ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Русский моряк и в огне не горит, и в воде не тонет!

 

Русский моряк и в огне не горит, и в воде не тонет!

24 мая 2013 - Борис Кудряшов

 

 
 
 
 
 
РУССКИЙ МОРЯК И В ОГНЕ НЕ ГОРИТ, И В ВОДЕ НЕ ТОНЕТ

Юмористический рассказ

В результате выхода из строя атомного реактора атомная подводная лодка «N» терпит катастрофу у одного из островов Тихого океана. Группе отважных моряков всё же удаётся спастись и высадиться на острове со слабой надеждах в сердцах, что их когда-нибудь обнаружат спасательные службы России.
Солнце стояло в зените и поэтому мы изнемогали от жары и от солнечных лучей. Трудно было поверить, что из большего числа моряков, составляющих наш экипаж, в живых осталось всего шесть человек. На достаточно крупном острове, сплошь покрытом густой тропической растительностью, мы остались без воды, без провианта и без спасательных средств. Я сидел в тени под могучей пальмой и с жадностью поглощал содержимое кокосовых орехов, которые были щедро разбросаны на земле вокруг пальм. На наше счастье двое моряков не успели полностью раздеться и покинули борт субмарины с личным оружием и кортиками. Только благодаря этому нам удалось быстро и без проблем решить вопрос с питьевой водой, поскольку, на острове, сколько хватало глаз, произрастало огромное количество кокосовых пальм с живительной влагой.
- Интересно, а вот, сколько мы продержимся без еды, - с грустью посматривая на голубое небо и ярчайшее Солнце над головой, думал я, - думаю, что не более недели. Нет, надо всё-таки что-то предпринимать, а не сидеть на месте, сложа руки, - твёрдо решил я, вставая с горячего песка.
Капитан сидел на сваленном бурей пальмовом стволе и что-то бубнил себе под нос.
- Командир, да вы никак молитву творите, - подходя к капитану, попытался пошутить я.- Вряд ли Господь ежеминутно поможет нам в нашей беде, а лучше бы нам самим позаботиться о себе, о своём благополучии и здравии.
- Что вы предлагаете, лейтенант, - устало поднимая на меня глаза, нехотя поинтересовался капитан.
- Я дело предлагаю, командир, а не сидеть здесь на одном месте до второго пришествия Христа.
- Бросьте, лейтенант, какие к дьяволу дела, неужели вы не понимаете, что мы обречены на вымирание на этом необитаемом тихоокеанском острове.
- А вот это ещё не факт, Олег Николаевич, - садясь ближе к капитану, горячо заговорил я. - Вы немного внимательнее оглядитесь вокруг себя и увидите то, что поселит в вашей душе уверенность и надежду.
- Послушайте, лейтенант, вы уже мне изрядно надоели своими выкрутасами на Большой земле и здесь вы стараетесь доконать меня, - бросая сердитые взгляды на меня, отчеканил капитан.
- Не спешите делать выводы и всё обобщать, Олег Николаевич, на этот раз моя интуиция мне точно подсказывает, что мы находимся на вполне цивилизованном острове, а вовсе не на диком, как нам ранее это представлялось.
- Ну, хорошо, - вставая с поваленной ветром пальмы, недовольно проворчал капитан, - чем конкретно вы можете подкрепить свой оптимизм?
- Видите ли, командир, совсем недалеко от нашей вынужденной стоянки я обнаружил следы от костра. Это первое! А второе заключается в том, что эта пальма, на которой вы только что восседали, вовсе не повалена ветром, а кем-то срублена.
Капитан, не веря своим глазам, уставился на место сруба пальмы.
- Тихо, - медленно поднимаясь с травы, прошептал я, - кто-то пробирается через джунгли.
Все оглянулись на мой шёпот и застыли в изумлении. Насколько хватало глаз, из джунглей полукольцом выступило несколько человек, внешний вид которых поверг нас в ужас. Ни о какой цивилизации не могло быть и речи. Перед нами стояло не менее пятидесяти совершенно тёмных туземцев с большими копьями в руках и луками за спинами. На их плечах мы заметили какие-то тряпки - подобие небольших накидок. Их мужские достоинства были спрятаны в небольших размеров чехольчики,
сделанных из каких-то сухих растений. Туземцы с каменными лицами стояли перед нами, как будто чего-то выжидая. На некоторых копьях туземцев я заметил человеческие черепа.
- Вы знаете, Олег Николаевич, - тихо прошептал старпом капитану, - у меня такое ощущение, что эти дикари не совсем дружелюбно настроены в отношении нас. Мне кажется, что поднять им настроение сможет лишь хороший подарок.
Капитан продолжал с каким-то особенным ожесточением отмахиваться от мух и москитов, которые ежесекундно атаковали его со всех сторон.
- Проклятые твари, - злобно шипел капитан, - вот уж никогда не думал, что когда-нибудь попаду в такую переделку. Да и потом, старпом, о каком подарке вы только что изволили говорить? Можно подумать, что у нас целый саквояж колец, бус и ожерелий. Вы же лучше меня знаете, что туземцы склонны только лишь к этим подношениям.
