ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Мой личный Маугли-14

 

Мой личный Маугли-14

15 декабря 2013 - Татьяна Французова
article175307.jpg
 

Мужчина снова бросил взгляд на Маугли и сказал:

- У дверей вас ждёт флайер, личная инициатива ваших друзей, ну и, полагаю, так будет проще добраться туда, куда вы собираетесь.

Я открыла и закрыла рот снова. Неожиданно… но разумно! Действительно, идти сейчас через здание Космопорта, как я делала это раньше, или даже на стоянку флайеров, когда следом ползёт такое чудо-юдо, как Вайятху…

- Простите, а сколько я…

Меня прервали величественным и, одновременно, небрежным жестом:

- Вам не о чем беспокоиться. Всё улажено. Постарайтесь только не задерживаться здесь больше положенного времени. Всего доброго.

Я кивнула, и мужчина удалился, помахивая своим блокнотом.

Судорожно вздохнула, сама с трудом веря, что всё обошлось: можно выходить, и даже транспорт организован! Не забыть бы багаж… Я заранее сложила вещи в чемоданы, теперь нужно было только забрать их. Выйдя в коридор, я окинула всё критическим взглядом, проверила сумку с Хранителем памяти, потом нажала кнопку на брелоке с ключами, и чемоданы двинулись к шлюзу.

Тут же сзади послышался какой-то грохот и писк. Я в испуге оглянулась: лягушонок лежал на полу, поджав ноги, и в ужасе смотрел на свалившийся чемодан, который безуспешно пытался подняться, но, естественно, это у него не получалось. Да и не могло получиться, потому что у меня были самые простые, дешёвые модели, у которых присутствовала единственная функция: двигаться на сигнал.

Я тяжело вздохнула, выключила брелок, поставила чемодан на колёсики, - а он, между прочим, был совсем не лёгкий! – и повернулась к заморышу, который продолжал со страхом глядеть на поднятый багаж, как будто оттуда должен был выскочить медведь и съесть его!

- Маугли, - как можно спокойнее позвала я. – Не бойся, это просто чемодан, понимаешь? Такая сумка, в которую кладут вещи, когда куда-нибудь едут. Он не опасен!

Вайятху перевёл глаза на меня и попробовал что-то сказать, но, похоже, лишился голоса. Вот наказание!..

Я подняла его с пола, прислонила к стене и тут только подумала: а как он отреагирует на полёт во флайере? Если его так перепугал обыкновенный чемодан, то что он выкинет, когда увидит, что мы взлетаем? Нееет, к диосам! Я пока не готова знакомиться с его реакциями на незнакомые вещи и события, мне бы добраться спокойно до дома. Что же делать-то?.. Тут я вспомнила, как кикиморыш передвигался по моему кораблю раньше, и решительно сказала:

- Маугли, я хочу кое-что сделать. Помнишь, ты говорил, что слишком много видеть – это плохо?

Он кивнул.

Вроде, с того момента, как заморыш вцепился в мой рукав, он почувствовал себя более уверенно, и я воспользовалась этим. Объяснив, что собираюсь сделать, вытащила из шлёвок куртки, в которую он был одет, пояс и завязала ему глаза. Лягушонок беспрекословно позволил это сделать и, более того, как будто даже обрадовался! Во всяком случае, вести его за руку мне было намного легче. Когда сзади послышалось жужжание двинувшихся за нами чемоданов, он чуть-чуть дёрнулся, но, после успокаивающего похлопывания по руке, расслабился.

Пока мы шли, я командовала: направо, прямо, повыше поднять ногу… Так мы благополучно добрались до флайера, сели, и я пристегнула заморыша к креслу ремнём. Он опять напрягся, когда я подняла машину вверх, чтобы грузовая платформа поравнялась с шлюзовым порогом. Потом я «завела» чемоданы внутрь, и борт автоматически захлопнулся. Ура! Можно лететь! Набрав адрес на специальной панели, я откинулась в кресле, и автопилот пожелал нам приятного полёта, заставив заморыша изо всех сил вжаться в кресло.

Всю дорогу лягушонок судорожно стискивал мою руку, несмотря на уверения, что всё в порядке. Несколько раз флайеру пришлось поменять высоту на особенно загруженных трассах над городом, и каждый раз кикиморыш синхронно менял цвет совершенно непредсказуемым образом: то на синий, то на фиолетовый, то на бледно-коричневый, становясь особенно похожим на человека. И всякий раз мне приходилось успокаивать его. Радовало только то, что он хотя бы не вскакивал и не пытался куда-нибудь бежать, как я боялась. Слава Всевидящему, перелёт до квартала, где я жила, был не слишком долгим, и заморыш не успел совсем сплющить мне кисть руки, хотя очень старался!

Когда флайер, наконец, завис у причальной площадки пятнадцатого этажа дома, где находилась моя квартира, я осторожно отстегнула Вайятху, а потом потянула его к выходу. Ещё раз порадовалась своей предусмотрительности: согласно последней моде, причал в доме был прозрачным, создавая иллюзию, что ты идёшь по воздуху. Не всем это нравится, но те, кому не нравится, на пятнадцатых этажах не селятся.

Мне-то нравилось, но вот как бы повёл себя лягушонок – боюсь даже представить… Когда я довела заморыша, по-прежнему, с завязанными глазами, до помещения внутри дома, то оставила его стоять около стены и пошла за чемоданами. Флайер автоматически поднялся, как только мы покинули кабину, и открыл багажное отделение. Я «высвистала» свою поклажу, которая дисциплинированно съехала на причал и остановилась.

- Спасибо за то, что позволили доставить вас по адресу! – мелодично попрощался флайер и взмыл в воздух.

Я подхватила кикиморыша под руку, и мы почти побежали, по крайней мере, торопились, как могли, стараясь только, чтобы лягушонок не упал. Чемоданы не отставали. Оглядываясь, как шпион в старинных фильмах, я приложила ключ к пластине замка и, не дожидаясь, пока дверь отъедет полностью, запихнула заморыша внутрь, потом завезла чемоданы и торопливо нажала кнопку «Запереть». Когда стена бесшумно восстановила свою целостность, я вздохнула с таким облегчением, что лягушонок встревожился и зашарил руками вокруг, не решаясь снять повязку с глаз.

