ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Мой личный Маугли-13

Мой личный Маугли-13

12 декабря 2013 - Татьяна Французова
article174701.jpg
 

Я ещё несколько раз заглядывала в каюту, и каждый раз наблюдала обалдевшее лицо кикиморыша, который о чём-то дискутировал с Деоной, пытаясь настоять на своём, но неизменно проигрывая… Ха, ещё бы было наоборот!

Зато теперь у меня появилось время спокойно заняться своими делами, да и просто помолчать. Посидеть в кресле, ни о чём не думая. Посмотреть сделанные на Мирассе снимки, выбрать лучшие. Послушать любимую музыку. Ещё раз обдумать предпринятые шаги и наметить дальнейшие действия. Просчитать возможные последствия, в том числе, и самые печальные… Словом, подготовиться.

Когда пришло время ужина, я рискнула приготовить еду и для заморыша, уповая на то, что вся дрянь из его организма уже вышла. Опять сделала бульон, несколько гренок, и повезла в каюту. Кикиморыш лежал на кровати, такой же очумевший от обилия информации. Зелёные глаза были круглыми, как тарелки.

- Сагите… - жалобно произнёс он, как только увидел меня. – Сагите… это всё правда?

- Правда, - бодро подтвердила я, понятия не имея, о чём он спрашивает. – И не расстраивайся так, это не страшно!

Словно противореча, лягушонок зябко передёрнул плечами. Похоже, ему-то как раз было очень страшно. Вот интересно, что там Деона ему рассказала? Ну, теперь самое время вспомнить, что это – ребёнок, ему от меня нужна защита и успокоение.

- Маугли, посмотри на меня, - ласково попросила я. – Не надо бояться! Ведь всё было так и раньше, когда ты не знал об этом, и всё было хорошо! Ну, иди сюда…

Он охотно прижался ко мне, вздрагивая всем своим худеньким тельцем. Н-даааа, кости и кожа. Срочно откармливать надо! Я гладила его по голове, по плечам, по спине, обещая, что буду рядом, буду помогать, оберегать и защищать. Неожиданно стало его очень жалко: каково ему, такому неприспособленному, ничего не знающему, быть выгнанным, причём, ни за что, ни про что… Ладно, лягушонок, будет у тебя дом, обещаю. Я его построю для тебя, чтобы никто больше не смог вышвырнуть на улицу…

Успокоив своё земноводное, и с удовлетворением отметив, что он стал зелёным, как весенняя травка, я сунула ему миску с супом, гренки, и велела есть. Что обрадовало, - он повиновался без непонятливых взглядов и шараханья. Видимо, всерьёз оголодал. А я принялась рассказывать ему, как мы будем жить вдвоём: про то, что у него будет его собственная комната, и про сад, в котором будут расти те цветы, что нравятся ему. И про то, что я научу его всему-всему, чего он не знает. И про полёты на флайере, и про прогулки в лесу, и про купания в бассейне…

Заморыш, в конце концов, бросил есть и заслушался, как будто я ему очередную сказку рассказывала. Мне пришлось взять инициативу в свои руки и начать кормить это недоразумение с ложечки, иначе он бы так и остался голодным.

Признаться, сначала я опасливо ждала повторения прошедшей ночи, но время шло, и ничего не происходило. Я облегчённо вздохнула и решила, что мероприятия по экстренной очистке кикиморышева организма, слава Всевидящему, закончились. Уффф!

Ночевать мне пришлось опять в кресле, - переложить лягушонка на пол я не решилась. Видимо, придётся отсыпаться уже дома. А в будущем - ставить тут двухъярусную кровать или ещё что-то придумывать. Не буду же я его одного бросать, значит, мотаться будем вместе, как попугайчики-неразлучники…

Утром следующего дня я проснулась сама, как ни странно, почти выспавшаяся и в хорошем настроении. Открыв двери каюты, застыла на пороге, сначала не поверив своим глазам: заморыш и Деона распевали в два голоса какую-то детскую песенку! Подавившись вопросом: «Всё ли у моего навигатора в порядке?», улыбнулась, пожелала доброго утра и пошла умываться. Воистину, это недоразумение что-то делает со всеми! Никогда до этого я не слышала, чтобы кибер-консультант пел!!! Не только мой, но вообще, чей бы то ни было. Да мне даже в голову не приходило, что такое возможно! А тут – на тебе, голосят на пару! Просто что-то, за гранью моего понимания…

Когда я, умывшаяся, появилась опять в каюте, музицирование уже закончилось, и заморыш тихонько лежал, разглядывая модуль, висевший над ним на консоли. Вроде, сегодня в его глазах было куда больше интереса и, если так можно выразиться, проблесков мысли, чем до сих пор. Переведя взгляд на меня, кикиморыш несмело улыбнулся. От его улыбки внутри что-то встрепенулось. Всевидящий! Неужели и до меня докатилось это всеобщее безумие, и я тоже теперь начну умильно глядеть на него и заливаться слезами?! Нет-нет-нет… мне трезвая голова нужна!

Решительно отвернувшись, я проверила, в порядке ли каналы связи, и только потом посмотрела на лягушонка. Он выглядел встревоженным. А вот нечего пытаться сделать из меня слюнявую идиотку, - мстительно подумала я, а вслух сказала:

- Как твой живот? Как бедро?

Он торопливо отрапортовал:

- Почти не болит! Чуть-чуть совсем… Сагите, мы долго будем ещё… плыть?

- Лететь, Маугли, лететь, - поправила я его. – Нет, сегодня вечером уже приземлимся.

Он не сдержал вздоха облегчения. Похоже, рассказы Деоны про космос были очень красочными. Я уже заранее продумала программу на последний день пребывания на корабле, но заморыш все планы поломал, заявив, что очень устал лежать. Я быстро осмотрела его (Вогран всё побери! Так и не положила его комбез в чистку!), осталась вполне удовлетворена темпами заживления ожога и позволила ему встать.

