Почему?

29 ноября 2012 - Алексей Мирою
article97423.jpg

             «Сколько же это будет продолжаться? Что я здесь делаю? Почему я не иду домой, ведь это же мой дом? Почему я должен шляться под дождём, когда она принимает сейчас у нас дома очередного своего хахаля? Это, что же за жизнь такая? Почему я должен так жить? Она знает, что я знаю об её изменах, но продолжает делать вид, будто она верная и порядочная супруга, и это всё на глазах у дочки. Как же я опустился до этого? Я, нормальный мужик, и такая тряпка, это же невыносимо. Сначала она переспала со всеми моими друзьями, а может быть даже и с некоторыми, так зваными, родственничками, а теперь таскает в дом, кого не попадя, всякую заразу в семью несёт. Бессовестная дрянь! И, ладно бы, я был импотент, так нет. Неужели все так живут? Неужели мир так вывернут? И почему я всё это должен терпеть? Но, как же я без них смогу жить? ведь они всё для меня. Почему же она меня не любит так, как я её? Почему? Ведь я же знаю, что она без меня так же пропадёт, ведь она, кроме меня, никому не нужна. Потаскуха и дешёвка! а я тряпка, самая что ни на есть тряпка!» – такие мысли жгли грудь довольно молодому ещё мужчине тридцати лет отроду. В его измождённом лице сквозило уныние и тоска. Недавно бросив курить, он то и дело обстукивал карманы, будто пускаясь в пляс, но тут же, спохватившись, ожесточённо сплёвывал, сопровождая это действие нецензурной бранью. Его начальство срочно отправляло его в командировку, и теперь для того, чтобы собраться в дорогу, ему нужно было сначала заблаговременно предупредить об этом по телефону супругу, а уж затем, послонявшись вокруг да около, идти домой. И вот теперь, как назло, она не брала трубку, а времени было в обрез. Ему ничего другого не оставалось, как пойти Ва-банк. Дверь ему супруга открыла не сразу. По всему было видно, что он пришёл не вовремя. Споткнувшись о чужие мужские ботинки, он прошёл в ванную, и, пробыв там добрых полчаса, выскочил из квартиры, прихватив наспех собранный багаж. Всю дорогу до вокзала он проделал на автомате, и лишь в купе поезда он разрыдался, как мальчишка, несмотря на присутствие попутчика в лице пожилого мужчины. И, как это часто бывает в поездах, он тут же выложил незнакомцу всю свою подноготную. «Почему? Почему она так со мной поступает, ведь она всем, что у неё есть, обязана мне?» – заключил свою исповедь обманутый супруг. Незнакомец, выслушав плаксивые откровения своего соседа по купе, рассказал ему свою историю, где он также в своё время выступал в роли рогоносца, покуда не прибёг к одному радикальному средству, после чего всё стало на свои места. Рецепт этого средства заключался в том, чтобы неблаговерная супруга могла на своём горбу испытать всю тяжесть ноши, которую испытывает мать-одиночка. Для этого ему нужно будет в один прекрасный день выйти, как говориться, за молоком в одной рубашке, и бесследно исчезнуть до поры, до времени. За это время его супругу потаскают уже не ухажёры, а следователи; она должна будет найти работу, объяснить отсутствие отца дочке и его родителям, прочувствовать всю тяжесть положения одинокой женщины, и, наконец, поставить свечку за здравие, а не за упокой своему родному и единственному супругу. И лишь после того, как ею будут пройдены эти круги ада, можно будет вновь появиться в её жизни. Эти, на первый взгляд, жестокие методы воздействия на неверного спутника жизни показались обманутому супругу вполне логичными, а с тем единственно правильными. Всё своё командированное время он провёл, смакуя злорадные блюда отмщенья, чьё разнообразие ему готовило природное воображение, подогреваемое оскорблённым самолюбием. По приезду домой, он постарался сделать всё для того, чтобы его планы не были раскрыты, потому как его жена тут же заприметила, что-то неладное, в связи с чем произошёл короткий диалог между супругами: – «У тебя появилась женщина?». – С чего ты решила? – «Ты себя ведёшь ни как обычно. Если у тебя, кто-то есть, я тебя пойму». – Никого у меня нет, и давай оставим этот разговор. – Этот разговор был оставлен, но оба понимали, что что-то произошло. Его супруга с момента их знакомства, никогда не позволяла себе такую слабость, как ревность, а тут вдруг такие предположения. Он же, в свою очередь, никогда не был таким решительным, и где-то даже дерзким в отношениях с ней.