- Сагите… Сагите…

- Всё нормально, Маугли, не переживай, - устало ответила я. До умопомрачения хотелось выпить чего-нибудь спиртосодержащего. – Мы пришли, сейчас сниму повязку…

Руки дрожали, так что пояс я просто стащила, не развязывая. Ну его, к Диосам, выкинуть надо… Чего-то я расклеилась, не вовремя.

Отойдя к стене, нащупала кнопку, нажала. Опустился диванчик, на который я рухнула, совершенно без сил, и закрыла глаза. Пять минут, - пообещала я себе, - всего пять минут, и снова соберусь, и буду сильной, и уверенной в себе, и всё смогу… Ведь ничего не случилось, наоборот, всё хорошо… Только почему-то плакать хочется. Ну, вот - уже и слёзы побежали. Нельзя, нельзя, а то напугаю лягушонка опять, ему-то ещё хуже…

Что-то коснулось руки. Я открыла глаза, стараясь вернуть себе бодрое выражение лица. Около меня на коленях стоял кикиморыш и смотрел испуганными глазами побитой собачки.

Я вымученно улыбнулась:

- Сейчас, Маугли, погоди… Я посижу немножко. Просто устала…

- Сагите… - неуверенно прошептал он, - сагите… вы позволите… помочь вам?

- Чем? – вздохнула я. – Мне пока ничего не надо… Просто посиди рядом. Я сейчас, чуть-чуть отдохну и…

Тут Маугли взял меня за руку и, чуть касаясь, провёл пальцем поперёк ладони. Потом ещё, и ещё… От удивления я замолчала. В его прикосновениях не было ничего сексуального, скорее, это походило на то, что он прислушивался ко мне, причём именно пальцами! Он скользил по тыльной стороне руки, по запястью, снова возвращался к ладони, словно ища что-то, и… нашёл! Большим пальцем вдруг нажал куда-то, почти в центр ладони, потом быстро и резко ещё несколько раз, чуть сдвинувшись. Затем всё то-же самое он проделал с другой моей рукой, так что я только таращилась в изумлении на него. Ещё удивительнее было то, что после его манипуляций мне стало намного лучше! Как будто я проспала несколько часов и теперь была бодрой, отдохнувшей а, главное, спокойной. Ай, да лягушонок!

- Вот это да! – сказала я, когда он отпустил мои ладони. – Как ты это делаешь?

- Меня учили, сагите, - скромно ответствовал кикиморыш, опустив глаза. Но вся его мордочка буквально светилась от радости и какой-то детской гордости: «Вот я какой, я молодец, любите и хвалите меня!»

Конечно, я его похвалила. Потом ещё раз похвалила, и ещё погладила по голове, так что, в конце концов, заморыш стал густо-малинового цвета. В сочетании с сияющими зелёными глазами это было нечто! А себе я взяла на заметку, что лягушонок, вероятно, умеет хорошо делать массаж. Очень хотелось бы воспользоваться этим умением… Только как проверить? Да и… раздеваться перед ним я пока не была готова. Не с его реакцией на женщин.

Теперь, с новыми силами, можно было продолжить обустраиваться. Я вспорхнула с диванчика и принялась выдвигать мебель из стенных ниш. Прикинув, что нам может понадобиться в ближайшее время, оставила пока диван, раздвинула стол, открыла кухонный блок и двери на балкон. Как я уже говорила, у меня была маленькая флэтка, всего-то восемнадцати квадратных метров, но зато с кухонным блоком и полным набором мебели. Минусом было отсутствие собственной посадочной площадки для флайера,  - только общая для всего этажа, но раньше меня это не напрягало. В плюсах же значилась невысокая арендная плата и раздельный санузел, что не всегда бывает в таких квартирах. Всё-таки они рассчитаны на одиночек. И, пока я жила тут одна, мне было вполне комфортно.

Но вот теперь явно возникали проблемы, одна за другой, начиная со спального места. У меня всего одна кровать, и не настолько широкая, чтобы можно было комфортно спать вдвоём, даже чисто теоретически, оставив в стороне предрассудки Вайятху насчёт пользования вещами господина или госпожи… Дальше шёл шкаф для одежды, практически полностью уже забитый этой самой одеждой. И дело не в том, что у меня её слишком много, а в том, что шкаф маленький! Поэтому мне приходилось распихивать вещи, которые в данный момент не нужны, куда попало. Дело доходило до того, что я как-то вынуждена была хранить часть гардероба на катере!

Одна надежда, что мы здесь надолго не задержимся. Главное, чтобы вовремя доставили документы, и мне никто не перебежал дорожку с покупкой приглянувшегося дома. А там уже комнат целых пять, и одну-то точно можно будет выделить Вайятху в полное и безраздельное владение…

Так, сейчас нам ещё нужны будут стулья… Я вынула их и невольно поморщилась, вспомнив сегодняшнюю утреннюю сцену на корабле, когда я заставила заморыша есть за столом. Конечно, я рисковала, провоцируя Маугли, но если этого не делать, боюсь, что мы будем валандаться с вбитыми в него запретами очень долго! Я ведь не всегда знаю, какая будет у него реакция на мои слова или действия.

Например, как расценить его желание сделать мне массаж рук, или как это там называлось? Я ведь, формально, ни о чём его не просила и даже не знала, что он так умеет! Что это для него значит? Помощь хозяйке, или намёк на желание секса, или простое выполнение его непосредственных обязанностей, или… Вограны его знают, что это было! Вайятху ведь нельзя мерить обычными, человеческими мерками.

А руки у него просто волшебные… Попросить или не попросить, чтобы он мне ещё виски помассировал? А то явно голова начинает болеть…

 Раздумывая, я, одновременно, продолжала «обставлять» квартирку, исподтишка улыбаясь выражению лица лягушонка, сидевшего с разинутым ртом. Похоже, до сих пор он со встроенной мебелью не встречался. А уж когда я принялась менять окраску стен, которые до того были чисто-белыми, подбирая обратно мой любимый персиковый оттенок, он и вовсе ошалел. Присел на пол около стола и только вертел головой во все стороны.