Он тут же слез с кровати и сделал пару шагов, пошатываясь. Я коварно предложила ему самому воспользоваться санузлом и сбежала из каюты под умоляющие причитания, что он не справится. Тем не менее, справился… Даже приполз следом за мной в рубку и уселся рядом с креслом на пол. Я не одобрила, но пока промолчала, памятуя об установке: не всё сразу…

Дел особых у меня уже не было, так что я могла посвятить себя общению с Вайятху. Для начала попросила Деону быстренько составить несколько сборников рисунков, иллюстрирующих используемые на данный момент людьми механизмы: машины, мобили, флайеры, мопеты и даже старинные, но всё равно встречающиеся, велосипеды. Некоторые рисунки были снабжены фигурками пилотов или водителей. Рисунки умышленно были оставлены схематичными и чёрно-белыми, чтобы заморыш мог их, при желании, раскрасить. Помнится, это было одним из разрешённых для него занятий…

Когда всё было готово, я скопировала их в блокнот и подала лягушонку, посоветовав посмотреть. Он послушно начал просматривать. Пока это были корабли, флайеры и мобили, он с неподдельным интересом их разглядывал, задавая разные вопросы. Но, когда кикиморыш добрался до двухколёсных мопетов, циклотронов и, особенно, велосипедов, на лице у него нарисовался настоящий ужас.

- Сагите… - прошептал он. – За что его так?..

- Кого? – удивилась я, в недоумении изучая велосипедиста, накручивающего педали на велотреке. Вот ничего страшного в этом изображении не было!

- Вот этого… человека… - дрожащим голосом выговорил Вайятху, тыча в картинку пальцем.

- Почему мучают-то?

- Его же… на эту штуку…

- Что?

- Его же посадили, прямо на эту… машину!

- И что? – не поняла я.

- Это же… это же больно… - прошептал он со слезами на глазах.

Я помотала головой: получался разговор двух глухих. Наводящие вопросы ничего не прояснили, тогда я попросила Маугли изобразить, что он имел в виду. Он быстро, свободными штрихами сделал набросок и показал мне.

Я с усилием закрыла открывшийся рот и попыталась сохранить невозмутимое выражение лица. На рисунке была изображена какая-то непонятная конструкция, действительно, напоминающая велосипед. Даже, пожалуй, тандем. Только вместо двух сидений, там было одно седло и один…ээээ, некий искусственный орган. Причём, гигантских размеров! Если предположить, что тот, кто сидел на сидении, крутил педали (и они там были!), а тот, кто сидел перед ним… ну, скажем, получал всю полноту впечатлений от такой «езды», то я, пожалуй, понимала, почему лягушонок так испугался.

Мысленно пожелав всему роду Кальтари провалиться в тартарары, я начала объяснять:

- Нет же, Маугли. Это вовсе не то, что ты подумал. Этот механизм используется для того, чтобы на нём ездить.

- Ездить?! – ужас в глазах лягушонка достиг максимума.

Хм, ну и фантазия у него!

- Просто ездить и всё! Деона! Покажи что-нибудь о велосипедах и езде на них!

«Пока у меня самой в мозгах не сдвинулось что-нибудь!» - мысленно добавила я. Всё-таки это настоящее спасение: иметь палочку-выручалочку в виде кибер-консультанта, который может в любой момент подменить тебя. И которая не будет сидеть, пялясь во внешний экран, в состоянии полной прострации. К Вогранам! Ну, я ведь должна была догадаться, что в жизни у заморыша были и тёмные моменты, а вот поди же… И странно, что такой секс кикиморыш всё равно считал допустимым, а вот женщина вызывала в нём непреодолимый ужас. Кстати, возникает вопрос: а почему же он меня-то не боится? Или принимает меня за… За третий пол, что ли? Мрак!!

Дождавшись, когда лягушонок уверится, что велосипеды и циклотроны вовсе не являются орудиями пыток, я увела его на камбуз, с мыслью провести один эксперимент. Наполнив его тарелку всякой снедью, я взяла стул, отставила его от стола и велела Маугли сесть туда. А потом выдала ему его обед.

Только он начал есть, как я уселась за стол со своей порцией. Вполне ожидаемо, лягушонок немедленно сполз со стула на пол, собираясь пообедать там, но я не позволила. Заставила сесть обратно. Заморыш затосковал: и есть хотелось, и воспитание не позволяло.

Тут я вмешалась в его страдания:

- Маугли, я разрешаю тебе сидеть, когда ты ешь. Тебе не нужно больше садиться на пол, слышишь? Ты должен сидеть на стуле!

Полюбовалась на замечательную смену цветов с зелёного на голубой… нет, на жёлтый… нет, на розовый на кикиморышевой физиономии, и повторила:

- Я разрешаю!

Лягушонок кивнул с самым несчастным видом. Можно подумать, я его несправедливо обидела! Лишила пожалованной возможности есть, как собачка, на полу! Вдох-выдох, посчитала до десяти и спросила:

- Что не так, Маугли? Тебе не нравится стул?

- Нет, сагите… простите, сагите… я буду сидеть…

А мордочка такая, что сейчас заплачет. Что ж за дела такие? Чем его, к диосам, мебель не устраивает?!

- Маугли, посмотри на меня… Вот так. А теперь расскажи, почему ты расстроился?

С трудом сглотнул, по горлу прыгнул кадык. Трогательно так, прямо цветочек-поредомка…

- С-сагите… пугает Вайятху…

О, Всевидящий! Что за заявление? И почему опять в третьем лице?! Ррррррр!..

