Кошка Мышка

22 октября 2013 - Ника
article165543.jpg
В доме праздник - День Рождения. Уже и "стол" накрыт в честь именинницы - свежий куриный фарш, консервы "тунец в воде". Празднуем восемнадцатилетие (!). Чьё? Да кошкино же! Ей, конечно, до лампочки. Сидит и усом не ведёт. А мы вспоминаем...

Мне всегда хотелось, чтобы в доме была кошка. Пушистая, ласковая, сидела бы на коленях, мурлыкала, а я бы её гладила, за ушком да шейку почёсывала, а она бы головку задирала и от удовольствия жмурилась. И чтобы тёрлась о ноги. Или язычком шершавым руку лизала. Вот так мечталось мне. Но кошки у меня никогда не было - то родители не позволяли, то муж был против. А тут, нежданно-негаданно, приятельница рассказывает: котёнка вчера детям принесла, красииивый! Помесь перса и сиамки. Там ещё пару котят осталось, не хочешь детям взять?
Хочу, конечно! Но муж-то кошек терпеть не может - "собачник" он... Ну и решила я схитрить: у сына старшего день рожденья вот-вот, подарю-ка ему котёнка. Только дома скажем, что подарок - от одноклассницы, что уж теперь!
Сын, счастливый, поехал забирать свой подарок. И привёз. Маленькое, серенькое, с тощим длинным хвостиком. Не кошка, а мышка настоящая! Так и назвали мы её - Мышь.
Есть она ещё не умела, месяца не исполнилось. Я её поначалу из пипетки молоком кормила. Только через неделю - полторы, когда мы за обеденным столом сидели, это серое хвостатое вдруг вскарабкалось по брюкам ко мне на колени и полезло в мою тарелку. Я на палец сметаны намазала - слизала! Так и пошлО: сначала молочным разным её кормили, а когда чуть подросла, начала требовать всякую пищу с нашего стола. Кто бы мог подумать, что кошка ест свежие и солёные огурцы, яблоки, дыню, банан, цветную капусту, варёную картошку и свёклу, кукурузу и зелёный горошек! Но как-то утром, придя на кухню, я ужаснулась: от кошкиной плошки с недоеденным кусочком чего-то во всю высоту стенки тянулась полоса муравьёв шириной с мою ладонь... Пришлось перейти на сухой корм.

Первый визит к ветеринару оставил на груди сына пожизненные следы:
- Подержи, - говорит ветеринар, -  мальчик, своего котёнка, я ему прививку сделаю. Мальчик и пригрел кисеньку на груди. А она от боли и испуга разоралась, вцепилась в него и стала карабкаться наверх. Доктору пришлось останавливать кровищу на разодранной груди мальчика, а шрамы и до сих пор хорошо видны.

Кошке было около трёх лет, когда мы переезжали в новую квартиру. Вещи мы паковали в картонные коробки, вся квартира была ими уставлена. В одной из таких коробок и спряталась Мышь. Ничего не подозревающий младший сынишка именно в эту коробку и решил положить свои игрушки. Раскрыл её, а кошка, посчитавшая подобное покушением на её собственность, из коробки кааак выпрыгнет! Да как вцепится всеми лапами в бедного ребёнка! Да не просто вцепилась - прямо в лицо: коготь передней лапы в кончике носа застрял, а зубами щёку грызёт и рычит. Еле-еле муж оторвал животину от сына, да как швырнёт её! Думала - убьёт. Обошлось. Правда, кошка куда-то спряталась и долго не выходила.
Испугались мы тогда здорово - что ж за лютый зверь у нас живёт?! Понесли к ветеринару - может, не в порядке наша кошка? Почему такая агрессивная? Он нам объяснил: нерожавшая она, характер испортился. Либо дайте ей родить, либо стерилизуйте. На "родить" мы были не готовы, потому решили стерилизовать. Кошка в это время по кабинету ходила, обнюхивала там всё. Попытался доктор её в руки взять - она зашипела, шерсть дыбом, страшно! Надел он перчатку из колечек металлических, какими мясники пользуются, и мужу моему такую же дал. И принялись они вместе кошку ловить. Минут двадцать ловили. А когда изловили, она умудрилась их обоих через перчатки и поцарапать, и искусать.
После операции принесли мы спящую Мышь домой, положили в коробку с высокими бортами - чтобы не выскочила, когда проснётся часа через три, так врач сказал. Да где там - не выскочила! Наша-то кошка, ха! Уже через час слышим - плюх! Ползёт. Поныла немного и до утра успокоилась на подстилке. А утром... Все уже из дома ушли, я одна осталась. Тихо, непривычно как-то, неспокойно мне. Иду к кошке. А она сидит - лапы задние раскинула, воротничок, который ей надели, чтобы швы не трогала, с себя стащила и живот вылизывает. И из живота - жуть кошмарная! - из разверстой раны что-то вываливается, потому что все швы - и наружные, и внутренние - она умудрилась выгрызть. Сидит и смотрит на меня туманными глазами. Ну не дура?!
Зашили её по новой, снаружи скобы металлические поставили. Уж она грызла их, грызла, но только одну и выгрызла.

