ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Летучий троллейбус

 

Летучий троллейбус

24 мая 2013 - Борис Кудряшов

 

 
 
 
 
 
ЛЕТУЧИЙ ТРОЛЛЕЙБУС

РАССКАЗ

Семён Игнатьевич - бодрящийся пенсионер шестидесяти лет лежал на диване в малогабаритной двухкомнатной квартире и с удовольствием досматривал очередной свой предутренний сон. Ему снилась его прошлая работа в ВВС, снились его друзья и товарищи. Лицо Семёна Игнатьевича постоянно озарялось улыбкой от приятных сонных видеосюжетов. Надо сказать, что Семён Игнатьевич очень гордился своей работой. Проработав двадцать пять лет испытателем боевых сверхзвуковых истребителей, он сохранил в своей трепетной душе огромную волю к решению любых сложных задач, которые перед ним ставило командование авиационной части. Но время не стоит на месте, и в определённый момент Семёну Игнатьевичу пришлось уступить своё место молодым и сильным парням, для которых небо, скорость и высота не были пустыми словами. Первое время Семён Игнатьевич не находил себе места в новом своём качестве на гражданке. Мысль о том, что ему уже никогда не суждено будет сесть в кабину сверхзвукового истребителя, выводила его из себя. В такие дни Семён Игнатьевич замыкался и мрачнел. Его подруга по жизни - Светлана Васильевна в такие минуты всеми силами старалась приободрить своего мужа, отвлечь его от тяжёлых мыслей. Всякий раз, подходя к мужу и кладя свои нежные и тёплые руки ему на плечи, Светлана Васильевна тихо шептала:
- Сеня, дорогой мой человек, ведь ты не один такой. Сколько военных лётчиков каждый год вынуждены покидать свою любимую работу, и, кстати, ничего страшного при этом не происходит. Люди стараются находить себя в чём-то другом, что может заменить им, то утраченное ими дорогое, которое на протяжении многих лет грело их сердца. Жизнь не кончается, Сеня! Ты мужественный и волевой человек, которому вовсе не следует впадать в уныние или отчаяние. Сеня, ты только посмотри, каких внуков нам подарили наши дети! Каждый раз смотрю на них и не перестаю удивляться их уму и находчивости.
Семён Игнатьевич, тяжело вздыхая, уже совершенно иными словами заговаривал с женой:
- Да знаю я, Светланка, что рядом с нами растут два ангелочка, которых я тоже безумно люблю, но ты себе даже не представляешь, как хочется ещё летать.
- Вот и хорошо, - смеялась Светлана Васильевна, - забирай внуков и отправляйся с ними в Луна-парк. Там масса всяких аттракционов, в том числе и полёт на ракете. Я полагаю, Сеня, что это несколько взбодрит тебя и отвлечёт от дурных мыслей, которые в последнее время постоянно преследуют тебя.
В такие минуты Семён Игнатьевич вставал с дивана и, нежно обняв жену, тихо произносил:
- Ракета - это не истребитель, дорогая. Хотя ты права в том, что и первое, и второе летит с огромной скоростью, доставляя нам удовлетворение и радость. Может быть ты и права, и я поступлю именно так, как ты мне советуешь.
Между тем, дни бегут длинной вереницей мимо нас, оставляя в нашей памяти какие-то знаковые события, которые или радуют нас, или сильно огорчают. Вот и сегодня, как обычно, Семён Игнатьевич спал на своём любимом диване, укутавшись в толстое верблюжье одеяло, и продолжал с неослабевающим интересом участвовать в сонных виртуальных событиях, которые щедро предоставляло ему, разгорячённое дневными событиями, его сознание.
Семён Игнатьевич видел себя сидящем в кресле катапультной установки, готовой в любой момент с невероятной силой швырануть его в голубое небо. Семён Игнатьевич видел и ощущал всем сердцем, как напрягаются мышцы его ещё молодого и тренированного тела, готовые в любой момент отчаянно сопротивляться тому чудовищному давлению, которому, после срабатывания катапультной установки, подвергнется его позвоночник. Вокруг катапульты копошилась группа специалистов для обеспечения безотказного срабатывания установки. Кто-то ободряюще посматривал на Семёна Игнатьевича, а кто-то в спешном порядке приводил катапульту в рабочее положение.
- Какого чёрта они спешат, - мысленно занервничал Семён Игнатьевич, - авиация не терпит спешки. Сколько раз говорил этим недотёпам, что спешка в таких вопросах может привести только к трагическим результатам.
Семён Игнатьевич потянулся всем телом, пытаясь освободиться от привязных ремней, но к своему крайнему удивлению услышал над своим ухом шёпот руководителя испытательного стенда Зацепина Ильи Ивановича:
- Дедушка, если ты будешь продолжать дёргаться, то мы никогда не закончим наши испытания. Кроме всего прочего, не забывай, что сегодня нам надо успеть на троллейбус, который уже давно припаркован к воротам испытательного бокса.
- Позвольте, - весь напрягся Семён Игнатьевич, - но это же, голос моего внука Егора. Да и потом, кто же это позволил какому-то там троллейбусу припарковаться у ворот нашей испытательной станции.
Семён Игнатьевич быстро обернулся на голос Ильи Ивановича, который продолжил тихим и вкрадчивым голосом Егорки:
- Деда, ну, сколько можно без дела сидеть в этом кресле? Честное слово, мне всё надоело, я ухожу в троллейбус.
Семён Игнатьевич сквозь крепкий сон почувствовал, что кто-то очень настойчиво теребит его за плечо. Быстро стряхнув с себя остатки сна, и открыв глаза, Семён Игнатьевич над своей головой увидел склонённую над ним фигуру внука Егорки, который уже изрядно сопел носом, готовый в любую минуту дать волю своим слезам.
- Деда, ну, сколько же можно спать, вставай, - сердито заговорил Егорка. Ты же обещал сегодня нас с Игнатом отвезти в Луна-парк на ракету. Между прочим, мы можем запросто опоздать на троллейбус, который и без того ходит из рук вон плохо.
- Всё, всё, встаю, Егор, - сбрасывая с себя одеяло, бодро ответил Семён Игнатьевич. - Что-то я сегодня заспался.
Светлана Васильевна на кухне уже гремела кастрюлями, пытаясь к отходу мужа с внуками приготовить завтрак.
- Сеня, ты смотри, только не увлекайся особо своими полётами на аттракционах, - наставительно заметила Светлана Васильевна, - не забывай, что твои напарники всё-таки не авиационные асы, а маленькие детки, которых надо постоянно оберегать от всяких опасностей и неожиданностей.
- Бабушка, - деловито заметил Егорка, - мне уже шесть лет, и не стоит дедушке постоянно напоминать, что я ещё маленький и беспомощный человек.
- Ладно, внучек, - засмеялась Светлана Васильевна, - конечно, ты уже вполне самостоятельный мужчина и не нуждаешься в постоянной опеке с нашей стороны. Но всё же, я настоятельно советую тебе прислушиваться к советам твоего мудрого деда.
Егорка посмотрел на одевающегося деда и с хитрецой в глазах заметил:
- Хорошо, бабушка, я буду прислушиваться к советам дедушки, если только сегодня он не опоздает на троллейбус.
Быстро, по-военному просунув ноги в уже изрядно потрёпанные джинсы и накинув на плечи рубашку, Семён Игнатьевич встал перед Егоркой по стойке «Смирно!».
- Товарищ генерал, полковник Меркулов уже готов выполнить любое задание командования, - сквозь смех отрапортовал дедушка, приложив ладонь правой руки к виску.
- К пустой голове руку не прикладывают, - деловито осматривая деда, резонно заметил Егорка.
- Егор, как ты разговариваешь с дедушкой? - донёсся с кухни сердитый голос Светланы Васильевны. - Не пустая голова, а непокрытая, уж если ты считаешь себя командиром. Кстати говоря, внучек, тебе не мешало бы ознакомиться с дисциплинарными и строевыми уставами нашей армии, которые помогут разобраться тебе в достаточно сложных взаимоотношениях между военнослужащими. Твой дедушка тебе в этом поможет. Ну, а теперь - бегом всем завтракать!