Старпом улыбнулся и рукой указал на мой кортик и на кобуру с пистолетом. Между тем, расстояние между туземцами и нами стремительно сокращалось, не оставляя нам никакой надежды на спасение.
- Лейтенант Нелюбов, - услышал я грозный окрик капитана, - я даю вам ещё один шанс доказать, что вы всё же не напрасно числитесь в ВМФ. Живо предложите этим дикарям своё личное оружие.
Может быть, это их несколько успокоит, и мы сможем наладить с ними нормальный диалог.
Услышав приказ капитана, я выдвинулся вперёд, держа на вытянутых руках офицерский кортик и кобуру.
Надо сказать, что замысел старпома сыграл свою положительную роль, поскольку, дикари сразу же остановились и от их группы отделился туземец, весь украшенный перьями какой-то экзотической птицы. Туземец почти вплотную подошёл ко мне и что-то гортанным голосом прокричал мне в лицо. Честно говоря, я сильно растерялся, когда туземец изрёк эти звуки, потому что они не были похожи на человеческую речь, а на что-то совсем другое, от чего у меня немного затряслись руки и ноги. Туземец стоял напротив меня с каменным выражением лица и как будто чего-то ожидал.
- Лейтенант, ну чего вы стоите и пялитесь на эту обезьяну, как баран на новые ворота, - прокричал мне зло капитан. - Ответьте ему что-нибудь или он проткнёт вас своим дротиком как мешок с соломой.
Я набрал в лёгкие побольше воздуха и, подражая туземцу, прокричал ему прямо в лицо:
- Здравствуйте, товарищи туземцы!
Как ни странно, но эта моя фраза возымела своё действие на вождя туземцев, который широко улыбнувшись, снял с моих рук кортик и кобуру.
- Ну, слава Богу, - весь дрожа, проговорил мичман Котин, - кажется, наше подношение сработало!
- Не обольщайтесь, мичман, - спокойно заметил старпом, - это ещё не факт, что мы для них уже друзья, время покажет, как они в дальнейшем отнесутся к нам.
Вождь что-то прокричал своим сородичам и те мгновенно подняли копья. Обернувшись к нашей группе, вождь поднял обе руки вверх, а затем, резко скрестив их у себя на груди, низко поклонился мне.
- Ну, кажется, контакт налажен, - удовлетворённо отметил про себя я и повернул лицо к капитану:
- Командир, - бодро начал я, - таможня даёт добро. Я не знаю, что этот дикарь прокричал сейчас мне, но знаю только одно, что с этого момента мы их друзья.
- Хорошо, если б друзья, а не закуска к ужину, - рассмеялся матрос Голованов.
Вождь жестом руки пригласил нас следовать за ним. Видимо, туземцы прекрасно ориентировались в джунглях, потому как уже минут через сорок мы вышли к их поселениям.
Надо отметить, что туземцы выбрали отличное место для своей деревни. Насколько хватало глаз перед нами простиралась завораживающе красивая долина, над которой возвышались горы, покрытые почти непроходимым тропическим лесом. Их вершины утопали в облаках. Вскоре к нам стали подходить и другие туземцы, жестом показывая, какие они мужественные войны. Они показывали нам свои шрамы от вражеских стрел.
- Командир, - обратился я к капитану, - у меня такое ощущение, что они не видят ничего предосудительного в каннибализме. Во всяком случае, к нам они относятся весьма благосклонно и вряд ли нарежут из нас шашлыки.
- Дай - то Бог, лейтенант, - буркнул в ответ капитан. - Обратите внимание, лейтенант, на эти грядки с какой-то растительностью и на этих животных, снующих вокруг наших ног. Похоже, что это одомашненные дикие свиньи и опоссумы.
- Да, я и сам это вижу, командир, что это вполне приличная деревушка, где мы сможем вполне отдохнуть и попытаться выяснить у них, как же нам связаться с большой землёй.
Через несколько недель мы сидели вшестером у костра и делились своими впечатлениями от пребывания в этом «райском» уголке нашей планеты.
- Товарищи, офицеры, - заговорил я, - я так больше не могу. Скоро эта женщина – львица, которую подарил мне вождь, окончательно превратит меня в инвалида - импотента. У меня теперь постоянно трясутся ноги и руки после каждой ночи, проведенной с ней.
- Ничего, сынок, - прохрипел распухшим ртом капитан, - у тебя всё же, как-никак, настоящая семейная жизнь. А вот мне – то, каково целыми днями в помоях возиться. Мне – капитану атомохода этот грязный вождь туземцев доверил лишь только ухаживать за свиным стадом.
- Ну, знаете, Олег Николаевич, - вступил в разговор старпом, - во многом вы сами в этом виноваты. Ваш, простите, несносный характер сыграл свою решающую роль в выборе вождём вашей новой для вас профессии. Вы не забывайте, командир, что папуасы тоже люди и им также как и нам быстро передаётся дурное настроение и дурные мысли.
