ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Постановщик задач 2. Жижа.

 

Постановщик задач 2. Жижа.

22 июня 2012 - Владимир Гурьев
article57578.jpg

Пискнул таймер, предупреждая, что до выхода осталась одна минута. Дима удалил все следы пребывания в Сети, отдал последние распоряжения Анастасии и приготовился к перемещению.

Первое время этот процесс вызывал некоторый дискомфорт - органам чувств требовалось некоторое время, чтобы перестроиться. Одна реальность мгновенно перетекала в другую, удивительно яркий, фантастический мир сменялся приглушенными красками  зашторенного кабинета, да и полупрозрачный пластик линз затушевывал яркий свет всегда оставляемых включенными светильников. Привычные картинки появлялись перед глазами постепенно: сначала кромешная тьма, пугающая тишина и легкий холодок по всему телу, потом стремительное хаотическое вращение серебряных искорок где-то на сетчатке, и, наконец, рассеянный свет и привычные звуки работающих компьютеров. Первые дни, вариант: клиента можно взять голыми руками вызывал определенную тревогу. Потом он привык, и период “беспомощности” сократился до нескольких секунд.

Дима снял с груди чуть теплый гаджет, извлек оптику и стащил с тела остатки кокона. По истечении отмеренного времени часть волокон паутинки рвалась в области плеч и груди, и последующее разоблачение не представляло особого труда. Отработанный кокон Дмитрий привычно скатал в шарик размером с крупную черешню. Зажег конфорку и длинным пинцетом поместил паутинку в пламя. Тонкая струйка дыма, горстка пепла на поверхности плиты и запах, и отдаленно не напоминающий аромат восточных благовоний. Дима включил вытяжку, а затем вернулся в комнату и неторопливо оделся.

Очень хотелось есть. И это всего лишь после пары часов пребывания в виртуальности. А что произойдет по истечении суток?  Человеку нужна вода и пища, и никакие стимуляторы не подменят природу. Следует подумать об этом. За безопасность, в конце концов, отвечает только он. Да и как приятно, после увлекательного путешествия, поджарить кусок свежего мяса на проверенной в деле сковородке. Кстати, и разделочную доску, благородного африканского дерева, есть повод испытать.
В сочетании с некоторыми благородными напитками процесс приема пищи можно превратить в изысканный ритуал. А под хорошую музыку? Дима вставил в деноновскую вертушку диск “Kayak”, тот самый с “Мерлиным” и сделал звук погромче. Нет, есть все-таки нечто удивительное в “возвращении домой”.

Он убавил пламя в конфорке и вышел на балкон. Низкое серое небо,  моросящий дождь, потоки бестолково сигналящих автомобилей и, ярким контрастом, маленький желтогрудый птенец, устроившийся на раме распахнутого настежь окна. Он даже что-то пел, иногда попадая в музыкальное сопровождение.

И цепочка ассоциаций выстроилась сама собой.

- Ну, что птенцы гнезда Петрова, - говорил его начальник, Мишка Петров, обращаясь к своим молодым подчиненным. – Страна ждет от вас открытий и изобретений.

Самому руководителю было тогда лет 35, то есть чуть больше, чем ему сейчас. О себе Миша рассказывать не любил, общение с подчиненными состояло из грубоватых шуток, постановки задач и проверки их выполнения, а мускулистый торс и отличная выправка намекала на принадлежность к военному ведомству. Все сомнения исчезали, когда после работы, в компании таких же подтянутых молодых людей, он шествовал на стоянку к своему брутальному автомобилю. Действо это напоминало прохождение пеших колонн на военном параде.

Начальник всегда появлялся на рабочем месте в отлично сидящем костюме и со стильным кейсом, напоминающим ядерный чемоданчик. Иногда Мишка становился рассеянным, а происходило это, когда в “гнезде” никак не хотели рождаться “открытия и изобретения”.
К Диме он относился хорошо, выделял среди остальных сотрудников, а в последствии рекомендовал на свое место, хотя первый уровень управления – постановщик задач всегда занимали люди с погонами.

Здание “R&P Technology” было четырехэтажным, но что происходило на других уровнях, оставалось загадкой. Доступ на каждый этаж обеспечивался специальным пропуском, и кроме автоматической системы контроля у дверей присутствовали широкоплечие товарищи с наплечными кобурами. Более того, даже Миша не имел такого пропуска, и посещению других уровней всегда предшествовало утомительное согласование. И лишь после оного, в сопровождении специально обученного человека, руководитель допускался к чьему-то высокопоставленному телу. К слову, о конечной продукции компании Дима так никогда и не узнал.