***
Семён Игнатьевич не любил утренних разносолов и старался в это время суток ограничивать себя в обильной и высококалорийной пище. Эту свою армейскую привычку он передал и своим милым внукам Егору и Игнату, которых любил всем сердцем. Егор и Игнат родились в один год и как две капли воды были похожи друг на друга, что доставляло много хлопот Семёну Игнатьевичу. Бедный дедушка часто путал имена своих дорогих внучат, и это обстоятельство очень огорчало его. Вот и на этот раз, идя с внуками к остановке троллейбуса, Семён Игнатьевич обратился к одному из своих внуков:
- Слушай, Егор, давай мы сегодня до Луна-парка доберёмся на маршрутке. Сам же прекрасно знаешь, что троллейбус идёт медленно, и мы явно опоздаем в парк.
- Дед, ну, сколько можно тебе повторять, что я вовсе не Егор, а Игнат, - выдёргивая свою руку из широкой ладони Семёна Игнатьевича, сразу насупился Игнат. - Ты уж как-нибудь пометь нас чем-то, тогда и путать перестанешь.
- И то верно, - в задумчивости ответил Семён Игнатьевич, - а то и одеты вы одинаково, и голоса у вас неотличимы друг от друга.
Незаметно за тихими разговорами наша святая троица добралась до остановки, где уже толпился народ.
- Деда, ну что ты задумался, - сильно дёргая Семёна Игнатьевича за рукав, закричал Игнат. - Смотри, наш троллейбус подошёл, а мы, как и прежде, стоим в хвосте очереди.
И действительно, не прошло и минуты, как к остановке подкатил новенький голубой троллейбус, весь усыпанный рекламными картинками. Народ моментально, оттеснив в сторону Семёна Игнатьевича, ринулся занимать престижные места в салоне троллейбуса.
- Простите, товарищ, - вежливо обратился Семён Игнатьевич к мордастому парню в красной футболке, - разрешите мне пройти вперёд, ведь у меня на руках, всё же, двое маленьких детей.
Парень, презрительно смерив Семёна Игнатьевича тяжёлым взглядом, язвительно заметил:
- У тебя, старик на руках, двое достаточно больших пацанов, а у меня два билета на футбол, на начало которого я и так опаздываю из-за твоей болтовни.
- Да как вы смеете хамить мне, - весь зашёлся Семён Игнатьевич. - Мальчишка, ты ещё под стол пешком ходил, когда я уже покорял небо на самых современных истребителях. Немедленно пропустите моих малышей в салон!
- А, так ты ещё и ас-удвас, - загоготал парень, толкая Семёна Игнатьевича в грудь. - Ну, так вот, ты больше у меня летать не будешь, а поползёшь по земле как черепаха.
От сильного толчка в грудь Семён Игнатьевич потерял равновесие и, пятясь назад, упал на цветочную клумбу, изрядно помяв цветы.
Меду тем, троллейбус, набрав в салон половину стоявших на остановке людей, благополучно отошёл от остановки. Егорка и Игнат моментально кинулись к своему деду, пытаясь поднять его с цветочной клумбы. Надо сказать, что народ на остановке не проявил никакой заинтересованности в происходящем. Кто-то с озабоченным видом читал электронную книгу, а кто-то лихорадочно оглядывался по сторонам, пытаясь поймать хоть какой-нибудь транспорт, дабы не опоздать по своим делам.
Семён Игнатьевич лежал на цветнике, и в его оскорблённой душе разгорался нехороший огонёк ненависти к его обидчику. Парень стоял в двух шагах от Семёна Игнатьевича и зло шептал:
- Ну, что, старик, теперь-то ты понимаешь, что имеешь дело с серьёзным мужиком. Неужели тебе ещё никто не объяснил, что такие, как ты, уже давно представляют из себя отработанный материал.
Парень, презрительно сплюнув в сторону поверженного на землю деда, отвернулся к проходящим мимо автомобилям и закурил.
Семён Игнатьевич так до конца и не понял, что с ним произошло, но через мгновение нахальный парень уже валялся на грязном асфальте, истошно вопя:
- Граждане, помогите, защитите меня от этого ненормального старика. Ой, ой, как больно! Этот придурок, кажется, сломал мне руку.
В толпе людей, ожидающих на остановке общественный транспорт, произошло некоторое оживление. Несколько крепких мужиков бросились выручать «несчастного» парня от наступающего на него Семёна Игнатьевича. Какая-то интеллигентного вида женщина, спокойно достав из сумочки дорогой мобильник, набрала номер полиции.