- Так что же вы мне теперь прикажете им задницы целовать что ли, чтобы ублажить этого дикаря в перьях, - весь зашёлся капитан. - Неужели вы не понимаете, что я капитан и мой статус не позволяет мне никаких послаблений в отношении этих дикарей.
- А вот и напрасно, - вновь заговорил я, - ваше упорство и неприятие их обычаев и традиций может сильно ударить по вашему здоровью и вообще благополучию. Вы просто обязаны доказать им, что вы обычный смертный человек со своими пороками и слабостями, которому совершенно не чужд их
образ жизни. Поймите, командир, что нам ещё надо продержаться какое-то время, чтобы выбраться из этой ловушки.
- Интересно, лейтенант, как вы это себе представляете, - нервно засмеялся мичман Котин.
- Да очень просто, мичман, - серьёзно ответил я. - Может быть кто-нибудь из вас заметил, что над нашим островом иногда на большой скорости пролетают вертолёты. В основном это происходит в вечерние часы и, поэтому я не успеваю определить, что это за вертолёты и какой державе они принадлежат. Но главное, товарищи офицеры, ни это, а тот факт, что такие летательные аппараты не могут совершать марш броски на многие сотни миль. Отсюда, сам собой напрашивается вывод, что недалеко от нашего острова постоянно курсируют какие-то авианесущие корабли или проходят учения какого-либо государства.
- Да, действительно, лейтенант, я иногда слышал над своей головой какой-то гул, но не придавал этому особого значения, - насторожился капитан. - Ну, что же, это обстоятельство должно сыграть решающую роль в нашем спасении. Значит так, лейтенант Нелюбов, - с остервенением почёсывая себе спину, строго заговорил капитан, - раз вы у нас такой наблюдательный, то я поручаю вам составить чёткий график пролёта этих железных стрекоз. А уже потом будем решать, каким образом нам привлечь их внимание. Товарищи офицеры, у кого из вас сохранилось хоть одно огнестрельное оружие или кортик.
- Олег Николаевич, - улыбнулся старпом, - ну, вы, в самом деле, как ребёнок. Конечно же, папуасы сразу обезоружили нас при первой нашей встрече с ними, и вряд ли кто из присутствующих здесь сможет похвастаться наличием личного оружия.
- А вот это вовсе не факт, - поднялся со своего места мичман Котин. - Как только я заметил, что из джунглей выходят туземцы с копьями, я сразу же быстро освободился от своей кобуры с пистолетом, бросив её около развесистой пальмы. Кстати, я её очень хорошо запомнил, командир, у неё ещё такой странный ствол, который сразу же бросается в глаза.
- Это несколько облегчает нашу задачу бегства из этого «райского» гнёздышка, - с трудом переводя дух, проговорил капитан. - Итак, друзья, следующая наша встреча состоится через неделю и за этот срок мы должны выработать чёткий и строгий план нашего побега. Кроме всего прочего, товарищи, я надеюсь, что уже многие из вас научились достаточно хорошо стрелять из лука. Это тоже нам пригодится при побеге, поскольку, не исключена возможность того, что за нами будет организована погоня. Поэтому мы, чтобы сохранить свои жизни, вынуждены будем отстреливаться и отмахиваться всем тем, что у нас будет под руками, в том числе и копьями. Вам, мичман Котин, я поручаю запастись надёжным кремнем для розжига костра и сухим пухом кур. Я полагаю, товарищи, что пора уже показать этим дикарям, что мы всё же цивилизованные люди, и желаем жить в своём привычном для нас мире. Всё, товарищи офицеры, расходитесь по своим местам и не забывайте о нашем плане. Честь имею!
Надо сказать, что исчезновение шестёрки беглецов из деревни дикарей прошло почти незамеченным. Только на краю деревни беглецам повстречалась небольшая группа дозорных туземцев, которую удалось быстро нейтрализовать с помощью стрел и копий.
Капитан, поправляя на бёдрах пальмовую юбку, строго предупредил всех:
- Товарищи, это только первый шаг к нашему освобождению. Главная наша задача на эту ночь выбрать правильное направление движения к побережью океана и не заблудиться в джунглях.
- Командир, - скромно предложил я, - правильное направление движения нам подскажут вертолёты, которые по моим расчетам именно сегодня и именно сейчас начнут свои пролёты над островом. Нам же останется лишь только проследовать туда, куда они полетят.
Мы медленно продвигались по джунглям, постоянно вскрикивая и матерясь от укусов каких-то неведомых нам насекомых и от прикосновения к острейшим шипам экзотических растений. Из-за туч выглянула Луна и ярко осветила большую площадь джунглей.
