- Так и есть! Пшёнка!- подхватил шутку другой.
 Так с легкой подачи украинского пехотинца Аннушку даже начальник госпиталя нет-нет да называл этим весёлым имечком  Пшёнка.
 
   Как-то поздним вечером после сдачи своего дежурства уставшая  Аннушка брела по лагерю к своей палатке.
- Пшёнка, - окликнул её кто-то, затягиваясь цигаркой – поди-ка сюда. Аннушка подошла ближе и разглядела  в говорившем начальника госпиталя.
- Мне тут по случаю сапоги трофейные достались. А положить  их пока некуда, понимаешь ли. Сохрани где-нибудь у себя,- и протянул её свёрток.
 
Ну, где могла сохранить их юная Пшёнка? Она задумчиво помяла свёрток в руках и пошла к своей палатке. Войдя в неё, Аннушка пробралась к своему ложу в дальнем правом углу и засунула трофей в самый край, забросав какими-то ненужными вещами. Пару дней она приподнимала защитный слой и проверяла сохранность сапог. Потом успокоилась и оставила это занятие.
 Недели через три командир попросил Аннушку вернуть ему спрятанное. Пшёнка стремглав метнулась к своей палатке, быстро пробралась к заветному углу, раскинула тряпки  ..  На задней стенке зиял аккуратный прорез. Свертка не было. Пришлось командиру ходить в старых, потрескавшихся кирзочах.
 
                                                                                                                              Послесловие
- Мамочка, ну расскажи ещё про Пшёнку, про сапоги,- просила время от времени десятилетняя девчушка, желающая услышать любимую историю.
-Да сколько можно одно и то же, Маринка,- отмахивалась моя мама, бывшая медсестра передвижного госпиталя, чернявая Пшёнка.
 
(19.05.11)

© Copyright: Марочка, 2012

Регистрационный номер №0055651

от 14 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0055651 выдан для произведения:
          Жаркое и сухое лето 1945. Манчжурия. Узкие пыльные дороги, заполоненные повозками, машинами, солдатами, то виляющие между круглых безлесых сопок, то поднимающиеся в выматывающую крутизну. Ноги в сапогах гудят от долгого, почти бесконечного пути. Но вот колонна встала. Впереди крики, ругань, ржание. Дорогу перегородила павшая от усталости и обезвоживания лошадь, тянувшая за собой повозку с орудием. По команде командира с десяток  бойцов быстро принялись распрягать бедное животное и толкать в гору тяжёлую пушку. Лбы покрылись испариной, лица покраснели от натуги, гимнастерки насквозь пропитались потом.  
 
 - Пить, - простонал измождённый раненный с повозки, которую сопровождала Аннушка. Фляжка бойца была уже пуста. Она вздохнула и достала из вещмешка свою. Там ещё побулькивала водица. Смочив потрескавшиеся губы солдата, Аннушка осторожно приподняла его голову и дала отпить несколько глотков.
- Потерпи, родной, скоро придем в санчасть. Потерпи.
        Неожиданно налетел ветер, и из-за сопки показалась огромная черная туча, переполненная влагой. Дождь вывалился лавиной. Он принёс спасение от палящего солнца, но дорога превратилась в настоящее скользкое месиво.
   С трудом, из последних сил, утопая в грязи, солдатики сдвинули пушку с дороги, освободив путь.
К месту добрались уже по темноте. Четко полетели приказы и распоряжения вновь прибывшим.
- Раненного - в операционную, - взглянув на Аннушкиного подопечного, распорядился начальник полевого госпиталя, - а потом располагайтесь и отдыхайте с дороги.
  Передвижной военный госпиталь базировался в палатках разных размеров.  Ближе к дороге находились операционные, где прямо с колёс принимали раненных. По центру лагеря располагался перевалочный пункт, с кроватями и лежанками,  отсюда бойцов отправляли в тыл, в стационарный госпиталь на долечивание. А по окраинам военного лагеря ютились маленькие палатки для персонала. Аннушке досталась как раз одна из самых крайних. Сон настиг её сразу, как только она коснулась головой вещмешка, который заменял подушку.
 - Новенькая, к начальнику госпиталя!- разбудила её утром бойкая  белокурая медсестра, указав на командирский пост.
- Я – твоя соседка, - подмигнула весело она, и представилась, - Нина.
     Начальник госпиталя внимательно просмотрев Аннушкины документы, взглянул на неё из-под очков и пробормотал недовольно что-то вроде того, что вот уже конец войны, а безмозглые тыловики продолжают мобилизацию, - Зачем новичков на фронты направлять? Страну восстанавливать надо!
- Хорошо училась?- спросил он, обращаясь к Анне.
- Все пятерки, - поникшим голосом ответила она.
- Ладно, дивчина,- улыбнулся он, увидев, как расстроилась девушка таким нерадушным приёмом, - юная ты совсем, тонкая, звонкая. А тут война. Случись что – жаль жизнь молодую-то. Вон у нас давеча на соседний госпиталь напали японцы, ночью, всех повырезали. Жуткая картина,- он тяжело вздохнул.
- Осваивайся, Нина всё тебе покажет и введёт в курс дела.
 