В новой квартире кошка освоилась быстро: по занавескам, дырявя их нещадно, взлетала на карниз, оттуда начинала путешествие по одному и тому же маршруту: сервант сверху, пианино, вдоль серванта по узкой выступающей полосе - через стеклянные дверцы непременно подвергая тщательному осмотру рюмки и бокалы - к телевизору. Телевизор был массивным, с удобной площадкой для сидения над экраном, ну а хвост, разумеется, кошка свешивала вниз на пол-экрана и кокетливо помахивала кончиком. Ни на какие наши увещевания и жалкие попытки убрать хвост с экрана серая ехидина не реагировала, а только насмешливо поглядывала полуприкрытым глазом. Но стоило снять её с телевизора (не без труда и с риском для снимающего), как она тут же запрыгивала на занавеску, и всё повторялось сначала.

В квартире, наверное, не было места, которое бы кошка не исследовала. Мы периодически "теряли" её, искали часами, волновались: вдруг она выскочила из квартиры, а мы и не заметили?! Бегали по улице, кис-кискали, возвращались расстроенные домой. И вдруг она откуда-то появлялась. Вернее, ниоткуда. Просто материализовывалась посреди комнаты, потягивалась, зевала и строила невинные глазки.

Семейную иерархию кошка просекла чётко. "Хозяина", главу семьи, уважала и почитала; садилась вечером у входной двери, ждала его с работы, а как только дверь открывалась, начинала голосить, причитать, жаловаться, рассказывать что-то долго и эмоционально, тереться о его ноги, заискивать перед ним и делать вид, что не слышит, как он гонит её прочь. Муж много лет так и не мог смириться с её присутствием в доме, а уж если ему приходилось, не дай бог, потрогать кошку, он тут же бежал мыть руки. Но всё же ей удалось то, что обычно удаётся женщине при большом желании: неприязнь преобразить чуть ли не в любовь. Как-то муж запел. Не то "Сулико", не то какую арию из оперы, и вдруг кошка стала подпевать. Села возле его ног и запела! Да с таким удовольствием, будто только этого всегда и ждала. Так они и приноровились петь дуэтом. И как следствие - кошка отвоевала себе место на диване под правым мужниным боком. А теперь уже, на старости лет, ей даже позволено лезть носом и чуть ли не лапами в его тарелку и выклянчивать кусочек едомой им пищи. Неважно, что именно он ест - ей это жизненно необходимо! Муж кладёт на пол это необходимое, кошка сигает с дивана и, как правило, сходу проглатывает его. Но если ЭТО оказывается ну совсем уже не в кошачьем вкусе, она презрительно поворачивается к хозяину задом и уходит, обидевшись.

Со мной всё проще: еда-вода есть? Тогда иди отсюда и меня не трогай! А если плошка пуста - тут и "маау", и о ноги потереться может. За ушком? Под шейкой? Ну ладно, так и быть. Секунд тридцать. Зазеваюсь - хвать! Зубами, когтями, а злится при этом, будто это я на неё напала.
Правда, каждое утро кошка приветствует меня вопросительным "мамау?", что, по-видимому, означает "утро-то доброе?" И пока я не отвечу ей - "доброе, доброе утро!", она продолжает вопрошать.

