ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Особый праздник.

 

Особый праздник.

29 сентября 2012 - Владимир Винников

                                       

 

В первые послевоенные годы, в небольшом таёжном посёлке Каргино, что на реке Селенге, недалеко от озера Байкал, отмечали главные праздники:

День Победы, День Октябрьской Революции, Первое мая - День солидарности трудящихся.

Но среди серых, похожих друг на друга рабочих дней, был особенный, даже особый праздник! Это когда в воскресенье привозили в село новый фильм.

 

В будние дни, некоторые пьющие без меры мужики, заливали в себя столько, что отсыпались потом на улице, где-нибудь под забором.

В праздничные, все вели себя сдержаннее. Большинству хватало сил добраться до дома и отсыпаться там.

А вот в воскресенье, когда демонстрировали фильм, никто подобного себе не позволял!

 

С утра, от дома к дому, словно перекличка, летит пение петухов. Потом, с каждого двора, потирая свои глаза, длинными хворостинами, бабы выгоняют коров.

Пастух напоминает хозяйкам:

- Не забудьте, сегодня пригоню раньше, к пяти часам! 

 

Его два подпаска на лошадях, выгоняют коров за село, на поле, за небольшой сосновой рощей.

Когда они гонят стадо мимо длинного амбара, переоборудованного в тридцатых годах в сельский клуб, на стене читают объявление:

- Сегодня фильм «Джульбарс», - начало в семь часов.

 

Людей на улицах видно мало, разве что ребятишки с женщинами занимаются прополкой на огородах.

Но это только до обеда.

После обеда, все взрослое население и дети, начинают приводить себя в порядок.

 

Угрюмого вида, Иван Чернов, механик с пилорамы, только к утру проспавший под забором лесозавода, начал чистить дёгтем сапоги.

Он их промазал со всех сторон, потом собрал голенища в гармошку, потом их выпрямил, ещё раз промазал. Он попросил чистые брюки, одел их, натянул на ноги сапоги, заправил в них брюки, прошёлся по избе, заглянул в зеркало.

 

Увидев на своём лице трёх дневную щетину, доставал опасную бритву, привезённую им с фронта.

Поправив острое лезвие о брючной, кожаный ремень,  долго соскребал со своего, покрытого глубокими морщинами лица, грубые, словно медная проволока, волоски.

Закончив весьма трудное и ответственное занятие, снял с вешалки чистую телогрейку, спустил голяшки сапог «гармошкой», достал новую, всего несколько раз одевал,  кепку - восьмиклинку, выходил на улицу покурить.

Он был трезвый, чистый и спокойный, как и все мужики в деревне.

 

А вот уже пастух с подпасками пригнали коров в село. Хозяйки, загнав коров в сарай, выходят за мужьями во двор. На них, не новые, но очень опрятные плюшевые чёрные жакеты, по той, послевоенной моде.

А матерей уже ждут на крыльце дети.

 

От каждого двора, начиналась процессия:

Впереди шагал мужик, попыхивая цигаркой. Он, встречая соседей, степенно поворачивал голову в их сторону, приподнимая козырёк фуражки, важно здоровался. Сзади него, шла жена с детьми.

Между взрослыми, то обгоняя их, то возвращаясь к своим семьям, сновали самые нетерпеливые мальчишки.

 

В клубе, на дальней глухой стене, была натянута белая простыня, с другой стороны, в стене было прорезано два квадратных небольших окошка, для аппарата, он был один в кинобудке и киномеханика.

 

На полу, у самого экрана, рассаживались ребята, сначала маленькие, за ними, кто повыше.

Потом, на первых рядах лавок, старики и бабки. Сзади них, молодухи и парни. Они вставали на колени, чтобы увидеть весь экран. А уже потом, кто сидя, а кто и стоя, бабы и мужики.

Порядок в клубе был идеальный!

Семечки лузгать никто не смел, на пол не плевали.

И не дай бог, кто из мужиков или парней пытался свернуть «козью ножку», ему сразу давали «укорот». Так что, никто никогда и не курил.

Заняв своё место, все начинали оглядываться назад, на заветные квадраты в стене.

Вот раздается звон металлической коробки, это механик, начал заряжать плёнку в аппарат.

 

И вот оно! Пошёл киножурнал: «Новости дня».

 

Все хором, стали кричать:

- Свет! Выключить свет!

 

Кто-то из мужиков, потянулся к выключателю, свет гаснет.