К этому времени Дмитрий поработал и в отделе разработок, и в качестве технолога, побывал во всех лабораториях первого этажа. Здесь он знал все и всех. Через несколько лет Дима понял, что все эти вязкие жидкости, смеси реагентов, синтетические волокна, хитроумные манипуляции с исходными материалами дело, безусловно, интересное, но не для него. Слишком узко, ведь кроме своей темы, специалист толком то и не знал ничего, а в большинстве случаев и знать не хотел. А вот работа на стыке многочисленных исследовательских тем, разработки технологий производства, проектирования специального оборудования требовала достаточно глубоких знаний и на следующую пару лет представлялась Дмитрию интересной. Объединить усилия узких специалистов, которые, зачастую, без толмача с широким кругозором, не понимали друг друга – в этом что-то было: новое и увлекательное. Но только восемь часов в день, с двумя выходными в неделю.

Остальное время Дима посвящал любимому занятию. Все началось еще в школе с обычных стрелялок и стратегий, постоянных апгрейдов системного блока, разработки, поначалу, простых программ. В институте круг общения с продвинутыми единомышленниками значительно расширился, изменились интересы, да и задачки стали более сложными. Появилась возможность заработать свои первые деньги.

В “R&P Technology” Дима свои способности не афишировал. Для всех он был обычным уверенным пользователем. Какое-то чутье подсказывало, что знания эти лучше держать в тайне, а, кроме того, увлечение и работа на “дядю” были, по его мнению, вещами не совместимыми.

Тем жарким летом, два года назад, Миша вызвал его в свой кабинет и сказал:

- Ну, Дмитрий, пришел твой час. На пару месяцев я уезжаю в командировку, так что будешь рулить вместо меня. С начальством вопрос согласован, приказ подписан. Разницу в окладе, надеюсь, почувствуешь в конце декады.

Несколько дней ушло на передачу дел, и Михаил отбыл к месту прохождения службы.

Тут то все и произошло. В пятницу, под конец работы, ему принесли образцы материалов, результаты измерений, и он, поглядывая на часы, погрузился в изучение отчетов. Последние эксперименты прошли успешно, все заявленные характеристики были получены, и Дима быстро сверстал сводную таблицу. Мудрость и прозорливость нового постановщика задач не вызывали сомнений, высшее руководство, он посмотрел в потолок, будет довольно. Лишь один опыт, что в пределах погрешности, оказался неудачным. Свойства композита не соответствовали заданию, и вид у него был довольно странный. Перед Дмитрием лежал образец, представляющий собой наполовину сверхтонкую сеть, а наполовину пленку с ярко выраженной пузырчатой структурой.
Вдруг возникло пока еще неясное предчувствие…. Дима отыскал в компе техпроцесс и изучил его от “корки до корки”. Лишь поздним вечером он со спокойным сердцем “отписался”, что свойства материала не соответствуют требуемым и отправил отчет в папку непосредственного начальника. Но эти случайно полученные характеристики очень пригодятся для только что задуманного проекта, его собственного проекта.

В течение недели, “вспомнив молодость”, Дима много времени проводил в лаборатории, давал мудрые советы и совсем не огорчался, если из смеси ингредиентов вместо сверхпрочных волокон получался досадный брак – обрывки тонкой паутинки с непонятными свойствами.
“Жижа”, исходный материал для кокона, была получена.

Спустя два месяца Миша вернулся из командировки, но заглянул в свое “гнездо” лишь для того, чтобы попрощаться. Поездка, судя по всему, была успешной, и бывший начальник переместился на этаж выше. Диме он пожал кисть и сказал:

- Молодец, работу не завалил, начальство довольно. Жди интересных предложений.

И действительно, через пару дней, седой дядька с надменным лицом, лично посетил Димин кабинет.

- Что ж, Дмитрий Сергеевич, должности вы соответствуете, - сказал куратор в конце длинной беседы. – Однако предстоит сделать выбор. Вариант первый и правильный: непродолжительная учеба без отрыва от производства, погоны и работа постановщиком задач без приставки И.О. Вариант второй: возвращаетесь на свое старое место. Мне кажется, тут и думать нечего. Завтра до 9.00 жду ответа.