Старший сын, с тех пор как живёт не с нами, стал кошке чужим. К тому же, у него дома тоже кошка, он ею, видимо, пахнет, потому Мышь относится к нему настороженно и неохотно принимает его ласки.
Зато младший сын - этот может вить из неё верёвки. У них любовь: сын ложится на диван, подкладывает кошку под голову и спит. А она терпит, не шевельнётся. Правда, ботинок его солдатских, когда они новыми были, испугалась. Зарычала на них, зашипела, уши прижала и давай лапой когтистой колотить. А ботинки не убежали и даже не ответили, так и продолжали стоять и чем-то пахнуть. Поначалу кошка их стороной обходила, потом, конечно, привыкла. А перед приездом сына на выходные идёт в его комнату, ложится там на диван, и когда я прохожу мимо, задирает голову и спрашивает: маумаумау? Мол, не приехал ещё? Нет, говорю, не приехал, спи пока. И она засыпает.

Гостей кошка не любит. Особенно тех, которые надолго. Если просто вечерок зашли скоротать - это терпимо, может только обшипеть, когда в туалет кто идёт или в ванную комнату. А приезжим всегда нелегко, особенно ночью, когда мы, хозяева, в своей спальне спим, а им вдруг посреди ночи приспичит. Кошка сидит под дверью комнаты и выжидает. Нападает сразу, как только дверь открывается. Спасение одно: держа в руке аэрозольный освежитель воздуха, направить на неё и громко шипеть: шшш! Якобы брызгая. Боится она этого, убегает.

Как-то ночевал у нас приятель сына, спал на балконном диване. А балкон - хозяйственный, там всякий инструмент хранится. Прихожу утром будить парня, а рядом с диваном топор лежит! Спрашиваю - зачем топор-то достал?! Да я, говорит, ночью в туалет ходил, а ваша кошка на меня нападать стала, так я защищался...

Теперь Мышь уже старушка. По ней, правда, не видно, что возраст у неё такой солидный. Но сил уже тех нет - по шкафам не гасает, всё больше спит и, как ни странно, много ест. Старческое, что ли? Ходит за мной весь вечер, проходу не даёт, под ноги лезет и всё ждёт, чтобы я её хоть чем-нибудь ещё накормила. Фарш полюбила вдруг, да со специями! Тунца, крылышки куриные. Я ей сегодня всё это разложила по красивым плошкам, пусть кайфует - Днюха же! А мы за её здоровье выпьем.

© Copyright: Ника, 2013

Регистрационный номер №0165543

от 22 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0165543 выдан для произведения:
В доме праздник - День Рождения. Уже и "стол" накрыт в честь именинницы - свежий куриный фарш, консервы "тунец в воде". Празднуем восемнадцатилетие (!). Чьё? Да кошкино же! Ей, конечно, до лампочки. Сидит и усом не ведёт. А мы вспоминаем...

Мне всегда хотелось, чтобы в доме была кошка. Пушистая, ласковая, сидела бы на коленях, мурлыкала, а я бы её гладила, за ушком да шейку почёсывала, а она бы головку задирала и от удовольствия жмурилась. И чтобы тёрлась о ноги. Или язычком шершавым руку лизала. Вот так мечталось мне. Но кошки у меня никогда не было - то родители не позволяли, то муж был против. А тут, нежданно-негаданно, приятельница рассказывает: котёнка вчера детям принесла, красииивый! Помесь перса и сиамки. Там ещё пару котят осталось, не хочешь детям взять?
Хочу, конечно! Но муж-то кошек терпеть не может - "собачник" он... Ну и решила я схитрить: у сына старшего день рожденья вот-вот, подарю-ка ему котёнка. Только дома скажем, что подарок - от одноклассницы, что уж теперь!
Сын, счастливый, поехал забирать свой подарок. И привёз. Маленькое, серенькое, с тощим длинным хвостиком. Не кошка, а мышка настоящая! Так и назвали мы её - Мышь.
Есть она ещё не умела, месяца не исполнилось. Я её поначалу из пипетки молоком кормила. Только через неделю - полторы, когда мы за обеденным столом сидели, это серое хвостатое вдруг вскарабкалось по брюкам ко мне на колени и полезло в мою тарелку. Я на палец сметаны намазала - слизала! Так и пошлО: сначала молочным разным её кормили, а когда чуть подросла, начала требовать всякую пищу с нашего стола. Кто бы мог подумать, что кошка ест свежие и солёные огурцы, яблоки, дыню, банан, цветную капусту, варёную картошку и свёклу, кукурузу и зелёный горошек! Но как-то утром, придя на кухню, я ужаснулась: от кошкиной плошки с недоеденным кусочком чего-то во всю высоту стенки тянулась полоса муравьёв шириной с мою ладонь... Пришлось перейти на сухой корм.