Некоторые, уезжая, оставляют квартиры как есть, не убирая мебель и не отключая колорайтеры на время отсутствия. Но я себе такого позволить не могла, поэтому консервировала флэтку, даже если уезжала на пару дней. Дополнительным неудобством было то, что, по возвращении, все настройки надо было восстанавливать заново.  Неудобно, зато недорого. Если бы у меня стоял колорайтер последнего поколения, то расцветка стен могла бы меняться автоматически каждый день, в течение целого стандартного года, и ни разу не повториться. Но… чего нет, того нет. Простенько и непритязательно, - это мой девиз.

Закончив с мебелью и стенами, я открыла дверь в санузел и позвала лягушонка.

- Маугли, подойди… Вот здесь можно умыться или… сделать, что там понадобится. Сразу предупреждаю, что трубы здесь нет! Поэтому ты должен пользоваться всем этим! Это мой приказ! Ты понял?

Подползший заморыш обозрел открывшиеся удобства и тоскливо вздохнул. Да, понимаю, назревает очередное вопиющее нарушение всех основ мироздания, но ничего не поделаешь… Нету у меня двух санузлов. Пока, во всяком случае.

Теперь самое время подумать о еде…

- Маугли, ты голоден?

- Да, сагите… - смущённо прошелестел лягушонок.

Ну, это даже не вызывало сомнений. Так, что там в холодильной установке? Проверив запасы, обнаружила, что ужин всё-таки надо заказывать. Я же специально вычищала всё перед отъездом…

Попросив лягушонка смирно посидеть за диваном, я включила вифон и набрала нужный номер. Дождавшись ответа, сделала заказ. Ну, теперь у меня есть несколько минут, чтобы подготовить лягушонка к доставке еды. Постаравшись объяснить, как именно будет проходить получение нашего ужина, добилась в результате того, что земноводное заползло под стол и стало умолять его оттуда не извлекать. Я пожала плечами и решила пока пойти ему навстречу.

Тут за окном раздался звон, словно кто-то дёрнул за колокольчик. Вайятху подпрыгнул, стукнувшись головой об столешницу, а я вышла на балкон. Там висел в воздухе дискообразный доставщик. Я набрала код заказа на пластине, и мне в руки выдвинулся поднос с едой, накрытый герметичным прозрачным колпаком. Пожелав приятного аппетита, диск-разносчик улетел, позвонив на прощание.

Я вернулась в комнату, поставила поднос и задумалась. Учитывая, что заморыш с трудом смирился с необходимостью есть за столом, и то, не до конца, я решила не травмировать его совместной трапезой и сначала поужинать самой. Открыв крышку, принюхалась: пахло замечательно. Лягушонок под столом беспокойно завозился. Я коварно улыбнулась и начала есть. Люблю овощи! Особенно на слоёном тесте… Запив еду прохладным каршу, я поставила тарелки с ужином для кикиморыша на стол, выбросила в утилизатор использованную посуду и позвала:

- Маугли, вылезай!

Послышался осторожный шорох, и выглянула печальная физиономия серо-фиолетового цвета.

- Сагите… а можно… - робко начал он.

- Нет, - категорически заявила я. – Еда на полу – табу! Ты должен есть за столом!

Тяжко вздохнув, недоразумение выползло и осторожно взгромоздилось на стул, опасливо разглядывая всё вокруг.

- Погоди-ка, - остановила я его. – Руки помыл?

Лягушонок замер, потом испуганно посмотрел на свои конечности и помотал головой.

- Ну, иди, - велела ему, кивнув на дверь санузла.

Кикиморыш съёжился и примёрз к стулу. О, Всевидящий! Опять всё сначала?! Ругаясь про себя самыми чёрными словами, я подняла его и потащила за собой. Сама, сама, всё сама… Да когда же этот паразит начнёт хоть что-нибудь делать?!

Вымыла ему руки, вытерла, стараясь не показывать, что в душе всё кипит и бушует, ну, не виноват же он, что на каждом новом месте ему надо заново учиться всему… Ррррррррр! А впереди ещё переезд!.. И там опять всё по-новой… О, Всевидящий, чем я заслужила столько счастья?! Ладно, значит, здесь не буду слишком сильно напрягаться, просто нужно дождаться, пока мы поселимся на новом месте, и там уже браться за его воспитание всерьёз. А пока будем развлекаться…

Доведя Маугли до стола, я заставила его сесть и пододвинула тарелку поближе. Вограны с вилками, всё равно он не умеет ими пользоваться, как выяснилось, пусть пока руками берёт. Вайятху с несчастным видом уставился на свой ужин, но я покачала головой на его жалобные взгляды и отошла к дивану. Надо думать о том, как нам устроиться на ночь…

Превратила диван в кровать и постелила бельё. Ну, допустим, я лягу сюда. А куда мне девать зелёное недоразумение? У меня не только на катере, но и здесь нет спальной капсулы. Да что там! Даже лишних вещей, как на корабле, у меня тоже нет. И пол в квартире не слишком-то мягкий…

Дождавшись, пока увлёкшийся Маугли оближет свои пальцы и опустевшие тарелки, я, как бы между прочим, спросила:

- А где ты спал, когда жил у сагата Альдора?

- На полу, - торопливо ответил лягушонок.

На физиономии у кикиморыша было написано ожидание подвоха. Н-дааа, мимика у него за последние сутки явно стала разнообразнее! Интересно, это последствия моих установок или отсутствия отупляющих лекарств? Но он гораздо «живее», чем был, когда я нашла его!

- А на чём ты спал?

- На матрасе… сагите.

- Проблема в том, что у меня нет матраса, - сказала я задумчиво. – Куда же тебя положить?

- Не надо… Я прямо так лягу! – оживился заморыш.