Третьего варианта дядька даже и представить не мог. А Дима думал о нем уже весь последний месяц. Пора было уходить на вольные хлеба. Запас “жижи”, которого хватило бы на первое время, был заготовлен. Контейнер хранился в сейфе, оставалось лишь продумать, как вынести “смесь” за стены конторы. Чертежи портативной установки для домашних опытов, технологический процесс и перечень ингредиентов уже хранились в Димином домашнем компьютере.

Следующим утром, ровно без пяти девять, Дмитрий позвонил куратору и сообщил, что все ночь думал над предложением, но принять его не сможет. Надеть погоны он не готов, а возвращаться в лабораторию рядовым сотрудником – просто не солидно, не мальчик, чай. Дядька, похоже, не очень расстроился, распорядился написать заявление и в течение двух недель передать дела кадровому постановщику задач. Новый руководитель появился в Димином кабинете спустя пару дней, и оставшееся время они делили единственный рабочий стол на двоих.

Решение, как вынести контейнер с “жижей”, пришло неожиданно. Утром перед входом в контору он столкнулся с Мишкой Петровым. Бывший начальник догнал Диму и спросил:

- Говорят, увольняешься? Напрасно! И способности у тебя есть, и перспективы БЫЛИ. А с погонами вообще бы далеко шагнул.

- Спасибо, Миша. У меня теперь другие планы. Да и поздно уже что-то менять. Дела почти передал. Новый начальник, наверное, мои дни считает.

- Жаль, Дмитрий. Но, надеюсь, на отвальную пригласишь? – Мишка взмахнул своим “ядерным” чемоданчиком и, не предъявляя его для досмотра, миновал охранников.

- Вот и решение, - Дима проводил взглядом “неприкасаемого” руководителя.

Однажды, первого апреля, Дмитрий с парнями из лаборатории решили подшутить над начальником. Они засунули в Мишкин кейс кирпич и весь день с удовольствием наблюдали, как тот перемещался по вверенной территории с очень деловым видом. Самое удивительное, что он даже и не заметил разницы в весе, руки у Мишки были основательно подкачены, и шутка не совсем удалась. В конце дня кирпич пришлось также незаметно извлечь из чемоданчика, вечером начальник собирался на прием к руководству. Кейс Миша не сменил, код цифрового замка, будем надеяться, остался прежним.

В последний день Дима принес на работу большой торт, банку хорошего кофе и плоскую фляжку коньяка. Она так удачно, “как родная” размещалась в потайном кармане его куртки. За полчаса до окончания рабочего дня в кабинет были приглашены особо проверенные кадры, заглянул Мишка, да и новый начальник, хотя и хмурил брови, присутствовал в помещении.
Мишку Дмитрий усадил рядом с собой, и процесс пошел. Через некоторое время гости разбились на кучки, кто-то вышел на перекур, а остальное было делом техники. Двухлитровый пластиковый контейнер оказался в чужом кейсе. Нескольких человек, в том числе и Мишку, который коньяк не пил, так был за рулем, Дима пригласил в кафе, “совершенно случайно” расположенное рядом с Мишкиным домом. Там веселье продолжилось, но, как положено, с серьезными напитками и до закрытия. Операция “Жижа” прошла успешно.

Дима вернулся на кухню, снял с огня сковороду и переложил мясо на тарелку. Немного зелени, острый восточный соус, ну, пожалуй, и хватит. Достал бутылку “Whyte&Mackay” недорогого 43-градусного виски и плеснул на донышко широкого стакана. Вкус у продукта был довольно странный, но Диме почему-то нравился. Этот напиток ему из Англии привез Дредд, а точнее, Судья Дредд – второй участник проекта. Он был вторым и по значимости, и по продолжительности участия.

Дима как-то поинтересовался у коллеги историей появления Ника, но тот ничего вразумительного, кроме – “а нравится”, предложить не смог. В какой-то момент Дмитрий сам додумал эту историю. Судья Дредд, как и положено судье, выносил вердикт “виновен” очередному “плохому парню”, и сумма денежных знаков в его электронном кошельке значительно сокращалась. Все Дредд не забирал, оставлял клиенту немного, на черный день.

Одним из таких клиентов полтора года назад оказался и Дмитрий. А случилось это сразу после увольнения из “R&P Technology”.

Дима взял трубку и набрал первый в списке vip-номер:

Привет, братка. У тебя все готово?