Семён Игнатьевич верхом сидел на спине у парня, отчаянно пытаясь заломить ему руки за спину. Несколько зевак из толпы, достав из карманов мобильники, принялись с удовольствием фотографировать этот, с их точки зрения, прикольный сюжет. Группе мужиков всё же удалось оттащить Семёна Игнатьевича от орущего парня и поставить его на ноги. Уже через минуту, оглушительно треща предупредительным сигналом, подъехала полицейская машина. Надо отметить тот факт, что за редким исключением, наша уважаемая полиция быстро и чётко, и правильно определяет виновного и пострадавшего на месте преступления. Буквально через несколько минут был составлен протокол, опрошены свидетели, и сам виновный уже сидел в полицейской машине, угрюмо посматривая на весёлые лица зевак.
- Деда, да ты настоящий герой, - прижимаясь лицом к тёплой дедушкиной руке, гордо заметил Игнат. - Дедушка, а где ты научился таким приёмам борьбы?
- Жизнь заставила научиться всему этому, - отряхивая с себя лепестки помятых цветов, строго проговорил Семён Игнатьевич. - Жизнь, дорогие мои внучата не только сплошной праздник. К великому сожалению, она зачастую насыщена большим количеством негатива, которому надо уметь противостоять. Если этого не делать, то любой из нас очень быстро может оказаться в роли безнадёжно утопающего человека.
- Дедушка, так по всему выходит, что ты сейчас спас самого себя и не утонул?
- Молодец, внучек, - гладя шершавой рукой Егорку по голове, улыбнулся дед, - ты всё правильно понял.
- Дедушка, так мы всё-таки поедем в парк на аттракционы или нет, - захныкал Игнат, нетерпеливо толкая Семёна Игнатьевича в бок.
- Господи, да конечно поедем, внучата, можете в этом нисколько не сомневаться. Да вот и очередной троллейбус уже подкатил к нашей остановке. Ну-ка, живей пакуйтесь в салон, а то опять окажетесь на свалке истории, засмеялся дедушка.
Троллейбус, тихо шурша шинами больших колёс, подкатил к остановке и распахнул двери. На этот раз весь собравшийся народ галантно расступился перед дедом и его внуками, первыми свободно пропустив их в салон.
- Вот так у нас всегда в России, - с горечью в душе отметил Семён Игнатьевич, - русский народ уважает только силу, а всё остальное на втором или даже на третьем месте.
Троллейбус, набирая скорость, нёсся по широким улицам города, по дороге подбирая в свой салон всё новых и новых пассажиров.
- Граждане пассажиры, - каждый раз на остановках, зычным голосом кричала кондуктор, - не забывайте предъявлять проездные карточки и оплачивать проезд! За безбилетный проезд полагается штраф в размере ста рублей!
Семён Игнатьевич расположился на переднем сидении троллейбуса, крепко прижав к своей груди Игната и Егорку. Мимо окон троллейбуса вереницей проносились супермаркеты и магазины.
- Деда, а что такое - оказаться на свалке истории, - ещё теснее прижимаясь к дедовой груди, тихо прошептал Егорка.
Егорка ещё до конца не успел задать свой вопрос, как вдруг их троллейбус сильно дёрнуло вперёд и начало мотать из стороны в сторону. Какая-то женщина, истерично взвизгнув, бросилась к выходным дверям троллейбуса.
Между тем, троллейбус, на бешеной скорости взлетев на высоченный мост через Волхов, продолжил свой почти неуправляемый проезд по нему. В салоне троллейбуса началась паника. Пассажиры, давя друг друга и матерясь, кинулись к закрытым дверям. Очень быстро весь салон наполнился отчаянными призывами к немедленной расправе над водителем троллейбуса.
Семён Игнатьевич, быстро оценив ситуацию, стремительно сорвался с места и ударом кулака выбил стеклянную дверь в кабину водителя. Одним рывком Семён Игнатьевич сорвал водителя с его рабочего места и перехватил руль. Ещё через мгновение троллейбус сильно затормозил, успев при этом своим корпусом сбить мостовое ограждение, и на треть корпуса зависнуть над тёмными водами широченного Волхова. Схватив в руки микрофон переговорного устройства, Семён Игнатьевич, немного волнуясь, быстро проговорил:
- Господа, я прошу всех соблюдать спокойствие. Водителю троллейбуса требуется немедленная медицинская помощь, а нашему троллейбусу срочная эвакуация. Господа, если у кого-то из вас при себе есть мобильник, то немедленно свяжитесь с этими службами. Убедительно прошу всех присутствующих в салоне не пытаться самостоятельно покидать троллейбус, т.к. последний находится в крайне неустойчивом положении и очень быстро может оказаться в реке.