Я продолжала прикидывать: может, составить вместе стулья? Или положить его на стол? Это ведь не пару часов провести надо, а пару ночей! Поколебавшись, плюнула на всё и снова села за вифон. Через пятнадцать минут очередной робот-доставщик снабдил нас спальным мешком, а счёт на моей карте уменьшился уже на триста кродов за сегодня. Ну, может, мешок и после переезда понадобится… Что-то мне подсказывает, что так просто, без боя, лягушонок не согласится спать на кровати. На корабле он был болен, поэтому не сопротивлялся, а теперь, похоже, мне придётся иметь дело с самым закоренелым консерватором Вселенной…

Я загнала Вайятху под душ, но мыть его пришлось мне. Что ж, к этому я уже была готова. Кикиморыш явно рассчитывал не только на мытьё, что и продемонстрировал мне, совершенно недвусмысленно. Грустно признаться, но я на провокацию повелась, причём, сознательно. Как-то до сих пор было неудобно, после его жалоб на моё невнимание… А, кроме того, мне очень нравилось смотреть на него: он так откровенно блаженствовал, так феерично реагировал на ласки, что я сама получала от процесса массу удовольствия. Не такого, как заморыш, конечно, но всё равно…

Проявив требуемое внимание, я подождала, пока он не стал опять нежно-зелёным, а потом выдала ему полотенце с приказом вытереться и идти спать. Что он и сделал, слегка пошатываясь. Ну, признаюсь, - немного перестаралась… Но, вроде, он недовольства не проявлял.

Выставив лягушонка спать, я сама быстренько приняла душ, надела самую закрытую пижаму и потом рухнула спать, в надежде, что хоть сегодня высплюсь… Не тут-то было! Когда я уже начала засыпать, и даже видела какой-то сон, меня разбудил звук тихого плача. Я встрепенулась и прислушалась. Ну, точно! Это хныкал лягушонок!

Застонав про себя, негромко спросила:

- Эй, Маугли, что случилось?

Он затих, но ничего не ответил.

- Маугли! – уже построже позвала я. – Что там у тебя приключилось? Я хочу знать!

Длинный свёрток из ткани на полу зашевелился, и оттуда послышался гнусавый голос:

- Простите, сагите… Ничего, совсем ничего!

- И поэтому ты плачешь? – недоверчиво спросила я.

- Н-нет, сагите… мне просто грустно…

- Настолько, что ты плачешь? – не унималась я.

- Н-нет, это… я немножко… соскучился… - и опять завсхлипывал.

Вот ещё наказание! Приспичило же ему начать скучать именно ночью, да ещё тогда, когда мне до смерти хочется спать!

- Маугли, не переживай, ты постепенно привыкнешь, вот увидишь! А теперь прошу, давай спать! Сил нет, я просто засыпаю…

- Да, сагите… извините, сагите…

На этот раз времени прошло больше, но проснулась я опять от всхлипывания.

- О, Всевидящий… Ну что опять такое, Маугли?! Чего тебе не спится?

- Простите, сагите… Я больше не буду…

- А что стряслось?

- Мне… кажется. Мне всё время кажется, что дом… он трясётся. И я боюсь, что он развалится, и я упаду вниз…

- Паранойик… - пробормотала я под нос. Глаза просто захлопывались, сами по себе. – Иди сюда, трусишка…

Вайятху завозился, вылез из мешка и подобрался к кровати.

- Ложись, - приказала я, откинув край одеяла и пододвигаясь к самой стенке.

Заморыш замер, а потом попытался что-то сказать, но я оборвала его. Ну, не было у меня сил терпеть его заскоки. А если он будет рядом со мной, то есть надежда, хоть чуть-чуть, но поспать.

- Быстрее, Маугли, - нетерпеливо попросила я. – Иначе я усну сейчас прямо в этой позе!

Решившись, кикиморыш нырнул ко мне под одеяло, свернулся и затих. Я обняла его за плечи, погладила по щеке, пощекотала под подбородком, вызвав тихий, словно бы стыдливый, смешок.

- Спи, недоразумение, - прошептала я ему на ухо, - дом не развалится, я проверяла. Он уже двадцать семь лет так стоит, крепкий… Спи…

 

В следующий раз я проснулась от настойчивого голоса, который боязливо твердил мне:

- Сагите, пожалуйста, проснитесь!.. Проснитесь, сагите… Ну, пожалуйста!

С трудом разлепив тяжёлые веки, я спросила:

- Ну, что там ещё?..

- Оно звонит! – взволнованно забормотал кикиморыш (кто ещё мог бы меня так достать?), - оно уже долго звонит, и никак не прекращает!

Тут и до меня дошло, что вифон курлыкает нехитрую мелодию входящего вызова. Оторвав со стоном голову от подушки, я увидела замечательную картину: спальный мешок был намотан на несчастный аппарат, так что звук еле-еле проходил наружу, рядом, на полу сидел Вайятху, испуганный… и, как следствие, возбуждённый!

Я опять застонала, рухнула обратно на постель, нашарила подушку, вытащила и накрыла ею голову. Пусть они все скопом идут к Вогранам! Меня нет, и не будет ещё пару часов, как минимум… Всё! Спокойной ночи!

© Copyright: Татьяна Французова, 2013

Регистрационный номер №0175307

от 15 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0175307 выдан для произведения:
 

Мужчина снова бросил взгляд на Маугли и сказал:

- У дверей вас ждёт флайер, личная инициатива ваших друзей, ну и, полагаю, так будет проще добраться туда, куда вы собираетесь.

Я открыла и закрыла рот снова. Неожиданно… но разумно! Действительно, идти сейчас через здание Космопорта, как я делала это раньше, или даже на стоянку флайеров, когда следом ползёт такое чудо-юдо, как Вайятху…

- Простите, а сколько я…

Мена прервали величественным и, одновременно, небрежным жестом:

- Вам не о чем беспокоиться. Всё улажено. Постарайтесь только не задерживаться здесь больше положенного времени. Всего доброго.

Я кивнула, и мужчина удалился, помахивая своим блокнотом.