- Маугли, говори всё, что хочешь сказать, всё, что тебя беспокоит. Я разрешаю тебе говорить со мной. Мне нужно, в конце концов, чтобы ты говорил со мной!

Ответом стал град слёз, прямо в многострадальную тарелку, которую он, кажется, и так сейчас уронит. И за что мне это, кто бы сказал?!

Я встала, подошла к нему, забрала из дрожащих рук еду, поставила на стол и присела на корточки около него. Н-да, видимо, это было неосмотрительно, потому что в глазах у лягушонка появился такой ужас, как будто произошло святотатство, и он начал спонтанно стекать со стула вниз, намереваясь, видимо, бухнуться передо мной на колени.

- Ма-у-гли! Всё в порядке, честное слово! Я не сержусь, я хочу тебя понять! Что случилось? Почему ты испугался? Чего?

- С-сагите… Вайятху не должен сидеть… рядом с госпожой… есть рядом с госпожой…

- Маугли, посмотри на меня! Ну же!

Так, ладно, со стулом, видимо, произошла ошибочка… Ох, Вограны, хорошо, сейчас поправим.

- Иди сюда, ко мне… Ближе, ещё ближе… Вот так! – я обняла трясущееся недоразумение и принялась поглаживать его по голове. Да, я, конечно, не забыла, к чему это приводит, но и утешать его сейчас «на расстоянии» нельзя. Похоже, для лягушонка физический контакт – не просто приятная, а жизненно необходимая вещь! Вон как сразу прильнул, аж руками в свитер вцепился… - Ну, видишь? Я вовсе не собираюсь тебя ругать или наказывать. Я хочу, чтобы тебе было хорошо, чтобы ты не боялся и не ждал, что я тебе сделаю больно! Понимаешь? Может быть, ты просто не понял меня, а я – тебя? Расскажи мне, что ты подумал, когда я велела сесть тебе на стул?

Вздрогнул, помялся, но ответил:

- Сагите… вы сказали сесть, но ведь мне нельзя… Я подумал, вы хотите наказать меня.

- Почему? Я ведь сама тебе велела?

- Всё равно, нельзя – он упрямо покачал головой. – Нарушать запреты нельзя!

- Маугли, хочешь знать секрет?

- Какой? – глаза опять становятся похожими на блюдца.

- Запреты устанавливают хозяева? Так ведь?

- Да…

- А я кто?

- Госпожа… хозяйка…

- Ну, так вот, я снимаю этот запрет. Уничтожаю его. Отменяю. Его больше нет, понимаешь? Нету! Всё, он развеялся, как дым!

Я дунула на ладонь, изображая, как этот противный запрет улетает от нас подальше, и посмотрела в круглые, зелёные глаза.

- Его больше нет!

- Но так нельзя… - Вот упёртый какой! Ещё и сопротивляется.

- Тебе нельзя, а мне – можно. Я – госпожа! И могу отменять старые запреты или вводить новые, понял?

Послушно кивнул. Такое ощущение, что в голове у него идёт непосильная умственная работа, прямо вот-вот искры посыплются!

- Госпожа уничтожила старый запрет? – наконец, выдал этот титан мысли.

- Угу, - энергично подтвердила я.

- А… новый? Какой?

- Ээээ… - что бы придумать? О, знаю! – А новый запрет вот какой: нельзя есть на полу! Только на столе, понятно?

Кивает, но видно, что совершенно ошарашен. Ну, да… Формально – новый запрет, а по сути – отмена двух старых. Лишь бы мозг не взорвался.

Конечно, можно плюнуть на эти стулья, Вогран с ними, пусть бы и дальше сидел на полу, но надоело, что он ведёт себя, как домашний питомец. Было и ещё одно соображение, которое заставляло меня настаивать на своём: рано или поздно, но самосознание лягушонка разовьётся настолько, что он начнёт оценивать моё поведение, мои слова, мои действия именно с самого начала нашего знакомства. И если он почувствует фальшь, даже задним числом, я никогда не смогу убедить его, что всегда видела в нём существо, заслуживающее уважения. Если я хочу, чтобы он стал полноценным – надо именно так себя с ним и вести. А какое может быть уважение, если я сижу в кресле, а он – у моих ног, как собачка?

- Ну, теперь тебе не страшно? – мягко так интересуюсь, без нажима.

- Почти нет, - бубнит недоразумение  мне в плечо.

И только я собираюсь расслабиться, как он выдаёт:

- Но сагите  всё равно наказывает…

Вот тебе на! Чего я там опять не так сделала?!

- Почему ты так решил? – спокойно интересуюсь.

Спокойствие, только спокойствие…

- Сагите не дарит мне удовольствие… не трогает меня. Не ласкает. И мне не разрешает…

Ой-ёй-ёй… А кто, интересно, только вчера тут извивался в экстазе, хотелось бы мне знать?! Или этого ещё недостаточно?! Ничего себе, аппетиты!

Я начала осторожно выспрашивать его, уточнять, сопоставлять, и вырисовалась интересная картинка. Прежние хозяева развлекались с Вайятху почти каждый день. Перерывы, конечно, были, но не слишком долгие и всегда по серьёзным поводам. А тут - никаких поводов нет: мы всё время рядом, я никуда не ухожу, заморыш под боком… И, вместо бурной сексуальной жизни, он видит одно сплошное игнорирование с моей стороны. Я соизволяю позаботиться о нём, только тогда, когда он начинает чуть ли не вымаливать моё внимание… Всё вместе взятое подвигло его к мысли, что он наказан новой хозяйкой, только вот не может взять в толк, за что…

Мысленно закатив глаза, я постаралась ему объяснить, что всё не так плохо. Во-первых, он до сих пор не совсем здоров. Во-вторых, у меня были другие дела, даже очень много дел. В третьих, мне не нужны развлечения так часто. Вполне достаточно… ну, скажем, одного раза в сутки.