Егорка и Игнат моментально оказались в кабине водителя, плача и трясясь от страха.
- Вас ещё здесь не хватало, - строго заметил Семён Игнатьевич, отправляя внуков обратно в салон. - Сидите смирно в салоне, и не вздумайте вставать с мест. Скоро приедет машина МЧС и всех нас выручит из беды.
Спасение пассажиров из застрявшего на мосту троллейбуса продолжалось около часа. К счастью, всё благополучно разрешилось, и уже через полтора часа Семён Игнатьевич со своими внуками бродил по обширной территории Луна-парка, выбирая, понравившиеся им, аттракционы.
- Дедушка, - дёргая Семёна Игнатьевича за рукав, взволнованно проговорил Егорка, - а вот если бы ты не проник в кабину водителя, то что бы тогда произошло?
Семён Игнатьевич, почесав себе затылок и выждав небольшую паузу, ответил:
- Эх, дорогой мой внучек, одному Богу известно, что тогда бы произошло с нами. Вероятно, мы оказались бы на свалке истории. Но, слава Богу, что всё обошлось и давай забудем этот неприятный дорожный инцидент.
- Деда, я теперь понял, что такое свалка истории, - радостно обнимая деда, прокричал Егорка.
- Всё не так просто, Егорка, - снисходительно улыбнулся Семён Игнатьевич. - На самом же деле, это очень широкое понятие, но в данной ситуации и оно вполне применимо.
Накатавшись вдоволь почти на всех аттракционах и истратив при этом все свои деньги, святая троица уже только под вечер возвратилась домой. На пороге дома их встречала взволнованная бабушка:
- Господи, уже одиннадцатый час, а вы только возвращаетесь с прогулки. Да и вообще, где это вас носило так долго? Семён, ну разве можно таких маленьких детей оставлять без воды и еды на столь продолжительное время? - негодовала бабушка. - Вот ты уже пожилой человек, а ума всё же не нажил. Всё, больше никогда не буду доверять тебе своих внуков, - нежно обнимая Егорку и Игната, сердито проговорила Светлана Васильевна.
- Бабуль, не надо сердиться на деда, - проходя в ванную комнату, крикнул Игнат, - он ведь у тебя герой!
- Ну, да, конечно, герой в своей профессии, но не в данном случае, - продолжала тихо ворчать бабушка. - Вот и пускай себе геройствует где-нибудь один на своём аэродроме, но, зачем же, вас так долго держать голодными.
- Бабушка, наш дедушка не только лётчик - ас, но и троллейбусный ас! Это я тебе точно говорю! - весело проговорил Егорка, лукаво поглядывая в сторону Семёна Игнатьевича.
- Не хватало ему ещё и этого замечательного звания, - искренне рассмеялась бабушка. - А впрочем, ваш дедушка во всех случаях жизни всегда отличался вежливостью, какой-то особенной галантностью и терпимостью к окружающим его людям. Правда, если бы вдруг у троллейбуса выросли крылья, то я нисколько не сомневаюсь, что ваш дедушка и в этом случае нашёл бы ему применение на воздушных трассах нашей страны.
- Бабуль, а вот как раз у нашего троллейбуса сегодня почти выросли крылья, но наш дедушка приказал ему не летать, а только катиться по дорогам нашего города! - с гордостью заметил Игнат.
- Вы оба у меня славные фантазёры, - улыбнулась Светлана Васильевна, - надо же такое придумать. Троллейбусы, милые мои малыши, никогда не летали и никогда не смогут летать. Это опять вам дедушка наплёл каких-то небылиц.
Егорка, освободившись от объятий бабушки, уже сердито проговорил:
- Бабушка, ну почему ты нам не веришь? Летающие троллейбусы всё-таки бывают, и мы сами сегодня в таком ехали.
Светлана Васильевна прошла на кухню, на ходу бросая деду:
- Сеня, ну что за дикие фантазии у наших внуков. Сколько раз я тебе говорила, не забивай им головы всякой ерундой. Наверняка это ты им внушил эту безумную мысль, что троллейбусы могут летать. Ну, я понимаю, что есть такая детская сказка и мультик о летучем корабле со своими положительными и отрицательными героями. Но, прости меня, зачем же, эту сказку переносить на окружающую нас действительность?
Семён Игнатьевич опустился за кухонный стол и тихо прошептал:
- Светланка, у нас с тобой растут замечательные внуки, и я абсолютно уверен, что через много лет из них вырастут сильные личности, которым в этой непростой жизни будет всё по плечу. А летающие троллейбусы всё-таки бывают, дорогая моя спутница жизни, - засмеялся Семён Игнатьевич, - и не стоит их в этом переубеждать…