Судорожно вздохнула, сама с трудом веря, что всё обошлось: можно выходить, и даже транспорт организован! Не забыть бы багаж… Я заранее сложила вещи в чемоданы, теперь нужно было только забрать их. Выйдя в коридор, я окинула всё критическим взглядом, проверила сумку с Хранителем памяти, потом нажала кнопку на брелоке с ключами, и чемоданы двинулись к шлюзу.

Тут же сзади послышался какой-то грохот и писк. Я в испуге оглянулась: лягушонок лежал на полу, поджав ноги, и в ужасе смотрел на свалившийся чемодан, который безуспешно пытался подняться, но, естественно, это у него не получалось. Да и не могло получиться, потому что у меня были самые простые, дешёвые модели, у которых присутствовала единственная функция: двигаться на сигнал.

Я тяжело вздохнула, выключила брелок, поставила чемодан на колёсики, - а он, между прочим, был совсем не лёгкий! – и повернулась к заморышу, который продолжал со страхом глядеть на поднятый багаж, как будто оттуда должен был выскочить медведь и съесть его!

- Маугли, - как можно спокойнее позвала я. – Не бойся, это просто чемодан, понимаешь? Такая сумка, в которую кладут вещи, когда куда-нибудь едут. Он не опасен!

Вайятху перевёл глаза на меня и попробовал что-то сказать, но, похоже, лишился голоса. Вот наказание!..

Я подняла его с пола, прислонила к стене и тут только подумала: а как он отреагирует на полёт во флайере? Если его так перепугал обыкновенный чемодан, то что он выкинет, когда увидит, что мы взлетаем? Нееет, к диосам! Я пока не готова знакомиться с его реакциями на незнакомые вещи и события, мне бы добраться спокойно до дома. Что же делать-то?.. Тут я вспомнила, как кикиморыш передвигался по моему кораблю раньше, и решительно сказала:

- Маугли, я хочу кое-что сделать. Помнишь, ты говорил, что слишком много видеть – это плохо?

Он кивнул.

Вроде, с того момента, как заморыш вцепился в мой рукав, он почувствовал себя более уверенно, и я воспользовалась этим. Объяснив, что собираюсь сделать, вытащила из шлёвок куртки, в которую он был одет, пояс и завязала ему глаза. Лягушонок беспрекословно позволил это сделать и, более того, как будто даже обрадовался! Во всяком случае, вести его за руку мне было намного легче. Когда сзади послышалось жужжание двинувшихся за нами чемоданов, он чуть-чуть дёрнулся, но, после успокаивающего похлопывания по руке, расслабился.

Пока мы шли, я командовала: направо, прямо, повыше поднять ногу… Так мы благополучно добрались до флайера, сели, и я пристегнула заморыша к креслу ремнём. Он опять напрягся, когда я подняла машину вверх, чтобы грузовая платформа поравнялась с шлюзовым порогом. Потом я «завела» чемоданы внутрь, и борт автоматически захлопнулся. Ура! Можно лететь! Набрав адрес на специальной панели, я откинулась в кресле, и автопилот пожелал нам приятного полёта, заставив заморыша изо всех сил вжаться в кресло.

Всю дорогу лягушонок судорожно стискивал мою руку, несмотря на уверения, что всё в порядке. Несколько раз флайеру пришлось поменять высоту на особенно загруженных трассах над городом, и каждый раз кикиморыш синхронно менял цвет совершенно непредсказуемым образом: то на синий, то на фиолетовый, то на бледно-коричневый, становясь особенно похожим на человека. И всякий раз мне приходилось успокаивать его. Радовало только то, что он хотя бы не вскакивал и не пытался куда-нибудь бежать, как я боялась. Слава Всевидящему, перелёт до квартала, где я жила, был не слишком долгим, и заморыш не успел совсем сплющить мне кисть руки, хотя очень старался!

Когда флайер, наконец, завис у причальной площадки пятнадцатого этажа дома, где находилась моя квартира, я осторожно отстегнула Вайятху, а потом потянула его к выходу. Ещё раз порадовалась своей предусмотрительности: согласно последней моде, причал в доме был прозрачным, создавая иллюзию, что ты идёшь по воздуху. Не всем это нравится, но те, кому не нравится, на пятнадцатых этажах не селятся.

Мне-то нравилось, но вот как бы повёл себя лягушонок – боюсь даже представить… Когда я довела заморыша, по-прежнему, с завязанными глазами, до помещения внутри дома, то оставила его стоять около стены и пошла за чемоданами. Флайер автоматически поднялся, как только мы покинули кабину, и открыл багажное отделение. Я «высвистала» свою поклажу, которая дисциплинированно съехала на причал и остановилась.

- Спасибо за то, что позволили доставить вас по адресу! – мелодично попрощался флайер и взмыл в воздух.

Я подхватила кикиморыша под руку, и мы почти побежали, по крайней мере, торопились, как могли, стараясь только, чтобы лягушонок не упал. Чемоданы не отставали. Оглядываясь, как шпион в старинных фильмах, я приложила ключ к пластине замка и, не дожидаясь, пока дверь отъедет полностью, запихнула заморыша внутрь, потом завезла чемоданы и торопливо нажала кнопку «Запереть». Когда стена бесшумно восстановила свою целостность, я вздохнула с таким облегчением, что лягушонок встревожился и зашарил руками вокруг, не решаясь снять повязку с глаз.

- Сагите… Сагите…

- Всё нормально, Маугли, не переживай, - устало ответила я. До умопомрачения хотелось выпить чего-нибудь спиртосодержащего. – Мы пришли, сейчас сниму повязку…

Руки дрожали, так что пояс я просто стащила, не развязывая. Ну его, к Диосам, выкинуть надо… Чего-то я расклеилась, не вовремя.