       И дни полетели, закружили Аннушку в водовороте событий. Она оказалась понятливой, шустрой сестричкой. Всё у неё ладилось и спорилось – бинты всегда наготове, шприцы - стерильны, раненные перевязаны вовремя и с заботой, уколы – почти не больно. Самая маленькая из всех медсестёр, хрупкая, кареглазая, всегда отзывчивая, старалась с легкостью выполнить любую просьбу раненных, и этим  заслужила всеобщую любовь.
      Бойцы относились к ней как-то даже по-отцовски: кто-то угощал сахарком, кто-то доставал из вещмешка трофейную безделушку, желая её побаловать. Но она при этом смущалась, краснела и убегала.
- Ну что я, ребёнок им? – плакалась девушка подругам по медсанбату.
- Не расстраивайся. Ты им напоминаешь дочерей, вот они к тебе с теплом и гостинцами, - успокаивала её Нина
 За день раскаленное солнце нагревало брезент и в палатах становилось душно и нестерпимо жарко. Не помогали приподнятые полы при входе и прорезанные окна.  
- Сестричка, воды – то и дело раздавались просьбы лежачих раненных.
Аннушка каждую свободную минутку посвящала им, то кого-то надо было напоить из ложечки, то протереть влажной салфеткой лицо, перевязать сочащуюся рану.
- От це дивчина шустрая, да мелкая, як пшёнка. Визди успеваить,- похвалил её, смеясь, один из бойцов с перевязанной головой, - Бачишь, а вона то туть, то там.
- Так и есть! Пшёнка!- подхватил шутку другой.
 Так с легкой подачи украинского пехотинца Аннушку даже начальник госпиталя нет-нет да называл этим весёлым имечком  Пшёнка.
 
   Как-то поздним вечером после сдачи своего дежурства уставшая  Аннушка брела по лагерю к своей палатке.
- Пшёнка, - окликнул её кто-то, затягиваясь цигаркой – поди-ка сюда. Аннушка подошла ближе и разглядела  в говорившем начальника госпиталя.
- Мне тут по случаю сапоги трофейные достались. А положить  их пока некуда, понимаешь ли. Сохрани где-нибудь у себя,- и протянул её свёрток.
 
Ну, где могла сохранить их юная Пшёнка? Она задумчиво помяла свёрток в руках и пошла к своей палатке. Войдя в неё, Аннушка пробралась к своему ложу в дальнем правом углу и засунула трофей в самый край, забросав какими-то ненужными вещами. Пару дней она приподнимала защитный слой и проверяла сохранность сапог. Потом успокоилась и оставила это занятие.
 Недели через три командир попросил Аннушку вернуть ему спрятанное. Пшёнка стремглав метнулась к своей палатке, быстро пробралась к заветному углу, раскинула тряпки  ..  На задней стенке зиял аккуратный прорез. Свертка не было. Пришлось командиру ходить в старых, потрескавшихся кирзочах.
 
                                                                                                                              Послесловие
- Мамочка, ну расскажи ещё про Пшёнку, про сапоги,- просила время от времени десятилетняя девчушка, желающая услышать любимую историю.
-Да сколько можно одно и то же, Маринка,- отмахивалась моя мама, бывшая медсестра передвижного госпиталя, чернявая Пшёнка.
 