Тут совершенно обескураженный лягушонок спросил еле слышно:

- Сагите… а зачем я вам тогда?..

Дааааа, вопрос вопросов! Подавив первое движение заявить, что совершенно незачем, потом второе – что я хочу с ним подружиться, выбрала третий вариант, как наиболее близкий к истине:

- Дело не в том, нужен ты мне или не нужен. Дело в том, что я нужна тебе. Твоя бывшая госпожа просила меня помочь, и я ей обещала позаботиться о том, чтобы ты был счастлив, и у тебя всё было хорошо. Понимаешь?

Заморыш кивнул, хотя в глазах явно читалось, что эти умозаключения слишком сложны для него. Но, главное, он отвлёкся и перестал думать о наказаниях и развлечениях. Ну, Всевидящий даст, может, он вообще смирится с тем, что его новая хозяйка слегка ненормальная… И секс не любит ещё больше, чем он сам, и дистанцию держать не собирается, и вообще, как госпожа, никуда не годится…

Воспользовавшись тем, что кикиморыш впал в натуральный транс, я довела его до стола, посадила, сунула в руки вилку и придвинула поближе к нему его тарелку. Совершенно машинально он принялся ковыряться в ней. А я ушла в рубку, чтобы окончательно не испортить ему аппетит. Вспомнила о делах насущных и занялась хозяйством: сунула-таки комбинезон лягушонка в чистку, собрала тряпки, бывшие когда-то вещами Линн, и выбросила их в утилизатор, активизировала всех уборщиков. Они поползли по коридору, тщательно вычищая каждый сантиметр поверхности. Подумав, отправила одного в каюту, и двух – в рубку. Пусть наводят красоту.

Заняв роботов, пошла проверить координаты полёта. Всё оказалось в норме, никаких неожиданностей не предвиделось, так что можно было со спокойной душой заниматься своими делами.

Вскоре появился покормившийся Вайятху, и я с удовольствием отметила, что он уже передвигается по кораблю сам, не жмурясь от страха, и не зовя меня на помощь каждые пять минут. И сел он не рядом с моим креслом, а осторожно просочился к левому внешнему экрану и уткнулся туда носом. Я усмехнулась: пускай смотрит. Надо же ему привыкать к мысли, что мир – это много больше, чем его комната, мой кораблик, или целая планета.

Остальной день прошёл в мелких, но необходимых хлопотах. Я готовила катер к стоянке, паковала вещи, убирала медицинскую аппаратуру, лекарства, продукты. Осмотренный напоследок заморыш был втиснут в свою одежду, а сверху я, поразмыслив, заставила его надеть одноразовый комплект механика. Знаю, это выглядело несколько смешно, но вести лягушонка через службы Космопорта в его собственном, облегающем, как вторая кожа, комбинезоне, было бы ещё более экстравагантно. А нам следовало привлекать к себе как можно меньше внимания…

К моменту посадки я уже нешуточно нервничала. Вроде, всё предусмотрено, всё просчитано, но сколько может произойти всяких мелких случайностей, которые могут все усилия свести на нет… Ох, Всевидящий! Клянусь тебе, что больше никогда в жизни не повезу никакую контрабанду! Даже если это будет всего лишь какой-нибудь блестящий песок с Третьей…

Деона, ведомая маяками и Службой космопорта, безукоризненно выполнила все манёвры и посадила кораблик мягко, как пёрышко.

- Уфффф, - выдохнула я и прикрыла на секунду глаза. – Ну, ждём обещанного сотрудника…

Пока, во всяком случае, всё складывалось по плану: нас без вопросов отправили на частную площадку, приняли и сообщили, что встречающий сотрудник уже идёт к нам. Я морально готовилась к чему-то… сама не знаю, к чему! Но, на практике, всё оказалось прозаично и обыденно. На вифон поступил запрос об открытии шлюза, я открыла, и к нам на борт поднялся высокий худощавый мужчина, с чёрными волосами и странными, словно запылёнными, глазами. Быстро показав мне карточку служащего Космопорта, он прошёл в рубку, также быстро огляделся, спросил: «Где?», посмотрел на застывшего столбом Вайятху, которого я извлекла из-за рулевой стойки, хмыкнул что-то себе под нос, вытащил блокнот, почти такой же, как мой, только поновее, Сделал там какие-то отметки и невыразительно сказал:

- Катер пока постоит здесь. Через два дня поставим его в ангар, и сами решайте, где его хранить. Я ставлю отметку, что всё в порядке. Этого, - и он кивнул на заморыша, - нигде не светите, пока не получите документы. Надеюсь, он не больной?

- Нет, - убедительно ответила я. Только проблем с карантином мне до кучи и не хватало!

- Надеюсь, что так.  В противном случае, за последствия будете отвечать сами. - Он закончил писать и протянул блокнот мне. - Всё. Приложите палец…

Я послушно положила указательный палец на маленькое чёрное окошечко. Ну, вот я и дома…

 

 

© Copyright: Татьяна Французова, 2013

Регистрационный номер №0174701

от 12 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0174701 выдан для произведения:
 

Я ещё несколько раз заглядывала в каюту, и каждый раз наблюдала обалдевшее лицо кикиморыша, который о чём-то дискутировал с Деоной, пытаясь настоять на своём, но неизменно проигрывая… Ха, ещё бы было наоборот!

Зато теперь у меня появилось время спокойно заняться своими делами, да и просто помолчать. Посидеть в кресле, ни о чём не думая. Посмотреть сделанные на Мирассе снимки, выбрать лучшие. Послушать любимую музыку. Ещё раз обдумать предпринятые шаги и наметить дальнейшие действия. Просчитать возможные последствия, в том числе, и самые печальные… Словом, подготовиться.