Первый визит к ветеринару оставил на груди сына пожизненные следы:
- Подержи, - говорит ветеринар, -  мальчик, своего котёнка, я ему прививку сделаю. Мальчик и пригрел кисеньку на груди. А она от боли и испуга разоралась, вцепилась в него и стала карабкаться наверх. Доктору пришлось останавливать кровищу на разодранной груди мальчика, а шрамы и до сих пор хорошо видны.

Кошке было около трёх лет, когда мы переезжали в новую квартиру. Вещи мы паковали в картонные коробки, вся квартира была ими уставлена. В одной из таких коробок и спряталась Мышь. Ничего не подозревающий младший сынишка именно в эту коробку и решил положить свои игрушки. Раскрыл её, а кошка, посчитавшая подобное покушением на её собственность, из коробки кааак выпрыгнет! Да как вцепится всеми лапами в бедного ребёнка! Да не просто вцепилась - прямо в лицо: коготь передней лапы в кончике носа застрял, а зубами щёку грызёт и рычит. Еле-еле муж оторвал животину от сына, да как швырнёт её! Думала - убьёт. Обошлось. Правда, кошка куда-то спряталась и долго не выходила.
Испугались мы тогда здорово - что ж за лютый зверь у нас живёт?! Понесли к ветеринару - может, не в порядке наша кошка? Почему такая агрессивная? Он нам объяснил: нерожавшая она, характер испортился. Либо дайте ей родить, либо стерилизуйте. На "родить" мы были не готовы, потому решили стерилизовать. Кошка в это время по кабинету ходила, обнюхивала там всё. Попытался доктор её в руки взять - она зашипела, шерсть дыбом, страшно! Надел он перчатку из колечек металлических, какими мясники пользуются, и мужу моему такую же дал. И принялись они вместе кошку ловить. Минут двадцать ловили. А когда изловили, она умудрилась их обоих через перчатки и поцарапать, и искусать.
После операции принесли мы спящую Мышь домой, положили в коробку с высокими бортами - чтобы не выскочила, когда проснётся часа через три, так врач сказал. Да где там - не выскочила! Наша-то кошка, ха! Уже через час слышим - плюх! Ползёт. Поныла немного и до утра успокоилась на подстилке. А утром... Все уже из дома ушли, я одна осталась. Тихо, непривычно как-то, неспокойно мне. Иду к кошке. А она сидит - лапы задние раскинула, воротничок, который ей надели, чтобы швы не трогала, с себя стащила и живот вылизывает. И из живота - жуть кошмарная! - из разверстой раны что-то вываливается, потому что все швы - и наружные, и внутренние - она умудрилась выгрызть. Сидит и смотрит на меня туманными глазами. Ну не дура?!
Зашили её по новой, снаружи скобы металлические поставили. Уж она грызла их, грызла, но только одну и выгрызла.

В новой квартире кошка освоилась быстро: по занавескам, дырявя их нещадно, взлетала на карниз, оттуда начинала путешествие по одному и тому же маршруту: сервант сверху, пианино, вдоль серванта по узкой выступающей полосе - через стеклянные дверцы непременно подвергая тщательному осмотру рюмки и бокалы - к телевизору. Телевизор был массивным, с удобной площадкой для сидения над экраном, ну а хвост, разумеется, кошка свешивала вниз на пол-экрана и кокетливо помахивала кончиком. Ни на какие наши увещевания и жалкие попытки убрать хвост с экрана серая ехидина не реагировала, а только насмешливо поглядывала полуприкрытым глазом. Но стоило снять её с телевизора (не без труда и с риском для снимающего), как она тут же запрыгивала на занавеску, и всё повторялось сначала.

В квартире, наверное, не было места, которое бы кошка не исследовала. Мы периодически "теряли" её, искали часами, волновались: вдруг она выскочила из квартиры, а мы и не заметили?! Бегали по улице, кис-кискали, возвращались расстроенные домой. И вдруг она откуда-то появлялась. Вернее, ниоткуда. Просто материализовывалась посреди комнаты, потягивалась, зевала и строила невинные глазки.