Отойдя к стене, нащупала кнопку, нажала. Опустился диванчик, на который я рухнула, совершенно без сил, и закрыла глаза. Пять минут, - пообещала я себе, - всего пять минут, и снова соберусь, и буду сильной, и уверенной в себе, и всё смогу… Ведь ничего не случилось, наоборот, всё хорошо… Только почему-то плакать хочется. Ну, вот - уже и слёзы побежали. Нельзя, нельзя, а то напугаю лягушонка опять, ему-то ещё хуже…

Что-то коснулось руки. Я открыла глаза, стараясь вернуть себе бодрое выражение лица. Около меня на коленях стоял кикиморыш и смотрел испуганными глазами побитой собачки.

Я вымученно улыбнулась:

- Сейчас, Маугли, погоди… Я посижу немножко. Просто устала…

- Сагите… - неуверенно прошептал он, - сагите… вы позволите… помочь вам?

- Чем? – вздохнула я. – Мне пока ничего не надо… Просто посиди рядом. Я сейчас, чуть-чуть отдохну и…

Тут Маугли взял меня за руку и, чуть касаясь, провёл пальцем поперёк ладони. Потом ещё, и ещё… От удивления я замолчала. В его прикосновениях не было ничего сексуального, скорее, это походило на то, что он прислушивался ко мне, причём именно пальцами! Он скользил по тыльной стороне руки, по запястью, снова возвращался к ладони, словно ища что-то, и… нашёл! Большим пальцем вдруг нажал куда-то, почти в центр ладони, потом быстро и резко ещё несколько раз, чуть сдвинувшись. Затем всё то-же самое он проделал с другой моей рукой, так что я только таращилась в изумлении на него. Ещё удивительнее было то, что после его манипуляций мне стало намного лучше! Как будто я проспала несколько часов и теперь была бодрой, отдохнувшей а, главное, спокойной. Ай, да лягушонок!

- Вот это да! – сказала я, когда он отпустил мои ладони. – Как ты это делаешь?

- Меня учили, сагите, - скромно ответствовал кикиморыш, опустив глаза. Но вся его мордочка буквально светилась от радости и какой-то детской гордости: «Вот я какой, я молодец, любите и хвалите меня!»

Конечно, я его похвалила. Потом ещё раз похвалила, и ещё погладила по голове, так что, в конце концов, заморыш стал густо-малинового цвета. В сочетании с сияющими зелёными глазами это было нечто! А себе я взяла на заметку, что лягушонок, вероятно, умеет хорошо делать массаж. Очень хотелось бы воспользоваться этим умением… Только как проверить? Да и… раздеваться перед ним я пока не была готова. Не с его реакцией на женщин.

Теперь, с новыми силами, можно было продолжить обустраиваться. Я вспорхнула с диванчика и принялась выдвигать мебель из стенных ниш. Прикинув, что нам может понадобиться в ближайшее время, оставила пока диван, раздвинула стол, открыла кухонный блок и двери на балкон. Как я уже говорила, у меня была маленькая флэтка, всего-то восемнадцати квадратных метров, но зато с кухонным блоком и полным набором мебели. Минусом было отсутствие собственной посадочной площадки для флайера,  - только общая для всего этажа, но раньше меня это не напрягало. В плюсах же значилась невысокая арендная плата и раздельный санузел, что не всегда бывает в таких квартирах. Всё-таки они рассчитаны на одиночек. И, пока я жила тут одна, мне было вполне комфортно.

Но вот теперь явно возникали проблемы, одна за другой, начиная со спального места. У меня всего одна кровать, и не настолько широкая, чтобы можно было комфортно спать вдвоём, даже чисто теоретически, оставив в стороне предрассудки Вайятху насчёт пользования вещами господина или госпожи… Дальше шёл шкаф для одежды, практически полностью уже забитый этой самой одеждой. И дело не в том, что у меня её слишком много, а в том, что шкаф маленький! Поэтому мне приходилось распихивать вещи, которые в данный момент не нужны, куда попало. Дело доходило до того, что я как-то вынуждена была хранить часть гардероба на катере!

Одна надежда, что мы здесь надолго не задержимся. Главное, чтобы вовремя доставили документы, и мне никто не перебежал дорожку с покупкой приглянувшегося дома. А там уже комнат целых пять, и одну-то точно можно будет выделить Вайятху в полное и безраздельное владение…

Так, сейчас нам ещё нужны будут стулья… Я вынула их и невольно поморщилась, вспомнив сегодняшнюю утреннюю сцену на корабле, когда я заставила заморыша есть за столом. Конечно, я рисковала, провоцируя Маугли, но если этого не делать, боюсь, что мы будем валандаться с вбитыми в него запретами очень долго! Я ведь не всегда знаю, какая будет у него реакция на мои слова или действия.

Например, как расценить его желание сделать мне массаж рук, или как это там называлось? Я ведь, формально, ни о чём его не просила и даже не знала, что он так умеет! Что это для него значит? Помощь хозяйке, или намёк на желание секса, или простое выполнение его непосредственных обязанностей, или… Вограны его знают, что это было! Вайятху ведь нельзя мерить обычными, человеческими мерками.

А руки у него просто волшебные… Попросить или не попросить, чтобы он мне ещё виски помассировал? А то явно голова начинает болеть…

 Раздумывая, я, одновременно, продолжала «обставлять» квартирку, исподтишка улыбаясь выражению лица лягушонка, сидевшего с разинутым ртом. Похоже, до сих пор он со встроенной мебелью не встречался. А уж когда я принялась менять окраску стен, которые до того были чисто-белыми, подбирая обратно мой любимый персиковый оттенок, он и вовсе ошалел. Присел на пол около стола и только вертел головой во все стороны.

Некоторые, уезжая, оставляют квартиры как есть, не убирая мебель и не отключая колорайтеры на время отсутствия. Но я себе такого позволить не могла, поэтому консервировала флэтку, даже если уезжала на пару дней. Дополнительным неудобством было то, что, по возвращении, все настройки надо было восстанавливать заново.  Неудобно, зато недорого. Если бы у меня стоял колорайтер последнего поколения, то расцветка стен могла бы меняться автоматически каждый день, в течение целого стандартного года, и ни разу не повториться. Но… чего нет, того нет. Простенько и непритязательно, - это мой девиз.

Закончив с мебелью и стенами, я открыла дверь в санузел и позвала лягушонка.