- Вот это нам, безусловно, поможет, - удовлетворённо констатировал старпом. - Даже не придётся нам факелы зажигать, а то мы сразу же демаскировали бы себя перед туземцами.
На бархатно чёрном небе ярко проступили звёзды и созвездия, которые переливались во влажном тропическом воздухе как ослепительные бриллианты.
- Ну, и где ваши вертолёты, - постоянно чертыхаясь, гневно осведомился капитан. - Я уже нисколько не
сомневаюсь, лейтенант, что вы просчитались и в этом вопросе. И вообще, вам больше ничего нельзя доверить. Вот мы уже продираемся через джунгли где-то около часа, и пока я не услышал ни одного звука, напоминающего мне работу авиационного двигателя.
- Спокойно, командир, - бодро ответил я, - ещё не вечер и мои, как вы выразились, вертолёты появятся над нашими головами с минуты на минуту.
И, действительно, буквально через пару минут я услышал лёгкое стрекотание вертолётов, которое с каждым мгновением становилось всё громче и громче. Четвёрка вертолётов МИ-24 с глухим рокотом пронеслись точно над нашими головами, тем самым указав нам правильное направление нашего движения.
- Олег Николаевич, - догоняя капитана, заговорил старпом, - я полагаю, что до побережья океана осталось совсем немного, и надо ускорить наше движение иначе мы не уложимся в график пролёта вертолётов.
- Добро, - сразу же согласился капитан, отдавая команду на ускорение движения.
Раздирая себе лицо и руки в кровь от острейших шипов лиан и кустарников, мы, наконец, выскочили на прибрежную полосу океана.
- Мичман Котин, - закричал капитан, - если мне не изменяет память, то именно вам я поручал раздобыть сухой куриный пух и кремень для розжига костра.
- Командир, всё на месте, - быстро ответил мичман, - дело за малым.
- Ну, и какого чёрта вы медлите, займитесь разведением костра. Я надеюсь, что туземцы обучили вас этому ремеслу.
Быстро собрав на берегу несколько сухих веток и пальмовых листьев, мичман с величайшей осторожностью начал разжигать костёр.
- Командир, - заорал я во всё горло, - на горизонте корабль, вы-то хоть понимаете, что это для нас значит.
Все кинулись к океану, пристально вглядываясь в горизонт.
- Спокойно, товарищи, - поднял руку старпом, - это ещё не факт, что они заметят нас, а если и заметят, то примут наш костёр за костёр туземцев. Здесь надо что-то срочно придумать, чтобы они ясно поняли, что здесь находятся цивилизованные люди, которым требуется срочная помощь.
- Нет ничего проще,- срывая с капитана достаточно больших размеров наплечную попону, радостно закричал я.
Подскочив к костру, я начал попеременно заслонять и открывать свет от костра.
- Никак наш лейтенант совсем свихнулся, - грустно заметил капитан, опускаясь на холодный песок.
- Да нет, Олег Николаевич, - строго заметил старпом, - на сей раз лейтенант Нелюбов проявил себя как нельзя лучше! Короче говоря, он передаёт на корабль международный сигнал «SOS» и делает это достаточно грамотно и профессионально.
- Всем слушать мою команду, - во всё горло заорал капитан, - не дать костру ни в коем случае погаснуть. Всем немедленно поддерживать огонь в костре!
После пятнадцати минут непрерывной передачи сигнала, от неимоверного напряжения и усталости, я свалился на песок, потеряв сознание. Не знаю, сколько времени я находился в бессознательном состоянии, но, наконец, открыв глаза, обнаружил себя лежащим на матросской койке в достаточно большом помещении. Рядом с моей койкой стояли стол и тумбочка, от которой исходил какой-то невероятно приятный запах свежеприготовленного борща. Медленно скосив глаза в сторону, я обнаружил на тумбочке большую алюминиевую миску, ложку и кусок белого пшеничного хлеба.
- Господи, что это, - лихорадочно соображал я, пытаясь вспомнить все предшествующие события, - неужели мне всё это снится.
Скрипнула дверь и в помещение вошёл капитан в новой отутюженной форме и с улыбкой на лице.
- Ну, как ты тут, сынок, - тихо заговорил капитан, садясь на край моей койки. - Ты уж прости меня старого дурака, что сразу не разглядел в тебе настоящего моряка. Ну, ей Богу, бес меня тогда попутал. А ты поешь борща немного, тебе сейчас надо набираться сил. Как - никак, ты два дня находился без сознания, а за это время много воды утекло.
- Рад вас видеть, командир, - слабо отреагировал я на слова капитана. - Так нас всё-таки спасли, или нет?
- Да, спасли, конечно, спасли, сынок, и всё благодаря твоей находчивости и проявленной инициативе. В данный момент мы находимся на борту авианесущего крейсера «Смелый» и держим курс к родным берегам. Хочу представить тебя к правительственной награде за твой героизм и мужество, - гордо заметил капитан.
- Служу России, - еле слышно прошептал я распухшими губами.