Когда пришло время ужина, я рискнула приготовить еду и для заморыша, уповая на то, что вся дрянь из его организма уже вышла. Опять сделала бульон, несколько гренок, и повезла в каюту. Кикиморыш лежал на кровати, такой же очумевший от обилия информации. Зелёные глаза были круглыми, как тарелки.

- Сагите… - жалобно произнёс он, как только увидел меня. – Сагите… это всё правда?

- Правда, - бодро подтвердила я, понятия не имея, о чём он спрашивает. – И не расстраивайся так, это не страшно!

Словно противореча, лягушонок зябко передёрнул плечами. Похоже, ему-то как раз было очень страшно. Вот интересно, что там Деона ему рассказала? Ну, теперь самое время вспомнить, что это – ребёнок, ему от меня нужна защита и успокоение.

- Маугли, посмотри на меня, - ласково попросила я. – Не надо бояться! Ведь всё было так и раньше, когда ты не знал об этом, и всё было хорошо! Ну, иди сюда…

Он охотно прижался ко мне, вздрагивая всем своим худеньким тельцем. Н-даааа, кости и кожа. Срочно откармливать надо! Я гладила его по голове, по плечам, по спине, обещая, что буду рядом, буду помогать, оберегать и защищать. Неожиданно стало его очень жалко: каково ему, такому неприспособленному, ничего не знающему, быть выгнанным, причём, ни за что, ни про что… Ладно, лягушонок, будет у тебя дом, обещаю. Я его построю для тебя, чтобы никто больше не смог вышвырнуть на улицу…

Успокоив своё земноводное, и с удовлетворением отметив, что он стал зелёным, как весенняя травка, я сунула ему миску с супом, гренки, и велела есть. Что обрадовало, - он повиновался без непонятливых взглядов и шараханья. Видимо, всерьёз оголодал. А я принялась рассказывать ему, как мы будем жить вдвоём: про то, что у него будет его собственная комната, и про сад, в котором будут расти те цветы, что нравятся ему. И про то, что я научу его всему-всему, чего он не знает. И про полёты на флайере, и про прогулки в лесу, и про купания в бассейне…

Заморыш, в конце концов, бросил есть и заслушался, как будто я ему очередную сказку рассказывала. Мне пришлось взять инициативу в свои руки и начать кормить это недоразумение с ложечки, иначе он бы так и остался голодным.

Признаться, сначала я опасливо ждала повторения прошедшей ночи, но время шло, и ничего не происходило. Я облегчённо вздохнула и решила, что мероприятия по экстренной очистке кикиморышева организма, слава Всевидящему, закончились. Уффф!

Ночевать мне пришлось опять в кресле, - переложить лягушонка на пол я не решилась. Видимо, придётся отсыпаться уже дома. А в будущем - ставить тут двухъярусную кровать или ещё что-то придумывать. Не буду же я его одного бросать, значит, мотаться будем вместе, как попугайчики-неразлучники…

Утром следующего дня я проснулась сама, как ни странно, почти выспавшаяся и в хорошем настроении. Открыв двери каюты, застыла на пороге, сначала не поверив своим глазам: заморыш и Деона распевали в два голоса какую-то детскую песенку! Подавившись вопросом: «Всё ли у моего навигатора в порядке?», улыбнулась, пожелала доброго утра и пошла умываться. Воистину, это недоразумение что-то делает со всеми! Никогда до этого я не слышала, чтобы кибер-консультант пел!!! Не только мой, но вообще, чей бы то ни было. Да мне даже в голову не приходило, что такое возможно! А тут – на тебе, голосят на пару! Просто что-то, за гранью моего понимания…

Когда я, умывшаяся, появилась опять в каюте, музицирование уже закончилось, и заморыш тихонько лежал, разглядывая модуль, висевший над ним на консоли. Вроде, сегодня в его глазах было куда больше интереса и, если так можно выразиться, проблесков мысли, чем до сих пор. Переведя взгляд на меня, кикиморыш несмело улыбнулся. От его улыбки внутри что-то встрепенулось. Всевидящий! Неужели и до меня докатилось это всеобщее безумие, и я тоже теперь начну умильно глядеть на него и заливаться слезами?! Нет-нет-нет… мне трезвая голова нужна!

Решительно отвернувшись, я проверила, в порядке ли каналы связи, и только потом посмотрела на лягушонка. Он выглядел встревоженным. А вот нечего пытаться сделать из меня слюнявую идиотку, - мстительно подумала я, а вслух сказала:

- Как твой живот? Как бедро?

Он торопливо отрапортовал:

- Почти не болит! Чуть-чуть совсем… Сагите, мы долго будем ещё… плыть?

- Лететь, Маугли, лететь, - поправила я его. – Нет, сегодня вечером уже приземлимся.

Он не сдержал вздоха облегчения. Похоже, рассказы Деоны про космос были очень красочными. Я уже заранее продумала программу на последний день пребывания на корабле, но заморыш все планы поломал, заявив, что очень устал лежать. Я быстро осмотрела его (Вогран всё побери! Так и не положила его комбез в чистку!), осталась вполне удовлетворена темпами заживления ожога и позволила ему встать.