- Маугли, подойди… Вот здесь можно умыться или… сделать, что там понадобится. Сразу предупреждаю, что трубы здесь нет! Поэтому ты должен пользоваться всем этим! Это мой приказ! Ты понял?

Подползший заморыш обозрел открывшиеся удобства и тоскливо вздохнул. Да, понимаю, назревает очередное вопиющее нарушение всех основ мироздания, но ничего не поделаешь… Нету у меня двух санузлов. Пока, во всяком случае.

Теперь самое время подумать о еде…

- Маугли, ты голоден?

- Да, сагите… - смущённо прошелестел лягушонок.

Ну, это даже не вызывало сомнений. Так, что там в холодильной установке? Проверив запасы, обнаружила, что ужин всё-таки надо заказывать. Я же специально вычищала всё перед отъездом…

Попросив лягушонка смирно посидеть за диваном, я включила вифон и набрала нужный номер. Дождавшись ответа, сделала заказ. Ну, теперь у меня есть несколько минут, чтобы подготовить лягушонка к доставке еды. Постаравшись объяснить, как именно будет проходить получение нашего ужина, добилась в результате того, что земноводное заползло под стол и стало умолять его оттуда не извлекать. Я пожала плечами и решила пока пойти ему навстречу.

Тут за окном раздался звон, словно кто-то дёрнул за колокольчик. Вайятху подпрыгнул, стукнувшись головой об столешницу, а я вышла на балкон. Там висел в воздухе дискообразный доставщик. Я набрала код заказа на пластине, и мне в руки выдвинулся поднос с едой, накрытый герметичным прозрачным колпаком. Пожелав приятного аппетита, диск-разносчик улетел, позвонив на прощание.

Я вернулась в комнату, поставила поднос и задумалась. Учитывая, что заморыш с трудом смирился с необходимостью есть за столом, и то, не до конца, я решила не травмировать его совместной трапезой и сначала поужинать самой. Открыв крышку, принюхалась: пахло замечательно. Лягушонок под столом беспокойно завозился. Я коварно улыбнулась и начала есть. Люблю овощи! Особенно на слоёном тесте… Запив еду прохладным каршу, я поставила тарелки с ужином для кикиморыша на стол, выбросила в утилизатор использованную посуду и позвала:

- Маугли, вылезай!

Послышался осторожный шорох, и выглянула печальная физиономия серо-фиолетового цвета.

- Сагите… а можно… - робко начал он.

- Нет, - категорически заявила я. – Еда на полу – табу! Ты должен есть за столом!

Тяжко вздохнув, недоразумение выползло и осторожно взгромоздилось на стул, опасливо разглядывая всё вокруг.

- Погоди-ка, - остановила я его. – Руки помыл?

Лягушонок замер, потом испуганно посмотрел на свои конечности и помотал головой.

- Ну, иди, - велела ему, кивнув на дверь санузла.

Кикиморыш съёжился и примёрз к стулу. О, Всевидящий! Опять всё сначала?! Ругаясь про себя самыми чёрными словами, я подняла его и потащила за собой. Сама, сама, всё сама… Да когда же этот паразит начнёт хоть что-нибудь делать?!

Вымыла ему руки, вытерла, стараясь не показывать, что в душе всё кипит и бушует, ну, не виноват же он, что на каждом новом месте ему надо заново учиться всему… Ррррррррр! А впереди ещё переезд!.. И там опять всё по-новой… О, Всевидящий, чем я заслужила столько счастья?! Ладно, значит, здесь не буду слишком сильно напрягаться, просто нужно дождаться, пока мы поселимся на новом месте, и там уже браться за его воспитание всерьёз. А пока будем развлекаться…

Доведя Маугли до стола, я заставила его сесть и пододвинула тарелку поближе. Вограны с вилками, всё равно он не умеет ими пользоваться, как выяснилось, пусть пока руками берёт. Вайятху с несчастным видом уставился на свой ужин, но я покачала головой на его жалобные взгляды и отошла к дивану. Надо думать о том, как нам устроиться на ночь…

Превратила диван в кровать и постелила бельё. Ну, допустим, я лягу сюда. А куда мне девать зелёное недоразумение? У меня не только на катере, но и здесь нет спальной капсулы. Да что там! Даже лишних вещей, как на корабле, у меня тоже нет. И пол в квартире не слишком-то мягкий…

Дождавшись, пока увлёкшийся Маугли оближет свои пальцы и опустевшие тарелки, я, как бы между прочим, спросила:

- А где ты спал, когда жил у сагата Альдора?

- На полу, - торопливо ответил лягушонок.

На физиономии у кикиморыша было написано ожидание подвоха. Н-дааа, мимика у него за последние сутки явно стала разнообразнее! Интересно, это последствия моих установок или отсутствия отупляющих лекарств? Но он гораздо «живее», чем был, когда я нашла его!

- А на чём ты спал?

- На матрасе… сагите.

- Проблема в том, что у меня нет матраса, - сказала я задумчиво. – Куда же тебя положить?

- Не надо… Я прямо так лягу! – оживился заморыш.

Я продолжала прикидывать: может, составить вместе стулья? Или положить его на стол? Это ведь не пару часов провести надо, а пару ночей! Поколебавшись, плюнула на всё и снова села за вифон. Через пятнадцать минут очередной робот-доставщик снабдил нас спальным мешком, а счёт на моей карте уменьшился уже на триста кродов за сегодня. Ну, может, мешок и после переезда понадобится… Что-то мне подсказывает, что так просто, без боя, лягушонок не согласится спать на кровати. На корабле он был болен, поэтому не сопротивлялся, а теперь, похоже, мне придётся иметь дело с самым закоренелым консерватором Вселенной…

Я загнала Вайятху под душ, но мыть его пришлось мне. Что ж, к этому я уже была готова. Кикиморыш явно рассчитывал не только на мытьё, что и продемонстрировал мне, совершенно недвусмысленно. Грустно признаться, но я на провокацию повелась, причём, сознательно. Как-то до сих пор было неудобно, после его жалоб на моё невнимание… А, кроме того, мне очень нравилось смотреть на него: он так откровенно блаженствовал, так феерично реагировал на ласки, что я сама получала от процесса массу удовольствия. Не такого, как заморыш, конечно, но всё равно…

Проявив требуемое внимание, я подождала, пока он не стал опять нежно-зелёным, а потом выдала ему полотенце с приказом вытереться и идти спать. Что он и сделал, слегка пошатываясь. Ну, признаюсь, - немного перестаралась… Но, вроде, он недовольства не проявлял.