Найти ночлег и кусок хлеба без каких-либо документов ему не составило большого труда: в лесничем хозяйстве, как раз нужны были сезонные разнорабочие, не требующие особых привилегий. В тот день, когда всё должно было произойти, он был, на удивление, спокоен, миролюбив, и даже, как ему показалось, чересчур ласков с супругой. Это была суббота, а по субботам он обычно просиживал штаны за игрой в домино, поэтому его уход не должен был вызвать никаких подозрений. Но в этот раз, уже на пороге, его жена вдруг, окликнув его, спросила: «Ты куда?». Этот вопрос застал его врасплох, потому как никогда ранее его супруга не интересовалась пребыванием мужа вне дома. Поэтому его ответ был неожиданным не только для домочадцев, но и для него самого, и звучал он так: – «За молоком». После чего он вылетел из квартиры, словно ошпаренный. Уже на улице он расправил плечи и вдохнул воздух полной грудью. Его сердце трепыхалось в сладкой неге под названием – свобода! Это чувство впервые за много лет он ощутил так остро, словно до этого он находился в затхлой комнате под замком. Расстояние до остановки он прошёл не оборачиваясь. Всё, что потом с ним произошло, он припоминал лишь отрывками, будто в смутном сне: визг, удар, резкая боль, белые халаты, и рыдающая супруга над его изголовьем. В реальности же произошло то, что называется – несчастный случай: пьяный водитель, не справившись с управлением, вылетел с дороги, и со всего маху въехал в хлипкое строение остановки, где на тот момент и находился незадачливый беглец. Его супруга, наблюдая за ним из окна, была свидетелем этой страшной аварии, и её крики и слёзы были не бредом и галлюцинацией, а трезвой действительностью. Последствия этой аварии были ужасны: потерпевший перенёс семь операций, в результате чего ему была пересажена почка его супруги. На эту жертву она пошла, не раздумывая ни минуты. Деньги на оплату операций были взяты из продажи их собственной квартиры и дачи, в результате чего теперь их пристанищем служило съёмное жильё или общежитие. Но, не смотря на все усилия врачей, инвалидная коляска стала для её супруга единственным способом передвижения. Сама же супруга не только не покинула своего суженного, но и взвалила на свои хрупкие плечи непосильные обязанности по уходу за инвалидом.

«Почему, почему она меня не бросила? Зачем я ей такой нужен? Почему она всё это терпит?» – не раз задавался такими вопросами горе-супруг, натыкаясь колесом инвалидного кресла на чужие мужские ботинки. Но так и не находил вразумительного ответа. 

© Copyright: Алексей Мирою, 2012

Регистрационный номер №0097423

от 29 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0097423 выдан для произведения:

             «Сколько же это будет продолжаться? Что я здесь делаю? Почему я не иду домой, ведь это же мой дом? Почему я должен шляться под дождём, когда она принимает сейчас у нас дома очередного своего хахаля? Это, что же за жизнь такая? Почему я должен так жить? Она знает, что я знаю об её изменах, но продолжает делать вид, будто она верная и порядочная супруга, и это всё на глазах у дочки. Как же я опустился до этого? Я, нормальный мужик, и такая тряпка, это же невыносимо. Сначала она переспала со всеми моими друзьями, а может быть даже и с некоторыми, так зваными, родственничками, а теперь таскает в дом, кого не попадя, всякую заразу в семью несёт. Бессовестная дрянь! И, ладно бы, я был импотент, так нет. Неужели все так живут? Неужели мир так вывернут? И почему я всё это должен терпеть? Но, как же я без них смогу жить? ведь они всё для меня. Почему же она меня не любит так, как я её? Почему? Ведь я же знаю, что она без меня так же пропадёт, ведь она, кроме меня, никому не нужна. Потаскуха и дешёвка! а я тряпка, самая что ни на есть тряпка!» – такие мысли жгли грудь довольно молодому ещё мужчине тридцати лет отроду. В его измождённом лице сквозило уныние и тоска. Недавно бросив курить, он то и дело обстукивал карманы, будто пускаясь в пляс, но тут же, спохватившись, ожесточённо сплёвывал, сопровождая это действие нецензурной бранью. Его начальство срочно отправляло его в командировку, и теперь для того, чтобы собраться в дорогу, ему нужно было сначала заблаговременно предупредить об этом по телефону супругу, а уж затем, послонявшись вокруг да около, идти домой. И вот теперь, как назло, она не брала трубку, а времени было в обрез. Ему ничего другого не оставалось, как пойти Ва-банк. Дверь ему супруга открыла не сразу. По всему было видно, что он пришёл не вовремя. Споткнувшись о чужие мужские ботинки, он прошёл в ванную, и, пробыв там добрых полчаса, выскочил из квартиры, прихватив наспех собранный багаж. Всю дорогу до вокзала он проделал на автомате, и лишь в купе поезда он разрыдался, как мальчишка, несмотря на присутствие попутчика в лице пожилого мужчины. И, как это часто бывает в поездах, он тут же выложил незнакомцу всю свою подноготную. «Почему? Почему она так со мной поступает, ведь она всем, что у неё есть, обязана мне?» – заключил свою исповедь обманутый супруг. Незнакомец, выслушав плаксивые откровения своего соседа по купе, рассказал ему свою историю, где он также в своё время выступал в роли рогоносца, покуда не прибёг к одному радикальному средству, после чего всё стало на свои места. Рецепт этого средства заключался в том, чтобы неблаговерная супруга могла на своём горбу испытать всю тяжесть ноши, которую испытывает мать-одиночка. Для этого ему нужно будет в один прекрасный день выйти, как говориться, за молоком в одной рубашке, и бесследно исчезнуть до поры, до времени. За это время его супругу потаскают уже не ухажёры, а следователи; она должна будет найти работу, объяснить отсутствие отца дочке и его родителям, прочувствовать всю тяжесть положения одинокой женщины, и, наконец, поставить свечку за здравие, а не за упокой своему родному и единственному супругу. И лишь после того, как ею будут пройдены эти круги ада, можно будет вновь появиться в её жизни. Эти, на первый взгляд, жестокие методы воздействия на неверного спутника жизни показались обманутому супругу вполне логичными, а с тем единственно правильными. Всё своё командированное время он провёл, смакуя злорадные блюда отмщенья, чьё разнообразие ему готовило природное воображение, подогреваемое оскорблённым самолюбием. По приезду домой, он постарался сделать всё для того, чтобы его планы не были раскрыты, потому как его жена тут же заприметила, что-то неладное, в связи с чем произошёл короткий диалог между супругами: – «У тебя появилась женщина?». – С чего ты решила? – «Ты себя ведёшь ни как обычно. Если у тебя, кто-то есть, я тебя пойму». – Никого у меня нет, и давай оставим этот разговор. – Этот разговор был оставлен, но оба понимали, что что-то произошло. Его супруга с момента их знакомства, никогда не позволяла себе такую слабость, как ревность, а тут вдруг такие предположения. Он же, в свою очередь, никогда не был таким решительным, и где-то даже дерзким в отношениях с ней.

