Обман

21 февраля 2020 - Надежда Рыжих

                                                                            

 

            Пользуясь свободным временем, так кстати совпавшим с отличной осенней погодой, девушки прогуливались по парку, с большим любопытством обозревая окрестности и всех, кто попадался на пути, или где-то, чуть подальше, в каких-нибудь кустах, но одинокий. В любое время года здесь было полно любителей свежего воздуха, но интересовали девушек только молодые люди, с виду - холостяки. Каждая из них надеялась однажды встретить того единственного, кто составит счастье на всю ее жизнь... Они верили в незыблемость чувств и любовь с первого взгляда, надеялись на нечто особенное, что окрасит жизнь невероятными красками, а иначе, стоит ли жить и надеяться.

            Проходя мимо одной чересчур молчаливой компании, сидящей на корточках у ветхой стенки заброшенного одноэтажного зданьица, то ли тира в прошлом, то ли киоска, обратили внимание на мрачные лица, приподнятые брови, опущенные глаза у всех без исключения. Что-то случилось у них и погрузило в пучину размышлений на длительное время.

            Марина не смогла сдержать чрезмерного любопытства и отчетливо рассмотрела, и грустную девушку, и симпатичного парня рядом с ней. Ей показалось, что между ними нет ничего общего... И, внезапно, захотела стать для него одной единственной, неповторимой, но он в ее сторону даже не посмотрел. Не смея проявить инициативу, познакомиться запросто, как умели ее подружки, она стушевалась и прошла мимо с большим сожалением... Ушла, а сердце оставила рядом с ним. Оно саднило и печалилось.          

            Часто вспоминала тот день впоследствии, и его, милого, обаятельного, грустного; и сожалела, мечтала, и однажды случилось настоящее чудо... Шла как-то по улице и ее окликнули. Она обернулась. И, о, Боги, тот... самый-самый... Сердце екнуло и забилось от радости. К горлу подкатил ком.

            - Ты мне нравишься, - заявил он решительно. - Очень. Еще с того раза в парке обратил на тебя внимание. Конечно, ты не видела, как проводил тебя взглядом и любовался фигурой, походкой. Я заметил, как ты нас рассматривала. Видимо, задавалась мыслью, почему, отчего... А у нас произошла размолвка, но не в наших правилах бежать в разные стороны и дуться. Мы никогда не уходили, пока не выясняли до конца, почему и как случилось то, что случилось.

            Марина слушала его и терялась в эмоциях.

            Тогда он, будто отвечая на ее безмолвный призыв, коснулся ее губ легонько. Сначала несмело. Потом увлекаясь, припал к ним, и руки его сомкнулись за ее спиной. Она не возражала. Ей было очень приятно. Мечты сбывались, и она уже видела себя рядом с ним всегда.

            - Я тоже заметила тебя. Ты сидел рядом с блондинкой, но тебя она не интересовала, - не выдержала Марина,  делясь сокровенным. - Ты был так грустен, что я тебя пожалела.

            - Ах, она... Да-да... Не думай больше.

            Стал накрапывать дождик.

            - Не хочешь стать моей женой? - вдруг спросил он с напряжением в голосе. - Стоит ли тратить месяцы на ухаживания, когда и так все ясно? Согласна?!

            - Мне приятно твое внимание. И думаю, буду счастлива с тобой.

            - Идем ко мне! Обговорим все подробнее. О блондинке не надо больше... Мне будет неприятно! Возьми меня за руку.

            Марина вцепилась в его руку с большим удовольствием и, буквально повиснув на ней, шла рядом и цвела от счастья. Он взглянул на нее пару раз и остановился, чтобы поцеловать. На них смотрели, но ей было все равно. Ему - тем более...

            Жил он  недалеко.

            Они вошли, но он не предложил ей раздеться. Погрузился в какие-то свои мысли и перестал замечать, что делает она, и что должен сделать он. Прошел, молча, по своей комнате. Подошел к окну, посмотрел через жалюзи и приоткрыл немного.

            Подтянул ее к себе и стал целовать страстно. Она с готовностью отвечала ему, не замечая ни мокрой ветровки, ни погоды за окном. Ей было все равно, есть там кто или нет. Она была счастлива... и все...

            Внезапно он отпустил ее, чтобы распахнуть окно настежь. Затем протянул к ней руку, и она не подошла, а подбежала.

 

            И вновь он целовал ее, и она таяла в его объятьях, но в какой-то момент неожиданно почувствовала дискомфорт, будто кто-то в упор смотрел... и не одобрял. Она бросила машинально взгляд за окно  и заметила у моря светловолосую девушку.

            Знакомую.

            Та стояла к ним лицом и смотрела.