Семейную иерархию кошка просекла чётко. "Хозяина", главу семьи, уважала и почитала; садилась вечером у входной двери, ждала его с работы, а как только дверь открывалась, начинала голосить, причитать, жаловаться, рассказывать что-то долго и эмоционально, тереться о его ноги, заискивать перед ним и делать вид, что не слышит, как он гонит её прочь. Муж много лет так и не мог смириться с её присутствием в доме, а уж если ему приходилось, не дай бог, потрогать кошку, он тут же бежал мыть руки. Но всё же ей удалось то, что обычно удаётся женщине при большом желании: неприязнь преобразить чуть ли не в любовь. Как-то муж запел. Не то "Сулико", не то какую арию из оперы, и вдруг кошка стала подпевать. Села возле его ног и запела! Да с таким удовольствием, будто только этого всегда и ждала. Так они и приноровились петь дуэтом. И как следствие - кошка отвоевала себе место на диване под правым мужниным боком. А теперь уже, на старости лет, ей даже позволено лезть носом и чуть ли не лапами в его тарелку и выклянчивать кусочек едомой им пищи. Неважно, что именно он ест - ей это жизненно необходимо! Муж кладёт на пол это необходимое, кошка сигает с дивана и, как правило, сходу проглатывает его. Но если ЭТО оказывается ну совсем уже не в кошачьем вкусе, она презрительно поворачивается к хозяину задом и уходит, обидевшись.

Со мной всё проще: еда-вода есть? Тогда иди отсюда и меня не трогай! А если плошка пуста - тут и "маау", и о ноги потереться может. За ушком? Под шейкой? Ну ладно, так и быть. Секунд тридцать. Зазеваюсь - хвать! Зубами, когтями, а злится при этом, будто это я на неё напала.
Правда, каждое утро кошка приветствует меня вопросительным "мамау?", что, по-видимому, означает "утро-то доброе?" И пока я не отвечу ей - "доброе, доброе утро!", она продолжает вопрошать.

Старший сын, с тех пор как живёт не с нами, стал кошке чужим. К тому же, у него дома тоже кошка, он ею, видимо, пахнет, потому Мышь относится к нему настороженно и неохотно принимает его ласки.
Зато младший сын - этот может вить из неё верёвки. У них любовь: сын ложится на диван, подкладывает кошку под голову и спит. А она терпит, не шевельнётся. Правда, ботинок его солдатских, когда они новыми были, испугалась. Зарычала на них, зашипела, уши прижала и давай лапой когтистой колотить. А ботинки не убежали и даже не ответили, так и продолжали стоять и чем-то пахнуть. Поначалу кошка их стороной обходила, потом, конечно, привыкла. А перед приездом сына на выходные идёт в его комнату, ложится там на диван, и когда я прохожу мимо, задирает голову и спрашивает: маумаумау? Мол, не приехал ещё? Нет, говорю, не приехал, спи пока. И она засыпает.

Гостей кошка не любит. Особенно тех, которые надолго. Если просто вечерок зашли скоротать - это терпимо, может только обшипеть, когда в туалет кто идёт или в ванную комнату. А приезжим всегда нелегко, особенно ночью, когда мы, хозяева, в своей спальне спим, а им вдруг посреди ночи приспичит. Кошка сидит под дверью комнаты и выжидает. Нападает сразу, как только дверь открывается. Спасение одно: держа в руке аэрозольный освежитель воздуха, направить на неё и громко шипеть: шшш! Якобы брызгая. Боится она этого, убегает.

Как-то ночевал у нас приятель сына, спал на балконном диване. А балкон - хозяйственный, там всякий инструмент хранится. Прихожу утром будить парня, а рядом с диваном топор лежит! Спрашиваю - зачем топор-то достал?! Да я, говорит, ночью в туалет ходил, а ваша кошка на меня нападать стала, так я защищался...

Теперь Мышь уже старушка. По ней, правда, не видно, что возраст у неё такой солидный. Но сил уже тех нет - по шкафам не гасает, всё больше спит и, как ни странно, много ест. Старческое, что ли? Ходит за мной весь вечер, проходу не даёт, под ноги лезет и всё ждёт, чтобы я её хоть чем-нибудь ещё накормила. Фарш полюбила вдруг, да со специями! Тунца, крылышки куриные. Я ей сегодня всё это разложила по красивым плошкам, пусть кайфует - Днюха же! А мы за её здоровье выпьем.

Рейтинг: +1 175 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!