***

© Copyright: Борис Кудряшов, 2013

Регистрационный номер №0138037

от 24 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0138037 выдан для произведения:

 

РУССКИЙ МОРЯК И В ОГНЕ НЕ ГОРИТ, И В ВОДЕ НЕ ТОНЕТ

Юмористический рассказ

В результате выхода из строя атомного реактора атомная подводная лодка «N» терпит катастрофу у одного из островов Тихого океана. Группе отважных моряков всё же удаётся спастись и высадиться на острове со слабой надеждах в сердцах, что их когда-нибудь обнаружат спасательные службы России.
Солнце стояло в зените и поэтому мы изнемогали от жары и от солнечных лучей. Трудно было поверить, что из большего числа моряков, составляющих наш экипаж, в живых осталось всего шесть человек. На достаточно крупном острове, сплошь покрытом густой тропической растительностью, мы остались без воды, без провианта и без спасательных средств. Я сидел в тени под могучей пальмой и с жадностью поглощал содержимое кокосовых орехов, которые были щедро разбросаны на земле вокруг пальм. На наше счастье двое моряков не успели полностью раздеться и покинули борт субмарины с личным оружием и кортиками. Только благодаря этому нам удалось быстро и без проблем решить вопрос с питьевой водой, поскольку, на острове, сколько хватало глаз, произрастало огромное количество кокосовых пальм с живительной влагой.
- Интересно, а вот, сколько мы продержимся без еды, - с грустью посматривая на голубое небо и ярчайшее Солнце над головой, думал я, - думаю, что не более недели. Нет, надо всё-таки что-то предпринимать, а не сидеть на месте, сложа руки, - твёрдо решил я, вставая с горячего песка.
Капитан сидел на сваленном бурей пальмовом стволе и что-то бубнил себе под нос.
- Командир, да вы никак молитву творите, - подходя к капитану, попытался пошутить я.- Вряд ли Господь ежеминутно поможет нам в нашей беде, а лучше бы нам самим позаботиться о себе, о своём благополучии и здравии.
- Что вы предлагаете, лейтенант, - устало поднимая на меня глаза, нехотя поинтересовался капитан.
- Я дело предлагаю, командир, а не сидеть здесь на одном месте до второго пришествия Христа.
- Бросьте, лейтенант, какие к дьяволу дела, неужели вы не понимаете, что мы обречены на вымирание на этом необитаемом тихоокеанском острове.
- А вот это ещё не факт, Олег Николаевич, - садясь ближе к капитану, горячо заговорил я. - Вы немного внимательнее оглядитесь вокруг себя и увидите то, что поселит в вашей душе уверенность и надежду.
- Послушайте, лейтенант, вы уже мне изрядно надоели своими выкрутасами на Большой земле и здесь вы стараетесь доконать меня, - бросая сердитые взгляды на меня, отчеканил капитан.
- Не спешите делать выводы и всё обобщать, Олег Николаевич, на этот раз моя интуиция мне точно подсказывает, что мы находимся на вполне цивилизованном острове, а вовсе не на диком, как нам ранее это представлялось.
- Ну, хорошо, - вставая с поваленной ветром пальмы, недовольно проворчал капитан, - чем конкретно вы можете подкрепить свой оптимизм?
- Видите ли, командир, совсем недалеко от нашей вынужденной стоянки я обнаружил следы от костра. Это первое! А второе заключается в том, что эта пальма, на которой вы только что восседали, вовсе не повалена ветром, а кем-то срублена.
Капитан, не веря своим глазам, уставился на место сруба пальмы.
- Тихо, - медленно поднимаясь с травы, прошептал я, - кто-то пробирается через джунгли.
Все оглянулись на мой шёпот и застыли в изумлении. Насколько хватало глаз, из джунглей полукольцом выступило несколько человек, внешний вид которых поверг нас в ужас. Ни о какой цивилизации не могло быть и речи. Перед нами стояло не менее пятидесяти совершенно тёмных туземцев с большими копьями в руках и луками за спинами. На их плечах мы заметили какие-то тряпки - подобие небольших накидок. Их мужские достоинства были спрятаны в небольших размеров чехольчики,
сделанных из каких-то сухих растений. Туземцы с каменными лицами стояли перед нами, как будто чего-то выжидая. На некоторых копьях туземцев я заметил человеческие черепа.
- Вы знаете, Олег Николаевич, - тихо прошептал старпом капитану, - у меня такое ощущение, что эти дикари не совсем дружелюбно настроены в отношении нас. Мне кажется, что поднять им настроение сможет лишь хороший подарок.
Капитан продолжал с каким-то особенным ожесточением отмахиваться от мух и москитов, которые ежесекундно атаковали его со всех сторон.
- Проклятые твари, - злобно шипел капитан, - вот уж никогда не думал, что когда-нибудь попаду в такую переделку. Да и потом, старпом, о каком подарке вы только что изволили говорить? Можно подумать, что у нас целый саквояж колец, бус и ожерелий. Вы же лучше меня знаете, что туземцы склонны только лишь к этим подношениям.