© Copyright: Владимир Гурьев, 2012

Регистрационный номер №0057578

от 22 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0057578 выдан для произведения:

Пискнул таймер, предупреждая, что до выхода осталась одна минута. Дима удалил все следы пребывания в Сети, отдал последние распоряжения Анастасии и приготовился к перемещению.

Первое время этот процесс вызывал некоторый дискомфорт - органам чувств требовалось некоторое время, чтобы перестроиться. Одна реальность мгновенно перетекала в другую, удивительно яркий, фантастический мир сменялся приглушенными красками  зашторенного кабинета, да и полупрозрачный пластик линз затушевывал яркий свет всегда оставляемых включенными светильников. Привычные картинки появлялись перед глазами постепенно: сначала кромешная тьма, пугающая тишина и легкий холодок по всему телу, потом стремительное хаотическое вращение серебряных искорок где-то на сетчатке, и, наконец, рассеянный свет и привычные звуки работающих компьютеров. Первые дни, вариант: клиента можно взять голыми руками вызывал определенную тревогу. Потом он привык, и период “беспомощности” сократился до нескольких секунд.

Дима снял с груди чуть теплый гаджет, извлек оптику и стащил с тела остатки кокона. По истечении отмеренного времени часть волокон паутинки рвалась в области плеч и груди, и последующее разоблачение не представляло особого труда. Отработанный кокон Дмитрий привычно скатал в шарик размером с крупную черешню. Зажег конфорку и длинным пинцетом поместил паутинку в пламя. Тонкая струйка дыма, горстка пепла на поверхности плиты и запах, и отдаленно не напоминающий аромат восточных благовоний. Дима включил вытяжку, а затем вернулся в комнату и неторопливо оделся.

Очень хотелось есть. И это всего лишь после пары часов пребывания в виртуальности. А что произойдет по истечении суток?  Человеку нужна вода и пища, и никакие стимуляторы не подменят природу. Следует подумать об этом. За безопасность, в конце концов, отвечает только он. Да и как приятно, после увлекательного путешествия, поджарить кусок свежего мяса на проверенной в деле сковородке. Кстати, и разделочную доску, благородного африканского дерева, есть повод испытать.
В сочетании с некоторыми благородными напитками процесс приема пищи можно превратить в изысканный ритуал. А под хорошую музыку? Дима вставил в деноновскую вертушку диск “Kayak”, тот самый с “Мерлиным” и сделал звук погромче. Нет, есть все-таки нечто удивительное в “возвращении домой”.

Он убавил пламя в конфорке и вышел на балкон. Низкое серое небо,  моросящий дождь, потоки бестолково сигналящих автомобилей и, ярким контрастом, маленький желтогрудый птенец, устроившийся на раме распахнутого настежь окна. Он даже что-то пел, иногда попадая в музыкальное сопровождение.

И цепочка ассоциаций выстроилась сама собой.

- Ну, что птенцы гнезда Петрова, - говорил его начальник, Мишка Петров, обращаясь к своим молодым подчиненным. – Страна ждет от вас открытий и изобретений.

Самому руководителю было тогда лет 35, то есть чуть больше, чем ему сейчас. О себе Миша рассказывать не любил, общение с подчиненными состояло из грубоватых шуток, постановки задач и проверки их выполнения, а мускулистый торс и отличная выправка намекала на принадлежность к военному ведомству. Все сомнения исчезали, когда после работы, в компании таких же подтянутых молодых людей, он шествовал на стоянку к своему брутальному автомобилю. Действо это напоминало прохождение пеших колонн на военном параде.

Начальник всегда появлялся на рабочем месте в отлично сидящем костюме и со стильным кейсом, напоминающим ядерный чемоданчик. Иногда Мишка становился рассеянным, а происходило это, когда в “гнезде” никак не хотели рождаться “открытия и изобретения”.
К Диме он относился хорошо, выделял среди остальных сотрудников, а в последствии рекомендовал на свое место, хотя первый уровень управления – постановщик задач всегда занимали люди с погонами.

Здание “R&P Technology” было четырехэтажным, но что происходило на других уровнях, оставалось загадкой. Доступ на каждый этаж обеспечивался специальным пропуском, и кроме автоматической системы контроля у дверей присутствовали широкоплечие товарищи с наплечными кобурами. Более того, даже Миша не имел такого пропуска, и посещению других уровней всегда предшествовало утомительное согласование. И лишь после оного, в сопровождении специально обученного человека, руководитель допускался к чьему-то высокопоставленному телу. К слову, о конечной продукции компании Дима так никогда и не узнал.