            Он тоже заметил ее, и демонстративно обнял, и поцеловал Марину, но она вдруг отчетливо поняла, что все это он проделывал для той, что на улице. Ради нее затеян весь этот маскарад. Хочет что-то доказать, на что-то подтолкнуть светловолосую нимфу.

 

            Все оборвалось внутри и ухнуло вниз. Она утратила разом все свои иллюзии. Спустилась в небес на землю, но не просто спустилась, а упала лицом в грязь, и подняться никак не могла. Попыталась взять себя в руки, но в глазах темнело, виски стучали молоточками.           

            Молча отстранилась, оттолкнула его равнодушные, но цепкие руки, и побрела к двери шаткой походкой. Слишком медленно прокрутила в двери ключ, на который тот закрыл дверь, как только вошли. "Чтобы никто не мешал", - говорил тогда...

            И вышла.

            Он не пошел за ней.

         Она еще надеялась на что-то, не торопилась, и, наконец, поняла окончательно, что ничего для него не значила... и не значит. Все не для нее: слова эти, поступки... Он ее использовал и очень жестко... Рана сердечная кровоточила, путала ноги...

 

           Очнулась в больнице с сердечным приступом и подушкой, мокрой от слез.   

           Девчонки навестили разок. Больше у них не оказалось времени.

           Санитар, подрабатывающий студент, балагурил, заходя в палату, но оценить его не хватало у нее ни сил, ни желания, а он очень старался понравиться...

            - Какой-то дурак тебя бросил?! - как-то заметил вскользь. - Он - не один. Посмотри вокруг. Сколько нас, интересных, вьется рядом.

            - Он не любил, поэтому бросила я, - прошептала она и отвернулась, чтобы скрыть слезы.

            - Говори еще... Облегчай душу, и сердечко успокоится, - посоветовал он. - Ты слишком молода и красива, чтобы страдать. Считай меня подушкой, которой можешь все доверить.

- Хорошо, - согласилась она и попробовала ему улыбнуться, а он подмигнул задорно.

«Он - далеко не дурак, а я натуральная наивная дура – сама виновата», - подумала с горечью и стала смотреть в окно, где не было дождя…  Возможно, в той слякоти осталось все лучшее, что было у нее в душе, и будет ли теперь  доверять безоговорочно тому, что желала и ей давали, будто откликаясь на ее призыв...

Ее наивный, чистый мир рухнул и винить она могла только себя...   

                          

© Copyright: Надежда Рыжих, 2020

Регистрационный номер №0468065

от 21 февраля 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0468065 выдан для произведения:

                                                                               Обман

 

            Пользуясь свободным временем, так кстати совпавшим с отличной осенней погодой, девушки прогуливались по парку, с большим любопытством обозревая окрестности и всех, кто попадался на пути, или где-то, чуть подальше, в каких-нибудь кустах, но одинокий. В любое время года здесь было полно любителей свежего воздуха, но интересовали девушек только молодые люди, с виду - холостяки. Каждая из них надеялась однажды встретить того единственного, кто составит счастье на всю ее жизнь... Они верили в незыблемость чувств и любовь с первого взгляда, надеялись на нечто особенное, что окрасит жизнь невероятными красками, а иначе, стоит ли жить и надеяться.

            Проходя мимо одной чересчур молчаливой компании, сидящей на корточках у ветхой стенки заброшенного одноэтажного зданьица, то ли тира в прошлом, то ли киоска, обратили внимание на мрачные лица, приподнятые брови, опущенные глаза у всех без исключения. Что-то случилось у них и погрузило в пучину размышлений на длительное время.

            Марина не смогла сдержать чрезмерного любопытства и отчетливо рассмотрела, и грустную девушку, и симпатичного парня рядом с ней. Ей показалось, что между ними нет ничего общего... И, внезапно, захотела стать для него одной единственной, неповторимой, но он в ее сторону даже не посмотрел. Не смея проявить инициативу, познакомиться запросто, как умели ее подружки, она стушевалась и прошла мимо с большим сожалением... Ушла, а сердце оставила рядом с ним. Оно саднило и печалилось.          

            Часто вспоминала тот день впоследствии, и его, милого, обаятельного, грустного; и сожалела, мечтала, и однажды случилось настоящее чудо... Шла как-то по улице и ее окликнули. Она обернулась. И, о, Боги, тот... самый-самый... Сердце екнуло и забилось от радости. К горлу подкатил ком.