Старпом улыбнулся и рукой указал на мой кортик и на кобуру с пистолетом. Между тем, расстояние между туземцами и нами стремительно сокращалось, не оставляя нам никакой надежды на спасение.
- Лейтенант Нелюбов, - услышал я грозный окрик капитана, - я даю вам ещё один шанс доказать, что вы всё же не напрасно числитесь в ВМФ. Живо предложите этим дикарям своё личное оружие.
Может быть, это их несколько успокоит, и мы сможем наладить с ними нормальный диалог.
Услышав приказ капитана, я выдвинулся вперёд, держа на вытянутых руках офицерский кортик и кобуру.
Надо сказать, что замысел старпома сыграл свою положительную роль, поскольку, дикари сразу же остановились и от их группы отделился туземец, весь украшенный перьями какой-то экзотической птицы. Туземец почти вплотную подошёл ко мне и что-то гортанным голосом прокричал мне в лицо. Честно говоря, я сильно растерялся, когда туземец изрёк эти звуки, потому что они не были похожи на человеческую речь, а на что-то совсем другое, от чего у меня немного затряслись руки и ноги. Туземец стоял напротив меня с каменным выражением лица и как будто чего-то ожидал.
- Лейтенант, ну чего вы стоите и пялитесь на эту обезьяну, как баран на новые ворота, - прокричал мне зло капитан. - Ответьте ему что-нибудь или он проткнёт вас своим дротиком как мешок с соломой.
Я набрал в лёгкие побольше воздуха и, подражая туземцу, прокричал ему прямо в лицо:
- Здравствуйте, товарищи туземцы!
Как ни странно, но эта моя фраза возымела своё действие на вождя туземцев, который широко улыбнувшись, снял с моих рук кортик и кобуру.
- Ну, слава Богу, - весь дрожа, проговорил мичман Котин, - кажется, наше подношение сработало!
- Не обольщайтесь, мичман, - спокойно заметил старпом, - это ещё не факт, что мы для них уже друзья, время покажет, как они в дальнейшем отнесутся к нам.
Вождь что-то прокричал своим сородичам и те мгновенно подняли копья. Обернувшись к нашей группе, вождь поднял обе руки вверх, а затем, резко скрестив их у себя на груди, низко поклонился мне.
- Ну, кажется, контакт налажен, - удовлетворённо отметил про себя я и повернул лицо к капитану:
- Командир, - бодро начал я, - таможня даёт добро. Я не знаю, что этот дикарь прокричал сейчас мне, но знаю только одно, что с этого момента мы их друзья.
- Хорошо, если б друзья, а не закуска к ужину, - рассмеялся матрос Голованов.
Вождь жестом руки пригласил нас следовать за ним. Видимо, туземцы прекрасно ориентировались в джунглях, потому как уже минут через сорок мы вышли к их поселениям.
Надо отметить, что туземцы выбрали отличное место для своей деревни. Насколько хватало глаз перед нами простиралась завораживающе красивая долина, над которой возвышались горы, покрытые почти непроходимым тропическим лесом. Их вершины утопали в облаках. Вскоре к нам стали подходить и другие туземцы, жестом показывая, какие они мужественные войны. Они показывали нам свои шрамы от вражеских стрел.
- Командир, - обратился я к капитану, - у меня такое ощущение, что они не видят ничего предосудительного в каннибализме. Во всяком случае, к нам они относятся весьма благосклонно и вряд ли нарежут из нас шашлыки.
- Дай - то Бог, лейтенант, - буркнул в ответ капитан. - Обратите внимание, лейтенант, на эти грядки с какой-то растительностью и на этих животных, снующих вокруг наших ног. Похоже, что это одомашненные дикие свиньи и опоссумы.
- Да, я и сам это вижу, командир, что это вполне приличная деревушка, где мы сможем вполне отдохнуть и попытаться выяснить у них, как же нам связаться с большой землёй.
Через несколько недель мы сидели вшестером у костра и делились своими впечатлениями от пребывания в этом «райском» уголке нашей планеты.
- Товарищи, офицеры, - заговорил я, - я так больше не могу. Скоро эта женщина – львица, которую подарил мне вождь, окончательно превратит меня в инвалида - импотента. У меня теперь постоянно трясутся ноги и руки после каждой ночи, проведенной с ней.
- Ничего, сынок, - прохрипел распухшим ртом капитан, - у тебя всё же, как-никак, настоящая семейная жизнь. А вот мне – то, каково целыми днями в помоях возиться. Мне – капитану атомохода этот грязный вождь туземцев доверил лишь только ухаживать за свиным стадом.
- Ну, знаете, Олег Николаевич, - вступил в разговор старпом, - во многом вы сами в этом виноваты. Ваш, простите, несносный характер сыграл свою решающую роль в выборе вождём вашей новой для вас профессии. Вы не забывайте, командир, что папуасы тоже люди и им также как и нам быстро передаётся дурное настроение и дурные мысли.