К этому времени Дмитрий поработал и в отделе разработок, и в качестве технолога, побывал во всех лабораториях первого этажа. Здесь он знал все и всех. Через несколько лет Дима понял, что все эти вязкие жидкости, смеси реагентов, синтетические волокна, хитроумные манипуляции с исходными материалами дело, безусловно, интересное, но не для него. Слишком узко, ведь кроме своей темы, специалист толком то и не знал ничего, а в большинстве случаев и знать не хотел. А вот работа на стыке многочисленных исследовательских тем, разработки технологий производства, проектирования специального оборудования требовала достаточно глубоких знаний и на следующую пару лет представлялась Дмитрию интересной. Объединить усилия узких специалистов, которые, зачастую, без толмача с широким кругозором, не понимали друг друга – в этом что-то было: новое и увлекательное. Но только восемь часов в день, с двумя выходными в неделю.

Остальное время Дима посвящал любимому занятию. Все началось еще в школе с обычных стрелялок и стратегий, постоянных апгрейдов системного блока, разработки, поначалу, простых программ. В институте круг общения с продвинутыми единомышленниками значительно расширился, изменились интересы, да и задачки стали более сложными. Появилась возможность заработать свои первые деньги.

В “R&P Technology” Дима свои способности не афишировал. Для всех он был обычным уверенным пользователем. Какое-то чутье подсказывало, что знания эти лучше держать в тайне, а, кроме того, увлечение и работа на “дядю” были, по его мнению, вещами не совместимыми.

Тем жарким летом, два года назад, Миша вызвал его в свой кабинет и сказал:

- Ну, Дмитрий, пришел твой час. На пару месяцев я уезжаю в командировку, так что будешь рулить вместо меня. С начальством вопрос согласован, приказ подписан. Разницу в окладе, надеюсь, почувствуешь в конце декады.

Несколько дней ушло на передачу дел, и Михаил отбыл к месту прохождения службы.

Тут то все и произошло. В пятницу, под конец работы, ему принесли образцы материалов, результаты измерений, и он, поглядывая на часы, погрузился в изучение отчетов. Последние эксперименты прошли успешно, все заявленные характеристики были получены, и Дима быстро сверстал сводную таблицу. Мудрость и прозорливость нового постановщика задач не вызывали сомнений, высшее руководство, он посмотрел в потолок, будет довольно. Лишь один опыт, что в пределах погрешности, оказался неудачным. Свойства композита не соответствовали заданию, и вид у него был довольно странный. Перед Дмитрием лежал образец, представляющий собой наполовину сверхтонкую сеть, а наполовину пленку с ярко выраженной пузырчатой структурой.
Вдруг возникло пока еще неясное предчувствие…. Дима отыскал в компе техпроцесс и изучил его от “корки до корки”. Лишь поздним вечером он со спокойным сердцем “отписался”, что свойства материала не соответствуют требуемым и отправил отчет в папку непосредственного начальника. Но эти случайно полученные характеристики очень пригодятся для только что задуманного проекта, его собственного проекта.

В течение недели, “вспомнив молодость”, Дима много времени проводил в лаборатории, давал мудрые советы и совсем не огорчался, если из смеси ингредиентов вместо сверхпрочных волокон получался досадный брак – обрывки тонкой паутинки с непонятными свойствами.
“Жижа”, исходный материал для кокона, была получена.

Спустя два месяца Миша вернулся из командировки, но заглянул в свое “гнездо” лишь для того, чтобы попрощаться. Поездка, судя по всему, была успешной, и бывший начальник переместился на этаж выше. Диме он пожал кисть и сказал:

- Молодец, работу не завалил, начальство довольно. Жди интересных предложений.

И действительно, через пару дней, седой дядька с надменным лицом, лично посетил Димин кабинет.

- Что ж, Дмитрий Сергеевич, должности вы соответствуете, - сказал куратор в конце длинной беседы. – Однако предстоит сделать выбор. Вариант первый и правильный: непродолжительная учеба без отрыва от производства, погоны и работа постановщиком задач без приставки И.О. Вариант второй: возвращаетесь на свое старое место. Мне кажется, тут и думать нечего. Завтра до 9.00 жду ответа.