 

© Copyright: Борис Кудряшов, 2013

Регистрационный номер №0138036

от 24 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0138036 выдан для произведения:

 

ЛЕТУЧИЙ ТРОЛЛЕЙБУС

РАССКАЗ

Семён Игнатьевич - бодрящийся пенсионер шестидесяти лет лежал на диване в малогабаритной двухкомнатной квартире и с удовольствием досматривал очередной свой предутренний сон. Ему снилась его прошлая работа в ВВС, снились его друзья и товарищи. Лицо Семёна Игнатьевича постоянно озарялось улыбкой от приятных сонных видеосюжетов. Надо сказать, что Семён Игнатьевич очень гордился своей работой. Проработав двадцать пять лет испытателем боевых сверхзвуковых истребителей, он сохранил в своей трепетной душе огромную волю к решению любых сложных задач, которые перед ним ставило командование авиационной части. Но время не стоит на месте, и в определённый момент Семёну Игнатьевичу пришлось уступить своё место молодым и сильным парням, для которых небо, скорость и высота не были пустыми словами. Первое время Семён Игнатьевич не находил себе места в новом своём качестве на гражданке. Мысль о том, что ему уже никогда не суждено будет сесть в кабину сверхзвукового истребителя, выводила его из себя. В такие дни Семён Игнатьевич замыкался и мрачнел. Его подруга по жизни - Светлана Васильевна в такие минуты всеми силами старалась приободрить своего мужа, отвлечь его от тяжёлых мыслей. Всякий раз, подходя к мужу и кладя свои нежные и тёплые руки ему на плечи, Светлана Васильевна тихо шептала:
- Сеня, дорогой мой человек, ведь ты не один такой. Сколько военных лётчиков каждый год вынуждены покидать свою любимую работу, и, кстати, ничего страшного при этом не происходит. Люди стараются находить себя в чём-то другом, что может заменить им, то утраченное ими дорогое, которое на протяжении многих лет грело их сердца. Жизнь не кончается, Сеня! Ты мужественный и волевой человек, которому вовсе не следует впадать в уныние или отчаяние. Сеня, ты только посмотри, каких внуков нам подарили наши дети! Каждый раз смотрю на них и не перестаю удивляться их уму и находчивости.
Семён Игнатьевич, тяжело вздыхая, уже совершенно иными словами заговаривал с женой:
- Да знаю я, Светланка, что рядом с нами растут два ангелочка, которых я тоже безумно люблю, но ты себе даже не представляешь, как хочется ещё летать.
- Вот и хорошо, - смеялась Светлана Васильевна, - забирай внуков и отправляйся с ними в Луна-парк. Там масса всяких аттракционов, в том числе и полёт на ракете. Я полагаю, Сеня, что это несколько взбодрит тебя и отвлечёт от дурных мыслей, которые в последнее время постоянно преследуют тебя.
В такие минуты Семён Игнатьевич вставал с дивана и, нежно обняв жену, тихо произносил:
- Ракета - это не истребитель, дорогая. Хотя ты права в том, что и первое, и второе летит с огромной скоростью, доставляя нам удовлетворение и радость. Может быть ты и права, и я поступлю именно так, как ты мне советуешь.
Между тем, дни бегут длинной вереницей мимо нас, оставляя в нашей памяти какие-то знаковые события, которые или радуют нас, или сильно огорчают. Вот и сегодня, как обычно, Семён Игнатьевич спал на своём любимом диване, укутавшись в толстое верблюжье одеяло, и продолжал с неослабевающим интересом участвовать в сонных виртуальных событиях, которые щедро предоставляло ему, разгорячённое дневными событиями, его сознание.
Семён Игнатьевич видел себя сидящем в кресле катапультной установки, готовой в любой момент с невероятной силой швырануть его в голубое небо. Семён Игнатьевич видел и ощущал всем сердцем, как напрягаются мышцы его ещё молодого и тренированного тела, готовые в любой момент отчаянно сопротивляться тому чудовищному давлению, которому, после срабатывания катапультной установки, подвергнется его позвоночник. Вокруг катапульты копошилась группа специалистов для обеспечения безотказного срабатывания установки. Кто-то ободряюще посматривал на Семёна Игнатьевича, а кто-то в спешном порядке приводил катапульту в рабочее положение.
- Какого чёрта они спешат, - мысленно занервничал Семён Игнатьевич, - авиация не терпит спешки. Сколько раз говорил этим недотёпам, что спешка в таких вопросах может привести только к трагическим результатам.
Семён Игнатьевич потянулся всем телом, пытаясь освободиться от привязных ремней, но к своему крайнему удивлению услышал над своим ухом шёпот руководителя испытательного стенда Зацепина Ильи Ивановича:
- Дедушка, если ты будешь продолжать дёргаться, то мы никогда не закончим наши испытания. Кроме всего прочего, не забывай, что сегодня нам надо успеть на троллейбус, который уже давно припаркован к воротам испытательного бокса.
- Позвольте, - весь напрягся Семён Игнатьевич, - но это же, голос моего внука Егора. Да и потом, кто же это позволил какому-то там троллейбусу припарковаться у ворот нашей испытательной станции.
Семён Игнатьевич быстро обернулся на голос Ильи Ивановича, который продолжил тихим и вкрадчивым голосом Егорки:
- Деда, ну, сколько можно без дела сидеть в этом кресле? Честное слово, мне всё надоело, я ухожу в троллейбус.
Семён Игнатьевич сквозь крепкий сон почувствовал, что кто-то очень настойчиво теребит его за плечо. Быстро стряхнув с себя остатки сна, и открыв глаза, Семён Игнатьевич над своей головой увидел склонённую над ним фигуру внука Егорки, который уже изрядно сопел носом, готовый в любую минуту дать волю своим слезам.
- Деда, ну, сколько же можно спать, вставай, - сердито заговорил Егорка. Ты же обещал сегодня нас с Игнатом отвезти в Луна-парк на ракету. Между прочим, мы можем запросто опоздать на троллейбус, который и без того ходит из рук вон плохо.
- Всё, всё, встаю, Егор, - сбрасывая с себя одеяло, бодро ответил Семён Игнатьевич. - Что-то я сегодня заспался.
Светлана Васильевна на кухне уже гремела кастрюлями, пытаясь к отходу мужа с внуками приготовить завтрак.
- Сеня, ты смотри, только не увлекайся особо своими полётами на аттракционах, - наставительно заметила Светлана Васильевна, - не забывай, что твои напарники всё-таки не авиационные асы, а маленькие детки, которых надо постоянно оберегать от всяких опасностей и неожиданностей.
- Бабушка, - деловито заметил Егорка, - мне уже шесть лет, и не стоит дедушке постоянно напоминать, что я ещё маленький и беспомощный человек.
- Ладно, внучек, - засмеялась Светлана Васильевна, - конечно, ты уже вполне самостоятельный мужчина и не нуждаешься в постоянной опеке с нашей стороны. Но всё же, я настоятельно советую тебе прислушиваться к советам твоего мудрого деда.
Егорка посмотрел на одевающегося деда и с хитрецой в глазах заметил:
- Хорошо, бабушка, я буду прислушиваться к советам дедушки, если только сегодня он не опоздает на троллейбус.
Быстро, по-военному просунув ноги в уже изрядно потрёпанные джинсы и накинув на плечи рубашку, Семён Игнатьевич встал перед Егоркой по стойке «Смирно!».
- Товарищ генерал, полковник Меркулов уже готов выполнить любое задание командования, - сквозь смех отрапортовал дедушка, приложив ладонь правой руки к виску.
- К пустой голове руку не прикладывают, - деловито осматривая деда, резонно заметил Егорка.
- Егор, как ты разговариваешь с дедушкой? - донёсся с кухни сердитый голос Светланы Васильевны. - Не пустая голова, а непокрытая, уж если ты считаешь себя командиром. Кстати говоря, внучек, тебе не мешало бы ознакомиться с дисциплинарными и строевыми уставами нашей армии, которые помогут разобраться тебе в достаточно сложных взаимоотношениях между военнослужащими. Твой дедушка тебе в этом поможет. Ну, а теперь - бегом всем завтракать!