Он тут же слез с кровати и сделал пару шагов, пошатываясь. Я коварно предложила ему самому воспользоваться санузлом и сбежала из каюты под умоляющие причитания, что он не справится. Тем не менее, справился… Даже приполз следом за мной в рубку и уселся рядом с креслом на пол. Я не одобрила, но пока промолчала, памятуя об установке: не всё сразу…

Дел особых у меня уже не было, так что я могла посвятить себя общению с Вайятху. Для начала попросила Деону быстренько составить несколько сборников рисунков, иллюстрирующих используемые на данный момент людьми механизмы: машины, мобили, флайеры, мопеты и даже старинные, но всё равно встречающиеся, велосипеды. Некоторые рисунки были снабжены фигурками пилотов или водителей. Рисунки умышленно были оставлены схематичными и чёрно-белыми, чтобы заморыш мог их, при желании, раскрасить. Помнится, это было одним из разрешённых для него занятий…

Когда всё было готово, я скопировала их в блокнот и подала лягушонку, посоветовав посмотреть. Он послушно начал просматривать. Пока это были корабли, флайеры и мобили, он с неподдельным интересом их разглядывал, задавая разные вопросы. Но, когда кикиморыш добрался до двухколёсных мопетов, циклотронов и, особенно, велосипедов, на лице у него нарисовался настоящий ужас.

- Сагите… - прошептал он. – За что его так?..

- Кого? – удивилась я, в недоумении изучая велосипедиста, накручивающего педали на велотреке. Вот ничего страшного в этом изображении не было!

- Вот этого… человека… - дрожащим голосом выговорил Вайятху, тыча в картинку пальцем.

- Почему мучают-то?

- Его же… на эту штуку…

- Что?

- Его же посадили, прямо на эту… машину!

- И что? – не поняла я.

- Это же… это же больно… - прошептал он со слезами на глазах.

Я помотала головой: получался разговор двух глухих. Наводящие вопросы ничего не прояснили, тогда я попросила Маугли изобразить, что он имел в виду. Он быстро, свободными штрихами сделал набросок и показал мне.

Я с усилием закрыла открывшийся рот и попыталась сохранить невозмутимое выражение лица. На рисунке была изображена какая-то непонятная конструкция, действительно, напоминающая велосипед. Даже, пожалуй, тандем. Только вместо двух сидений, там было одно седло и один…ээээ, искусственный фаллос. Причём, гигантских размеров! Если предположить, что тот, кто сидел на сидении, крутил педали (и они там были!), а тот, кто сидел перед ним… ну, скажем, получал всю полноту впечатлений от такой «езды», то я, пожалуй, понимала, почему лягушонок так испугался.

Мысленно пожелав всему роду Кальтари провалиться в тартарары, я начала объяснять:

- Нет же, Маугли. Это вовсе не то, что ты подумал. Этот механизм используется для того, чтобы на нём ездить.

- Ездить?! – ужас в глазах лягушонка достиг максимума.

Хм, ну и фантазия у него!

- Просто ездить и всё! Деона! Покажи что-нибудь о велосипедах и езде на них!

«Пока у меня самой в мозгах не сдвинулось что-нибудь!» - мысленно добавила я. Всё-таки это настоящее спасение: иметь палочку-выручалочку в виде кибер-консультанта, который может в любой момент подменить тебя. И которая не будет сидеть, пялясь во внешний экран, в состоянии полной прострации. К Вогранам! Ну, я ведь должна была догадаться, что в жизни у заморыша были и тёмные моменты, а вот поди же… И странно, что такой секс кикиморыш всё равно считал допустимым, а вот женщина вызывала в нём непреодолимый ужас. Кстати, возникает вопрос: а почему же он меня-то не боится? Или принимает меня за… За третий пол, что ли? Мрак!!

Дождавшись, когда лягушонок уверится, что велосипеды и циклотроны вовсе не являются орудиями пыток, я увела его на камбуз, с мыслью провести один эксперимент. Наполнив его тарелку всякой снедью, я взяла стул, отставила его от стола и велела Маугли сесть туда. А потом выдала ему его обед.

Только он начал есть, как я уселась за стол со своей порцией. Вполне ожидаемо, лягушонок немедленно сполз со стула на пол, собираясь пообедать там, но я не позволила. Заставила сесть обратно. Заморыш затосковал: и есть хотелось, и воспитание не позволяло.

Тут я сказала:

- Маугли, я разрешаю тебе сидеть, когда ты ешь. Тебе не нужно больше садиться на пол, слышишь? Ты должен сидеть на стуле!

Полюбовалась на замечательную смену цветов с зелёного на голубой… нет, на жёлтый… нет на розовый, на кикиморышевой физиономии, и повторила:

- Я разрешаю!

Лягушонок кивнул с самым несчастным видом. Можно подумать, я его несправедливо обидела! Лишила пожалованной возможности есть, как собачка, на полу! Вдох-выдох, посчитала до десяти и спросила:

- Что не так, Маугли? Тебе не нравится стул?

- Нет, сагите… простите, сагите… я буду сидеть…

А мордочка такая, что сейчас заплачет. Что ж за дела такие? Чем его, к диосам, мебель не устраивает?!

- Маугли, посмотри на меня… Вот так. А теперь расскажи, почему ты расстроился?

С трудом сглотнул, по горлу прыгнул кадык. Трогательно так, прямо цветочек-поредомка…

- С-сагите… пугает Вайятху…

О, Всевидящий! Что за заявление? И почему опять в третьем лице?! Ррррррр!..

- Маугли, говори всё, что хочешь сказать, всё, что тебя беспокоит. Я разрешаю тебе говорить со мной. Мне нужно, в конце концов, чтобы ты говорил со мной!

Ответом стал град слёз, прямо в многострадальную тарелку, которую он, кажется, и так сейчас уронит. И за что мне это, кто бы сказал?!

Я встала, подошла к нему, забрала из дрожащих рук еду, поставила на стол и присела на корточки около него. Н-да, видимо, это было неосмотрительно, потому что в глазах у лягушонка появился такой ужас, как будто произошло святотатство, и он начал спонтанно стекать со стула вниз, намереваясь, видимо, бухнуться передо мной на колени.

- Ма-у-гли! Всё в порядке, честное слово! Я не сержусь, я хочу тебя понять! Что случилось? Почему ты испугался? Чего?