- Так что же вы мне теперь прикажете им задницы целовать что ли, чтобы ублажить этого дикаря в перьях, - весь зашёлся капитан. - Неужели вы не понимаете, что я капитан и мой статус не позволяет мне никаких послаблений в отношении этих дикарей.
- А вот и напрасно, - вновь заговорил я, - ваше упорство и неприятие их обычаев и традиций может сильно ударить по вашему здоровью и вообще благополучию. Вы просто обязаны доказать им, что вы обычный смертный человек со своими пороками и слабостями, которому совершенно не чужд их
образ жизни. Поймите, командир, что нам ещё надо продержаться какое-то время, чтобы выбраться из этой ловушки.
- Интересно, лейтенант, как вы это себе представляете, - нервно засмеялся мичман Котин.
- Да очень просто, мичман, - серьёзно ответил я. - Может быть кто-нибудь из вас заметил, что над нашим островом иногда на большой скорости пролетают вертолёты. В основном это происходит в вечерние часы и, поэтому я не успеваю определить, что это за вертолёты и какой державе они принадлежат. Но главное, товарищи офицеры, ни это, а тот факт, что такие летательные аппараты не могут совершать марш броски на многие сотни миль. Отсюда, сам собой напрашивается вывод, что недалеко от нашего острова постоянно курсируют какие-то авианесущие корабли или проходят учения какого-либо государства.
- Да, действительно, лейтенант, я иногда слышал над своей головой какой-то гул, но не придавал этому особого значения, - насторожился капитан. - Ну, что же, это обстоятельство должно сыграть решающую роль в нашем спасении. Значит так, лейтенант Нелюбов, - с остервенением почёсывая себе спину, строго заговорил капитан, - раз вы у нас такой наблюдательный, то я поручаю вам составить чёткий график пролёта этих железных стрекоз. А уже потом будем решать, каким образом нам привлечь их внимание. Товарищи офицеры, у кого из вас сохранилось хоть одно огнестрельное оружие или кортик.
- Олег Николаевич, - улыбнулся старпом, - ну, вы, в самом деле, как ребёнок. Конечно же, папуасы сразу обезоружили нас при первой нашей встрече с ними, и вряд ли кто из присутствующих здесь сможет похвастаться наличием личного оружия.
- А вот это вовсе не факт, - поднялся со своего места мичман Котин. - Как только я заметил, что из джунглей выходят туземцы с копьями, я сразу же быстро освободился от своей кобуры с пистолетом, бросив её около развесистой пальмы. Кстати, я её очень хорошо запомнил, командир, у неё ещё такой странный ствол, который сразу же бросается в глаза.
- Это несколько облегчает нашу задачу бегства из этого «райского» гнёздышка, - с трудом переводя дух, проговорил капитан. - Итак, друзья, следующая наша встреча состоится через неделю и за этот срок мы должны выработать чёткий и строгий план нашего побега. Кроме всего прочего, товарищи, я надеюсь, что уже многие из вас научились достаточно хорошо стрелять из лука. Это тоже нам пригодится при побеге, поскольку, не исключена возможность того, что за нами будет организована погоня. Поэтому мы, чтобы сохранить свои жизни, вынуждены будем отстреливаться и отмахиваться всем тем, что у нас будет под руками, в том числе и копьями. Вам, мичман Котин, я поручаю запастись надёжным кремнем для розжига костра и сухим пухом кур. Я полагаю, товарищи, что пора уже показать этим дикарям, что мы всё же цивилизованные люди, и желаем жить в своём привычном для нас мире. Всё, товарищи офицеры, расходитесь по своим местам и не забывайте о нашем плане. Честь имею!
Надо сказать, что исчезновение шестёрки беглецов из деревни дикарей прошло почти незамеченным. Только на краю деревни беглецам повстречалась небольшая группа дозорных туземцев, которую удалось быстро нейтрализовать с помощью стрел и копий.
Капитан, поправляя на бёдрах пальмовую юбку, строго предупредил всех:
- Товарищи, это только первый шаг к нашему освобождению. Главная наша задача на эту ночь выбрать правильное направление движения к побережью океана и не заблудиться в джунглях.
- Командир, - скромно предложил я, - правильное направление движения нам подскажут вертолёты, которые по моим расчетам именно сегодня и именно сейчас начнут свои пролёты над островом. Нам же останется лишь только проследовать туда, куда они полетят.
Мы медленно продвигались по джунглям, постоянно вскрикивая и матерясь от укусов каких-то неведомых нам насекомых и от прикосновения к острейшим шипам экзотических растений. Из-за туч выглянула Луна и ярко осветила большую площадь джунглей.
- Вот это нам, безусловно, поможет, - удовлетворённо констатировал старпом. - Даже не придётся нам факелы зажигать, а то мы сразу же демаскировали бы себя перед туземцами.