***
Семён Игнатьевич не любил утренних разносолов и старался в это время суток ограничивать себя в обильной и высококалорийной пище. Эту свою армейскую привычку он передал и своим милым внукам Егору и Игнату, которых любил всем сердцем. Егор и Игнат родились в один год и как две капли воды были похожи друг на друга, что доставляло много хлопот Семёну Игнатьевичу. Бедный дедушка часто путал имена своих дорогих внучат, и это обстоятельство очень огорчало его. Вот и на этот раз, идя с внуками к остановке троллейбуса, Семён Игнатьевич обратился к одному из своих внуков:
- Слушай, Егор, давай мы сегодня до Луна-парка доберёмся на маршрутке. Сам же прекрасно знаешь, что троллейбус идёт медленно, и мы явно опоздаем в парк.
- Дед, ну, сколько можно тебе повторять, что я вовсе не Егор, а Игнат, - выдёргивая свою руку из широкой ладони Семёна Игнатьевича, сразу насупился Игнат. - Ты уж как-нибудь пометь нас чем-то, тогда и путать перестанешь.
- И то верно, - в задумчивости ответил Семён Игнатьевич, - а то и одеты вы одинаково, и голоса у вас неотличимы друг от друга.
Незаметно за тихими разговорами наша святая троица добралась до остановки, где уже толпился народ.
- Деда, ну что ты задумался, - сильно дёргая Семёна Игнатьевича за рукав, закричал Игнат. - Смотри, наш троллейбус подошёл, а мы, как и прежде, стоим в хвосте очереди.
И действительно, не прошло и минуты, как к остановке подкатил новенький голубой троллейбус, весь усыпанный рекламными картинками. Народ моментально, оттеснив в сторону Семёна Игнатьевича, ринулся занимать престижные места в салоне троллейбуса.
- Простите, товарищ, - вежливо обратился Семён Игнатьевич к мордастому парню в красной футболке, - разрешите мне пройти вперёд, ведь у меня на руках, всё же, двое маленьких детей.
Парень, презрительно смерив Семёна Игнатьевича тяжёлым взглядом, язвительно заметил:
- У тебя, старик на руках, двое достаточно больших пацанов, а у меня два билета на футбол, на начало которого я и так опаздываю из-за твоей болтовни.
- Да как вы смеете хамить мне, - весь зашёлся Семён Игнатьевич. - Мальчишка, ты ещё под стол пешком ходил, когда я уже покорял небо на самых современных истребителях. Немедленно пропустите моих малышей в салон!
- А, так ты ещё и ас-удвас, - загоготал парень, толкая Семёна Игнатьевича в грудь. - Ну, так вот, ты больше у меня летать не будешь, а поползёшь по земле как черепаха.
От сильного толчка в грудь Семён Игнатьевич потерял равновесие и, пятясь назад, упал на цветочную клумбу, изрядно помяв цветы.
Меду тем, троллейбус, набрав в салон половину стоявших на остановке людей, благополучно отошёл от остановки. Егорка и Игнат моментально кинулись к своему деду, пытаясь поднять его с цветочной клумбы. Надо сказать, что народ на остановке не проявил никакой заинтересованности в происходящем. Кто-то с озабоченным видом читал электронную книгу, а кто-то лихорадочно оглядывался по сторонам, пытаясь поймать хоть какой-нибудь транспорт, дабы не опоздать по своим делам.
Семён Игнатьевич лежал на цветнике, и в его оскорблённой душе разгорался нехороший огонёк ненависти к его обидчику. Парень стоял в двух шагах от Семёна Игнатьевича и зло шептал:
- Ну, что, старик, теперь-то ты понимаешь, что имеешь дело с серьёзным мужиком. Неужели тебе ещё никто не объяснил, что такие, как ты, уже давно представляют из себя отработанный материал.
Парень, презрительно сплюнув в сторону поверженного на землю деда, отвернулся к проходящим мимо автомобилям и закурил.
Семён Игнатьевич так до конца и не понял, что с ним произошло, но через мгновение нахальный парень уже валялся на грязном асфальте, истошно вопя:
- Граждане, помогите, защитите меня от этого ненормального старика. Ой, ой, как больно! Этот придурок, кажется, сломал мне руку.
В толпе людей, ожидающих на остановке общественный транспорт, произошло некоторое оживление. Несколько крепких мужиков бросились выручать «несчастного» парня от наступающего на него Семёна Игнатьевича. Какая-то интеллигентного вида женщина, спокойно достав из сумочки дорогой мобильник, набрала номер полиции.