- С-сагите… Вайятху не должен сидеть… рядом с госпожой… есть рядом с госпожой…

- Маугли, посмотри на меня! Ну же!

Так, ладно, со стулом, видимо, произошла ошибочка… Ох, Вограны, хорошо, сейчас поправим.

- Иди сюда, ко мне… Ближе, ещё ближе… Вот так! – я обняла трясущееся недоразумение и принялась поглаживать его по голове. Да, я, конечно, не забыла, к чему это приводит, но и утешать его сейчас «на расстоянии» нельзя. Похоже, для лягушонка физический контакт – не просто приятная, а жизненно необходимая вещь! Вон как сразу прильнул, аж руками в свитер вцепился… - Ну, видишь? Я вовсе не собираюсь тебя ругать или наказывать. Я хочу, чтобы тебе было хорошо, чтобы ты не боялся и не ждал, что я тебе сделаю больно! Понимаешь? Может быть, ты просто не понял меня, а я – тебя? Расскажи мне, что ты подумал, когда я велела сесть тебе на стул?

Вздрогнул, помялся, но ответил:

- Сагите… вы сказали сесть, но ведь мне нельзя… Я подумал, вы хотите наказать меня.

- Почему? Я ведь сама тебе сказала?

- Всё равно, нельзя – он упрямо покачал головой. – Нарушать запреты нельзя!

- Маугли, хочешь знать секрет?

- Какой? – глаза опять становятся похожими на блюдца.

- Запреты устанавливают хозяева? Так ведь?

- Да…

- А я кто?

- Госпожа… хозяйка…

- Ну, так вот, я снимаю этот запрет. Уничтожаю его. Отменяю. Его больше нет, понимаешь? Нету! Всё, он развеялся, как дым!

Я дунула на ладонь, изображая, как этот противный запрет улетает от нас подальше, и посмотрела в круглые, зелёные глаза.

- Его больше нет!

- Но так нельзя… - Вот упёртый какой! Ещё и сопротивляется.

- Тебе нельзя, а мне – можно. Я – госпожа! И могу отменять старые запреты или вводить новые, понял?

Послушно кивнул. Такое ощущение, что в голове у него идёт непосильная умственная работа, прямо вот-вот искры посыплются!

- Госпожа уничтожила старый запрет? – наконец, выдал этот титан мысли.

- Угу, - энергично подтвердила я.

- А… новый? Какой?

- Ээээ… - что бы придумать? О, знаю! – А новый запрет вот какой: нельзя есть на полу! Только на столе, понятно?

Кивает, но видно, что совершенно ошарашен. Ну, да… Формально – новый запрет, а по сути – отмена двух старых. Лишь бы мозг не взорвался.

Конечно, можно плюнуть на эти стулья, Вогран с ними, пусть бы и дальше сидел на полу, но надоело, что он ведёт себя, как домашний питомец. Было и ещё одно соображение, которое заставляло меня настаивать на своём: рано или поздно, но самосознание лягушонка разовьётся настолько, что он начнёт оценивать моё поведение, мои слова, мои действия именно с самого начала нашего знакомства. И если он почувствует фальшь, даже задним числом, я никогда не смогу убедить его, что всегда видела в нём существо, заслуживающее уважения. Если я хочу, чтобы он стал полноценным – надо именно так себя с ним и вести. А какое может быть уважение, если я сижу в кресле, а он – у моих ног, как собачка?

- Ну, теперь тебе не страшно? – мягко так интересуюсь, без нажима.

- Почти нет, - бубнит недоразумение  мне в плечо.

И только я собираюсь расслабиться, как он выдаёт:

- Но сагите  всё равно наказывает…

Вот тебе на! Чего я там опять не так сделала?!

- Почему ты так решил? – спокойно интересуюсь.

Спокойствие, только спокойствие…

- Сагите не дарит мне удовольствие… не трогает меня. Не ласкает. И мне не разрешает…

Ой-ёй-ёй… А кто, интересно, только вчера тут извивался в экстазе, хотелось бы мне знать?! Или этого ещё недостаточно?! Ничего себе, аппетиты!

Я начала осторожно выспрашивать его, уточнять, сопоставлять, и вырисовалась интересная картинка. Прежние хозяева развлекались с Вайятху почти каждый день. Перерывы, конечно, были, но не слишком долгие и всегда по серьёзным поводам. А тут - никаких поводов нет: мы всё время рядом, бок о бок, я никуда не ухожу, заморыш под боком… И, вместо бурной сексуальной жизни, он видит одно сплошное игнорирование с моей стороны. Я соизволяю позаботиться о нём, только тогда, когда он начинает чуть ли не вымаливать моё внимание… Всё вместе взятое подвигло его к мысли, что он наказан новой хозяйкой, только вот не может взять в толк, за что…

Мысленно закатив глаза, я постаралась объяснить, что всё не так плохо. Во-первых, он до сих пор не совсем здоров. Во-вторых, у меня были другие дела, даже очень много дел. В третьих, мне не нужны развлечения так часто. Вполне достаточно… ну, скажем, одного раза в сутки.

Тут совершенно обескураженный лягушонок спросил еле слышно:

- Сагите… а зачем я вам тогда?..

Дааааа, вопрос вопросов! Подавив первое движение заявить, что совершенно незачем, потом второе – что я хочу с ним подружиться, выбрала третий вариант, как наиболее близкий к истине:

- Дело не в том, нужен ты мне или не нужен. Дело в том, что я нужна тебе. Твоя бывшая госпожа просила меня помочь, и я ей обещала позаботиться о том, чтобы ты был счастлив, и у тебя всё было хорошо. Понимаешь?