Выставив лягушонка спать, я сама быстренько приняла душ, надела самую закрытую пижаму и потом рухнула спать, в надежде, что хоть сегодня высплюсь… Не тут-то было! Когда я уже начала засыпать, и даже видела какой-то сон, меня разбудил звук тихого плача. Я встрепенулась и прислушалась. Ну, точно! Это хныкал лягушонок!

Застонав про себя, негромко спросила:

- Эй, Маугли, что случилось?

Он затих, но ничего не ответил.

- Маугли! – уже построже позвала я. – Что там у тебя приключилось? Я хочу знать!

Длинный свёрток из ткани на полу зашевелился, и оттуда послышался гнусавый голос:

- Простите, сагите… Ничего, совсем ничего!

- И поэтому ты плачешь? – недоверчиво спросила я.

- Н-нет, сагите… мне просто грустно…

- Настолько, что ты плачешь? – не унималась я.

- Н-нет, это… я немножко… соскучился… - и опять завсхлипывал.

Вот ещё наказание! Приспичило же ему начать скучать именно ночью, да ещё тогда, когда мне до смерти хочется спать!

- Маугли, не переживай, ты постепенно привыкнешь, вот увидишь! А теперь прошу, давай спать! Сил нет, я просто засыпаю…

- Да, сагите… извините, сагите…

На этот раз времени прошло больше, но проснулась я опять от всхлипывания.

- О, Всевидящий… Ну что опять такое, Маугли?! Чего тебе не спится?

- Простите, сагите… Я больше не буду…

- А что стряслось?

- Мне… кажется. Мне всё время кажется, что дом… он трясётся. И я боюсь, что он развалится, и я упаду вниз…

- Паранойик… - пробормотала я под нос. Глаза просто захлопывались, сами по себе. – Иди сюда, трусишка…

Вайятху завозился, вылез из мешка и подобрался к кровати.

- Ложись, - приказала я, откинув край одеяла и пододвигаясь к самой стенке.

Заморыш замер, а потом попытался что-то сказать, но я оборвала его. Ну, не было у меня сил терпеть его заскоки. А если он будет рядом со мной, то есть надежда, хоть чуть-чуть, но поспать.

- Быстрее, Маугли, - нетерпеливо попросила я. – Иначе я усну сейчас прямо в этой позе!

Решившись, кикиморыш нырнул ко мне под одеяло, свернулся и затих. Я обняла его за плечи, погладила по щеке, пощекотала под подбородком, вызвав тихий, словно бы стыдливый, смешок.

- Спи, недоразумение, - прошептала я ему на ухо, - дом не развалится, я проверяла. Он уже двадцать семь лет так стоит, крепкий… Спи…

 

В следующий раз я проснулась от настойчивого голоса, который боязливо твердил мне:

- Сагите, пожалуйста, проснитесь!.. Проснитесь, сагите… Ну, пожалуйста!

С трудом разлепив тяжёлые веки, я спросила:

- Ну, что там ещё?..

- Оно звонит! – взволнованно забормотал кикиморыш (кто ещё мог бы меня так достать?), - оно уже долго звонит, и никак не прекращает!

Тут и до меня дошло, что вифон курлыкает нехитрую мелодию входящего вызова. Оторвав со стоном голову от подушки, я увидела замечательную картину: спальный мешок был намотан на несчастный аппарат, так что звук еле-еле проходил наружу, рядом, на полу сидел Вайятху, испуганный… и, как следствие, возбуждённый!

Я опять застонала, рухнула обратно на постель, нашарила подушку, вытащила и накрыла ею голову. Пусть они все скопом идут к Вогранам! Меня нет, и не будет ещё пару часов, как минимум… Всё! Спокойной ночи!

Рейтинг: +7 212 просмотров
Комментарии (10)
Вероника Малышева # 16 декабря 2013 в 10:28 +2
вот же хлопот! zyy не Маугла, а "сто рублей убытку" zyy
Танюша, супер. Прочла с удовольствием smile С улыбками и смехом, спасибо !
Татьяна Французова # 16 декабря 2013 в 11:42 +1
Спасибо за комментарий, дорогая! c0137
Ужасно рада, что тебе по-прежнему всё нравится))) Надеюсь, квартира будущего тебя не разочаровала? t7254 Специально для тебя расписывала... t13502
Вероника Малышева # 16 декабря 2013 в 13:49 +2
не, что ты smile отнюдь не разочаровала! girlkiss Один прозрачный причал чего стоит! super
Татьяна Французова # 16 декабря 2013 в 15:35 +1
kissfor Здорово!
Маргарита Лёвушкина # 17 декабря 2013 в 09:11 +2
И мне тоже понравилось! Даёшь следующую серию! rolf
Татьяна Французова # 17 декабря 2013 в 09:50 +2
Спасибо, Ритусь! пишу, пишу... live3
Надежда Рыжих # 22 декабря 2013 в 09:19 +2
Ну, никуда не скрыться и не спрятаться! Что за жизнь! aaa
Татьяна Французова # 22 декабря 2013 в 09:30 +1
Ага, везде тебя найдут! rolf
Зинаида Левенко # 27 декабря 2013 в 22:44 +1
Продолжаю... не спать, хотя уже перевалило к 4-м часикам ночи. Ведь если отключусь - от любопытства не усну все равно.
Вот такая Вы, Танечка, чародейка...
Татьяна Французова # 27 декабря 2013 в 23:19 0
Ой, мне аж неудобно стало... Спать Вам не даю... Простите! zst