Семён Игнатьевич верхом сидел на спине у парня, отчаянно пытаясь заломить ему руки за спину. Несколько зевак из толпы, достав из карманов мобильники, принялись с удовольствием фотографировать этот, с их точки зрения, прикольный сюжет. Группе мужиков всё же удалось оттащить Семёна Игнатьевича от орущего парня и поставить его на ноги. Уже через минуту, оглушительно треща предупредительным сигналом, подъехала полицейская машина. Надо отметить тот факт, что за редким исключением, наша уважаемая полиция быстро и чётко, и правильно определяет виновного и пострадавшего на месте преступления. Буквально через несколько минут был составлен протокол, опрошены свидетели, и сам виновный уже сидел в полицейской машине, угрюмо посматривая на весёлые лица зевак.
- Деда, да ты настоящий герой, - прижимаясь лицом к тёплой дедушкиной руке, гордо заметил Игнат. - Дедушка, а где ты научился таким приёмам борьбы?
- Жизнь заставила научиться всему этому, - отряхивая с себя лепестки помятых цветов, строго проговорил Семён Игнатьевич. - Жизнь, дорогие мои внучата не только сплошной праздник. К великому сожалению, она зачастую насыщена большим количеством негатива, которому надо уметь противостоять. Если этого не делать, то любой из нас очень быстро может оказаться в роли безнадёжно утопающего человека.
- Дедушка, так по всему выходит, что ты сейчас спас самого себя и не утонул?
- Молодец, внучек, - гладя шершавой рукой Егорку по голове, улыбнулся дед, - ты всё правильно понял.
- Дедушка, так мы всё-таки поедем в парк на аттракционы или нет, - захныкал Игнат, нетерпеливо толкая Семёна Игнатьевича в бок.
- Господи, да конечно поедем, внучата, можете в этом нисколько не сомневаться. Да вот и очередной троллейбус уже подкатил к нашей остановке. Ну-ка, живей пакуйтесь в салон, а то опять окажетесь на свалке истории, засмеялся дедушка.
Троллейбус, тихо шурша шинами больших колёс, подкатил к остановке и распахнул двери. На этот раз весь собравшийся народ галантно расступился перед дедом и его внуками, первыми свободно пропустив их в салон.
- Вот так у нас всегда в России, - с горечью в душе отметил Семён Игнатьевич, - русский народ уважает только силу, а всё остальное на втором или даже на третьем месте.
Троллейбус, набирая скорость, нёсся по широким улицам города, по дороге подбирая в свой салон всё новых и новых пассажиров.
- Граждане пассажиры, - каждый раз на остановках, зычным голосом кричала кондуктор, - не забывайте предъявлять проездные карточки и оплачивать проезд! За безбилетный проезд полагается штраф в размере ста рублей!
Семён Игнатьевич расположился на переднем сидении троллейбуса, крепко прижав к своей груди Игната и Егорку. Мимо окон троллейбуса вереницей проносились супермаркеты и магазины.
- Деда, а что такое - оказаться на свалке истории, - ещё теснее прижимаясь к дедовой груди, тихо прошептал Егорка.
Егорка ещё до конца не успел задать свой вопрос, как вдруг их троллейбус сильно дёрнуло вперёд и начало мотать из стороны в сторону. Какая-то женщина, истерично взвизгнув, бросилась к выходным дверям троллейбуса.
Между тем, троллейбус, на бешеной скорости взлетев на высоченный мост через Волхов, продолжил свой почти неуправляемый проезд по нему. В салоне троллейбуса началась паника. Пассажиры, давя друг друга и матерясь, кинулись к закрытым дверям. Очень быстро весь салон наполнился отчаянными призывами к немедленной расправе над водителем троллейбуса.
Семён Игнатьевич, быстро оценив ситуацию, стремительно сорвался с места и ударом кулака выбил стеклянную дверь в кабину водителя. Одним рывком Семён Игнатьевич сорвал водителя с его рабочего места и перехватил руль. Ещё через мгновение троллейбус сильно затормозил, успев при этом своим корпусом сбить мостовое ограждение, и на треть корпуса зависнуть над тёмными водами широченного Волхова. Схватив в руки микрофон переговорного устройства, Семён Игнатьевич, немного волнуясь, быстро проговорил:
- Господа, я прошу всех соблюдать спокойствие. Водителю троллейбуса требуется немедленная медицинская помощь, а нашему троллейбусу срочная эвакуация. Господа, если у кого-то из вас при себе есть мобильник, то немедленно свяжитесь с этими службами. Убедительно прошу всех присутствующих в салоне не пытаться самостоятельно покидать троллейбус, т.к. последний находится в крайне неустойчивом положении и очень быстро может оказаться в реке.
Егорка и Игнат моментально оказались в кабине водителя, плача и трясясь от страха.