Найти ночлег и кусок хлеба без каких-либо документов ему не составило большого труда: в лесничем хозяйстве, как раз нужны были сезонные разнорабочие, не требующие особых привилегий. В тот день, когда всё должно было произойти, он был, на удивление, спокоен, миролюбив, и даже, как ему показалось, чересчур ласков с супругой. Это была суббота, а по субботам он обычно просиживал штаны за игрой в домино, поэтому его уход не должен был вызвать никаких подозрений. Но в этот раз, уже на пороге, его жена вдруг, окликнув его, спросила: «Ты куда?». Этот вопрос застал его врасплох, потому как никогда ранее его супруга не интересовалась пребыванием мужа вне дома. Поэтому его ответ был неожиданным не только для домочадцев, но и для него самого, и звучал он так: – «За молоком». После чего он вылетел из квартиры, словно ошпаренный. Уже на улице он расправил плечи и вдохнул воздух полной грудью. Его сердце трепыхалось в сладкой неге под названием – свобода! Это чувство впервые за много лет он ощутил так остро, словно до этого он находился в затхлой комнате под замком. Расстояние до остановки он прошёл не оборачиваясь. Всё, что потом с ним произошло, он припоминал лишь отрывками, будто в смутном сне: визг, удар, резкая боль, белые халаты, и рыдающая супруга над его изголовьем. В реальности же произошло то, что называется – несчастный случай: пьяный водитель, не справившись с управлением, вылетел с дороги, и со всего маху въехал в хлипкое строение остановки, где на тот момент и находился незадачливый беглец. Его супруга, наблюдая за ним из окна, была свидетелем этой страшной аварии, и её крики и слёзы были не бредом и галлюцинацией, а трезвой действительностью. Последствия этой аварии были ужасны: потерпевший перенёс семь операций, в результате чего ему была пересажена почка его супруги. На эту жертву она пошла, не раздумывая ни минуты. Деньги на оплату операций были взяты из продажи их собственной квартиры и дачи, в результате чего теперь их пристанищем служило съёмное жильё или общежитие. Но, не смотря на все усилия врачей, инвалидная коляска стала для её супруга единственным способом передвижения. Сама же супруга не только не покинула своего суженного, но и взвалила на свои хрупкие плечи непосильные обязанности по уходу за инвалидом.

«Почему, почему она меня не бросила? Зачем я ей такой нужен? Почему она всё это терпит?» – не раз задавался такими вопросами горе-супруг, натыкаясь колесом инвалидного кресла на чужие мужские ботинки. Но так и не находил вразумительного ответа. 

Рейтинг: +3 159 просмотров
Комментарии (4)
Анна Магасумова # 29 ноября 2012 в 13:13 +1
Не понять женскую психологию! ura
Алексей Мирою # 29 ноября 2012 в 13:35 0
Спасибо, Анна! Женщина - всегда ЗАГАДКА!
Людмила Пименова # 30 ноября 2012 в 18:34 0
Бывает, что темперамент баламутный, но быть может верность заключается в ином, не в сексе, а в ответственности?
Алексей Мирою # 30 ноября 2012 в 18:47 0
Всем бы такую жену, как Вы - и мир стал бы прекрасней! Но, Увы. Спасибо!