            - Ты мне нравишься, - заявил он решительно. - Очень. Еще с того раза в парке обратил на тебя внимание. Конечно, ты не видела, как проводил тебя взглядом и любовался фигурой, походкой. Я заметил, как ты нас рассматривала. Видимо, задавалась мыслью, почему, отчего... А у нас произошла размолвка, но не в наших правилах бежать в разные стороны и дуться. Мы никогда не уходили, пока не выясняли до конца, почему и как случилось то, что случилось.

            Марина слушала его и терялась в эмоциях.

            Тогда он, будто отвечая на ее безмолвный призыв, коснулся ее губ легонько. Сначала несмело. Потом увлекаясь, припал к ним, и руки его сомкнулись за ее спиной. Она не возражала. Ей было очень приятно. Мечты сбывались, и она уже видела себя рядом с ним всегда.

            - Я тоже заметила тебя. Ты сидел рядом с блондинкой, но тебя она не интересовала, - не выдержала Марина,  делясь сокровенным. - Ты был так грустен, что я тебя пожалела.

            - Ах, она... Да-да... Не думай больше.

            Стал накрапывать дождик.

            - Не хочешь стать моей женой? - вдруг спросил он с напряжением в голосе. - Стоит ли тратить месяцы на ухаживания, когда и так все ясно? Согласна?!

            - Мне приятно твое внимание. И думаю, буду счастлива с тобой.

            - Идем ко мне! Обговорим все подробнее. О блондинке не надо больше... Мне будет неприятно! Возьми меня за руку.

            Марина вцепилась в его руку с большим удовольствием и, буквально повиснув на ней, шла рядом и цвела от счастья. Он взглянул на нее пару раз и остановился, чтобы поцеловать. На них смотрели, но ей было все равно. Ему - тем более...

            Жил он  недалеко.

            Они вошли, но он не предложил ей раздеться. Погрузился в какие-то свои мысли и перестал замечать, что делает она, и что должен сделать он. Прошел, молча, по своей комнате. Подошел к окну, посмотрел через жалюзи и приоткрыл немного.

            Подтянул ее к себе и стал целовать страстно. Она с готовностью отвечала ему, не замечая ни мокрой ветровки, ни погоды за окном. Ей было все равно, есть там кто или нет. Она была счастлива... и все...

            Внезапно он отпустил ее, чтобы распахнуть окно настежь. Затем протянул к ней руку, и она не подошла, а подбежала.

            И вновь он целовал ее, и она таяла в его объятьях, но в какой-то момент неожиданно почувствовала дискомфорт, будто кто-то в упор смотрел... и не одобрял. Она бросила машинально взгляд за окно  и заметила у моря светловолосую девушку.

            Знакомую.

            Та стояла к ним лицом и смотрела.

            Он тоже заметил ее, и демонстративно обнял, и поцеловал Марину, но она вдруг отчетливо поняла, что все это он проделывал для той, что на улице. Ради нее затеян весь этот маскарад. Хочет что-то доказать, на что-то подтолкнуть светловолосую нимфу.

            Все оборвалось внутри и ухнуло вниз. Она утратила разом все свои иллюзии. Спустилась в небес на землю, но не просто спустилась, а упала лицом в грязь, и подняться никак не могла. Попыталась взять себя в руки, но в глазах темнело, виски стучали молоточками.            Молча отстранилась, оттолкнула его равнодушные, но цепкие руки, и побрела к двери шаткой походкой. Слишком медленно прокрутила в двери ключ, на который тот закрыл дверь, как только вошли. "Чтобы никто не мешал", - говорил тогда...

            И вышла.

            Он не пошел за ней.

            Она еще надеялась на что-то, не торопилась, и, наконец, поняла окончательно, что ничего для него не значила... и не значит. Все не для нее: слова эти, поступки... Он ее использовал и очень жестко... Рана сердечная кровоточила, путала ноги...

             Очнулась в больнице с сердечным приступом и подушкой, мокрой от слез.            Девчонки навестили разок. Больше у них не оказалось времени.

            Санитар, подрабатывающий студент, балагурил, заходя в палату, но оценить его не хватало у нее ни сил, ни желания, а он очень старался понравиться...

            - Какой-то дурак тебя бросил?! - как-то заметил вскользь. - Он - не один. Посмотри вокруг. Сколько нас, интересных, вьется рядом.

            - Он не любил, поэтому бросила я, - прошептала она и отвернулась, чтобы скрыть слезы.

            - Говори еще... Облегчай душу, и сердечко успокоится, - посоветовал он. - Ты слишком молода и красива, чтобы страдать. Считай меня подушкой, которой можешь все доверить.

- Хорошо, - согласилась она и попробовала ему улыбнуться, а он подмигнул задорно. «Он - дурак, а я наивная дура – сама виновата», - подумала и стала смотреть в окно, где не было дождя…                               

 
Рейтинг: 0 30 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!