ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Материнская забота.

 

Материнская забота.

8 февраля 2012 - Владимир Винников

                                        

На улице просветлело.

Варя разбудила троих старших сыновей:

- Давайте на прополку картофеля, пока не жарко, к обеду управитесь.

Сыновья у нее были послушные, отец у них умер пять лет назад, отравился стеклоочистителем. Ольга одна воспитывала шестерых детей. Все они были рослые, крепкие, светловолосые, да румяные. Щеки, да нос у мальчиков и девочек, осыпаны крупными конопушками.

- Девочки, уже пошли пропалывать морковку и свеклу. Да, вставайте, лежебоки!

Она ласково стукнула легонько каждому по лбу и пошла на кухню. Сыновья, перешептываясь о чем-то своем, довольно быстро поднялись, вышли в сенцы умыться из рукомойника, стояли там, брызгая друг на друга и повизгивая.

Когда ребята вошли на кухню, на столе, стояла огромная миска с оладьями, от них сытно и сладко пахло.

Мальчишки стопочкой стали укладывать себе в тарелку одну, две, пять, а мать, все снимала и снимала со сковородки новые кругляши.

- Да вы в мед макайте и запивайте молоком, парное, только подоила!

 

В огороде, стоя на корточках, дружно работали их сестрицы, половину длинной грядки, они уже пропололи, и ряды морковки, словно шеренги солдатского строя, дружно помахивали им хвостиками под утренним легким ветерком.

Только выпала роса и сразу налетело бесчисленное количество комаров. Хоть и грубоватая, задубелая под солнцем кожа у мальчишек, но и у них периодически, появлялось желание, размазать очередного кровососа на своем плече.

Остро отточенные с вечера тяпки, хорошо подрубали сорняки, работа спорилась, вот только «мокрец», мелкая мошка, выглядывавшая из травы, вгрызалась в кожу ног, и норовила залезть в глаза и уши маленьких работников.

Однако, у старшего, Максима, нашлось срочное дело в сарае, он, ничего не говоря братьям, побежал в курятник, прикрыл за собой открытую с утра дверь.

Мать, поглядывая в окно, заметила, что старший сын, пропал куда-то. Варя вышла на крыльцо, посмотрела по сторонам, у летней кухни не видно. Она обратила внимание на закрытую дверь курятника. Не смотря, на свою дородность, очень скоро оказалось рядом, тихонько приоткрыла дверь.

Сладковатый дым, почувствовала Варя.

- Ах ты, дрянь такая! – Варя в присутствии детей, не позволяла себе выражаться нецензурной бранью. Пятнадцать лет, она работала техничкой в сельской средней школе и в душе, считала себя воспитанной и образованной женщиной. Да и что сказать, десять классов закончила, не то, что современная молодежь, три, пять классов еле осилят. Она планировала, что ее дети, будут иметь высшее образование.

- Ах ты, дурак! Безмозглый! Ты …. – первый раз в жизни, Варя обозвала сына нецензурной бранью. Она стала половником бить его по лицу, голове, из рассеченного уха потекла кровь.

Половник сломался, Варя расплакалась.

Сын, растерялся, стоял с открытым ртом, одуревший от наркотика. Потом, медленно приходя в себя, бросил на земляной пол, покрытый куриным пометом, свернутую из газеты цигарку.

- Ну, зачем тебе эта конопля, - рыдала Варя. - Ведь я тебе купила компьютер, а осенью вам «мотик» куплю. У вас все есть, кушаете фрукты городские, одеты, а ты, куришь эту отраву!

 

Вера, вытерла глаза краем фартука, не узнали бы причину ее слез младшие, взяла сына за руку и повела его к бочке, с дождевой водой. Схватив за густой волос сына, она окунула его голову в воду, потом еще, еще…

Сын стал приходить в себя, он попытался что-то сказать, перестал сопротивляться усилиям матери. Стал отфыркиваться.

Наконец, Варя разобрала:

- Все мам, все! Я все понял, не буду больше.

 

Поздно ночью, на окраине села, у дороги, можно было рассмотреть под светом луны женскую фигуру. Скрывшись на некоторое время в придорожных кустах, незнакомка вновь вышла на дорогу. Было видно, что она кого-то встречает.

След автомобильных фар, осветил средних лет, плотного телосложения женщину, в платке, повязанном по самые глаза. Из машины вышли двое:

- Приготовила?