Заморыш кивнул, хотя в глазах явно читалось, что эти умозаключения слишком сложны для него. Но, главное, он отвлёкся и перестал думать о наказаниях и развлечениях. Ну, Всевидящий даст, может, он вообще смирится с тем, что его новая хозяйка слегка ненормальная… И секс не любит ещё больше, чем он сам, и дистанцию держать не собирается, и вообще, как госпожа, никуда не годится…

Воспользовавшись тем, что кикиморыш впал в натуральный транс, я довела его до стола, посадила, сунула в руки вилку и придвинула поближе к нему его тарелку. Совершенно машинально он принялся ковыряться в ней. А я ушла в рубку, чтобы окончательно не испортить ему аппетит. Вспомнила о делах насущных и занялась хозяйством: сунула-таки комбинезон лягушонка в чистку, собрала тряпки, бывшие когда-то вещами Линн, и выбросила их в утилизатор, активизировала всех уборщиков. Они поползли по коридору, тщательно вычищая каждый сантиметр поверхности. Подумав, отправила одного в каюту, и двух – в рубку. Пусть наводят красоту.

Заняв роботов, пошла проверить координаты полёта. Всё оказалось в норме, никаких неожиданностей не предвиделось, так что можно было со спокойной душой заниматься своими делами.

Вскоре появился покормившийся Вайятху, и я с удовольствием отметила, что он уже передвигается по кораблю сам, не жмурясь от страха, и не зовя меня на помощь каждые пять минут. И сел он не рядом с моим креслом, а осторожно просочился к левому внешнему экрану и уткнулся туда носом. Я усмехнулась: пускай смотрит. Надо же ему привыкать к мысли, что мир – это много больше, чем его комната, мой кораблик, или целая планета.

Остальной день прошёл в мелких, но необходимых хлопотах. Я готовила катер к стоянке, паковала вещи, убирала медицинскую аппаратуру, лекарства, продукты. Осмотренный напоследок заморыш был втиснут в свою одежду, а сверху я, поразмыслив, заставила его надеть одноразовый комплект механика. Знаю, это выглядело несколько смешно, но вести лягушонка через службы Космопорта в его собственном, облегающем, как вторая кожа, комбинезоне, было бы ещё более экстравагантно. А нам следовало привлекать к себе как можно меньше внимания…

К моменту посадки я уже нешуточно нервничала. Вроде, всё предусмотрено, всё просчитано, но сколько может произойти всяких мелких случайностей, которые могут все усилия свести на нет… Ох, Всевидящий! Клянусь тебе, что больше никогда в жизни не повезу никакую контрабанду, даже если это будет всего лишькакой-нибудь цветной песок с Третьей…

Деона, ведомая маяками и Службой космопорта, безукоризненно выполнила все манёвры и посадила кораблик мягко, как пёрышко.

- Уфффф, - выдохнула я и прикрыла на секунду глаза. – Ну, ждём обещанного сотрудника…

Пока, во всяком случае, всё складывалось по плану: нас без вопросов отправили на частную площадку, приняли и сообщили, что встречающий сотрудник уже идёт к нам. Я морально готовилась к чему-то… сама не знаю, к чему! Но, на практике, всё оказалось прозаично и обыденно. На вифон поступил запрос об открытии шлюза, я открыла, и к нам на борт поднялся высокий худощавый мужчина, с чёрными волосами и странными, словно запылёнными, глазами. Быстро показав мне карточку служащего Космопорта, он прошёл в рубку, также быстро огляделся, спросил: «Где?», посмотрел на застывшего столбом Вайятху, которого я извлекла из-за рулевой стойки, хмыкнул что-то себе под нос, вытащил блокнот, почти такой же, как мой, только поновее, Сделал там какие-то отметки и невыразительно сказал:

- Катер пока постоит здесь. Через два дня поставим его в ангар, и сами решайте, где его хранить. Я ставлю отметку, что всё в порядке. Этого, - и он кивнул на заморыша, - нигде не светите, пока не получите документы. Надеюсь, он не больной?

- Нет, - убедительно ответила я. Только проблем с карантином мне до кучи и не хватало!

- Надеюсь, что так.  В противном случае, за последствия будете отвечать сами. - Он закончил писать и протянул блокнот мне. - Всё. Приложите палец…

Я послушно положила указательный палец на маленькое чёрное окошечко. Ну, вот я и дома…

 

 

Рейтинг: +7 200 просмотров
Комментарии (8)
Вероника Малышева # 13 декабря 2013 в 11:26 +2
так это Тэш прилетела на планету своего постоянного места жительства? там, где она и раньше жила?
Да, её питомца ждут новые потрясения ))
А обещание "позаботиться о том, чтобы ты был счастлив, и у тебя всё было хорошо" - выполнить будет не так-то просто... учитывая запросы Вайятху... )) ))
Татьяна Французова # 13 декабря 2013 в 14:21 +1
Да, это Тэш прилетела туда, где она живёт)). А Маугли, конечно, достанется... Ну, она постарается сделать всё, что от неё зависит, но...))) Посмотрим! botanik
Маргарита Лёвушкина # 14 декабря 2013 в 01:11 +2
Ну, Таня! Супер! С нетерпением жду продолжения! super
Татьяна Французова # 14 декабря 2013 в 09:51 +1
Спасибо, Ритуся! пишу, пишу... live3
Надежда Рыжих # 22 декабря 2013 в 09:14 +2
Дома всегда хорошо! osenpar2
Татьяна Французова # 22 декабря 2013 в 09:28 +1
В-основном... ura
Зинаида Левенко # 27 декабря 2013 в 22:23 +1
От нетерпения ...пошла дальше!
Татьяна Французова # 27 декабря 2013 в 22:31 0
уф, как я обрадована!)))
Популярная проза за месяц
117
116
113
107
102
96
96
93
92
91
90
86
82
79
78
74
73
72
70
69
66
66
66
64
63
61
61
58
56
54