На бархатно чёрном небе ярко проступили звёзды и созвездия, которые переливались во влажном тропическом воздухе как ослепительные бриллианты.
- Ну, и где ваши вертолёты, - постоянно чертыхаясь, гневно осведомился капитан. - Я уже нисколько не
сомневаюсь, лейтенант, что вы просчитались и в этом вопросе. И вообще, вам больше ничего нельзя доверить. Вот мы уже продираемся через джунгли где-то около часа, и пока я не услышал ни одного звука, напоминающего мне работу авиационного двигателя.
- Спокойно, командир, - бодро ответил я, - ещё не вечер и мои, как вы выразились, вертолёты появятся над нашими головами с минуты на минуту.
И, действительно, буквально через пару минут я услышал лёгкое стрекотание вертолётов, которое с каждым мгновением становилось всё громче и громче. Четвёрка вертолётов МИ-24 с глухим рокотом пронеслись точно над нашими головами, тем самым указав нам правильное направление нашего движения.
- Олег Николаевич, - догоняя капитана, заговорил старпом, - я полагаю, что до побережья океана осталось совсем немного, и надо ускорить наше движение иначе мы не уложимся в график пролёта вертолётов.
- Добро, - сразу же согласился капитан, отдавая команду на ускорение движения.
Раздирая себе лицо и руки в кровь от острейших шипов лиан и кустарников, мы, наконец, выскочили на прибрежную полосу океана.
- Мичман Котин, - закричал капитан, - если мне не изменяет память, то именно вам я поручал раздобыть сухой куриный пух и кремень для розжига костра.
- Командир, всё на месте, - быстро ответил мичман, - дело за малым.
- Ну, и какого чёрта вы медлите, займитесь разведением костра. Я надеюсь, что туземцы обучили вас этому ремеслу.
Быстро собрав на берегу несколько сухих веток и пальмовых листьев, мичман с величайшей осторожностью начал разжигать костёр.
- Командир, - заорал я во всё горло, - на горизонте корабль, вы-то хоть понимаете, что это для нас значит.
Все кинулись к океану, пристально вглядываясь в горизонт.
- Спокойно, товарищи, - поднял руку старпом, - это ещё не факт, что они заметят нас, а если и заметят, то примут наш костёр за костёр туземцев. Здесь надо что-то срочно придумать, чтобы они ясно поняли, что здесь находятся цивилизованные люди, которым требуется срочная помощь.
- Нет ничего проще,- срывая с капитана достаточно больших размеров наплечную попону, радостно закричал я.
Подскочив к костру, я начал попеременно заслонять и открывать свет от костра.
- Никак наш лейтенант совсем свихнулся, - грустно заметил капитан, опускаясь на холодный песок.
- Да нет, Олег Николаевич, - строго заметил старпом, - на сей раз лейтенант Нелюбов проявил себя как нельзя лучше! Короче говоря, он передаёт на корабль международный сигнал «SOS» и делает это достаточно грамотно и профессионально.
- Всем слушать мою команду, - во всё горло заорал капитан, - не дать костру ни в коем случае погаснуть. Всем немедленно поддерживать огонь в костре!
После пятнадцати минут непрерывной передачи сигнала, от неимоверного напряжения и усталости, я свалился на песок, потеряв сознание. Не знаю, сколько времени я находился в бессознательном состоянии, но, наконец, открыв глаза, обнаружил себя лежащим на матросской койке в достаточно большом помещении. Рядом с моей койкой стояли стол и тумбочка, от которой исходил какой-то невероятно приятный запах свежеприготовленного борща. Медленно скосив глаза в сторону, я обнаружил на тумбочке большую алюминиевую миску, ложку и кусок белого пшеничного хлеба.
- Господи, что это, - лихорадочно соображал я, пытаясь вспомнить все предшествующие события, - неужели мне всё это снится.
Скрипнула дверь и в помещение вошёл капитан в новой отутюженной форме и с улыбкой на лице.
- Ну, как ты тут, сынок, - тихо заговорил капитан, садясь на край моей койки. - Ты уж прости меня старого дурака, что сразу не разглядел в тебе настоящего моряка. Ну, ей Богу, бес меня тогда попутал. А ты поешь борща немного, тебе сейчас надо набираться сил. Как - никак, ты два дня находился без сознания, а за это время много воды утекло.
- Рад вас видеть, командир, - слабо отреагировал я на слова капитана. - Так нас всё-таки спасли, или нет?
- Да, спасли, конечно, спасли, сынок, и всё благодаря твоей находчивости и проявленной инициативе. В данный момент мы находимся на борту авианесущего крейсера «Смелый» и держим курс к родным берегам. Хочу представить тебя к правительственной награде за твой героизм и мужество, - гордо заметил капитан.
- Служу России, - еле слышно прошептал я распухшими губами.

***

Рейтинг: +1 204 просмотра
Комментарии (1)
Ивушка # 16 сентября 2014 в 20:36 0
Увлекательное повествование,отличный рассказ.