- Два мешка, как и обещала. - Она сунула себе под кофту пакет, который ей передал водитель машины. – В другой раз приезжайте к четырем утра, приготовлю четыре мешка, захватите с собой фрукты для детей, да телевизор с плоским экраном. А деньги привезите сотнями и пяти сотенными. А то в магазине, стали удивляться, что я расплачиваюсь все тысячными.

 

Неожиданно, мужчины и женщина,  были освещены ярким светом фар, неизвестно откуда выехавших автомашин. Из темноты, выскочили люди в камуфляже.

Варя, потеряла дар речи, ноги ее ослабели, она «мешком», упала на землю.

Пришла в себя Варя, у себя дома. Она попросила следователя, чтобы обыск проводили в отсутствии ее детей.

 Мальчиков и девочек увезли к  сестре Вари, живущей на соседней улице. Да, разве утаить в селе, такие происшествия?

В яме, оборудованным под насестом для кур, было обнаружено и изъято пятьдесят килограмм марихуаны, разложенной в новые оцинкованные тридцати пяти литровые бидоны из-под молока, с плотно закрывающимися крышками.

 

В судебном заседании, подсудимая убедительным тоном, рассказывала председательствующему, федеральному судье Виноградову:

- Днем, в районе старых коровников, я замечала, где растут кусты конопли, а ночью, собирала их, сушила и складывала в бидоны.

Сбывала оптом, сразу по пять, десять килограмм.

Занимаюсь этим три года, нет, пять лет. – Поправилась она, вспомним обвинительное заключение. – Но ведь я одна, поднимала шестерых детей! Они обуты, одеты, школу не пропускают, коноплю не курят. – Тут она немного помолчала. – А как на зарплату уборщицы жить? Я хотела, чтобы у них все было, чтобы они были здоровы…

 

Из зала, раздался голос одной из допрошенных ранее свидетелей, жительницы города, которая была понятой, при изъятии наркотиков:

- А как же здоровье наших детей?

 

Федеральный судья, не стал делать ей замечание за нарушение порядка при проведении судебного заседания.

 

© Copyright: Владимир Винников, 2012

Регистрационный номер №0023610

от 8 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0023610 выдан для произведения:

                                        

На улице просветлело.

Варя разбудила троих старших сыновей:

- Давайте на прополку картофеля, пока не жарко, к обеду управитесь.

Сыновья у нее были послушные, отец у них умер пять лет назад, отравился стеклоочистителем. Ольга одна воспитывала шестерых детей. Все они были рослые, крепкие, светловолосые, да румяные. Щеки, да нос у мальчиков и девочек, осыпаны крупными конопушками.

- Девочки, уже пошли пропалывать морковку и свеклу. Да, вставайте, лежебоки!

Она ласково стукнула легонько каждому по лбу и пошла на кухню. Сыновья, перешептываясь о чем-то своем, довольно быстро поднялись, вышли в сенцы умыться из рукомойника, стояли там, брызгая друг на друга и повизгивая.

Когда ребята вошли на кухню, на столе, стояла огромная миска с оладьями, от них сытно и сладко пахло.

Мальчишки стопочкой стали укладывать себе в тарелку одну, две, пять, а мать, все снимала и снимала со сковородки новые кругляши.

- Да вы в мед макайте и запивайте молоком, парное, только подоила!

 

В огороде, стоя на корточках, дружно работали их сестрицы, половину длинной грядки, они уже пропололи, и ряды морковки, словно шеренги солдатского строя, дружно помахивали им хвостиками под утренним легким ветерком.

Только выпала роса и сразу налетело бесчисленное количество комаров. Хоть и грубоватая, задубелая под солнцем кожа у мальчишек, но и у них периодически, появлялось желание, размазать очередного кровососа на своем плече.

Остро отточенные с вечера тяпки, хорошо подрубали сорняки, работа спорилась, вот только «мокрец», мелкая мошка, выглядывавшая из травы, вгрызалась в кожу ног, и норовила залезть в глаза и уши маленьких работников.

Однако, у старшего, Максима, нашлось срочное дело в сарае, он, ничего не говоря братьям, побежал в курятник, прикрыл за собой открытую с утра дверь.