Третьего варианта дядька даже и представить не мог. А Дима думал о нем уже весь последний месяц. Пора было уходить на вольные хлеба. Запас “жижи”, которого хватило бы на первое время, был заготовлен. Контейнер хранился в сейфе, оставалось лишь продумать, как вынести “смесь” за стены конторы. Чертежи портативной установки для домашних опытов, технологический процесс и перечень ингредиентов уже хранились в Димином домашнем компьютере.

Следующим утром, ровно без пяти девять, Дмитрий позвонил куратору и сообщил, что все ночь думал над предложением, но принять его не сможет. Надеть погоны он не готов, а возвращаться в лабораторию рядовым сотрудником – просто не солидно, не мальчик, чай. Дядька, похоже, не очень расстроился, распорядился написать заявление и в течение двух недель передать дела кадровому постановщику задач. Новый руководитель появился в Димином кабинете спустя пару дней, и оставшееся время они делили единственный рабочий стол на двоих.

Решение, как вынести контейнер с “жижей”, пришло неожиданно. Утром перед входом в контору он столкнулся с Мишкой Петровым. Бывший начальник догнал Диму и спросил:

- Говорят, увольняешься? Напрасно! И способности у тебя есть, и перспективы БЫЛИ. А с погонами вообще бы далеко шагнул.

- Спасибо, Миша. У меня теперь другие планы. Да и поздно уже что-то менять. Дела почти передал. Новый начальник, наверное, мои дни считает.

- Жаль, Дмитрий. Но, надеюсь, на отвальную пригласишь? – Мишка взмахнул своим “ядерным” чемоданчиком и, не предъявляя его для досмотра, миновал охранников.

- Вот и решение, - Дима проводил взглядом “неприкасаемого” руководителя.

Однажды, первого апреля, Дмитрий с парнями из лаборатории решили подшутить над начальником. Они засунули в Мишкин кейс кирпич и весь день с удовольствием наблюдали, как тот перемещался по вверенной территории с очень деловым видом. Самое удивительное, что он даже и не заметил разницы в весе, руки у Мишки были основательно подкачены, и шутка не совсем удалась. В конце дня кирпич пришлось также незаметно извлечь из чемоданчика, вечером начальник собирался на прием к руководству. Кейс Миша не сменил, код цифрового замка, будем надеяться, остался прежним.

В последний день Дима принес на работу большой торт, банку хорошего кофе и плоскую фляжку коньяка. Она так удачно, “как родная” размещалась в потайном кармане его куртки. За полчаса до окончания рабочего дня в кабинет были приглашены особо проверенные кадры, заглянул Мишка, да и новый начальник, хотя и хмурил брови, присутствовал в помещении.
Мишку Дмитрий усадил рядом с собой, и процесс пошел. Через некоторое время гости разбились на кучки, кто-то вышел на перекур, а остальное было делом техники. Двухлитровый пластиковый контейнер оказался в чужом кейсе. Нескольких человек, в том числе и Мишку, который коньяк не пил, так был за рулем, Дима пригласил в кафе, “совершенно случайно” расположенное рядом с Мишкиным домом. Там веселье продолжилось, но, как положено, с серьезными напитками и до закрытия. Операция “Жижа” прошла успешно.

Дима вернулся на кухню, снял с огня сковороду и переложил мясо на тарелку. Немного зелени, острый восточный соус, ну, пожалуй, и хватит. Достал бутылку “Whyte&Mackay” недорогого 43-градусного виски и плеснул на донышко широкого стакана. Вкус у продукта был довольно странный, но Диме почему-то нравился. Этот напиток ему из Англии привез Дредд, а точнее, Судья Дредд – второй участник проекта. Он был вторым и по значимости, и по продолжительности участия.

Дима как-то поинтересовался у коллеги историей появления Ника, но тот ничего вразумительного, кроме – “а нравится”, предложить не смог. В какой-то момент Дмитрий сам додумал эту историю. Судья Дредд, как и положено судье, выносил вердикт “виновен” очередному “плохому парню”, и сумма денежных знаков в его электронном кошельке значительно сокращалась. Все Дредд не забирал, оставлял клиенту немного, на черный день.

Одним из таких клиентов полтора года назад оказался и Дмитрий. А случилось это сразу после увольнения из “R&P Technology”.

Дима взял трубку и набрал первый в списке vip-номер:

Привет, братка. У тебя все готово?

Рейтинг: +1 1250 просмотров
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 4 сентября 2012 в 22:53 0
Интересно! best