Смотрят таёжные жители о трудовых подвигах комбайнёров и сталеваров, о пуске нового ситцевого комбината.

 

Кто-то из баб не выдерживает:

- Неужто и платья из него шить будем?

 

На бабу зашикали.

 

Перерыв.

Опять звенит коробка из-под кинопленки, первая часть фильма.

Мужики успевают переброситься несколькими фразами об опасной и тяжёлой работе сталеваров.

 

И вот в прошлый выходной, был такой интересный фильм!


Наши, спасают от фашистов табун лошадей. А вот партизанский связник, убегает от погони фашистов.

Вот гестаповец Фукс, пытается вернуть, убежавшего от него коня Буяна.

А вот старый подпольщик, везет сведения в партизанский отряд, загнав до смерти своего Бунчака.

 

Что они увидят сегодня?

Да это пограничник, с собакой в горах. Он ловит шпионов, борется с басмачами.

Каждое действие пограничника, или его овчарки, сопровождается одобрительными криками:

- Давай! Стреляй, не промахнись!

 

А если, кто не замечал опасности, громко кричали:

- Да, смотри! Оглянись! Осторожно, там пропасть!

 

А некоторые мужики, так те вообще готовы были расправиться с врагами:

- Да я тебя топором! Да сейчас я тебя кулаком достану!

Когда первая часть фильма кончалась, с нетерпением ждали второй.

 

Никто не свистел на киномеханика, не ругался. По экрану побежали квадратики и треугольники.

Фильм продолжается.

 

После окончания сеанса, из клуба выходили в праздничном настроении. Мужья, шли рядом с жёнами, поглядывая на них блестящими глазами.

Обсуждая наиболее запомнившиеся кадры, мальчишки, перекрикивая друг друга, все повторяли:

- А он этого, а потом к-а-к даст!

 

Некоторые, подходили к открытым дверям кинобудки и, не решаясь заглянуть туда, спрашивали:

- А когда привезешь «Небесный тихоход»?

- На той недели привезу новый фильм, «Кубанские казаки»! А в конце месяца, мне обещали интересный фильм, про партизан, «Девочка ищет отца»!

 

И все население села, с нетерпением, ожидало очередного воскресенья.

© Copyright: Владимир Винников, 2012

Регистрационный номер №0080207

от 29 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0080207 выдан для произведения:

                                       

 

В первые послевоенные годы, в небольшом таёжном посёлке Каргино, что на реке Селенге, недалеко от озера Байкал, отмечали главные праздники:

День Победы, День Октябрьской Революции, Первое мая - День солидарности трудящихся.

Но среди серых, похожих друг на друга рабочих дней, был особенный, даже особый праздник! Это когда в воскресенье привозили в село новый фильм.

 

В будние дни, некоторые пьющие без меры мужики, заливали в себя столько, что отсыпались потом на улице, где-нибудь под забором.

В праздничные, все вели себя сдержаннее. Большинству хватало сил добраться до дома и отсыпаться там.

А вот в воскресенье, когда демонстрировали фильм, никто подобного себе не позволял!

 

С утра, от дома к дому, словно перекличка, летит пение петухов. Потом, с каждого двора, потирая свои глаза, длинными хворостинами, бабы выгоняют коров.

Пастух напоминает хозяйкам:

- Не забудьте, сегодня пригоню раньше, к пяти часам! 

 

Его два подпаска на лошадях, выгоняют коров за село, на поле, за небольшой сосновой рощей.

Когда они гонят стадо мимо длинного амбара, переоборудованного в тридцатых годах в сельский клуб, на стене читают объявление:

- Сегодня фильм «Джульбарс», - начало в семь часов.

 

Людей на улицах видно мало, разве что ребятишки с женщинами занимаются прополкой на огородах.

Но это только до обеда.

После обеда, все взрослое население и дети, начинают приводить себя в порядок.

 

Угрюмого вида, Иван Чернов, механик с пилорамы, только к утру проспавший под забором лесозавода, начал чистить дёгтем сапоги.

Он их промазал со всех сторон, потом собрал голенища в гармошку, потом их выпрямил, ещё раз промазал. Он попросил чистые брюки, одел их, натянул на ноги сапоги, заправил в них брюки, прошёлся по избе, заглянул в зеркало.

 

Увидев на своём лице трёх дневную щетину, доставал опасную бритву, привезённую им с фронта.