Мать, поглядывая в окно, заметила, что старший сын, пропал куда-то. Варя вышла на крыльцо, посмотрела по сторонам, у летней кухни не видно. Она обратила внимание на закрытую дверь курятника. Не смотря, на свою дородность, очень скоро оказалось рядом, тихонько приоткрыла дверь.

Сладковатый дым, почувствовала Варя.

- Ах ты, дрянь такая! – Варя в присутствии детей, не позволяла себе выражаться нецензурной бранью. Пятнадцать лет, она работала техничкой в сельской средней школе и в душе, считала себя воспитанной и образованной женщиной. Да и что сказать, десять классов закончила, не то, что современная молодежь, три, пять классов еле осилят. Она планировала, что ее дети, будут иметь высшее образование.

- Ах ты, дурак! Безмозглый! Ты …. – первый раз в жизни, Варя обозвала сына нецензурной бранью. Она стала половником бить его по лицу, голове, из рассеченного уха потекла кровь.

Половник сломался, Варя расплакалась.

Сын, растерялся, стоял с открытым ртом, одуревший от наркотика. Потом, медленно приходя в себя, бросил на земляной пол, покрытый куриным пометом, свернутую из газеты цигарку.

- Ну, зачем тебе эта конопля, - рыдала Варя. - Ведь я тебе купила компьютер, а осенью вам «мотик» куплю. У вас все есть, кушаете фрукты городские, одеты, а ты, куришь эту отраву!

 

Вера, вытерла глаза краем фартука, не узнали бы причину ее слез младшие, взяла сына за руку и повела его к бочке, с дождевой водой. Схватив за густой волос сына, она окунула его голову в воду, потом еще, еще…

Сын стал приходить в себя, он попытался что-то сказать, перестал сопротивляться усилиям матери. Стал отфыркиваться.

Наконец, Варя разобрала:

- Все мам, все! Я все понял, не буду больше.

 

Поздно ночью, на окраине села, у дороги, можно было рассмотреть под светом луны женскую фигуру. Скрывшись на некоторое время в придорожных кустах, незнакомка вновь вышла на дорогу. Было видно, что она кого-то встречает.

След автомобильных фар, осветил средних лет, плотного телосложения женщину, в платке, повязанном по самые глаза. Из машины вышли двое:

- Приготовила?

- Два мешка, как и обещала. - Она сунула себе под кофту пакет, который ей передал водитель машины. – В другой раз приезжайте к четырем утра, приготовлю четыре мешка, захватите с собой фрукты для детей, да телевизор с плоским экраном. А деньги привезите сотнями и пяти сотенными. А то в магазине, стали удивляться, что я расплачиваюсь все тысячными.

 

Неожиданно, мужчины и женщина,  были освещены ярким светом фар, неизвестно откуда выехавших автомашин. Из темноты, выскочили люди в камуфляже.

Варя, потеряла дар речи, ноги ее ослабели, она «мешком», упала на землю.

Пришла в себя Варя, у себя дома. Она попросила следователя, чтобы обыск проводили в отсутствии ее детей.

 Мальчиков и девочек увезли к  сестре Вари, живущей на соседней улице. Да, разве утаить в селе, такие происшествия?

В яме, оборудованным под насестом для кур, было обнаружено и изъято пятьдесят килограмм марихуаны, разложенной в новые оцинкованные тридцати пяти литровые бидоны из-под молока, с плотно закрывающимися крышками.

 

В судебном заседании, подсудимая убедительным тоном, рассказывала председательствующему, федеральному судье Виноградову:

- Днем, в районе старых коровников, я замечала, где растут кусты конопли, а ночью, собирала их, сушила и складывала в бидоны.

Сбывала оптом, сразу по пять, десять килограмм.

Занимаюсь этим три года, нет, пять лет. – Поправилась она, вспомним обвинительное заключение. – Но ведь я одна, поднимала шестерых детей! Они обуты, одеты, школу не пропускают, коноплю не курят. – Тут она немного помолчала. – А как на зарплату уборщицы жить? Я хотела, чтобы у них все было, чтобы они были здоровы…

 

Из зала, раздался голос одной из допрошенных ранее свидетелей, жительницы города, которая была понятой, при изъятии наркотиков:

- А как же здоровье наших детей?

 

Федеральный судья, не стал делать ей замечание за нарушение порядка при проведении судебного заседания.

 

Рейтинг: 0 846 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!