(19.05.11)
Рейтинг: +17 1010 просмотров
Комментарии (23)
Игорь Нуржанов # 14 июня 2012 в 07:04 +2
Немного доброты на войне - это просто чудо!
v elka2
Марочка # 14 июня 2012 в 18:04 +1
Да, ты прав. Доброта лечит рваные раны Души. santa
Светлана Тен # 16 июня 2012 в 20:57 +2
Марочка, очень понравился рассказ. Слог у Вас легкий. Сюжет такой жизненный, добрый.
А на войне важно, чтобы о тебе заботились, важно чувствовать поддержку. Беда была общая для всех.
Люди сплоченные были, вместе переживали весь ужас. А сестрички словно Ангелы-Хранители.
Сколько жизней спасли, в скольких солдатиков надежду вселили. И как только такие "пшенки" выстояли.
Им невероятно трудно было, а они держались да еще и души врачевали. lenta9m
Марочка # 17 июня 2012 в 01:15 +2
Спасибо, Светлана, за теплые слова. За такой душевный отклик. Для меня это очень дорого. Дай Бог нам всем сохранить в себе частицы Доброты и не погрязнуть в системе денежно-рыночных отношений. 38
Evgeniy VEK # 21 июля 2012 в 15:25 +1
хорошо! Все хорошо!
Марочка # 21 июля 2012 в 18:13 +1
buket2
Ольга Постникова # 24 июля 2012 в 10:59 +1
Замечательный рассказ, замечательно написано!И что ещё, очень близко по теме-моя свекровь, ей сейчас девяносто три года,прошла фронтовой медсестрой две войны, финскую и Великую Отечественную. lenta9m2 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Марочка # 24 июля 2012 в 11:38 0
Вот что есть внукам-то рассказать!! Насмотрелась она за две войны-то, напереживалась. Низкий поклон фронтовой сестре.. dedpodarok2
0 # 25 июля 2012 в 15:10 +1
soln apl Прекрасно!
Марочка # 26 июля 2012 в 02:08 0
flo Спасибо , Татьяна!!
Петр Шабашов # 28 июля 2012 в 14:54 +1
Марочка # 28 июля 2012 в 15:28 0
Спасибо за внимание и прочтение, Петенька))))))))))))))))))))))))))А всем нашим воинам отдельное спсибо и светлая память
МАНЧЖУРИЯ
Сергей Пивовар # 28 июля 2012 в 16:02 +1
supersmile
Марочка # 28 июля 2012 в 18:49 0
santa
Алексей Куренков # 19 августа 2012 в 23:19 +1
Начальнику госпиталя - по делом. Как пришло - так и ушло. А Пшёнку жалко - переживала небось.
Люди шли Родину защищать, и тепло своё раненым дарить, а не сапоги офицеру охранять.
А рассказ читается легко и захватывает чувством присутствия. Отлично! buket7
Марочка # 20 августа 2012 в 06:19 +1
))))))))))))))))).. А знаешь, Лёш, как-то никогда о начальнике госпиталя и не думалось особо. Мама всегда рассказывала эту историю с юмором. Смеялась, вспоминая свои переживания. Не думаю, что за пропажу сапогов Пшёнке попало.
Спасибо тебе! У меня даже настроение от твоего комментария поднялось баллов на 100!))
Алексей Куренков # 20 августа 2012 в 07:59 +2
buket1 Спасибо! Чашка кофе два бублика с конфеткой (100) - хорошее начало для дня и новой недели. Не оскудеет рука дающего! Пойду ка и я позбочусь о своей руке )))
Сергей Сухонин # 26 января 2013 в 23:22 +1
С большим интересом прочитал, тем более и мой отец в манчжурии воевал..
Марочка # 26 января 2013 в 23:58 0
Очень-очень интересно. История рода)) Славные вехи. santa
Денис Маркелов # 26 января 2013 в 23:25 +1
Всего один день. На долгих шесть лет
Марочка # 27 января 2013 в 00:01 0
И сколько боли, сколько ужаса в этих годах... Сколько потерь..
Татьяна Стафеева # 24 марта 2013 в 12:14 +1
Марочка, спасибо за этот добрый светлый рассказ!
Какая симпатичная, ласковая и добрая сестричка! И как нужны и важны воспоминания о тех годах!
В таких жизненных историях, таких ярких эпизодах - вся правда о войне!!!
С большой искренней признательностью!
38
Марочка # 25 марта 2013 в 14:37 0
Благодарю, Таня)