Поправив острое лезвие о брючной, кожаный ремень,  долго соскребал со своего, покрытого глубокими морщинами лица, грубые, словно медная проволока, волоски.

Закончив весьма трудное и ответственное занятие, снял с вешалки чистую телогрейку, спустил голяшки сапог «гармошкой», достал новую, всего несколько раз одевал,  кепку - восьмиклинку, выходил на улицу покурить.

Он был трезвый, чистый и спокойный, как и все мужики в деревне.

 

А вот уже пастух с подпасками пригнали коров в село. Хозяйки, загнав коров в сарай, выходят за мужьями во двор. На них, не новые, но очень опрятные плюшевые чёрные жакеты, по той, послевоенной моде.

А матерей уже ждут на крыльце дети.

 

От каждого двора, начиналась процессия:

Впереди шагал мужик, попыхивая цигаркой. Он, встречая соседей, степенно поворачивал голову в их сторону, приподнимая козырёк фуражки, важно здоровался. Сзади него, шла жена с детьми.

Между взрослыми, то обгоняя их, то возвращаясь к своим семьям, сновали самые нетерпеливые мальчишки.

 

В клубе, на дальней глухой стене, была натянута белая простыня, с другой стороны, в стене было прорезано два квадратных небольших окошка, для аппарата, он был один в кинобудке и киномеханика.

 

На полу, у самого экрана, рассаживались ребята, сначала маленькие, за ними, кто повыше.

Потом, на первых рядах лавок, старики и бабки. Сзади них, молодухи и парни. Они вставали на колени, чтобы увидеть весь экран. А уже потом, кто сидя, а кто и стоя, бабы и мужики.

Порядок в клубе был идеальный!

Семечки лузгать никто не смел, на пол не плевали.

И не дай бог, кто из мужиков или парней пытался свернуть «козью ножку», ему сразу давали «укорот». Так что, никто никогда и не курил.

Заняв своё место, все начинали оглядываться назад, на заветные квадраты в стене.

Вот раздается звон металлической коробки, это механик, начал заряжать плёнку в аппарат.

 

И вот оно! Пошёл киножурнал: «Новости дня».

 

Все хором, стали кричать:

- Свет! Выключить свет!

 

Кто-то из мужиков, потянулся к выключателю, свет гаснет.

Смотрят таёжные жители о трудовых подвигах комбайнёров и сталеваров, о пуске нового ситцевого комбината.

 

Кто-то из баб не выдерживает:

- Неужто и платья из него шить будем?

 

На бабу зашикали.

 

Перерыв.

Опять звенит коробка из-под кинопленки, первая часть фильма.

Мужики успевают переброситься несколькими фразами об опасной и тяжёлой работе сталеваров.

 

И вот в прошлый выходной, был такой интересный фильм!


Наши, спасают от фашистов табун лошадей. А вот партизанский связник, убегает от погони фашистов.

Вот гестаповец Фукс, пытается вернуть, убежавшего от него коня Буяна.

А вот старый подпольщик, везет сведения в партизанский отряд, загнав до смерти своего Бунчака.

 

Что они увидят сегодня?

Да это пограничник, с собакой в горах. Он ловит шпионов, борется с басмачами.

Каждое действие пограничника, или его овчарки, сопровождается одобрительными криками:

- Давай! Стреляй, не промахнись!

 

А если, кто не замечал опасности, громко кричали:

- Да, смотри! Оглянись! Осторожно, там пропасть!

 

А некоторые мужики, так те вообще готовы были расправиться с врагами:

- Да я тебя топором! Да сейчас я тебя кулаком достану!

Когда первая часть фильма кончалась, с нетерпением ждали второй.

 

Никто не свистел на киномеханика, не ругался. По экрану побежали квадратики и треугольники.

Фильм продолжается.

 

После окончания сеанса, из клуба выходили в праздничном настроении. Мужья, шли рядом с жёнами, поглядывая на них блестящими глазами.

Обсуждая наиболее запомнившиеся кадры, мальчишки, перекрикивая друг друга, все повторяли:

- А он этого, а потом к-а-к даст!

 

Некоторые, подходили к открытым дверям кинобудки и, не решаясь заглянуть туда, спрашивали:

- А когда привезешь «Небесный тихоход»?

- На той недели привезу новый фильм, «Кубанские казаки»! А в конце месяца, мне обещали интересный фильм, про партизан, «Девочка ищет отца»!

 

И все население села, с нетерпением, ожидало очередного воскресенья.

Рейтинг: 0 144 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!