- Вас ещё здесь не хватало, - строго заметил Семён Игнатьевич, отправляя внуков обратно в салон. - Сидите смирно в салоне, и не вздумайте вставать с мест. Скоро приедет машина МЧС и всех нас выручит из беды.
Спасение пассажиров из застрявшего на мосту троллейбуса продолжалось около часа. К счастью, всё благополучно разрешилось, и уже через полтора часа Семён Игнатьевич со своими внуками бродил по обширной территории Луна-парка, выбирая, понравившиеся им, аттракционы.
- Дедушка, - дёргая Семёна Игнатьевича за рукав, взволнованно проговорил Егорка, - а вот если бы ты не проник в кабину водителя, то что бы тогда произошло?
Семён Игнатьевич, почесав себе затылок и выждав небольшую паузу, ответил:
- Эх, дорогой мой внучек, одному Богу известно, что тогда бы произошло с нами. Вероятно, мы оказались бы на свалке истории. Но, слава Богу, что всё обошлось и давай забудем этот неприятный дорожный инцидент.
- Деда, я теперь понял, что такое свалка истории, - радостно обнимая деда, прокричал Егорка.
- Всё не так просто, Егорка, - снисходительно улыбнулся Семён Игнатьевич. - На самом же деле, это очень широкое понятие, но в данной ситуации и оно вполне применимо.
Накатавшись вдоволь почти на всех аттракционах и истратив при этом все свои деньги, святая троица уже только под вечер возвратилась домой. На пороге дома их встречала взволнованная бабушка:
- Господи, уже одиннадцатый час, а вы только возвращаетесь с прогулки. Да и вообще, где это вас носило так долго? Семён, ну разве можно таких маленьких детей оставлять без воды и еды на столь продолжительное время? - негодовала бабушка. - Вот ты уже пожилой человек, а ума всё же не нажил. Всё, больше никогда не буду доверять тебе своих внуков, - нежно обнимая Егорку и Игната, сердито проговорила Светлана Васильевна.
- Бабуль, не надо сердиться на деда, - проходя в ванную комнату, крикнул Игнат, - он ведь у тебя герой!
- Ну, да, конечно, герой в своей профессии, но не в данном случае, - продолжала тихо ворчать бабушка. - Вот и пускай себе геройствует где-нибудь один на своём аэродроме, но, зачем же, вас так долго держать голодными.
- Бабушка, наш дедушка не только лётчик - ас, но и троллейбусный ас! Это я тебе точно говорю! - весело проговорил Егорка, лукаво поглядывая в сторону Семёна Игнатьевича.
- Не хватало ему ещё и этого замечательного звания, - искренне рассмеялась бабушка. - А впрочем, ваш дедушка во всех случаях жизни всегда отличался вежливостью, какой-то особенной галантностью и терпимостью к окружающим его людям. Правда, если бы вдруг у троллейбуса выросли крылья, то я нисколько не сомневаюсь, что ваш дедушка и в этом случае нашёл бы ему применение на воздушных трассах нашей страны.
- Бабуль, а вот как раз у нашего троллейбуса сегодня почти выросли крылья, но наш дедушка приказал ему не летать, а только катиться по дорогам нашего города! - с гордостью заметил Игнат.
- Вы оба у меня славные фантазёры, - улыбнулась Светлана Васильевна, - надо же такое придумать. Троллейбусы, милые мои малыши, никогда не летали и никогда не смогут летать. Это опять вам дедушка наплёл каких-то небылиц.
Егорка, освободившись от объятий бабушки, уже сердито проговорил:
- Бабушка, ну почему ты нам не веришь? Летающие троллейбусы всё-таки бывают, и мы сами сегодня в таком ехали.
Светлана Васильевна прошла на кухню, на ходу бросая деду:
- Сеня, ну что за дикие фантазии у наших внуков. Сколько раз я тебе говорила, не забивай им головы всякой ерундой. Наверняка это ты им внушил эту безумную мысль, что троллейбусы могут летать. Ну, я понимаю, что есть такая детская сказка и мультик о летучем корабле со своими положительными и отрицательными героями. Но, прости меня, зачем же, эту сказку переносить на окружающую нас действительность?
Семён Игнатьевич опустился за кухонный стол и тихо прошептал:
- Светланка, у нас с тобой растут замечательные внуки, и я абсолютно уверен, что через много лет из них вырастут сильные личности, которым в этой непростой жизни будет всё по плечу. А летающие троллейбусы всё-таки бывают, дорогая моя спутница жизни, - засмеялся Семён Игнатьевич, - и не стоит их в этом переубеждать…



 

Рейтинг: +1 207 просмотров
Комментарии (2)
Анна Шухарева # 28 мая 2013 в 22:07 0
Очень интересный рассказ. Прочла с удовольствием.
А это Ваш Летучий троллейбус.


Борис Кудряшов # 20 мая 2014 в 11:37 0
Спасибо, Анна, за доброе слово! 30